Психология жертва: Малкина-Пых Ирина Германовна. Психология поведения жертвы читать онлайн

Содержание

почему женщины несчастны в жизни :: Автор Александр Шахов :: Дни.ру

Этот сценарий делает жизнь женщины невыносимой. Они часто разочаровываются, обижаются, боятся, остаются одинокими. Речь о сценарии жертвы. Как его избежать «Дни.ру» рассказал психолог Александр Шахов.

Жертва – это выбор

Женщина делает выбор считать себя преданной, невезучей, обманутой, лишенной. Кем обманутой? В первую очередь, конечно же, мужчинами. Один ушел по-английски, другой обещал жениться, но после первого близкого контакта исчез, третий три года жил в ее квартире, был обстиран и обласкан, взял на нее кредит, а потом ушел к соседке Кате. И раз уж три мужчины, которых встретила такая женщина за свою жизнь, оказались подлецами, значит: «Все мужики козлы! Настоящих уже не осталось! Никому нельзя верить, все думают только о себе».

Женщину-жертву преследует стремление критиковать всех на планете, часто постигает разочарование, недоверие, чувства страха и одиночества.

«Женщине, получившей эмоциональную травму, нужна помощь. Но вместо того, чтобы обратиться за ней к близким людям, она на каждом углу рассказывает о подлецах, предлагает разделить ее негодование и вызвать этим сочувствие. Такие негативные мысли захотят разделить только другие жертвы. Самодостаточный человек не ищет виноватых – он ищет способы решить проблему. А у жертвы истоком несчастий служат все округ: мужчины, правительство, мама, завистники и так далее», – прокомментировал психолог Александр Шахов.

Проблема в том, что если человек выбирает жить на помойке – то встречает он только бомжей, потому что им там самое место. Если женщина оказывается в окружении исключительно мужчин-подлецов, то возникает вопрос: почему она выбрала именно такое окружение?

Как помочь жертве

Суть сценария в том, что ей кто-то мешает: мужчина-преследователь и непреодолимые обстоятельства. Она ждет спасителя, но не делает ничего, чтобы решить проблему самостоятельно. Разберемся, как можно ей помочь.

«Жертва здесь понимается не буквально. Это роль в психологической игре. Подробнее об этом можно прочесть в книге «Игры, в которые играют люди» Эрика Берна. Игра, в которую играет жертва, называется «треугольник Карпмана». Если женщина жалуется вам на свою тяжелую жизнь – значит, она приглашает вас стать ее спасителем. Вам предстоит советовать и учить ее, решать ее проблемы, упрекать за слабоволие, переживать за нее… И именно так вы втянетесь в игру. Выйти из нее порой сложно», – рассказал Шахов.

Жертва способна разобраться со своими проблемами сама, но она не хочет этого делать. А хочет она жалости, которую принимает за любовь. Любимая фраза жертвы: «Да, но…». Например: «Да, я могу уйти от мужа, но тогда дети останутся без отца». Или: «Да, я могу попробовать найти другого партнера, но мне уже за 30, а мужчины предпочитают молоденьких». Все оправдания, которые жертва находит для сохранения своего нынешнего положения, неадекватны. «Женщина с детьми никогда не найдет себе партнера», «муж меня не отпускает», «я останусь без крыши над головой». Спаситель принимает их за чистую монету. И здесь появляется шанс для выхода из сценария.

Неприкрыто смейтесь над оправданиями жертвы. Не над ее страданиями, потому что она действительно страдает, а над тем, что следует после «да, но…». Жертва в этот момент ожидает, что ее будут учить, наставлять, жалеть, упрекать за мягкотелость, но смеха она не ожидает, она не способна к самоиронии. Неспособность посмеяться над собой – вполне вероятный признак невротизма.

«Высмеивая нелепые оправдания жертвы, вы дадите ей возможность выйти из сценария. Признать, что причины ее нежелания решать проблему неадекватны, посмеяться вместе с вами, а затем все же взять на себя ответственность. И либо искать выход и действовать, либо оскорбиться и перейти к следующей фазе игры, когда ужасным бесчувственным монстром будете уже вы. К слову, смех – отличное лекарство от многих психологических проблем», – подытожил эксперт. 

почему борьба с харассментом приводит к эскалации насилия — Нож

Необходимость осмыслить эти явления долго дремала в глубине бессознательного, защищенного культурными и религиозными нормами, веками складывающимися отношениями силы (доминирования) и слабости (подчинения). А теперь эта потребность актуализировалась и открыла период длительной тревожной неопределенности и эмоциональной нестабильности.

Психология и психотерапия непрестанно занимаются осмыслением насилия, страха и агрессии, делая всё ту же старую религиозную работу по осознанию человеческой греховности, но в новых, обнадеживающих интерьерах.

Разрушение привычных иерархий в обществе

Схема «доминирование — подчинение» традиционно была базой для построения общества: насилие государства над гражданами, одних государств над другими, предприятия над работниками, учителей над учениками, родителей над детьми, мужей над женами — всё это было естественным в вертикально структурированном обществе.

Но теперь естественная иерархия трещит по швам: вертикаль власти и принципы естественного доминирования размываются идеями системности, горизонтальных связей, равенства, партнерства, самоорганизации и т. д. Сама идея доминирования кого-то над кем-то подвергается сомнению и объявляется насилием.

Мы начинаем понимать насилие не как условие существования социальной системы или общественный договор, а как нежелательное и устаревшее психологическое явление (сделаем стандартную оговорку, что говорим только о западной культуре).

Вместо порядка, в котором младшее поколение перенимает опыт у старшего (по М. Мид, это называется постфигуративной культурой), воцаряется культура, в которой мудрость старших не ценят. В новой системе (префигуративная культура) оказывается, что старшие должны учиться у младших — причем не только использованию гаджетов, но и новой психологической культуре. А без освоения психологии родители получают формальные отношения с детьми: лишенные близости и основанные только на долге.

В более радикальном варианте такого подхода старшие поколения подвергаются атаке с целью отобрать у них власть, а их опыт отрицается как безнадежно устаревший — и даже опасный.

Интенсивно уничтожаются старые формы знаний (мудрость старших), это заметно в типичных жалобах родителей на то, что у детей мало мотивации к обучению в традиционной форме, а система образования безнадежно отстала от жизни.

При этом младшие поколения обладают иначе организованным знанием, сжатым в более крупные единицы. Только за счет такого сжатия можно вместить в себя то огромное количество информации, которое нас сейчас окружает. Кажется, что ролик на ютубе стилистически сильно отличается от академического знания и книги, взятой в библиотеке, — но только до того момента, когда вам нужно будет изложить на ТЕD смысл своей диссертации за 15 минут. Да и на самой защите вам дадут столько же времени.

Получается, что дети и родители становятся равноценными субъектами знания, между которыми теоретически возможен либо полный разрыв, либо равный обмен информацией при условии диалога и готовности к развитию и трансформации.

Как трансформируется понятие равенства

Равенство и партнерство в теории весьма простые концепты. Но если рассматривать их не как абстрактные принципы, а как реальные психологические процессы, они окажутся невероятно сложны!

Чтобы реализовать равенство, необходима развитая культура договоренностей — а также наличие зрелых субъектов, готовых ради договора о партнерстве прилагать массу невероятных усилий, планомерно обнаруживая собственные ограничения и агрессию, свое бревно в глазу.

Поскольку эти усилия так тяжелы, многие выбирают насилие как отказ от развития, трансформации и эволюции. Семейным психологам отлично известно, как много борьбы в обыденной жизни современной пары, исповедующей партнерские отношения, насколько сложно реальным людям воплотить требования партнерства и какого уровня личностного развития оно требует. Без регулирующей роли государства (семейного права, органов опеки, справедливых судов и сбалансированных законов) равное партнерство скорее исключение, чем правило: люди по-прежнему не умеют договариваться даже с самыми близкими.

На семейной терапии хорошо видно, как один из партнеров тормозит в этом усилии, выбирая насилие, оборонительную позицию или стагнацию, предпочитая развод развитию, — и очень часто такой человек выбирает позицию жертвы.

На самом деле, несмотря на то что идеи равенства и ненасилия кажутся нам безусловно ценными, всё еще непонятно: возможно ли в принципе такое устройство человеческих отношений, в которых нет постоянной борьбы за доминирование? Можно ли воспитать ребенка без насилия — или это чревато его ранней гибелью либо формированием человека без уважения к нормам и границам? Можно ли добиться от граждан осознанного поведения в опасное время — или без регулирования, штрафов и военных не обойтись?

Можно сказать, что мы находимся на стадии культурно-биологического эксперимента — и многие из нас это осознают.

Почему смена парадигмы насилия начинается с семьи?

Многие большие изменения начинаются в сердцевине человеческого: в семье — базовом биологическом договоре. Вот и в авангарде культурных сдвигов в парадигме насилия оказались женщины и дети.

Специалисты говорят, что семья сегодня претерпевает масштабный кризис и, может быть, вот-вот исчезнет в ее традиционном моногамном виде. Моногамия, как заметил Ф. Энгельс в классической работе «Семья, частная собственность и государство», «совпадает с порабощением женского пола мужским».

Вместе с исчезновением моногамии и «порабощения» главными на сцене семьи становятся представители иерархического «низа»: мать и ребенок, а значение материнства и интерес к нему резко возрастают.

Отношения матери и ребенка — центральная тема всей психологии второй половины ХХ века, и работа психологов над ней сильно повлияла на то, как мы видим сегодня практики родительства и как смотрим теперь на иерархию и насилие. Теперь уже дети активно борются с родителями — и у них получается.

Стремление к равенству и психологическому здоровью (идеалом родительства на данный момент является воспитание психологически здорового ребенка, счастливого и уверенного в себе) поставило задачу отказа от физического и психологического насилия как средства воспитания и естественного доминирования

. Детей больше не бьют, смена этой нормы произошла за одно поколение.

При этом огромное количество родителей обращаются к психологам в растерянности от того, что их дети не слушаются и не боятся, а проявляют индивидуальность: как с ними сладить и воспитать их приличными людьми, если из инструментов у тебя теперь только собственный пример, принятие и забота?

Дико выглядит, когда органы правопорядка колотят граждан своей страны, когда им приходит в голову демонстрировать свои эмоции, — всё потому, что уже выросло поколение людей, не привыкшее к тому, чтобы их били.

То есть общество по отношению к людям решает ту же задачу, что родители по отношению к детям. Однако, предполагаю, что решение если и будет найдено, то только в поле семьи и детско-родительских отношений.

Почему дети и женщины — главные борцы с насилием?

Мы наблюдаем, как меняются отношения родителей и детей. Дети, а не парные отношения стали главной ценностью семьи: сейчас нормой считаются долгое грудное вскармливание, совместный сон, посвящение родителей в «тайны» детей и их школьную жизнь (ох уж эти родительские чаты!).

Дети дружат с родителями и не стремятся поскорее покинуть отчий дом после окончания школы. А самое главное — не чувствуют страха перед родителями: иерархия семейных ролей уходит в прошлое. В современных детях гораздо меньше страха перед всеми иерархическими фигурами: не только перед матерью и отцом — но и учительницей, а позже начальником, президентом и т. д.

Матери мучительно ищут ответы на вызовы современного родительства, пытаясь уйти от вертикального доминирования, от власти страха, потому что он разобщает, а мы хотим любви, близости, понимания и хороших отношений, которых многим не удалось создать с собственными родителями. Требования хороших отношений входят в противоречие с властью и насилием — и родители всё чаще от них отказываются.

Женщины лидируют и в психологии, и в педагогике и являются основными потребителями психологической культуры. Чтобы стать «хорошими» матерями (и даже «идеальными» — нарциссическая культура верит, что это возможно), женщины активно развиваются психологически: осознание себя, стремление к глубоким личностным изменениям, проработка своих негативных психологических паттернов, овладение психологическим дискурсом в целом совершенствуют психологическое оружие и защиту. Именно матери открывают глаза мужчинам на психологические механизмы воспитания детей и в этом смысле отчетливо доминируют.

Мужчины более склонны использовать опыт своих семей в качестве образца, но он оказывается безнадежно устаревшим с точки зрения современности. Отцы как будто «ничего не знают о мире» и часто теряют с детьми контакт очень рано, не находя иных инструментов, кроме «я твой отец — слушайся меня!».

Но условия участия мужчин в воспитании детей меняются. Классическая схема «я зарабатываю, ты воспитываешь» всё чаще заканчивается разводом, не удовлетворяя потребности в эмоциональной близости и психологическом развитии пары и семьи.

Норма партнерства диктует мужчинам развивать свойства, традиционно считавшиеся женскими: учиться понимать свою и чужую эмоциональность, контролировать ее, одновременно сохраняя мужскую твердость и бесстрашие. Теперь мужчины должны иметь близкие отношения с детьми — и часто сами к этому стремятся.

Зачем культуре насилие?

В гуманистической философии есть идея убывания насилия в культурной эволюции человека и человечества (А. П. Назаретян). Исследователи измеряют численность убийств в разные исторические периоды и приходят к оптимистичным выводам: убиваем мы всё реже и реже. Однако остается непонятным ответ на вопрос: это эволюционирует человек, становясь менее склонным к насилию, — или же эволюционируют формы насилия, становясь более изощренными? Так называемый электронный фашизм — яркий пример эволюционно новой, хотя и предсказанной Оруэллом и Хаксли формой насилия через тотальный контроль и отказ от тайны личной жизни.

Читайте также

Война за данные: почему нельзя просто взять и «стереть» свой цифровой след

Ядерное сдерживание и современные военные технологии поставили логический предел традиционному физическому насилию, относительно ограничив масштабные военные конфликты, которые тысячелетия составляли основное содержание человеческой истории. Теперь вести войны на территории западных стран — это уже дурной тон: мощь ВПК обращается на страны с неустойчивой государственностью.

На первый план выходят новые методы насилия, во многом являющиеся психологическим оружием: цветные революции, гибридные войны, политика соцсетей, фейковые новости и панические атаки в масштабах планеты.

Выйдя на ступень эволюции, позволяющую эффективно уничтожить всю человеческую популяцию, мы вынуждены совершенствовать свое психологическое оружие, манипулируя реальностью и сознанием. Однако периоды хаоса и неопределенности всегда заканчиваются новым порядком. Как это происходит?

Одно из самых смелых обобщений о природе насилия сделал Рене Жирар, выдвинув идею жертвы и жертвоприношения как естественного механизма регуляции внутривидовой агрессии Homo.

Жирар считает, что нам необходимы регулярные жертвоприношения, чтобы удовлетворяться и останавливать свою склонность к эскалации насилия: Авраам принес в жертву Исаака, евреи — Христа, страшные войны ХХ века, холокост и ядерная атака США на Японию принесли в жертву миллионы жизней.

Но прививки ХХ века очевидно больше не действуют. Возможно, нам пора принести новые жертвы? Но их же сначала надо выбрать!

Что или кого мы принесем в жертву: свободу передвижения и тайну личной жизни, семейные ценности, целые политические режимы, любимых знаменитостей? Можем ли мы обойтись без жертв или в этом наша природа неизменна?

Опасно ли равенство?

Если ХХ век дал женщинам равенство в праве на труд и гражданское самоопределение, то XXI век разрушает незыблемость брачного договора, освободив женскую сексуальность и открыв женщинам дорогу в политику и бизнес. Именно женщины выступают против роли жертвы физического и психологического насилия, заставляя общество пересматривать основы психологического доминирования. Популярность движений против домашнего насилия и неравенства в разных сферах жизни только набирает обороты и в основном продвигается женщинами или небинарными персонами — в общем, теми, кто отвергает традиционные «мужские» модели власти, основанные на силе.

Но, к сожалению, в недрах феминизма и движения за права женщин пока не возникло удовлетворяющего ответа на вопрос о том, каким именно должно быть равенство и партнерство, чтобы учитывать интересы всех сторон. Поэтому борьба за права часто выглядит враждебно. А враждебность, в свою очередь, провоцирует насилие — и круг замыкается.

Мужчины приспосабливаются к новой ситуации достаточно быстро, осваивая традиционно «женские» способы соблазнения и манипулирования, становясь «внезапными и непредсказуемыми». Те же, кто настаивают на мужском доминировании, используя домашнее насилие, всё чаще остаются без семьи.

Алкоголизм и зависимое поведение стремительно выходят из моды, и желающих «спасать» зависимых мужчин становится меньше. Ну а сказочных «настоящих» мужчин больше не существует: даже Джонни Деппа дома поколачивают. Возможно, традиционно «мужское» поведение — та жертва, которую мы готовы принести ради нового консенсуса?

Согласно гипотезе Рене Жирара, мы находимся в опасной ситуации, когда женщины, мужчины и дети становятся практически равны. Звучит противоречиво: где опасность, если они равны? Однако именно равные соперники склонны конкурировать и бороться за доминирование.

Именно поэтому многие пары сейчас разрушаются: не выдерживают конкуренции друг с другом и борьбы за власть. А во времена пандемии даже крепкие браки затрещали по швам (скоро узнаем статистику 2020 года и сможем делать более обоснованные выводы).

По Жирару, устранение традиционных различий и преимуществ приводит к кризису — а значит, и ко всплеску насилия:

«Итак, общество находится в глубоком кризисе различий. Все протагонисты занимают одинаковые позиции по отношению к одному и тому же объекту… Сначала каждый считает себя способным овладеть насилием, но всеми… по очереди овладевает само насилие… ввергая их в процесс… взаимности насилия…»

Жирар Р. Насилие и священное / пер. с фр. Г. Дашевского. Изд. 2-е, испр. М.: Новое литературное обозрение, 2010. С. 95.

Всеми овладевает насилие? Но ведь кажется, мы живем более-менее безопасно. Однако в 2020 году становится очевидно, как хрупка эта безопасность и как легко возвращается власть страха, жесткие границы между государствами и людьми, вражда и вооруженные столкновения.

Пандемия отчасти решает проблему «кто виноват и кого бить»: разгул ужасного вируса вернул людям страх перед чем-то иным — неуловимым и непредсказуемым заместителем высших сил, которые ограничат бесстрашие современности. Теории заговора спасают от неопределенности, возвращая веру в контроль людей над миром: уж лучше кровавая борьба с плохими, злыми или могущественными людьми, чем бесплодная — с чем-то иным, не подконтрольным нашей воле.

В конечном итоге мы все постоянно чего-то боимся и склонны к психологическому насилию, осознаем мы это или нет. Не осознающие и не признающие своей агрессии люди — довольно опасные существа: «С Библией в руках и с камнем за пазухой». Классик немецкой психиатрии Э. Крепелин описывал этими словами больных эпилепсией, однако посмотрите вокруг: сейчас всё больше людей чувствуют на себе «белое пальто». Открыто признавать собственную агрессию в современном мире могут позволить себе лишь те, кто не боится ответственности.

Может быть интересно

«Одна я умная в белом пальто стою»: почему люди преувеличивают свои добродетели и как бороться с их непрошенными советами

От «психологии жертвы» до обвинения насильника

Мы не можем произвольно изменить способ мышления и свою психологию — это творческий и постепенный процесс. Мы противоречивы, в нашем мышлении есть черты и магического сознания (главный признак — расщепление на добро и зло), и более сложно устроенного современного мозаичного сознания. Поэтому, исследуя по-новому основы психологического доминирования, мы всё еще пользуемся старыми полярностями: «доминирование и подчинение» или «насильник и жертва».

ХХ век выдвинул идею, что существует отдельный психотип жертвы и особая «психология жертвы» — она разрабатывалась в криминологии, анализирующей поведение преступников.

Изучая уголовные дела об изнасилованиях (а это очень сложные с точки зрения квалификации дела), криминологи обнаружили, что жертва часто оказывалась на месте преступления будто бы намеренно. Например, выяснились истории вроде этой: подвергавшаяся множественным групповым изнасилованиям мигрантами молодая женщина часто ходила гулять по вечерам мимо строек в короткой юбке. ХХ век допускал идею о том, что такая женщина может бессознательно желать быть изнасилованной — то есть демонстрировать виктимное поведение.

Однако XXI век и движение #MeToo сделали крутой поворот в сторону освобождения жертвы от ответственности: сегодня считается, что нет такого поведения, которое оправдывает агрессию. Ходи хоть голой — насилия не должно быть.

Дети ведут себя отвратительно, но их нельзя ни бить, ни психологически травмировать. Теперь попытка сделать жертву ответственной за насилие стала восприниматься как виктимблейминг — обвинение жертвы, а на психологию жертвы было поставлено клеймо «устарело».

И это в общем, наверное, можно назвать хорошей динамикой: быть жертвой — не психотип, а случайность, и то, что с тобой произошло, не описывает тебя как личность.

Читайте также

Итоги года с #MeToo: от скандалов в Голливуде до изнасилования Марии Святым Духом

«Большинство женщин всё равно пытаются вернуться к мужчинам, с которыми было плохо и больно». Интервью с директором центра «Насилию.нет» Анной Ривиной

Можно ли застрять в позиции жертвы?

Но нет ли обратной динамики, когда мы начинаем намеренно искать ситуации, в которых были жертвой: харассмент, оскорбления, токсичные отношения? Да, в жизни женщины (в особенности российской женщины, которую не защищает закон) есть огромное количество ситуаций эмоционального, физического, экономического и сексуального насилия. Она по факту много раз была жертвой, может быть, даже не осознавая этого — многие из нас понимают, что случилось насилие, куда позже, чем оно случилось по факту.

Но следует помнить, что осознание какого-то явления всегда открывает дорогу эмоциям. Если вы обнаружили, что ваш партнер вас абьюзит, и не признаете, что вам этого хочется (а многим хочется подчиняться, и не только в сексе — и они имеют право этого хотеть), то вы автоматически оказываетесь в мире, где добро и зло сражаются между собой каждую минуту вашей жизни. Вы становитесь жертвой — с кулаками или без, а мир становится более опасным местом, населенным людьми, которые хотят вас использовать или подчинить в своих психологических или корыстных интересах.

Осознание повсеместности насилия делает мир еще более тревожным местом и соблазняет чаще идентифицироваться с позицией жертвы в неоднозначных и неочевидных ситуациях.

Быть жертвой в современном дискурсе — значит отказаться от ответственности за ситуацию. Эта стратегия чревата потерей энергии, низкой самооценкой и высоким уровнем тревожности (и такая идентификация и застревание в роли жертвы могут происходить как на уровне личности, так и на уровне государств).

В чем сила жертвы?

Многообразие психологического насилия, которое открыли для нас феминизм и современная психология, с одной стороны, лучше и точнее объясняет наши психологические проблемы. Но усиление дискурса насилия в психологии то и дело заставляет нас ощущать себя жертвами, если мы оказываемся слабы (или самим обнаруживать себя насильниками в ролях, предполагающих власть, — родителя, начальника, учителя).

Что делать, чтобы не застрять в ощущении себя жертвой, чтобы не увлечься мыслью, что тебе испортили и исковеркали жизнь? Как оставить свою историю жертвы в прошлом, чтобы травматичные события не стали вашим самоописанием?

Во-первых, важно осознавать, что есть люди, которые не хотят уходить из позиции жертвы, потому что эта позиция может быть очень сильной.

Во-вторых, следует понять, что жертва в современном дискурсе имеет доступ к инструментам психологического насилия — это и делает позицию сильной. В треугольнике Карпмана Жертва в любой момент может превратиться в Агрессора, а согласно Ф. Перлзу, такая позиция называется «собака снизу» — когда человек в «слабом» положении контролирует человека в «сильном» положении не с помощью силы и страха, а с помощью чувства вины. Гениальность психологического оружия в том, что средства защиты всегда являются средствами нападения.

Сильная позиция жертвы психологического насилия обнаруживается в бессрочности наказания. Физическое насилие осмыслено уголовным кодексом, в котором есть четкие сроки возмездия за совершение того или иного преступления. С психологическим насилием не так: четких сроко

Психология жертвы: почему это плохо и как избавиться

Психология жертвы настолько распространена, что можно разделить мир на собирателей несчастий и противоположных им созидателей. Создается ощущение, что число первых преобладает. И это вряд ли только кажется.

Зарисовка из жизни. В тренажерном зале тренируются две подружки. Одна давно дружит с фитнесом, другая – делает первые шаги под руководством первой. На каждое предлагаемое упражнение добровольного тренера, начинающая, хныча и причитая, жалуется, что не может, у нее не получается, где-то болит и колит.

Эта картина наблюдается на протяжении всей тренировки, и можно диву даться, как спортивная девушка может выдерживать такой поток жалоб и негатива и не обрубить причитания одним махом.

«Жертва» нашла себе жертву и пригоршнями черпает ее энергию.

Похожих ситуаций в повседневной жизни – море. И психологию жертвы желательно понимать по двум причинам: чтобы противостоять чужим манипуляциям и чтобы самим не быть такими.

Отличия от обычного человека

Она считает себя не в силах влиять на обстоятельства. Причем большинство из них враждебно. Погода, начальство, коллеги, соседи, правительство, родственники, случайные люди повинны в ее несчастиях.

Жалко себя. И чувство жалости определяет дальнейшее поведение (жалость к себе и другим – это хорошо или плохо?). Грузит своими проблемами окружающих и отравляет себе жизнь. Может активно и агрессивно воздействовать на мир, а через некоторое время, «поедать» себя.

Нужна «жилетка». Выбранный и несопротивляющийся «предмет гардероба» рискует получить нехорошие последствия, потому что в него выливается море слез и негатива.

Считая себя несчастной, перекладывает свои заботы на сердобольных ближних. Иногда садится на шею и ноги свешивает. В конце концов жертва «жертвы» попытается высвободится и тут же превратится в ее глазах в еще один источник несчастий. Хорошее забывается мгновенно, а нейтральное отношение будет трактовано так, как нужно «нытику», чтобы чувствовать себя жертвой. И вчерашний друг, помощник и сосуд для слез тут же превращается во врага.

Выгоды поведения жертвы

Они:

  • получают «право» быть слабыми, безынициативными, безвольными и ленивыми;
  • оправдывают недостатки, просчеты и лень неудачными обстоятельствами, личными особенностями и непохожестью на других;
  • живут чужим умом и чужими усилиями, переложив ответственность на вовремя подвернувшиеся плечи.

Выгодно быть:

  • одним — «вечно больными», чтобы переложить свои домашние обязанности на других;
  • другим – безответственными сотрудниками, чтобы не поручали сложных заданий;
  • третьим – слабыми, чтобы не заниматься спортом;
  • четвертым – «особенными», чтобы оправдать свои «косяки»;
  • пятым – озабоченными детьми и семейными заботами, чтобы объяснить свою неопрятность.

Откуда они «родом»

Далеко не всегда осознает свою «ядовитость» для окружающих и себя. Это поведение она впитывает в процессе воспитания и «ломания» жизнью. И чем больше у нее примеров (родители, родственники, моральные авторитеты), тем глубже прорастет в характере комплекс жертвы.

Особенно велика роль родителей. Если в детстве ребенка наказывали за то, в чем он не повинен или на что слабо может влиять, он имеет все предпосылки заполучить психологию жертвы.

Обмочился – поругали, разбил погремушку – наказали, не получил хорошую оценку – лишили мороженого. И вырастает «вечно плохой» человек, который заранее считает себя щепкой во внешнем мире.

Главное чувство жертвы – страх. И он более выражен, чем у обычных людей. Они боятся реального и мнимого наказания за действие и за бездействие. И в качестве заслона от источника страха они ищут защитника (почему у страха глаза велики?).

Почему быть жертвой плохо

  1. Как аукнется, так и откликнется.

Сознательно и подсознательно вызывают на себя агрессию. И это замечено даже на бытовом уровне, когда сбывается то, чего мы больше всего боимся. Боишься хулиганов – они тебя найдут, немеешь при виде начальника – получишь «нагоняй», опасаешься отказа от противоположного пола – считай, его имеешь.

  1. Мир становится узким.

Жертва окрашивает окружающее двумя цветами: черным и белым. Происходящее вокруг рассматривается сквозь призму возможных неприятностей, а люди – через их способность быть источником опасности или «спасения».

  1. Постоянное внутренне напряжение.

Риторический вопрос: легко ли жить в ожидании плохого?

  1. Жизнь по остаточному принципу.

Упование на то, что кто-то решит твою проблему, равнозначно подбиранию объедков с чужого стола. И вряд ли хозяину пиршества захочется долго держать при себе нахлебника.

  1. Неуспех.

Пока жертвы со щитом у подножия ищут, от кого бы защититься или кто бы подвез, другие в это время уже раскладывают пикник на вершине.

Психология жертвы: как избавиться

Комплекс жертвы предполагает три составляющих:

  • неблагоприятные обстоятельства или недоброжелатели;
  • сама жертва;
  • добрый спаситель.

Разорви эту цепочку!

Прекрати жаловаться на жизнь и обстоятельства. Они не плохие, не хорошие, а такие, какими ты их считаешь. Сделай свой стакан наполовину полным.

Надейся в первейшую очередь только на себя, а не на доброго дядю или тетю. Никто тебе ничего не должен и ты тоже.

Все в нашей жизни происходит так, как мы сами того заслуживаем. Хочешь считать себя хуже других – будешь таковым, лучше – будешь лучшим.

———-

Мы все время от времени бываем жертвами обстоятельств. Однако одни ни за что не признают себя таковыми, а другие еще и сгущают краски. Психологию жертвы изжить не так уж и сложно. Нужно лишь кропотливо по капле выдавливать из себя эту гадость.

Творцом быть лучше, чем подбирать крошки. Не так ли?

В дополнение темы:

— «9 советов, как преодолеть страх»;

— «Как страхи человека превращают в неудачника»;

— «Кто он – мнительный человек. Что такое и как избавиться от мнительности».

George Riddler

Психология жертвы

В живой природе всегда существовал естественный отбор. Одни существа являются агрессорами, другие – жертвами. В природе человека эта схема тоже существует, однако она намного сложнее, так как речь идет не об инстинктах, а защитных механизмах психики. Наверняка вам приходилось встречать людей считающих себя глубоко несчастными, требующих внимания и поддержки, а также, словно магнит притягивающих к себе проблемы. Это и есть классические жертвы. Почему люди становятся жертвами и есть ли зависимость между психическим состоянием человека и вероятностью того, что он станет жертвой преступления или насилия?

Психология поведения жертвы

Существует такое понятие как синдром жертвы. В психологии оно трактуется как проявление поведения человека, при котором он провоцирует других людей на нарушение его прав. Особенно это привлекает преступников и разного рода агрессоров. Для жертвы характерно чувство внутреннего бессилия, привычка жаловаться и выпрашивать жалость к себе. Этот стереотип поведения обычно воспитывается в семье и особенно сильно может проявиться во время обучения в школе. В классах дети с синдромом жертвы обычно изолированы от окружающих и являются изгоями.

Роль жертвы, изучается различными разделами психологии, в зависимости от обстоятельств, при которых человек начал примерять ее на себя. Сегодня многие задаются вопросом – почему одни люди постоянно попадают в негативные ситуации, а другие нет? Наверняка у вас есть хотя бы один знакомый, которого постоянно либо грабят, либо сбивает машина, либо с ним случается какое-либо несчастье. Поиском причин и объяснений такому явлению занимается наука – виктимология. Она изучает психологию жертвы преступления. Несмотря на то, что виктимность человеческой личности изучается сравнительно недавно, ученым удалось открыть несколько фактов:

  • многие жертвы убийства характеризуются как эгоцентричные личности, рискованные и неосмотрительные. Такие люди в ряде случаев знакомы со своим убийцей, а также являются конфликтными, склонными к агрессии личностями или злоупотребляют спиртным;
  • психология жертвы насилия заключается в ее инфантилизме, личностной незрелости, отсутствии опыта половых отношений и неразборчивости в знакомствах. Такие люди могут быть как нерешительными, так и наоборот излишне эксцентричны;
  • жертвами мошенников в основном становятся излишне доверчивые люди. Они зачастую суеверны, испытывают материальные трудности или чересчур жадные;
  • жертвы бытового насилия или различных истязаний в большинстве случаев находятся в зависимости от своего агрессора. Это может быть жена, мать, муж, сожитель или ребенок. Чаще всего это люди слабовольные, не имеющие собственного мнения и определенной жизненной позиции. Могут вести аморальный образ жизни и даже иметь социальный статус выше, чем у агрессора.

Несмотря на то, что каждый человек является индивидом и события, которые с ним происходили, отличаются от историй других жертв, ученым удалось найти общие черты в их поведении и эмоциональном состоянии.

Особенности психологии жертвы

Почему люди становятся жертвами? Что предопределяет такое поведение? Причин для этого несколько:

  1. Низкая самооценка. Большинство жертв мошенников и преступников являются неуверенными в себе людьми. Заметить таковых в толпе не составляет труда.
  2. Боязнь выделиться – эта особенность уходит корнями еще во времена Советского Союза, когда родителей многих жертв учили не выделяться, «быть как все», а те в свою очередь навязали эту мысль своим детям. В итоге человек, не имеющий своей индивидуальности, в большинстве случаев рискует стать жертвой. Преступники хорошо чувствуют такой страх и даже по внешности такого человека легко смогут определить, стоит ли на него нападать.
  3. Зависимость от мнения окружающих. К сожалению, большинство людей очень волнует, что скажут о них те, кто находится рядом. Таким личностям можно навязать любое поведение, лишь бы оно было аргументировано как социально-необходимое. Часто именно такие жертвы попадаются в руки к наркоманам и регулярно употребляющим алкоголь.
  4. Страх неудачи. Эта проблема чаще всего наблюдается в семьях, где муж является тираном. Женщинам проще играть роль жертвы, чем уйти от побоев и унижений. Причина – страх остаться одной и никому не нужной.

Главное чувство потенциальной жертвы – страх. Каждый живой организм в этом состоянии ведет себя по-своему. Одни стараются затаиться и накинуть свой природный камуфляж, другие начинают источать запахи. Человек же начинает примерять на себя различные роли. Существует три классические позиции – жертва, ее преследователь и спаситель. Именно поэтому в психологии рассматривается такой прием лечения жертвы как сказкотерапия для взрослых. Обычные рассказы нашего детства приобретают иные черты, когда психолог по полочкам раскладывает их скрытый смысл. Например, сказка о жертве-золушке, где есть злая мачеха-агрессор, и спасительница в лице феи-крестной прекрасно подойдет тем, кто терпит бытовые унижения. Конечно, в жизни все не настолько просто. Однако главная задача психотерапевта объяснить пациенту, что роль жертвы – это роль аутсайдера. Быть жертвой не выгодно, и чтобы избавиться от этого ощущения, нужно в первую очередь научиться нести ответственность за свою жизнь и свои поступки. Слабых жалеют, но при этом именно слабых заклюют более сильные соперники и противники. Если вы или ваши знакомые «жертвы» не в силах изменить свои убеждения, нужно поспешить к психологу, который быстро поможет избавиться от комплексов, заложенных с детства. Иначе в первый же выход на улицу вы рискуете встретить агрессора и попасть в его хитрые сети.

 

избавление, у женщин, у мужчин

Хотя бы раз в жизни каждый из нас на жизненном пути встречал человека, который жалуется на свою судьбу. Во всех его словах четко слышится, что его постоянно преследуют неудачи на работе, во всех делах и даже в личной жизни. Такая наука, как психология, подобное отношение человека к жизни называет специальным термином – комплекс жертвы. Особенность этого комплекса жертвы заключается в том, что человек в своих неудачах обвиняет только окружающих его людей, но не себя. Поэтому, чтобы в отношениях между женщиной и мужчиной не присутствовал этот синдром, необходимо знать, каковы причины его появления, и как от него избавиться.

Комплекс жертвы проявляется постоянными жалобами на окружающих

Описание проблемы

Практически каждый хотя бы раз слышал о словосочетании «комплекс жертвы». Синдром жертвы в психологии представляет собой особое поведение человека, которое провоцирует других людей вредить ему. Особое внимание на так называемую жертву обращают преступники. Этот синдром проявляется тем, что человек с расстройством чувствует себя незащищённым, жалуется на свою жизнь и вызывает жалость у всех людей. Как правило, такая модель поведения воспитывается с самых малых лет и очень ярко проявляется в период обучения в школе. Жертвы в классе не находят общего языка со сверстниками и являются изгоями.

Психология изучает это заболевание в самых различных формах. Все зависит от обстоятельств, при которых человек начал транслировать свою беззащитность. Как показывает практика, люди, страдающие от комплекса жертвы, чаще попадают в неприятные ситуации. У каждого есть знакомый, как мы часто называем его, неудачник. Поиском причин этого явления занимается наука, которая получила название виктимология. Несмотря на то что виктимность (предрасположенность к жертве преступлений) человека изучается не так уж и давно, у специалистов получилось открыть несколько интересных фактов об этих людях и ситуациях, в которые они попадают.

Практически всем жертвам свойственна неосмотрительность и рискованность. Обычно такие люди очень агрессивны и почти всегда знакомы с нападающим. Подобное случается только потому, что такие люди чрезмерно конфликтны.

Синдром жертвы – это расстройство, которое сопровождается личностной незрелостью человека. Обычно они неразборчивы в людях: ошибаются с выбором знакомых, сексуальных партнеров. Порой такие люди бывают слишком нерешительными, но могут проявлять чрезмерную эксцентричность.

Признаки

Жертвами преступников становятся очень доверчивые люди. Они находятся в невероятной зависимости от агрессора, не имеют собственного мнения и просто плывут по течению, выполняя все прихоти окружающих. Можно выделить признаки, свойственные людям, страдающим от комплекса жертвы:

  • заниженная самооценка;
  • боязнь выделяться среди массы;
  • чрезмерная зависимость от мнения окружающих;
  • боязнь неудачи;
  • страх общения с незнакомыми людьми.

Это главные симптомы, которые характеризуют рассматриваемое заболевание.

Заниженная самооценка — признак синдрома

Эффективные методики

Синдром жертвы нельзя считать нормой. Это патология, которая требует незамедлительного вмешательства со стороны. Для того чтобы избавить женщину или мужчину от негативного влияния собственного психоэмоционального состояния, человеку необходимо оказать надлежащую квалифицированную помощь. Для начала все родные и близкие должны понять, что самостоятельно избавиться от этого комплекса практически нереально, т. к. подобное поведения является для жертвы комфортным. Для того чтобы этот синдром исчез из жизни пациента, работать долж

23 признака, что вы страдаете от менталитета жертвы ⋆ LonerWolf

Когда у нас есть менталитет жертвы, мы фильтруем наше все существование через узкую параноидальную ментальную линзу, которая используется для восприятия других людей и реальности.

В то время как важно претендовать на роль жертвы, если мы действительно подверглись преследованию или насилию, мы не сможем жить дальше, пока не выйдем из роли жертвы и не перейдем к роли оставшегося в живых.

Что такое менталитет жертвы?

Менталитет жертвы — это психологический термин, обозначающий тип дисфункционального мышления, который стремится чувствовать себя преследуемым, чтобы привлечь внимание или избежать ответственности за себя. Люди, которые борются с менталитетом жертвы, убеждены, что жизнь не только вне их контроля, но и намеренно стремится причинить им вред. Эта вера приводит к постоянным обвинениям, обвинениям и жалости, которые подпитываются пессимизмом, страхом и гневом.


Проще говоря, менталитет жертвы означает, что вы обвиняете других людей и обстоятельства в своих несчастьях.

Как развивается самовиктимизация

Никто не рождается с менталитетом жертвы, так же как никто не рождается клинически подавленным или тревожным.Напротив, менталитет жертвы — это приобретенная черта личности, а это означает, что она является результатом обусловливания и механизмов выживания в раннем возрасте.

Большинство жертв так или иначе в детстве подвергались виктимизации, будь то физическое насилие, сексуальное насилие, эмоциональное насилие или психологическое насилие. Самовиктимизация также может развиваться через созависимые отношения, которые у нас были с нашими родителями, или просто наблюдая и принимая нездоровый менталитет жертвы, проявляемый одним или несколькими членами нашей семьи.

Однако, хотя то, что происходит с нами в детстве, полностью вне нашего контроля, мы, как взрослые, обязаны вступить в нашу силу и вернуть ответственность за свое счастье.

9 преимуществ быть жертвой

Игра в жертву на самом деле имеет ряд интересных преимуществ. Эти награды очень затрудняют избавление от такого мышления, поэтому кажется, что большинство жертв так эмоционально вкладываются в сохранение такого токсичного поведения.

Некоторые из перков включают следующее:

  • Отсутствие ответственности за что-либо
  • Другие люди, одаривающие вас вниманием
  • Другим жаль вас
  • Другие люди менее склонны критиковать или расстраивать вас
  • У вас есть «право» подать жалобу
  • У вас больше шансов получить то, что вы хотите
  • Вы чувствуете себя интересным, потому что можете рассказывать людям все свои истории
  • Вам не нужно скучать, потому что там слишком много драмы.
  • Вы можете избегать и обходить гнев, потому что вы слишком заняты грустью

Вы видите, как здесь начинают проявляться некоторые основные закономерности?


Игра в роли жертвы на самом деле дает вам много силы: способность избегать ответственности, способность чувствовать «праведную» печаль и преследование, способность избегать неприятных эмоций и способность манипулировать другими людьми.

Темная сторона игры за жертву

Большинство людей, играющих жертву, делают это бессознательно или непреднамеренно. Но даже в этом случае роль жертвы включает в себя огромное количество манипуляций и дерганий за веревочки. Люди, состоящие в отношениях или дружбе с жертвами, часто сообщают, что чувствуют себя марионетками, которые превращаются в то, кем жертва считает себя или хочет, чтобы они были.

Если другие люди будут вас жалеть, это простой способ обернуть их вокруг вашего мизинца. Это бессознательное стремление контролировать других через их симпатии — на самом деле только способ для разума укрепить свою веру в эго-идентичность «Я — жертва».

Разыгрывание идентичности жертвы дает много комфорта и искусственной «безопасности». Это не только вознаграждает вас тем, что вам не нужно брать на себя ответственность за любое ваше поведение (потому что «другие люди» всегда несут ответственность), но также предотвращает чувство дискомфорта, например, вину и гнев, и в то же время заставляет вас «О которых заботятся» другие.

Игра жертвой также часто используется жестокими людьми и / или социопатами, которые используют эту роль, чтобы держать своих близких на привязи. Например, нарциссический человек может постоянно подавлять своего партнера, а затем зацикливаться на одном моменте, когда его партнер щелкнул и назвал его «монстром», создавая впечатление, будто он на самом деле является «жертвой насилия». Или человек, совершающий физическое насилие, может использовать предлог, что ему «всегда приходится мириться с другим человеком», как повод для избиения своего партнера.

Как мы видим, отношение «я бедняга» может использоваться с обеих сторон человеческого спектра: как с кажущимися «нормальными» людьми, так и с более экстремальными и дисфункциональными психопатическими людьми. Например, в созависимых отношениях самовиктимизация может использоваться инициатором и обидчиком, а иногда и тем и другим одновременно в своего рода борьбе за власть.

Не существует одного «типа» человека, который подходил бы для роли жертвы, поэтому неправильно говорить, что только нарциссы или социопаты принимают эту роль.Я лично видел, как все люди играют эту роль: от милых старых бабушек до подростков, матерей, отцов, профессионалов и даже «духовно пробужденных» людей.

23 Признаки менталитета жертвы

Вы или кто-то, кого вы любите, играете жертву? Вот некоторые общие признаки, на которые следует обратить внимание:

  • Вы постоянно обвиняете других людей или ситуации в том, что чувствуете себя несчастным
  • У вас есть философия «жизнь против меня»
  • Вы циничны или пессимистичны
  • Вы видите свои проблемы как катастрофы и раздуваете их
  • Вы думаете, что другие намеренно пытаются причинить вам вред
  • Вы считаете, что подверглись жестокому обращению только в отношении вас
  • Вы продолжаете переживать прошлые болезненные воспоминания, из-за которых вы чувствовали себя жертвой
  • Даже когда дела идут хорошо, есть на что пожаловаться
  • Вы отказываетесь рассматривать другие точки зрения, говоря о своих проблемах
  • Вы чувствуете себя бессильным и неспособным эффективно справиться с проблемой или жизнью в целом
  • Вы чувствуете себя атакованным, когда вас критикуют конструктивно.
  • Вы считаете, что не несете ответственности за то, что происходит в вашей жизни (другие несут ответственность)
  • Вы верите, что всем «лучше», чем вам
  • Кажется, вам нравится жалеть себя
  • Вы привлекаете таких же людей, как вы (которые жалуются, обвиняют и чувствуют себя жертвой жизни)
  • Вы верите, что мир — это страшное, по большей части плохое место
  • Вам нравится делиться своими трагическими историями с другими людьми
  • У вас есть привычка обвинять, нападать и обвинять тех, кого вы любите, за то, что вы чувствуете
  • Вы чувствуете себя бессильным изменить свои обстоятельства
  • Вы ожидаете сочувствия со стороны других, а когда не понимаете его, вы расстраиваетесь
  • Вы отказываетесь анализировать себя или улучшать свою жизнь
  • Когда дело доходит до того, чтобы делиться травматическим опытом, вы склонны быть «равными».
  • Вы постоянно себя унижаете

Как мы видим, постоянное ощущение себя жертвой глубоко разрушительно как внутри, так и снаружи.

Как перестать быть жертвой

Если вы читаете эту статью, потому что подозреваете, что цепляетесь за менталитет жертвы, вот несколько советов, которые помогут вам выйти из этой токсичной роли:

1. Начните заменять «вы» на «I»

Например, вместо того, чтобы сказать «ты меня так злишь», вы можете заменить это утверждение на «Я так злюсь, когда слышу, как ты это говоришь». Этот простой прием поможет вам научиться брать на себя большую ответственность за свое счастье.

2. Считайте себя выжившим

Жертва спорит с жизнью, выживший обнимает ее. Жертва живет в прошлом, оставшийся в живых живет в настоящем. Жертва считает себя беспомощной, а оставшийся в живых возвращает себе контроль над своей жизнью. Хотя менталитет жертвы вызывает привыкание, менталитет выжившего дает гораздо больше возможностей в долгосрочной перспективе. Как только вы начнете воспринимать себя как выжившего, вы начнете лучше относиться к жизни и будете привлекать других людей по правильным причинам.Слушать выжившего намного освежает и вдохновляет, чем слушать, как жертва погружается в жалость к себе.

3. Будьте добры и сострадательны к себе

Другими словами, будьте осторожны, чтобы не стать жертвой стать жертвой! Эту роль вы не выбираете: вы развили ее в результате детства. Будьте нежны с собой и проявляйте любовь к себе. Изучите свои основные раны и основные убеждения, которые усугубляют вашу личность жертвы, и замените ненависть к себе самосостраданием.Если вы изо всех сил пытаетесь преодолеть роль жертвы, попрактикуйтесь в уходе за собой, посетив терапевта. Поэкспериментируйте с такими практиками, как ведение дневника, утверждения, НЛП, КПТ и другие формы любви к себе.

4. Изучите свои ошибочные убеждения

Ошибочные убеждения порождают тревогу, депрессию, гнев и обвинения. Многие из этих убеждений укоренились в теневой стороне нашей психики и могут быть исследованы только с помощью глубокой теневой работы. Вы, вероятно, будете ошеломлены тем, сколько типов ошибочных убеждений вы бессознательно приняли!

5.Спросите: «Какая мысль вызывает это страдание?»

Все страдания происходят из убеждений, которые не подвергаются сомнению и не исследуются в нашем сознании. Когда мы привязываемся к этим мыслям, мы страдаем. Помните, что вам не нужно верить мыслям в своей голове: мысли — это просто колебания энергии, которым мы придаем значение. Практика медитации может помочь вам заметить преходящие мысли.

6. Практикуйте благодарность

Благодарность — это простой, но действенный способ напомнить себе, что жизнь не так несчастна, как вы думаете.Каждый день старайтесь находить десять вещей, за которые вы благодарны. Вы можете вести дневник благодарности, в который записывать эти десять вещей или просто называть их мысленно. Попытайтесь почувствовать искреннюю благодарность за то, что у вас есть все это.

7. Подтверждение личной ответственности

Начните замечать все способы, которыми вы избегаете ответственности. Будьте безжалостно честными и исследуйте, как получение сочувствия со стороны других людей заставляет вас чувствовать себя особенным и продолжает цикл показывать пальцем на других. Вы можете использовать такие утверждения, как «Я несу ответственность за свою жизнь» или «Я уполномочен создавать изменения», чтобы помочь вам перепрограммировать эту бессознательную потребность играть роль жертвы.Вы также можете сделать что-то, что укрепит вашу уверенность и на самом деле покажет вам, что вы способны… или поразмышляйте над чем-то в прошлом, что вы успешно преодолели.

8. Сделайте доброе дело для другого

Когда мы играем жертву, мы, как правило, сосредоточены исключительно на себе. Выберитесь из головы, сделав что-нибудь хорошее для другого человека, которого вы любите. Осознание того, что вы можете чувствовать себя хорошо, не манипулируя другим человеком, — важный способ избавиться от зависимости от самопожертвования.

Как поступить с комплексом жертвы в Другие Люди

Мы все встречали людей, которые постоянно хандрили и жалуются на свою жизнь.

Эти люди, кажется, верят в то, что мир против них, и им почти нравится чувствовать себя несчастными. В области психологии таких людей называют людьми, страдающими комплексом жертвы; тип невроза, который вращается вокруг получения жалости от других людей.

Что такое комплекс жертвы?

Комплекс жертвы — это образ мышления, который развивается в течение жизни и запускается, главным образом, в результате детских условий.Люди, страдающие комплексом жертвы, постоянно считают себя жертвами других людей или обстоятельств. Это искаженное самовосприятие приводит к желанию получить привязанность и внимание других людей, одновременно избегая ответственности и обвинений.

В чем разница между менталитетом жертвы и комплексом жертвы ?

Они оба звучат так похоже … так в чем же на самом деле разница?

Хотя и то, и другое может (и действительно) пересекаться, менталитет жертвы — более распространенная проблема.Большинство людей в тот или иной момент в течение жизни борются с менталитетом жертвы. Комплекс жертвы , , с другой стороны, представляет собой коварный и глубоко укоренившийся поведенческий паттерн, который определяет весь взгляд на жизнь человека . В отличие от менталитета жертвы (которая обычно бывает недолговечной), комплекс жертвы может определять жизнь человека на долгие годы, даже на всю жизнь.

Другими словами, комплекс жертвы намного более серьезен и патологичен, чем менталитет жертвы.

14 Признаков жертвы Комплекс

У людей, страдающих комплексом жертвы, наблюдается большой процент следующих симптомов:

  • Они постоянно себя унижают
  • Они будут обвинять других людей или ситуации в том, что они чувствуют себя несчастными
  • Они откажутся анализировать себя, чтобы лучше относиться к жизни
  • У них философия «жизнь против меня»
  • Они чувствуют себя бессильными или беспомощными, чтобы изменить свои обстоятельства
  • Они думают, что другие намеренно пытаются причинить им вред
  • Им нравится делиться своими трагическими историями с другими
  • Даже когда дела идут хорошо, все равно находят, на что пожаловаться
  • Они верят, что мир — по большей части плохое и опасное место
  • Они расстраиваются и реагируют на конструктивную критику
  • Они считают, что всем «лучше», чем им
  • Они склонны обвинять, нападать и обвинять тех, кого любят, за то, что они чувствуют
  • Они видят в своих проблемах катастрофу и раздувают их.
  • Они не берут на себя ответственность за свое счастье

Я понимаю, насколько неприятно жить с самопровозглашенной жертвой, работать с ней или просто находиться рядом с ней.Я имел дело со своей справедливой долей тех, кто борется с комплексами жертвы, но важно помнить, что эти люди на самом деле страдают в результате своего мышления. Эти люди на самом деле верят, что они беспомощны и полностью зависят от других людей и жизни. Эта выученная беспомощность не развивается как способ манипулирования вами (хотя ее можно использовать таким образом), она возникла в результате жестокого обращения с вами в раннем возрасте. Поэтому важно, чтобы мы проявляли сострадание к людям в нашей жизни, страдающим от комплексов жертвы, не допуская, конечно, их искаженного самовосприятия.

Как поступать с самопровозглашенными жертвами

Итак, вопрос теперь в том, как вы можете справиться с жертвами, не причинив им вреда?

Справиться с теми, кто борется с комплексом жертвы, может быть непросто, особенно потому, что прямая конфронтация только усиливает их чувство преследования. Вот несколько советов, которые могут вам помочь:

1. Не поддавайтесь их чувствам

Помните, что жертвы бессознательно ищут внимания и признания. Однако, когда вы даете им то, чего они хотят, вы эмоционально запутаетесь в них, что плохо как для вас, так и для них.Старайтесь быть пассивным слушателем, не вовлекая себя активно в их жалость. Помните, что они будут обращаться к вам за сочувствием, как к способу укрепить свой менталитет жертвы, но не оказывайте им сочувствие. Просто оставайтесь нейтральными, если вы не решите практиковать пункт 3 (ниже).

2. Сделайте это своей проблемой

Люди, страдающие комплексным заболеванием, всегда найдут способ возложить вину и ответственность на другого человека, чтобы не брать на себя ответственность. Они также будут пытаться убедить вас согласиться с ними, чтобы укрепить их чувство «правоты».Вместо того, чтобы соглашаться, выразите, насколько вы уверены в их способности справиться с ситуацией в зрелом возрасте.

3. От всей души согласен

В этой практике используется немного обратной психологии: полностью согласитесь с их сопротивлением, чтобы полностью раздуть проблему. Поэтому, если жертва говорит, насколько ужасна ее жизнь в данный момент, согласитесь с ней: жизнь для нее действительно ужасна и ужасна. Эта тактика может заставить жертву изменить свою мелодию, сказав: «Ну, я думаю, жизнь не , а плохо…»


Электронная книга The Spiritual Awakening Process:

Откройте для себя глубокие идеи и практики, которые помогут вам достичь глубоких уровней любви и свободы.Исследуйте возвращение души, работу с тенью и многое другое. Начните свое путешествие по духовному пробуждению прямо сейчас!

4. Не давайте советов

Истина в том, что жертвы не хотят решать свои проблемы, потому что это подорвет их чувство жертвы! Поэтому давать им советы — это то же самое, что говорить со стеной: вы зря затаиваете дыхание. Когда жертвы обращаются за «советом и советом», то на самом деле они хотят свидетельства того, что вам не все равно. Это печально о жертвах: они путают жалость с любовью.

Попробуйте применить эти советы на практике, и вы обнаружите, что жертва либо начинает брать на себя ответственность за свою жизнь, либо ищет сочувствия в другом месте. В любом случае вам больше не нужно быть «жертвой» жертвы.

Наконец, не забывайте, что комплекс жертвы — это форма психического заболевания. Сохраняйте открытое и сострадательное сердце, но не помогайте.

***

Менталитет жертвы и комплекс жертвы — это поистине коварные и разрушительные формы поведения: они портят дружбу, разрушают отношения и разрушают вашу самооценку.Но, применяя советы из этой статьи, надеюсь, вы почувствуете вдохновение и силу, а не будете жертвой того, что с вами происходит.

Вы боретесь с менталитетом жертвы? Или, возможно, у вас есть любимый человек или коллега, который страдает комплексом жертвы. Не стесняйтесь поделиться и высказаться ниже!

Общество жертв

Во время моего одиночного мирового плавания я посетил Шри-Ланку, очень красивую, но беспокойную страну недалеко от Индии. Несмотря на кажущуюся вечную гражданскую войну и повсеместную бедность, я обнаружил, что большинство жителей Шри-Ланки стойкие и смиряются со своей жизнью.Но я помню одного человека, который окольными путями стал стимулом для этой статьи. Однажды, посещая рынок в Галле, я увидел человека, закутанного в явно окровавленные бинты, который шатался и хныкнул про себя. При приближении европейского туриста этот человек устраивал столкновение, а затем с криком падал на землю. Затем, в зависимости от наивности туриста, часть денег может переходить из рук в руки — компенсация на месте жертве неуклюжести туриста. На следующий день я увидел, как разыгрывается та же драма, и жертва старалась избегать столкновений с одними и теми же людьми в последующие дни.Это было не так уж сложно — после одной встречи с фальшивой жертвой люди переходили улицу, чтобы избежать его. После того, как я отплыл из Шри-Ланки, я временами думал о жертве. Я понял, что он представлял жалкий, но правдоподобный способ заработать на жизнь, питаясь щедростью (и невежеством) нормальных людей. И, как и многие из моих опытов в Третьем мире, я обнаружил, что его хищническое поведение является прозрачным архетипом для более утонченных версий того же поведения в Первом мире.Ничто в этой статье не должно предполагать, что все жертвы — фальшивки — есть настоящие жертвы, и цивилизованные общества должны учитывать их потребности. Но в этой статье анализируется развивающаяся тенденция к фальшивой виктимизации, при которой людей учат и поощряют использовать слабые места в наших социальных услугах и пробелы в обосновании и логике, факторы, которые создали новый трагический социальный класс: профессиональные жертвы. Маятник моды психологии Современная психология играет центральную роль в воспитании профессиональных жертв.Поскольку психология — это не наука (по причинам, изложенным здесь), она вместо этого превратилась в своего рода маятник мнений, колеблющийся в ногу с популярными модами и верованиями. За относительно короткую историю психологии большинство убеждений и практик, которые преобладали над мышлением клиницистов, были по какой-то причине отвергнуты, заменены новыми, столь же сомнительными представлениями. Например, в 1960-х годах психоаналитик Бруно Беттельхейм заявил, что аутичные дети были произведены «мамами-холодильниками», матерями, которые, согласно Беттельхейму, не были способны эмоционально привязаться к своим детям, что в конечном итоге привело к полной неспособности к эмоциональной привязанности в дети.Едва ли нужно добавлять, что у позиции Беттельхейма не было никаких подтверждающих доказательств, факт, который вообще не препятствовал ее принятию, скорее правило, чем исключение в психологии. Помимо отсутствия доказательств, идея «мам-холодильников» имела ряд серьезных практических недостатков. Эта идея, казалось бы, демонизирующая материнство, оттолкнула многих совершенно хороших клиентов от услуг, предлагаемых психологами. В конечном итоге психология — это бизнес, а бизнес не процветает, отталкивая клиентов (подробнее об этом ниже).Кроме того, никакие разговоры, модификации поведения или лекарства, применяемые ни к матерям, ни к детям, не улучшали состояние больных аутизмом. Очевидно, что если аутизм был результатом определенного родительского поведения, изменение родительского поведения должно было бы изменить состояние, но это не то, что наблюдалось. По этим и другим причинам в последнее время маятник моды психологии отклонился от сурового обвинения Беттельхейма в отношении материнства и яблочного пирога. Но из всех факторов, влияющих на изменение мировоззрения психологии, нет более важного, чем некоторые широко распространенные изменения в обществе за пределами клиники.Исходя из исходной позиции, что люди должны брать на себя индивидуальную ответственность за свои действия, идея, которая постепенно исчезает в наше время, мы находимся на пороге объявления всех жертв чего-то — родителей, общества, генов, стихийных бедствий — и любые возвраты, предполагающие возложить на людей ответственность за свои судьбы и поступки, обвиняются в «обвинении жертвы» — это вдохновенная фраза, идеально созвучная современности. Продолжая метафору маятника и ее нынешний отход от привлечения людей к ответственности за их личные обстоятельства, представление о том, что каждый является жертвой, похоже, достигло своего предела в 1990-х годах, когда был принят ряд сомнительных практик, даже временно в России. суды.Одним из примеров была «терапия восстановленной памяти», идея о том, что у людей могут быть полностью подавленные воспоминания об ужасных преступлениях, совершенных против них, как правило, в детстве. На первом этапе этой практики терапевт будет поощрять вспоминание этих воспоминаний, клиент будет вспоминать ужасные преступления, а обвиняемые отправятся в тюрьму. На втором этапе клиент понимает, что ее (эти люди почти всегда женщины) взяли, заключенные будут освобождены, а к терапевту предъявит иск ложно обвиняемый, а иногда и клиент.Преимущества такой схемы должны быть очевидны — клиент сможет дважды претендовать на статус жертвы: сначала злодеи из детства, затем терапевт. Вот пример истории болезни. Женщина по имени Холли Рамона прошла курс лечения для восстановления памяти и быстро «вспомнила», что ее отец изнасиловал ее много лет назад. Отец быстро потерял работу и был разведен со своей женой, которая решила, что обвинения обоснованы на основании материнской интуиции (никто, похоже, не задавался вопросом, где была ее интуиция во время предполагаемого преступления).Затем отец категорически отверг обвинение и успешно подал в суд на терапевта, брачного консультанта и больницу за их роль в этом деле, выиграв 500000 долларов. В этот момент думающий читатель может рассматривать эту историю как случай «Он сказал, она сказала» — в конце концов, ни у одной из сторон нет никаких конкретных доказательств. Но, как выясняется, в то время, когда она выдвигала обвинение, дочь была показана девственницей, что психологи (и закон) сумели не заметить.В другом подобном случае во время терапии в формальных клинических условиях психологи использовали «восстановленные» воспоминания, чтобы убедить Патрицию Бургус в том, что она была частью сатанинского культа и занималась каннибализмом. Это мошенничество было настолько убедительным, что, когда однажды муж Бургуса прибыл с гамбургером, терапевты взяли гамбургер под стражу и проанализировали его на предмет наличия человеческого мяса. В конце концов г-жа Бургус поняла, что ее достали, и на втором этапе этой истории ей присудили 10 долларов.6 миллионов в качестве компенсации за гражданский ущерб. Эти две истории типичны для большого класса схожих случаев, случаев, которые, кажется, объединяет отчаянное желание стать жертвой чего-либо, чего угодно, даже если это воображаемое, и преследовать воображаемых злодеев для хорошей меры. Как выяснилось, из-за увлечения «восстановленной памятью» сотни обвинителей отказались от своих претензий на «восстановленную память», и многие перешли от судебного преследования своих родителей к судебному преследованию своих терапевтов (как обычно, никто не подает в суд на адвокатов. ).Еще одним следствием этой причуды является то, что, основываясь на ужасных прецедентах, многие суды больше не будут рассматривать дела, в которых «восстановленные воспоминания» являются основным доказательством. Здесь я прошу своих читателей подумать о колебаниях маятника моды психологии, о которых говорилось выше. Мы слышали знаменитое заявление Бруно Беттельхейма о том, что аутизм возник в результате «мам-холодильников», то есть неполноценных матерей, неспособных эмоционально привязаться к своим детям. Проблемы с этой верой должны были быть очевидны в то время, и представления Беттельхейма можно было легко проверить на практике, но это не так.В результате многие преданные своему делу и компетентные матери были несправедливо демонизированы. Мы слышали, что тогда «терапия восстановленной памяти» вошла в моду, и многие люди были ложно обвинены, некоторые даже заключены в тюрьму за несуществующие преступления на основании фиктивных психологических показаний «экспертов» в судах общей юрисдикции. И снова простые тесты могли бы выявить, что многие из этих утверждений были простой фантазией, например, открыв, что женщина, обвинявшая своего отца в изнасиловании, была девственницей во время обвинения.Но, как и в случае с верой в «мамочки-холодильники» 1960-х годов, даже самые простые тесты реальности не проводились. В результате многие семьи были разлучены, карьеры разрушены. Как такое могло случиться? Разве психология — это наука? Разве основные психологические исследования не определяют то, что происходит в психологических клиниках? Так получилось, что современную психологию можно сравнить с практикой медицины конца 19 века — горстка серьезных, ответственных практиков, множество шарлатанов, очень плохой контроль, небольшая подотчетность, почти полное отсутствие науки.Лишь медленное накопление болезненного опыта привело к тому, что медицина с криками и ногами оказалась в мире научного подтверждения, ответственности. В психологии этот процесс даже не начался. Многие психологи откликнулись на мою серию статей о современном состоянии их области. Некоторые утверждают, что в области психологии проводятся серьезные исследования, и на первый взгляд это кажется правдой. При ближайшем рассмотрении качество науки кажется очень низким, и, что наиболее важно, проводимые исследования мало влияют на клиническую практику.Когда современный врач применяет лечение в клинических условиях, он может просто изучить опубликованную литературу на предмет проверенных средств, которые обычно подтверждаются исчерпывающими научными исследованиями. Если в клинических условиях одно из этих проверенных лекарств оказывает непредвиденные побочные эффекты, звучит сигнал тревоги, и вся практика пересматривается сверху вниз. Кроме того, перед применением того или иного лечебного средства клиент должен (или должен быть) осведомлен о цели и качестве средства — степени его эффективности и любых побочных эффектах.Затем клиент дает так называемое «информированное согласие» на лечение. В традиционной медицине исследователи проводят эксперименты в соответствии со строгими протоколами, эти исследования повторяются в других лабораториях, и только после сложного процесса проверки клиникам разрешается применять лечение. Клиники сообщают исследователям о любых неожиданных результатах, а исследователи информируют врачей о новых результатах. И врачи никогда не предполагают применять методы лечения, эффективность которых не доказана, по крайней мере, если они рассчитывают практиковать медицину более нескольких недель.Вышеупомянутое суммирует текущую медицинскую практику, но, вопреки распространенному мнению, эта модель не имеет отношения к психологии. В современной психологии клиницисты могут делать практически все, что им заблагорассудится, и между миром психологических исследований и практикой практически отсутствует связь. Кратко говоря, психология — это не наука, а психологи — не врачи. К сожалению, большинство людей этого не осознают — психологи обычно придерживаются более высоких стандартов, чем они могут соответствовать (прочтите эту статью, чтобы узнать, почему это так).Вот почему современная психология управляется маятником моды, который колеблется в соответствии с популярными вкусами и предрассудками. Вот почему суды, находящиеся под впечатлением очевидного профессионального статуса «экспертов» в области психологии, иногда придают своим показаниям вес, которого они не заслуживают, до такой степени, что люди иногда лишаются свободы на основе фантазий. В лучшем случае психология предлагает услуги, которые в самом строгом смысле невозможно отличить от разговора на крыльце с вашей тетей Хильдой.В худшем случае психология настраивает свои «теории», чтобы удобно увязать их с популярными социальными причудами, такими как идея о том, что все являются жертвой. Активно поощряя поведение людей, которое усугубляет их психические трудности, клиническая практика психологии становится частью проблемы, которую она должна решать. Повторюсь, психология — это бизнес. Он тонет или плывет в зависимости от своей способности привлекать клиентов, и покупатель всегда прав. Если клиенты верят, что они жертвы, если они верят, что могут «вспомнить» ужасные преступления и, «вспоминая», ставят себя в положение жертв, заслуживающих сочувствия, мести и денежного вознаграждения, какой-то психолог где-то готов подкрепить и поощрить это вера, за разумную плату конечно.И наука не будет препятствовать этому процессу. Я ожидаю ответов от психологов, которые не согласятся с тем, что психология настолько малодушна, что корректирует свои стандарты в соответствии с любыми убеждениями, которые могут иметь потенциальная группа клиентов. Но это действительно так. Помимо необъяснимой популярности «терапии подавленной памяти» и «облегченного общения», обе идеи, ныне дискредитированные по какой-либо причине, рассмотрим карьеру покойного профессора Джона Мака из Гарвардской медицинской школы, который решил принять счета похищенных инопланетянами за чистую монету.Он сформулировал свою веру в то, что НЛО были реальными, что похищения инопланетянами были реальными, и, таким образом, он привлек большое количество обеспокоенных людей, которые в противном случае могли бы искать компетентную помощь. Его пренебрежение нормальными стандартами доказывания не казалось чем-то неуместным в области психологии. Если бы мы жили в то время, когда личная подотчетность и ответственность высоко ценились, когда выбор жертвы из списка социальных возможностей казался бы крайне глупым, было бы достаточно сказать, что успешных человека не являются жертвами. Но мы живем не в такие времена, и некоторым людям постоянная жертва того или иного рода кажется привлекательным вариантом. Когда кто-то изучает жизнь успешных людей, он поражается отсутствием у них общих черт (вот почему книги по самопомощи, которые обещают сделать вас успешными, на самом деле не приносят результатов). Но есть одна черта, которая объединяет всех успешных людей — они не жертвы. Пострадавшие не вызывают доверия, они вызывают жалость.Опытные инвесторы не верят в жертву, потому что это проигрышный вариант. Успешные люди не становятся жертвами по другой причине — они знают, что если они не возьмут на себя ответственность, когда что-то пойдет не так, они потеряют право брать кредит, когда все идет хорошо. Это одно из многих утверждений принципа симметрии . Бесконечные жертвы также подчиняются принципу симметрии, но из-за своего крайне негативного взгляда на жизнь они не ожидают, что когда-либо что-то пойдет хорошо, поэтому быть жертвой нет обратной стороны.Успешные люди умеют распознавать положительные знаки в мрачной обстановке и могут действовать в соответствии с увиденным творчески и конструктивно. Жертвы, напротив, смотрят на тот же ландшафт и видят только возможности для дальнейшей жертвы. И успешные люди, и жертвы создают самореализующиеся рассказы. Вот история успеха. У молодого человека диагностирован синдром Аспергера, который считается довольно серьезным заболеванием, но также является очень спорным как при принятии решения о том, кто страдает этим заболеванием, так и о том, как действовать дальше (подробнее о болезни Аспергера здесь).У Аспергера много свободы, и более ответственные исследователи высказывают скептицизм как в отношении диагноза, так и в отношении лечения. Человек может принять этот диагноз и использовать его как предлог, чтобы стать жертвой на всю жизнь (некоторые поступали именно так). Или, поскольку люди с диагнозом «синдром Аспергера» склонны быть умными, можно принять это как признак превосходных способностей. Что сделал наш молодой человек? Пытался ли он проявить сочувствие и начать модель самопожертвования, которая могла длиться всю его жизнь? Или он принял карты, которые ему раздали, и нашел свое место в мире? Что ж, он сделал последнее.Он стал самым богатым человеком в мире: Биллом Гейтсом. Большинство успешных людей учатся быть успешными, они не рождаются с инстинктом успеха. Точно так же постоянные профессиональные жертвы обучаются, а не рождаются. Где они проходят эту подготовку?

Этот раздел в основном основан на реальных событиях, но он был обработан как вымысел, чтобы защитить личности участников. Любое сходство с реальными людьми, местами и событиями случайно и непреднамеренно.

Я знаю анекдот, и он кажется актуальным, поэтому приступим. Мать и сын на пляже. У мальчика неприятности в прибое, потом мама взрывается, кричит, размахивает руками. Спасатель спасает сына и доставляет его маме. «Вот ваш сын, мэм». Но мама, как человек, о котором идет речь в этой статье, говорит: «Ты спас моего сына, ты не смог спасти его шапку?» Когда я впервые услышал эту шутку, я подумал, что она смешная, но я также подумал, что это не про реальность.Я передумал по этому поводу. В более полной истории, рассказанной здесь, несколько лет назад родители попросили меня наставить одного способного молодого человека в семейной ситуации, которая в свое время оказалась прототипом тренировочной площадки для жертв. На первый взгляд задание, которое родители просили меня выполнить, показалось мне тривиальным — все, что мне нужно было сделать, это побудить молодого человека уважать и развивать его существенные интеллектуальные способности. Я думал, что это будет легко — в отличие от родителей, которых я понимал и разделял его интересы, я чувствовал, что он заслуживает большего уважения к своим способностям и своему будущему, чем он, и он был в том возрасте, когда мальчики начали применять свои интеллектуальные способности к мир по-новому.Когда я подружился с этим молодым человеком и по мере того, как его мировоззрение улучшилось, я заметил, что мама взаимодействует с одним из своих других детей, что меня тревожило: мама рассказывала текущие события таким образом, который, казалось бы, рассчитан на то, чтобы вызвать ужас, и ужас был результатом . Текущие события были представлены так, как если бы ребенок был прямой жертвой этих событий, и термин «жертва» широко использовался, например, «мы все жертвы». Я наблюдал, как у этого ребенка были лишены естественной устойчивости и оптимизма, а то, что должно было быть солнечным, становилось все более мрачным и пугающим.Затем я (очень глупо) попытался отговорить маму от ее терроризирующего поведения, решение, которое может показать только мою наивность и отсутствие родительской проницательности. Я должен был понять, что поведение, свидетелем которого я был, может означать только то, что мама серьезно дисфункциональна и вряд ли откликнется на здравый смысл, чтобы успокоить своих детей, позволить им полюбить жизнь, прежде чем подвергать их чьему-то сильно отфильтрованному представление о реальности. Мама ответила, что родители всегда терроризировали своих детей.Она добавила, что ребенок, которого она терроризировал, проходит курс терапии, так что «все будет в порядке». Я на секунду перестал дышать. Я понял, что являюсь свидетелем рождения жертвы, натренированной на коленях у профессионала. Но на тот момент мама не достигла такого же «прогресса» с моим юным другом, отчасти потому, что я смог поднять ему настроение своим позитивным мировоззрением и точным описанием его и мира, в котором он жил. Вскоре мама поняла, что я дал ее сыну более позитивный взгляд на вещи за несколько часов в неделю, чем она могла надеяться на полный рабочий день.И нет, дорогой читатель, хотя я и должен был, я не видел, какой плод принесет это дерево.

Прогулка по парку?

Тогда отец предложил поход. «Отлично, — подумала я, — эти дети почти не выходят из дома, потому что бдительные усилия матери внушили им страх перед внешним миром. Но я заранее посетил место похода и обнаружил, что это на самом деле технический, почти вертикальный скальный подъем, такой крутой, что для подъема и спуска требовалась веревка.Я сделал несколько снимков, одна из которых опубликована на этой странице, и обратилась к родителям — это не была семейная прогулка, она подходила только для опытных взрослых скалолазов, а не для этих защищенных детей, это могло только усилить их страх перед внешним миром. Это было опасно. Родители, казалось, не понимали, что я говорю, опыт, с которым я начинал знакомиться, и прогулка прошла, как и планировалось. Я думал не идти в поход, но я уже выразил свои опасения безрезультатно, и, продолжая идти, я понял, что могу занять позицию, чтобы поймать падающих детей, опасность, которую родители явно не приняли во внимание.Так и случилось. Подъем прошел без приключений, но я знал, что большинство скалолазов случается на спуске, поэтому я обогнал других альпинистов, спустился и собрался с силами. Вскоре мой молодой друг потерял хватку на веревке и упал, соскользнув с очень крутого обрыва, быстро двигаясь к вертикальному обрыву, который мог его убить. Я схватился за веревку, перелетел через пропасть и остановил его свободной рукой, когда он проплывал мимо. У этого мальчика было мало опыта на открытом воздухе, поэтому он не мог помочь в собственном спасении — он не знал, как схватить меня за руку, поэтому вместо этого я схватил его пальто.К счастью, пальто не порвалось, когда я остановил его падение. Я не был во многих обстоятельствах, когда на карту была поставлена ​​жизнь (кроме моей собственной жизни во время моего одиночного мирового плавания), и я считаю привилегией иметь возможность кого-то спасти. Я был рад, что решил пойти на пикник, я знал, какие риски присутствовали, родители явно не знали, кому-то приходилось иметь дело с реальностью таким образом, чтобы результат был положительным. Чтобы понять следующую часть, читатели должны вспомнить, что я заранее предупредил родителей, что подъем был опасен, я шел вперед, ожидая поймать падающих детей, а затем я поймал своего друга, когда он падал.Те читатели, которые думают, что простое «спасибо» было бы уместным ответом, должны помнить, что мама была профессиональной жертвой, которая видела себя безупречным защитником детей, которым суждено было стать жертвами безымянных злых сил. После спасения, не обращая внимания на тот факт, что мое спасение ее сына бросило тень на личную драму мамы, я попытался научить свою юную подругу, как в экстренной ситуации схватить кого-то за руку, используя то, что обычно называют «бойскаутской хваткой». на случай, если родители запланировали еще «семейные прогулки».«Тем временем мама пыталась придумать способ раскрутить это спасение, чтобы она и ее дети могли казаться жертвами. Я думаю, что некоторые читатели теперь увидят, к чему это идет, но я должен признаться, что в то время не знал , наивно полагая, что родители увидят мою дружбу такой, какой она была, простой и понятной. Прежде чем читать дальше, я прошу своих читателей попробовать мыслить как профессиональная жертва. Друг семьи буквально подхватил вашего сына в воздухе, остановив опасное падение, которое могло убить его.Как это делает вас или вашего сына жертвой? Наверняка есть способ раскрутить это. Я думаю, только самые циничные читатели догадаются, что мама, отвергнув идею поблагодарить меня за спасение ее сына и продолжение ее жизни, вместо этого потратила месяцы, пытаясь придумать подходящую мерзкую интерпретацию, которая сохранила бы ее статус жертвы. В конце концов мама повеселела и начала утверждать, что я «неуместно» прикасался к ее ребенку, используя термины, которые я оставлю на усмотрение читателей. Несмотря на свой возраст, в тот день я узнал кое-что новое — есть люди, настолько полностью захваченные фиксированными убеждениями, настолько дисфункциональные, что они сделают или скажут абсолютно все, чтобы избежать проверки реальности, используя здравый смысл.Услышав рассказ мамы в фантазиях, осознав, что она придумала способ одновременно рассматривать спасение как злодеяние и напугать своего неопытного сына, я неохотно, но быстро прекратил свою дружбу. Я понял, что был слишком оптимистичен в отношении очень неблагополучной семейной ситуации. Но в этой запутанной истории есть еще несколько поворотов. Узнав, что я решил прекратить дружбу, мама быстро огляделась и настояла на том, чтобы я продолжал участвовать в жизни ее сына.Но, понимая ее лучше, чем она понимала себя, я отказался. Я видел, на что она способна, даже если она этого не сделала. Двумя месяцами позже, огорченная результатом и явно не обращая внимания на то, что она сказала и написала ранее, мама попыталась повторить свою «неуместную трогательную» фантазию в зале суда, с предсказуемыми результатами (ее быстро разрушили внутренние противоречия и иррациональность). Затем проверка биографических данных показала, что она предъявляла аналогичные претензии другим лицам, контактировавшим с ее детьми, поэтому, возможно, для нее было вполне нормально интерпретировать спасение таким извращенным образом или ожидать, что власти ее прислушаются.Мой оптимизм не ослабевает. Мой юный друг разберется со всем этим, он поймет, как не думать как жертва, несмотря на некоторую профессиональную подготовку, и он обеспечит себе место в мире, соизмеримое с его существенными способностями. Самое главное, он узнает, что он не жертва, а получатель даров природы. Что касается меня, то я получил ценный урок в области искажения реальности профессиональной жертвы. По правде говоря, я был там для ее сына, а не для нее, я делал выбор, руководствуясь здравым смыслом, а ее сын жив, а не в инвалидном кресле, потому что я мог проверить реальность, используя ресурсы, недоступные ни одному из его родителей.Я был более чем счастлив побыть настоящим Холденом Колфилдом 1 в течение пяти очень важных минут. Несмотря на это, вполне вероятно, что мать моего друга, врожденная неспособность взять на себя личную ответственность за что-либо, будет вечно жить в отрицании, ругая судью — судью, который видел ее за секунды. Очевидно, что есть люди, для которых пожизненная позиция жертвы не является выбором, но я думаю, что для многих это сознательный выбор.Этим людям я предлагаю рассмотреть возможность того, что практика психологии может ухудшить их состояние, как это было в примерах, перечисленных ранее. Эта перспектива может быть еще хуже из-за пассивности и внушаемости, которые типичны для тех, кто склонен попасть в ловушку жертвы. Поза жертвы — это окончательное самоисполняющееся пророчество. Погрязнув в пассивности и предполагаемом бессилии жертвы, человек становится слепым ко всем возможностям и взглядам, которые не соответствуют положению жертвы на спине.Можно было бы назвать это «самовиктимизацией», но дело в том, что это добровольное. Когда я пытался отговорить вышеописанную неблагополучную маму от того, что она терроризирует своих детей, программируя их на неудачи и преследования, я слышал, как она неоднократно повторяла, что ее ребенок был жертвой. Я сразу же ответил, что ребенок был моральным агентом , — фраза, с которой мама, очевидно, была незнакома, и которую она отвергла. Что такое моральный агент? Моральный агент — это человек, который влияет на мир в соответствии со своими собственными стандартами, , и поэтому мама, профессиональная жертва, отвергла это описание.Одним из ключей к позе жертвы является представление о том, что жертва невиновна, неэффективна, не имеет никакого влияния на мир и, следовательно, не может стать жертвой кого-либо еще. Жертва бессильна, а значит, безупречна. Но на самом деле каждый живой человек имеет власть, имеет влияние, делает моральный выбор. Вечная жертва, окутанная своей пассивностью и иллюзией бессилия, на самом деле может служить моделью для молодых людей, меняя их взгляды на жизнь, не осознавая этого. Мы все должны принять тот факт, что мы — моральные агенты — каждый из нас. Идея о том, что существует чистая жертва, подверженная влиянию мира, но не влияющая на мир, в свою очередь, является фикцией. Мы не можем решить, , будет ли влиять на мир вокруг нас и людей в нем, мы можем только выбрать , какой эффект иметь. Некоторые из моих читателей могут подумать, что этот разговор о моральных агентах может стать переходом к религиозной дискуссии, но нет, не от меня.В любом случае, быть моральным деятелем не имеет существенной связи с религией, потому что религия не имеет патента на моральное поведение. Кроме того, как многие думающие люди говорили о религии, нравственные поступки из страха наказания — не особо благородное занятие. Истина в том, что мы выбираем свои собственные моральные стандарты, а затем действуем в соответствии с ними, и идея, что все моральные стандарты разделяются и универсальны, является иллюзией, поддерживаемой массовой культурой (это лишь приблизительно правда). В конечном итоге профессиональные жертвы любят думать о себе чистыми и безупречными, но когда они учат жертвовать других, студенты действительно становятся жертвами — со стороны своего учителя.Это необязательная виктимизация, и самое творческое, что могут сделать ученики, — это отказаться принять описание. Подумайте, как легко было бы Махатме Ганди или доктору Мартину Лютеру Кингу-младшему (который изучил кредо Ганди о ненасилии и применил его на практике) думать о себе как о жертвах, когда их избивали невежественные противники. Подумайте, как легко было бы им или любому из их последователей нанести ответный удар в припадке самодовольной ярости жертвы.Но они этого не сделали, и, следовательно, они выиграли хороший бой. Они победили, потому что отказались признать себя жертвами. Каждый из нас в долгу перед Ганди, доктором Кингом и многими другими единомышленниками за то, что они моделировали, и за достигнутые результаты. Для целей этой статьи я прошу вас поразмышлять над жизнями этих людей и подумать: «Они не были жертвами». И ты не жертва.
  1. Холден Колфилд, персонаж романа «Над пропастью во ржи» Дж.Д. Сэлинджер изображает себя защитником детей, которые в противном случае могли бы упасть со скалы.

ЦЕЛЕВЫХ ЛИЦ — это люди, которые используются для экспериментов на людях, бесконтактных пыток, генетических манипуляций, скрытого введения ЛСД, PCP и других снотворных препаратов, удаленного нейронного мониторинга, заражения МОРГЕЛЛОНАМИ, группового преследования, казни, отравления, преследования и т. Д. взломы, кражи, вандализм, слежка, насмешки, издевательства, саботаж в отношениях, работа, дом, школа, семья и т. д., ошибочный диагноз психического заболевания, шизофрения, паранойя и другие психические заболевания

ЦЕЛЕВЫЕ ЛИЦА — это люди, которые используются для экспериментов над людьми, пыток без прикосновения, генетических манипуляций, прикрытия наркотиками с ЛСД, PCP и других снотворных, удаленного нейронного мониторинга, заражение MORGELLONS , групповое преследование, казнь, отравление, домогательства, взломы, кражи, вандализм, наблюдение, насмешки, издевательства, саботаж из отношения, работа, дом, школа, семья и т. д., частый ошибочный диагноз психического здоровья проблемы, шизофрения, паранойя и другие психические заболевания, в результате госпитализации и схемы лечения , ничего не делают , чтобы помочь или остановить проблемы, и эти лекарства часто ухудшают .

ЦЕЛЕВЫЕ ЛИЦА — это люди, которые на самом деле могут страдать от посттравматического стрессового расстройства и травматического шока , депрессии , страх, тревога, паранойя, фиксация на идеях ссылки, давление речи, дезорганизованные мысли выглядит, поведения, и хуже , потому что они были «НАПРАВЛЕНЫ» группой «людей», у которых, кажется, есть деньги, власть и почти волшебные технологии будущего, под Mk-ultra стиль контрразведки предназначена для того, чтобы разрушить их стабильности, здоровья, благополучия и, в конечном итоге, убить их.

Целевому человеку кажется (и в большинстве случаев это факт), что других постоянно сговариваются, вокруг цели и вокруг нее, говорят о них, когда они проходят мимо, раскрывая свои личные переживания и мысли, которые ТОЛЬКО ЦЕЛЬ МОЖНО РАЗУМНО ЗНАТЬ без помощи технологий.

Люди, преследующие цели, были свидетелями распространяющихся слухов и лжи о целевых лицах , утверждающих, что они педофилов, потребителей наркотиков, убийц, расистов , почти все, что могло бы быть

  • А.) расстроить цель и заставить других бояться или ненавидеть цель и
  • B.) создавать личные, социальные, рабочие, семейные или семейные проблемы.
  • C.) выдвигает ложные обвинения против определенных лиц и даже заходит так далеко, что подбрасывает улики против целей.

Как бы странно это ни звучало для непосвященных, электронное дистанционное управление RAPE и электронное сексуальное насилие — это банальное переживание для конкретного человека.

В Удаленный нейронный мониторинг , наноассемблеров моргелонов вторгаются в человеческое тело , подключаются и изменяют геном человека , и после очистки тела на предмет материалов приступает к работе , строя сеть биодатчики, преобразователи и полупроводник / кристалл синтетическая биология нано-биоэлектроника .

Таким образом, имплантация завершается через множество переносчиков инфекции.

Использование передового искусственного интеллекта , работающего на , квантовых компьютеров и нейронных сетей, , взаимодействующих с целями ДНК скалярных радиоволн / биофотонов / нейронных вызванных потенциалов , потоков данных биотелеметрии , И что удивительно, электромагнитных импульсов микроволнового излучения с зарядовой связью теперь могут взаимодействовать с мозгом цели, открывая миру когда-то личные и тайные мысли и чувства и позволяя удаленным изнасилованиям и жестокому обращению .

В сочетании с технологией голоса в череп и / или синтетической телепатией , и у вас есть жертва, чьи внутренние мысли и все, что они видят, слышат, думают, говорят или мечтают — все это открытая книга , свободно доступны операторам этой новой технологии мирового порядка.

Технология изначально основывалась на идеях Теслы, но, к сожалению, продолжалась до тех пор, пока зло не захватило .

ПОЛИЦИЯ, Ф.BI и многие другие правительственные агентства, от которых любой человек разумно рассчитывал бы каким-то образом помочь целевому лицу, разъяснив природу преступного сговора , нацеленного на и привлеченного против них , и даже должным образом расследовать отчет и произвести аресты, чтобы остановить преследование и пытки цели , как представляется, многим объектам на основании их прямого опыта, пытающихся сообщить о нападениях и запросить официальное расследование и помощь, защиту и надлежащую правовую процедуру через указанные агентства получили незначительную помощь — , на сегодняшний день — нет реальной помощи.

Фактически, многие цели сообщили, что они чувствовали, что реакция, которую они получили при взаимодействии с полицией и другими агентствами, к которым они обращались за помощью, была каким-либо показателем, почти как если бы все рассматриваемые агентства были проинструктированы направлять цели на местных психиатрических учреждений , заявляя, что цели просто сумасшедшие!

Свидетели, которые становятся мишенью в Новой Зеландии, сообщают, что местная полиция там признала, что групповое преследование и другие методы нацеливания, используемые для уничтожения людей и доведения их до самоубийства, были тем, чему они только что научились на серии занятий, которые только что закончили. the United States , автор: U.S. властей в «программе культурного обмена».

Полиция Новой Зеландии заявила, что они были весьма впечатлены эффективностью этих новых методов пыток и технологий , сообщили об отдельных лицах, ставших свидетелями этих обменов.

Странно и сложно понять, что они стали мишенью! Мишень для испытаний новых военных технологий , пыток без прикосновения , испытаний биологического оружия , испытаний нанотехнологий и т. Д.

Это новое оружие и системы, которые будут использоваться для отслеживания и контроля КАЖДОГО в ближайшем будущем, и в настоящее время они тестируются, развертываются и используются во всем мире против целевых лиц во всем мире.

больших группы людей будут следовать за ними повсюду, сталкиваться с ними, заставлять их опоздать на автобус, или ждать в очереди, или пропускать встречу, или делать что-нибудь еще, что они могут сделать заставить цель поверить, что они сумасшедшие, и чувствую, что у них нет силы.
Похищение инопланетянами подобных идей будет помещено в сознание цели и мысли с использованием новой технологии чтения мыслей и контроля сознания .

технология, которая является настолько продвинутой , общественности еще не сообщили о ее существовании.

это глобальное явление и указывает на группу с огромными ресурсами, деньгами, персоналом, технологиями, связями со всеми аспектами общества , множеством оперативников, это новый культ мирового порядка.

Неважно, верите ли вы в это.

это реально, и однажды вы узнаете.

есть много людей, чья работа состоит в том, чтобы троллить Интернет и пытаться опровергнуть показания целевых лиц , и многие цели в течение многих лет получали дозу ежедневно с высокими уровнями ЛСД и других наркотиков , так что они могут показаться « сумасшедшими ». несимметричный ‘и т. д.

это результат преднамеренной программы, чтобы свести кого-то с ума. и заставляют их действовать так, как они бы не стали.

программ гибридизации могут быть подключены .

Не обманывайтесь, полагая, что они сумасшедшие , так как вы станете частью проблемы. , вы будете обмануты, если поверите лжи .

Я считаю, что вы все более умны.

целевых лиц нуждаются в нашей поддержке и понимании , и как бы трудно вам ни было понять и поверить в то, что происходит, чем раньше вы поймете, что это правда, тем лучше вам будет защитить себя.

мы должны объединиться против навязанной нам системы NAZI LIKE FEEMA CAMP — как это сделала Германия до того, как убили так много людей.

это повторяется снова и , чем раньше мы посмотрим на правду, тем лучше.

, мы должны объединиться, чтобы остановить это сокращение населения и не поддерживать его своим невежеством и нашим запрограммированным желанием высмеивать других, чтобы почувствовать себя лучше и лучше контролировать.
— это поистине устрашающая парадигма — принять таргетинг со стороны правительственных культов, гибридов и захватов.

Давайте не будем пойманы со спущенными штанами , поскольку наш враг захватывает .
Мы должны работать вместе для человечества .

Доказательства есть.

Откройте для себя ИСТИНУ

Изучите его , прежде чем они его снимут и подвергают цензуре вашу способность узнать что-либо истинное НАВСЕГДА !

Благословения и мира.

ПОДЕЛИТЬСЯ или ПЕРЕБЛОГИРОВАТЬ этим или любыми другими сообщениями, информацией, теориями, ИСТИНАМИ, перспективами или ЧТО-ТО, ЧТО, по вашему мнению, другие люди должны иметь возможность узнать, открыть, понять. спасибо

Нравится:

Нравится Загрузка …

Связанные

Преподавание психологии в средней школе: Приписывание ответственности: обвинение жертвы — Урок

Это задание принадлежит Дагу Бернштейну из Университета Иллинойса.Получил на одном из
Среднего Запада на конференциях по преподаванию психологии в 1990-е годы. Первая часть урока принадлежит ему. Вторая часть — это мой взгляд на преподавание атрибуции.

Я часто использую это задание в начале раздела по социальной психологии, прежде чем студенты прочитают об атрибуции. Но с годами, независимо от того, когда это происходит, у большинства студентов все еще остается реакция, о которой говорит Бернштейн. Обычно большинство моих студентов винят жену.

Процесс:
1) Я рассказываю студентам, что у меня есть история, которую нужно прочитать, и прошу их иметь чистый лист бумаги и письменные принадлежности.Потом они ответят на пару вопросов.
2) Я прочитал рассказ (объясняя, что разбойник — старый термин для обозначения грабителя) и резко закончил рассказ
3) Я задаю вопрос, кто виноват — ранжируйте шесть персонажей от наиболее ответственных к наименее ответственным
3a) НЕТ ГОВОРИТ, ЕЩЕ
4) Из-за проблем с памятью я обычно помещаю на доску следующее:
-Жена
-Муж
-L1
-L2
-Капитан парохода
-Маршрутизатор
5) Затем я спрашиваю, кто первым поставил капитана ФБ, затем L1, L2, муж, затем жена.Здесь много рук поднимается вверх
6) Затем я спрашиваю, кто сказал, что разбойник несет наибольшую ответственность — несколько рук
7) Затем я прошу объяснить объяснения тем, кто сказал, что жена была наиболее ответственной. В зависимости от класса я получу действительно четкие ответы, но не всегда. Я пытаюсь уточнить, не являются ли они
8) Затем я спрашиваю тех, кто сказал, что разбойник был самым ответственным, почему остальной класс был неправ. Это действительно усиливает эмоции у тех, кто чувствует необходимость отстаивать свою позицию, и может вызвать интересную дискуссию.

На этом этапе некоторые или большинство студентов это поймут.Я пытаюсь добавить другие контексты, такие как обвинение людей в бедности или обвинение жертв изнасилования. Я использую этот второй с большой осторожностью, потому что со многими из них случился подобный опыт. В прошлом это вызывало жаркие дискуссии.

Атрибуция ответственности: обвинение жертвы Защитная атрибуция относится к склонности обвинять жертв ради собственного несчастья (Weiten & Lloyd, 1994). Чтобы рассматривать жертв как-то «попросить об этом» позволяет наблюдателям сохранять веру в «справедливое мир », в котором люди получают то, что заслуживают, и заслуживают то, что получают (Лернер И Миллер, 1978).Защитная атрибуция также позволяет людям поддерживать утешительные иллюзия, что они сами вряд ли постигнут подобную катастрофу. Это упражнение было разработано Блойдом (1990) и основано на следующая история, взятая из Dolgoff and Feldstein (1984): Жили-были муж и жена вместе жили в части города, отделенной рекой от мест работы, покупки и развлечения. Мужу приходилось работать по ночам. Каждый вечер он уходил его жена и сели на паром на работу, вернувшись утром.Жена вскоре устала от такой договоренности. Беспокойная и одинокая, она каждый вечер садилась на следующий паром в город и развивалась. отношения с рядом влюбленных. Тревожный Чтобы сохранить брак, она всегда возвращалась домой раньше мужа. По факту, ее отношения всегда были ограниченными. Когда они угрожали стать слишком сильными, она спровоцирует ссору со своим нынешним возлюбленным и начнет новые отношения. Однажды ночью она вызвала такую ​​ссору с мужчиной, которого мы назовем Любовником I. Он захлопнул дверь перед ее лицом, и она начала обратно на паром.Вдруг она поняла, что забыла принести деньги за ее обратный билет. Она проглотила свою гордость и вернулась в квартиру Любовника 1. брать плату за проезд. В конце концов, ей нужно было вернуться домой. Но любовник 1 был мстительным и злится из-за ссоры. Он захлопнул дверь перед бывшим любовником, оставив у нее нет денег. Она вспомнила, что предыдущий любовник, которого мы назовем Любовником 2, жила всего в нескольких дверях. Конечно, он заплатит ей за проезд на пароме. Однако, Любовник 2 все еще был так обижен их старой ссорой, что тоже отказал ей в деньгах.Теперь час был поздний, и женщина отчаялся. Она бросилась к парому и умоляла паром капитан. Он знал ее как постоянного клиента. Она спросила, может ли он позволить ей ездить бесплатно и если бы она могла заплатить следующей ночью. Но капитан настаивал, что правила есть правила, и что он не может позволить ей ехать, не заплатив за проезд. Скоро наступит рассвет, и ее муж будет возвращаться с работы. В женщина вспомнила, что примерно в миле дальше был свободный мост.Но дорога к мосту был опасный, часто посещаемый разбойниками. Тем не менее, ей нужно было вернуться домой, поэтому она пошла по дороге. По дороге из кустов ступил разбойник и потребовал у нее денег. Она сказала ему, что у нее их нет. Он схватил ее. В последующем драка, разбойник зарезал женщину, и она умерла. На этом наша история заканчивается. Там были шесть персонажей: муж, жена, Любовник I, Любовник II, капитан парома и разбойник. Мы хотели бы, чтобы вы перечислили в порядке убывания ответственности за смерть, все персонажи.Другими словами, первым указывается наиболее ответственный; следующий по ответственности, второй; и так далее. Обычно около половины студентов в первую очередь перечисляют разбойника. и половина будет первой перечислять жену (хотя другие персонажи рассказа иногда возлагали главную ответственность за смерть жены). Другими словами, студенты так же склонны обвинять жертву в ее собственном убийстве, как и они винить виновного в преступлении. Если жена была достаточно глупа, чтобы ходить опасно говорят, на улицах одна ночью, тогда, возможно, ее судьба была только тем, чего она заслуживала.Более того, поведение разбойника полностью соответствовало его правилам. роль «профессионального преступника»; но жертва, взяв череду любовников и обманув мужа, явно вышла за рамки своей роли жены. Интересный вариант этого упражнения — переписать рассказ так что жертва — вдова, которая работает по ночам, чтобы прокормить своих детей, и должна приходите домой вовремя, чтобы сменить няню. При этом подавляющее большинство студентов возложит основную ответственность за убийство на разбойника, а не на жертва — несмотря на то, что поведение преступника идентично в обоих рассказы.Блойд, Дж. Р. (1990). Обвинение жертвы. Представлено на седьмой ежегодной конференции учителей в Средней Америке психологии, Университет Южной Индианы, Эвансвилл, Индиана. Долгофф, Р., & Фельдштейн, Д. (1984). Понимание социального обеспечения (2-е изд.). Нью-Йорк: Лонгман. Лернер, М.Дж., & Миллер, Д.Т. (1978). Вера в справедливый мир: фундаментальное заблуждение. Нью-Йорк: Пленум.
Weiten, W., & Ллойд, М.А. (1994). Психология в применении к современной жизни: адаптация в 90-е гг. изд.). Пасифик Гроув, Калифорния: Брукс / Коул.

Продолжение
Просто мировая гипотеза — идеи, которые заставляют нас лучше относиться к миру, чтобы держать нас в относительном состоянии низкого беспокойства и отрицания. Мы хотим верить, что плохие вещи случаются только с плохими людьми, поэтому нам удобно думать, что мы сами хорошие люди, поэтому плохие вещи вряд ли случатся с нами, например Я не попаду в аварию во время вождения автомобиля с ограниченными возможностями или при отправке текстовых сообщений; Я не забеременею или не заболею во время секса, потому что это случается только с шлюхами; и т.п.

После долгого обсуждения я представляю идею атрибуции. Я использую приведенную ниже таблицу, чтобы получить общее представление о внутренних и внешних атрибуциях / объяснениях их собственного поведения и поведения других людей.

Затем я делюсь этими примерами и рассматриваю их как класс:

In помимо внутреннего и внешнего, есть еще стабильные и нестабильные — для наших целей, нас это не касается, хотя вы столкнетесь с этим в колледж.

Примеры может включать:

Если вы провалили тест, вы могли бы сказать: «Я не справляюсь с тестами», что является внутренним и стабильным
ИЛИ
Вы может сказать: «У меня был плохой день, и я устал», что является внутренним и временный / нестабильный — может потребовать больших усилий позже
OR
“I потерпел неудачу, потому что я просто не такой умный »внутренний и стабильный — человек менее вероятно изучу позже

Пояснения спортивных команд, которые мы поддерживаем, и почему они добились успеха или проиграли (особенно хорошо во время плей-офф для основных видов спорта или во время мартовского безумия)

Наши (белые) объяснения того, почему мы не поступили в колледж (или не получили стипендия)

Наша объяснения того, почему люди нашего пола или этнической группы добиваются успеха (или не)

ИЛИ

Родители объяснения проблем своего ребенка в классе по сравнению с другими детьми

Внешнее Атрибуция
За проигранную игру:

  • Они могли бы обсудить, как поле могло быть скользким или судьи плохо отзывались.
  • Можно еще поговорить о солнце в их глазах
  • было слишком много шум или слишком мало.

Внешние атрибуты для победы в игре будут:
«Команда играла как один».

Внутренняя атрибуция проигравшей игры может быть
«Я недостаточно сильно ударил по мячу»
«Я мог бы лучше сыграть в защите»

Фундаментальный Ошибка атрибуции (FAE) — затем я рассмотрю эту концепцию вместе с классом.Мы склонны недооценивать влияние ситуационных факторов при понимании / объяснении поведения людей. Осведомленность может помочь нам уменьшить эту ошибку.

****** Если у вас есть дополнительные идеи или альтернативные идеи о том, как преподавать атрибуцию, пожалуйста, дайте мне знать. Если вам есть чем поделиться, давайте сделаем вас приглашенным блоггером.

отправлено Чаком Шеллхорном

Профессиональная жертва — RationalWiki

Профессиональная жертва — панк-группа из Сиракуз [1] грубое слово для кого-то, кто, кажется, зарабатывает себе на жизнь чем-то негативным, что случилось с этим человеком.Он обычно используется для дискредитации феминизма и социальной справедливости, а также законных опасений, выявленных этими движениями. По сути, это спасательный люк, позволяющий избежать неудобных вопросов, которые задают эти люди.

Термин «менталитет жертвы» также используется в психологии для обозначения несвязанного состояния, при котором люди демонстрируют низкую самооценку, отказываются брать на себя личную ответственность и видят, что мир всегда «против них» (и, таким образом, причина их несчастье). [2] Однако в отсутствие убедительных доказательств обвинение кого-либо в том, что он является «профессиональной жертвой», является апелляцией к мотивационной ошибке.

Профессиональный [править]

Предполагается, что людей, в отношении которых используется этот термин, можно отнести к категории постоянных жертв, приносящих пользу их собственной жизни. Например: Анита Саркисян подвергалась преследованиям отовсюду, и в конце концов она провела несколько презентаций, выступлений и даже получила место в The Colbert Report [3] на эту тему.Назвать ее профессиональной жертвой, по сути, значит сказать, что она доит свои домогательства ради личной выгоды. [4]

Цикл [править]

Обычно работает в четырехступенчатом цикле.

  1. Человек стал какой-то жертвой и что-то об этом говорит.
  2. Человека беспокоит проблема или что-то, что он сказал о ней.
  3. Человеку дается шанс высказаться по менее общему сценарию, чтобы он не утонул во всем этом купоросе.
  4. Перейти к 2.

Ирония [править]

Вы знаете, они не были бы такими профессиональными жертвами, если бы вы не превратили их в одну.

Актуальные примеры [править]

Все это говорит о том, что есть люди, которые являются профессиональными жертвами. Сбор страховых денег основан на том, чтобы стать жертвой какого-то несчастного случая, который оказался весьма заманчивым для многих мошенников. Люди с синдромом Мюнхаузена по определению намеренно выдают себя за жертв, и часто для этого можно получить какую-то личную выгоду. [5] Есть несколько тех, кто сознательно и злонамеренно лгут о себе различными способами; Одним из таких людей был Трева Тронберри , мошенник, который незаконно осудил одного человека за изнасилование и незаконно арестовали несколько человек за одно и то же.

Эти люди, однако, обычно не те люди, которые имеют в виду, говоря о термине «профессиональная жертва». Активно заявлять о том, что является жертвой чего-то, чего не произошло, или умышленно причинять себе вред для конкретной цели , стать жертвой, — это одно дело, попасть на неправильную сторону язвительной ненависти просто из-за попытки внести здравый смысл в обсуждение совсем другое.Учитывая, насколько просто это различие, непонятно, почему так мало людей, кажется, понимают его. Ну что ж.

Другие формы этого термина [править]

«Группа по рассмотрению жалоб» или «составитель жалоб» — еще одна форма этого тропа, часто используемая, например, Мишель Малкин. [6]

«Жертва феминизма» — используется писательницей-феминисткой Наоми Вольф для описания женщин, «стремящихся к власти через идентичность бессилия … на основе женской особенности, а не человеческого достоинства». [7]

В 2014 году консервативный обозреватель Джордж Уилл из The Washington Post вызвал споры из-за того, что предлагал колледжам предоставлять жертвам изнасилования «желанный статус, дающий привилегии». [8]

Артур С. Брукс из Американского института предпринимательства написал в эссе New York Times : «… культура виктимности делает граждан худшими — людей, которые менее полезны, более праведны и более эгоистичны. . » [9]

См. Также [править]

Ссылки [править]

  1. ↑ Профессиональные жертвы
  2. ↑ http://www.psychologytoday.com/blog/emotional-freedom/201210/strategies-deal-victim-mentality
  3. ↑ Для записи, они пришли к ней.
  4. ↑ Это видео — пример такого обвинения. Автор утверждает, что Саркисян отключила комментарии ко всем своим видео , за исключением для ее кампании KickStarter, потому что потоки незаслуженных оскорблений в этих комментариях могут убедить больше людей сделать пожертвования из сочувствия.
  5. ↑ Гарфилд, Боб. «Мюнхгаузен через Интернет». В СМИ . WNYC. 25 сентября 2015 г.
  6. ↑ Например, в ее статье 2004 года «Плаксивый круг сочувствия капитана Йи» и блоге 2011 года «Флешмобы, разжигатели недовольства и RAAAAAACISM!» и блог 2008 года «Первомай, Первомай: Универсальный день подачи жалоб левых; ожидается закрытие портов на Западном побережье; открытые незаконные инопланетяне в Чикаго; 29 портов не работают; Лос-Анджелес потерпел неудачу»
  7. ↑ Наоми Вольф: Властный феминист или феминистка-жертва?
  8. ↑ «Жертва: Гротескная колонка изнасилования Уилла».« Politico : 1 июля 2014 г. См. Также Джордж Уилл,« Колледжи становятся жертвами прогрессизма ». 6 июня 2014 г.
  9. ↑ Брукс, Артур К. «Настоящие жертвы жертв». New York Times : 27 декабря 2015 г.

ВРЕМЯ | Текущие и последние новости

Подпишитесь на рассылку новостей » Подписывайся
  • U.С.
  • Политика
  • Мир
  • Технология
  • Развлечения
  • Подписывайся
  • COVID-19 Зима
  • Обновления вакцины
  • Затерянные в пандемии
  • Статистика коронавируса
  • Информационный бюллетень
близко
  • COVID-19 Зима
  • Обновления вакцины
  • Затерянные в пандемии
  • Статистика коронавируса
  • Информационный бюллетень
Разделы
  • Дом
  • U.С.
  • Политика
  • Мир
  • Здоровье
  • Личные финансы от NextAdvisor
  • Бизнес
  • Технология
  • Развлечения
  • Идеи
  • Наука
  • История
  • Новостная лента
  • Виды спорта
  • Журнал
  • видео
  • TIME100 переговоров
  • Хранилище ВРЕМЕНИ
  • ВРЕМЯ для детей
  • ВРЕМЯ Edge
Присоединяйтесь к нам
  • Информационные бюллетени
  • Подписывайся
  • Подарить подарок
  • Купить в магазине TIME
Протянуть руку
  • Карьера
  • Пресс-зал
  • Связаться с редакцией
  • U.S. Служба поддержки клиентов
  • ЕВРОСОЮЗ. Обслуживание клиентов
  • Служба поддержки клиентов в Азии
  • Отпечатки и разрешения
Подробнее
  • политика конфиденциальности
  • Ваши права на конфиденциальность в Калифорнии
  • Условия эксплуатации
  • Карта сайта
Свяжитесь с нами .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.