Что значит простить человека: Что значит простить? / Православие.Ru

Содержание

Отпустить обиду, чтобы победить стресс

В современном мире акт прощения часто ассоциируется со слабостью или поражением. Сильная личность, считают многие, до конца отстаивает свою правоту. Нам проще злиться, проклинать и избегать обидчиков, чем понять и простить. 

Насколько рационален такой подход? В последнее время появляется все больше научных данных о том, что умение прощать — не просто проявление благородства, а ценный практический навык, влияющий на наше физическое и ментальное здоровье. Тот, кто прощает, делает хорошо не только другому человеку, но и собственному организму. 

Что значит простить?

Простить, забыть или проглотить обиду — в чем разница? Один из отцов-основателей психологии прощения Роберт Энрайт объяснял это так: по-настоящему простить обидчика вы можете, только если осознаете, что он действительно причинил вам зло. Если же вы по какой-то причине отрицаете факт обиды, прощение невозможно. Акт прощения можно разделить на две фазы: 

  • признание факта обиды,
  • избавление от связанных с обидой негативных эмоций.

Прощение — это внутренний процесс, как отмечал другой исследователь этого феномена психолог Эверетт Уортингтон. А формальное примирение с обидчиком для этого необязательно. Главное

— преодолеть страх, горечь, боль и в итоге выработать эмпатию к человеку, который нанес вам обиду. На практике, как объясняет Уортингтон, это проявляется в смене вектора мотивации

— с мести и агрессии на позитивный компромисс. Еще одна важная мысль: то, что вы не готовы мириться с обидчиком, не значит, что вы не можете его простить. И наоборот, то, что вы его простили, необязательно должно привести к восстановлению прежних отношений. Прощение

— это история про вас, а не про других. 

Непрощение = стресс 

Не простить — значит сохранить внутри негативные эмоции: негодование, враждебность, злость или ненависть к обидчику. «Чувства обиды и разочарования

— это огромная нагрузка для организма»,

— говорит психиатр больницы Джонса Хопкинса Карен Шварц. Мы не обязаны прощать обиды и корректировать свою эмоциональную реакцию. Но должны иметь в виду, что негативные эмоции могут влиять не только на отношения с людьми, но и на наше физическое и психологическое состояние. 

Психологи провели такое исследование: попросили добровольцев подумать о людях, которые в прошлом нанесли им обиду или обошлись с ними несправедливо. В процессе испытуемым замеряли артериальное давление, частоту сердцебиения, степень напряжения лицевых мышц и активность потовых желез. Нетрудно догадаться, что происходило с участниками тестов, когда они думали о неприятных событиях: они потели, сердце начинало биться чаще, давление подскакивало. На эмоциональном уровне они испытывали злость, подавленность, тревогу, теряли ощущение контроля над собой. Все это типичные признаки сильного стресса. Но когда ученые попросили испытуемых представить, что они простили своих обидчиков, уровень стресса снизился. 

Такую же закономерность проследил в своих экспериментах Уортингтон. Он изучал роль прощения в романтических отношениях. Оказалось, что у людей, которые считают свои отношения ужасными, не только выше концентрация «гормона стресса» кортизола в слюне, но и ниже баллы в тесте на готовность прощать. Счастливые партнеры, напротив, продемонстрировали умение прощать друг другу обиды, а уровень стресса у них оставался в пределах нормы, несмотря на неизбежные ссоры и трения. 

Прощение = антистресс и немного больше 

С нейробиологической точки зрения, прощение — это успешная стратегия адаптации в условиях стресса, которая дает эффект по трем причинам. Во-первых, напрямую нейтрализует негативное влияние обиды: уменьшает стрессовую реакцию, нормализует давление и работу сердца, снижает уровень кортизола. Во-вторых, опосредованно помогает изменить к лучшему внешний эмоциональный фон, например, отношения в коллективе. В-третьих, меняет внутреннее состояние, генерируя позитивные эмоции. По данным Клиники Мэйо, прощение может привести к ослаблению симптомов депрессии, улучшению настроения и ментального здоровья, повышению самооценки. Но эффект не ограничивается эмоциональной сферой. Один эксперимент продемонстрировал, что искреннее прощение даже улучшает иммунный статус у пациентов с ВИЧ. 

Как научиться прощать других

Кажется, что способность прощать — это что-то вроде таланта: либо она есть, либо ее нет. Но это не так, уверен Уортингтон. Навык прощения можно и нужно развивать и тренировать. Универсального метода нет, но есть несколько принципов, которые работают всегда. 

  • Включите эмпатию. Британские исследователи Питер Вудрафф и Том Фэрроу показали, что способность к прощению «прячется» глубоко в лимбической системе — в структурах, отвечающих за эмоции, а не за рациональные суждения. Поэтому, если вы хотите кого-то простить, не пытайтесь логично убедить себя, что это будет «разумно» или «справедливо». Лучше подумайте, что ваш обидчик

    — такой же человек, как вы. Он тоже может ошибаться и стыдиться открыто признать свою вину. 

  • Дайте выход своим чувствам. Если вас переполняют негодование и обида, первым делом поделитесь своими эмоциями с понимающим близким человеком, советует профессор психологии Натаниэль Уэйд. В такой ситуации очень важно получить сигнал со стороны, что ваша реакция оправданна, а чувства вполне адекватны. 

  • Не вставайте в позу жертвы. Прощение — это ваше сознательное решение, проявление вашей воли. Оно не зависит от поведения другого человека или от того, насколько он заслуживает вашего прощения. Это не одолжение другому, а помощь себе. Пока вы злитесь, вы в плену у ситуации. Чтобы освободиться, вам нужно вырваться из круга негативных эмоций. 

  • Просто подождите. Время действительно лечит. Специалисты считают, что степень прощения часто пропорциональна времени, потраченному на этот процесс. Иногда на то, чтобы ощутить эмпатию к обидчику, уходят годы. Но это годы важной психологической работы, которая в конечном счете всегда окупается. 

Как научиться прощать себя

Умение прощать себя — еще одна важная тема, которую изучает психология прощения. Натаниэль Уэйд и его коллега Мэрилин Корниш описывают 4 этапа, через которые должен пройти человек, испытывающий чувство вины. 

  1. Ответственность: осознание того, что ты виноват в страданиях другого человека.
  2. Раскаяние: готовность выразить чувство сожаления.
  3. Компенсация: стремление материально или морально возместить нанесенный ущерб.
  4. Обновление: освобождение от гнетущего чувства вины и восстановление самоуважения. 

Простить себя и другого человека — значит привести в действие эффективный психологический инструмент, который может изменить вашу жизнь, траекторию отношений и самовосприятие. Это не единственная правильная реакция на боль и несправедливость, но единственный гарантированный способ пережить разочарования и конфликты с наименьшими потерями. И еще

— редкая возможность совместить свои интересы с заботой о ближних: прощая других, вы даете им шанс стать лучше, показывая на своем примере все преимущества этой адаптивной стратегии. 

Что значит простить?. Нет таких отношений, которые бы не… | by Надежда Резникова

Нет таких отношений, которые бы не спотыкались об что-то такое болезненное, через что можно пройти только через прощение. В каком-то смысле прощение — это единственное мерило ценности сложившихся отношений. Пока есть чувства — прощению всегда быть.

Можно, конечно, измучить человека, разорвать его сердце своим отношением и поступками к нему, а потом сердится на него, что он не готов прощать, но это немножко другая история. Она о пределах человеческого сердца и о том, как мы убиваем отношения и вместе с ними любовь. (я об этом писала однажды в заметке: «Когда уходит любовь».) Сегодняшняя же история о том, что значит простить человека.

На самом деле, об этом прощении мало что известно. Многие думают, что это похоже на понимание… Но понимание и, не дай бог, оправдание — это еще не значит прощение. То, что мы понимаем, почему с нами так поступили, не лишает нас боли, а ведь именно боль мешает нам простить. Поэтому есть люди, которые думают, что можно простить, только если дашь сдачи. Многих из нас настолько переполняет обида, что она незаметно превращается в злость. Злость требует выхода и мы, грубо говоря, начинаем мстить, мягко говоря, наказывать своего обидчика, возвращая ему нашу боль. Месть, как ее ты ни назови, тоже не вариант для прощения. Она продлевает страдания и окончательно отравляет остатки чувств. Но есть и такие люди, которые уверены, что простить — это значит забыть и никогда ни за что не вспоминать. Но увы, пока человек пребывает в здравом уме и доброй памяти, это не реально.

Так что же значит простить?

Мы — люди, и отлично умеем ранить друг друга, порой с такой силой, что все хорошее внутри нас замирает. Словно все машины города в один момент застряли в непроходимой пробке. Тогда приходит прощение и помогает наладить движение вперед. Оно словно мостик между разорванными островками, соединяющий прошлое и будущее. Поэтому простить в первую очередь означает — перестать смотреть на человека через призму его прошлого, а осмелиться увидеть его таким, какой он есть сейчас, на этом мостике, и что он делает для вас и вашего совместного будущего, после всех вынесенных уроков и сделанных выводов.

Прощение — всегда дело для двоих. Одному — понять, как он ранил человека, принять его боль на себя, попросить прощения, простить себя и больше так не ранить. Другому — пережить свою боль и научиться видеть как ради него меняется любимый человек.

Конечно, истории бывают разные. Иногда совсем некого прощать. Никто не замечает как ранит. Никто не просит прощения и уж тем более никто не меняется. А иногда не у кого и прощения попросить. Любимый исчез со всех радаров. Отвернулся. Отстранился. Не выдержал.

Что угодно готовы делать люди вместо прощения. Чаще всего их завлекает словно в глубокую воронку психологическая игра: «каюсь — обижаюсь». Когда один — вечно виноватый, а другой- вечно обиженный. И тогда поступки одного — продиктованы чувством вины, а поступки другого — чувством обиды. Со стороны может показаться, что люди усердно делают шаги на встречу к друг другу, но на самом деле они стремительно друг от друга отдаляются.

Обида всегда требует восстановления справедливости. Когда ради нее мы готовы пренебречь любимым человеком и когда становится важной только боль, которую во что бы то ни стало необходимо вернуть, начинается месть. В этот момент тот, кого обижали рьяно начинает сам обижать, перевоплощается в виноватого обидчика. А виноватый, соответственно, как по мановению волшебной палочки превращается в глубоко обиженного. Так и живут, периодически меняясь ролями: обиженный становится виноватым, виноватый — обиженным и наоборот. У этой игры нет положительного конца. Она истощает людей, разрушает их отношения и в конце концов из их сердец уходит любовь.

Выйти из этой игры как из заколдованного круга возможно только одним способом — прекратить играться в невинную овечку и признать свою часть ответственности за то, как складываЛИСЬ и складываЮТСЯ ваши отношения.

То, что я сейчас скажу, мало кому понравится, но ваш партнер до определенной меры — ваше детище. Как в зеркало смотрите в него. Это то, что вы сделали и с ним, и с самим собой. Поэтому в том, что вы ранены — есть доля вашего вклада. Признать это — большая смелость. Осознать, в чем конкретно выражается этот вклад, — большая мудрость. Изменить этот вклад — заслуживает большого уважения. Понять границы своей ответственности, чтобы не взять на себя лишнего, — проявление глубокой доброты к самому себе. Отсюда прощение начинается в тот самый момент, когда каждый начинает корректировать свой вклад в друг друга.

Вот так конкретно, без всякой высокопарности, любовь делает людей лучше. Потому и говорят, что прощение возможно только в любви. Любящий прощает. Ведь гораздо важнее любого прошлого для него оказывается сам любимый человек, его настоящее и будущее с ним.

Дорогой мой читатель, прощайте любимых!

С уважением и любовью, Ваш психолог Надежда Резникова http://blog.nedbright.com

Что такое прощение?. Смертельные эмоции

Читайте также








Прощение как средство достижения свободы



Прощение как средство достижения свободы
Хотим мы того или нет, наша жизнь полна постоянными конфликтами, скрытыми и явными, вызванными объективными столкновениями интересов или вымышленными причинами. Жизнь сама по себе начинается с конфликта – наше рождение






3. Зло и его прощение



3. Зло и его прощение
Но это тихое слияние бессильных существенностей улетучивающейся жизни следует взять еще в другом значении — в значении действительности совести и в явлении движения последней, и рассмотреть совесть как совершающую поступки. — Предметный момент в






(γ) Прощение и примирение



(?) Прощение и примирение
Истинное, а именно обладающее самосознанием и наличным бытием уравновешивание, в силу его необходимости содержится уже в предшествующем. Сокрушение жестокого сердца и его возвышение до всеобщности есть то же движение, которое было выражено в






ГРЕХ И ПРОЩЕНИЕ



ГРЕХ И ПРОЩЕНИЕ
В классическом иудаистском и христианском теологическом учении грех, по существу, отождествляется с неповиновением воле божьей. Это со всей очевидностью явствует из распространенного представления о первородном грехе как о неповиновении Адама. В






УПР. Прощение Тела



УПР. Прощение Тела
Задайте себе следующие вопросы:Что вы чувствуете по отношению к своему телу?Что в нем вам нравится?Что в нем вам не нравится?Какие недостатки вы способны изменить (с помощью питания, физических упражнений и других средств)?Какие недостатки вам никогда






ПРОЩЕНИЕ



ПРОЩЕНИЕ
Для тех, кто по–прежнему уверен, что чувство вины помогает удерживаться на «прямом и узком пути» (проторенном чужими стандартами), я приведу еще одно доказательство: опасные последствия чувства вины достаточно широко описаны современной психологией. Перед тем,






ПРОЩЕНИЕ И СМИРЕНИЕ



ПРОЩЕНИЕ И СМИРЕНИЕ
Авва Афанасий переписал на прекрасном пергаменте, который стоил восемнадцать золотых монет, весь Ветхий и Новый Заветы. Однажды некий брат пришел к нему и, увидев столь ценную книгу, унес ее. В тот же день авва Афанасий обнаружил исчезновение рукописи






Прощение



Прощение
Важным элементом добродетели милосердия является требование прощения обид. Этика любви повелевает прощать обиды, причем прощать следует как признающегося в своем прегрешении и просящего о прощении (См.: Лк., 17:4), так и всякого согрешающего против тебя (См.: Мф.,






184. ПРОЩЕНИЕ



184.  ПРОЩЕНИЕ
Я не вспомню грехов твоих.Библия — Исайя, 43:25Отче! Прости им, ибо они не ведают, что делают.Библия — Евангелие от Луки, 23:34Бог простит: это его профессия.Гейне — Предсмертная фразаСладчайшая месть — это прощение.Фридман — Имре






ГРЕХ И ПРОЩЕНИЕ



ГРЕХ И ПРОЩЕНИЕ
В классическом иудаистском и христианском теологическом учении грех, по существу, отождествляется с неповиновением воле божьей. Это со всей очевидностью явствует из распространенного представления о первородном грехе как о неповиновении Адама. В






Прощение открывает дорогу любви



Прощение открывает дорогу любви
Часто люди бывают убеждены, что простить способно только любящее сердце, и если в сердце есть любовь, прощение происходит автоматически. Все ровно наоборот: прощение дает сердцу способность любить. Невозможно любить человека, против






Прощение и здоровье



Прощение и здоровье
Научный проект Висконсинского университета назвали просто — «Исследование прощения». Полученные в ходе его выполнения данные показали, что умение прощать предотвращает сердечно–сосудистые заболевания, появляющиеся у людей среднего возраста. У






Прощение — это путь



Прощение — это путь
Важно понимать, что прощение происходит поэтапно, шаг за шагом. Я выделяю несколько этапов процесса прощения:1. Признайте, что вам нанесли обиду и причинили боль.Прежде чем прощать, необходимо признать, что некие события, слова, отношение или ситуации в






54.

 Прощение



54. Прощение
Я должен простить, считаете вы, чувствительные люди? Да, конечно, я хочу это сделать. Я это и сделаю, хотя мне это не всегда удается легко. Люди часто так неблагодарны, зложелательны, коварны! Моя оскорбленная душа порою так ожесточается, что я не знаю, что с нею






Прощение (Pardon)



Прощение (Pardon)
Прощение не означает признания невиновности, как не означает и желания забыть о причиненной обиде, сделать вид, что ее не было, – это невозможно и неправильно. Прощение – не забвение, иначе оно было бы нарушением верности самому себе, да и просто














Обида, чувство вины, прощение: что нужно знать каждому?

Темы обиды, вины и прощения огромны, даже бесконечны, по ним существует великое множество книг, статей, лекций. Здесь же я расскажу о тех вещах, которые важно знать каждому.

Непрощенные обиды — болевые точки в душе человека

Как часто нам говорят, что обиды надо прощать. И, вроде бы, это должно быть очевидной вещью, а тем более для христианина, который понимает важность прощения. Но почему же в абсолютном большинстве случаев психотерапевт сталкивается в работе с темой того или иного непрощения? С непрощением, которое мешает человеку жить, с не проработанными обидами, которые выжигают человеку душу.

Часто мы подходим к теме прощения формально: говорим «я прощаю», не простив искренне. Делаем вид, что простили, формально выполнив социальные и религиозные «нормы и правила». Не вскрываем гнойник, а загоняем его глубоко внутрь. Но гнойник никуда не девается. Вот и обиды — это скрытые глубоко внутри гнойники, которые могут какое-то время не болеть, но в итоге они все равно начинают давить, вызывать «воспаление» и т.  д. Классический пример — скрываемые от самих себя детские обиды на родителей, часто вполне справедливые. Причём к самой обиде добавляется ещё и чувство вины за обиду, которое может быть больнее самой боли: «Ведь родители — святое! Их надо почитать! Как можно на них обижаться!»  И мы вновь и вновь пытаемся подавить эту обиду, не понимая, что подавление не лечит, а лишь загоняет проблему внутрь. Но ведь почитание не означает, что разбирать свои боль и обиду, связанные с родителями, не нужно.

Почти в каждом человеке живет непрощенная обида

Непрощённые обиды — одна из самых частых проблем в супружеских отношениях, когда семейная жизнь превращается во все возрастающий ком взаимных обид. Со временем, когда этот ком достигает гигантских размеров, это почти неминуемо приводит к разрушению брака. И не важно, будет ли это юридически оформленный развод или формально совместное проживание чужих, враждебных людей.

А есть ведь и совсем «странные» обиды, обиды, в которых не признается себе большинство людей. О которых они скажут: «Это точно не про меня! Это невозможно, мерзко, гадко и аморально!» Я говорю про обиду на близких за то, что они… умерли. Звучит очень странно. Но спросите себя: «А мне не обидно, что меня бросили? Не обижен ли я на родителя, супруга, ребенка, близкого мне умершего человека — за то, что он меня оставил тут одного, за то, что своим уходом сделал мне так больно?» Разум будет кричать, что это глупости, что близкий не виноват в том, что он умер, что он не хотел оставлять вас одного. Но кто-то маленький и несчастный внутри нас знает, что от правильных слов ему не становится легче, что боль и обида живут. По своему опыту скажу, что эта обида, в том или ином виде, есть практически у всех людей, переживших потерю.

Не бойтесь признаваться

Если вас что-то сильно задело, не стесняйтесь признаваться в этом, прежде всего, самим себе. Любая попытка уйти от обиды, говоря «ну что вы, все нормально, мне совсем не обидно» или «ну что вы, я давно простил», будет только загонять гнойник внутрь. Нет — «мне обидно, мне очень обидно и очень плохо». Только разрешив себе это прочувствовать, можно выйти из состояния (явной или затаенной) обиды.

Не копите!

Это очень важный момент. Если вы обиделись на человека, лучше сразу сказать ему об этом и попытаться вместе разобраться в проблеме. Не собирайте в себе пять, десять, сто обид. Чем их больше, тем труднее с ними потом справиться.

Формальные «прости — прощаю» без подлинного прощения не имеют смысла

Что мы вкладываем в слово «простить»? Забыть и сделать вид, что ничего не было? Так же, как прежде, радоваться человеку, который причинил тебе боль?.. С психотерапевтической точки зрения простить — значит отпустить. То есть не испытывать боли, переживаний, гнева, ярости по отношению к человеку.

Если вы чувствуете, что какая-то непрощенная обида (входящая или исходящая) вас гложет, постарайтесь ее искренне отпустить. Да, это работа со своей душой. «Все, я больше не хочу обижаться, потому что от этого плохо мне, а не тому, на кого я обижаюсь, это меня пожирает и не дает мне жить».

Проблема в том, что люди очень часто просят прощения или прощают формально: «Ой, прости, пожалуйста» — «Да ну, что ты, я на тебя не обижаюсь». А реального отпускания проблемы нет. Поверьте, что формальные «прости —прощаю» не работают.

Прощать ли тех, кто не просит прощения?

Прощать. Но как? Решат ли слова «я должен простить» проблему? Нет. Ведь что такое обида? Эта наша реакция на действия, которые задели наше слабое место. Но если мы просто скажем себе, что «мы должны простить обиду», то наше слабое место никуда не денется. Мы так и останемся его заложником. А вот если мы скажем себе, что хотим простить, то нам придётся найти в себе источник обиды. Нам придётся найти это слабое место, придётся проработать его. И тогда обида отпустится, ибо у неё не останется точки приложения. А наша душа станет немножко свободнее.

А если человек не хочет вашего прощения?

Важно понимать, что за фразой «Я никогда ни у кого не просил прощения» всегда стоит какая-то психологическая игра. Почему человек не признает свою вину, какую выгоду он из этого извлекает? Поэтому, если это не крайне близкий для вас человек, лучше формализовать дальнейшее общение. Не для того, чтобы его наказать, а для того, чтобы себя защитить. А с близким? За близкого мы можем бороться, снова и снова стуча в его сердце. И — достучаться. Или… отступить, понимая, что это уже не близкий.

Это не обязательно произносить вслух, это надо сказать себе. Человек один или несколько раз так поступил и не считает, что поступил неправильно. Значит, он может сделать это снова, и я должен быть к этому готов. Я не держу на него обиды, зла, но я просто знаю, что такое может снова случится. Точно так же, как я не держу зла на грозу, ураган или землетрясение, но при этом понимаю, что они представляют для меня опасность, и я стараюсь как-то себя обезопасить.

Просить прощения можно не только словами

Не забывайте, что есть люди, которым очень тяжело попросить прощения словами. Может, человек и не хочет, чтобы на него обижались, но просто не может произнести эти три заветных слова. Зато нередко такие люди всем своим видом и своими действиями пытаются показать, что были неправы — и тем самым перед нами извиняются. Засчитывать это как просьбу о прощении? Думаю, да. Такое поведение часто имеет гораздо больший вес, чем слова, которые снова приводят нас к проблеме формализма: «Ой, я тебе ногу сломал? Ну извини, пожалуйста».

Очень важно научиться признавать свою неправоту

Наш читатель опасается: «Ты вроде бы чувствуешь, что обязан попросить прощения, хотя, может быть, и виноват только отчасти. Но что, если твою просьбу о прощении человек воспримет как признание твоей капитуляции?»

С одной стороны, мы, скорее всего, снова имеем дело с какими-то искаженными взаимо­отношениями. Почему вы так боитесь, что ваши извинения воспримут как капитуляцию? Не кажется ли вам, что, если вы в ответ на ваше извинение ждете от человека фразы: «Ага, ты капитулировал!», это значит, что ваши отношения складываются каким-то скандально-деструктивным образом? Нужно ли вам это вообще? Не повод ли это для того, чтобы в корне изменить отношения?

С другой стороны, часто бывает так, что человек абсолютно прав по содержанию, но неправ по форме. Если вам, к примеру, что-то не понравилось в поведении другого и вы устроили по этому поводу безобразный скандал, наорали так, что человек ушел весь в слезах, разумеется, вам следует сказать: «Извини, я устроил ужасный скандал, я абсолютно не прав. Но при этом мне все равно не нравится то поведение, на которое я так по-дурацки, некрасиво отреагировал».

Любому ребенку и взрослому важно научиться признавать свои ошибки. От вас не требуется тотальное признание своей вины за всё. Если вы чувствуете, что в чем-то неправы, нужно просить прощения за конкретные вещи. И когда вы искренне признаете свою ошибку, когда вы совместно анализируете, почему так случилось, как это исправить, как не повторять этого в дальнейшем — это намного эффективней и для вас, и для окружающих, чем просто кричать: «Я виноват, прости меня, прости!» Вот это и есть здоровые отношения — когда люди пытаются проработать ситуацию, понять, что послужило причиной конфликта и разобрать свои ошибки.

Сбрасывая камень с души, не покалечь окружающих

Есть такая поговорка, и она наилучшим образом отвечает на последний вопрос нашего читателя. Если вы когда-то причинили человеку зло, о котором он не знает, если вы чувствуете, что виноваты перед ним, но боитесь своими словами сделать ему больно, разрушить его семью или даже жизнь, если ситуация уже неисправима — попросите у него прощения мысленно. Решите эту проблему без его участия, разберитесь сами со своей душой. Главное — искренне осознать свою неправоту.

Запомните: обиды — не неизбежность! С ними можно работать и справляться

Но надо четко понимать, что это душевный труд — большой, тяжелый и почти всегда очень болезненный. Может, и есть такие продвинутые люди, которые могут просить прощения и прощать легко и весело, но я таких в своей жизни ни разу не встречал ни среди мирян, ни среди священников. Это трудно, но необходимо. Потому что, если мы не проработаем нашу обиду, в какой-то момент жизни она начнет нас съедать.

Далеко не с каждой обидой можно справиться в одиночку

В некоторых случаях человеку нужна помощь со стороны. Какие есть варианты? Например, вы можете разобраться в проблеме вместе с тем человеком, на которого обиделись, — но только если он искренне готов вам помочь, готов работать вместе с вами. Если не получается решить вопрос между собой, можно обратиться за помощью к психотерапевту, который поможет посмотреть на то, на что самому посмотреть не удаётся.

Предание.ру — православный портал

Прощение — едва ли не ключевая тема всего Нового Завета. Слова о прощении включены в молитву Господню «Отче наш»; мы причащаемся Тела и Крови Христовых во оставление, т.е. прощение грехов.

И все же нам подчас так сложно простить и принять в свое сердце прощение! Какие неверные установки нам в этом мешают? И одно ли это и то же – простить и примириться? Не только нам трудно простить. Мы тоже – даже невольно – раним тех, кто рядом с нами. Как сделать так, чтобы наше слово о прощении приняли, чтобы нас простили?

Мы попробуем поговорить об этом, затронув истории Авраама, Иакова и Исава, Иосифа, Иова. Приходите и приносите свои Библии. Еще лучше – заранее освежите в памяти эти истории. Вместе мы сможем увидеть в них больше.

Лектор — Владимир Стрелов, ректор библейского колледжа «Наследие», преподаватель библеистики.

Несколько слов о том, чем мы с вами сегодня будем заниматься. Вы видели, объявлена тема: «Прощение».

С одной стороны, эта тема сразу связывает нас с религией. И христиане и иудеи и мусульмане знают, что такое прощение. Но если бы мы с вами были буддистами или индуистами, это слово не имело бы для нас никакого смысла. Там есть закон кармы, и соответственно, если ты сделал что-то плохое, тебе это вернется в любом случае, ничего ты с этим не изменишь, ни о каком прощении смысла говорить нет.

С другой стороны мы живем в XXI веке, когда психотерапия стала одной из важных сфер человеческой жизни. Если мы обратимся к трудам Фрейда, то во всем корпусе его трудов мы всего пять раз встретим это слово, причем, не в качестве технического термина, который он объясняет и размышляет над тем, как это прощение осуществляется, а просто «походя». И у многих современных психотерапевтов, когда заходит речь об обиде, вине и прощении, сразу отношение такое: «Надо поскорее клиента от этого увести. Освободить его от этого чувства вины вне зависимости от того, действительно виноват он, сделал он что-то плохое, или нет». Потому что психотерапия больше настроена на определенную политкорректность. Мы не судим клиента, и, соответственно, зачем нам говорить о том, что он реально виноват.

И поэтому, когда эта тема возникла в христианстве, понятно, что она была связана многие годы с исповедью, и мы могли бы, наверное, говорить и об аскетических практиках, но это бы потребовало отдельной большой лекции.

В психотерапии только в восьмидесятые годы «прощение» было заявлено, как тот психологический феномен, который нужно изучать, и у которого есть свои особенности. Если на них не обращать внимания, то прощения просто не получится. У нас сейчас здесь присутствует несколько человек, несколько человек еще есть в трансляции. Мне хотелось бы услышать от вас, в этой, достаточно большой теме, есть ли что-то, что вас особым образом интересует? Наверное, вы пришли не просто так. Кого-то я пригласил, и он сделал мне такое одолжение, а кто-то пришел, потому что это как-то связано, либо с его профессиональной деятельностью, либо с его личными отношениями.

Во-первых, что значит простить? Какой должен быть результат? И Как это сделать? Что человек должен сделать, чтобы произошло прощение? Внутри, в душе? Не внешнее примирение, а именно внутри?

Чтобы к этому больше не возвращаться. К этому человеку что-ли…, которого ты хочешь простить, и чтобы не возвращаться в этом состоянии. Потому что кажется, что ты простил, и даже иногда кажется, что: «ну все уже слава Тебе Господи простил». А периодически все равно это возвращаешься. И потом начинаются сомнения, что: «Нет, оказывается, я и не простила, наверное». А потом обратно. И это бесконечно. Особенно это с близкими происходит.

Два вопроса из чата.

Первый: как простить родителей?

Что делать с детскими обидами, как их прощать? Кроме того, не понял я вопроса: прощение дисфункциональных родителей.

Сумашедших?

Те родители, которые вели себя не так, как должны бы быть любящие родители.

Еще вопрос: как простить, если не получается? Как отцепиться от человека, чтобы прощение не было формальным, и действительно наступил мир в душе?

У меня в этом контексте, наверное, интересует прощение себя? Как простить себя? И что первичнее: прощение себя или прощение ближнего? Если отталкиваться от заповеди: «Возлюби ближнего, как самого себя», то, наверное, себя мы прощаем вначале, а потом прощаем другого человека. То есть как система: пока я себя сам не прощу, я не научусь прощать другого. Либо в этом нет взаимосвязи?

И я понимаю, что прощение, это долгий процесс. Может быть по вашему опыту, сколько уходит на это времени. Что мы собственно прощаем? У меня очень конкретный личный случай, я не от праздности сюда пришла. Это не просто обида, но одним словом не назовешь, это комплекс очень многих чувств, состояний, эмоций, и просто так обидой это не назовешь, это как-то мелко. Поэтому у меня вопрос: что мы прощаем?

Еще два вопроса.

Как простить себя за ошибку в прошлом? И что делать с непрощением, которое ушло в подсознание?

И вопрос сейчас я попробую сформулировать. Действительно, мы живем в мире, в котором существует понятие психологии, в котором существует понятие «болезнь», «патология», в котором нет по существу такого понятия, как «прощение», а есть «вина», «наказание» и «излечение». Действительно существуют религиозные представления о карме. Кстати, у меня по этому поводу есть несколько вопросов о теории греха как бумеранга, которую мы изучаем на «Введении в Ветхий Завет. Не является ли это некоторой эссенцией кармического представления о грехе? Вопрос в следующем: имеет ли смысл провести четкую грань между учением или пониманием человеческой природы, которая действительно нуждается в излечении, кармическом представлении о наказании, и человеческой личностью, которая нуждается в, собственно говоря, прощении, изменении, личностном преобразовании сознания, потому что я прошу прощения только сознательно. Личность и природа.

Вопрос большой, и я бы сказал, он больше богословский, чем практически ориентированный. Не уверен, что мы сможем его сегодня решить, Но давайте его тоже запишем. Хотя, мне кажется, что в вашем вопросе есть на самом деле и ответ. Но, давайте мы сейчас не будем углубляться.

Я хотел бы озвучить те вопросы, которые мне показалось важным сегодня затронуть. Во-первых, попытаться определить, в чем важность прощения для меня, для Церкви, для Бога? Что Писание говорит о прощении? И что изменило в этом вопросе распятие Христово? Потому что мы увидим с вами, что тексты Ветхого Завета практически не говорят о прощении людей людьми. Есть прощение Богом человека, но люди друг друга особенно не прощают.

Яркий пример – пророк Давид. Вы помните, у него было много недругов, но среди них особенно выделяется его военачальник Иоав, который был повинен в смерти его сына Авессалома, и Семей, который хулил Давида, в тот момент, когда Авессалом развязал гражданскую войну. Когда мы читаем реакцию Давида на этих людей, он говорит: «Не надо трогать этого Семея, Господь ему попустил». И нам кажется: «Какой кроткий Давид!» Про Иоава мы видим что: «А Давид молчал». Но вот Давид на смертном одре. Он призывает сына своего Соломона, и говорит: «Вот эти двое – ты их не оставь ненаказанными» И мы видим дальше, что Иоава практически сразу убивают, а Семея ставят в такие обстоятельства, что он в конце концов нарушает то, что от него требуется, и его, соответственно, тоже убивают. Пророк Давид. Какое прощение? О чем вы говорите?

Поэтому, мы должны говорить о том, что именно христианство, именно Христос и является тем, благодаря которому мы сейчас можем говорить о прощении людей друг другом, и особенно прощении врагов.

Так же мне хотелось бы говорить о разнице между терминами. Часто люди не различают: прощение и примирение. Хотя, на самом деле, это два разных слова, и за ними стоят две разные реальности. Можно простить, но примирение будет зависеть от того, какой путь проделал тот человек, который нанес нам обиду, ущерб. Есть такое слово «принятие». Оно появляется в Новом Завете. Христос принял нас, когда мы были еще грешниками, и оно удивительным образом возникает в психотерапии XX века у Карла Роджерса, который говорит о том, что, когда мы принимаем человека со всеми его слабостями, недостатками, и т.д., это как раз является ресурсом для того, чтобы он начал меняться. Мы не пытаемся его строить, что «Ты должен быть таким, и тогда я тебя приму», а сначала мы говорим: «Да, я такой же человек, как и ты, и я тебя принимаю». И потом возможны какие-то изменения. Очень интересно, как психотерапия доходит до того, что заложено у нас в христианстве.

Вы уже озвучили вопросы: «Почему мне трудно простить?», «Что мне мешает?», «Как простить обидчика, если нет сил?», «Что отличается в прощении верующего человека?», «Если психотерапия – это действительно практика, которая появилась в основном для тех людей, которые не знают исповеди, то что же у верующего человека здесь будет особенностью?» «Что является результатом прощения, как понять, что ты действительно простил?», «Чем прощение иногда подменяется?» и «В чем бывают патологии прощения?» И, собственно, разговор не только о том, как нам прощать. Но иногда и мы тоже совершаем те вещи, из-за которых на нас гневаются, обижаются, рвут с нами отношения. Как восстанавливать эти отношения, раскаиваться, просить прощения?

Определение прощения, на которое мы будет сегодня опираться. Еще раз – это Ричард Энрайт. Прощение – это готовность отказаться от права на обиду, преодолеть осуждение и безразличие по отношению к тому, который несправедливо причинил нам вред, одновременно развивая к нему незаслуженное сострадание, щедрость, великодушие и даже любовь.

Что в этом определении важно? Давайте посмотрим. Во-первых: это готовность. Некоторые думают, что прощение, это что-то, что я помолился и – чик!, и у меня что-то должно внутри измениться. На самом деле не так. Молитва будет действительно способствовать прощению, но прощение – это выбор. Одна из публикаций Энрайта, которая посвящена этому, как раз так и озаглавлена: «Forgiveness Is a Choice».

Итак, момент выбора у нас есть. И когда вы читаете аскетическую литературу, то там, в основном, подчеркивается этот момент выбора. Там нет разговора о всех составляющих прощения. Там вопрос очень конкретно стоит: «Столько прощать брату моему? До семижды семидесяти раз или нет?». И если вы возьмете патерики: «Древний патерик», «Достопамятные сказания», или тексты, принадлежащие Иоанну Кассиану Римлянину, Иоанну Лествичнику, Авве Дорофею, то там это будет в основном про вопрос выбора. Отказаться от права на обиду. Как интересно! Значит, у нас есть на самом деле право обижаться?

Мы увидим, что некоторые люди не смотрят, что происходит в них самих, они смотрят только на другого человека, и соответственно они думают о том, как изменить отношение к нему, а внутри себя непонятно, что происходит. И вроде бы они меняют отношение, но сказать, что они при этом обретают мир, мы все равно не можем. Значит, есть эта обида, осуждение, связанные с судом, несправедливость. Человек поступает несправедливо, но это преодолеваем. И безразличие. Потому что когда мы говорим: «Все, я простил, но теперь я этого человека вычеркиваю из жизни», это значит что-то не так с этим прощением. Безразличие – это не прощение. Кто несправедливо причинил нам вред, одновременно развивая к нему незаслуженное сострадание, щедрость, великодушие и даже любовь. То есть не только к этому обидчику мы чувствует какие-то негативные чувства, не только мы избавляемся от этих негативных переживаний, но еще и развиваем в себе некоторое позитивное отношение. Это не значит, что мы восстанавливаем отношения. Но это значит, что мы внутри себя меняем отношение с негативного на позитивное.

Как его изменить-то?

Если бы это было так просто, не надо было бы говорить об этом в течение полутора или двух часов.

Чтобы закрепить. Правильно ли я поняла, что прощение – это не обязательно восстановление отношений? Это может быть: «Я прощаю, я меняю отношение к этому человеку, но это не значит, что я вновь возвращаюсь к нему, продолжаю эту жизнь, и т.д.». То есть это может быть, условно говоря, расход, развод этих людей, и встреч может уже никогда не быть в жизни.

Насчет встреч, я бы не сказал так, даже по-другому. Но, да. Есть примирение и действительно восстановление отношений, и это следующий шаг, который идет за прощением.

Как же тогда понять?

Сейчас мы об этом тоже поговорим. Некоторые люди говорят: «А зачем мне вообще это прощение? Я без него прекрасно обхожусь» В одной из своих книг Энрайт дает такой образ: как вывихнутая коленка, душевная травма нуждается в исцелении. Как только нас ударили, оскорбили, нам хочется «занырнуть», закрыться, защититься от этой жестокости. Но настоящее прощение, говорит Энрайт, безопасно.

Давайте мы с вами сейчас обратимся к случаю Иосифа. Это – пример и прощения, и примирения. Но случай этот имеет очень много интересных особенностей. Вкратце, я напомню вам историю Иосифа. Это – любимый сын своего отца. У кого есть Библия, это книга Бытия 37-я глава. И вот, что мы про него читаем. Вот житие Иакова: Иосиф семнадцать лет пас скот вместе с братьями своими, будучи отроками. И доводил Иосиф худые о них слухи до отца их. А Израиль любил Иосифа более всех сыновей своих, потому что он был сыном старости его, сделал ему разноцветную одежду. И увидели братья его, что отец любит его больше всех братьев его, и возненавидели его, и не могли говорить уже с ним дружелюбно. Вот она – завязка конфликта. Оказывается, когда мы говорим о прощении, об обидчике, об обидимом, мы говорим, что у кого-то все-таки больше вины, чем у другого. Но на самом деле, уже здесь, буквально в этих трех стихах, говорится, что Иосиф тоже был «прекрасный товарищ». Он «стучал» на своих старших братьев отцу. Более того, он ходил, красовался в этой одежде. И тем самым, он вызывал ревность.

И потом, как вы помните, ему начинают сниться сны. Он рассказывает эти сны, из которых получается, что он вдруг становится каким-то очень уважаемым и почетным, к нему приходят и братья, и даже отец с матерью на поклон. И, безусловно, это увеличивает антагонизм, который существует в этой семье, напряжение растет. Я сейчас рассказываю об этом не так, как рассказывает свт. Иоанн Златоуст, потому что свт. Иоанн Златоуст делает Иосифа абсолютно хорошим, а его братьев абсолютно плохими. Но Библия нам показывает, что и там и там есть в чем каяться. Если бы мы с вами взяли иудейские комментарии, там наоборот, есть попытка выгородить братьев. Что, мол, это не они продали Иосифа в рабство, а это одно племя, которое было рядом продало другому, и они уже отвели. Но это все какие-то уловки. Когда мы читаем Библию, мы видим, что и там и там есть вражда, этот антагонизм.

И дальше мы читаем, что отец посылает Иосифа для того, чтобы тот посмотрел, как его братья пасут скот. Для чего? Опять же для того, чтобы он потом пришел и доложил отцу: «Пойди, посмотри, здоровы ли братья твои, цел ли скот, и принеси мне ответ». И послал его, и из долины Хевронской он пошел в Сихем. И нашел его некто, блуждающим в поле и спросил его тот человек: «Чего ты ищешь?» Толкователи с древности обращали внимание на это слово: некто. Почему бы бытописателю не сказать: «Встретил его просто какой-то человек»? Некто. В некоторых изданиях Библии его пишут даже с большой буквы. Идея здесь в том, что мы не знаем – это ангел? Может быть это человек, как и сказано здесь? Но важно, что он посылается Богом для того, чтобы Иосиф-таки нашел своих братьев. Это – странная ситуация. Мы же знаем, что дольше произойдет. Дальше произойдет этот конфликт. А Бог получается таким образом, вместо того, чтобы отвести, он дает возможность Иосифу с ними встретиться. Это к вопросу о том, как Бог участвует во всех этих ситуациях. Нам кажется, что Бог должен нас от всего охранять. Здесь мы видим, что это не так.

Нам так не кажется. Смысл же Божественного влияния, чтобы сердце человека изменилось. Значит, они должны были как-то измениться. Что-то в них было, что Бога не устраивало.

Я с вами согласен, но, положа руку на сердце, мне очень хочется, чтобы Бог меня оградил от всякого зла, от всяких конфликтов, чтобы не было никаких неприятностей. И мы ждем этого от Бога.

Такого быть не может, потому что мы среди людей живем, это нереально.

Почему? А Бог не всемогущий? Я сейчас не хочу вступать с вами в полемику. Я хочу сказать, что как меняется наше отношение, когда мы начинаем вчитываться в этот текст.

Итак, некто указывает Иосифу, где пасут его братья. И когда братья его находят, вернее, он находит братьев, они говорят: «Вот, идет этот сновидец!» И они стали умышлять против него, чтобы убить его. «Пойдем и убьем его и бросим в какой-нибудь ров, и скажем, что хищный зверь съел его. И увидим, что будет из его снов». И взяли и бросили его в ров. Ров же был пуст, воды в нем не было. И дальше проходит три дня. И идет караван, Иосифа вынимают из этой ямы, и продают его в Египет. Мы практически ничего здесь не читаем, о том, что происходит с Иосифом в ситуации, когда он попадает в ров. Давайте себя представим в качестве такого молодого «мажора», который знает, что «отец для меня сделает все». «Золотой мальчик», современная молодежь. Он попадает в трудную ситуацию, его куда-то везут, но язык-то ему никто не отрезал. Он мог вполне сказать: «Друзья, вам нужно завернуть в соседний оазис. Мой отец – один из самых богатых людей здесь. Он вам даст в тридесять раз больше, чем вы выручите за меня в этом Египте». Но почему-то он этого не делает.

В нем началась внутренняя работа. Она начинается за три дня сидения в этой яме, где он и в туалет по-видимому ходил. Он начинает понимать, что он-то оказывается, не прекрасен. И по-видимому, он понимает, что есть нечто в его отношениях с братьями, что он действительно совсем не замечает.

Надо полагать, что он верил в Бога. Верующий человек.

Он был верующим человеком, да.

Если он там сидел, то у него было время подумать и осознать, для чего это так случилось.

По попущению Божию.

Это все так. И вместе с тем, ему должна была прийти очень простая мысль. Если бы он действительно так поступил и пришел к отцу с этим караваном, отцу ничего бы не оставалось, как просто проклясть остальных детей. Он не идет на то, чтобы отомстить им. И я говорю, что начинается эта внутренняя работа.

Значит, он осознал какую-то вину свою перед ними, получается.

Да. Дальше, 38-я глава – странная вставка. Идет рассказ об Иуде. Но, правда, Иуда – это был тот, кто предложил его как раз продать. И потом вдруг рассказывается, что Иуда не выполнил того, что требовалось по закону левирата, сам согрешил, и от этого родились двое сыновей. Почему? Пока нам непонятно. Почему именно в этом месте. Не мог редактор книги Бытия как-то более последовательно вести в себя? Поставить историю где-то в другое место.

Но, 39-я глава. Иосиф был отведен в Египет, и был Господь с Иосифом. Казалось бы, Иосиф – раб. Но Господь с ним. Опять же, если говорить о том, как Бог участвует в обиде, это не значит, что он освобождает Иосифа, но говорится: «И был Господь с ним». Дальше вы помните ситуацию с женой Потифара, и опять же Иосиф попадает в еще худшую переделку, и опять говорится, от том, что: «Господь простер к нему милость». Странная это милость у Господа?

Давайте, мы сейчас не будем дискуссию вступать. Мне хочется кое-что до вас просто донести. А потом мы можем это обсудить.

Потифар. Темница. В темнице, как вы помните, он толкует сны, и надеется на то, что его вот-вот выпустят. Но при этом, тоже интересный момент. Это уже то, на что обращает внимание Иоанн Златоуст. Он говорит о том, что когда Иосифу предложили рассказать о своей судьбе, он говорит: «Меня просто продали в Египет, и потом я оказался в темнице». Он не обвиняет своих братьев, он не обвиняет жену этого Потифара в том, как они к этому отнеслись. Он просто констатирует факты. Это тоже кое-что говорит об Иосифе, и о том, какая внутренняя работа в нем идет. Он отказывается от того, чтобы просто даже кому-то говорить об этом. По крайней мере, чужим людям. Нет жалобы на братьев.

А в 42-й главе, братья приходят в Египет, потому что начался голод. И Иосиф делает вид, что он их не узнает. Златоуст, конечно, говорит, что Иосиф так поступает, потому что он хотел выведать о том, что же стало с Вениамином, как его отец? Потому что, думает Златоуст, Вениамин мог пострадать от братьев так же, как пострадал Иосиф. Но Вениамин себя так не вел, с чего бы им к нему так относиться? Значит, что-то другое движет здесь Иосифом. Почему он увидел Иосиф братьев своих и узнал их, но показал, будто не знает их. И говорил с ними сурово, и приставил даже переводчика для того, чтобы они не поняли, что он понимает по-еврейски.

А потом, он отдает их под стражу на три дня. Обратите внимание: три дня. Яма три дня, и вот эта стража. Что происходит в этот момент с братьями? 21-й стих 42-й главы: Говорили они друг другу: «Точно мы наказываемся за грех против брата нашего. Мы видели страдание души его, когда он умолял нас, но не послушали. За то и постигло нас горе сие». Более того, случается так, что Иосиф подстраивает, что якобы они – воры, и берет Симеона в заложники. Как они будут действовать? Вот что для него важно. Понимаете, по-видимому, он любит своих братьев, он их простил к этому моменту. Но можно ли им доверять? И он специально подстраивает всю эту историю для того, чтобы посмотреть, а они-то изменись? А как они будут вести себя в схожих обстоятельствах? Возможно ли примирение с этими людьми, которые меня в свое время бросили? И у них действительно этот процесс покаяния, я не знаю, шел ли он до этого, но здесь он совершенно точно идет. «Мы наказываемся за грех против брата нашего» 43-я глава. Братья возвращаются в Египет, обнаруживают что у них там еще что-то, что они не брали с собой. Они в шоке, «Как же мы покажемся? Тем более, от нас потребовали, чтобы мы еще и Вениамина привели сюда». Но «голод – не тетка», приходится идти снова. И Иуда берет на себя главную действующую роль. И сказал своему отцу Иуда: «Тот человек решительно объявил нам, сказав: «Не являйтесь ко мне на лицо, если брата вашего не будет с вами». Если пошлешь с нами брата нашего, то пойдем и купим тебе пищи, а если не полешь, то не пойдем, ибо тот человек сказал: «Не являйтесь ко мне на лицо, если брата вашего не будет с вами». Иуда всячески ободряет своего отца, но, придя туда, оказывается, что опять же, Иосиф подстраивает так, что якобы кубок у него украли, и этот кубок украл Вениамин. И тут испытание уже для самого Иуды. Потому что именно он в свое время решил продать своего брата в рабство. Иуда ходатайствует перед Иосифом, которого он не знает, и говорит: «Я, раб твой, взялся отвечать за отрока отцу моему, сказав: «Если не приведу его к тебе, то останусь я виновным пред отцом моим во все дни жизни. Итак, пусть я, раб твой, вместо отрока останусь рабом у господина моего, а отрок пусть идет с братьями своими». Представляете, Иуда, который тогда был зачинщиком этого, насколько он изменился! Он готов пожертвовать собой для того, чтобы и отец, и его младший брат от жены-соперницы, тем не менее, были спасены! Фактически, мы можем говорить, что Иуда здесь выступает, как искупитель.

Может быть, он за это время все-таки раскаялся?

А тут как раз действительно нам важно понять, почему эта странная 38-я глава, где рассказывается об Иуде. Там говорится о том, что Иуда должен был невестке своей отдать третьего сына по закону левиратного брака, но он не захотел. Потому что предыдущие сыновья умерли непонятно от чего, может она проклята, или еще что-то такое. Но Закон он не исполнил. Тогда эта невестка Фамарь идет, притворяется блудницей, и зазывает к себе Иуду. Иуда приносит знаки своего достоинства – печать и посох, входит к ней, она потом исчезает, а потом он узнает, что его невестка беременна. Представляете, какой это позор?

Представляем.

Позор для кого?

Сначала для Иуды, потому что он допустил, что невестка беременна. А потом, когда он понимает, от кого она беременна, это вдвойне позор. Иуда всю свою оставшуюся жизнь ходит, понимая, что Господь ему попустил такое тоже не просто так.

Все-таки, я бы сказал, что это позор больше для женщины, которая вдруг забеременела, не имея мужа, взяв на себя такую немалую ответственность.

Женщина не может брать на себя ответственность.

Значит, согласно тексту, может. И Иуда действительно может быть опозорен. Но он решал очень просто, женщина (неразб.).

Это – первый позор. А второй позор – его личный. Мне сейчас важно, что происходит у Иуды. Что Господь ему тоже попускает какие-то вещи для того, чтобы он тоже что-то для себя осознал. И если бы не было этой 38-й главы, этого случая с Иудой, еще неизвестно, как бы он себя вел в ситуации с Иосифом.

Дальше – счастливое воссоединение семьи. Однако, конец книги Бытия: отец умирает, братья боятся: «А вдруг у Иосифа все-таки остался на нас гнев?». «И увидели братья Иосифовы, что умер отец их, и сказали: Что если Иосиф возненавидит нас, и захочет отомстить нам за все зло, которое мы ему сделали?» И послали сказать Иосифу: «Отец твой перед смертью завещал, говоря: «Так скажите Иосифу – прости братьям твоим грех их, так как они сделали тебе зло. И ныне прости вины рабов Бога отца твоего». Иосиф плакал, когда ему говорили это. Пришли и сами братья его, и пали пред лицом его и сказали: «Вот мы рабы тебе» И он сказал: «Не бойтесь, ибо я боюсь Бога» Мы видим здесь, что для прощения, по крайней мере, Иосифу, и примирения, очень важно, что он ходит под Богом. Мы не знаем, может быть ему приходили на ум мысли о том, что: «Вот, сейчас, действительно, можно как-то так поступить». Мы не знаем. Но важно, что у него есть четкий ответ на это: «Я боюсь Бога, и я так действовать не буду».

Это – интересный случай, который нам показывает несколько граней, связанных с прощением и примирением. Мы видим, что у самого Иосифа процесс прощения начинается достаточно рано. Приблизительно в тот момент, когда он оказывается в этой яме. У братьев, мы не знаем. Может быть, когда они оказываются перед Иосифом. Несмотря на то, что Иосиф, по-видимому простил своих братьев, он не спешит с ними лобызаться при первой встрече. Он должен их проверить: «А что это за люди? Какие люди ко мне пришли? Да, я понимаю, это мои братья. А могу ли я им доверять?» Это очень важный вопрос.

Еще пишут о том, что возможно, Иосиф проверял свои чувства, простил ли он братьев своих или нет.

Может быть. Но в любом случае, этот случай Иосифа остается такой достаточно счастливой новеллой в корпусе библейских текстов.

Однако если мы с вами посмотрим книгу псалмов, то мы там увидим совсем другие тексты. Тексты, которые получили у нас название «псалмы проклятия». И эти «псалмы проклятия» адресованы действительно врагам. У нас в блоге колледжа «Наследие» есть подробный разбор 34-го псалма. Я сейчас не буду это пересказывать, просто обращу ваше снимание на структуру, каким образом, это проклятие высказывается. Сначала призывается Господь, потом крики о том, чтобы какие только можно проклятия пали на темя этих злодеев. Дальше: жалобы на то, что я-то был им другом, а они-то как ко мне поступают! Дальше: «Господи, я одинок, спаси меня!». И ему уже враги в этом смысле не важны. Он обращается ко Господу за справедливым судом, и говорит: «Я надеюсь, что я прославлю тебя еще в собрании великом», а враги уже перестают доминировать в его сознании. И, конечно, если мы с вами возьмем традиционную христианскую экзегезу этих псалмов, мы увидим, что это, например, пророчества. Или эти псалмы нужно читать аллегорически. Но на самом деле, надо увидеть очень простую вещь. Когда псалмопевец вот так высказывает свой гнев, он от него избавляется.

Это же очень по-человечески, не только у псалмопевца.

Не только псалмопевец да. И для врагов это очень характерно. Для Ветхого Завета очень по-человечески: высказать Богу, какие они ужасные. Другое дело, что там уже начинается процесс. Когда мы говорим: «Господи, я Тебе предаю суд над ними», мы сами отказываемся от мести. Когда мы говорим о том, что: «Господи, мне плохо!» Мы надеемся на то, что Господь нас восстановит и скажет: «Этот человек тебя обидел? Я тебя успокою»

Но покудахтать-то надо! (смех)

Это все достаточно серьезно. И это – один из способов, каким образом мы можем реагировать и проживать то, что с нами происходит. Не надо думать, что к Богу мы можем приходить, только сказав ему о том, что: «Господи, мы хотим полюбить наших врагов». Нет, мы можем ему высказать: «Этот человек меня предал. Он просто ужасен. У меня слов не находится, чтобы сказать, насколько я его ненавижу сейчас. Господи, но я к Тебе обращаюсь!» Этот способ обращения с обидой, мы знаем из псалмов проклятия. И он применим к врагам.

Но, знаете, конечно, есть фраза: «враги человеку – домашние его», но они не о бытовых конфликтах. Они именно о том, что человек религиозно не воспринимает что-то. А что же делать со своими родственниками?

Понять и простить.

Нет. Обличить! Расспроси друга твоего, может быть он не делал этого? Может быть он не говорил этого? А если сказал, пусть впредь не говорит. Кто не согрешает языком, таких нет. Говорит книга Иисуса сына Сирахова: «Если согрешит против тебя брат твой». То есть, смотрите, про друга мы должны с ним поговорить, причем, смотрите какой глагол: расспроси. Не обвиняй, а расспроси. А что на самом деле произошло?

Если он не готов, как быть с тем?

Я говорю сейчас о христианстве и о иудаизме, и о друзьях и братьях. Сейчас посмотрим, в какой момент это может быть? Это пока не уточняется. «Если согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его. А если покается, прости его». Мы читает уже в Евангелии. Но что такое «обличать?» Если мы с вами откроем послание к Ефесянам, то мы увидим с вами, что апостол Павел говорит: 5-я глава, 11-й стих: «Не участвуйте в бесплодных делах тьмы, но и обличайте, ибо о том, что они делают тайно стыдно и говорить. Все же обнаруживаемое делается явным от света, ибо все, делающееся явным, свет есть». То есть идея в том, что задача не в том, чтобы вынести суд, а просто сделать явными какие-то вещи, которые были непонятными, чтобы они для самого человека стали понятными.

Для обиженного?

Для обидчика. Обличайте. Пример: в иудаизме. Здесь был вопрос по поводу родителей. Давайте не будем пока говорить о том, что это глубоко, какие-то непреодолимые обиды, а скажем, что родители сейчас от нас требуют чего-то, чего наша христианская совесть позволить себе не может. В иудаизме очень просто: задать вопрос: «Папа, мама, а как вы думаете, это соответствует Закону Божию?» Тут нет такого, и я может быть сейчас не ту интонацию взял, можно же с более уважительной интонацией это сказать, но идея в том, что ты не обличаешь напрямую, вернее, не ругаешь, не судишь. Но вместе с тем становится все ясно. Причем, в Евангелии говорится, что прежде, чем обличать, надо посмотреть. «Что ты хочешь вынуть соринку из глаза брата твоего, а бревна в своем глазу не чувствуешь?» В психологии есть даже специальный термин: «проекция». Очень часто нас раздражает в других то, что на самом деле присутствует в нас самих. И поэтому, первое, если уж говорить, то хочется обличить. Посмотрите, это мне самому свойственно, присуще? Обличать следует только мудрого. «Не обличай безумного, чтобы он не возненавидел тебя. Обличай мудрого, и возлюбит тебя» Сплетни, доносы, публичное посрамление – это не обличение. Суд – это не обличение. Выплеснуть негатив в такой форме, это тоже не обличение.

«Когда у меня плохое настроение, я всегда говорю правду».

А еще, знаете, в Евангелии сказано: «Если брат твой согрешит, обличи его в одиночку, не послушает тебя при двух и трех, При двух и трех не послушает, скажи Церкви, если Церковь не послушает, то будет тебе, как язычник и мытарь». Идея в том, чтобы все-таки приобрести брата, а не воспользоваться этим механизмом для того, чтобы отсечь неудобного человека. Это тоже не будет обличением.

В Писании мы видим, что обличение часто начинается с вопросов. «Адам, где ты?» Саул поставил себе памятник, и вместо того, чтобы убить вражеского царя, оставил его в живых, надеясь заключить сепаратный мир, да плюс еще животных сохранил, и ему тоже задается вопрос: «А что это за блеяние овец и козлов, которое я слышу?» – «Да это не я, это народ». Не сработало обличение. Мы видим обличение, например, в ситуации с Давидом, ему рассказывают целую притчу о бедном человеке с овечкой. Пророк Нафан ему рассказывает, как он поступил с женой Урии хеттянина.

Если мы посмотрим разные патерики, то мы там увидим очень много вариантов того, каким творческим образом может быть это обличение преподано, в какую обложку оно может быть завернуто для того, чтобы человек так прямо его сразу не отверг. Но надо заметить, что помимо обличения, мы можем еще умолять, напоминать о самом главном, молиться. Таким образом, мы можем с вами говорить, что на обиду может быть несколько разных реакций. Во-первых, мы можем отрицать, что нам нанесена обида. Попытаться ее забыть. К чему это нам приведет?

Это все накопится

Нам самим будет плохо. Будут неконтролируемые вспышки агрессии, может быть на других людей, вовсе не на обидчика. У нас могут образоваться какие-то зависимости, с помощью которых мы попробуем справиться с негативными чувствами. Это все может уйти в психосоматику. Открою маленький секрет: я впервые задумался б этих вещах после разговора о том, что «я вообще-то не обижаюсь, а вот голова болит часто».

Нимб жмет.

Нет, просто гнев проглатывался. Другой способ справиться с обидой, мы видели, это выражение гнева, или даже месть. К чему это приводит? К разрушенным отношениям. Некоторые люди решают для себя, внутри, может быть даже неосознанно: «Не буду-ка я его прощать. Пусть помучается. И, таким образом, уже не он будет, если он выступал с позиции сильного, а я буду в этих отношениях теперь рулить». И таким образом, мы приходим к манипуляциям, и тому, что называется «токсичные отношения».

И вот, наконец, само прощение. Можно в нем застрять на какой-то из стадий, можно прийти к исцелению. Но дальше все зависит от того, что происходит с тем человеком, который нас обидел. Если он осознает, что произошло, просит прощения, готов восстановить ущерб, то мы с ним примиряемся и восстанавливаем отношения. В противном случае придется установить какие-то границы. Я не стал сюда включать вот это «принятие», потому что Христос принимает нас, когда мы были еще грешниками. Можно сказать, что в каком-то смысле принятие предполагает, что последовательность немножко меняется. Мы принимаем человека, и он начинает меняться. Но все равно какой-то шаг, он должен сделать, он должен сказать, что я понимаю, что он неправ.

И когда мы переходим действительно к Иисусу, мы видим, что он меняет наши представления о гневе, обиде, прощении. Он меняет и Нагорной проповедью, и своим отношением к людям. Но больше всего меняет тем, как он встречает свои страдания. Он не злословит взаимно, он молится: «Прости им Господи, ибо не ведают, что творят». И это действительно меняет отношение к прощению. И каждый раз, когда нам сложно простить, сделать этот выбор в пользу прощения, для нас, верующих православных христиан, всегда есть на кого, по крайней мере, посмотреть. И Новый Завет действительно говорит нам уже больше, чем сказано в Ветхом Завете. Христос говорит о том, что я вам оставляю единственную новую заповедь: «Да любите друг друга, как Я возлюбил вас». Он говорит «Прощайте и прощены будете». Он говорит: «Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас, и молитесь за обижающих вас». Он говорит: «Блаженны кроткие – вы соль земли, и вы – свет мира». Если вы так себя чувствуете, вы не будете вести себя, как мелкий склочник. «Солнце да не зайдет во гневе вашем» – это очень полезный стих, потому что если его понять буквально, это значит все обиды должны закончиться до того, как ты лег спать. У меня есть одна знакомая старшая подруга, мама нескольких священников и матушек. Она говорит, что у нее в семье было принято перед сном просить друг у друга прощения.

Ну и наконец, поучение о любви. У меня сейчас нет задачи, как у проповедника, вас убеждать в том, что любовь и прощение, это – то, что важно. Мне кажется, что вы это понимаете, будучи верующими людьми. Почему это важно для нас как для Церкви? Потому что Христос действительно хотел, чтобы мы все были едиными. И если один другого не прощает, значит в Церкви образуется трещина, и значит, мы не можем быть общими детьми Одного Единого Отца. Это невозможно себе представить! Каково тогда Отцу.

Святитель Иоанн Златоуст выстраивает целую иерархию того, каким образом человек может тренироваться в принятии обиды. Первая ступень, это – не начинать обиды, потом, не воздавать злом обидевшему. Не только не делать обижающему того, что ты претерпел от него, но и оставаться спокойным, предавать себя злостраданию, подставить другую щеку. Отдавать больше, чем хочет взять причиняющий обиду: «отдай ему и рубашку». Не питать к нему ненависти, даже любить ему, благодетельствовать ему, молиться о нем Богу. Это вы все можете прочесть в его комментариях на Нагорную Проповедь, 5-ю главу. Вот Светлана уже говорит: «Это уровень святости, а мы пока не святые».

Эмоциональный ряд идет независимо от тебя.

Поэтому мы сейчас и посмотрим на процесс прощения по Роберту Энрайту.

Чтобы понимать, через что нам придется пройти, и каких ошибок не стоит делать.

Итак, мы сейчас работаем с первыми четырьмя графами. Он делит процесс прощения на четыре этапа:

– обнаружение

– решение, или выбор простить

– работа

– результат и углубление, или в последней своей работе, он это называет «открытие». Что это мне дает на самом деле?

Эта модель работала с девочками, которые претерпели насилие от своих родственников. Мы сейчас будем говорить об этой модели, и сразу, может быть, приводить конкретные примеры.

Итак, этапы обнаружения. Очень часто люди отрицают, то вообще обида была нанесена. Верующие люди склонны сразу переходить к третьему этапу: попытке понять обидчика и начать ему сопереживать. И что тогда происходит? У меня внутри какие-то непроработанные чувства относительно самого себя. Мне ужасно, мне плохо, но я уже начинаю сопереживать этому человеку, и у меня возникает внутренний конфликт. Мне все равно хочется ему что-то сделать нехорошее, а я ему уже начинаю сопереживать, я понимаю, что он-то тоже не очень виноват. И я начинаю чувствовать вину из-за того, что я его по-прежнему ненавижу. И я так сам себя вторично наказываю.

Володь, а ведь эти проповеди, которые сейчас будут читаться по воскресеньям во всех церквях, будут наносить прямой вред слушающим! Они будут призывать всех именно к третьему этапу.

Мы сейчас посмотрим Энрайта специально для того, чтобы, по крайней мере, нам адекватно к этому относиться. Первый момент, это – понять: «А что же произошло со мной?». Мне причинили боль. Ущерб, унижение. Часто человек, который пережил какую-то травму, обиду, если это действительно серьезный ущерб нанесен, это не только на физическом уровне. Это еще он и теряет самоуважение к себе. «Значит со мной можно так поступать?». Его самооценка падает. Начинается процесс осознания природы обиды и ее последствий. Но, вместе с тем, важно четко понять, кто, кому, чего сделал. Факты, а не восприятие. Знаете, есть такие модели психотерапии, которые работают наоборот. Например, если вы попадете к какому-нибудь не очень профессиональному расстановщику, то там идея в том, что – тебе плохо? Мы сейчас найдем «козла отпущения». Это будет твоя пра-прабабушка. На нее навесим все твои проблемы, ты ее благополучно визуализируешь, и ее прощение, и тебе станет лучше. Но насколько это честно? И причем здесь бабушка?

Бывает другое. Опять же, если вы будете читать, например, психологов когнитивистов, психотерапевтов Альберта Эллиса, или у нас, например, Юрий Орлов. Они начинают сразу с третьего этапа – пересмотр своих ожиданий. И Орлов предлагает задать три вопроса: Кто вам вообще сказал, что этот человек должен к вам относиться хорошо? С чего вы решили, что в этой ситуации он должен был вести себя так, а не иначе, что вы обиделись, и т.д. У меня в конце есть это размысливание обид: как должен бы был вести себя обидчик, чтобы я на него не обижался. Насколько мои ожидания относительно поведения другого реалистичны? Как часто поведение этого человека соответствовало моим ожиданиям? Как образовались мои в высшей степени реалистичные ожидания, которые я не всегда сознаю? От кого я им научился? От кого я научился так жестко программировать другого человека?

Если это в сфере, что мне никто ничего не должен, тогда легко сказать, что ну и я тогда ничего не должен.

Но вы знаете, что я хочу сказать таким образом? Орлов с одной стороны, в некоторых случаях, действительно это правда. Нам нужно понять, что мы, может быть, от человека очень многого хотим. Но это не отменяет того, что он нам мог реальный ущерб нанести, и с этим реальным ущербом, с этой реальной болью, все равно что-то нужно делать.

Но в некоторых случаях, извините, в случае развода, например, как можно говорить о мы от него много ждали? Что значит много ждали, это муж и жена! Или в случаях измены. Это огромная трагедия! Поэтому, мне кажется, Орловский подход вообще никак не работает.

Он работает, но только на третьем этапе. Давайте понимать, что все должно быть на своем месте.

Значит, у нас может быть желание справедливости: мести и наказания. И это естественно для человека. Важно это в себе отследить, что это у меня есть. Мы можем ощущать стыд, если это унижение было совершено публично. Скажем, супруга пьющего человека может ощущать стыд за поведение своего супруга. А человек может чувствовать вину, если он в этих отношениях получал еще какое-то удовольствие. Если говорить об этих девочках – жертвах насилия, они будут чувствовать еще и вину, что «как будто я его на самом деле спровоцировала, и я же получала удовольствие, значит я же еще и виновата получается!» У человека все оказывается перепутано. Если справедливость не восстанавливается в течение некоторого времени, еще больше человек чувствует себя хуже, это фрустрация. Начинается проработка: стыд-вина. Очень важно объяснить человеку в этот момент: «Да, у тебя могут быть навязчивые мысли об этой обиде, об этой ситуации и об этом обидчике. Постарайся переключиться на то, что именно в тебе сейчас происходит. И работа психотерапевта заключается в том, чтобы фокус внимания сместить с этой ситуации травмирующей, и с конкретной личности обидчика, на то, что происходит в человеке». «Что мне плохо?» «Что я испытываю?» Часто люди переживают изменения в жизни. Мир уже не будет прежним. Если это ситуация, скажем, измены, вполне возможно, что человек решит для себя: «Я подаю на развод. Я не могу больше этому человеку доверять».

Если это связано, я читал случай, когда у женщины украли и убили ее дочь. И, соответственно, тоже мир никогда не будет прежним. Потому что дочь уже не вернуть. Может быть здесь будет пересмотр позиций о справедливости и Боге. Если я раньше думал, что Бог меня от всего должен уберечь, то оказывается, что нет, Бог это допустил, и как же тогда я должен относиться к Богу? Я сейчас не даю ответов на эти вопросы, но они возникают, и они совершенно нормальны. И человеку об этом можно сказать. Такие вопросы возникают не у тебя одного. У всех людей, которые сталкиваются с такими ситуациями, такие вопросы возникают. И тут важно обучение прощению. Именно о том, что это – длительный процесс. Что это не сразу. Что это – не то, что ты должен сразу примириться и сделать вид, что ничего не было, и так далее. То есть можно сказать, что на этом этапе важно человеку рассказать, что собственно действительно помогает.

Второй этап связан с тем, что человек начинает понимать: обида меня разрушает. Я не могу общаться со своими родственниками нормально, я закрываюсь от них. Я с Богом не могу общаться, у меня молитва не идет. Я сам в себе начинаю замечать какие-то вещи, которые мне не были раньше свойственны. Видно, что просто идет разрушение даже на физическом уровне. Тут возникает первая мысль о том, что, может, действительно надо простить. К тому же я знаю из Евангелия о том, что надо прощать. Но я знаю, что надо прощать и я знаю, что Бог меня к этому призывает, но еще пока моего решения нет. И я понимаю, что обстоятельства подталкивают, Бог говорит, но еще моего решения нет. Потом я понимаю: вообще-то это мой близкий человек. Это может быть мой коллега на работе. Это может быть мой брат или сестра. Мы будем жит в одной квартире. Каждый раз сталкиваясь, что я буду чувствовать. Лучше простить.

Может быть лучше пойти дать в морду, и пускай он прощает?(смех)

Мы говорили уже, что это может привести к разрушенным отношениям. Понимаете, когда человек начинает искать справедливости, это, к сожалению, неостановимый процесс. Все гражданские войны начинаются из поиска справедливости. И чем они заканчиваются? Вовсе не справедливостью. Потом требуется тот же самый путь примирения, но еще более длительный.

Побежденная сторона тоже пишет в летописи, что она победила.

И тут уже человек действительно должен сделать выбор: «Я хочу его простить». Этот выбор будет чисто головным. Еще сердце к нему на эмоциональном уровне не присоединяется. Но это – решение. Если мы говорим о том, что как мы можем посмотреть на это как христиане, мы знаем, что некоторые вещи от нас зависят – просто выбор стрелки компаса. Куда она будет указывать? А силы уже мы надеемся на то, что даст Бог.

Надо направлять волю к заповеди, наверное? К Богу?

Как мы можем помочь себе на эмоциональном уровне присоединиться к этому нашему когнитивному решению? Мы начинаем попытки понять обидчика, способность увидеть его и его поведение в новом свете. Не черно-белом. «Да, этот человек мне вчера сделал то-то. Но у нас был год отношений, и было очень разное. И где-то он относился ко мне совсем не так, по-человечески. И я вижу некоторую динамику в наших отношениях, с одной стороны». С другой стороны, его история.

Если мы говорим о прощении наших родителей, я переводил книгу: «Возмужание – снова в путь», автор Алан Медингер. Он рассказывает, нам о том, что у нег было много претензий к своему отцу. И потом он начал размышлять. Его отец оказался сыном послевоенного поколения. Причем там был какой-то конфликт, мать была вроде бы немка, а отец был англичанином. И они ни там, ни там, не были приняты, эта семья. Отец был, в принципе неплохим человеком, но у него были реальные психиатрические проблемы. И он не уделял достаточного внимания сыну не потому, что не хотел, а потому что ему приходилось иногда лежать в госпитале. И, кроме того, говорит Алан, мне еще предстояло отделить мое восприятие от реальных фактов. И я понял, что это не отец не хотел в некоторые моменты со мной общаться, а это я от него почему-то закрывался. Он говорит: «Так я смог немножко лучше почувствовать своего отца». Когда мы начинаем видеть эту историю, которая стоит за жизнью наших родителей, то мы можем проникнуться к ним сочувствием, сопереживанием.

Еще один момент, это конкретные обстоятельства, во время которых мне были нанесен эти травмы. Может быть. человек не спал неделю, потому что он готовил какой-то важный проект. И он на меня сорвался. Т, что он сорвался, как он это сделал, это ужасно. Но мы можем понять, что у него тоже были некоторые смягчающие обстоятельства.

Только вопрос еще в том, что как бы мы внутри себя оправдываем обидчика. Точнее, поступок его мы оправдываем.

Скорее, мы во-первых, видим личность его с какими-то человеческими ограничениями.

Но от этого нам легче не делается! Сама травма не исчезает.

Мы уже начали на первом этапе работать над тем, что в нас. Мы поняли, что у нас болит, мы, может быть, нашли для себя сеть поддержки, которая нам как-то будет в этом смысле, в ней есть нижняя часть, что верующий человек делает.

Мы говорим об обиде, которая возникает при систематическом обижании человека, либо тот случай, который ты сейчас указал – это случайная обида. Или обида, это когда комплексное постоянно отношение мужа к жене и семье, оно происходит годами.

Претензии друг ко другу.

Энрайт говорит о разных ситуациях.

Бывает взрыв эмоций: обидел, сорвался, а на следующий день все нормально.

Если говорить о его ранних работах, он говорил скорее, об отдельных случаях. А его последняя книга называется: «Forgiving Life», то есть «Жизнь исполненная прощения». Это пособие по самотерапии. И там он приводит людей к тому, что: «Давайте мы посмотрим сейчас на наших школьных друзей, не друзей, и их простим. Давайте посмотрим сейчас на коллег по работе». То есть он дает практические вещи. Он предлагает понять, что мы переживали, признать это. Я уже перечислял в первом пункте, фактически он предлагает действительно оценить это, высказать это хотя бы на бумаге, в дневнике. И размышлять не о том, в чем мы застреваем, а о том, если вы будете думать: «Мне сделали плохо. Как я могу о себе позаботиться?», у вас найдутся какие-то идеи относительно этого. Вы, может быть, подумаете: «Ну хорошо, в этом магазине ко мне отнеслись плохо. Пойду в другой магазин, не буду сидеть дома и переживать по этому поводу». Я может быть мелкую вещь предлагаю.

Ну правильно, не хочешь общаться с этим человеком – не общайся. на работе прохожу мимо его.

Но с родственниками-то там не получится!

Мужчина, узнавший о измене своей жены. Первоначально он испытывает много гнева. Он хочет ей, может быть, отомстить. Он эти чувства признает. Когда он их признает, они начинают постепенно снижаться. Но все равно остается ощущение предательства доверия. И тоже он решает: «Все равно, я ее люблю, она для меня дорога, хотя сейчас я с ней…»

Но он ее может и не любит.

Мы сейчас за полтора часа пытаемся рассказать о процессе, который идет в течение длительного времени.

И он начинает размышлять: «А какие обстоятельства были? Что было? Я знал всегда, что в детстве она была нелюбимым ребенком. Я видел, как ей было важно мое присутствие. Но в этот момент, когда это все случилось, я могу точно сказать, я постоянно задерживался на работе». Это ее не извиняет, но помогает понять, почему она оказалась слабой в этой ситуации. И задача здесь – почувствовать, скорее, что все мы люди.

Это очень хороший пример, в том плане, что отделить поступок от человека, ты концентрируешься на поступке, а не на личности.

Фактически, к этому действительно идет, что мы видим личность. Эта женщина, описывала, как она потеряла свою дочь. Она говорит: «Мы поехали отдыхать, я поцеловала свою дочку, она меня обняла, пошутила со мной. И мы просыпаемся, и оказывается, что палатка с одной стороны прорвана, а дочери нет» Девочке было семь лет. И мы ее искали. Подключились местные службы полиции, ФБР, общественные организации. Никакого следа. Через месяц мне позвонил человек, и сказал: «Ваша дочь у меня». Она говорит: «Я хотела договориться, у меня уже прошла на него первичная ненависть, мне стало важно чтобы только дочь спасти. Но он не позвонил, и звонок этот не отследили. Мне подсоединили всякие устройства, для того, чтобы фиксировать такие звонки. И он не звонит. А я христианка. И я понимаю, что я не верну свою дочь, если я буду на него гневаться. И у меня начался процесс, когда я начала молиться за этого человека. И через год он позвонил, и я ему говорю: только не вешайте трубку. И я стала ему говорить о том, что я к нему не чувствую сейчас того, что я чувствовала тогда. Он оказался настолько этим растроган, что он разговорился с ней, и проговорил в течение двух часов». То есть это не только ее сумасбродное восприятия. И этот человек это почувствовал. И его в результате вычислили. Приехали домой и нашли остатки того, что…

И она смогла его простить?

Что она сделала. Когда газеты стали писать, что пойман такой маньяк, она добилась встречи с ним. Она увидела, что это слабый, несчастный молодой человек, больной, скорее. Я почувствовал в ее описании, что она, скорее смогла его пожалеть в чем-то. И она добилась, чтобы его не расстреливали, а заменили на пожизненное.

Ну, это еще хуже.

А вот это большой вопрос. Я не буду сегодня в это углубляться, это все-таки США, а не Россия.

Но там в теме о прощении есть большой кусок, а что мы если в политике, если в при преступлениях, мы что хотим? Мы хотим, чтобы человек исправился, или мы хотим его только наказать? Если только наказать и устрашить общество – да, тогда расстрел. Если мы все-таки думаем о самом этом человеке, тогда пожизненное. Но я сейчас не хочу в эти споры включаться, я хочу сказать, что для нее этот процесс занял больше года. В результате она смогла с ним встретиться и поговорить, и тут очень важно, что, когда мы встречаемся с человеком, который нас обидел, когда мы можем ему сказать: «я прощаю», даже просто жмем руку, в этот момент что-то происходит. Не случайно в нашей культуре есть много ритуалов, связанных с тем, как эти процессы происходят. И это бывает очень важно: встретиться, публично объявить, что я прощаю.

Одно дело, тебе на ногу наступили, а другое дело – ребенка убили.

Возвращаемся к самому первому слайду. Как вывихнутая коленка, душевная травма нуждается в исцелении. Ребенка убили – тем больше у вас травма. И поэтому, Энрайт говорит здесь о том, что мы действительно должны выработать стратегию, если нас обижают регулярно, так, чтобы не обижали. Границы. И пересмотреть свои ожидания относительно и милость, великодушие и любовь. Решение, тоже сознательное решение принять боль, не передавая ее дальше.

На себе остановить.

Да, даже на третьем этапе Энрайт говорит, что боль будет. Но мы решаем сознательно, что мы ее дальше не передаем. Передать дальше, это либо думать о мщении, и т.д., либо не контролировать свою агрессию. У меня соседка пьющая. И я к ней как-то пришел для того, чтобы разбираться. Она мне сказала следующее: «Ты приехал совсем недавно, а до тебя здесь такое было!. И поэтому сейчас никто не пикнул из моих соседей. Вот теперь пускай мучаются, а я буду теперь веселиться»

То есть ее обижали что-ли?

На четвертом этаже жили те, кто пили, кололись и по ночам не спали, теперь она точно так же действует, и говорит: «Я имею право, потому что ко мне вот так относились». Вот – ситуация, когда она не хочет сказать: «Это моя боль», а она говорит: «Теперь сами страдайте, все остальные».

На третьем этапе человек сознательно уже культивирует в себе милость – отказ от мести, великодушие – это побольше, щедрость по отношению к обидчику, что мы готовы в каком-то смысле впустить его в свое сердце, и любовь.

Четвертый этап – нахождение смысла в страдании, ощущение большей связи с другими людьми, которые, например, меня поддерживали в этот момент. Иногда обновление целей в жизни. «Я раньше занимался бизнесом, а тут я ухожу и становлюсь священником». Освобождение из тюрьмы страха, непрощения, обиды, горечи и гнева. Восстановление доверия и самооценки, надежды. Видите, это только в самом конце этого процесса получается. Понимание, что мы не одни возможно возобновление контакта, примирение. Возможно понимание того, что и мы сами нуждаемся в прощении. Потому что когда человек переживает это все, он задает себе вопрос: «А я что? А я никак других людей не огорчал?»

У меня была статья по поводу взглядов на прощение, она у нас на «Предании» опубликована. Я там три таких случая из реальной жизни описал. Женщина Марина, которую обидели, и она считает: «Я не прощу, пока он не извинится» И она себя этим тиранит на самом деле. Это чувство справедливости, которое характерно для первого этапа, для самого его начала. Оно для нее самой является дисфункциональным. Ты можешь простить, это твой дар. Ты можешь с ним дальше не общаться.

Другой пример – это Сергей, который, когда его гнобят, сначала молчит, потом разрывает отношения, а потом чувствует вину, что он разорвал отношения. Да, он, конечно, знает, что нужно прощать.

И третий. Описана женщина, Елена, которая инициативная, но инициатива у нее связана с тем, что она иногда разворачивается так, что бока других людей оказываются тоже помятыми, и она считает, что: «все христиане и меня обязаны прощать».

Это все – ситуации, которые не укладываются в эту модель, как раз это антипрощение. Что мы можем сказать о верующем человеке? Энрайт – христианин. Но его модель он рассматривает, как общий процесс для любого человека.

Если мы говорим о верующем человеке, что тут помогает? Во-первых, это его опыт прощения Богом. Как есть эта цепочка насилия, когда нас ударили – мы на жену сорвались, жена на сына, и т.д. Точно так же есть цепочка прощения. Бог прощает нас – мы можем дать прощение дальше. Об этом притча Христа о прощении ста талантов и ста динариев. Когда мы знаем Волю Божию о том, что прощать надо, это нас, по крайней мере, тоже подталкивает к этому. Люди, которые не знают, они говорят: «А зачем? Просто рву отношения, и все». Никакой внутренней работы, ничего. И человеку на самом деле плохо становится, он закрывается просто. И отношениям. Мы, как христиане, можем выразить негодование Богу, и передать Ему суд, признав свое бессилие. «Я, Господи, ничего не могу сделать с этой ситуацией. Гнев меня душит, переполняет». Мы можем молиться о своем исцелении и просить Бога благословить обидчика.

Я был на семинаре по благословению, который у нас в колледже проводился, и я помню, там была женщина, она рассказывала, что: «Я работаю простой уборщицей, и в 90-е годы мне пришлось очень трудно. У меня были дети маленькие. Я ненавидела Ельцина. Я считала, что он виноват очень сильно. И я тогда уверовала. И вдруг я услышала о том, что нужно благословлять врагов. Я стала молиться за него и благословлять. И, вы знаете, он, конечно не изменился, но у меня отношение к нему изменилось. Когда он умер, я даже могла молиться о том, чтобы Господь имел милостивый суд о нем». Меня тогда эта история поразила. Действительно, когда мы благословляем врагов, это невероятно! Но и благотворить ему. Это уже и в Ветхом Завете есть, но и в Новом Завете, апостол Павел говорит: «Если враг твой голоден, накорми его, напои его». Что это значит? Это можно сказать, и будет нашим обличением, но только не облеченным в слова. Мы будем показывать: «Я-то к тебе, как друг, а ты как?» Ну вот, и поговорить и обличить. У Энрайта нет конфронтации с обидчиком. И другие психотерапевты, которые обсуждали его модель. Семейный, системный психотерапевт Коуман, например, он говорит, что второй этап должен быть – конфронтация. В семье невозможно просто прощать как бы сам по себе, не говоря с тем человеком, который тебе эту обиду нанес. Ты должен с ним говорить.

Понимаешь, он не хочет. Что делать? Нужно сидеть и ждать, пока он, наконец, созреет для этого? Есть желание.

Вот этот Коуман говорит, что семейная система всегда – если одно вот так, то другое – вот так; и наоборот. Он приводит случай. Он говорит: «Как я вообще задумался о прощении?» Ко мне пришла молодая пара. И у этой пары было все так, что женщина сидела с детьми, ей было тяжело, она нуждалась в сочувствии и сопереживании мужа, ей даже казалось, что она чем-то заболела. А муж на все это реагировал: «Да, это ерунда, ну развеселись, и т.д.». Ее это дико злило, и они пришли на грани развода уже. «Он меня не понимает» – «А она такая депрессивная, что тоже делает из мухи слона» Они не стали выяснять, кто прав, кто виноват. Они эту ситуацию поняли, и они дальше стали говорить. А почему он и она реагируют таким образом? И выяснилось, что у него в семье отец был пьющий, и было много детей. И ему приходилось в семье выполнять роль «весельчака» для того, чтобы хоть как-то эту семейную систему поддерживать. А у нее все наоборот. Ну они и нашли друг друга. Это не значит, что Коуман говорит, это не значит, что если люди поговорили об этом, то потом все будет замечательно. Он говорит: «Может быть такое, что, например, муж совершил измену. Жена решила простить. Но муж хочет, чтобы она его сразу простила. И он страшно злится, когда она говорит: Нет, я не могу, что-то такое» Он приводит такой пример: «У меня была семейная пара. Муж говорит: «Давай с тобой поедем развлечемся куда-то! У нее смешанные чувства. С одной стороны, вроде бы я решила простить, и хорошо бы поехать, а с другой стороны может быть там я его придушить захочу!»

Хочу поехать, но не с тобой, да?

И Коуман говорит, что решение очень простое. Нужно это сказать: «Ты знаешь, давай поедем, но если во мне возникнут какие-то реакции, то ты должен быть к этому готов, потому что мое сердце пока не полностью с тобой.

Хорошо, если он это поймет. А он может обидеться: «Ах, ты не хочешь меня прощать!»

Давайте не усложнять эту ситуацию. Я сейчас говорю о реальных примерах из психотерапии, как он рекомендует.

Мы можем молить о новом взгляде. Мы все грешим, и Бог вообще-то его тоже любит, и на него надеется определенным образом. Когда мы увидим это, увидим человека со своими достоинствами и недостатками, что его Господь тоже создал, у Него есть какие-то планы относительно этого человека. Нам будет легче этого человека простить и принять. Потом мы можем благодарить уже за освобождение. Обидчик при этом проходит похожий путь. Если он действительно к этому разумно относится. Вы можете потом посмотреть. Здесь главное, что он понимает, что причинен вред, и он начинает сопереживать. Сожаление какое-то. Он понимает, что обиженный имеет право требовать возмездия. Коуман рассказывает о случае: «Ко мне пришел отец, который в четыре года бросил своего маленького сына. А потом он приехал к нему и говорит: «Я хочу, сын, с тобой общаться» Когда тому уже девятнадцать. Сын говорит: «Ну пап… как бы…» И отец на него обижается. Коуман говорит: Ну подождите, давайте с вами определим, что на самом деле вы нанесли действительно большой ущерб. Если вы хотите в эту сторону двигаться, давайте двигаться, и я готов вам в этом помогать». Как раз Коуман говорит, что очень важно, чтобы человек понимал, что ущерб нанесен.

Потом, если он действительно в эту сторону идет, его накроет ощущение вины, стыда, понимания их разрушительности.

Но, чтобы тот человек понимал, ему же надо что-то сказать? Если ты промолчишь, то обратная сторона не поймет.

Вы знаете, если серьезный ущерб – поймет. Важно, чтобы было решение стать лучшим человеком и просить прощения, несмотря на стыд. Кстати, когда человек просит прощения, это значительно ускоряет процесс прощения со стороны обиженного. На третьем этапе, работа будет заключаться в том, чтобы исправить ущерб и выработать новое поведение. Понимание, что заставило так поступить, над чем предстоит работать. То есть человек, который согрешил и обидел другого человека, он тоже теряет в своей самооценке. И тогда перед ним вопрос: А как мне восстановить свою самооценку, сказать, что я вообще-то не плохой человек, не маньяк какой-то? И это достигается за счет того, что он, с одной стороны исправляет ущерб, с другой – он работает над тем, чтобы больше так себя не вести. Измениться, стать «лучшей версией самого себя». И принятие прощения. Принятие прощения от другого человека.

Был вопрос: как простить самого себя? Большая тема, но Энрайт говорит об этом вот как. Как правило, все-таки нет такого, чтобы мы сами себе нанесли какую-то обиду. Мы нанесли обиду кому-то. И тогда нам нужно сначала получить прощение от этого «кого-то», и это нам поможет. Принять это прощение и простить самих себя. Если это отношения с Богом, это – отдельная тема: грех, и т. д.

Тогда четвертый этап – это прощение себя и восстановление чувства собственного достоинства, исцеление от неодобрения и ненависти к себе, возможно, примирение.

Мне очень нравится вся эта идея с обличением, должен или мог ли бы человек обиженный предложить, сказать о том, что он мог бы попросить прощения, и вообще рассказать об этом как-то своему обидчику? Если обидчик вообще не в курсе всего этого.

Обличение – это и будет.

У меня есть обидчик. И это предательство близкого, любимого человека. И я очень хочу его простить, но у нас был разрыв отношений с его стороны, и не было разговора. Я готова поговорить, и готова говорить не только о своей боли сейчас, но еще готова говорить о прощении, потому что мне этого хочется. Мне хочется простить и отпустить, если он так хочет. Но этот человек, он признает свою трусость, он закрыт, и он вообще не желает. И я не очень понимаю, что я могу из всего этого выбрать для своей ситуации. И с этим обличением: если получится все-таки как-то через соцсети достучаться, можно ли вообще разумно ли будет предложить человеку сказать о том, что было бы здорово, если бы ты попросил прощения? «Это было бы для тебя хорошо». Или мы должны примириться через это взаимное прощение?

Первое, что я хочу сказать, что ответ на этот вопрос можете дать только ты и Бог. И я предлагаю молиться, чтобы понимание в этом смысле пришло. Если ты поймешь, что тебе нужно об этом поговорить, есть техники, каким образом говорить о своих таких вещах. Есть, например, книга Маршалла Розенберга «Общение без насилия», где он рассказывает о том, что мы в своем послании должны сказать несколько вещей. Первая – факт, второе – какие чувства это во мне вызвало, третье – какие ценности для меня важны, и четвертое – чего я хочу в итоге. Потому что если ты начнешь с того, что: «Я хочу чтобы ты попросил прощения», будет непонятно, по поводу чего. Если ты просто поделишься чувствами, он может не понять, чего ты от него хочешь. Если ты не скажешь о ценностях, что для тебя эти отношения были и продолжают оставаться какими-то важными, он может не осознать, что для тебя значит. Опять же, я сейчас кратко об этом. Но я хочу сказать из своего собственного опыта, что у меня было так, что мы с сестрой не разговаривали год. У нас был очень тяжелый конфликт. Я читал и Розенберга, и многих всех других, это не помогало. А помогло просто, что однажды я проснулся и понял: «А что будет, если сегодня моя жизнь закончится? О чем я буду жалеть? Что я не помирился с сестрой». Я пошел на кухню и говорю: «Таня, ты знаешь, самое важное, что для меня сейчас есть, это то, что мы с тобой в такой ссоре. И мне очень жаль». Она развернулась и я думаю: «А-а-а! Что я наделал! Еще хуже все!». Она возвращается и говорит: «Вов, я знаю, что у тебя дневник закончился. Вот тебе новый». Мне было двадцать пять лет, наверное, ей было где-то восемнадцать.

Теперь давайте, я скажу несколько слов по поводу того, почему возникает застревание и неспособность пройти по этим этапам. Я вам буду читать, а вы слушайте. Во-первых, надо обратить внимание на качество обиды. Есть такие вещи, которые действительно очень трудно простить. Во-первых, это может быть очень изощренное ужасное преступление. Как я рассказывал о женщине, чью дочку похитили и потом убили. Во-вторых это может быть огромное по своим масштабам. Как например, для евреев – это событие Холокоста. Есть люди, писатели Эли Визель, например, который до сих пор, мне кажется, не успокоился в этом смысле. Я спрашиваю: почему мы не относимся так к нашей собственной истории? Тоже есть большие вопросы. Может быть, потому что у нас иногда потому что преступник сознательно делал что-то, он как бы любит зло. Он не просто по своей слабости делал какие-то гадости, а ему хотелось это сделать. Тогда очень трудно.

Очень трудно простить предательство доверия, вероломство. Эти вещи, которые действительно могут к сожалению, остаться. По-хорошему, если мы чувствуем поток прощения от Бога, мы можем его передать дальше. Но бывает так, что какие-то вещи все равно очень трудно. Почему еще? Если мы вернемся к этому же слайду – отрицание обиды. Почему? Потому что люди не могут просто смотреть в лицо своим чувствам. Если им признать, что «мне плохо», «больно» и так далее, это может их разрушить. «Только-только было у меня что-то такое, отношения с человеком возникли, мне в них более-менее нормально. Да, он меня унижает, но если я это признаю, с чем я останусь?»

Иногда человек не может признать эти свои чувства, потому что он их уже заглушает чем-то. Анестезирует алкоголем, наркотиками и так далее. Зависимостью какой-то.

Может быть, преждевременное прощение. Когда человек как раз не почувствовал.

Еще никто ничего не сделал, а уже всех простил.

Да-да. Мы смотрим, и нам кажется, вот человек сделал что-то, мы христиане, мы должны прощать. А нам, может быть, такое сделали, что нам еще с этим разбираться и разбираться несколько лет придется. И это обычно сопровождается фантазиями, что возвратятся прежние дни, но одновременно, при этом будет на самом деле прорываться ненависть. То есть выбор, может быть, и сделан, а может быть, даже и выбор не сделан, а просто сказано: «Ну, я простил».

Иногда обида напоминает нам о более серьезных нерешенных обидах с другими людьми. Скажем, Коуман, когда он работает с семейными парами, говорит: «Знаете, может быть сейчас этот случай для вас очень тяжелый. Посмотрите на отношения со своими родителями. Попробуйте простить своих родителей, и может быть тогда вам будет легче простить друг друга». Обида может напоминать о каких-то таких вещах. Стремление к справедливости. На первом этапе, естественно. Но если на этом застреваем, уже сказали. Смешивается прощение и примирение. И тогда действительно желание идти по пути прощения не возникает, потому что: «Как же, я должен буду с ним обниматься, а он надо мной издевался столько времени?». Ошибка религиозных людей, я уже сказал, пропустить первую фазу и перейти к третьей: попытаться эмпатически понять обидчика. В результате вина за свою собственную обиду. Вторичная выгода от роли «жертвы». Я не пойду по этому пути, потому что когда я обижен или обижена, это дает преимущества в отношениях. Действительно, обида с виной ходят, как «шерочка с машерочкой». Они действительно разрушительны, но надо понимать, что есть все-таки…

Работа, когда начинается с пересмотра ожидания восприятия без рассмотрения реального ущерба. Это по Орлову, по Эллису. С одной стороны, работает, с другой стороны есть опасность заняться самообвинениями. Бывают просто патологические личности, которые просто не могут прощать. Сталин, например, говорил: «Месть – это блюдо, которое нужно подавать холодным».

Нарциссизм, мания величия. Это – то, что в нашей церковной традициии называется гордыней и тщеславием. Поэтому, если вы будете читать аскетические сборники, то там будет скорее разговор о том, как смириться, как научиться терпеть и т.д. Потому что в аскетике говорится не столько о процессе, сколько о том, что ты должен стать другой личностью для того, чтобы ты мог по-другому относиться к этим обидам.

Отсутствие моральных убеждений, призывающих к прощению. Тут тогда непонятно, зачем по этому пути идти.

Неспособность установить границы. Излишнее прощение. Это тоже искажение процесса прощения в созависимых отношениях с повторяющейся травмой. Такое прощение лучше не допускать.

Навязчивый поиск прощения – помните «Смерть чиновника» у А. П. Чехова? Тоже бывает.

Неспособность почувствовать нужду в прощении. Такое бывает у людей, у которых отсутствует эмпатия. Они не чувствуют, что они других обижают. Такие «слоны».

Бывает перекос в способности прощать других и прощать себя. Других легко – себя с трудом.

Что еще нам нужно сказать? Каков результат прощения? Еще раз давайте посмотрим на четвертую стадию. Мы находим смысл. Все это было не напрасно. Как для Иосифа, все это, что с ним происходило, было не напрасно, потому что в результате исполнилось Божие пророчество, и он смог спасти свою семью. Точно так же и здесь. Ощущение большей связи с другими. Иногда обновление цели жизни. Освобождение от эмоциональной тюрьмы, вот этих чувств. Восстановление доверия, и самооценки, надежды. Понимание, что мы не одни. Возможно, возобновление контакта и понимание того, что и мы нуждаемся в прощении. Это первое.

Для христианина, если мы посмотрим аскетические сборники, полнота прощения выражается в мирном духе, готовности благословить бывшего обидчика. И в пределе, молиться: «По молитвам его, Господи, помилуй меня». По-моему, это у Аввы Дорофея такое.

Но примирение действительно зависит от доброй воли другого человека. Но если мы хотели бы остановиться на прощении, не желая восстанавливать отношения – прощение под вопросом. На исповеди задается вопрос: со всеми ли примирилась? Сделала ли все для этого? Вместе с тем про навязчивое желание примириться во что бы то ни стало, даже в отсутствие покаяния обидчика, это неосознанный до сих пор вред для личности, прежних отношений. Ущербная самооценка. И примирение будет злом для обеих сторон, ситуация просто повторится.

Последний слайд. Как правильно просить прощения? Прощение просят не только люди. Прощение есть и у приматов, например. Когда обезьяны чувствуют, что они сделали что-то не то, они приносят подарочки, либо лезут обниматься и целоваться. В зависимости от того, какой вид обезьян, они будут по-разному это демонстрировать. Но мы – люди. У нас есть вторая сигнальная система – это наша речь. Соответственно, мы можем говорить о том, что мы действительно сожалеем. Важно сначала сказать о пяти условиях. Не делать вид, что это не важно. Прощение – это действительно очень серьезно и очень важно. Искренность. Нельзя призывать к прощению, если не чувствуешь.

Уважение свободы другого, отсутствие давления и попыток заставить простить. А мне так хочется иногда, чтобы жена меня прощала прямо сразу, как только я попрошу!

Конкретность. Прости за то-то и то-то, а не «в целом». И без оправданий и перекладывания ответственности. Неправильно сказать: «Я виноват, но все же… а ты…»

И вот, пять языков прощения. Первое – это сожаление. Мы можем даже быть не виноваты. Человек на что-то оскорбился, обиделся, мы чувствуем, что отношения порушены. Мы можем сказать: «Мне жаль, что я причиняю тебе боль» Мы сопереживаем другому человеку и выражаем свое сожаление. Мы не признаем при этом, что я виноват, но мы признаем, что ему плохо и мы о нем хотим позаботиться.

Признание собственных ошибок. «Я был неправ в том-то и в том-то» «Да, о, что я сделал было нехорошо».

Готовность возместить ущерб. Что сделать, чтобы исправить положение? Вернуть доверие, возместить ущерб? И я готов. Собственно, в семейной терапии на третьем-четвертом этапе работы люди составляют план: каким образом они этот ущерб собираются возмещать, восстанавливать. Ущерб отношениям.

Обещание исправиться и не повторять впредь. «Я изменюсь, обещаю», «Давай договоримся, если впредь я делаю то-то и то-то, ты мне аккуратно на это обращаешь внимание».

И готовность отказаться от контроля и стать уязвимым. Когда мы говорим: «Прости меня», мы признаем тем самым, что мы отдаем себя в руки другому человеку. Он может простить, а может сказать: «нет».

Мы не рассмотрели покаяние и прощение Богом. Мы не рассмотрели ситуации, когда претензии возникают к Богу. Это случай Иова, например. Мы кратко очень говорили про прощение в паре, когда приходят на семейную консультацию сразу двое. Мы не говорили про то, что делать, если не мы сами обижены, а наши близкие обижены. Мы как-то попытались поговорить о соотнесении психотерапии с аскетическим опытом. Терапия – о навыке прощать, о чем мы с вами говорили, а аскетика скорее о терпении и развитии новых качеств личности. И поэтому если читать патерики, то там иногда кажется, что все очень быстро происходит, хотя терпение, это как раз про то, что это не так быстро. Прощение народов, прощение в политике. Восстановительное правосудие. Это тоже такие большие темы, когда преступники встречаются с жертвами. Это для обеих сторон оказывается важно. Прощение в других культурах.

Я хотел бы закончить, прочитав вам замечательные слова из Жана Ванье:

Переход от ненависти к приятию и любви — это долгий путь. Мы можем возрастать в прощении,даже если нам нанесена очень глубокая рана. Несколько лет назад в Руанде мне довелось встретить одну женщину. Семьдесят пять человек ее родственников были убиты.

«В моем сердце столько ненависти, — сказала она, -а все говорят о примирении». Я спросил, хочет ли она убить тех, кто убил ее родных. «Нет, — сказала она, — убитых и так слишком много». Я сказал: «А знаешь, что первый шаг на пути к прощению – это отказ от мести? — Ты на пути прощения».  Я слышал о женщине, которая оказалась в тюрьме по ложному свидетельству одного человека. Она не знала об Иисусе, но к ней в тюрьму регулярно ходила одна монахиня. Однажды она встретила Иисуса и узнала евангельскую весть. Это было для нее откровением. Монахиня спросила, не думает ли она простить лжесвидетеля. «Нет, он причинил мне слишком много вреда, — ответила она. — Но я молюсь каждый день, чтобы он избавился от зла, которое в нем». Второй шаг на пути прощения — это молиться за тех,кто сознательно или неосознанно причинил нам зло.  Следующий шаг — понять, что представляет собой человек,который причинил нам зло. Как он стал таким? Какие страхи его терзают? Откуда они? Наверное, этот человек тоже когда-то был глубоко ранен. Постепенно мы начнем понимать его.  Иисус пришел освободить нас силою Духа Святого, чтобы мы шаг за шагом шли по пути прощения. Он открывает нам такой взгляд на человека, под которым цепи насилия падают и стены разделения разрушаются и где мы свободны любить так, как нас возлюбил Бог.  Вот как пишет о прощении романист Виктор Гюго:  Бог — это гигантский благоухающий сосуд, всегда умывающий ноги Своим созданиям; Он источает благоухание каждой порой Своего бытия и отдает Себя в любви без остатка. Прощение — это Его дело.  Прощение лежит в основе всех отношений между людьми, это квинтэссенция любви. Прощать — значит любить людей такими, какие они есть, открывать их красоту, скрытую за стенами, которые они воздвигли вокруг своего сердца. Прощение — новая сила, которую дает Бог. Нет мира без справедливости и нет справедливости без прощения.

На этом я хотел бы закончить презентационную часть. Если у кого-то остались вопросы, можно что-то сказать по этому поводу.

Процесс прощения для наших слушателей в интернете был представлен не полностью. Не было третьей нижней графы – для верующих. Только «обиженный» и «обидчик». Поэтому возникал вопрос: человек верующий или неверующий? Больно любому человеку, и верующий и неверующий испытывает одинаковые страдания. То есть не было этой графы: третий уровень восприятия. И приходилось на слух.

И еще люди замечали некоторые технические вопросы. Например: я взяла технику «писем для себя» как помощь, или предлагают взять ситуацию такую, как она есть, принятие реальности в ее самобытности. Такие технические приемы внутренней работы человека.

«Простить обидчика — не значит с ним помириться». Зачем прощать себя и других

Современный мир часто ассоциирует акт прощения со слабостью и поражением. Сильный человек отстаивает свою правоту до конца, считают многие. Нам проще злиться, проклинать и избегать обидчиков, чем понять и простить, пишет Reminder,поясняя, почему такой подход не слишком разумен.

Научные данные говорят о том, что умение прощать — не просто проявление благородства, а ценный практический навык, влияющий на физическое и ментальное здоровье человека.

Что значит простить?

Простить, забыть или проглотить обиду — в чем разница? Один из отцов-основателей психологии прощения Роберт Энрайт объяснял это так: по-настоящему простить обидчика вы можете, только если осознаете, что он действительно причинил вам зло. Если же вы по какой-то причине отрицаете факт обиды, прощение невозможно. Акт прощения можно разделить на две фазы: 

  • признание факта обиды,
  • избавление от связанных с обидой негативных эмоций.

Прощение — это внутренний процесс, как отмечал другой исследователь этого феномена психолог Эверетт Уортингтон. А формальное примирение с обидчиком для этого необязательно. Главное — преодолеть страх, горечь, боль и в итоге выработать эмпатию к человеку, который нанес вам обиду. На практике, как объясняет Уортингтон, это проявляется в смене вектора мотивации — с мести и агрессии на позитивный компромисс. Еще одна важная мысль: то, что вы не готовы мириться с обидчиком, не значит, что вы не можете его простить. И наоборот, то, что вы его простили, не обязательно должно привести к восстановлению прежних отношений. Прощение — это история про вас, а не про других. 

Непрощение — стресс 

Не прощая, вы сохраняете внутри негатив: враждебность, негодование, злость, ненависть.

Чувства обиды и разочарования — это огромная нагрузка для организма, — говорит психиатр больницы Джонса Хопкинса Карен Шварц.

Прощать никто не обязан, но важно понимать, что негативные эмоции влияют не только на настроение, но и на физическое и психическое здоровье. Вспоминая обидчика, вы испытываете стресс, артериальное давление растет, пульс ускоряется.

С нейробиологической точки зрения, прощение — это успешная стратегия адаптации в условиях стресса, которая дает эффект по трем причинам. Во-первых, напрямую нейтрализует негативное влияние обиды: уменьшает стрессовую реакцию, нормализует давление и работу сердца, снижает уровень кортизола. Во-вторых, опосредованно помогает изменить к лучшему внешний эмоциональный фон, например, отношения в коллективе. В-третьих, меняет внутреннее состояние, генерируя позитивные эмоции.

Как научиться прощать других

Кажется, что способность прощать — это что-то вроде таланта: либо она есть, либо ее нет. Но это не так, уверен Уортингтон. Навык прощения можно и нужно развивать и тренировать. Вот методы, которые реально могут помочь:

Включите эмпатию. Британские исследователи Питер Вудрафф и Том Фэрроу показали, что способность к прощению «прячется» глубоко в лимбической системе — в структурах, отвечающих за эмоции, а не за рациональные суждения. Поэтому, если вы хотите кого-то простить, не пытайтесь логично убедить себя, что это будет «разумно» или «справедливо». Лучше подумайте, что ваш обидчик — такой же человек, как вы. Он тоже может ошибаться и стыдиться признать свою вину. 

Дайте выход своим чувствам. Если вас переполняют негодование и обида, первым делом поделитесь своими эмоциями с понимающим близким человеком, советует профессор психологии Натаниэль Уэйд. В такой ситуации очень важно получить сигнал со стороны, что ваша реакция оправданна, а чувства вполне адекватны. 

Не вставайте в позу жертвы. Прощение — это ваше сознательное решение, проявление вашей воли. Оно не зависит от поведения другого человека или от того, насколько он заслуживает вашего прощения. Это не одолжение другому, а помощь себе.

Просто подождите. Время действительно лечит. Специалисты считают, что степень прощения часто пропорциональна времени, потраченному на этот процесс.

Как научиться прощать себя

Умение прощать себя — еще одна важная тема, которую изучает психология прощения. Натаниэль Уэйд и его коллега Мэрилин Корниш описывают 4 этапа, через которые должен пройти человек, испытывающий чувство вины. 

  • Ответственность: осознание того, что ты виноват в страданиях другого человека.
  • Раскаяние: готовность выразить чувство сожаления.
  • Компенсация: стремление материально или морально возместить нанесенный ущерб.
  • Обновление: освобождение от гнетущего чувства вины и восстановление самоуважения. 

Источник: https://ekb.dk.ru/news/237140826

Умеете ли вы прощать

 «Прощайте обидевших вас, любите врагов своих, отвечайте добром на зло», — учат заповеди. Но если умение прощать считается благодатью, то святых среди нас практически нет, потому что простить по-настоящему обидевшего нас человека очень трудно.

 

Нам кажется несправедливым то, что мы должны делать добро в ответ на зло. Но кто сказал, что жизнь вообще справедлива? Прощение – это трудный и долгий процесс. Недаром же говорят, что умение прощать – свойство сильных людей.

Намного легче и приятнее проигрывать в воображении сцены сладкой мести обидчику, а уж отомстить в реальности, как многие считают, еще слаще. Тем не менее, если опираться хотя бы на науку, если уж не на мораль, то, как показывают исследования, у людей, не простивших и не смирившихся с обидой и особенно у мечтающих отомстить, уровень стресса намного выше, чем у тех, кто действительно «простил и отпустил». Кроме того, первые также чаще подвержены депрессиям, испытывают проблемы со сном и аппетитом.

Хранение обид — стресс для организма, и многие системы при воспоминании пережитой неприятности приходят в «боевую готовность»: повышается уровень гормонов стресса, учащается сердцебиение, ослабляются иммунные механизмы. Когда вы то и дело возвращаетесь мысленно к травмирующей вас ситуации, стресс становится хроническим.

Как же нужно «правильно» прощать?

1. Не ждите извинений. Очень часто после обиды мы говорим себе: «ну ладно, прощу его (её), если он (она) извинится». Но при этом мы ставим себя в условия зависимости от нашего обидчика, ведь если тот не извинится, мы не сможем простить его. И обида может тянуться годами, зачастую в ущерб нашему собственному здоровью. Так зачем вам это нужно? В конце концов, есть высшие силы, которые и будут судить нераскаявшегося.

2. Поставьте себя на место обидчика. Часто обидчик руководствуется незнанием, заблуждением, страхом или собственной обидой. У американцев, например, существует поговорка, что у любого негодяя есть в багаже печальная история. К тому же обидчику зачастую тоже бывает несладко из-за чувства вины. Вспомните, какое облегчение вы испытывали, когда вас прощал кто-то, кто вам дорог. Попробуйте поставить себя на место обидчика – может, вы обнаружите, что и ваше собственное поведение не было таким уж безупречным. Но даже если это и не так, постарайтесь (хотя это и очень трудно) пожалеть того, кто причинил вам боль. Подобная снисходительность автоматически ставит вас выше обидчика и избавляет вас от роли жертвы. К тому же, мы забываем, что и любящие нас люди могут время от времени причинять нам боль и даже предавать нас. И это совсем не обязательно свидетельствует о конце отношений. Но прощать следует и тогда, когда возобновление прежних отношений невозможно.

3. Проведите символический акт прощения. Как уже было сказано, прощать нелегко, и даже если вам кажется, что вы прямо сейчас простили своего обидчика, обида может вернуться – через пять минут, пять дней или месяцев. Но время лечит, и с каждым разом прощать вам будет все легче. Как правило, символический акт прощения помогает быстрее смириться с обидой. Можно, к примеру, просто взять в руку тяжелый камень, а потом выбросить его вместе с вашей обидой. Или зажечь свечу и представить себе, что вместе с воском тает ваш гнев.

4. «Простить» – не значит «забыть». Чувства боли и обиды могут оставаться с вами еще долгое время после того, как вы решите простить обидчика. И это совершенно нормально и понятно. Не стоит отрицать свою боль и свой гнев. Вы не должны игнорировать неприятные происшествия — да и вряд ли это возможно. Однако важно, чтобы за первой вспышкой эмоций последовало осмысление происшедшего. Главное — освободиться от разрушающих здоровье бремени ярости и чувства обиды. Смирившись с ними, вы вскоре почувствуете облегчение, и это позволит вам двигаться по жизни дальше без тяжелого багажа. Психологи отмечают, что люди, простившие обидчика, склонны смотреть на произошедший инцидент другими глазами, их воспоминания становятся менее яркими и болезненными.

И наконец, для того чтобы прощать других, вы должны научиться прощать самих себя. Ведь никто не совершенен. И признавать собственные ошибки еще больнее и неприятней, чем чужие ошибки и недостатки. А значит, начните с себя, встаньте перед зеркалом и простите себя за все, что вы когда-либо себе причинили – а потом начните жизнь с чистого листа.

 

 

Учимся  жить без обид и прощать

 

Умение прощать в чем-то сродни умению сострадать. И то и другое требует понимания человеческих чувств. Действительно, это редкий дар, присущий людям с большим сердцем и широкой натурой. И это, скорее, признак силы человека, нежели его слабости. А умеете ли прощать вы? Тест поможет в этом разобраться, а рекомендации психолога расскажут вам, как справиться с непроходящей обидой.

 

*    выводит ли вас из себя критика со стороны родственников или знакомых?

*    злят ли вас замечания родителей, учителей, соседей…?

*    вы переживаете, если другие делают что-то не так, как вам хочется?

*    испытываете ли вы раздражение, когда друзья или знакомые не благодарят вас за помощь?

 

Если на все вопросы вы ответили «нет», значит вы человек толерантный, принимаете людей такими, какие они есть, и им с вами легко.

Если же ответы были положительными, стоит задуматься.  Да, конечно, обычно у людей накапливаются претензии друг к другу. Между ними возникает холоднойсть, а порой и враждебность. Бывает, еще немного, и они вообще не смогут выносить друг друга. Неприязнь обычно начинается с разочарования. И чаще всего страдает от этого тот, кто больше любит. Труднее всего простить неблагодарность. Но и с этим можно справиться.

 

Как с этим справиться?

 

          1. Если вы что-то делаете для других, вы будете гораздо счастливее, если станете считать, что делаете это прежде всего для себя. В самом деле, так оно и есть: хорошие поступки поднимают вас в глазах окружающих, и вы это почувствуете.

         2. Напишите гневное письмо человеку, который вызывает в вас чувство неприязни или гнева. Выскажите ему в письме все, что наболело. Напишите и … порвите и выбросите. Вот увидите: после этого общаться с этим человеком вы сможете гораздо спокойнее.

3. Попробуйте проделать еще одно психологическое упражнение. Сложите ладони лодочкой и мысленно наполните их накопившейся  обидой, злом, ожесточением. Наполните и смойте водой из-под крана, еще раз наполните — и смойте. И так до тех пор, пока вся обида не уйдет вместе с водой.

        4. Неприязнь уйдет, если на смену ей придет понимание. Поверьте, большинство людей делают что-то вовсе не из вредности. Чаще всего они думают, что так будет лучше. Постарайтесь понять мотивы поступков другого человека. Ведь понять — это то же, что простить

 

Прощение: что это такое и чего нет

Эта статья доктора Стормса изначально была опубликована в разделе «Наслаждение служением Богу». Размещено с разрешения.

«Будьте друг ко другу добры, сострадательны, прощайте друг друга, как Бог во Христе простил вас» (Ефесянам 4:32)

Большая часть того, что сатана приобретает в жизни христиан, — писал Нил Андерсон, — происходит из-за непрощения (Bondage Breaker, 194). Я не мог с этим согласиться.Нетрудно понять, почему, если мы понимаем, что непрощение порождает горечь, негодование, гнев, недоброжелательность и даже отчаяние. Для нас нет ничего важнее, чем знать, что такое прощение, а что нет. Итак, в этом исследовании я предлагаю сначала рассмотреть пять мифов о прощении; то есть пять лжи, которую многие из нас приняли о том, что значит прощать другого человека. Затем я обращусь к пяти истинам о прощении или пяти существенным элементам, помимо которых истинное прощение никогда не произойдет.

1. Вопреки тому, во что многие верят, прощение — это не забвение.

«Прощай и забудь», — говорили нам многие на протяжении многих лет. Это красивое высказывание, но оно вводит в заблуждение. Почему?

Прежде всего, Бог не забывает, несмотря на то, что, по вашему мнению, говорит Иеремия 31:34 («Ибо Я прощу их беззаконие и не вспомню более грехов их»). Этот язык пророка является метафорой, словесным изображением, созданным для того, чтобы подчеркнуть милостивую решимость и решимость Бога не привлекать нас к ответственности за наши грехи.Он аннулировал долг и никогда не потребует выплаты. Если бы Бог мог буквально «забыть», это подорвало бы истинность его всеведения. Бог всегда знал и всегда будет знать все, но Он пообещал никогда не использовать наш грех против нас и не относиться к нам так, как если бы реальность нашего греха присутствовала в его разуме.

Во-вторых, «простить и забыть» просто психологически невозможно. Как только вы решите что-то забыть, вы можете быть уверены, что в большинстве случаев это единственное, что будет оставаться в авангарде вашего сознательного мышления.Все мы что-то забываем, но со временем делаем это непреднамеренно. Жизнь, опыт и старость работают над тем, чтобы стереть определенные вещи из нашей памяти, но это редко, если вообще когда-либо случается с грехами, совершенными против нас, и ранениями, которые мы перенесли.

В-третьих, думать, что прощение требует забывания может быть эмоционально разрушительным. Предположим, что Джейн удастся на два месяца забыть о том, как Салли предала ее. Она хорошо ладит и даже не задумывается о грехе Салли.Затем Джейн рассказывают, что Салли сделала то же самое с Мэри, и она сразу же вспоминает оскорбление, которое она перенесла. Она внезапно испытывает чувство вины за то, что не смогла забыть. То, что, как она думала, она навсегда выбросила из головы, теперь невольно возвращается, и она чувствует себя полной неудачницей из-за того, что не «по-настоящему» простила своего друга. Что еще хуже, теперь она чувствует себя лицемером из-за того, что пообещала забыть только для того, чтобы снова почувствовать гнев и негодование по отношению к Салли. Джейн не только эмоционально опустошена, она теперь понимает, как невозможно буквально забыть что-то настолько болезненное.Это заставляет ее крайне неохотно когда-либо кого-либо прощать, зная в глубине души, что она неспособна забыть.

2. Прощение кого-то не означает, что вы больше не чувствуете боль от его обиды.

В большинстве случаев единственный способ перестать причинять боль — это перестать чувствовать, а единственный способ перестать чувствовать — это эмоционально умереть. Но бесстрастные роботы не могут по-настоящему любить ни Бога, ни других. Это может быть основной причиной того, что люди не хотят прощать. Они знают, что не могут перестать чувствовать жало греха против них, и они не хотят быть неискренними, говоря, что они прощают, когда в глубине души они знают, что они этого не сделали.

Предположим, Барбара обнаруживает, что у ее мужа Билла был роман. Агония и глубокое чувство предательства сильны. Несмотря на то, что Барбара обращается за помощью к психологу, она в конце концов на время расстается с мужем. После их примирения она прощает его, но полагает, что для нее это означает, что она никогда больше не должна испытывать боль от его прелюбодеяния. Затем однажды вечером она видит, как Билл улыбается и разговаривает с другой женщиной в церкви. Хотя это было не что иное, как невинное дружелюбие, мучения и подозрения, связанные с его предательством, возвращаются в ее душу.Она ругает себя и сомневается в собственной искренности: «Что со мной такое, что я не могу с этим справиться?» Барбаре нужно понять, что боль от супружеской неверности, вероятно, никогда полностью не исчезнет, ​​но это не значит, что она не простила его по-настоящему.

3. Прощение согрешившего против вас не означает, что вы перестаете стремиться к справедливости.

Будьте уверены: месть — это не плохо! Если бы это было так, Бог сам был бы в небольшом затруднении, потому что, как Павел говорит нам: «Возлюбленные! Никогда не мстите за себя, но оставьте это гневу Божьему, ибо написано:« Месть моя, я воздам, говорит Господь »(Римлянам 12:19).Стремиться к справедливости вполне законно, но добиваться ее для себя — нет. Пусть Бог поступит с обидчиком по-своему в подходящее время. У него это получается намного лучше, чем у вас или меня.

Дело в том, что прощение не означает, что вы должны игнорировать то, что было сделано неправильно, или что вы отрицаете факт совершения греха. Прощение не означает, что вы закрываете глаза на моральное злодеяние и делаете вид, что оно не причинило вреда, или что на самом деле не имеет значения, привлечен ли обидчик к ответственности за свое преступление.Вас также не просят уменьшить тяжесть преступления или сказать другим: «О, не думайте об этом; в конце концов, это было не так уж важно «. Прощение просто означает, что вы решаете в своем сердце позволить Богу быть мстителем. Он судья, а не вы.

Часто мы отказываемся прощать других, потому что ошибочно думаем, что это минимизирует их грех. «И это несправедливо! Он действительно причинил мне боль. Если я прощу, кто позаботится обо мне, возьмется за мое дело и залечит мои раны? » Бог это.Мы никогда не должны поверить в ложь о том, что прощение означает, что грех приукрашивают или игнорируют, или что виновный не несет ответственности за свои действия. Это просто означает, что мы сознательно позволяем Богу быть тем, кто определяет соответствующий образ действий в отношении справедливого отношения к обидчику.

4. Прощение не означает, что вы должны облегчить обидчику возможность снова причинить вам боль.

Они могут снова навредить тебе. Это их решение. Но вы должны установить границы своих отношений с ними.Тот факт, что вы устанавливаете правила, определяющие, как и в какой степени вы взаимодействуете с этим человеком в будущем, не означает, что вы не смогли искренне и искренне простить его. Истинная любовь никогда не помогает и не поощряет грехи другого. Преступник сам может быть оскорблен тем, что вы устанавливаете параметры своей дружбы, чтобы он не причинял вреда. Они могут даже сказать: «Как ты посмел? Это просто доказывает, что вы не имели в виду, когда сказали, что простили меня «. Не покупайтесь на их манипуляции. Прощение не означает, что вы становитесь беспомощным и пассивным тряпкой для их постоянного греха.

5. Прощение редко бывает разовым, решающим событием.

Чаще всего это пожизненный процесс. Однако прощение должно начаться где-то в определенный момент времени. Несомненно, будет момент, действие, когда вы решительно выберете прощение. Это вполне может быть очень эмоциональным и духовно насыщенным и приносить немедленное облегчение; чувство раскрепощения и свободы. Но это не обязательно означает, что вам больше никогда не придется это делать. Возможно, вам придется каждый день подтверждать себе прощение другого человека.Каждый раз, когда вы видите этого человека, вам может потребоваться сказать: «Я, помни, что ты простила _______!»

Возможно, существуют и другие мифы о прощении, но они, вероятно, самые важные. Теперь давайте обратим наше внимание на сущность истинного прощения.

Апостол Павел сказал в нашем тексте, что мы должны прощать, «как» Бог во Христе простил нас. Слово «как» указывает на две вещи. Мы должны прощать, потому что Бог простил нас. Но мы также должны прощать так, как он прощал нас.Итак, как Бог во Христе простил нас? Это подводит нас к пяти истинам о прощении.

1. Бог во Христе простил нас, приняв на себя разрушительные и болезненные последствия нашего греха против Него.

Джеки Пуллинджер — миссионер и основательница церквей из Гонконга, чья замечательная история жизни рассказана в ее автобиографии «В погоне за драконом». Один конкретный случай произошел в первые годы служения Джеки, который иллюстрирует то, что я здесь подчеркиваю. Молодой человек по имени Ах Пинг присоединился к Триадам (бандам, которые контролировали преступность в Гонконге), когда ему было всего двенадцать лет.Вскоре его поддержала четырнадцатилетняя проститутка. Когда Джеки появилась и начала проявлять милосердие и доброту к А Пингу и его соратникам, он недвусмысленно сказал ей: «Тебе лучше уйти. Просто убирайся отсюда. Мы никуда не годимся. Найдите людей, которые оценят то, что вы делаете, и будут благодарны за вашу доброту. Мы только навредим вам, будем эксплуатировать вас и пинать вас. Почему ты остаешься? Почему тебя это волнует?» Джеки сказал: «Я остаюсь, потому что это то, что Иисус сделал для меня.Я тоже не хотела его. Но он не стал ждать, пока я поправлюсь, и захотел его. Он умер за меня, пока я был его ненавистным врагом. Он любил меня и простил меня. Он тоже тебя любит ».

«Ни за что», — крикнул А Пинг. «Никто не мог нас так любить. Мы насилуем, ругаемся, воруем и колем. Никто не мог нас полюбить ». Она объяснила, что Иисус не любил то, что они делали, но что он по-прежнему любит грешников и готов простить их. А Пинг был разбит. Он сел на углу улицы и принял Христа как своего Спасителя.Вскоре после своего обращения А Пинг подвергся нападению банды молодых людей и был безжалостно избит летучими мышами. Когда его друзья поклялись отомстить, А Пинг сказал: «Нет. Теперь я христианин и не хочу, чтобы ты сопротивлялся ».

Что изменило Ах Пинг? Чем объясняется его готовность прощать своих врагов? Он осознал, что Иисус Христос поглотил на себе последствия грехов А Пинга.

Так что такое прощение? Это решение жить с болезненными последствиями греха другого человека.Вам в любом случае придется смириться с этим, так что вы можете сделать это без горечи, злобы и ненависти, которые угрожают разрушить вашу душу.

2. Бог простил нас во Христе, аннулировав наш долг. То есть мы больше не несем ответственности за свои грехи или каким-либо образом вынуждены платить за них.

Способ списания долга того, кто согрешил против нас, — это обещание не отдавать его обидчику, другим или самим себе. Мы с радостью принимаем решение никогда не бросать грех обратно в лицо того, кто его совершил.Мы обещаем никогда не держать это над их головой, используя это, чтобы манипулировать ими и стыдить их. И мы обещаем никогда не сообщать об этом другим в попытке оправдать себя или подорвать их репутацию. И, наконец, мы обещаем никогда не использовать это как повод для жалости к себе или как оправдание нашего негодования по отношению к человеку, который причинил нам боль.

3. Прощение других, как Бог простил нас, означает, что мы решаем отменить месть.

Как отмечалось ранее, это не означает, что вы перестаете желать справедливости.Это действительно означает, что вы отказываетесь по милости Бога позволить гневу и боли активизировать план взыскания с этого человека платежа, будь то платеж эмоциональный, родственный, физический или финансовый. Это также означает, что вы отказываетесь использовать свои прошлые страдания для оправдания нынешнего греха.

4. Прощение других, как простил нас Бог, означает, что мы решаем делать им добро, а не зло. Прочтите особенно Римлянам 12: 17-21.

Это может включать в себя простые добрые дела, например, тепло приветствовать их от всего сердца или накормить их, когда они болеют, или другие обычные акты сострадания или милосердия.Что это даст? Это их и удивит, и посрамит.

Обычно человек сознательно грешит против вас, ожидая, что вы ответите аналогичным образом. Если вы это сделаете, это оправдает в их сознании их первоначальный грех против вас. Меньше всего они ожидают стойкой доброты и силы. Таким образом, когда зло встречает добро, оно обезоруживает их; они ошеломлены недоверием. «Доброта, — пишет Дэн Аллендер, — разрушает чары, которые пытается наложить враг, и делает его бессильным» («Смелая любовь»).Надеюсь, это откроет дверь в ваши отношения, которая приведет к настоящему изменению в жизни.

Такой ответ также стыдит его. Я не говорю о чувстве стыда, как будто вы хотите его унизить. Скорее, ваша надежда состоит в том, чтобы разоблачить состояние его сердца, раскрыть его мотивацию и дать ему возможность увидеть зло своего поступка. Ответ на зло добром заставляет обидчика смотреть на себя, а не на вас. Когда свет вашей доброты сияет перед его тьмой, последняя оказывается тем, чем она является на самом деле.Стыд, который он испытывает, когда его «разоблачают», либо ожесточит, либо смягчит его сердце (в зависимости от того, как он / она решит ответить).

5. Бог простил нас во Христе, примирив нас с Собой, восстановив отношения, разрушенные нашим грехом.

Часто мы избегаем прощения, потому что хотим избежать конфликта. Если подойти к обидчику и сказать: «Я прощаю тебя», это может привести к взрыву. Они могут даже отрицать, что согрешили против нас. Но истинное прощение стремится к отношениям и восстановлению.Истинное прощение не сводится к простому списанию долга. Он жаждет снова любить.

Здесь важно помнить две вещи. Во-первых, обидчик может отказаться от ваших добрых пожеланий и сопротивляться любым вашим усилиям по примирению. Но в конечном итоге это выходит из-под вашего контроля. Как Павел сказал в Послании к Римлянам 12:18, ваша ответственность — делать все, что в ваших силах, чтобы пребывать в мире. Если они отказываются жить с вами в мире, вина за них. Вы, по крайней мере, выполнили свою ответственность перед Богом.Во-вторых, часто, когда примирение или восстановление оказываются успешными, отношения никогда полностью не возвращаются к тому, что было до совершения преступления. Доверие, уверенность и восторг в другом человеке требуют много времени, чтобы полностью оправиться от серьезного греха, а иногда и никогда полностью не излечиться. Но даже если это не так, это не значит, что вы не полностью их простили.

В заключение, все это не будет иметь смысла для того, кто не испытал, не принял и не вкусил радость прощения Бога во Христе Иисусе.Если мы не прощаем, как заповедано Писанием, возможно, проблема в нашем незнании того, что Бог сделал для нас во Христе. Вот почему ключ к прощению — это крест.

Что значит прощать

Прощение невероятно мощно. Если бы его можно было разлить в бутылки, ежедневная доза, вероятно, спасла бы множество браков. Но что именно означает прощать? Что такое «активные ингредиенты»? Как научиться прощать?

Принятие того, что Иисус сделал для нас, и распространение этого в мыслях, словах и делах на других — вот суть прощения.Прощая друг друга, мы черпаем прощение, которое дал нам Иисус, приняв решение освободить другого от наказания за грех. Вместо того, чтобы задернуть занавес и отодвинуть друг друга, мы отталкиваем грех и суд и приближаемся друг к другу. Проще говоря, прощение освобождает другого от наказания за грех, чтобы отношения могли быть восстановлены.

Подумайте о прощении с точки зрения четырех основных решений, отражающих то, как Бог прощает нас:

Решение о выпуске

Прощение означает отказ от своего права наказать другого и выбор силой Божьей любви держаться за другого человека, а не за его или ее обиду.

В процессе прощения первое препятствие, которое вам нужно устранить, находится внутри вас самих. Вы должны решить отпустить обиду вместе с желанием наказать обидчика. Вы должны решить увидеть своего супруга, а не обидеться. Часто решение об отпуске приходится повторять ежедневно, ежечасно или даже чаще. Чем серьезнее нарушение, тем сложнее его отпустить; но чем меньше вы обдумываете обиду и подпитываете свой гнев, тем легче это становится.

Понимание прощения как решения отпустить очень важно, потому что мы часто путаем прощение с нашими эмоциями.Когда это происходит, прощение приливает и исчезает, как и наши эмоции. Когда мы не злимся, мы думаем, что прощены, но когда гнев выходит на поверхность, кажется, что мы вернулись на круги своя. Когда мы думаем, что проблема решена навсегда, она всплывает снова. Хотя прощение влияет на наши эмоции и может облегчить их, это гораздо больше, чем просто эмоция. Это решение, которое мы принимаем, основываясь на нашем поклонении Богу, прощать, как Он прощает. Божье прощение — это не выражение эмоций, а заявление о том, что Его народ прощен и прощен за свои грехи, как судья закрывает дело в зале суда.В этом смысле прощение — это решение, заявление, однозначное заявление.

Получайте больше вдохновляющего контента, подобного этому, на свой почтовый ящик!

Но что, если вы не можете перестать думать об этом? Когда вы останавливаетесь на инциденте, это может означать, что у вас есть нерешенные вопросы или беспокойство по поводу того, что произошло. Ищите нерешенные проблемы или вопросы, на которые нет ответов. Есть ли раны, которые вы никогда не раскрывали? Что-то не так или не так в том, как ваш супруг (а) справляется со своим грехом?

Также изучите возможность того, что зацикливание на происшествии имеет скрытую выгоду.Иногда мы предпочитаем жить в самозащитном коконе гнева, а не рисковать доверием, необходимым для прощения. Удерживание обиды может вызвать чувство морального превосходства над нашими супругами и отвлечь нас от необходимости смотреть в собственное сердце. В таком случае сосредоточьтесь на любви и милосердии Бога и попросите Его помочь вам простить. Вы также можете заручиться поддержкой и молитвами мудрых друзей или консультанта.

Прощать — это не то же самое, что забывать. Это не божественная форма амнезии.Бог не просит нас жить как люди без истории или делать вид, что грехов никогда не было. Фактически, способность вспомнить, как Бог избавил нас от семейных бурь, давая нам возможность исповедоваться, прощать и преодолевать, может дать нам надежду и якорь в будущих бурях. Истории о прощении и примирении также могут стать частью вашего стремления укрепить и воодушевить других в их браках. Помните, что одно дело размышлять о происшествии с благодарностью за то, как Бог действовал в вашем браке, и совсем другое — останавливаться на нем и обнаруживать, что вы вновь пробудились гневом и болью.

Решение пожертвовать

Божье прощение потребовало жертвы Его Сына, чтобы заплатить за грехи. Наше прощение тоже требует жертв, но иного рода. Ваши страдания не искупают греха вашего супруга, но вам придется пожертвовать несколькими способами:

Тебе придется принять рану, полученную от супруга. Прощение не означает притворяться, что этого не произошло, или убегать от него. Смиритесь с болью от обиды и с дискомфортом от разговора о ней, чтобы ваш супруг (а) узнал, как вы обиделись, и получил возможность отвернуться от греха и получить милость и прощение.Прощение — это жертва в том смысле, что вы выбираете более трудный путь. Вы жертвуете временным комфортом от игнорирования проблемы или временным удовольствием от возведения стены горечи и вместо этого делаете тяжелую, а иногда и болезненную работу, двигаясь к тому, кто вас ранил.

Это также означает, что вы отказываетесь от любой будущей окупаемости. Вы жертвуете всеми моментами, которые хотите напомнить своему супругу о том, как он или она обидел вас, желая причинить такую ​​же боль, которую вы причинили, находя утешение в силе заставить вашего супруга заработать. поддержите вашу любовь и привязанность.

Один из важных способов принести в жертву правосудию — это отказаться поднимать этот вопрос во вред . Это означает, например, никаких тонких раскопок и не использовать это как козырную карту в следующем аргументе. Это продолжение вашего решения об освобождении супруга от наказания. Если вы успешно откладываете негативные размышления, то гораздо менее вероятно, что в будущем вы воспользуетесь случившимся против супруга. Если вы неоднократно поднимаете этот вопрос с целью причинить вред своему супругу, подтвердите свое решение освободить его или ее от наказания.Подумайте, регулярно ли вы думаете о боли и почему.

Ключевая фраза в этом обязательстве — «во вред». Даже в контексте конфликта может быть полезно понять, как текущая проблема связана с прошлой проблемой. Умение определить структуру проблем в браке может привести к более глубокому пониманию того, что происходит на поверхности. Так, например, жену, которая недавно согрешила, потеряв самообладание из-за нескольких различных инцидентов, возможно, нужно поощрять, чтобы она заметила нарастающую волну своего гнева.Любящий муж, естественно, захочет помочь ей обдумать и понять, что движет недавним всплеском гнева, чтобы понять основные проблемы. Это свидетельствует не о недостатке прощения, а о мудрости и любви.

Не сплетничайте о проблеме . Разговор с другими об инциденте, вероятно, означает, что вы лелеете память о преступлении. Обратите внимание, как часто вы думаете об этом инциденте, как вы к нему относитесь и почему.

Желание поговорить с другими также может быть признаком того, что вам нужно больше поговорить с супругом об инциденте, но вы не можете этого сделать.Если вы боитесь, что повторение вопроса обидит вашего супруга или если он или она попросили вас не поднимать этот вопрос снова, напомните себе и своему супругу, что прощение — это процесс, что вы готовы прощать, но это вам нужна помощь, чтобы обдумать и обсудить это, если ваше прощение будет расти.

Решение поверить в то, что Бог творит добро

Когда Иисус приносил жертву, Ему пришлось доверить Себя Богу. Он должен был верить, что Бог действительно справится с грехом, за который расплачивался Он, Иисус.Он верил, что прощение изменит ситуацию и что Его жертва не была напрасной. Он верил, что Бог защитит Его и даже воскресит из мертвых. Он верил, что Бог обновит и восстановит Свой народ.

Вы тоже должны доверять Богу, когда выбираете прощать. Вы должны верить, что Бог одновременно исцелит ваши раны и воспользуется вашей жертвой, чтобы восстановить ваши отношения. Когда вы прощаете, вы должны верить, что вы не дурак, но что Бог будет действовать через ваше прощение.Ваше прощение не гарантирует перемены в супруге, но оно гарантирует, что вы вырастете и будете защищены от горечи. Поверьте, прощение — это путь, который дает Бог, чтобы отдернуть занавески, разделяющие вас и вашего супруга. Поверьте, прощение обновит ваш брак.

Решение о росте

Каким бы искренним ни было исповедание и стремление измениться, ваш супруг может снова согрешить против вас. Помните, что изменение — это процесс. Прощение, которое Бог дает нам на основании единовременной смерти Иисуса на кресте, даровано нам изо дня в день на всю оставшуюся жизнь.Цель этого прощения — восстановление нас до Его совершенного образа — процесс, который занимает всю жизнь.

По мере того, как Бог совершенствует Свой образ в вас, прощение — это то, в чем вы станете лучше. В некоторые дни прощение кажется естественным и легким. В другие дни вы будете готовы отменить решение, принятое накануне. Иисус начал в вас чудесную работу, но вы еще не достигли полной зрелости. Возрастание в прощении потребует от вас оставаться сосредоточенным на Иисусе, взаимодействовать с Ним и учиться у него так же, как вы должны поступать в любой другой сфере жизни.


По материалам Marriage Matters © 2010 Winston T. Smith. Используется с разрешения New Growth Press.

Что такое прощение и как это сделать?

Что такое прощение и как оно происходит? Мы так много говорим о прощении, бросаем так много лозунгов, и все же кажется, что у всех нас радикально разные представления о том, что это на самом деле означает. Мы хотим знать, как прощать, но тем не менее может быть очень трудно достичь или практиковать то, чего мы на самом деле не понимаем.

Мы часто слышим идею о том, что прощение — это дар, проявление доброты к себе, как к прощающим, что прощение не относится к тому, кого мы прощаем, и даже не о том, кого мы прощаем.

Говорят, что если прощение приносит пользу тому, кого мы прощаем, тогда это дополнительная выгода, подарок, но не в этом суть. И все же, одно из препятствий, с которыми мы сталкиваемся, прощая того, кого мы считаем причинившим нам вред, — это , а не , желая им добра, не видя, что они получают пользу от нашего прощения как подарка, и, фактически, желая, чтобы они страдали из-за чего они сделали.Мысль о том, что другой человек каким-то образом почувствует себя лучше в результате нашего прощения, является сложной задачей, и именно это мы хотим предотвратить. Мы воображаем, что непрощение — это форма наказания, способ заставить другого продолжать страдать, способ контролировать ситуацию, которую, как нам казалось, мы не контролируем. На первичном уровне мы представляем себе, что непрощение — это способ позаботиться о нашей ране, провозгласив, что наши страдания существуют и что они все еще имеют значение навсегда. Как это ни парадоксально, непрощение — это способ признать свою боль и почтить ее.

Точно так же, когда тот, кто, по нашему мнению, причинил нам вред, не желает брать на себя ответственность за свои действия или настаивает на том, что он не сделал ничего плохого, мы делаем вывод, что еще более необходимо воздержаться от прощения. Непрощение тогда становится способом держаться за свою правоту — оставаться оправданным в нашей версии истины и ощущении несправедливого отношения к нам. Наше непрощение, как мы его себе представляем, продолжает доказывать другую неправоту, которая узаконивает нашу боль. И действительно, это обоснованность наших страданий, которую мы, прежде всего, пытаемся (часто отчаянно) подтвердить и подтверждаем.

Более того, мы думаем, что прощение другого каким-то образом подразумевает, что теперь мы согласны с тем, что сделал другой человек, и, возможно, даже на один шаг дальше — то, что они сделали , является ОК в более широком масштабе. Мы считаем, что прощение означает, что случившееся больше не актуально, не имеет значения или живого. Это как если бы мы позволяли прошлому быть сделанным и, таким образом, уйти из ума и сердца, что может казаться невыносимым.

Однако, пожалуй, наиболее неприятным является то, что прощение в нашем понимании позволяет другому человеку «сорваться с крючка».«Мы приравниваем это к отпущению грехов — освобождению другого от вины, вины или ответственности за то, что они сделали. Мы представляем это как символическое освобождение их от бремени страданий, которые, по нашему мнению, они причинили.

Итак, возникает вопрос: что такое прощение на самом деле? И его партнерский запрос: что такое прощение , а не ?

Прощение не говорит …

-Ты не пострадали от того, что сделал другой человек.

-Ваша боль ушла.

— Вы снова стали тем, кем были до того, как это случилось.

-Жизнь теперь может возобновиться с того места, где вы остановились, вы чувствуете то же, что и раньше, как будто того, что случилось, никогда не происходило.

-Вы больше не верите, что другой человек несет ответственность за причинение вреда.

— Вы извиняете поведение другого человека.

-Вы больше не считаете то, что произошло, как важное.

-Вы разделяете вину за то, что произошло.

-Вы можете забыть, что случилось.

_______________________________________________________________

Наш взгляд на прощение во многих отношениях ошибочен. Мы говорим «прости и забудь», но когда мы прощаем, мы не забываем. Забывание ни в коем случае не является неотъемлемой частью прощения и не должно быть. Точно так же мы называем прощение «закапыванием топора». Но когда мы зарываем топор, он все еще там, прямо под кучей грязи, или, можно сказать, массой отрицания. Похоронены или нет, но нам все еще нужно примириться с тем, что произошло.Точно так же мы легкомысленно относимся к прощению, поощряя себя и других «просто отпустить!» Но опять же, прощение — дело немалое, и мы не можем рационализировать, интеллектуализировать, манипулировать или запугивать себя, чтобы почувствовать его.

Прощение индивидуально для каждого человека, который его живет. Для некоторых это происходит внезапно, благословенно, без необходимости думать или пытаться создать это. Для других это более осознанный процесс, требующий усилий и практики. А для других это постоянный пункт назначения, который, однажды обнаружив, никогда не ускользнет.Но это также может быть чувство, которое приходит и уходит, приливы и отливы. Нет правильного способа найти прощение или жить с ним; любой путь и версия подойдут. И все же, несмотря на то, что есть бесконечные пути и цвета прощения, в его чувстве существуют определенные ключевые компоненты, аспекты прощения, которые необходимы для его основной природы.

Что такое прощение

Прощение — это отчасти готовность отказаться от повествования о конкретной несправедливости, перестать рассказывать себе снова и снова историю о том, что произошло, что этот другой человек сделал, как мы были ранены, и обо всем остальном, что огорчает. вещи, которые мы напоминаем себе в связи с этим непростительным.Это решение позволить прошлому быть тем, чем оно было, оставить его как есть, несовершенным, а не таким, каким мы хотели бы его видеть. Прощение означает, что мы прекращаем shoulda, coulda, woulda been-s и отказываемся от идеи, что мы можем создать другое (лучшее) прошлое.

Прощение также предполагает открытость к встрече с настоящим моментом по-новому. То есть быть с другим человеком без наших чувств к прошлому, как к тому, что происходит сейчас. Прощение включает в себя желание и способность реагировать на то, что происходит в настоящий момент, а не реагировать через призму гнева и негодования, остатки прошлого.Встречаясь сейчас, свежо, мы перестаем использовать настоящий момент для исправления, оправдания, подтверждения или наказания прошлого. Мы появляемся, возможно, навсегда изменившиеся в результате прошлого, но, тем не менее, с глазами, ушами и сердцем, доступными прямо сейчас, и тем, что возможно прямо сейчас.

Главный компонент процесса прощения также включает в себя наше внимание и то, куда мы решаем его направить. Процесс прощения приглашает и уводит наше внимание от другого человека, от того, что он сделал, не сделал или должен сделать.Это снимает с них фокус; от ожидания и желания, чтобы они были другими, и движется к себе, нашему собственному опыту, нашему сердцу. Мы перестаем пытаться добиться от другого сочувствия или признания, перестаем пытаться заставить их увидеть и узнать нашу боль, чтобы показать нам, что наши страдания имеют значение. Прощение означает, что мы теряем интерес или просто отказываемся от борьбы, чтобы другой понял это, получил то, что он сделал, понял, что мы значим.

Мы перестаем бороться за то, чтобы вернуть что-то от другого отчасти потому, что мы берем на себя роль нашего собственного заботливого свидетеля, решаем предложить себе сострадание, которого мы так жаждем, которого мы так старались получить от другого.Истинное прощение означает признание того, что наши страдания имеют значение — для нас, для тех, кто их пережил, — независимо от того, соглашается ли другой человек когда-либо с нами. Мы говорим: «Вы важны для нашего сердца». И это стоит повторить … мы делаем все это с осознанием или без ведома другого. Прощение — это внутренняя работа.

Прощение — это, в конечном счете, свобода. Когда нам нужно, чтобы кто-то другой изменился, чтобы нам было хорошо, мы в плену. В отсутствие прощения мы скованы гневом и негодованием, чувствуя себя неловко в нашем заблуждении, что непрощение исправляет ошибки прошлого и держит другого на крючке.И что, держась за этот крючок, все еще есть надежда, что мы сможем получить то сочувствие, которое мы так жаждем, и прошлое может каким-то образом чувствовать себя хорошо. Когда наше внимание направлено вовне, на то, чтобы заставить другого дать нам что-то, чтобы мы могли почувствовать мир, мы эффективно истощаем не только нашу собственную силу, но и нашу способность к самосостраданию. Чаще всего мы хотим от другого, того, чего не можем простить, — это любви. Прощение — это, в конечном счете, желание предложить себе любовь, а вместе с ней и свободу.

Что значит простить кого-то? — Red Letter Christians

Что значит прощать кого-то? Прежде чем вы прочитаете этот блог, я хочу, чтобы вы попробовали ответить на этот вопрос кому-нибудь из окружающих (это будет похоже на изучение Библии через Интернет). Я буду честен на миллион процентов, я думал, что неплохо разбираюсь в этой теме примерно неделю назад, а затем появление мысли разрушило всю мою вселенную. Эта мысль пришла от подростка во время нашего изучения Библии, и это вызвало эффект снежного кома, который полностью изменил мое мышление по этой конкретной теме.Я пока не собираюсь делиться этой мыслью, но я создаю ее, чтобы сказать, что это будет нелегко, так что пристегнитесь и, возможно, возьмите кого-нибудь, чтобы поработать над этим.

Давайте начнем с простой причины, по которой я считаю, что это важно. В Нагорной проповеди (представьте себе) Иисус говорит нечто абсолютно глубокое. Матфея 6: 14-15 — «Ибо, если вы прощаете другим людям, когда они грешат против вас, ваш Небесный Отец также простит вас, но , если вы не прощаете другим их грехи, и ваш Отец не простит ваших грехов.СЛАДКАЯ МАТЬ ДЖЕФФЕРСОНА ДЭВИСА. Я не хочу использовать это как тактику запугивания, но мы должны это понять. Я думаю, причина в том, что Божья благодать ТАК удивительна и невероятна — как мы смеем скрывать это от других. Хорошо пойдем.

Во-первых, давайте построим график. На одной стороне графика у вас прощение, хорошая сторона. А что на противоположной стороне? Что полностью противоположно прощению? На ум может прийти много вещей: злоба, недоверие и т. Д.Позвольте предложить противоположное — возмездие. Буквально они что-то сделали со мной (согрешили против меня), а я им что-то делаю. Прямо перед этим в этой проповеди Иисус много сказал о возмездии, но Он сказал, что нет. Это кажется достаточно простой концепцией, но на практике это труднее, чем сказано.

Итак, мы имеем то, что кажется противоположной стороной — негативное действие. Теперь перейдем к прощению. На мой взгляд, это работает так: если у вас есть линейный график с Прощением на одном конце и Возмездием на другом, в значительной степени мертвой точкой будет идея «не злиться».Он просто нейтрален. По отношению к этому человеку нет плохих поступков, вы «подставили другую щеку». Иисус сказал, что это хорошо, не мстите, но Он (к сожалению) сказал гораздо больше сразу после этого — он сказал: «Молитесь за тех, кто преследует вас». В рассказе Луки (6: 27-28) одна фраза на самом деле гласит: «Любите врагов ваших, делайте добро проклинающим вас». Это должно иметь смысл. Каким-то образом мы ушли от того факта, что любить кого-то означает позитивные действия, ДАЖЕ когда мы любим наших врагов и тех, кто грешит против нас.Если просто отсутствие злости (отсутствие каких-либо позитивных действий) и отсутствие ответных мер — это нейтральная / золотая середина, то этого просто не пойдет. Если вы не заметили, Иисус не очень-то круто относится к людям, карабкающимся через забор. Мы ЛЮБИМ переступать через забор, одна нога в мире, одна нога в Царстве, но Иисус не поклонник. Мы призваны к большему; мы призваны к прощению, предполагающему позитивные действия.

Связано: Возможности… Это то, что убило Иисуса? — Майкл Кимпан

Теперь о фразе, с которой все началось: «Простить кого-то означает снова довериться ему или ей.БУМ. POW. ВАМ. Позвольте этому погрузиться на секунду. Я все еще позволяю этому осознать. Может быть, я из немногих избранных (я так не думаю), но я так не думал и не учил этому. Я обычно говорю что-то вроде этого: «Вы должны простить их, но вы также должны научиться не доверять им в определенных отношениях и, возможно, не иметь таких близких отношений». Я этому научил. Я СДЕЛАНО. Помните, как Петр пришел к Иисусу в Евангелии от Матфея 18 и спросил, сколько раз ему нужно прощать своего брата? Он даже самоуверенно бросает число, например: «До семи раз?» (Без сомнения, самодовольная ухмылка из-за того, что число больше 2).Иисус ответил ему: «Я говорю тебе не семь раз, а семьдесят семь раз». Некоторые переводы переводят это как «семьдесят умноженное на семь», но такие детали бессмысленны, потому что дело не в числе, а в идее. Иисус не хотел, чтобы вы отсчитывали, сколько раз вы прощаете кого-то, он намеревался чертовски взорвать разум Петра, по сути говоря, сказав «не переставай… прощать» (вероятно, напевая это как «Путешествие»). Как это соотносится с глубоким заявлением, сделанным подростком из моей молодежной группы? Как вы можете рассчитывать простить кого-то более одного раза, если вы держите этого человека слишком далеко, чтобы снова причинить вам боль? Если вы недостаточно доверяете им, чтобы они могли снова причинить вам боль, как может ваше прощение этого человека действительно безграничным?

Я думаю, что эта идея ставит нас на путь прощения позитивных действий.По мере продолжения обсуждения этой темы происходил обмен новыми идеями. В основе всей этой идеи «доверия» лежит концепция отношений. Мой грех отделяет меня от Бога. Это вредит моим отношениям с Богом. Бог стирает это полностью, доска чиста, и я снова в отношениях с Богом. Что касается других людей, нам нужно следовать примеру и исследовать, от чего мы можем избавиться, чтобы вернуть себе нормальные отношения с другим человеком. Одна из незначительных опасностей в этом мышлении — это то, с чем я боролся: если я не раскаиваюсь, Бог не прощает меня, поэтому, если другой человек не раскаивается, мне не нужно прощать его. — По сути, прощение — это улица с двусторонним движением.Это твердый контраргумент, но в его абсолютности есть некоторые дыры. Бог преследует нас, иногда даже когда мы не преследуем Его. Если вы этому не верите, прочтите Осию. Бог соблазняет Израиль обратно к Себе, ЖЕЛАЯ вернуть эти отношения. Точно так же, если отношения — это то, чего мы больше всего желаем с человеком, который обидел нас, тогда нам, возможно, нужно быть первым человеком, который сделает шаг, чтобы исправить это.

Один отец ранней церкви писал о том, что, когда кто-то обидел нас, мы должны быстро пойти к нему и указать на его ошибку, имея под рукой желание простить.Я лично считаю, что прощение начинается еще до того, как вы когда-нибудь пойдете к человеку, потому что мы должны любить , а делать добро тем, кто нас обижает. Нет никакого удовольствия в том, чтобы сказать человеку, что он сделал неправильно, мотив состоит в том, чтобы убрать то, что мешает отношениям с этим человеком. Наш мотив — обратиться к ним с любовью Бога, простившего нас. Иногда необходимо указать на такие ошибки ради этого человека и ради нас самих.Но мы должны делать это с надлежащими мотивами. Я думаю, что когда Иисус говорит о конфронтации, говоря, что после первоначального обсуждения с человеком, чтобы привести с собой несколько дополнительных людей, эти лишние люди должны нести ответственность со всех сторон. Возможно, одна из их основных функций — просто следить за тем, чтобы ваши мотивы оставались чистыми.

Когда мы были еще грешниками, Христос умер за нас. Нам также, возможно, придется проявить инициативу и принести некоторые жертвы, в то время как другой человек все еще остается «грешником» по отношению к нам.Иисус ясно дает понять, что отношения и примирение имеют огромное значение, даже больше, чем поклонение, поскольку мы должны оставить свой дар на жертвеннике (Матфея 5: 23-24). Отношения важнее многих заповедей, потому что любовь — величайшая заповедь.

Прорабатывая это, я обнаруживаю, что в некотором смысле стремление к прощению — это также поиск прощения. Если вы отказываетесь от истинного прощения от кого-то, кто просил или не просил о нем, подумайте, какими могут быть ваши первые слова: «Прости, я держался за это, но я хочу любить тебя. лучше и исправим наши отношения.«Ваши слова почти не имеют к ним никакого отношения; они связаны с вашим гневом, горечью, недоверием, но также и с вашим желанием отношений и проявлением любви Бога.

Что, если они не хотят вашего прощения или ваших отношений? Я не знаю точно, но если мы хотим любить своих врагов, молиться за тех, кто преследует нас, и делать добро тем, кто нас ненавидит, я думаю, что мы на пути к прощению их, несмотря на то, что они сделали. На этой шкале от прощения (позитивное действие) до возмездия (негативное действие) на самом деле нет ничего о том, что должен делать другой человек.Возможно, они не примут ваше желание отношений или ваше прощение, которое вы им стремитесь дать, но это официально на них. Мы просто должны продолжать делать добро и любить их так, как Бог любит тех, кто даже не любит Его в ответ.

Я не уверен, как это конкретно будет выглядеть в вашей личной жизни, какие методы и средства вам, возможно, придется использовать, чтобы этого добиться. Кое-что я знаю, наверное, это будет неудобно. Поверьте, когда я говорю, что когда я все это пишу, УЖАСНО думать о том, что все это на самом деле может означать.Будет много гордыни, когда мы молимся, доверяемся и рискуем. Мы можем пострадать физически, эмоционально или любым другим способом. Но Иисус, конечно же, не простил нас, не заплатив Ему дорого.

Также Спенсер: Честь и позор — линза первого века на сегодняшний день

Так что бы произошло, если бы мы практиковали радикальное прощение людей? Мы слышим истории о том, как община амишей прощает и с любовью обращается к человеку, который сознательно вошел в одну из их школ и убил их детей.Мы слышим это, и это звучит для нас почти смешно, как будто они не должны этого делать. Но мы не должны поддаваться моделям этого мира, образцам мести и обиды. Есть фильм под названием Forgiving Dr. Mengele , в котором рассказывается о решении еврейской женщины простить доктора Менгеле, эксперименты которого она стала жертвой во время холокоста. Спустя долгое время после смерти Менгеле она решила, что ей нужно простить его, потому что до тех пор, пока она это не сделала, она давала ему контроль над своей жизнью. В прощении есть удивительная сила.Есть большая свобода. Но это ни в коем случае не легко, не удобно или комфортно, и мир может сказать вам, что даже подумать об этом нелепо. Хотя это сложно и довольно безумно (если не глупо) по мировым стандартам, мы люди трансформации, а не конформации.

Не пытайтесь прощать и забывать, ищите прощения, несмотря на то, что с вами сделали.

Я очень надеюсь, что вы не просто прочитаете этот блог и не поймете, что в нем говорится. Это не исчерпывающее руководство по прощению; это мысли на пару недель, которые, я надеюсь, спровоцируют дальнейший разговор между вами и кем-то еще.Как я уже сказал, это слишком важно, чтобы не оспаривать норму или просто списывать эти сложные идеи, потому что они непривлекательны. Поверьте, они мне тоже не нравятся.

Так кого тебе прощать? Кто те люди, которые поступили с вами неправильно? Может быть, вы никогда не были друзьями, может быть, и были, но вы никогда по-настоящему не обращались к ним с любовью Христа. Позвольте этим словам Павла проникнуть в ваше сердце и избавить вас от некоторых негативных эмоций, чтобы у позитивного было место для развития.

«В гневе твоем не греши»: не позволяй солнцу зайти, пока ты еще гневаешься, и не давай дьяволу опоры. … Избавьтесь от горечи, гнева и гнева, ссор и клеветы, а также от всех форм злобы. Будьте друг к другу добры и сострадательны, прощайте друг друга, как во Христе Бог простил вас ». (Ефесянам 4: 26-27, 31-32)


Спенсер Уилсон Болте — выпускник молодежного министерства Христианского университета Оклахомы и в настоящее время изучает степень брака и семейной терапии в христианском университете Абилина.Он стажировался в нескольких церквях в Северо-Западном Арканзасе и стремится быть служителем по делам молодежи и семьи, куда бы Бог ни отправил его. Он ведет личный блог под названием «Разум бородатого теолога» на spenserbolte.blogspot.com

Виджеты Amazon.com

Реклама от Google

Прощение: отпустить обиду и горечь

Прощение: отпустить обиду и горечь

Когда кто-то, кто вам дорог, причиняет вам боль, вы можете удержать гнев, обиду и мысли о мести — или принять прощение и двигаться вперед.

Персонал клиники Мэйо

Кто не пострадал от действий или слов другого человека? Возможно, родитель постоянно критиковал вас в детстве, коллега саботировал проект или у вашего партнера был роман. Или, может быть, вы пережили травмирующий опыт, например, подверглись физическому или эмоциональному насилию со стороны близкого вам человека.

Эти раны могут оставить у вас непреходящее чувство гнева и горечи — даже мести.

Но если вы не практикуете прощение, вы можете оказаться тем, кто заплатит больше всего.Приняв прощение, вы также можете обрести покой, надежду, благодарность и радость. Подумайте, как прощение может вести вас по пути физического, эмоционального и духовного благополучия.

Что такое прощение?

Прощение означает разные вещи для разных людей. Однако, как правило, это связано с решением отпустить негодование и мысли о мести.

Действие, которое причинило вам боль или оскорбило, может быть всегда с вами, но прощение может ослабить его хватку и помочь освободить вас от контроля человека, который причинил вам вред.Прощение может даже вызвать чувство понимания, сочувствия и сострадания к тому, кто вас обидел.

Прощение не означает забывание или извинение за причиненный вам вред или примирение с человеком, причинившим вред. Прощение приносит мир, который помогает жить дальше.

Каковы преимущества прощения кого-то?

Избавление от обид и горечи может дать дорогу укреплению здоровья и душевному спокойствию. Прощение может привести к:

  • Здоровые отношения
  • Улучшение психического здоровья
  • Меньше беспокойства, стресса и враждебности
  • Пониженное артериальное давление
  • Меньше симптомов депрессии
  • Более сильная иммунная система
  • Улучшение здоровья сердца
  • Повышение самооценки

Почему так легко затаить злобу?

Если вас обидит кто-то, особенно тот, кого вы любите и которому доверяете, это может вызвать гнев, грусть и замешательство.Если вы зацикливаетесь на болезненных событиях или ситуациях, обиды, наполненные негодованием, местью и враждебностью, могут пустить корни. Если вы позволите отрицательным чувствам вытеснить положительные, вы можете оказаться поглощенными собственной горечью или чувством несправедливости.

Некоторые люди от природы более снисходительны, чем другие. Но даже если вы злопамятны, почти каждый может научиться прощать.

Каковы последствия злопамятства?

Если вы неумолимы, вы можете:

  • Привнесите гнев и горечь в каждые отношения и новые впечатления
  • Так погрузитесь в неправильное, что не можете наслаждаться настоящим
  • Стать депрессивным или тревожным
  • Почувствуйте, что ваша жизнь лишена смысла или цели, или что вы расходитесь со своими духовными убеждениями
  • Потеряйте ценные и обогащающие связи с другими

Как мне достичь состояния прощения?

Прощение — это приверженность индивидуальному процессу изменений.Чтобы перейти от страданий к прощению, вы можете:

  • Признайте ценность прощения и то, как оно может улучшить вашу жизнь
  • Определите, что требует исцеления, а кого нужно простить и за что
  • Попробуйте присоединиться к группе поддержки или обратитесь к консультанту
  • Признайте свои эмоции по поводу причиненного вам вреда и того, как они влияют на ваше поведение, и постарайтесь избавиться от них
  • Решите простить человека, который вас обидел
  • Отойдите от своей роли жертвы и освободите контроль и власть, которые обидчик и ситуация имели в вашей жизни

Когда вы отпустите обиды, вы больше не будете определять свою жизнь по тому, как вам было больно.Вы даже можете найти сочувствие и понимание.

Что будет, если я не смогу кого-то простить?

Прощение может быть трудным, особенно если человек, обидевший вас, не признает своей неправоты. Если вы застряли:

  • Практикуйте сочувствие. Попробуйте посмотреть на ситуацию с точки зрения другого человека.
  • Спросите себя, почему он или она так себя ведут. Возможно, вы бы отреагировали аналогичным образом, если бы столкнулись с такой же ситуацией.
  • Подумайте о случаях, когда вы причинили боль другим, и о тех, кто вас прощал.
  • Напишите в дневнике, молитесь или используйте управляемую медитацию — или поговорите с человеком, которого вы сочли мудрым и сострадательным, например, с духовным лидером, специалистом по психическому здоровью, беспристрастным любимым человеком или другом.
  • Знайте, что прощение — это процесс, и даже небольшие обиды, возможно, придется пересматривать и прощать снова и снова.

Гарантирует ли прощение примирение?

Если обидное событие произошло с кем-то, чьи отношения вы цените в других отношениях, прощение может привести к примирению.Однако это не всегда так.

Примирение может быть невозможно, если преступник умер или не желает общаться с вами. В других случаях сверка может быть неуместной. Тем не менее, прощение возможно — даже если примирения нет.

Что делать, если человек, которого я прощаю, не меняется?

Заставить другого человека изменить свои действия, поведение или слова — не цель прощения. Подумайте о прощении больше о том, как оно может изменить вашу жизнь — принести вам мир, счастье, эмоциональное и духовное исцеление.Прощение может лишить вас силы, которую другой человек продолжает иметь в вашей жизни.

Что, если я нуждаюсь в прощении?

Первый шаг — честно оценить и признать свои ошибки и то, как они повлияли на других. Не судите себя слишком резко.

Если вы искренне сожалеете о том, что сказали или сделали, подумайте о признании этого тем, кому вы причинили вред. Говорите о своей искренней печали или сожалении и просите прощения — не оправдываясь.

Помните, однако, вы не можете заставить кого-то простить вас. Другим нужно переходить к прощению в свое время. Что бы ни случилось, относитесь к другим с состраданием, сочувствием и уважением.

13 ноября 2020 г.

Показать ссылки

  1. Ракель Д, изд. Прощение. В кн .: Интегративная медицина. 4-е изд. Филадельфия, Пенсильвания: Эльзевир; 2018. https://www.clinicalkey.com. Доступ 5 октября 2017 г.
  2. Прощение может улучшить психическое и физическое здоровье. Американская психологическая ассоциация.http://www.apa.org/monitor/2017/01/ce-corner.aspx. Доступ 5 октября 2017 г.
  3. Ахтар С. и др. Понимание взаимосвязи между государственным прощением и психологическим благополучием: качественное исследование. Журнал религии и здоровья. 2017; 56: 450.
  4. Феррелл Б. и др. Ответы медсестер на просьбы о прощении в конце жизни. Журнал по лечению боли и симптомов. 2014; 47: 631.
  5. AskMayoExpert. Прощение. Рочестер, Миннесота: Фонд Мейо медицинского образования и исследований; 2016 г.

Узнать больше Подробно

.

Прощение и восстановление — в центре внимания семья

Почему нам так трудно прощать?

Одна из причин, по которой мы сопротивляемся прощению, заключается в том, что мы на самом деле не понимаем, что такое прощение и как оно работает. Мы думаем, что делаем, но это не так.

Большинство из нас полагает, что, если мы прощаем наших обидчиков, они освобождаются от ответственности — без всяких сомнений — и получают возможность развлечься, в то время как мы несправедливо страдаем от их действий.Мы также можем думать, что должны снова подружиться с ними или вернуться к старым отношениям. Хотя Бог велит нам прощать других, Он никогда не говорил нам продолжать доверять тем, кто нарушил наше доверие, или даже любить находиться рядом с теми, кто причиняет нам боль.

Первый шаг к пониманию прощения — это узнать, что это такое, а что нет. Следующий шаг — дать себе разрешение простить и забыть, отпустить горечь и при этом очень четко вспомнить свои права на здоровые границы.

Прощение

  • Прощение не позволяет обидчику сорваться с крючка . Мы можем и должны привлекать других к ответственности за их действия или бездействие.
  • Прощение возвращает Богу право заботиться о правосудии . Отказываясь передать право на взыскание или месть, мы говорим Богу, что не доверяем ему все дела.
  • Прощение — это не позволять проступку повторяться снова и снова .Мы не должны мириться с отсутствием уважения или любыми формами жестокого обращения и не должны оставаться открытыми к ним.
  • Прощение не означает, что мы должны снова стать жертвой . Прощение не означает: «То, что ты сделал, было хорошо, так что иди вперед и обойди меня». И это не игра мученика, наслаждение прощением людей, потому что это увековечивает нашу роль жертвы.
  • Прощение — это не то же самое, что примирение . Мы можем простить кого-то, даже если никогда больше не сможем с ним поладить.
  • Прощение — это процесс, а не событие . Прежде чем мы сможем по-настоящему простить, может потребоваться некоторое время, чтобы справиться с нашими эмоциональными проблемами. Как только мы сможем, мы должны решить простить, но, вероятно, этого не произойдет сразу после трагического развода. Это нормально.
  • Надо каждый раз прощать . Однако, если мы обнаруживаем, что постоянно прощаем, нам может потребоваться взглянуть на танец, который мы танцуем с другим человеком, который заставляет нас постоянно страдать, нападать или оскорблять.
  • Забыть не означает отрицать реальность или игнорировать повторные преступления . Некоторые люди неприятны, подлы, апатичны или ненадежны. Они никогда не изменятся. Нам нужно изменить то, как мы на них реагировать, и перестать ожидать, что они будут другими.
  • Прощение основывается не на действиях других, а на нашем отношении . Люди будут продолжать причинять нам боль по жизни. Мы либо можем смотреть на них со стороны, либо оставаться в тупике и злиться, либо мы можем начать думать о наших любовных отношениях с Богом, зная и веря в то, что хорошо.
  • Если они не покаются, мы все равно должны простить . Даже если они никогда не просят, мы должны простить. Мы должны запоминать и повторять снова и снова: прощение — это наше отношение, а не их действия.
  • Нам не всегда нужно говорить им, что мы простили их . Самоправедное объявление о нашем милостивом прощении тому, кто не просил прощения, может быть манипуляцией, чтобы заставить его почувствовать себя виноватым. Это также форма гордости.
  • Удержание прощения — это отказ отпустить воспринимаемую власть .Мы можем чувствовать себя сильными, когда обидчик нуждается в прощении, и только мы можем дать его. Мы можем бояться снова стать бессильными, если простим.
  • Возможно, нам придется простить больше, чем развод . Проблемы после развода, связанные с деньгами, детьми и расписанием, могут привести к необходимости снова простить и искать прощения сами.
  • Мы можем простить слишком быстро, чтобы избежать боли или манипулировать ситуацией . Прощение снимает боль и освобождает нас от сосредоточения на другом человеке.Слишком часто, когда мы оказываемся посреди потрясений после развода, мы отчаянно ищем быстрое решение, чтобы все это утихло. Некоторые женщины хотят «поторопиться» и простить, чтобы прекратить боль или чтобы они могли поладить с другим человеком. Мы должны быть осторожны, чтобы просто не прикрыть раны и не замедлить процесс заживления.
  • Нас могут заставить ложно простить еще до того, как мы будем готовы . Когда мы чувствуем себя обязанными или прощаем только для того, чтобы другие любили нас, принимали нас или не думали о нас плохо, это не настоящее прощение — это действие, призванное избежать отказа.Позвольте себе сделать это правильно. Может быть, все, что вы можете предложить сегодня, это: «Я хочу простить вас, но сейчас я испытываю эмоциональные трудности. Обещаю, я над этим поработаю ».
  • Прощение не означает забыть . Это нормально, что воспоминания возникают в будущем. Когда возникают мысли о прошлых обидах, важно то, что мы с ними делаем. Когда мы замечаем, что сосредотачиваемся на прошлой обиде, мы можем научиться говорить: «Спасибо, Боже, за это напоминание о том, как важно прощение.
  • Прощение начинается с мысленного решения . Эмоциональная часть прощения — это наконец возможность отпустить обиду. Эмоциональное исцеление может последовать, а может и не последовать быстро после того, как мы простим.

Сможете ли вы простить кого-то и при этом получить травму?

«Сможешь ли ты простить кого-то, но при этом тебе будет больно?» , это частый вопрос, который я слышу на консультациях. Мы естественным образом стремимся к тому, что нам нравится, и избегаем неприятных вещей. Поэтому мы хотим, чтобы боль оскорбления ушла. Настоящая причина, по которой мы задаемся вопросом, можем ли мы кого-то простить и при этом страдать, заключается в том, что мы испытываем боль и пытаемся понять, не вызывает ли боль продолжение непрощения. К сожалению, прощение не означает немедленного облегчения боли, особенно при работе с глубокой раной. Простить кого-то и по-прежнему обижаться — гораздо сложнее, чем простая формула.

Что такое прощение?

Проще говоря, прощение — это освобождение кого-то от наказания и возложение преступления на Бога.Как христиане, мы получаем прощение через искупительную работу крестной смерти Христа. Иисус заплатил долг за наши грехи. Другими словами, Он принял заслуженное наказание — смерти (Римлянам 3:23). Мы призваны прощать, как были прощены (Ефесянам 4:32).

Помните, что прощение — это выбор, а действие мы выбираем. Прощение — это не чувство или мгновенное исцеление и облегчение боли.

Почему трудно простить того, кто вас обидел?

Боль, причиняемая грехом, оказывает сильное влияние на нас как индивидуумов.Когда мы глубоко ранены, естественно сердиться на человека, причинившего боль.

Никто не хочет иметь дело с эмоциональной болью, причиненной обидой другого человека. Однако каждый сталкивается с болью и выбором прощать. Мы несовершенные люди, живущие в несовершенном мире.

Прощение и исцеление

Есть пара важных вещей, которые вам нужно знать о прощении и исцелении. Во-первых, прощение и исцеление — это не одно и то же. Прощение — это выбор, чтобы освободить преступника от нашего наказания и доверить его Богу. Это происходит в один момент. Исцеление — это путешествие, которое требует времени и намерения. Однако имейте в виду, что прощение — это первый шаг на пути к исцелению.

Во-вторых, прощение — это фундамент, на котором можно строить исцеление. Если вы ждете исцеления, прежде чем простить, вам будет трудно когда-либо решить простить обиду. Представьте себе строительство дома. Перед стенами, кровлей идет заливка фундамента.Прощение — это фундамент, на котором мы строим дом. Другими словами, мы должны заложить фундамент прощения, прежде чем можно будет построить прекрасный дом (исцеление).

Итак, как мы исцеляемся после прощения?

На вопрос: «Сможешь ли ты простить кого-то, но при этом тебе будет больно?» возникает вопрос, я считаю, что настоящий вопрос — «Как мне вылечить?» Есть несколько областей, в которых мы можем начать действовать на пути к исцелению. Обратите внимание, я сказал: «Действуй» — есть определенное намерение, которое мы должны приложить для исцеления от прошлой боли.

Обработка боли

Есть 2 способа преодоления эмоциональной боли: устный и письменный. Устная обработка выполняется с мудрым советом — рассказывать о событиях, мыслях и чувствах с вашей точки зрения. Непродуктивно проклинать человека, который причинил вам боль (Матфея 5:44). Лучше проанализируйте свою точку зрения и опыт. Выберите кого-то, кто будет говорить о ситуации в реальной жизни. Возможно, мудрый друг, пастор или получит христианскую консультацию. Словесная обработка просто выявляет оскорбление.

Далее, письменных обработок. Исследования показывают, что это невероятно мощный способ исцеления от прошлых ран. Это хорошо работает вместе с вербальной обработкой. Мудрый совет недоступен круглосуточно и без выходных — записывая вещи, вы приводите в порядок сложные мысли и чувства.

Важно закончить дневник положительными выводами. Без этого компонента в вашем письме это может быть контрпродуктивным. Получите бесплатно загружаемое руководство по ведению журнала с подсказками, которые помогут вам начать работу.

Помолитесь

Работайте с Богом через эмоциональную боль и прошлые обиды. В конечном итоге Он наша сила, убежище (Псалмы 46: 1-3) и целитель (Иеремия 30:17). Возложите на Него свои бремена (1 Петра 5: 7).

Посмотрите здесь 5 причин боли.

Измените свое мнение

Когда я переживаю глубокую боль, моя точка зрения сужается до обиды и моей боли. Это замедляет мое выздоровление, поскольку я снова и снова вспоминаю событие и боль. Это только одно изображение события.

Считайте, что больно людям, больно людям. Часто люди делают все возможное, используя те немногие инструменты, которые у них есть. Возможно, они не имеют возможности делать что-то по-другому — , но . Это не извинение или терпение — просто попытка понять.

Подумайте о работе, которую Бог делает в ситуации и через нее. В конце концов — Он обещает использовать эту боль для вашего блага и Своей славы (Римлянам 8:28).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *