Эгоист это не тот кто думает только о себе а тот кто: Оскар Уайльд цитата: Эгоизм не в том, что человек живет как хочет, а …

Содержание

Думать о себе не есть эгоизм. Тот, кто не думает о себе, вообще не способен мыслить. Но крайне эгоистично требовать от ближнего мыслей и суждений, подобных своим. Зачем? Если тот способен мыслить, скорее всего он мыслит иначе. Если не способен, недопустимо требовать от него проблеска мысли.

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

Если человек способен полноценно любить, то он любит и себя; если он способен любить только других, он не может любить вообще.

Эрих Фромм (50+)

Ты представить себе не можешь, на что способен человек, который наконец-то понял, что у него нет другого выхода.

Наваждения (Макс Фрай) (20+)

Счастья достигает тот, кто стремится сделать счастливыми других и способен хоть на время забыть o своих интересах, o себе.

Письма о добром и прекрасном (Дмитрий Сергеевич Лихачев) (10+)

Для овладевшего своим умом он — лучший друг. Но для того, кто не способен его контролировать, ум становится коварнейшим врагом.

Бхагавад-Гита (7)

Прости, что не способен забыть всё неважное и не способен всё важное сохранить.

Жутко громко & запредельно близко (Джонатан Сафран Фоер) (50+)

Если судьба не дает мне счастья — я вправе требовать от нее удовольствий.

Оскар Уайльд (500+)

Кто не способен к великим свершениям, тот презирает великие замыслы.

Люк де Клапье Вовенарг (100+)

Сильный не тот, кто может положить на лопатки одним взглядом, а тот, кто одной улыбкой способен поднять с колен!

Жюльет Бинош (10+)

А больше всего ненавидят того, кто способен летать.

Так говорил Заратустра (Фридрих Ницше) (500+)

Человек способен мыслить. Толпа — нет.

Вопрос и ответ (Патрик Несс) (10+)

Шутка: Эгоист — это тот, кто думает не обо мне.

ШУТКА

Эгоист — это тот, кто думает не обо мне.
 5 лет назад 

+7


похожие

Эгоист — тот, кто заботится о себе больше, чем обо мне.

-Знаешь Лева, кто такой эгоист? -Ну, Сарочка, и кто? — Эгоист — это тот, кто любит себя больше, чем меня.

Интеллигентный человек — это не тот, кто никогда не думает плохо, а тот, кто думает, нужно ли открыть рот и сказать, что он думает.

Эгоист — это тот, кто любит себя больше, чем меня.

Чем отличается жених от кавалера? Жених — это тот за кого собираются выйти замуж, а кавалер — это тот кто думает что он жених.

Мне нужен кто-то, кто будет обо мне заботиться. Желательно, чтобы это были не санитары психиатрической клиники.

— Как мне узнать, что на самом деле думает обо мне моя девушка? — спрашивает сын у отца. — Женись на ней.

На первом свидании: — Ну ладно, Яшенька, что это мы все обо мне, да обо мне. Расскажите лучше за свою зарплату!

Богат не тот, кто постоянно думает о своих больших деньгах, а тот, который о них никогда не вспоминает.

Мне безразлично, что вы обо мне думаете… Я вообще предпочитаю, чтобы обо мне не думали… А мечтали

Самый опасный человек тот, кто слушает, думает и молчит.

Драку всегда начинает тот, кто думает, что он сильнее…

Хватит говорить обо мне, давайте поговорим о вас. Итак, что вы думаете обо мне?

Что мы все обо мне, да обо мне: давайте о вас! Как я вам?

Что мы всё обо мне, да обо мне… Давайте о вас! Как я вам?

Те, кто рассказывает вам обо мне, рассказывают мне о вас. Не забывайте об этом

Те, кто рассказывает вам обо мне, рассказывают мне о вас. Hе забывайте об этом.

Те, кто рассказывает вам обо мне, рассказывают мне о вас. Никогда не забывайте об этом.

Неврастеник — тот, кто строит воздушные замки, Психопат — тот, кто в этих замках живет, а Психолог — тот, кто взимает арендную плату.

Афоризмы и цитаты про эгоизм

Эгоизм есть закон перспективы в ощущениях, по которому ближайшее предстаёт большим и тяжёлым, тогда как по мере удаления все вещи убывают в величине и весе.
С. Моэм

Эгоизм есть способность объективно видеть всё лучшее в себе и всё плохое в окружающих.
Я. Мороз

Эгоизм — это вата, заложенная в уши, чтобы не слышать людского стона.
Г. Сенкевич

Эгоист — тот, кто не чувствует окружающей среды.
В. Зубков

Эгоистка считает, что мужчины сотворены для неё, альтруистка — что это она сотворена для мужчин.
А. Монастырский

Эгоцентрист — тот, кто считает, что он пуп земли.
В. Зубков

Братолюбие живет тысячью душ, себялюбие – только одной, и притом очень жалкой.
Мария Эбнер Эшенбах

Эгоизм – симптом недостатка любви к себе. Кто себя не любит, вечно тревожится за себя.

Эрих Фромм

Эгоизм – такой отвратительный порок, который никто не простит в другом человеке и никто не признает в самом себе.
Генри Бичер

Эгоист – человек дурного тона, больше интересующийся собой, чем мной.
Амброз Бирс

Эгоист – это человек, любящий себя больше, чем других эгоистов.
Геннадий Малкин

Эгоизм заключается не в любви самого себя, а в большей, чем должно, степени этой любви.
Аристотель

Эгоизм изворотлив, как хамелеон.
В. Белинский

Крайние себялюбцы готовы сжечь дом. лишь бы зажарить себе яичницу.
Фрэнсис Бэкон

Эгоизм не в том. что человек живет как хочет, а в том, что он заставляет других жить по своим принципам.
Оскар Уайльд

Эгоизм счастливых людей — беспечный, поверхностный и безотчетный. Эгоизм несчастных людей — ожесточенный, горький и убежденный в своей правоте.

Мария Эбнер-Эшенбах

Люди делятся на две половины. Одни, войдя в комнату, восклицают: «О, кого я вижу!» — другие: «А вот и я!»
Эбигайл Ван Берен

Но довольно обо мне, давайте поговорим о вас. Как вы меня сегодня находите?
Бетти Мидлер

Он так переполнен собой, что совершенно пуст.
Томас Фуллер

Когда наука наконец найдет центр Вселенной, многие будут удивлены, не найдя там себя.
Американское изречение

Самовлюбленность и самоненавистничество одинаково эгоцентричны.
Мейсон Кули

Поджечь дом, чтобы поджарить себе яичницу, в характере эгоиста.
Ф. Бэкон

Эй вы, задние, делай, как я!
Это значит — не надо за мной,
Колея эта — только моя,
Выбирайтесь своей колеей.
В. Высоцкий

Всего меньше эгоизма у раба.
А. Герцен

Есть эгоизм узкий, животный, грязный, так, как есть любовь грязная, животная, узкая.

А. Герцен

Личный эгоизм — родной отец подлости.
М. Горький

Но что же мне делать, если я наверное знаю, что в основании всех человеческих добродетелей лежит глубочайший эгоизм. И чем добродетельнее дело — тем более тут эгоизма. Люби самого себя — вот одно правило, которое я признаю. Жизнь — коммерческая сделка.
Ф. Достоевский

Эгоизм умерщвляет великодушие.
Ф. Достоевский

Эгоисты капризны и трусливы перед долгом: в них вечное трусливое отвращение связать себя каким-нибудь долгом.
Ф. Достоевский

Эгоизм — это единственный истинный атеизм; честолюбивое бескорыстие — единственная истинная религия.
И. Зангвилл

Эгоизм является добровольным умерщвлением всего, что есть в человеке живого и хорошего.
Э. Золя

Если мы такие презренные эгоисты, что не можем дать людям хоть немного счастья и хоть в какой-то мере честно признать их достоинства, не пытаясь получить от них что-нибудь взамен, если наши души мелки, как кислые плоды дикой яблони, то мы обречены на неудачу, которую полностью заслуживаем.


Д. Карнеги

Эгоисты всех больше жалуются на эгоизм других, потому что всего больше от него страдают.
В. Ключевский

«Зачем, — говорит эгоист, — стану я работать для потомства, когда оно ровно ничего для меня не сделало?» — Несправедлив ты, безумец! Потомство сделало для тебя уже то, что ты, сближая прошедшее с настоящим и будущим, можешь по произволу считать себя: младенцем, юношей и старцем.
Козьма Прутков

Эгоист подобен давно сидящему в колодце.
Козьма Прутков

Эгоизм всегда был бичом общества, и чем его было больше, тем было хуже для общества.
Д. Леопарди

Эгоист живет только в себе и для себя, и если поковеркано его «я», то ему нечем жить.
Н. Островский

Эгоизм ненавистен, и те, которые не подавляют его, а только прикрывают, всегда достойны ненависти.
Б. Паскаль

Все, что окружает эгоиста, представляется ему лишь рамкой для его портрета.
Ж. Пети-Сан

Чем более мы холодны, расчетливы, осмотрительны, тем менее подвергаемся нападениям насмешки. Эгоизм может быть отвратительным, но он не смешон, ибо благоразумен. Однако есть люди, которые любят себя с такой нежностью, удивляются своему гению с таким восторгом, думают о своем благосостоянии с таким умилением, о своих неудовольствиях с таким состраданием, что в них и эгоизм имеет смешную сторону энтузиазма и чувствительности.
А. Пушкин

Истинный эгоист согласен даже, чтобы другие были счастливы, если только он принесет им это счастье.
Ж. Ренар

Эгоизм записывает чернилами сделанное ему зло и карандашом — сделанное ему добро.

С. Сегюр

Эгоизм — это первопричина рака души.
В. Сухомлинский

Эгоизм семейный жесточе эгоизма личного. Человек, которой устыдится пожертвовать благами другого для себя одного, считает своей обязанностью пользоваться несчастьем, нуждою людей для блага семьи.
Л. Толстой

Есть три разряда эгоистов: эгоисты, которые сами живут и жить дают другим; эгоисты, которые сами живут и не дают жить другим; наконец, эгоисты, которые и сами не живут и другим не дают.
И. Тургенев

Быть эгоистом — это не значит жить, как тебе хочется. Это значит просить других, чтобы они жили так, как тебе бы хотелось.
О. Уайльд

Имеется не только одиночный или индивидуальный эгоизм, но также и эгоизм социальный, эгоизм семейный, корпоративный, общинный, патриотический.

Л. Фейербах

Наша черствость, наш эгоизм побуждает нас с завистью взирать на природу, но она сама будет завидовать нам, когда мы оправимся от недугов.
Р. Эмерсон

Эгоисты до того переполнены собой, что им то и дело хочется собой поделиться.
Андрей Лаврухин, Каноны

Рубрика

Близкие темы

Популярные темы

Комментарии

Бывает ли хороший эгоизм?… — Православный журнал «Фома»

Бывает ли хороший эгоизм?

Есть такая шутка: эгоист – это тот, кто не думает обо мне!

Действительно, довольно часто обвинения кого-либо в эгоизме продиктованы на самом деле тем, что данный человек по тем или иным причинам (не всегда нам известным, между прочим) не смог удовлетворить желания обвинителя, которые и сами были совсем не свободны от эгоизма. О такой зеркальной ситуации, когда обвиняющий не узнает в эгоизме обвиняемого своего эгоизма, писал Феофан Затворник:

«Вы даже услышите или уже услышали приговоры: это эгоист, это эгоистка! Не подумайте, что говорящие это сами чужды эгоизма. Нет, этот приговор относится к тем, которые не позволяют повертывать собою или употреблять себя в средство для эгоистических целей тех, которые так о них судят. И следовательно, прямо обличает в сих последних эгоистов и эгоисток. Я слышал, что такие особы даже монахов укоряют в эгоизме: что-де для себя одних живут. Бедные монахи! Ни поесть, ни попить, ни поспать, день и ночь на ногах, в послушаниях, не имея своей воли и своих желаний, — и попали в эгоисты!»

Слово «эгоизм» образовано от местоимения «я»: ἐγώ – по-древнегречески, или ego – по-латински. Обычно эгоизм трактуется как безусловно порицаемое свойство характера, когда человек думает только о себе и своих выгодах, лишь о своем «я», и ни во что не ставит «я» и интересы других людей. В светской этике эгоист противопоставляется альтруисту (это слово образовано от латинского alter – другой) как своему зеркальному двойнику, но уже безусловно положительному. Альтруист – это тот, кто, напротив, думает сначала о других, и уже потом о себе.

Мне кажется, что хотя так понимаемый альтруизм безусловно лучше чем так понимаемый эгоизм, тем не менее, обе позиции не безусловны и не лишены как достоинств, так и недостатков. Более того, с христианской точки зрения этот спор «яиста» и «другиста» скорее всего просто лишен смысла. Ибо христианство такая парадоксальная религия, где настоящая забота о себе совпадает с любовью к другим и самопожертвованием ради них: «Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее» (Мк. 8:35).
В этом контексте и термин «эгоизм» приобретает уже другое значение и звучание. О том, что он не всегда плох, что нужно его только правильно понять и истолковать, писал, например, Николай Васильевич Гоголь в «Выбранных местах из переписки с друзьями»:

«Всякий совет и наставление, какое бы ни случилось кому дать, хотя бы даже человеку, стоящему на самой низкой степени образования, с которым у тебя ничего не может быть общего, обрати в то же время к самому себе и то же самое, что посоветовал другому, посоветуй себе самому; тот же самый упрек, который сделал другому, сделай тут же себе самому. Поверь, все придется к тебе самому, и я даже не знаю, есть ли такой упрек, которым бы нельзя было упрекнуть себя самого, если только пристально поглядишь на себя. Действуй оружием обоюдуострым! Если даже тебе случится рассердиться на кого бы то ни было, рассердись в то же время и на себя самого, хотя за то, что сумел рассердиться на другого. И это делай непременно! Ни в каком случае не своди глаз с самого себя. Имей всегда в предмете себя прежде всех. Будь эгоист в этом случае! Эгоизм — тоже не дурное свойство; вольно было людям дать ему такое скверное толкование, а в основанье эгоизма легла сущая правда. Позаботься прежде о себе, а потом о других; стань прежде сам почище душою, а потом уже старайся, чтобы другие были чище».

С этой точки зрения те, кого обычно считают эгоистами, на самом деле просто не умеют любить себя, не могут сохранить самое главное чудо, доверенное им Богом – свою душу. Они оказываются неспособны донести свое дыхание («дух» по-гречески это дыхание, а ведь дух все животворит) до вечности. А подлинная забота о своей душе совпадает с неэгоистичной радостью добра.

Действительно, что толку заботиться о других, если о самом себе позаботиться не умеешь? В христианстве подлинная забота о других начинается с заботы о себе. Как говорил святой Серафим Саровский, «стяжи дух смирен, и тысячи вокруг тебя спасутся». Ведь только если ты сам правильно настроен, если у тебя самого мир и любовь в душе, ты можешь их по-настоящему нести и другим. Христианским ценностям (точнее, сокровищам) невозможно научить рационально, посредством умных фраз и неотразимых аргументов. Единственный способ – их не доказывать, а показывать на собственном примере. Только тогда и другие люди могут свободно последовать за тобой. В конце концов, каждый человек обладает свободой, и ни за кого другого ты ничего решить не можешь, ты властен лишь над собственной душой: «Царство Божие внутри вас есть».

То есть, эгоизм по-христиански – это начать с исправления себя, а только спасая себя, можно спасти и кого-то другого. Но главное – это ответственность перед Богом прежде всего за свою душу. У русского мыслителя Константина Николаевича Леонтьева был такой любопытный термин – «трансцендентный эгоизм». Этим мудреным словосочетанием Леонтьев и хотел сказать, что надо заботиться прежде всего о своей душе, и тогда и все остальное приложится. Вот что он писал одному из своих учеников о своем учителе и духовнике, знаменитом оптинском старце Амвросии Оптинском:

«Если бы покойный старец Амвросий 25-летним юношей не думал бы исключительно о спасении своей души; если бы не вдохновлялся бы тогда тем, что я зову – трансцендентным эгоизмом, а думал бы о том, чтобы улучшать земную жизнь другим, то из него вышел бы или гордый и раздраженный, или пустой человек; – но думая 10-ки лет лишь о своем спасении, – он стал великим спасителем других; – он спас Федора Павловича Чуффрина от самоубийства; – он меня окаянного и многогрешного поддерживал на правом пути в течение 17 лет; – он многое множество других людей обращал, утешал, исправлял и т. д.».

Автор: Юрий Пущаев

Сайт «Фомы»: https://bit.ly/3bNOaSn

#толковый_словарь_фома

Что плохого в эгоизме? — Ольга Журавлева — Типичный случай — Эхо Москвы, 03.06.2012

О. ЖУРАВЛЕВА: В Москве 17 часов 12 минут, вас приветствует Ольга Журавлева, программа « Типичный случай». Очень часто, когда люди ссорятся, особенно в семье достаточно типично, когда женщина, как мне кажется, в сердцах кричит: « Ты эгоист! Только о себе и думаешь!» Эгоист — это плохо. Эгоист — это тот самый человек, который чего-то нам хорошего не делает, потому что он хорошее делает для себя. Есть и словарное определение этого самого эгоизма. Мне хотелось разобраться, что плохого вы видите в эгоизме. Являетесь ли вы эгоистом? Мешает ли вам это жить? Или вы как раз тот самый альтруист. В вопросах к эфиру, совершено замечательный пришел вопрос от Seadoorof: «Из эгоизма, возведенного в политику, получаются США, а из альтруизма — СССР?» Вы правы, потому что как сформулировано в Большой советской энциклопедии было, там написано следующее: «Эгоизм — принцип жизненной ориентации, состоящий в превращении частных интересов в основной мотив деятельности и главный критерий оценки в отношении к обществу и окружающим. Возникает в эпоху разложения первобытнообщинного строя вместе с появлением частной собственности и отражает процесс атомизации общественных объединений, выделения из них самодовлеющих индивидов и замкнутых групп (позднее классов), для которых общественно полезная деятельность является и признаётся лишь средством утверждения и сохранения их особого социального положения». Там приводится всякие в развитии этой мысли. И вот финал: «Однако лишь с устранением частной собственности в условиях социализма принцип эгоизма перестаёт быть основным способом мотивации обществ деятельности и вытесняется принципом коллективизма. Окончательное изживание эгоизма из практики человеческих отношений относится к эпохе зрелого коммунизма». Тут же мы вспоминаем важную вещь, Чернышевского и роман « Что делать?», где разумные эгоисты совершают альтруистические поступки, помогают друг другу, помогают и близким и далеким, при этом все это объясняют соображениями эгоизма. Они говорят, что это разумный эгоизм. Термин, часто используемый для обозначения филосовско-этической позиции устанавливающей для каждого субъекта принципиальный приоритет личных интересов субъекта над любыми другими интересами, будь то общественные интересы, либо интересы других субъектов. Но мы прекрасно помним, что герои Чернышевского, эти самые « новые люди», которые к коммунизму и смотрели, они говорят о том, что это « мне в радость». Работа для других, это я себя ощущаю значимым, жертвовать чем-то для других — это меня возвышает, помогать человеку, которого ты любишь, даже если он не любит тебя. Устроить его жизнь счастливо — это тоже для меня. Это моя радость. Вопрос в том, как эту радость человек для себя определяет. Алфизик пишет: «Эгоизм в обществе, это как раковая клетка в организме. Работает только на себя — что приводит к гибели всего организма. Общество, в котором количество эгоистов превысит некую критическую величину, обречено на вымирание». Не знаю. Дориан Грей пишет: «Ничего плохого в эгоизме ничего нет. Нужен только баланс между личным и общественным. Можно любить себя и хорошо относиться к окружающим людям. А у некоторых эгоизм слишком зашкаливает! К сожалению, не помню, кто это сказал: «Относись к людям так, как хочешь, чтобы они относились к тебе», но это очень верно подмечено!» Это верно, но если немного посмотреть вглубь и вдаль, то ты понимаешь, что есть ситуации, когда личное превалирует над общественным. Это абсолютно точно. Бывает так, что твой альтруизм, в какой-то ситуации проявленный, он твою же совесть успокоит, тебя же сделает счастливее. «Дюма в « Трех мушкетерах» сообщает, что счастье эгоистично. Альберт Хофманн в своей книге «ЛСД — мой трудный ребенок» говорит, что «Истинная любовь означает отказ от эгоизма»..И если им (этим авторам и их высказываниям) верить, то получается, что если мы дружно откажемся от эгоизма, то познаем, что такое истинная любовь, но при этом будем несчастливы», — пишет нам Азия4. Много парадоксов в этой области есть. Наш номер +7-985-970-45-45. У нас есть несколько мнений гостей эфира, которые тоже по этому поводу высказывались, они очень разнообразны. Дмитрий из Петербурга интересуется: « Эгоизм — явление наследственное или приобретенное? Можно ли в себе его победить?» Мне кажется, с одной стороны, природой заложен эгоизм, потому что человек должен свою жизнь охранять, делать так, как ему приятнее, так что можно сказать, что наследственное, с другой стороны, если вас не научили думать о других, то можно сказать, что приобретенное, но научиться можно. Что может быть плохого в инстинкте самосохранения?»— спрашивает Семен из Старых Васюков. Не всегда речь идет о самосохранении, иногда мелкие бытовые вещи. « Особенно полезен альтруизм в бараке при драке за пайку»,— пишет Константин. Бывает, что и не существует никаких драк. Если вы не хотите, чтоб в вашем бараке за пайку дрались, если вам так спокойнее, то из эгоистических соображений вы как-нибудь сможете спокойно это поделить. « Эгоизм — инстинкт. Предки с этой мутации всех загрызли, забрали еду самок и передали гены потомству». « Отсутствие эгоизма у человека сейчас считается его слабостью»,— считает Павло. « В казарме альтруизм принимают за слабость»,— подхватывает Константин». «Я за здоровый эгоизм. Важно, чтобы он не перерастал в эгоцентризм»,— пишет Оксана. « Эгоист — человека дурного тона, больше интересующейся собой, чем мной». По этому поводу высказывается политик Владимир Милов, мне кажется, он тоже из « новых людей».

В.МИЛОВ: Эгоизм — это очень сложное понятие. Трудно провести грань между чувством собственного достоинства, уважением к себе, решимостью отстаивать свои интересы, интересы близких и каким-то перебором, когда это все приходит в повышенное внимание к своей персоне. Это тонкая грань, ее не всегда можно легко отделить. В целом, мой опыт такой, что эгоизм, когда ты редко обращаешь внимание на нужды других, он не окупается по большому счету. Он приводит к тому, что в какие-то очень важные моменты у тебя не оказывается друзей, союзников. С другой стороны, если ты постоянно разворачиваешься лицом к людям, смотришь на их нужды, пытаешься понять, чем они живут, дышат, то оказывается, что в нужный момент есть масса людей, которые готовы быть с тобой рядом, помогать тебе. Это распространяется не только на человеческие отношения, но и на бизнес, на отношения между государствами. Можно увидеть на примере последних лет, как очень многие страны, которые были связаны с Россией такими крепкими историческими, социальными, культурными узами, отворачивались от нас в другие стороны, потому что мы довольно эгоистично себя вели как страна, как государство. Я думаю, что эгоизм — это не просто явление из сфер межличностных отношений, это болезнь, которая приводит к проблемам в бизнесе, к проблемам между странами, так что не надо этим увлекаться.

Еще один политик, депутат Госдумы Сергей Неверов на ту же тему.

С. НЕВЕРОВ: Плохое в эгоизме это то, что личные интересы преобладают у человека. Когда эти личные интересы преобладают, то человек не замечает что происходит вокруг, не замечает тех проблем, которые сегодня есть. Решает свои личные вопросы в ущерб тех моментов, на которых я остановился. Мне кажется, что эгоизм — это одна из плохих черт человека, потому что человек свои личные интересы ставит выше общества, которое его окружает. Эгоистические черты у меня могут присутствовать в рамках отношений в семье. В свою семью я стараюсь никого не допускать, как эгоист. Могут быть и предприятия — эгоисты и страны — эгоисты, мы это видим. Это проявляется в недобросовестной конкуренции, проявляется в применении запрещении методов или диктата стран, которые не смотрят на общественное мнение, на мнение других, а проявляют только свою позицию, говорят: «А мы считаем, что так правильно».

О. ЖУРАВЛЕВА: Еще один политик в нашем списке. Нил Ушаков.

Н.УШАКОВ: Это не продуктивно. Есть множество экономических теорий, которые показывают, что сотрудничать выгоднее, а с моральной точки зрения еще в детстве учили, что делишься со всеми конфетами — хорошо, не делишься — плохо, потому что тебе потом не дадут.

О. ЖУРАВЛЕВА: Следующий человек будет единственным в списке. Человек творческих профессий. Это артист Борис Клюев, который был у нас сегодня в эфире, высказался не совсем в той же тональности, что и остальные.

Б.КЛЮЕВ: Я думаю, что эгоизм — хорош, но в определенное время. Эгоизм толкает человека к каким-то самоутверждениям, самосовершенствованиям, но все это до ранней стадии развития. Потом, когда человек вырастает, он уже работает в коллективе, он работает в семье, там эгоизм неприемлем. Это будет мешать общаться с людьми, будет мешать самому, он не будет развиваться как личность. Я считаю, что эгоизм — это элемент молодости, он не очень хорош в старости, как пожилая женщина, ходящая в короткой юбке. Я считаю, что для творческой профессии эгоизм необходим, он толкает человека к совершенствованию.

О. ЖУРАВЛЕВА: Если вспомнить, что кроме «отдать жизнь за родину», есть еще масса ситуации, в которых действительно нужно выступать за себя, если ты хочешь чего-то добиться в какой-то области, даже в творческой. Не в смысле денег заработать, а сказать: « Нет, пусть она поет». Я со своим сопрано в углу посижу, пусть вот эта прекрасная женщина выступит. Если разумно рассудить, ты понимаешь, что для тебя это важный шанс, ты очень хочешь это сделать. Ты сделаешь это хорошо, то, наверно, в этой ситуации стоит быть эгоистом. « Теория разумного эгоизма многим неизвестна. Жаль»,— пишет Лиля. « Мне всю жизнь говорили, что я эгоист, что мне никто не нужен. Думаю, плохо только окружающим»,— пишет Тима. А вам, когда никто не нужен, хорошо? Если хорошо, то замечательно. « Более высокая степень эгоизма — вредящие здоровью привычки. Человек думает только об удовольствии, а не о близких». Александр, в том смысле, если он вследствие этих вредных привычек будет болен, то близкие люди пострадают. « Некоторым альтруистам есть соблазн бить морды. Они полагают, что несут какое-то добро, а несут непонимание». Дальше обрывается. «Я понял, так жить надо или я не прав», — Дмитрий из Петербурга. Вообще, если научиться отдавать, то можно научиться получать от этого большое удовольствие. Иногда хочется сделать кому-то хорошее, потому что знаешь, как всем будет от этого хорошо. У вас не бывало такого, что вы встречаете какую-то вещь, вдруг понимаете, что знаете человека, для которого она создана. Вы ее покупаете, добываете, делаете своими руками. Безо всякого повода приносите ее тому человеку и говорите: « Ты знаешь, я ее увидел и понял, что это твое». Мне кажется, что это ужасно приятно. « Хорошо бы разделить понятие эгоизм, жадность и честолюбие»,— пишет Константин. Это совершенно разные вещи. « Эгоизм хорош для «хозяев» жизни, успешных людей. Для остальных устраивается мероприятие для повышения командного духа, т.е. коллективизма». Согласитесь, что успешные люди, это « хозяева» жизни. Они очень часто помогают другим. Буквально час тому назад была передача про компанию «Procter & Gamble», которая ввела за правило раздавать акции своим сотрудникам, своим рабочим. Из каких соображений? Из жадности, из альтруизма? Нет. Я думаю, из вполне разумного расчета, если сотрудники будут иметь чуть-чуть своей компании, будут видеть, как растет ее прибыль, то они будут лучше работать. Это принесло « хозяевам» жизни какие-то бонусы. Но я думаю, что и рабочим тоже. « Я ради девушки стал мастером спорта и выучил английский язык. Она замуж вышла за другого и сказала, что это все я сделал для себя». А вы для нее это сделали? Мне кажется, что мы иногда делаем что-то, что они совсем не хотели бы, в этом есть какое-то странное непонимание. «В детстве практически у каждого ребенка был легоизм, он им не делился». Павло, в моем детстве я не видела у детей лего, но были дети, которые делились. Были дети, которые меньше делились. У меня в классе в какой-то момент появилась девочка, в середине учебы, которая жила в Германии с родителями. У нее было много иностранных штучек, она знала отлично немецкий язык. Девочка была очень толстой, но страшно симпатичной. Ее сразу полюбили все, потому что она, во-первых, делилась всеми своими иностранными штучками: ластиками, ручками,— все это показывала, давала поиграть, иногда просто дарила, во-вторых, она всем помогала на уроках немецкого языка. Стала очень популярной, притом, что одевалась она очень скромно. Она стала страшно популярной, потому что она со всеми всем делилась. Из эгоистических соображений хотите стать популярным — попробуйте этот метод. « Эгоизм — популяции не нужен. Он возник в процессе эволюции случайно. Лучше социоцентризм. Компромисс интересов»,— пишет нам Алекс. А социоцентризм на отдельно взятой кухне, как вы это видите? « Эгоизма нет, есть недальновидность и неумение получать удовольствие от помощи другим»,— пишет Андрей. Вы сформулировали самое главное. В следующей части « Типичного случая» будем по телефону рассказывать то, что вы думаете про эгоизм, желательно с примерами. Просто так человеку крикнуть: « Ты эгоист», потому что он тебе что-то хорошего не сделал, согласитесь, что выглядит довольно эгоистично. Хотелось бы проголосовать: что для вас важнее в конечно итоге. Мы сейчас все пишем про коммунизм, про социализм, про Америку. Каждый же может определить что важнее: личные интересы или « жила бы страна родная, нету других забот».

Новости

О. ЖУРАВЛЕВА: В Москве 17.35. Это « Типичный случай», меня зовут Ольга Журавлева. Что плохого в эгоизме? Хотела бы провести голосование, чтобы определиться, действительно ли мы как американцы, каждый сам за себя, волки. Что для вас важнее: личные или общественные интересы? У нас много рассуждают о том, что это плохо, то плохо. Люди говорят, что была бы возможность — уехал. Каждый второй пытается объяснить, что нужно детей поднимать, нужно жить лучше. Это вполне такой нормальный эгоистический подход. Если в этой стране, в которой я живу, мне сейчас не очень хорошо, то эгоистичный человек собирает всю свою семью, кому может помочь, и уезжает, а альтруист это тот, кто остается, старается выжить здесь. Аня пишет: « Мой сын постоянно подчеркивает, что он никому ничего не должен. Вот такой эгоист, поэтому я сегодня, эгоистически наплевав на ужин, ухожу в театр. Пусть ест, что хочет, когда притащиться домой». Аня, мне кажется, что это справедливо. Он вам ничего не должен, потому что любой ребенок никому ничего не должен. « Если на кухне осталась одна булочка, то делили ее не пополам. Если я сидел дома, а человек с работы, то большую часть — ему». Алекс, как это трогательно! «Раньше эгоистов было не так много, сейчас жизнь заставляет даже простой народ быть эгоистом, иначе не выжить, а мы ведь выживаем»,— пишет нам Дементий Ханин через Твиттер. Голосование простое. Что для вас важнее? Личные интересы, тогда вы звоните 660-06-64. Если перед вами стал вопрос: семья, я лично или общество? Вы бы что выбрали? Если личные интересы, то 660-06-64, если общественные, то 660-06-65. Я вспоминаю, когда я училась школе, это был закат социализма, главное — общественное. Если весь класс, а ты со своими эгоистическими интересами, то ты наш враг. Когда ты говоришь, что у тебя сегодня музыка. Тебе говорят, что у нас у всех сегодня собрание. «Ты музыку противопоставляешь коллективу?» «Настоящий эгоизм, это когда считаешь, что окружающие живут только ради тебя»,— Дмитрий, это эгоцентризм и даже нарциссизм. Саша из Белоруссии цитирует: « Эрих Фромм ввел понятие нарциссизма. В отличие от эгоизма есть крайняя форма инстинкта борьбы за выживание». Алекс пишет: « Известный этолог Ясон Бадридзе. Жил с волками. Они совместно охотились, приносили ему еду. Однажды волчица

спасла ему жизнь. Есть какие-то природные у нас задатки, чтобы защищать хотя бы своих близких, хотя бы тех, кто рядом с тобой. «Самые большие эгоисты — это «альтруисты», ожидающие похвалы». Да. Аня пишет: «Вчера я альтруистически по своим пригласительным провела во МХАТ двух приятельниц. За эгоистическую радость — получить спасибо. И мне тоже случайно подарили билет на «Тень» туда же, в результате все были счастливы». Аня, разумный эгоист, мне кажется, и, во всяком случае, веселый, бодрый и компанейский. Дмитрий пишет: «Все люди эгоисты, даже если они что-то и делают, то это тоже, чтобы почувствовать себя важным. Альтруисты не проходят естественный отбор». Дмитрий, согласна. Андрей из Волгограда пишет: «Не уезжаю из эгоистических соображений». Тоже хорошо. «Есть хорошая мусульманская пословица: «Если ты не за себя, то кто же за тебя, если ты только за себя, то зачем ты». Прекрасно, Эльвирка, прекрасно. « Личное (это к вопросу о личном). Какое мне дело до тех гопников на улице, хоть русские и россияне, но мне они не близки», — пишет Трон. Но есть же какие-то россияне, русские или может быть не русские, которые вам близки? «В настоящее время ухаживаю за своим отцом, он инвалид 1 группы, пришлось уволиться с работы, но для меня очень важно, чтобы он». Обрывается. Понятно. Важно. Лярус пишет: «Это называется не нарциссизм, а центропупизм». Когда человек всем доказывает, что он пуп земли, на самом деле он обычно остается у разбитого корыта, потому что мало кто захочет ему помочь, окружить заботой, если кроме центропупизма ничего в нем больше нет. «Праздник свободы слова: каждый волен иметь свое определение слова «эгоизм». Вместо объявленной темы каждый спешит поделиться своим пониманием термина». Хорошо, давайте, расскажите мне просто уже по телефону, что плохого в эгоизме, что в нем хорошего. Если оно есть, конечно, хорошее. Голосование уже можно завершить, потому что, в общем-то, голоса уже разбились на явные совершенно группы, которые можно вычленить. Так, личное или общественное? Голосование ведется в Сетевизоре. 363-36-59. Если можно, расскажите, что для вас плохого в эгоизме или может быть хорошего? Что из эгоистических соображений вы сделали хорошего или из альтруистических плохого? 363-36-59. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте.

О. ЖУРАВЛЕВА: Здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Август, я из Москвы.

О. ЖУРАВЛЕВА: Слушаю вас, Август. Вы эгоист?

СЛУШАТЕЛЬ: Я не считаю, что я эгоист, потому что мне кажется, что это слово стало уже ругательным, с негативным оттенком. Но по сути, если разобраться, я считаю, что это нормальное состояние для человека, быть существом, которое заботиться в первую очередь о себе, потому что я прислал вам смс, не знаю, дошла она или нет, но такой пример: мы платим налог в 13%, а живем на 87, а не наоборот. То же самое в нормальной жизни естественно думать о себе, при этом человек должен быть способен в нужный момент предпочесть интересы общества, интересы государства или своего коллектива.

О. ЖУРАВЛЕВА: Тогда получается, как он может быть готов предпочесть, если человек все-таки должен заботиться в первую очередь о себе? Потому что так его природа устроена.

СЛУШАТЕЛЬ: Потому что это разовые моменты. Каждый человек в своей жизни становиться перед таким выбором, когда он должен предпочесть, возможно, поставить на карту все, что имеет. Но в целом, в жизни, в нормальной рутинной ситуации для нас естественно думать о себе. Мы покупаем себе одежду, мы покупаем себе квартиры, машины, но не соседям, не каким-то незнакомым людям, есть люди, которые переходят через это и становятся профессиональными благотворителями. Например, Билл Гейтс этим занялся. Он отдает этому все свое время. Он к этому пришел через долгую последовательность действий, накопленного опыта и капитала.

О. ЖУРАВЛЕВА: Скажите, разве он не получает от этого какого-то дивиденда. Разве он не для себя благотворительностью занимаются, по большому счету?

СЛУШАТЕЛЬ: Конечно, получает. Но дело в том, что он к этому пришел через долгую заботу о себе, о собственном капитале. Таких людей единицы, либо это люди не от мира сего, которые просто называются святыми. В основном это нормальное явление — думать о себе. Я думаю, не надо называть это каким-то негативным словом.

О. ЖУРАВЕВА: Я думаю, просто это привычка. Спасибо большое. Я думаю у нас привычка, что эгоист — это ругательство, отрицательная коннотация слова. Хотя, в общем, ничего плохого в это слово не вложено, от слова «я». Алекс пишет об альтруизме: «Если радиослушателям нравится ведущий, почему бы слушателям не премировать его, открыть лицевой счет, я бы вам— цветочек». Алекс, прекрасно. «Эгоизм власти— стремление удержать ее. Общество только и делает, только страдает», — пишет Аня. Но с дугой стороны, Аня, согласитесь, что во власть должны идти люди, которые власть любят, потому что если человек идет во власть, не желая властвовать, то от него тоже толку никакого не будет. По идее, из эгоистических соображений, люди, пришедшие во власть, должны не власть удерживать, а мечтать остаться в памяти как миротворец, преобразователь, прекрасный человек, красавец. Просто у всех разные представления о счастье, вот в чем дело. «В самолете: надень маску сначала себе, потом ребенку», — пишет Любовь. Правильно, потому что когда вы потеряете сознание, ребенка уже никто не спасет, и маску ему не наденет, а сам он справиться не может, там специально это прописано, это кровью написаны такие вещи. Трон пишет: «Провела двоих на спектакль – не дала заработать актерам. Как так получилось, что все довольны?» Трон, а вообще актерам приятно, когда в зале много народу. Не такие уж большие деньги — по пригласительному пройти в театр. Не так уж актеры пострадали от этого, я думаю. «Эгоизм — это удавшаяся форма индивидуализма в агрессивной среде». « Если личный интерес настолько не совпадает с общественным, что встает проблема выбора, то надо или менять общество или переезжать в другое подходящее. «Словарь называется Лярус, а я читаюсь лярюсь». А, извините, я просто не все ваши игры в слова понимаю. «Жизнь общества должна состоять из эгоизма и альтруизма, как жизнь в природе из солнечной и дождливой погоды». Ирина пишет: «Я специально родила второго ребенка. Потому что считаю, что в семьях, где ребенок один, он вырастает эгоистом». Ирина, а как ребенок то себя чувствует, если его специально родили, чтобы первый был хорошим? Ужас, какой. Вы только не рассказывайте ему об этом. «Это вас кто, Венедиктов такому учил: не ходить на музыку?» Я на музыку не ходила, с Венедиктовым познакомилась в 9 классе, а это было в каком-то пятом, шестом, в другой совершенно школе, если кому интересно. «Я эгоистка и признаюсь в этом, а вот другие лицемеры: думают так же, как я, но не афишируют публично, глупо». Натали, отлично. Вам в подтверждение скажу, Натали, что вы правы, потому что личные интересы предпочитают общественным 76,5% позвонивших в эфир, а на сайте 80% на 20%. Это классическое разделение: 20% посетителей выпивают 80% напитков. В нашем случае такое же разделение: личные интересы предпочитают 80% позвонивших, либо считают, что предпочитают. Дементий извинился. Да ничего страшного, просто я иногда плохо читаю ваши смс и тоже извиняюсь, не все могу разобрать. «Знаю одну бабушку с крайней степенью эгоизма, которая заявляла, что достижение внучки — целиком ее заслуга, хотя мне доподлинно известно, сколько сил и времени.…» Обрывается. Что внучке от этого? Мне кажется, ей это совершенно не вредит, пусть бабушка потешится, что это целиком ее заслуга. Не было бы бабушки, не было бы внучки, так что, наверное, она права. 363-36-59. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло.

О. ЖУРАВЛЕВА: Здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Андрей.

О. ЖУРАВЛЕВА: Андрей, вы эгоист, как вы считаете?

СЛУШАТЕЛЬ: Как все, наверное. Как эти 80%.

О. ЖУРАВЛЕВА: То есть вы признаете за собой такую особенность?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, я признаю. Я просто хотел сказать, что мне понравилось ваше замечание по поводу того, что человек должен любить власть. Я раньше понимал, что человек любит власть, но что это нормально — не понимал.

О. ЖУРАВЛЕВА: А иначе он туда не попадет.

СЛУШАТЕЛЬ: Да. В смысле, что там есть и хорошая сторона. Я видел только плохую. А вы описали, как возможность служить.

О. ЖУРАВЛЕВА: Честно говоря, не я придумала. Расхожая такая уже истина. Не всякий может этим заниматься, а только от большого желания можно взвалить на себя эти обязанности. Андрей, как вы считаете, в личной жизни эгоизм мешает?

СЛУШАТЕЛЬ: Я думаю, как крайность, конечно, мешает. Но мне еще хотелось сказать, я долго пытался дозвониться, что в случае проявления крайнего эгоизма, когда ущемляет интересы другого, пока ущемления нет, об этом вообще нет смысла говорить. А есть случаи, когда другой человек обвиняет другого в эгоизме, потому что хочет за его счет решить свои проблемы. Обвиняет другого в том, что сам делает.

О. ЖУРАВЛЕВА: Да, я с вами соглашусь. Спасибо большое, я говорила, когда человека обвиняют, что он эгоист — это значит, что ему самому что-то хорошее не сделали или сделали плохое. Так что кто здесь эгоист? « Во власть надо не любящих власть, а альтруистов-интеллектуалов, мы с вами сейчас сформулируем критерии и назначим новую власть» — Алекс, прекрасно. «Я, лично, эгоист только по отношению к отдельным людям». Дмитрий, но нельзя же всех людей любить и стремиться сделать им всем хорошо? Сидит человек у тебя в подъезде и что-то там гадит, из эгоистических соображений хочется его выгнать, хотя возможно ему там тепло и уютно. Иван: «Делаю только для себя и близких, а на остальное наплевать — принцип». ««Если скажет рать святая, брось ты Русь, живи в раю, я скажу не надо рая, дайте Родину мою. Есенин». Если говорить о Сергее Александровиче Есенине, то он был достаточно замкнутым на себе человеке, поэтам это вообще свойственно. «Да ладно, скажем прямо: это то же самое, что и пиратство, только по отношению к актерам». Трон никак не успокоится по поводу пригласительного. «Как-то во сне на меня свалился миллион долларов, срочно улучшила себе квартиру и подарила по квартирке своим друзьям. Другие идеи пришли уже потом», — пишет Ирина из Москвы. «Эгоизм — слишком тонкий жанр поведенческого юмора, который часто оказывается непонятым», — пишет Павло. В ваших интересах тогда разъяснить. «Семья – это тоже социум, жизнь для семьи не есть эгоизм. А жить для общества – это дурь». Отлично, но с другой стороны, в каждой семье устанавливается: кто-то имеет больше возможностей. Ради кого-то, ради чьих-то интересов иногда можно интересами других как-то пренебречь. Все время какой-то баланс соблюдается, альтруизм с эгоизмом. 363-36-59. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло.

О. ЖУРАВЛЕВА: Здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Сергей.

О. ЖУРАВЛЕВА: Сергей, Вы себя считаете эгоистом?

СЛУШАТЕЛЬ: Да. Я хотел бы быть. Эгоист, как и предыдущий слушатель говорил. Я хотел сказать, что по психологии, я и своих детей так учил: эгоисту невозможно быть счастливым. Соответственно, эгоист — это человек, который ставит себя в центре мира. Внимания к себе, и поэтому чувствуешь себя обиженным. А человек, который не думает о себе, можно сказать, что он в какой-то мере эгоист, но он всегда счастлив, он не в центре своего внимания, а все время думает, как осчастливить других, и в этом смысле это залог успеха 100%.

О. ЖУРАВЛЕВА: Понятно, Сергей, теория хорошая. Спасибо за звонок. Согласитесь, из-за самых эгоистических соображений. Чтобы у тебя был покой на душе, чтобы у тебя была чистая совесть, можно сделать много хорошего. Я не думаю, что эгоист это тот, кто никому хорошего не делает. То, что он самому себе при этом доставляет удовольствие своим поступками, это, по-моему, никому не мешает. «Нет ничего приятнее и радостнее в мире, чем дарить и помогать людям. Если это эгоизм, то пусть его будет больше», — пишет Илья. Да, замечательно. «Дед Сережа госинспектор атомнадзора: « Мы должны приносить пользу людям. Конечно, нам это доставляет удовольствие. Как то в нашей стране либо Павки Корчагины, либо Печорины, третьего не дано», — Дмитрий из Екатеринбурга. У Печорина были положительные черты. Он тоже, кстати, был очень храбрым, в каких-то случаях мог жизнью пожертвовать, в каких-то ситуациях человека спасти, почему нет? «Эгоизм поможет стать диктатором и заставить любить себя уже официально, зато подданные официально эгоистами не будут, хотя бы из страха за себя», — Диггер. Таня: «А как различить индивидуализм и эгоизм?». Это одного поля ягоды, об одном и том же вместе живут они. «Дилеммы нет. Просто окружайте себя людьми, забота о которых доставляет вам личное удовольствие». Молодец, Максим, мне нравится. «Количество жителей в семье не влияет ни на что. Мы с сестрой обе хороши, каждая боролась свой отдельно взятый эгоизм», — Ольга, она же Елочка. «Если сначала не обогатишь себя, нечем будет потом поделиться», — нищий альтруист. Кстати, насчет альтруиста, тоже задумайтесь: когда человек абсолютно все старается отдать для других или для какой-то идеи, для общества, в этом ведь тоже что-то есть. Герострат хотел разрушить храм, чтобы остаться в памяти, но некоторым находят какие-то более интересные решения, и их помнят как благотворителей, бессребреников – коллекционеров, которые свою коллекцию отдали в музей. Они ведь какую-то радость ощущали от того, что делали. «Если можешь делать – делай. Главное, не жди ответных услуг», — пишет Любовь. Чистая совесть и покой – уже ответная услуга. Мне так кажется. 363-36-59. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло.

О. ЖУРАВЛЕВА: Здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Светлана.

О. ЖУРАВЛЕВА: Светлана. Из Москвы звоните?

СЛУШАТЕЛЬ: Из Москвы.

О. ЖУРАВЛЕВА: Скажите, вы себя считаете эгоисткой?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет.

О. ЖУРАВЛЕВА: Почему?

СЛУШАТЕЛЬ: Скажите, если мы будем эгоистами, мы что-то изменим в нашей стране?

О. ЖУРАВЛЕВА: Каждый постарается улучшить сначала свою жизнь, потом жизнь других.

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, представьте себе: человек работает, вполне благополучен, и плевать ему на все остальное, как кто живет.

О. ЖУРАВЛЕВА: Нет, эгоист это все-таки необязательно.

СЛУШАТЕЛЬ: Обязательно. Эгоизм – это личное благополучие. И тогда человеку абсолютно наплевать, как живут его соседи и рядом живущие.

О. ЖУРАВЛЕВА: Светлана, не соглашусь.

СЛУШАТЕЛЬ: Сытый человек никогда на Болотную не пойдет.

О. ЖУРАВЛЕВА: Светлана, если ваши соседи счастливы, довольны, сыты и не буянят по вечерам, вам же лучше.

СЛУШАТЕЛЬ: У меня так и живут, а есть другие, которые живут плохо.

О. ЖУРАВЛЕВА: Если плохо, они вам же будут мешать. Значит, из эгоистических соображений нужно добиться, чтобы всем было спокойно и хорошо.

СЛУШАТЕЛЬ: Но это не эгоизм.

О. ЖУРАВЛЕВА: Но это же для себя! Исключительно для собственного покоя.

СЛУШАТЕЛЬ: Это для покоя страны. И вы пойдете на Болотную, рискуя получить палкой. Это ведь вы рискуете. Какой же здесь эгоизм. Вы можете получить палкой. Вы можете получить 15 суток, человек идет и рискует.

О. ЖУРАВЛЕВА: Да. Но человек не может не пойти, Светлана.

СЛУШАТЕЛЬ: А эгоист сядет в норку.

О. ЖУРАВЛЕВА: Все понятно, спасибо большое, Светлана. Я в принципе согласна. «Вот пишет: эгоист – это звучит гордо». Люди, которые считают себя оскорбленными. Они лично себя считают оскорбленными. В данном случае вы приводите пример с Болотной. Люди, которые смотрят телевизор и думают: «Ладно, пусть они сейчас там себе играют, потом они смотрят его в бешенстве. Потом они понимают, что им лично плюнули в лицо, и они выходят. Очень личное чувство мне кажется, и они да. Они готовы рисковать, но они готовы что-то и продемонстрировать. «Ради спасения планеты готова на многое, но смещение позвонков не позволяет», — пишет Любовь из Самары. Я думаю, не все требует физических нагрузок, совсем не все. Хотя для благополучия планеты иногда можно свой личный мусор как-то аккуратнее выбрасывать, во всяком случае, не в окно. На самом деле, многие общества устроены вполне себе эгоистически. То что писали в Большой советской энциклопедии про частную собственность, про все такое, но человек эту частную собственность свою лелеет для того, чтобы она привлекательно выглядела. Все это эгоистическое государство устроено так, что если ты не ухаживаешь за своим замком на Луаре и не пускаешь туда туристов раз в неделю или два раза в неделю, то ты будешь оштрафован. Можно общество эгоистов организовать так, чтобы они друг другу делали хорошее, даже незнакомым людям. Потому что человек придуман так, чтобы жить среди людей. И покой, и чистая совесть, и отсутствие конфликтов с законом — это уже достаточный повод для эгоиста, чтобы жить себе счастливо. «Я эгоист, но мое эго включает в себя весь мир», — пишет Даниил из Москвы. Трон пишет: «Светлана, не хочешь мне денежкой помочь, ей же не наплевать на бедного соседа по стране». Напрасно вы ерничаете, есть такие люди. «Не дай бог жить рядом с тем, кто хочет облагодетельствовать мир», — пишет Любовь. Тут я с вами соглашусь, когда человек в пене кричит: « Я же тебе же хочу сделать лучше, а ты не хочешь!» Тогда, конечно, да, тяжело. Правда, ничего хорошего. Здесь было удивительно совершенно сообщение. «Моя свекровь крайне эгоистична. Она ревнует, когда мы с мужем едем к моим родителям». Я думаю, здесь не в эгоизме дело, здесь какие-то другие немножко отклонения. «Не надо путать эгоизм и пофигизм», — пишет нам Во. «Эгоист — это человек, который думает о себе больше, чем обо мне», — Никита. Никита, я сейчас буду думать о вас, может вам от этого станет приятней. На самом деле мы, так или иначе, думаем друг о друге. Иначе пусть живут эгоисты, которым хватает разума посмотреть чуть-чуть вперед, посмотреть подальше и подумать, а так ли они хотят видеть вокруг себя озлобленных соседей, несчастные соседние страны, которые бегут к вам или еще кого-то. Облагодетельствовать не весь мир, но окружающих вас, это очень себялюбивый, эгоистичный поступок, но, в конечном итоге, он всем принесет только пользу. «Воспитание альтруизма вполне возможно. Соцреклама, образование, социоцентризм— наше будущее. Дай бог.

Большое всем спасибо. Это был «Типичный случай», меня зовут Ольга Журавлева, всего доброго.

Граница разумного эгоизма » Строительно-информационный портал


Что такое эгоист? Эгоист — это тот, кто думает только о себе и ни во что не ставит интересы других. Приблизительно такая характеристика. Такое определение чаще всего используют с негативной окраской, чтобы осадить излишне озабоченного своим благополучием человека. Но его также используют еще манипулируя чужим поведением, чтобы вызвать чувство вины, заставить уступить. Хорошо, что специфическая терминология предлагает различные варианты, которыми можно назвать человека, чьи хлопоты направлены исключительно на личное благополучие.

Например, эгоцентризм — крайняя форма эгоизма, система взглядов, ставящих в центр мироздания и мироощущения собственное «Я» человека. С такими людьми крайне тяжело общаться. Они, даже слушая кого-то, не станут воспринимать поступающую информацию объективно, вряд ли окажутся благодарны за ценный совет, для них главным окажется собственное представление.

Ошибки свои всегда замалчивают, а чаще не признают с точностью до наоборот переписывая историю. Так что эгоист и эгоцентрик — полюса понятия, крайний и центральный, а еще есть и альтруист — тот, кто, в первую очередь, думает о других. Но на такие жертвы способны немногие, чаще порыв благородства и помощи ближнему сопряжен с определенной личной выгодой. Однако, среди первых, вторых и третьих процент азартных людей примерно одинаков. Многие предпочитают расслабляться, играя в виртуальном казино casinobest.net/demo в азартные слоты.

Так где же находиться та грань эгоизма, чтобы его можно было назвать разумным?

На мой взгляд, всякий раз, отстаивая свои личные интересы и натыкаясь при этом на возмущенные возгласы тех, кому слабо удается это делать, вы по праву можете считать себя адекватным и разумным по отношению к себе и обстоятельствам. Разве это ваша проблема, что у кого-то что-то не получается вследствие его лени, глупости и т. п. Суть заключается в том, что забота о себе, организация собственного времени — это дело сугубо личное. Мало того, если вы ничего не делаете для того, чтобы быть счастливым, бороться с обстоятельствами, повышать свой профессиональный уровень, следить за своим здоровьем, то обвинять других в эгоизме все равно, что показывать собственный некрасивый характер и невысокий IQ.

Я бы разумным «эгоистом» назвала того, кто умеет взять на себя ответственность за свою жизнь. А значит, кто умеет сказать «нет», если знает, что «да» принесет вред ему или дорогим ему людям. Тот, для кого жизнь наполнена смыслом, у кого есть интерес к определенной сфере или нескольким в профессиональном плане или на уровне хобби. Кто знает, что здоровое питание, уход за телом, возможность позаботиться о себе, найти время для себя — это неотъемлемое право и обязанность его. И никто не в праве посягать на нее, а тем более пытаться высказать презрительно «эгоист», чтобы пресечь активную жизненную позицию и помешать реализации неотъемлемого права быть собой и быть счастливым человеком.

Бывает ли хороший эгоизм?

Есть такая шутка: эгоист – это тот, кто не думает обо мне!

Действительно, довольно часто обвинения кого-либо в эгоизме продиктованы на самом деле тем, что данный человек по тем или иным причинам (не всегда нам известным, между прочим) не смог удовлетворить желания обвинителя, которые и сами были совсем не свободны от эгоизма. О такой зеркальной ситуации, когда обвиняющий не узнает в эгоизме обвиняемого своего эгоизма, писал Феофан Затворник:

«Вы даже услышите или уже услышали приговоры: это эгоист, это эгоистка! Не подумайте, что говорящие это сами чужды эгоизма. Нет, этот приговор относится к тем, которые не позволяют повертывать собою или употреблять себя в средство для эгоистических целей тех, которые так о них судят. И следовательно, прямо обличает в сих последних эгоистов и эгоисток. Я слышал, что такие особы даже монахов укоряют в эгоизме: что-де для себя одних живут. Бедные монахи! Ни поесть, ни попить, ни поспать, день и ночь на ногах, в послушаниях, не имея своей воли и своих желаний, — и попали в эгоисты!»

Слово «эгоизм» образовано от местоимения «я»: ἐγώ – по-древнегречески, или ego – по-латински. Обычно эгоизм трактуется как безусловно порицаемое свойство характера, когда человек думает только о себе и своих выгодах, лишь о своем «я», и ни во что не ставит «я» и интересы других людей. В светской этике эгоист противопоставляется альтруисту (это слово образовано от латинского alter – другой) как своему зеркальному двойнику, но уже безусловно положительному. Альтруист – это тот, кто, напротив, думает сначала о других, и уже потом о себе.

Читайте также

Зеркальные лабиринты эгоизмаМне кажется, что хотя так понимаемый альтруизм безусловно лучше чем так понимаемый эгоизм, тем не менее, обе позиции не безусловны и не лишены как достоинств, так и недостатков. Более того, с христианской точки зрения этот спор «яиста» и «другиста» скорее всего просто лишен смысла. Ибо христианство такая парадоксальная религия, где настоящая забота о себе совпадает с любовью к другим и самопожертвованием ради них: «Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее» (Мк. 8:35).

В этом контексте и термин «эгоизм» приобретает уже другое значение и звучание. О том, что он не всегда плох, что нужно его только правильно понять и истолковать, писал, например, Николай Васильевич Гоголь в «Выбранных местах из переписки с друзьями»:

«Всякий совет и наставление, какое бы ни случилось кому дать, хотя бы даже человеку, стоящему на самой низкой степени образования, с которым у тебя ничего не может быть общего, обрати в то же время к самому себе и то же самое, что посоветовал другому, посоветуй себе самому; тот же самый упрек, который сделал другому, сделай тут же себе самому. Поверь, все придется к тебе самому, и я даже не знаю, есть ли такой упрек, которым бы нельзя было упрекнуть себя самого, если только пристально поглядишь на себя. Действуй оружием обоюдуострым! Если даже тебе случится рассердиться на кого бы то ни было, рассердись в то же время и на себя самого, хотя за то, что сумел рассердиться на другого. И это делай непременно! Ни в каком случае не своди глаз с самого себя. Имей всегда в предмете себя прежде всех. Будь эгоист в этом случае! Эгоизм — тоже не дурное свойство; вольно было людям дать ему такое скверное толкование, а в основанье эгоизма легла сущая правда. Позаботься прежде о себе, а потом о других; стань прежде сам почище душою, а потом уже старайся, чтобы другие были чище».

С этой точки зрения те, кого обычно считают эгоистами, на самом деле просто не умеют любить себя, не могут сохранить самое главное чудо, доверенное им Богом – свою душу. Они оказываются неспособны донести свое дыхание («дух» по-гречески это дыхание, а ведь дух все животворит) до вечности. А подлинная забота о своей душе совпадает с неэгоистичной радостью добра.

Действительно, что толку заботиться о других, если о самом себе позаботиться не умеешь? В христианстве подлинная забота о других начинается с заботы о себе. Как говорил святой Серафим Саровский, «стяжи дух смирен, и тысячи вокруг тебя спасутся». Ведь только если ты сам правильно настроен, если у тебя самого мир и любовь в душе, ты можешь их по-настоящему нести и другим. Христианским ценностям (точнее, сокровищам) невозможно научить рационально, посредством умных фраз и неотразимых аргументов. Единственный способ – их не доказывать, а показывать на собственном примере. Только тогда и другие люди могут свободно последовать за тобой. В конце концов, каждый человек обладает свободой, и ни за кого другого ты ничего решить не можешь, ты властен лишь над собственной душой: «Царство Божие внутри вас есть».

То есть, эгоизм по-христиански – это начать с исправления себя, а только спасая себя, можно спасти и кого-то другого. Но главное – это ответственность перед Богом прежде всего за свою душу. У русского мыслителя Константина Николаевича Леонтьева был такой любопытный термин – «трансцендентный эгоизм». Этим мудреным словосочетанием Леонтьев и хотел сказать, что надо заботиться прежде всего о своей душе, и тогда и все остальное приложится. Вот что он писал одному из своих учеников о своем учителе и духовнике, знаменитом оптинском старце Амвросии Оптинском:

«Если бы покойный старец Амвросий 25-летним юношей не думал бы исключительно о спасении своей души; если бы не вдохновлялся бы тогда тем, что я зову – трансцендентным эгоизмом, а думал бы о том, чтобы улучшать земную жизнь другим, то из него вышел бы или гордый и раздраженный, или пустой человек; – но думая 10-ки лет лишь о своем спасении, – он стал великим спасителем других; – он спас Федора Павловича Чуффрина от самоубийства; – он меня окаянного и многогрешного поддерживал на правом пути в течение 17 лет; – он многое множество других людей обращал, утешал, исправлял и т.д.».

 

Эгоизм | Интернет-энциклопедия философии

В философии эгоизм — это теория, согласно которой личность является или должна быть мотивацией и целью собственных действий. У эгоизма есть два варианта: описательный и нормативный. Описательный (или позитивный) вариант понимает эгоизм как фактическое описание человеческих дел. То есть людьми движут собственные интересы и желания, и иначе их нельзя описать. Нормативный вариант предполагает, что люди должны иметь такую ​​мотивацию, независимо от того, что в настоящее время мотивирует их поведение.Альтруизм противоположен эгоизму. Термин «эгоизм» происходит от слова «эго», латинского слова «я» на английском языке. Эгоизм следует отличать от эгоизма , что означает психологическую переоценку собственной значимости или собственной деятельности.

Люди действуют по разным причинам; но для кого или для чего они должны действовать или должны действовать — для себя, для Бога или для блага планеты? Может ли человек когда-либо действовать только в соответствии со своими интересами, не учитывая интересы других. И наоборот, может ли человек когда-либо действительно действовать для других, полностью игнорируя свои интересы? Ответы будут зависеть от свободного волеизъявления. Некоторые философы утверждают, что у человека нет выбора в этих вопросах, утверждая, что действия человека определяются предшествующими событиями, которые делают иллюзорной любую веру в выбор. Тем не менее, если элемент выбора разрешен против великого причинного импульса от природы или Бога, из этого следует, что человек обладает некоторым контролем над своим следующим действием, и, следовательно, можно спросить, поступает ли этот человек, или , следует выбрать действие, ориентированное на себя или на других.С моральной точки зрения, можно спросить, следует ли человеку преследовать свои собственные интересы или же ему следует отказаться от личных интересов и вместо этого преследовать интересы других: в какой степени действия, касающиеся других, морально достойны похвалы по сравнению с действиями, касающимися себя?

Содержание

  1. Описательный и психологический эгоизм
  2. Нормативный эгоизм
    1. Рациональный эгоизм
    2. Этический эгоизм
      1. Условный эгоизм
  3. Заключение
  4. Ссылки и дополнительная литература

1.Описательный и психологический эгоизм

Теория описательного эгоиста называется «психологическим эгоизмом». Психологический эгоизм описывает человеческую природу как полностью эгоцентричную и самомотивированную. Примеры такого объяснения человеческой природы предшествуют формированию теории и встречаются в трудах, таких как работы британского историка Виктории Маколея и британского политического философа Реформации Томаса Гоббса. На вопрос: «Какое утверждение относительно человеческой природы является абсолютно и универсально истинным?» Маколей отвечает: «Мы знаем только одно.. . что мужчины всегда действуют из личных интересов ». (Цитируется по Гарвину.) В Левиафан, Гоббс утверждает, что «Никто не дает, кроме как с намерением добра для себя; потому что дар является добровольным; и из всех добровольных действий цель каждого человека — его собственное удовольствие ». В своей сильной форме психологический эгоизм утверждает, что люди всегда действуют в своих интересах и не могут не действовать в своих интересах, даже если они могут скрывать свою мотивацию ссылками на помощь другим или выполнение своего долга.

Противники утверждают, что психологический эгоизм делает этику бесполезной. Однако это обвинение предполагает, что этическое поведение обязательно имеет отношение к иному, что оппоненты должны сначала доказать. Оппоненты могут также использовать контрфактические свидетельства для критики психологического эгоизма — конечно, они утверждают, что существует множество свидетельств, подтверждающих альтруистические или связанные с обязанностью действия, которые нельзя сказать, что они затрагивают корыстные интересы агента. Однако то, что может считаться очевидным контрфактическим свидетельством оппонентов, становится сложным и спорным вопросом.Это потому, что, отвечая своим оппонентам, психологические эгоисты могут попытаться сместить вопрос от внешних проявлений к конечным мотивам доброжелательного поведения по отношению к другим; например, они могут утверждать, что кажущееся альтруистическим поведением (дать незнакомцу немного денег) обязательно есть корыстный компонент. Например, если человек не предлагает помощь незнакомцу, он может чувствовать себя виноватым или плохо выглядеть перед группой сверстников.

В этом отношении обоснованность психологического эгоизма заключается в изучении и анализе моральной мотивации.Но поскольку мотивация по своей сути является частной и недоступной для других (агент может лгать себе или другим о первоначальном мотиве), теория переходит от теоретического описания человеческой природы, которое может быть подвергнуто наблюдательной проверке, к предположению. о внутренних механизмах человеческой природы: психологический эгоизм выходит за рамки возможности эмпирической проверки и возможности эмпирического отрицания (поскольку мотивы частны), и поэтому он становится так называемой «закрытой теорией».

Закрытая теория — это теория, которая отвергает конкурирующие теории на своих собственных условиях, не поддается проверке и не поддается опровержению. Если психологический эгоизм сводится к предположению о человеческой природе и ее скрытых мотивах, то из этого следует, что столь же правомерно придерживаться конкурирующей теории человеческой мотивации, такой как психологический альтруизм.

Психологический альтруизм утверждает, что все человеческие действия обязательно ориентированы на других и мотивированы другими. Становление отшельником (очевидно эгоистичный поступок) можно переосмыслить с помощью психологического альтруизма как акт чистого благородного самоотвержения: отшельник не эгоистично прячется, скорее, то, что он делает, не вызывает своих потенциально некрасивых действий или недовольных взглядов другие.Таким образом, параллельный анализ психологического альтруизма приводит к противоположным выводам психологическому эгоизму. Однако психологический альтруизм, возможно, так же закрыт, как психологический эгоизм: при нем предполагается, что по сути личные и, следовательно, непроверяемые мотивы агента являются альтруистическими. Если обе теории могут быть обоснованы, и если выбор между ними становится подбивкой монеты, то их обоснованность должна быть поставлена ​​под сомнение.

Слабая версия психологического эгоизма допускает возможность альтруистического или доброжелательного поведения, но утверждает, что всякий раз, когда агент делает выбор действовать, действие по определению является тем действием, которое агент хочет совершить в этот момент.Действие корыстно, и поэтому достаточно объяснимо теорией психологического эгоизма. Допустим, человек А хочет помочь бедным; следовательно, А действует эгоистично, на самом деле желая помочь; опять же, если A столкнулся с горящим зданием, чтобы спасти котенка, это должен быть тот случай, когда A хотел или хотел спасти котенка. Однако определение всех мотиваций как того, что агент желает делать, остается проблематичным: логически теория становится тавтологичной и, следовательно, неспособной обеспечить полезное описательное значение мотивации, потому что по сути дела делается предположительно неинтересное с философской точки зрения утверждение о том, что агент мотивирован на действия. что она мотивирована делать.Кроме того, если А желает делать помощь другим, то до какой степени можно продолжать называть А эгоистом? А действует, потому что это именно то, что делает А, и рассмотрение этического «долга» сразу становится излишним. Следовательно, противники утверждают, что психологический эгоизм неадекватен с философской точки зрения, поскольку он обходит стороной важные нюансы мотива. Например, можно утверждать, что представление психологического эгоиста о мотиве обходит противоречия, которые его теория имеет с понятием долга и связанных с ним социальных добродетелей, таких как честь, уважение и репутация, которые наполняют фолианты истории и литературы.

Дэвид Юм в своем «Исследовании принципов морали » (Приложение II — О любви к себе) предлагает шесть опровержений того, что он называет «эгоистичной гипотезой», которая, возможно, является архаичной родственницей психологического эгоизма. Во-первых, Юм утверждает, что личный интерес противостоит моральным настроениям, которые могут побуждать одного к заботе о других и могут мотивировать действия одного человека для других. Эти моральные чувства включают любовь, дружбу, сострадание и благодарность. Во-вторых, психологический эгоизм пытается свести человеческую мотивацию к единственной причине, что является «бесплодной» задачей — «любовь к простоте … … была источником многих ложных рассуждений в философии.В-третьих, очевидно, что животные действуют доброжелательно друг к другу, и, если допустить, что животные могут действовать альтруистически, то как можно отрицать это у людей? В-четвертых, концепции, которые мы используем для описания доброжелательного поведения, не могут быть бессмысленными; иногда агент, очевидно, не заинтересован в судьбе другого, но желает ей удачи. Любая попытка создать воображаемый личный интерес, как это пытается сделать психологический эгоист, оказывается тщетной. В-пятых, Юм утверждает, что у нас есть предшествующие мотивы личного интереса; у нас может быть, например, предрасположенность к тщеславию, славе или мести, которая превосходит любую выгоду для агента. Наконец, Юм утверждает, что даже если бы эгоистичная гипотеза была верна, существует достаточное количество предрасположенностей, чтобы создать широкую возможность моральных действий, позволяющих называть одного человека порочным, а другого гуманным; и он утверждает, что последнее предпочтительнее первого.

2. Нормативный эгоизм

Второй вариант эгоизма является нормативным, поскольку требует, чтобы агент должен продвигать себя выше других ценностей. Герберт Спенсер сказал: «Этика должна признать истину, признанную неэтичным мышлением, о том, что эгоизм предшествует альтруизму.Действия, необходимые для непрерывного самосохранения, включая пользование преимуществами, достигаемыми с помощью таких искусств, являются первыми предпосылками всеобщего благосостояния. Если каждый должным образом не заботится о себе, его забота обо всех других заканчивается смертью, и если каждый из них умирает таким образом, не остается других, о которых нужно было бы заботиться ». Он повторял долгую историю важности эгоистичного поведения, которая восходит к теории дружбы Аристотеля из Никомахейской этики . В своей теории Аристотель утверждает, что мужчина должен подружиться с самим собой, прежде чем он сможет подружиться с другими.Общая теория нормативного эгоизма не пытается описать человеческую природу напрямую, но утверждает, как люди должны себя вести. Он бывает двух основных форм: рационального эгоизма и этического эгоизма.

а. Рациональный эгоизм

Рациональный эгоизм утверждает, что продвижение собственных интересов всегда происходит в соответствии с разумом. Величайшим и самым провокационным сторонником рационального эгоизма является Айн Рэнд, чья Добродетель эгоизма очерчивает логику и привлекательность теории.Рэнд утверждает, что: во-первых, при правильном определении эгоизм отвергает жертвенную этику иудаистско-христианского наследия Запада на том основании, что человек должен жить своей собственной жизнью; и, Рэнд утверждает, что, во-вторых, эгоизм — это достойная добродетель, которую нужно преследовать. При этом она отвергает «бескорыстный эгоизм» иррационально действующих индивидов: «актер всегда должен быть бенефициаром своих действий, и этот человек должен действовать в своих рациональных личных интересах». Таким образом, быть этически эгоистичным влечет за собой приверженность разуму, а не эмоциональным прихотям и инстинктам.

В сильной версии рационального эгоизма, отстаиваемой Рэнд, не только рационально преследовать собственные интересы, но и нерационально не преследовать их. В более слабой версии можно отметить, что, хотя преследование собственных интересов рационально, могут быть случаи, когда отказ от них не обязательно является иррациональным.

Критики рационального эгоизма могут утверждать, что разум может диктовать, что интересы не должны определять действия. В этом вопросе нет необходимости упоминать возможность конфликта причин в обществе; достаточно только заявить, что разум может ссылаться на положение о беспристрастности, другими словами, положение, которое требует, чтобы в определенной ситуации не соблюдалось чьи-либо интересы.Например, рассмотрим ситуацию с безбилетником. Отмечая работы студентов, учитель может утверждать, что выставление завышенных оценок облегчит ее жизнь и, следовательно, отвечает ее личным интересам: в противном случае отметка повлечет за собой отрицательную обратную связь со стороны студентов и необходимость тратить время на консультации по навыкам письма , и так далее. Можно даже предвидеть, что завышение оценок никогда не будет иметь негативных последствий для кого-либо. Учитель, возможно, мог бы бесплатно ездить на более жестких оценках остальной части факультета или университета и не беспокоиться о негативных последствиях ухудшения репутации ни для одного из них.Однако соображения беспристрастности требуют альтернативного курса — неправильно менять оценки, чтобы облегчить жизнь. Здесь личный интерес вступает в конфликт с разумом. Тем не менее, рандианец отверг бы рациональность безбилетной поездки учителя: поскольку учитель в первую очередь работает для объективных и беспристрастных оценок, поступить иначе — значит совершить мошенничество как против учреждения-работодателя, так и против самого ученика. (Это действительно аналогичная ситуация, рассмотренная в книге Рэнда «Источник », в которой архитектор-герой сожалеет о том, что поддержал неспособность друга).

Также можно рассмотреть более простой сценарий. Предположим, что двое мужчин ищут руки одной женщины и приходят к выводу, что им следует бороться за ее любовь. Критик может рассудить, что двое мужчин рационально утверждают, что, если один из них был побежден, другой может наслаждаться возлюбленным. Однако это решение игнорирует право женщины выбирать между своими женихами, и, таким образом, аргументы мужчин ошибочны.

В другом сценарии теория игр (вытекающая из книги Джона фон Неймана и Оскара Моргенштерна Теория игр и экономического поведения , 1944) указывает на другую возможную логическую ошибку в рациональном эгоизме, предлагая пример, в котором преследование корыстных интересов приводит к в обоих агентах стало хуже.

Это хорошо описано в «Дилемме заключенного».

Заключенный Б
Признаюсь Не признаюсь
_

Заключенный А

Признаться 5,5 ½, 10
Не признаюсь 10, ½ 2,2

Из таблицы видно, что двум преступникам A и B грозят разные приговоры в зависимости от того, признают они свою вину или нет.Каждый заключенный не знает, что выберет его партнер, и общение между двумя заключенными не допускается. Нет адвокатов и, по-видимому, нет гуманного взаимодействия между заключенными и их похитителями.

Рационально (т.е. с точки зрения задействованных чисел) мы можем предположить, что оба захотят минимизировать свои предложения. В этом и заключается загвоздка — если оба уклонятся от признания, они будут отсидеть по 2 года каждый — всего 4 года между ними. Если они оба признаются, каждый отбывает по 5 лет каждый или по 10 лет между ними.

Однако они оба сталкиваются с заманчивым вариантом: если A признается, а его партнер не признается, A может уйти через 6 месяцев, оставив B томиться на 10 лет (и то же самое верно для B): это приведет к коллективному всего 10,5 лет службы.

Для игры оптимальным решением будет наименьшее общее количество отработанных лет, при котором одновременно будут отказываться от признания и, следовательно, каждый будет служить по 2 года.
Вероятный исход дилеммы состоит в том, что оба признаются в своем желании уйти через 6 месяцев, но, следовательно, в итоге они отсидят в общей сложности 10 лет.
Это считается нерациональным или неоптимальным для обоих заключенных, поскольку общее количество лет, проведенных в тюрьме, не является лучшим коллективным решением.

Дилемма заключенного предлагает математическую модель того, почему эгоистичные действия могут привести к социально неоптимальному равновесию (в котором все участники оказываются в худшем сценарии). Для теоретиков игр многие ситуации можно смоделировать аналогично классической дилемме заключенного, включая вопросы ядерного сдерживания, загрязнения окружающей среды, корпоративных рекламных кампаний и даже романтических свиданий.

Сторонники определяют игру «как любое взаимодействие между агентами, которое регулируется набором правил, определяющих возможные ходы для каждого участника и набор результатов для каждой возможной комбинации ходов». Они добавляют: «Трудно найти пример социального явления, которое нельзя было бы так описать». (Харгривз-Хип и Варуфакис, стр.1).

Тем не менее, можно возразить, что природа игры искусственно исключает другие возможности: предложения фиксируются не участниками, а внешней силой (хозяевами игры), поэтому выбор, стоящий перед агентами, находится вне их контроля. Хотя это, безусловно, может быть применено к ограниченному выбору, стоящему перед двумя заключенными или участниками в игре, не очевидно, что повседневная жизнь порождает такой ограниченный и ограничивающий выбор. Дилемма заключенного не должна повторяться: поэтому никаких дальнейших переговоров на основе того, что выбрала другая сторона, не ведется.

Что еще более важно, игры с такими ограничивающими возможностями и результатами вводятся добровольно, и их можно избежать (мы можем утверждать, что заключенные решили участвовать в игре, поскольку они решили совершить преступление и, следовательно, имели возможность быть пойманными!) .Вне игр агенты влияют друг на друга и на результаты по-разному и, следовательно, могут варьировать результаты по мере взаимодействия — в реальной жизни общение включает в себя изменение восприятия того, как устроен мир, ценностей, связанных с различными решениями, и, следовательно, того, что должно быть сделано и какие потенциальные последствия могут возникнуть.

Таким образом, даже в рамках дилеммы заключенного предположения о том, что каждому из них предлагаются разные варианты, так что их личные интересы работают против друг друга, могут быть оспорены с логической, этической и судебной точек зрения.Во-первых, коллективные результаты игры могут быть изменены мастером игры для выработки социально и индивидуально оптимального решения — числа могут быть изменены. Во-вторых, представление такой дилеммы заключенным может считаться сомнительным с этической и юридической точек зрения, поскольку окончательный приговор, который выносится каждому, зависит от того, что говорит другая сторона, а не от вины и заслуженного наказания человека.

Интересно, что повторные игры, проверенные психологами и экономистами, имеют тенденцию предлагать ряд решений в зависимости от ставок и других правил, причем выводы Аксельрода (Эволюция сотрудничества, 1984) показывают, что эгоистичные действия могут работать для взаимной гармонии по принципу « зуб за зуб »- я. е., понимание того, что предоставление чего-либо каждому из них создает лучший результат для обоих.

На более глубоком уровне некоторые эгоисты могут отвергать возможность фиксированных или абсолютных ценностей, которые люди, действующие эгоистично и поглощенные своими собственными поисками, не могут увидеть. Ницше, например, возражал бы против того, что ценности создаются индивидом и, таким образом, не могут быть объяснены другим «авторитетом» независимо от его или ее «я»; подобным образом святой Августин сказал бы: «люби и делай, как хочешь»; ни то, ни другое не может быть полезным для заключенных, указанных выше, но может быть более полезным для людей в нормальной жизни.

Рэнд призывает применять разум к этическим ситуациям, но критик может ответить, что разумное не всегда совпадает с разумным. Критик может подчеркнуть историчность выбора, то есть он может подчеркнуть, что очевидный выбор человека ограничен и зависит от конкретного языка, культуры права и последствий и обстоятельств окружающей среды, в которых живет человек: викторианский англичанин. Джентльмен видел иную моральную сферу и, следовательно, горизонт целей, чем американский пограничник.Однако эта критика может включать семантические или контекстные нюансы. Рандианец может возразить, что рациональное является разумным: поскольку можно утверждать, что рациональность определяется как пониманием контекста (фактичность Сартра, — очень полезный термин), так и соблюдением законов логики и непротиворечивости.

г. Этический эгоизм

Этический эгоизм — это нормативная теория, согласно которой продвижение собственного блага согласуется с моралью. В сильной версии считается, что всегда морально продвигать собственное благо, и никогда не морально не продвигать его.В слабой версии говорится, что, хотя продвигать собственное благо всегда морально, совсем не обязательно морально не делать этого. То есть могут быть условия, при которых уклонение от личных интересов может быть моральным действием.

В воображаемом построении мира, населенного одним существом, возможно, что стремление к нравственности совпадает с преследованием личного интереса в том, что то, что хорошо для агента, совпадает с тем, что отвечает интересам агента. . Возможно, никогда не может возникнуть случая, когда агенту не следует преследовать личный интерес в пользу другой морали, если он не создаст альтернативную этическую систему, в которой он должен отказаться от своих ценностей в пользу воображаемого я или другой сущности. например, вселенная или бог агента.Противники этического эгоизма могут, однако, утверждать, что, хотя это существо типа Робинзона Крузо может сетовать на предыдущий выбор как не способствующий корыстным интересам (наслаждение удовольствиями плавания весь день и отсутствие необходимого времени для производства еды), ошибка — это не моральная ошибка, а ошибка определения собственных интересов. Предположительно, это одинокое существо начнет понимать разницу между краткосрочными и долгосрочными интересами, и что краткосрочным страданиям можно противостоять долгосрочными выгодами.

Кроме того, противники утверждают, что даже в мире, населенном одним существом, обязанности все равно будут действовать; (Кантианские) обязанности — это те действия, которые разум диктует выполнять, независимо от какой-либо выгоды или потерь для себя или других. Кроме того, деонтолог утверждает, что применима еще одна моральная сфера, которой следует заниматься, а именно, сфера беспристрастных обязанностей. Однако проблема усложнения мира создания беспристрастными обязанностями заключается в определении беспристрастной задачи в чисто субъективном мире.Беспристрастность, может возразить этический эгоист, может существовать только там, где есть конкурирующие «я»: в противном случае попытка быть беспристрастной в оценке своих действий будет лишним упражнением. (Однако декартовский рационалист может возразить, что это не обязательно, что разумное существо должно действовать рационально, а разум раскроет, каким правильным действиям ему следует следовать. )

Если мы отойдем от воображаемой конструкции мира отдельного существа, этический эгоизм подвергнется критике со стороны более уместных аргументов.Соблюдая этический эгоизм, человек стремится к своему величайшему благу. Игнорируя определение блага для настоящего, можно справедливо утверждать, что стремление к самому великому благу может вступать в противоречие со стремлением другого, создавая таким образом конфликтную ситуацию. В типичном примере молодой человек может увидеть свое самое большое благо в убийстве своего богатого дядюшки, чтобы унаследовать его миллионы. Для богатого дядюшки — величайшее благо — продолжать наслаждаться своими деньгами, как он считает нужным. По мнению недоброжелателей, конфликт — это внутренняя проблема этического эгоизма, и модель, похоже, не обладает системой разрешения конфликтов.С дополнительной предпосылкой жизни в обществе этическому эгоизму есть на что ответить: очевидно, существуют ситуации, когда величайшие блага двух людей — субъективно воспринимаемая работа их собственных интересов — вступают в конфликт, и решение таких дилемм является необходимый элемент любой теории, пытающейся обеспечить этическую систему.

Этический эгоист утверждает, что ее теория на самом деле разрешает конфликт. Первое постановление исходит из экспертизы естественного состояния.Если в дикой местности два человека одновременно сталкиваются с единственным источником питьевой воды, возникает потенциальная дилемма, если оба одновременно претендуют на него. Не прибегая к арбитражу, они должны либо принять равную долю воды, что соответствовало бы рациональному эгоизму. (Другими словами, в интересах обоих делиться, поскольку оба могут наслаждаться водой и обществом друг друга, и, если вода неисчерпаема, ни один из них не может получить выгоду от монополизации источника.) Но критик может утверждать, что это решение не обязательно соответствует этическому эгоизму.Возможно, продолжает критик, у этих двоих нет возможного решения, и поэтому они должны бороться за воду. Часто это линия, направленная против эгоизма в целом: он приводит к неразрешимому конфликту, который подразумевает или требует применения силы одной или обеими заинтересованными сторонами. Таким образом, для критика предлагаемое решение является признанием этической теории, согласно которой «сила — это право»; то есть критик утверждает, что в резолюции признается, что более сильный вступит во владение и тем самым получит права собственности.

Однако этический эгоизм не должен логически приводить к дарвиновской борьбе между сильными и слабыми, в которой сила определяет моральное отношение к ресурсам или ценностям. В самом деле, «реалистическая» позиция может показаться философски неадекватной, как позиция психологического эгоизма, хотя и привлекательной для многих. Например, вместо того, чтобы поддаться неразрешимому конфликту, два человека могут сотрудничать (как того требует рациональный эгоизм). Благодаря сотрудничеству оба агента получат взаимную выгоду от обеспечения безопасности и совместного использования ресурса.Вопреки пессимистическому предположению критика о том, что конфликт неразрешим без обращения к победе, этический эгоист может возразить, что разумные люди могут признать, что их величайшие интересы обслуживаются больше через сотрудничество, чем через конфликт. Война по своей природе дорогостоящая, и даже боевые звери дикой природы инстинктивно осознают ее потенциальную цену и разработали стратегии предотвращения конфликтов.

С другой стороны, этический эгоист может менее доброжелательно утверждать, что в случае, если один человек первым достигнет желаемого ресурса, он тогда сможет взять на себя законный контроль и владеть им — второй человек не может обладать никакими правами на него, кроме поскольку он может торговать с его нынешним владельцем.Конечно, благотворительные соображения могут побудить владельца обеспечить долю для второго встречного, а экономические соображения могут побудить обоих торговать теми продуктами, которые каждый может лучше производить или приобретать: один может охранять водоснабжение от животных, в то время как другой охотится. . Таково было бы классическое либеральное прочтение данной ситуации, которое рассматривает продвижение прав собственности как очевидное решение явно неразрешимых конфликтов из-за ресурсов.

Второе разрешение конфликта проистекает из опасений критиков, что этические эгоисты могут логически преследовать свои интересы за счет других.В частности, критик может утверждать, что с логической точки зрения личная выгода не может быть в его интересах, если она влечет за собой причинение вреда другому: причинение вреда другому означало бы принять принцип, согласно которому причинение вреда другому является этичным (то есть, можно было бы приравнять « причинение вреда »с« собственными интересами »), тогда как размышление показывает, что этот принцип нелогичен с точки зрения универсалистских критериев. Однако этичный эгоист может ответить, что, например, в случае богатого дяди и жадного племянника, это , а не случай, когда племянник будет действовать этично, убив своего дядю, и что критик будет утверждать иное. критиковать личную выгоду с отдельной этической точки зрения, осуждающей убийство.Вдобавок этический эгоист может ответить, заявив, что эти конкретные страхи основаны на заблуждении, возникающем в результате смешения этики (то есть личного интереса) с личной выгодой; Этический эгоист может утверждать, что, если племянник попытается причинить вред ради личной выгоды, он обнаружит, что его дядя или другие будут или могут получить разрешение причинить вред в ответ. Аргумент о том, что «я имею право причинять вред тем, кто встает у меня на пути», опровергается аргументом о том, что «другие имеют право причинять мне вред, если я встану на пути.То есть, в конце концов, племянник мог по-разному увидеть, что причинение вреда другому ради личной выгоды вовсе не будет в его личных интересах.

Опасения критиков основаны на неправильном понимании этического эгоизма и представляют собой попытку тонко переосмыслить посылку «сила — это правильно». Следовательно, этический эгоист несправедливо наказан на основании аргументов соломенного человека. Однако в конечном итоге можно прийти к выводу, к которому пришли при обсуждении первой резолюции; то есть, нужно либо принять принцип, что может быть правильным (что в большинстве случаев явно противоречит его интересам), либо признать, что сотрудничество с другими является более успешным подходом к улучшению своих интересов.Хотя взаимодействие может быть либо насильственным, либо мирным, этичный эгоист отвергает насилие как подрывающее преследование корыстных интересов.

Третье разрешение конфликта влечет за собой вставку прав в качестве стандарта. Эта резолюция включает выводы первых двух резолюций, заявляя, что существует этическая основа, которая может быть логически экстраполирована из этического эгоизма. Однако логическая экстраполяция сложна с философской точки зрения (и, следовательно, интригует), потому что этический эгоизм — это теория, согласно которой продвижение собственных интересов находится в соответствии с моралью, тогда как права включают границы поведения, которые разум или опыт показали, что они противоречат к преследованию личных интересов.Хотя легко утверждать, что жадный племянник не имеет права требовать деньги своего дяди, потому что они принадлежат не ему, а его дяде, и утверждать, что действовать агрессивно против личности другого человека неправильно, потому что у этого человека есть законные права. право жить в мире (тем самым обеспечивая сущность разрешения конфликта для этического эгоизма), проблема толкования этой теории для этического эгоиста заключается в интеллектуальных аргументах, необходимых для обоснования утверждений о существовании прав, а затем, когда они будут обоснованы, соединяя их с стремлением к высшему благу отдельного человека.

и. Условный эгоизм

Последний тип этического эгоизма — условный эгоизм. Это теория, согласно которой эгоизм морально приемлем или прав, если он ведет к морально приемлемым целям. Например, корыстное поведение можно принять и приветствовать, если оно ведет к улучшению общества в целом; окончательная проверка покоится не на эгоистических действиях, а на том, улучшится ли в результате общество. Знаменитый пример такого мышления — из книги Адама Смита Богатство народов , в которой Смит описывает общественные выгоды, вытекающие из эгоистичного поведения (заимствуя теорию из более раннего писателя Бернарда Мандевиля и его Басня о пчелах ). ).Смит пишет: «Мы ожидаем нашего обеда не из-за доброжелательности мясника, пивовара или пекаря, а из-за их уважения к своим интересам. Мы обращаемся не к их человечности, а к их самолюбию, и никогда не говорим с ними о наших собственных потребностях, но об их преимуществах »( Wealth of Nations , I.ii.2).

Как признает сам Смит, если эгоистическое поведение наносит ущерб обществу, его следует прекратить. Таким образом, теория условного эгоизма зависит от высшей моральной цели, такой как действие, отвечающее общим интересам, то есть общественному благу.Серьезная проблема, с которой сталкиваются условные эгоисты, заключается в том, по какому стандарту должны быть установлены границы эгоизма? Другими словами, кто или что должно определять природу общественного блага? Если это человек, который считается великим арбитром общества, то неясно, может ли быть гарантия того, что он или она воплощает или отстаивает беспристрастный стандарт блага, а не свои собственные. интерес. Если предел устанавливает беспристрастный стандарт, который может быть указан любым разумным человеком, то философу надлежит объяснить природу этого стандарта.

В большинстве теорий «общественного блага» делается допущение, что существует коллективная сущность помимо индивидов, составляющих ее: распространенными примерами являются раса, нация, религия и государство. Затем коллективисты пытаются объяснить, что конкретно следует рассматривать как интересы группы. Однако неизбежно возникает конфликт, и необходимо принимать решения. Некоторые ищут убежища, заявляя о необходимости постоянного диалога (а не обмена), но другие возвращаются к необходимости применения силы для урегулирования явно неразрешимых конфликтов; тем не менее, различные оттенки эгоизма представляют собой обоснованную и привлекательную критику коллективизма: индивиды действуют; группы не делают.Работы Карла Поппера о методологическом индивидуализме — полезный источник критики коллективистского мышления (например, Поппера Бедность историзма ).

3. Заключение

Психологический эгоизм чреват логической проблемой коллапса в закрытую теорию и, следовательно, является простым предположением, которое может быть обоснованно принято как описывающее человеческую мотивацию и мораль или отвергнуто в пользу психологического альтруизма (или даже психологического экологизма ). , в котором все действия обязательно приносят пользу среде агента).

Нормативный эгоизм, однако, вступает в более интригующий с философской точки зрения диалог с транспортирами. Нормативные эгоисты с разных позиций утверждают, что индивид должен преследовать свои собственные интересы. Их можно резюмировать следующим образом: человек лучше всего осведомлен о том, что определяет этот интерес, или это полностью право человека преследовать этот интерес. Последнее делится на два под-аргумента: либо потому, что это разумный / рациональный образ действий, либо потому, что он является лучшей гарантией максимизации общественного благосостояния.

Эгоисты также подчеркивают, что осуждение критиками корыстных или самомотивирующих действий является призывом отказаться от свободы в пользу контроля со стороны других, которые затем получают право выбирать от их имени. Это влечет за собой принятие политической максимы Аристотеля о том, что «одни рождены, чтобы править, а другие рождены, чтобы ими управляли», также читаемую как «люди, как правило, слишком глупы, чтобы действовать либо в своих собственных интересах, либо в интересах тех, кто хотел бы командовать ими.Отвергая оба описания (первое — как высокомерное и эмпирически сомнительное, а второе — как разоблачающее поистине аморальные амбиции, скрывающиеся за нападками на эгоизм), эгоистов по иронии судьбы можно рассматривать как моральных и политических эгалитаристов, прославляющих достоинство каждого человека и стремящегося к жизни как они считают нужным. Ошибки в обеспечении надлежащих средств и соответствующих целей будут совершаться отдельными людьми, но если они несут моральную ответственность за свои действия, они не только понесут последствия, но и получат возможность адаптироваться и учиться.Когда эта ответственность снимается и людей призывают жить ради альтернативной цели, их стимул и радость в улучшении собственного благосостояния одновременно уменьшаются, что для многих эгоистов в конечном итоге приведет к появлению некритичной, бездумной массы послушных тел, уязвимых для политических манипуляций. : когда эго попирается, попадает в ловушку и свобода, а без свободы этика переходит от индивидуальной к коллективной или государственной ответственности.

Эгоисты также отвергают понимание личной мотивации, которое другие — будь то психологические или социологические «эксперты» — заявляют, что они обладают, и которое они, соответственно, могут дорабатывать или поощрять для «лучших целей».«Почему отдельные действия остаются по сути личными и частными действиями, о которых пишут в мемуарах и литературе, но то, как они должны действовать, позволяет нам исследовать этику того, что должно определять благо для эгоистичного агента.

4. Ссылки и дополнительная информация

  • Аристотель. Нихомахейская этика . Доступны различные переводы. Книга IX является наиболее подходящей.
  • Байер, Курт. «Эгоизим» в Товарищ по этике . Эд.Питер Сингер. Блэквелл: Оксфорд. 1990.
  • Файнберг, Джоэл. «Психологический эгоизм» в Этике: история, теория и современные проблемы . Издательство Оксфордского университета: Оксфорд. 1998.
  • Гарвин, Люциус. Современное введение в этику . Хоутон Миффлин: Камбрирд, Массачусетс, 1953.
  • Харгривс-Хип, Шон П. и Янис Варуфакис. Теория игр: критическое введение . Рутледж: Лондон, 1995.
  • Холмс, С.Дж. Жизнь и нравственность .Макмиллан: Лондон, 1948.
  • Хосперс, Джон. «Этический эгоизм», в Введение в философский анализ . 2-е издание. Рутледж, Кеган Пол: Лондон, 1967.
  • Хьюм, Дэвид. Справка об основах нравственности .
  • Пейкофф, Леонард. Объективизм: философия Айн Рэнд . Меридиан: Лондон, 1993.
  • Поппер, Карл. Бедность историзма . Рутледж и Кеган Пол: Лондон, 1976.
  • Рэйчелс, Джеймс. Элементы моральной философии . Макгроу-Хилл: Лондон, 1995.
  • Rand, Ayn. Эгоизм . Перстень: Нью-Йорк, 1964.
  • Rand, Ayn. Источник . Харпер Коллинз: Нью-Йорк. 1961.
  • Сиджвик, Генри. Методы этики . Макмиллан: Лондон, 1901.
  • Смит, Адам. Богатство народов .
  • Смит, Адам. Теория моральных чувств .

Информация об авторе

Александр Мозли
Электронная почта: alexandermoseley @ icloud.com
Соединенное Королевство

Психологический эгоизм

Психологический эгоизм
ЭТИКА
Глава пятая: Телеологическая Теории: Эгоизм
Раздел 2. Психологический эгоизм

Что за психологическая теория такое эгоизм?

Во-первых, психологический эгоизм это теория о природе человека мотивов .

Психологический эгоизм предполагает, что все поведение мотивировано личным интересом. Другими словами, это предполагает, что каждый действие, поведение или решение каждого человека мотивировано личными интересами. Это также предполагает, что каждое действие должно быть мотивировано по личным интересам. Доктрина эгоистической мотивации — это просто естественный закон психология. Точно так же, как это естественный закон физики, тела имеют тенденцию двигаться навстречу друг другу пропорционально их массам и со скоростями обратно пропорционально пропорциональны расстоянию друг от друга, это естественный закон, что все мотивации, в конечном счете, эгоистичны.

Потому что психологический эгоизм утверждает, что каждое действие каждого человека продиктовано личными интересами, это универсальный .

Потому что психологический эгоизм утверждает, что все мотивации, в конечном счете, эгоистичны, это Приводной . То есть он сводит то, что кажется множеством или множеством мотивов, к единственный вид.

Следовательно, все мотивы эгоистичны Мотивы .Как утверждает Маккиннон на стр. 36: «Если [люди] иногда действуют для другие, это только потому, что они думают, что в их собственных интересах сделай так. «

Возражения против психологический эгоизм

Фальсификационизм

Это обычное дело, среди психологов — думать, что психология — это наука. Даже слово указывает на это — геология, физиология, эндокринология, биология, метеорология и т. д.Каковы же важные особенности науки? Очень часто думают, что доказуемость или апелляция к фактам — вот ключ. Но это очень сложный вопрос. Концепция доказуемости очень скользкая, если вдаваться в подробности. и большинство ученых отказались от представления о том, что научные теории могут быть подтвердилось. Точно так же понятие «факт» глубоко проблематично. *

Одна вещь, которая философы науки и многие сами ученые соглашаются, что если теория — это настоящая научная теория, тогда даже если она не может быть доказана (продемонстрировано, без сомнения, что это правда), то, по крайней мере, это должно быть так: теория должна быть подвержена фальсификации.Другими словами, мы должны иметь возможность настроить некоторые эксперименты, с помощью которых можно сказать: «Ну, если теория« А »верна, то это невозможно для «Y». «Итак, мы экспериментируем, чтобы увидеть, встречается ли» Y «, когда» A » говорит, что этого не может произойти. А если это произойдет, то «А» не может быть правдой, и нам нужно придумайте лучшую теорию. Должны быть какие-то доказательства или аргументы это могло считаться против этого.

Теперь, если это невозможно опровергнуть теорию, если нет ничего, что могло бы сосчитать против этого, то большинство ученых даже не утруждают себя этим.

Но за каждый действие, в котором мы думаем о благе другого человека, психологическом эгоист всегда может ответить, что мы не действуем, в конечном итоге из-за того, что другой человек, но потому что мы получаем от этого удовлетворение. Кажется, в других слова, что ничто не может противоречить этому, и что поэтому это неопровержимо (или неопровержимо). Это далеко не хорошо, это плохо. Это хорошо чтобы теория была сильной, чтобы выдерживать критику — но это не хорошо, если ничто не может противостоять этому.

Каждое действие всегда руководствуется личными интересами — это теория психологического эгоист. И на каждое ваше действие они всегда могут просто сказать: «да, но поскольку все мотивы — это просто формы личного интереса, мотив за этим актом также стоит личный интерес «. Это круговое рассуждение или попрошайничество вопрос, и ему нет места в научных теоретических рассуждениях. Это, в принципе, не поддающийся фальсификации.

быть благодарным и благодарен
Хотя это кажется легким для психологический эгоист интерпретирует все действия как мотивированные личным интересом, есть пара чувств, которые, кажется, сопротивляются их интерпретации.

Когда кто-нибудь делает для вас что-то неожиданное, вы чувствуете благодарность. Допустим, друг старается изо всех сил — и отказывается от того, чего хотел — чтобы помочь вам. Как правило, вы чувствуете благодарность или благодарность. Ну если ты позже обнаружил, что они кое-что из этого извлекли — если вы обнаружили, что их собственным интересам было бы лучше, если бы вы оказали вам «одолжение», тогда они не стали бы вы переоцениваете свое чувство благодарности? Разве вы не чувствовали бы себя менее благодарным, и немного подозрительнее к их мотивам? Если бы все всегда действовали из своекорыстие, то на каком месте были бы чувства благодарности, благодарности имеют?

Можно сказать, «Что ж, я все еще благодарен, потому что мое положение улучшилось.»Конечно, но тогда вы им не благодарны. Возможно, вам повезет, что их интерес и ваш интерес совпал, но это не совсем то же самое, что чувство им благодарности.

Таким образом, кажется, что чувства благодарности и благодарности у нас — направлен на людей — просто не имело бы большого смысла, если бы каждое действие альтруизм был не чем иным, как скрытым актом личного интереса.

Значение эгоизм
Джеймс Рэйчелс предполагает, что психологические эгоисты совершают глупую ошибку, и если верить в то, что люди искренне альтруистичны, то вам нечего бояться эгоиста.Рэйчелс указывает на то, что именно то, что мы подразумеваем под бескорыстием, приносит нам радость делать что-то, чтобы помочь другим.

Почему мы должны думаю, что просто потому, что кто-то получает удовлетворение от помощи другим в этом делает его эгоистичным? Разве бескорыстный человек не тот, кто извлекает удовлетворение от помощи другим, в то время как эгоистичный мужчина этого не делает? Если Линкольн «получил душевное спокойствие» от спасения поросят, неужели он таким эгоистичным, или, наоборот, разве это не свидетельствует о его сострадании и добросердечии? (Если мужчина по-настоящему эгоистичен, почему его совесть должна беспокоить то, что другие страдают — намного меньше свиней?) Точно это не более чем убогая софистика сказать, потому что Смит получает удовольствие от помощи своему другу, что он ведет себя эгоистично… »[из« Эгоизм и моральный скептицизм », A New Введение в философию , изд. Стивен Кан, Нью-Йорк: Харпер и Роу, 1971]

* Факт имеет эпистемологический компонент (утверждение о том, что я могу знать) и метафизический компонент (утверждение о том, что действительно существует). Иногда факт используется для обозначения фактического существования — того факта, что Луна вращается вокруг Земли (метафизическое утверждение), а иногда и публично поддающийся проверке общий опыт (эпистемологическое утверждение).Согласно первому способ использования термина факт, ЕСЛИ правда, что Бог существует, тогда существование Бог — это факт, независимо от того, действительно ли мы знаем, что Бог существует. В соответствии с второй способ использования термина факт, если все общедоступные данные в неверном направлении теории (скажем, что Земля плоская), то факты изменится, когда появятся новые типы ранее недоступных доказательств.

Истина в психологическом эго. Автор Хью Лафоллетт

http: // www.stpt.usf.edu/hhl/papers/egoism.htm

Чтобы перейти к следующему разделу главы, нажмите здесь >> раздел.

Авторские права Стивен О Салливан и Филип А. Пекорино 2002. Все права зарезервированный.

Эгоистических синонимов | 111 лучших синонимов к эгоистичному

впечатлен самим собой

Оскорбительная забота о себе

(неформальный) Беспечно высокомерный или властный; самоуверенный, агрессивный или чванливый

Утверждать это или вести себя так, как будто кто-то важен или заслуживает заслуг, когда это не так:

Оскорбительная забота о себе

Доминирование в манере; высокомерный:

Склонен хвастаться; хвастовство

Хвастовство или хвастовство

как Бог Всемогущий

Оскорбительная забота о себе

Оскорбительная забота о себе

или оскорбительная забота о себе

чрезмерная и высокомерная самоуверенность; самонадеянный.

Чувство или проявление оправданного самоуважения:

По определению напыщенный человек обладает чрезмерной самооценкой.

Не сдерживаемый чувством стыда; грубо смело.

Чрезмерно положительное мнение о своих способностях, внешности и т. Д .; тщеславный и эгоистичный. Забота о себе, а не о других.

Принимать слишком многое как должное; самонадеянный

Не проявляет должного уважения или манер; наглый; дерзкий

Соблюдение личных интересов как стандарт для принятия решений.

Огнеподобный или блестящий по форме или цвету

Высокомерный в отстаивании или попытке отстаивать свою волю над другими; властный.

зациклился на себе

Оскорбительно заботился о себе

Надменный, преувеличенно воспринимающий свои качества.

Притворяться или заявлять, что знает почти все

в поездке эго

Оскорбительная забота о себе

Не является существенной или неотъемлемой частью вещи; посторонний.

характеристика ложной гордости; преувеличенное чувство собственного достоинства

Требование или проявление смелости или смелости:

Не жидкий, рыхлый или текучий; толстый:

( сравнительный, более чванливый, превосходный самый чванливый)

признание заслуг самому себе

Оскорбительная забота о себе

Альтернативное написание 20 застряло.

слишком велик для бриджей

Оскорбительная забота о себе

Взгляд сверху вниз

Оскорбительная забота о себе

Не благодушный или почтительный; сильно самоуверенный:

довольный собой

Оскорбительный интерес к себе

Взаимодействие с другими людьми и проживание в сообществах:

Уместное или общее для всего мира:

Поведение, одеваться, говорить и т. д.способом, который считается правильным или приличным; приличный

По качеству выше среднего; отличное

Бесполезное воздействие; бессмысленно, бесполезно.

Забота только о себе; эгоистичный.

Психологическое состояние эгомании.

Чрезмерная вовлеченность в себя.

Используется главным образом или только в собственных интересах или деятельности.

Преследование только своих целей или интересов.

Слишком много мыслей о себе

Из того же материала, что и изделие, с которым он используется:

Расширяется внутренним давлением или как будто под действием внутреннего давления; растянутый:

характеристика тех, кто имеет завышенное представление о собственной значимости

Нацелен на самые интимные аспекты человека, особенно критически или враждебно:

(Медицина) или обозначение симптома или жалобы, воспринимаемых пациентом.

Характеризуется интересом или озабоченностью собой или своими мыслями в отличие от других или окружающей среды; застенчивый или сдержанный.

К солипсизму или склонность к нему

направленный внутрь

Руководствуясь целями или идеалами, определенными им самим, а не другими

темперамент, который уникален для человека.

Оскорбительная забота о себе

Самовосхваление

Оскорбительная забота о себе

Наличие или демонстрация преувеличенного мнения о собственной значимости; напыщенный или назойливый

Дерзкий определяется как неуважительный или высокомерный.

Настойчивое или высокомерное навязывание своей воли другим; властный.

проявление преувеличенного достоинства или самомнения; напыщенный.

самовозрастающий

Оскорбительный интерес к себе

1870, Карл Шурц, Джордж Х. Томас Евлогия

Чувство или проявление высокомерного пренебрежения.

Проявляя снисходительно превосходное отношение:

Занимается процессом буйства.

Грубо или громко напористо; напористый.

Высокомерный — высокомерный человек.

Использование власти или власти без должного учета чувств или прав других.

Определение «властный» — это кто-то или что-то, что властно и требует без всякого оправдания или права.

Относящиеся к магистрату или официальным функциям магистрата или относящиеся к ним.

Выражение или чувство неуважения; презрительный.

Оскорбительная забота о себе

(Сленг) Снобизм и отчужденность

Найдите другое слово для эгоистичного .На этой странице вы можете найти 111 синонимов, антонимов, идиоматических выражений и родственных слов для эгоистичного , например: впечатленный собой, дерзкий, претенциозный, хвастливый, властный, хвастливый, последовательный, эгоистичный, эгоцентричный, тщеславный и слишком- большие для одного-s-сапоги.

Невозможность эгоизма | SpringerLink

Как соотносит сказанное нами с возможностью полного психологического эгоизма со стороны некоторых или многих людей? Что ж, изобилие нейтральных мотивов поднимает вопросы о такой возможности, которые не могли бы или не были бы подняты, если бы мы игнорировали или игнорировали их.Если речь идет только о психологическом эгоизме и психологическом альтруизме (а Маслоу, похоже, видел вещи именно так, даже если Батлер явно не видел), то, поскольку альтруизм несколько нечасто объясняется человеческими мотивами, можно было бы подумать, что если бы было несколько больше плохих яиц среди человечества, все будут просто полностью эгоистами. Намного труднее рассуждать в этом направлении, если тезис о возможном эгоизме требует предположить, что целый ряд реальных человеческих мотивов, нейтральных, должен был бы быть иначе, если бы психологический эгоизм был реализован как возможность ( либо для одного человека, либо для людей в целом).Но позвольте мне теперь быть более конкретным. Существуют ли нейтральные мотивы, которые не могут не существовать среди людей? Если да, то психологический эгоизм будет невозможен для нас и, возможно, для любых возможных разумных существ. Но что я здесь имею в виду?

Что ж, мир эгоистов или одного эгоиста требует отсутствия какой-либо потребности / желания принадлежать, любого желания быть любимым или уважаемым, любого желания быть похожим на других или быть с ними, любого желания абсолютной компетентности, любого желания пережевывайте пищу, а не просто ощущайте ее аромат (или вкус?).Такой мир сильно отличался бы от нашего, и трудно поверить, что раса людей или других существ могла развиться без всех таких нейтральных мотивов. Сплоченность общества зависит от таких мотивов, и не представляется возможным, чтобы эволюция происходила независимо от социальных групп. Но все же, возможно, отдельные индивиды могли бы существовать в отсутствие вышеупомянутых нейтральных мотивов, даже если общества или группы, частью которых они являются, или происходили из них, не могли.

Однако я не думаю, что это возможно.В приведенном выше списке нейтральных мотивов я пропустил нейтральный мотив любознательности / любопытства, и сделал это не зря. Я не думаю, что общества или отдельные люди могут существовать без этого мотива, и если это так, то полный эгоизм невозможен как на социальном (или видовом) уровне, так и на индивидуальном уровне. Но почему любопытство должно быть так необходимо? Почему разумная человеческая жизнь немыслима без любопытства? Это требует пояснений.

Лучший способ подойти к этому вопросу — это обратить внимание на феномен сосредоточения внимания, вовлечь нас в сосредоточение внимания на феномене сосредоточения.Иногда, когда мы сосредотачиваемся на каком-либо объекте или событии или обращаем на них внимание, мы делаем это по инструментальным причинам, по причинам, связанным с целью. Мы ищем ножницы, и нам сказали, что они есть в правом углу кухонной стойки, поэтому мы сосредотачиваем свое внимание на этом правом углу и, если наша информация верна, находим ножницы, которые нам нужны. Но гораздо чаще мы обращаем внимание и / или сосредотачиваемся, не имея при этом какой-то конкретной скрытой цели. Мы слышим небольшой шум слева от нас и фокусируем свое внимание, в частности глаза, в этом направлении, потому что нам любопытно, что это за шум.Такое внимание или фокусировка происходит практически постоянно у любого человека практически любого возраста. Новорожденные могут не сосредотачиваться таким образом, но процессы созревания довольно быстро приводят к такой фокусировке, и для самых маленьких и для взрослых такой вид сосредоточения или внимания является признаком любопытства. Конечно, когда я обращаю (больше) внимание на цвет, который мигает в моем поле зрения, мое внимание, мое внимание, скажем, на цвете, происходит довольно автоматически.И я могу не знать или, по крайней мере, думать, что я обращаю внимание или фокусирую, но все же естественно и разговорно говорить в этой связи о / акте фокусирования или уделения внимания, потому что на любом уровне несамосознания фокусировка — это то, что мы хотим и делаем.

Подобные вещи происходят постоянно: например, я хочу знать, что происходит там слева от меня, и сосредотачиваюсь в этом направлении. И это желание знать в таких частых или постоянных случаях является формой любопытства, побуждением или побуждением, которое заставляет нас концентрироваться и уделять внимание всем видам все время (не, конечно, при каждые мгновения бодрствования. или пока мы спим или идем спать).Обычно мы думаем о любопытстве как о мотиве, который побуждает нас узнать конкретные вещи о конкретных областях нашей окружающей среды или о фактах истории, географии или астрономии; и такое любопытство, как правило, осознается самим собой и выражается или проявляется в очень сознательных и преднамеренных действиях: например, подписка на или чтение National Geographic . Но я хочу сказать, что менее застенчивый вид внимания проявляется постоянно и проявляет наше любопытство в той же степени, но и гораздо глубже, чем то, что мы делаем, когда читаем статью о древнем Египте или о современном Борнео.

Если бы у нас не было своего рода базового и неинструментального фокусирующего любопытства, мы бы узнали о мире гораздо меньше, а может быть, и очень мало. В отсутствие фокуса и внимания мир остался бы размытым, «цветущим, гудящим беспорядком» (по знаменитым словам Уильяма Джеймса). И обычная жизнь была бы для нас невозможна, потому что обычная жизнь требует, чтобы мы знали все виды вещей, которые можно познать, только сосредоточив внимание и / или обращая внимание и делая это независимо от конкретных инструментальных целей, выходящих за рамки желания знать.Аналогичные моменты справедливы и в отношении одного пункта из нашего первоначального списка нейтральных мотивов (как указано выше), а именно стремления к компетентности. Младенец не собирается познавать мир или учиться успешно продвигаться в своем детском мире без примитивного любопытства, но по той же причине он не сможет делать то, что ему нужно делать, если у него нет желания компетентность или мастерство, желание, например, как я уже упоминал ранее, есть самостоятельно. Маленький ребенок не рассуждает: «Моя мама не собирается кормить меня бесконечно, поэтому мне лучше научиться есть самостоятельно, если я хочу выжить и преуспевать».И даже если бы они это сделали, это не привело бы их, как это бывает в большинстве случаев, к тому, чтобы они захотели научиться есть самостоятельно, прежде чем их мать или опекун покажет какие-либо признаки желания ребенка делать что-то самостоятельно . Нет, стремление к компетентности присуще детям, а не инструментальному мышлению. Таким образом, в более общем плане ребенок не собирается узнавать о мире или учиться продвигаться в этом мире без некоторого примитивного любопытства и некоторого изначального желания компетентности или мастерства в своем мире, и эти мотивационные тенденции должны сохраняться в некоторой степени. в более позднюю жизнь, если человек должен решить более поздние инструментальные / практические и эпистемические проблемы своей жизни.Поскольку и любопытство, и стремление к компетентности являются неэгоистическими нейтральными мотивами, мы можем видеть, что люди не могут выжить или преуспеть только за счет эгоистических мотивов (так сказать, за счет хлеба); и поэтому я говорю, что психологический эгоизм на самом деле невозможен для любого человека. Психопатический эгоист на самом деле должен иметь некоторую нейтральную мотивацию, чтобы выжить и процветать в мире, и в этом случае он , а не психологический эгоист. Это дает смысл, обозначенный в названии этой главы, в котором эгоизм невозможен.

Более того, и это совершенно очевидно, если все это так, то нет смысла пытаться спорить с каким-то предполагаемым (тотальным) эгоистом, исходя из его эгоистической мотивации. Нет такого человека, который мог бы привести этот аргумент с по . Но все же существуют такие вещи, как эгоистические мотивы, даже если тотальный эгоизм невозможен, и некоторые люди не только более эгоистически мотивированы, чем другие, но также руководствуются такой мотивацией к совершению аморальных поступков, которые другие не сделали бы. По крайней мере, не имеет смысла пытаться показать таким людям, что им, вероятно, было бы лучше, если бы они были на меньше эгоистичных, и если это так, то это не главная цель такой книги, как Республика или . статьи о том, почему мы должны сохранять нравственность как значимые и достойные изучения? Я не обязательно так думаю.

Идея о том, что с помощью аргументов можно убедить кого-то изменить свои мотивационные методы, чревата концептуальной опасностью, и позвольте мне сказать кое-что по этому поводу. Идея о том, что такое убеждение может быть успешным, означает, что у некоторых в значительной степени эгоистичных людей изменится мотивация в результате слушания / чтения и убеждения с помощью определенных аргументов против эгоизма. Но эти аргументы обычно бывают одного из двух (иногда они сочетаются). Они либо стремятся показать, что эгоизм не окупается эгоизмом, либо стремятся показать, что эгоизм не справляется с какой-то другой целью, которая есть у большинства людей, например, желание быть последовательным или оправданным в своем поведении. / действия.В последнем случае можно попытаться убедить какого-нибудь эгоиста в том, что, хотя их эгоизм был в основном в их пользу, он оставил их самосогласованными и подвергшими их обвинению в иррациональности, что им было бы неловко признать. Или кто-то может возразить, что их эгоизм просто оставил их неоправданными во многих своих действиях и тем самым подвергнул их обвинению в иррациональности, которому они не хотели бы подвергаться. Давайте исследуем эти последние две возможности, начав с идеи непоследовательности.

В частности, можно подумать, что кантовская критика аморальности и эгоизма может основываться на идее о непоследовательности имморалистов, чтобы предложить аргумент, который мог бы или должен убедить аморальных эгоистов думать и действовать иначе. Но это было бы ошибкой. Многие люди интерпретируют Канта как высказывание о том, что безнравственность подразумевает некую непоследовательность, но Кант никогда не говорит, что есть какая-то непоследовательность в (воле) аморальных людей, чьи максимы действия не согласуются с категорическим императивом.Напротив, он говорит, что для того, чтобы максима какого-либо действия была морально приемлемой, желание, чтобы оно стало универсальным законом, должно согласовываться с соблюдением этой максимы. Например, аморально не желать помогать другим нуждающимся, потому что тот, чья максима включает в себя такое нежелание, не может во всей последовательности одновременно желать, чтобы его максима была универсальным законом, регулирующим поведение людей . Следовательно, для Канта несовместима не воля аморалиста, а сочетание такой воли с их желанием, чтобы максима их воли стала универсальным законом.Таким образом, кантианские средства не могут быть легко использованы для убеждения аморалиста в том, что они непоследовательны в своем желании, чего они бы не хотели. Даже если допустить, что люди хотят думать о себе не как о иррационально противоречивых, аргумент Канта не работает эффективно против эгоизма в только что указанных терминах.

Это все еще оставляет открытой возможность того, что кто-то может показать эгоисту, что они иррациональны, иррационально, например, потому что они в некотором смысле не оправданы в своих аморальных действиях.Но даже если кто-то хочет быть и считает себя оправданным в своих действиях, аргумент против аморалиста вполне может не достичь своей цели, если он просто покажет им, что их действия часто необоснованны. Если бы по-прежнему утверждалось, что их действия служат их эгоистическим интересам лучше, чем всегда действовали морально, они могли бы предпочесть быть неоправданными на всем пути к банку, а не получить оправдание ценой отказа от некоторых из своих эгоистических интересов, повышающих счастье, или желания.Это деликатный вопрос, но наша формулировка может убедить нас в том, что лучше всего противостоять эгоисту «в лоб». Вместо того, чтобы пытаться показать им, что они иррациональны или необоснованны, можно попытаться показать им, что их иррациональность или отсутствие оправдания не окупаются с эгоистической точки зрения — и мы думаем о людях с большой эгоистической мотивацией, — что очевидно, так важны для них, как и сами эгоисты. Подобный переход к делу возвращает нас к линии антиэгоизма, которую можно найти у Платона и в трудах многих других последующих философов, начиная с его времени и до настоящего времени.

Однако, если мы будем двигаться в этом направлении, нам придется столкнуться с серьезной проблемой, которая уже обсуждалась в гл. 3. Мотивационные изменения — нелегкая вещь для человека или для человека, и мотивации, такие как убеждения, обычно находятся вне нашей способности контролировать их. Если кто-то предложит мне миллион долларов, если я верю, действительно верю, что нет такого места, как Чикаго, то я не смогу получить за это предложение, даже если я знаю и верю, что это пойдет мне на пользу. если я могу как-то поверить, что Чикаго не существует.В таких случаях вера не подчиняется нашей воле, и вопросы эгоистической выгоды не влияют на этот факт. Но все это верно не только в отношении убеждений, но и эмоций. Если мне предложат миллион долларов, если я смогу начать любить, по-настоящему любить Чарльза Мэнсона, то, опять же, я не смогу собрать деньги.

Ну, нравственность и эгоизм — тоже вопросы мотивации, и гл. 3 указал на то, насколько проблематично было бы предположить, что можно было бы сделать кого-то морально добродетельным, если бы можно было убедить их, что им было бы лучше или счастливее, если бы они были добродетельными.Даже если бы кто-то был в этом убежден и, будучи относительно эгоистичным человеком, хотел стать моральным или более моральным, путь вперед с таким желанием совершенно неясен. Зная или вера в то, что с точки зрения эгоизма человеку будет лучше, если он будет (более) добродетельным, как эгоистичный человек, относительно эгоистичный человек, может превратить это желание в реальность? Что они могут сделать, чтобы стать тем человеком, которым они хотят быть сейчас в результате философского спора? Нет таблеток, которые можно принять, чтобы превратить человека в нравственного или заботливого человека, и, как гл.Как уже упоминалось, идея простого подражания некоему признанному образцу морали не указывает на какой-либо верный или даже вероятный путь к мотивационному сходству с этим человеком. Желание подражать и стать нравственным может мотивировать человека имитировать действия добродетельного человека, но эта мотивация сильно отличается от мотивации человека, которому вы подражаете, человека, который не пытается с помощью подражания стать моральным, но уже является моральным, человек, который имеет характерные побуждения к заботе, которые, как мы предполагаем, теперь отсутствуют у человека, который на эгоистических основаниях хочет стать моральным.Так называемый закон упражнения (о котором говорится в главе 3) мог бы позволить нам объяснить такое изменение мотивации, но психологи очень неохотно соглашались с этим законом, и поэтому я склонен заключить, что философские аргументы неприемлемы. будут очень полезны для превращения в значительной степени эгоистичного человека в добродетельного человека, даже аргументы, апеллирующие к их стремлению к собственному благу. В главе 3 отмечены способы, которыми можно вызвать мотивационные изменения в людях, способы, которыми можно сделать людей более заботливыми или, в более общем смысле, добродетельными, но ни один из этих способов не предполагал философских аргументов. и я склонен заключить, что попытка убедить в значительной степени эгоистичного человека исправить свой путь — безнадежное дело.Это может быть правдой и правдой по причинам, изложенным в гл. 6, что быть полностью аморальным — значит быть довольным или счастливым в своей жизни или в своей жизни. Но это не означает никакой способности влиять на моральные изменения, которой философские аргументы могли бы явно и полезно обладать.

Можно подумать, что здесь есть какое-то утешение в том, что, по крайней мере, нет тотальных эгоистов, нуждающихся в обращении к морали, но это было бы ошибкой. Не бывает тотальных эгоистов, потому что каждому, даже совершенно аморальному моральному монстру, нужны нейтральные мотивы, такие как любопытство и стремление к компетентности, но именно эти мотивы гарантируют, что злонамеренный человек разовьет навыки, необходимые для реализации своих злонамеренных намерений.Во всяком случае, тот факт, что моральные монстры, вероятно, обладают навыками, позволяющими им причинять большой вред другим, дает еще больше причин желать, чтобы был какой-то способ философски убедить их измениться. И это, возможно, тем более верно, потому что психологи обычно считают, что нет другого менее интеллектуального или терапевтического способа изменить таких людей к моральному лучшему. Таким образом, тот факт, что эгоизм невозможен, и причины, лежащие в основе этой невозможности, в конечном итоге не поощряют философское предприятие Платона Republic и другие подобные попытки.Мы не можем изменить абсолютно безнравственное, не можем убедить их философскими аргументами стать или быть добродетельными, и поэтому единственное утешение, которое мы на самом деле имеем, — это утешение, горькое и, возможно, подлое утешение, которое мы описали в гл. 6: утешение в том, что у полностью и необратимо аморальных людей, вероятно, будет гораздо меньше хорошей жизни, чем у (нас) обычных людей.

Но нам нужно двигаться дальше. Во всех главах этой книги упоминаются и обсуждаются важные способы, с помощью которых внимание к психологическим вопросам может помочь нам лучше понять важные философские вопросы.Но можно сделать важные выводы из нашего предыдущего обсуждения (й) связи между психологией и философией, и я хочу сделать это в нашей следующей главе.

Вы эгоист? Вот почему ответ, вероятно, положительный.

Райан Холидей — предприниматель, маркетинговый стратег и автор книги Доверяй мне, я лгу и Препятствие — это путь . Его последняя книга, «Эго — враг », может быть его самой интересной.Используя различные исторические персонажи в качестве тематических исследований, Холидей иллюстрирует опасности эгоизма и объясняет, почему несамосознание является нашим самым большим препятствием.

Недавно я разговаривал с Холидей о его новой книге, его любви к стоической философии и почему он считает эго врагом для всех. Далее следует наш разговор, отредактированный для большей ясности.

S ean I lling

Вы пишете, что надеетесь, что после прочтения этой книги люди будут меньше думать о себе.Что ты имеешь в виду?

Райан Холидей

Признаюсь, это была странная фраза во введении к книге. Я уверен, что мой издатель был не в восторге от этого. Большинство книг предназначены для продажи, и заставить людей чувствовать себя хорошо — надежный способ сделать это. Так что это понятная предвзятость в письменной форме, и я, конечно же, сам ей подвержен.

Но мое мышление здесь было простым: я не столько хочу, чтобы люди меньше думали о себе, сколько то, что я хочу, чтобы они думали о своих навыках рационально и объективно, а не оптимистично.Ставить под сомнение себя — вот что заставляет нас улучшаться и становиться лучше. Кроме того, чем меньше времени вы тратите на размышления о себе, тем больше времени вы проводите, думая о других, о той работе, которую вы делаете, и о стандартах, которые вы устанавливаете для себя. Вот как вы растягиваетесь, растете и отбрасываете эгоистичные, эгоистичные вещи.

Шон Иллинг

«Эго» — термин без определенного определения. Как вы понимаете «эго» в этой книге?

Райан Холидей

Что я считаю интересным в отношении «эго», так это то, что у нас есть четкое психологическое определение, и я знаю, что я не имею в виду это определение.Я имею в виду разговорное определение эго. Я думаю об эго в смысле Трампа, а не в смысле Фрейда. Я говорю о высокомерии над компетентностью, полной уверенности, эгоцентричности и т. Д. Билл Уолш, бывший тренер НФЛ, которого я обсуждаю в книге, определяет эго как линию, на которой уверенность переходит в высокомерие. Я говорю о вере в себя, которая не соответствует действительности.

Шон Иллинг

Под эгоистом вы имеете в виду кого-то, чья уверенность зависит от их невежества?

Райан Холидей

Да, я думаю, это совершенно верно.Очевидно, что успешные люди склонны к большому эго, но, хотя отчасти это может быть основано на том, что реально, их самоощущение все же опережает впечатляющие достижения. Так что, когда Канье Уэст восхищается своими рэпперскими способностями, это можно назвать уверенностью. Но когда он говорит «Эдисон, Джобс, Уэст», он оказывается идиотом.

Шон Иллинг

Большинство людей думают о Фрейде, когда думают об эго, но мне интересно, думаете ли вы, что аллегория Платона о возничьем является лучшей моделью психики?

В метафоре Платона душа — это колесница, ведомая двумя лошадьми.Возничий — логическая часть души, но ее постоянно тянут в противоположных направлениях лошади, одна из которых представляет наши просвещенные высшие импульсы, а другая — наши иррациональные страсти — жадность, зависть, себялюбие. Как эго, как вы его определяете, вписывается в этот образ?

Райан Холидей

Я смутно знаком с метафорой Платона. У Фрейда есть похожее видение, в котором человек сидит на спине лошади, а эго пытается контролировать лошадь.Как ни странно, эго, как мы определяем его с точки зрения культуры, имеет тенденцию быть противоположным этому. Эго — это лошадь, дикие порывы внутри нас, и мы пытаемся их обуздать.

Таким образом, эго может быть полезным для некоторых людей, поскольку побуждает их делать что-то. Проблема в том, что они не могут смотреть на эти вещи рационально, они не могут рационально понять самих себя. Поэтому, когда они добиваются того, чего хотят, они неизбежно подвергают опасности то, чего они достигли.

Шон Иллинг

Считаете ли вы, что эгоизм — это неизбежный побочный продукт жизни в ориентированном на статус обществе, в котором то, кем вы являетесь, в значительной степени определяется тем, что у вас есть?

Райан Холидей

Я не думаю, что это неизбежно, но я думаю, что это связано.История эго пронизывает всю человеческую историю. Вы не можете взять пьесу Софокла или Сенеки, поэзию Палмера или исследовать буддийскую мысль, не столкнувшись с предупреждениями против эгоизма. Словарь может быть разным, но все они относятся к одному и тому же. Эго — вечная тема на протяжении всей истории, восходящая к Гильгамешу. Предупреждения есть. Это явно часть нашей общей истории.

Однако я бы сказал, что сегодня вместо этих предупреждений мы получаем обратное.Я не могу вспомнить ни одного выступления на TED, где центральный посыл: «Приглушите его». Вместо этого это что-то вроде: «Если вы положите руки в позу Супермена, вы сможете делать все, что угодно, и будете более уверены в себе».

В книге я говорю о воображаемой аудитории как о чем-то, что психологии известно давно. Одна из вещей, к которой прибегают социальные сети, — это именно эта дисфункция, потому что они дают нам аудиторию, которая чувствует себя реальной, какой бы надуманной она ни была. Мы все выступаем для этой толпы, которой на самом деле не существует, и это заставляет нас видеть собственную жизнь как своего рода представление.

Автор Райан Холидей Тагрид Шаабант

Шон Иллинг

Вы описываете эго как своего рода внутреннего рассказчика, этот подтверждающий внутренний голос, который гарантирует, что мы героические герои истории, которой является наша жизнь.

Райан Холидей

Ну, я играю с определениями, которые подходят. «Повествовательная ошибка» — это наша тенденция систематизировать факты в связном хронологическом повествовании, тогда как на самом деле то, что с нами происходит, в основном случайное и несвязанное.Его эгоистическая часть — это не потребность разбираться в событиях; это желание превратить нашу жизнь в фильм или роман. Мы все воображаем, что живем этой героической жизнью, в которой мы звезды, а все остальные — второстепенные персонажи.

Я часто говорю, что Google — это компания, ставшая жертвой этого. У Google есть такая мантра, что мы пытаемся изменить мир и инвестировать в продукты, которые изменят мир, но реальность такова, что Google начинал как докторскую диссертацию. YouTube начинался как сайт знакомств.На самом деле у большинства крупных успехов скромное начало. Но мы рассказываем себе истории о том, как мы достигли того, чего мы достигли, и эти истории часто корыстны и нечестны. Мы слепы к случайной удаче, которая подтолкнула нас на этом пути.

Шон Иллинг

В книге есть отличная цитата Эпиктета о том, что вы не можете узнать то, что, как вы думаете, вы уже знаете. И, конечно же, есть сократовская модель мудрости, согласно которой разум — это знание невежества.Является ли эго основным препятствием на пути к самосознанию?

Райан Холидей

Я думаю, что эго — невероятное препятствие не только для познания, но и для потенциала, творчества и проницательности. Однако это особенно коварно с точки зрения обучения. Если вы думаете, что знаете все, что можете знать, в каком-то смысле вы правы. Потому что вы больше ничему не научитесь. Если вы видите себя вечным учеником, который знает лишь часть того, что нужно знать, вы продолжите расти, учиться и прогрессировать.

То, как мы думаем о мире и о себе, определяет, как мы действуем и реагируем на него. Кэрол Двек, профессор психологии Стэнфордского университета, называет это «установкой на рост». Я считаю, что это гораздо более здоровый и, по иронии судьбы, гораздо более продуктивный образ жизни и мышления. Альтернатива — купаться в лучах славы всего, что вы знаете, и всего, что вы сделали.

Шон Иллинг

Как отличить уверенность или здоровую уверенность в себе от эгоизма?

Райан Холидей

Это вопрос на миллион долларов.Просто задавать вопросы — это огромный шаг, которого большинство людей избегает. Я страдал от неуверенности, и я подозреваю, что все недостаточно уверены в одних и, вероятно, слишком уверены в других. Так что очень сложно понять, где находится линия.

Одна из аналогий, с которыми я столкнулся, когда думал об этой книге, работает. Я знаю, что могу пробежать определенное количество миль за час, потому что я делал это раньше, и я также могу разумно экстраполировать, когда я хочу пробежать марафон, что это физически возможно для меня, потому что я никогда не бросал пробегал раньше, я потратил много миль и почувствовал, что еще есть куда поехать.Я не предполагал, что смогу это сделать, потому что это сделали другие люди. Он основан на понимании ваших реальных способностей и опыта, а также на чертах характера, которые необходимы для выполнения работы или задачи.

Шон Иллинг

Мне нравится, что вы использовали исторические личности в качестве примеров, чтобы проиллюстрировать свои аргументы об эго. Какой там был процесс?

Райан Холидей

Я уже давно этим занимаюсь. Я начинал как научный сотрудник Роберта Грина [ The 48 Laws of Power автор], и именно так он иллюстрирует аргументы в своих книгах.Так что я научился и усвоил это как научный сотрудник много лет назад. И когда я писал эту книгу, некоторые люди показались мне полезными образцами. Например, я всегда восхищался Джорджем Маршаллом, который занимал пост государственного секретаря и министра обороны при президенте Трумэне, и знал, что, по общему мнению, он был сделан из другой ткани, чем, скажем, Макартур или Эйзенхауэр. Поэтому, когда я пишу книгу, которая соответствует этой теме, я читаю все, что могу об этом человеке, и пытаюсь понять, какие черты пересекаются с другими успешными людьми.В конце концов, вы находите общие черты и выводите принципы или основные уроки, из которых состоит книга.

Шон Иллинг

Кто, по вашему мнению, лучше всего иллюстрирует добродетельность жизни без эго?

Райан Холидей

Я не знаю, возможна ли жизнь без эго. Одна из вещей, которую я узнал, написав эти истории, заключается в том, что редко бывает один человек, который воплощает эти черты во всех смыслах. Мы все ошибаемся.

Я написал книгу о стоицизме под названием Препятствие — это путь .Большинство примеров, которые я использовал, не относились к людям, которые изучали стоицизм и не были его приверженцами. Но они сознательно или неосознанно иллюстрировали принципы стоицизма. Я думаю, что то же самое и с персонажами в этой книге. Люди сложные. Во всем этом есть хорошее и плохое. Во всех нас есть эго и отсутствие эго. Здесь я хотел найти истории, в которых кто-то проиллюстрировал высший идеал, который мы можем воплотить, и привести его в качестве примера.

Шон Иллинг

Знать и делать — разные вещи.Как преобразовать осознание наших эгоистических импульсов в осмысленные действия?

Райан Холидей

Стоическая философия отличается от большинства философий тем, что это не набор предписаний или системных объяснений Вселенной. Это практика. Когда вы смотрите на кого-то вроде Марка Аврелия, пишущего свои «Размышления», он пишет их не… один раз. Он повторяется на протяжении всей книги, потому что четко знал, что ему следует делать, но не мог сделать это в своей жизни.Итак, это процесс.

Моя посылка здесь не такова: «Прочтите эту книгу, и у вас не будет эго». Вместо этого это: «Вот комплекс упражнений, которые напоминают нам, когда эго управляет нами». Я заканчиваю книгу этим изображением подметания пола, которое является аналогией боевых искусств, которую я позаимствовал у [мастера боевых искусств и академического философа] Даниэле Болелли. Идея в том, что просветление похоже на подметание пола — если вы сделаете это один раз, пыль вернется на следующий день. Вы должны постоянно подметать, чтобы пол оставался чистым.Точно так же подавление эго — это постоянная практика, как и медитация.

—Ayn Rand Lexicon

Home

Этика объективизма с гордостью защищает, а поддерживает рациональное эгоизм — что означает: ценности, необходимые для выживания человека qua человек — что означает: ценности, необходимые для выживания человека , а не ценности порожденные желаниями, эмоциями, «стремлениями», чувствами, капризы или потребности иррациональных животных, которые никогда не переросли исконное практики человеческих жертвоприношений, никогда не открывали индустриального общества и не может представить себе никаких личных интересов, кроме как захват добычи в данный момент.

Этика объективизма утверждает, что человека добро не требует человеческого жертвы и не могут быть достигнуты жертвой кого-либо кому-либо. Это утверждает, что рациональных интересов мужчин не противоречат друг другу — что нет конфликт интересов среди мужчин, которые не желают незаслуженного, не зарабатывают жертвуют и не принимают их, которые работают друг с другом как торговцев , давая ценность за ценность.

«Объективистская этика»,
Добродетель эгоизма , 31

Значение, приписываемое в народном употреблении слову «эгоизм», не просто неправильно: это представляет собой разрушительный интеллектуальный «пакет услуг», который ответственным, больше, чем какой-либо другой фактор, за арестованных моральных развитие человечества.

В обиходе слово «эгоизм» является синонимом зла; изображение это Колдовство — это жестокий зверь, который топчет груды трупов, чтобы достичь его собственные цели, который не заботится ни о каком живом существе и не преследует ничего, кроме удовлетворение бессмысленных капризов в любой момент.

Тем не менее, точное значение и словарное определение слова «эгоизм» таковы: забота о своих интересах .

Это понятие не включает моральную оценку; это не говорит нам, забота о своих интересах — добро или зло; и не говорит нам, что составляет реальные интересы человека.Ответить на такие вопросы — задача этики. вопросов.

«Введение»,
Добродетель эгоизма , vii

Существует фундаментальная моральная разница между человеком, который видит свое корысть в производстве и человек, который видит это в грабеже. Зло грабитель действительно не ложь в том, что он преследует свои интересы, а в то, что он считает в своих интересах; , а не в том, что он преследует свои значения, но в то, что он выбрал для оценки ; , а не в том, что он хочет жить, но в том, что он хочет жить на нечеловеческом уровне (см. « Объективистская этика »).

Если это правда, что то, что я имею в виду под «эгоизмом», не то, что условно, тогда , это — одно из худших обвинений в альтруизме: это означает, что альтруизм не допускает концепции уважающего себя, самодостаточного человек — человек, который поддерживает свою жизнь собственными усилиями и не жертвует ни себя, ни других. Это означает, что альтруизм не допускает никакого отношения к мужчинам, кроме как жертвенных животных и спекулянтов, приносимых в жертву, как жертв и паразитов, — которые он не допускает концепции доброжелательного сосуществования людей — что он допускает нет понятия юстиции .

«Введение»,
Добродетель эгоизма , ix

Чтобы искупить и человека, и мораль, концепция « эгоизма » должен выкупить.

Первым шагом является утверждение права человека на нравственное существование , то есть: на признать его потребность в моральном кодексе, чтобы руководить курсом и выполнять его собственная жизнь. . . .

Причины, по которым человеку нужен моральный кодекс, скажут вам, что цель мораль — это определение истинных ценностей и интересов человека, которые касаются его собственные интересы — это суть нравственного существования, и этот человек должен быть выгодоприобретатель собственных моральных действий .

Поскольку все ценности должны быть получены и / или сохранены действиями мужчин, любое нарушение между действующим лицом и бенефициаром требует несправедливости: жертва некоторых от мужчин к другим, от актеров к неактерам, от моральных к безнравственным. Ничто не могло оправдать такое нарушение, и никто никогда не оправдывал этого.

Выбор бенефициара моральных ценностей является лишь предварительным или вводный выпуск в области морали. Это не замена мораль, ни критерий моральной ценности, как это сделал альтруизм.Это тоже не так мораль первичный : он должен быть выведен и подтвержден фундаментальными предпосылки моральной системы.

Этика объективизма утверждает, что актер всегда должен быть бенефициаром своего действия, и этот человек должен действовать в рациональных собственных интересах. Но его право делать это проистекает из его природы как человека и из функции нравственного ценностей в жизни человека — и, следовательно, применимо только в контексте рациональный, объективно продемонстрированный и подтвержденный свод моральных принципов, который определить и определить его действительный корыстный интерес.Это не лицензия «делать то, что он нравится », и это неприменимо к образу альтруистов« эгоистичного »зверя. ни какому-либо мужчине, мотивированному иррациональными эмоциями, чувствами, побуждениями, желаниями или капризы.

Это сказано как предупреждение против тех «ницшеанских эгоистов», которые в на самом деле, являются продуктом альтруистической морали и представляют обратную сторону монета альтруизма: люди, которые считают, что любое действие, независимо от его природа, хороша, если она предназначена для собственной выгоды. Так же, как удовлетворение иррациональных желаний других — , а не критерий нравственности. ценности, ни удовлетворение собственных иррациональных желаний.Нравственность не состязание капризов. . . .

Подобную ошибку совершает человек, заявляющий, что, поскольку человек должен руководствоваться своим собственным независимым суждением, любое действие, которое он решит предпринять морально, если он выберет. По собственному независимому мнению, означает по который должен выбирать действия, но это не моральный критерий и не моральное обоснование: только ссылка на очевидный принцип может подтвердить выбор.

Так же, как человек не может выжить никакими случайными способами, он должен открывать и практиковать принципы, которых требует его выживание, поэтому личные интересы человека не могут быть определяется слепыми желаниями или случайными прихотями, но должно быть обнаружено и достигается за счет руководства рациональными принципами.Вот почему объективист этика — это мораль рационального личного интереса или рационального эгоизма .

Поскольку эгоизм — это «забота о собственных интересах», объективистская этика использует эту концепцию в ее точном и чистом смысле. Это не концепция может сдаться врагам человека или бездумным заблуждениям, искажения, предрассудки и опасения невежественного и иррационального. В атака на «эгоизм» — это атака на мужскую самооценку; сдать один, это сдаться другому.

«Введение»,
Добродетель эгоизма , ix

Вы спрашиваете, каким моральным долгом я обязан своим собратьям? Нет — кроме обязательство, которое я имею перед собой, перед материальными объектами и перед всем существованием: рациональность. Я обращаюсь с мужчинами так, как требует моя природа и их требования: причина. Я ничего не ищу и не желаю от них, кроме тех отношений, которые им небезразличны войти по собственному добровольному выбору. Только их разумом я могу дело и только в моих интересах, когда они видят, что мой интерес совпадает с их.Когда они этого не делают, я не вступаю в отношения; Я позволяю несогласные идут своим путем, и я не уклоняюсь от своего. Я выигрываю с помощью ничего, кроме логики, и я подчиняюсь только логике. Я не сдаюсь рассуждать или иметь дело с мужчинами, которые отказываются от своих.

Речь Галта,
Для новых интеллектуалов , 133

Людей учили, что эго — это синоним зла, а самоотверженность — идеал добродетели. Но творец — эгоист в абсолютном смысле, и бескорыстный человек — это тот, кто не думает, не чувствует, не судит и не действует.Эти функции личности.

Здесь наиболее смертоносен основной разворот. Вопрос был извращен, и человек не осталось альтернативы — и никакой свободы. Как полюса добра и зла он был предложил две концепции: эгоизм и альтруизм. Эгоизм означал принесение других в жертву себе. Альтруизм — принесение себя в жертву другим. Этот связала человека безвозвратно с другими мужчинами и не оставила ему ничего, кроме боли выбора: его собственная боль ради других или боль, причиненная другим ради ради себя.Когда было добавлено, что человек должен находить радость в самосожжении, ловушка была закрыта. Человек был вынужден принять мазохизм как свой идеал — в условиях угроза того, что садизм был его единственной альтернативой. Это было величайшее мошенничество совершено на человечество.

Это было устройство, с помощью которого зависимость и страдания увековечивались как основы жизни.

Выбор — не самопожертвование или господство. Выбор — независимость или зависимость. Код создателя или код подержанного.Это основной вопрос. Он основан на альтернативе жизни или смерти. Код Создатель построен на потребностях рассуждающего ума, который позволяет человеку выживать. Кодекс подержанного построен на потребностях разума. неспособен к выживанию. Все, что исходит от независимого эго человека, есть хорошо. Все, что проистекает из зависимости человека от людей, — зло.

Эгоист в абсолютном смысле — это не тот человек, который приносит в жертву других. Он человек, который стоит выше необходимости использовать других каким-либо образом.Он не функционируют через них. Его не интересуют они ни в каком первостепенном вопросе. Нет в его цели, не в его мотивах, не в его мышлении, не в его желаниях, не в источник его энергии. Он не существует ни для кого другого — и он не спрашивает другой человек существует для него. Это единственная форма братства и взаимопомощи. возможно уважение между мужчинами.

«Душа коллективиста»,
Для нового интеллектуала , 81

Моральная цель жизни человека — достижение собственного счастья.Этот не означает, что он равнодушен ко всем людям, что человеческая жизнь не имеет ценности ему и что у него нет причин помогать другим в чрезвычайной ситуации. Но это делает означают, что он не подчиняет свою жизнь благополучию других, что он не жертвует собой ради их нужд, чтобы облегчить их страдания не является его главной заботой, что любая помощь, которую он оказывает, является исключением , а не правило, акт щедрости, а не морального долга, что это маргинальный номер и случайный — поскольку бедствия незначительны и случайны в ходе человеческой существование — и что ценности , а не бедствия, являются целью, первой заботой и движущая сила его жизни.

«Этика чрезвычайных ситуаций»,
Добродетель эгоизма , 49

Любовь, дружба, уважение, восхищение — это эмоциональный отклик одного человека на добродетели другого, духовная плата в обмен на личное, эгоистичное удовольствие, которое один человек получает от добродетелей другого мужской характер. Только грубый или альтруист может утверждать, что признание добродетелей другого человека — это акт самоотверженности, поскольку эгоистичный интерес и удовольствие, не имеет значения, имеет дело с гением или дураком, встречает ли вы героя или головореза, независимо от того, женится на идеальной женщине или на шлюхе.В духовных вопросах трейдер — это человек, который не стремится быть любимым за свои слабости или недостатки, только за свои достоинства, и кто не признает своей любви слабости или недостатки других, только своим достоинствам.

«Объективистская этика»,
Добродетель эгоизма , 31

Первое право на земле — это право эго. Первый долг человека — сам. Его моральный закон никогда не ставит своей главной целью людей другие.Его моральный долг — делать то, что он хочет, при условии, что его желание не зависеть , прежде всего, от других людей. Это включает в себя всю сферу его творческий талант, его мышление, его работа. Но сюда не входит сфера гангстер, альтруист и диктатор.

Человек думает и работает один. Человек не может грабить, эксплуатировать или править в одиночку. Грабеж, эксплуатация и власть предполагают жертвы. Они подразумевают зависимость. Они — провинция подручных.

Правители людей не эгоисты.Они ничего не создают. Они существуют полностью через лица других. Их цель — в их предметах, в деятельности порабощение. Они так же зависимы, как нищий, социальный работник и бандит. Форма зависимости значения не имеет.

«Душа индивидуалиста»,
Для нового интеллектуала , 82

См. Также: Альтруизм; Аморализм; Капитализм; Благотворительность; Коллективизм; Создатели; «Долг»; Хорошо, Счастье; Независимость; Индивидуализм; Жизнь; Любовь; Мужчина; Мораль; Ницше, Фридрих; «Торговля пакетами», Заблуждение; Гордость; Продуктивность; Рациональность; Причина; Ответственность / Обязательства; Жертва; Подержанные; Себя; Самооценка; Личная выгода; Бескорыстие; Стандарт ценности; Принцип трейдера; Значения; Добродетель; Прихоти / Поклонение прихоти.

Авторские права © 1986 Гарри Бинсвангер. Авторское право на введение © 1986 Леонард Пейкофф. Все права защищены. За информацией обращайтесь в New American Library.

Благодарности

Выдержки из книги Леонарда Пейкоффа Зловещие параллели . Авторские права © 1982 Леонард Пейкофф. Печатается с разрешения Издательство Stein and Day. Выдержки из Романтический манифест , пользователя Ayn Rand. Авторские права © 1971, автор The Objectivist . Перепечатано с разрешения Harper & Row, Publishers, Inc.Выдержки из Атлас расправил плечи , авторское право © 1957 Айн Рэнд, Источник , авторское право © 1943 Айн Рэнд, и Для New Intellectual , авторское право © 1961 Айн Рэнд. Перепечатано разрешение поместья Айн Рэнд. Выдержки из Философия: Кто Нужно это , Айн Рэнд. Авторские права © 1982, автор: Леонард Пейкофф, исполнитель, поместье Айн Рэнд. Перепечатано разрешение поместья Айн Рэнд. Отрывки из «Философии». объективизма ».Авторские права © 1976 г. Леонард Пейкофф. Печатается с разрешения. Отрывки из Элвина Интервью Тоффлера с Айн Рэнд, впервые появившееся в Журнал Playboy . Авторские права © 1964. Печатается с разрешения Элвина Тоффлера. Все права защищены, включая право на воспроизведение. полностью или частично в любой форме. Используется по договоренности с Плюмом, членом Penguin Group (США), Inc.

Word Root Of The Day: ego

Go Me!

Латинское корневое слово эго означает «Я».«Не то, чтобы вам нужно было иметь большое эго относительно знания этого корневого слова, но, несомненно, будет полезно знать, когда вы встречаетесь со словами с корневым словом эго в них!

Всем известно, что кто-то с большим эго всегда думает о себе и рассказывает всем о том, какой он великий, потому что он всегда думает о «Я», то есть о себе. Вы почти можете слышать мысли кого-то, у кого есть большое эго , в котором слово «я» должно быть включено в каждое второе слово! «Я» есть, «я» есть, «я» так замечательно! Печаль во благо!

Говорят, что кто-то с большим эго является эго тистичным или очень эгоистичным, потому что она постоянно говорит о себе и считает себя лучше, чем кто-либо другой.Тот, кто обладает эго, тистизмом, известен как эго, тист или эго, ист, оба слова относятся к кому-то, кто каждый день до крайности живет на всемогущем «Я» — места для действий мало. На полпути эго тист или эго это земля!

Однако есть эго, тистов… и еще эго, тистов на стероидах. Фактически, некоторые эго, тистов, которые действительно увлечены эго, тизм или эго, -изм, настолько эго, центричны или эгоцентричны, что их называют эго маньяками, поскольку эти люди настолько чрезмерно, ненормально и одержимо озабочены собой и только собой, что считают себя и свои идеи чрезвычайно важными, намного превосходящими всех остальных.Такие эго, маниакальных персонажей настолько самоуверенны, что с ними невозможно рассуждать, ибо всемогущее «Я» верховно. Теперь это один большой EGO ! Этим маньякам эго очевидно не хватает супер эго , или той части разума, которая смотрит поверх эго , чтобы убедиться, что оно не выходит за рамки с моральной точки зрения.

Хотя нет необходимости получать большое эго о знании того, что коренное слово эго означает «я», тем не менее нет причин, по которым вы не можете этим гордиться!

  1. эго : то, как человек думает о себе, то есть о своем «я»
  2. эгоистичный : слишком много думать о «я»
  3. эгоист : тот, кто чрезмерно думает о «я»
  4. эгоист : другое слово для «эгоиста»
  5. эгоизм : чрезмерное размышление о «я»
  6. эгоизм : другое слово для обозначения «эгоизма»
  7. эгоцентричный : слишком много думать о «я»
  8. эгоцентричный : слишком много думать о «я»
  9. суперэго : та часть эго или «я», которая наблюдает за тем, что оно делает
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *