Феминизм что это такое кратко: Что такое феминизм простыми словами

Содержание

Гендер для чайников: феминизм в России и в мире

COLTA.RU и Фонд имени Генриха Бёлля продолжают новый совместный проект — мы надеемся, что он станет началом большого и осмысленного разговора о сюжетах, которые российское общество предпочитает не замечать или недопонимать.

Как распознать сексизм и не впасть в него самому? Как найти свой собственный «-изм» и научиться ориентироваться в современном гендерном многообразии? Что вообще такое этот «гендер»? Об этом и многом другом — краткий видеокурс «Гендер для чайников», где в наших внутренних противоречиях разбираются лучшие российские эксперты, исследователи и практики, социологи и демографы, специалисты в областях гендерного равенства, прав и обязанностей мужчин и женщин.

Наш эксперт — Людмила Попкова, кандидат исторических наук, доцент Самарского государственного университета.

История феминизма
Гендерная революция в западных странах
Глобальный феминизм
Российский феминизм

История феминизма

K списку

Феминизм — это социальное движение за равноправие женщин. Какие этапы проходил феминизм в своем развитии?

Начало этого движения мы относим к концу XVIII века, когда во время Французской революции был впервые поставлен вопрос о равных гражданских правах мужчин и женщин. Но только в середине XIX века начинается собственно организованное движение женщин Европы и Соединенных Штатов за свое равноправие. Это и было начало первой волны феминизма. Движение это получило название суфражизма, от английского слова

suffrage — «право голоса». Суфражисткам потребовалось 70 лет упорной борьбы, прежде чем в 20-е годы XX века в большинстве стран мира женщины получили избирательные права.

Российские женщины, которые тоже участвовали в этом движении, получили их несколько раньше — после Февральской революции 1917 года. А вот француженкам и итальянкам пришлось ждать еще 25 лет. Только во второй половине 40-х годов они смогли прийти на избирательный участок. Одновременно с этим требованием феминистки первого этапа требовали допустить женщин в высшие учебные заведения. И добились этого к началу XX века. Это тоже было нелегко. Потому что противники эмансипации были твердо убеждены, что высшее образование, как и избирательное право, вредно для женщин. Поскольку оно отвлекает их от выполнения их единственной природной функции — «быть матерью». Поэтому первая волна феминизма заканчивается победой в 20-е годы XX века. И движение идет на спад.

Но через 40 лет начинается вторая, более мощная, волна феминизма, когда уже не тысячи, а сотни тысяч женщин приняли участие в борьбе. Они осознали, что юридического равенства недостаточно. Необходимо бороться против всей системы патриархата, за реальное равноправие. Исследователи выделяют в этом крыле, в этой второй волне, два течения: либеральное и радикальное. Либеральные феминистки выступали за политические реформы. Прежде всего, за принятие новых законов, запрещающих дискриминацию. Ведь в начале 60-х годов замужние женщины западных стран должны были получить письменное разрешение от мужа при поступлении на работу, при открытии счета в банке, при аренде жилья. И в Гарварде, в одном из самых престижных университетов Соединенных Штатов, еще в начале 70-х годов не было ни одной женщины-профессора. В 1963 году американская журналистка

Бетти Фридан публикует свою книгу «Загадка женственности», где развенчивает основной миф того времени — миф о счастливой домохозяйке. Она показывает, что замкнутые, как она писала, в уютном концлагере своей семьи женщины страдают от невозможности реализовать свои способности. Они вынуждены подавлять свои интеллектуальные возможности во имя канона подлинной женственности. Эта книга оказала влияние на умонастроение миллионов женщин, стала мировым бестселлером, а сама Фридан стала лидером женского движения, возглавив организацию, в которой вначале было 300 активисток, а через 10 лет их стало уже 250 тысяч.

Либеральные феминистки использовали традиционные методы давления на власть. Они организовывали массовые марши протеста, демонстрации, петиции политикам. Лоббировали новые законы и убеждали избирателей голосовать только за тех политиков, которые разделяют идею равноправия. Но в этот период формируется и

радикальное крыло, которое составили студентки, активистки молодежных движений, имевших место в 60-е годы во всех странах. Они понимают, что только одними законами невозможно изменить патриархальную систему. Нужно менять общественное сознание. Нужно отказываться от гендерных стереотипов и менять сознание самих женщин. Поэтому они начинают создавать группы роста самосознания, в которых сами сначала обсуждают свои личные переживания, личный опыт, опыт взаимоотношений в семье и приходят к выводу, что их личный опыт имеет универсальные корни. Это корни зависимости и угнетения. Поэтому их лозунгом становится «Личное — это политическое». Для этого крыла феминизма очень важной оказалась книга, написанная еще в 1949 году. Известная французская писательница и философ
Симона де Бовуар
назвала свою книгу «Второй пол». В этом труде на основе изучения фольклора, мифологии, философии и психологии она приходит к выводу о том, как на протяжении столетий формировалось представление о вторичности женщин в обществе и культуре. И женщины сами принимают на себя эту вторичную роль, роль второго пола, значимого только по отношению к мужчине. Поэтому феминистки радикального крыла от собственно групп самосознания переходят к активным действиям. В отличие от либералок, они не используют только публичные акции и демонстрации, марши протеста. Они пытаются расшатать культурные нормы. Они прибегают специально к провокативным театрализованным действиям. Самой знаменитой стала акция во время конкурса красоты «Мисс Америка», когда за пределами здания, где проходил конкурс, они короновали овцу, а в ящик «женской свободы» побросали предметы женского туалета, глянцевые журналы и косметику. То есть те символические предметы, которые закрепощают женщину и создают ложные и нереальные образы красоты. Радикальные феминистки сделали основной упор на создании автономных женских организаций, кризисных центров.

В начале 90-х годов специалисты говорят, что начинается третий этап феминизма, когда феминизмов становится уже множество: феминизм чернокожих женщин, этнических меньшинств, постколониальный феминизм, культурный и исламский феминизм. Всё новые группы включаются в борьбу за свои права. Появляются новые темы. Борьба, таким образом, продолжается, и сейчас, в XXI веке, она уже переходит в глобальную стадию.

Гендерная революция в западных странах

K списку

К концу XX века можно с очевидностью сказать, что гендерная система демократических западных стран радикально поменялась. Некоторые исследователи говорят, что в этих странах произошла гендерная революция. Какие достижения мы можем видеть?

Первое, самое главное, достижение — идеи гендерного равноправия стали общепризнанными в этих странах. Уже ни одно правительство не может позволить себе не включать программу достижения гендерного равенства в общую стратегию развития. И ни один публичный деятель не решится на сексистское высказывание, если он не хочет рисковать своей карьерой.

Второе, самое заметное, достижение — женщины получили возможности реализации во всех сферах профессиональной занятости. Уже не только высокооплачиваемые юристы, менеджеры, ученые, но и военные, полицейские, министры обороны и священники не удивляют жителей западных стран. В лютеранской Церкви Швеции недавно была избрана на пост главы этой церкви женщина-архиепископ. Англиканская церковь также избирает на высокие посты женщин-епископов. Как удалось им не отказываться от своей профессиональной карьеры, от своих профессиональных амбиций? Этому, конечно, способствовала специальная политика европейских стран. Здесь лидируют скандинавские страны: Норвегия, Швеция, Финляндия. Их обычно называют странами государственного феминизма. Что сделали эти правительства? Они через систему государственных пособий, детских садов, оплачиваемого родительского отпуска, пособий по обучению и переобучению молодых матерей позволили женщинам совмещать свою карьеру и семейные обязанности. Иначе многодетная мать, нынешний министр обороны Германии, вряд ли могла бы претендовать на этот пост. Как и премьер-министр Норвегии, воспитывающая двоих детей.

Поэтому мы можем сказать, что к концу XX века всё новые и новые направления достижения равенства становятся частью общей политики. И Европейский союз делает принятие законов по гендерному равенству обязательным условием для вступления.

Почему феминисткам удалось воздействовать на эту политику? Они смогли убедить общество. А в демократических странах те, кто желает победить на выборах, должны учитывать это мнение. Поэтому политики были вынуждены отказываться от своих консервативных убеждений, а приходя к власти, выполнять свои предвыборные обещания. Конечно, не все проблемы решены и в западных странах. Но общая тенденция очевидна. Гендерное равенство — это часть демократии. И без него невозможно прогрессивное развитие стран.

Глобальный феминизм

K списку

Глобальный феминизм XXI века. Какая повестка сейчас у феминистского движения?

Можно сказать, что уже с середины 90-х годов феминизм становится действительно глобальным явлением. Крупные и влиятельные международные организации включают феминистскую повестку дня в свои программы и стратегии развития. Еще в конце 70-х годов Организация Объединенных Наций принимает конвенцию о запрете дискриминации в отношении женщин. И все государства, подписавшие эту конвенцию, обязаны представлять отчеты о выполнении положения. С 2000-х годов уже такая крупная финансовая организация, как Всемирный банк, публикует аналитические доклады, где оценивает уровень развития страны в зависимости от индекса гендерного равенства.

Конечно, для развитых и развивающихся стран стоят разные задачи по достижению равенства. Но есть общие проблемы. И международное феминистское движение, прежде всего вместе с ООН, выдвигает самые актуальные задачи для глобального феминизма. Какие это проблемы? Первое, что объединяет все страны независимо от их уровня развития, — это проблема насилия в отношении женщин. Резолюция ООН обязывает страны ужесточать наказание за сексуальную эксплуатацию, за сексуальное насилие, насилие над женщинами в военных конфликтах и принимать законы об уголовном преследовании за домашнее насилие. Уже более 120 стран приняло такие законы.

К отдельным видам насилия, конечно, мы относим суровые виды наказания в отношении женщин в тех странах, где господствуют патриархатные и традиционалистские нормы. Там, где приходят к власти исламские фундаменталисты, они обычно ужесточают меры в отношении женщин. Придя к власти в Иране, они не только заставили женщин надеть головные платки, хиджабы или одежду, закрывающую все тело, но и лишили их многих прав, которыми до этого пользовались женщины в светском Иране.

Первая проблема, с которой сталкиваются женщины Азии и Африки, — это проблема бедности. 70% самых бедных людей — это женщины. Вторая проблема — высокая материнская смертность. 30% женщин в этих странах умирают при родах, поскольку не могут получить доступную и качественную медицинскую помощь.

Другая серьезная проблема — образование девочек. Талибы, придя к власти в Афганистане и в некоторых районах Пакистана, сразу запретили образование девочек. А в 2012 году пакистанская школьница Малала Юсуфзай получила тяжелое ранение в голову в школьном автобусе. Талибы стреляли в нее только за то, что она вела блог о праве девочек на образование. Малалу чудом удалось спасти. Сейчас она возглавляет борьбу за права девочек. Малала стала лауреатом Нобелевской премии мира.

Феминистки поддерживают эти усилия во всех странах. К видам насилия Генеральная ассамблея и комитет ООН, занимающийся правами женщин, относят и те виды насилия, которые оправдываются соблюдением традиционных норм. Это принудительные браки, детские браки. Несколько лет назад ООН начала мощную кампанию, которую поддерживают феминистки: «Девочки — не невесты!» Еще более тяжелой проблемой являются так называемые убийства чести. Когда женщин убивают во имя сохранения чести рода и семьи, только за то, что мусульманская женщина, скажем, выходит замуж за христианина.

Поэтому феминистки всего мира сейчас объединяют усилия с международными организациями для того, чтобы бороться за ликвидацию всех форм угнетения по разным основаниям в разных странах мира. Конечно, до полного равноправия далеко и в демократических странах. Поэтому борьба глобального феминизма продолжается.

Российский феминизм

K списку

В Советском Союзе, где, как известно, считалось, что женский вопрос решен, а независимых общественных движений не существовало совсем, феминизм мог возникнуть только как подпольное явление. И такие немногочисленные феминистские группы появились в Ленинграде в 70-е годы. Им даже удавалось публиковать самиздатовский феминистский журнал.

Но по-настоящему о женском движении в России мы можем говорить только с начала 90-х годов. То есть в постсоветский период. Стали возникать многочисленные независимые женские организации. Число их постоянно росло и достигло нескольких сотен. Но большинство из них не ставило политических задач, выполняя только функции социальной помощи малообеспеченным женщинам, женщинам с больными детьми, одиноким матерям. Это была теория малых дел. Хотя постепенно часть этих организаций стала выдвигать требования к государству о соблюдении трудовых и социальных прав женщин, о принятии антидискриминационных законов, законов о домашнем насилии.

По-настоящему группы, которые называли себя феминистскими, стали возникать в России только в конце 2000-х годов. Это были группы, по примеру их западных коллег, роста самосознания. Они формировались в социальных сетях и ставили такую же задачу, как феминизм второй волны: понять причины гендерного неравенства, причины сексизма в российском обществе. Российские феминистки из этих групп были убеждены, как и их западные коллеги, что система патриархата держится в том числе и на согласии женщин с предрассудком о мужском превосходстве. И женщины не позволяют себе осознать свои интересы и бороться за эти интересы и права. Но постепенно число этих групп росло, они поднимали все новые и новые темы. Создавали феминистские сайты, проводили просветительские кампании и постепенно стали переходить к публичным акциям.

2000-е годы стали известны в России наступлением консервативной реакции и религиозного фундаментализма на уже завоеванные права женщин. Самой известной кампанией феминисток стала публичная акция 2011 года, когда они боролись против попыток запрета права женщин на безопасный медицинский аборт. Их публичные акции и демонстрации под лозунгом «Свободное материнство», участие в публичных слушаниях в Государственной думе привели к тому, что попытки консерваторов оказались безуспешными.

Вторым важным направлением борьбы российских феминисток становится борьба с сексистскими предрассудками в российском обществе. Они учредили премию «Сексист года». Номинантами на эту премию были многие известные публичные деятели, и мужчины, и женщины, кстати. Потому что часть женщин разделяет сексистское отношение к себе, считая, что у женщин есть некое природное предназначение и они не должны претендовать на те роли, которые не одобряет консервативная система.

Необходимо сказать, что, несмотря на наступление консерваторов, большинство российской молодежи, я думаю, и девушек, и молодых людей, никогда не согласится вернуться в прошлое. Они уже разделяют идеи равноправных отношений, свободы выбора. Поэтому феминизм в России имеет очень большие перспективы. И мы видим интерес к феминистским группам и увеличение числа поддерживающих феминизм в последние годы.

Материал подготовлен Ириной Костериной в рамках совместного проекта COLTA.RU и Фонда имени Генриха Бёлля

Идея проекта: Ирина Костерина
Координатор и логист: Юлия Островская
Режиссер: Дмитрий Вакулин
Оператор: Кирилл Бегишев
Монтаж: Ирина Савина
Иллюстрации: Елена Зайкина

Другие материалы курса «Гендер для чайников»:

Что такое гендер?
Что такое семейная политика?
Кому и зачем нужно материнство?
Что такое сексуальная идентичность?
Что такое маскулинность?
Что такое насилие?
Что такое отцовство?
Как устроены гендерные нормы на Северном Кавказе?

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Гендер, секс и феминизм: взгляд социолога • Arzamas

Анна Тёмкина — о том, как изучать неравенство между мужчинами и женщинами

Разговор Кирилл Головастиков, Ирина Калитеевская, Анна Тёмкина

Анна Тёмкина — доктор философии (Университет Хельсинки), профессор факультета политических наук и социологии Европейского университета в Санкт-Петербурге. Автор книги «12 лекций по гендерной социологии» (в соавторстве с Еленой Здравомысловой).


— Что такое гендер с точки зрения социолога?

— Чтобы ответить на вопрос, нужно рассказать, как формировалось представление о гендере, гендерных различиях. Социологическую постановку проблемы половых различий можно отнести к 1950-м годам, когда крупнейший американский социолог Толкотт Парсонс впервые сформулировал, что половые роли мужчин и женщин подчиняются определенным социальным ожиданиям и формируются в процессе социализации, а не буквальным образом вытекают из биологии.

Но главный толчок к современному представлению о гендере дало женское движение (вторая волна феминизма) в западных обществах в 1970–80-е годы, которое переработало и критически объединило много разрозненных социальных теорий. Например, на идею гендера (гендерных различий) сильно повлиял марксизм: оказались важны представления об эксплуатации и неравенстве в интерпретации положения женщин. С другой стороны, повлиял психоанализ — например, идея о том, что усвоение образцов женственности и мужественности и их неравенство происходит в процессе раннего психосексуального развития через отношения с матерью и с отцом, то есть через определенного рода культурные и символические структуры, а не возникает буквально из биологии. Важными являются антропологические исследования Маргарет Мид, показывающие различия половых ролей в разных культурах. К моменту возникновения второй волны феминизма существовали и собственно феминистские теории — например, экзистенциальный феминизм Симоны де Бовуар и представления об инаковости женщин. И разумеется, были важны либеральные идеи — прежде всего права человека и равенство всех перед законом.

Участники марша за права женщин. Вашингтон, 9 марта 1986 года © Barbara Alper / Getty Images

Все эти теории получают спрос в 1970-е годы в контексте женского движения, когда у активисток и социологов возникает много вопросов: что такое женщина, чем она отличается от мужчины, откуда взялось неравенство и что с ним делать — словом, какой диагноз неравенства и социальных проблем и каковы рецепты их преодоления.

И постепенно в социальных науках начинает использоваться термин «гендер», который отделяется от термина «пол»: в интерпретациях 1980-х годов пол — это биологические, анатомические, генетические характеристики человека, а гендер — это социальные и культурные характеристики. Происходит признание того, что одному и тому же биологическому полу могут приписы­ваться разные социальные и культурные характеристики в разных обществах, социальных и культурных контекстах. Несколько позднее в фокус гендерной социологии попадают социальные взаимодействия, в которых производится гендер (теория социального конструирования гендера), а затем — производство гендера в условиях структурных ограничений.

— Есть ли у гендерного подхода своя специфика в социологии?

— Да. Во-первых, в гендерной социологии и в гендерных исследованиях в целом есть тематики, которыми социология до этого не занималась. Например, насилие в семье, принятие решения об аборте, использование контрацепции и обсуждение этого с партнером, забота о детях и пожилых людях, переживания женщинами беременности, родов или рака молочной железы и т. п. Важной тематикой стал и баланс ролей — то, как женщины сочетают домашние и профессиональные роли, каковы различия в разных социальных группах и проч. Все это тематики сенситивные — чувствительные, многие из них болезненные, они затрагивают экзистенциальный уровень человеческого существования. Их трудно исследовать статистически, они уникальны.

Поэтому (и это вторая особенность) широкое распространение в гендерной социологии получают качественные методы — как направленные на изучение уникальных явлений в особенных контекстах. В последнее время используются и количественные методы. Они, в частности, необходимы феминистским исследователям, которые считают, что их результаты могут помочь изменить положение угнетенных групп. Следовательно, им нужна статистика, которая показывает, как мужчины и женщины представлены на разных уровнях власти, в разных экономических областях, какие у них разницы зарплат и так далее.

Очень важно и то, что благодаря качественным методам — третья особенность — в нашем распоряжении оказывается опыт из первых рук. Гендерным исследователям важно услышать те голоса, которые раньше не были слышны, — потому что эти проблемы не замечались, считались индивидуальными, а не социальными: например, семейное насилие или переживание аборта, опыт женщин-мигранток или сексуальных меньшинств. Практики невидимых групп становятся предметом исследования. В результате не только социологи получают новое знание, но и социальные группы могут, обретая данное знание, расширить диапазон своих возможностей.

Гендерных социологов интересуют различного рода социальные барьеры — ограничения, правила, нехватка ресурсов. В ранних гендерных исследованиях шла речь о патриархате — об общем структурном препятствии для карьеры женщин в политике, экономике, в отраслях, где сосредоточены максимальные ресурсы. Эти препятствия множественные. Они могут быть связаны с гендер­ными стереотипами и социализацией («не женское это дело»), с нехваткой ресурсов для получения образования и географической мобильности, с семейными обязанностями. Например, женщина начинает делать карьеру, а когда у нее рождается ребенок (средний возраст сейчас около 25 лет, в крупных городах выше), она уходит в долгий отпуск по уходу за ним. Если она хочет выйти на работу (или вернуться к своим проектам), может возникнуть еще один барьер — нехватка средств на оплату помощников по уходу, недостаток качественных детских садов. И она находится дома до того момента, пока ребенку не исполнится три года. Потом у нее рождается второй ребенок — то есть при наличии и выполнении желаемой нормы детности (двое детей) женщина не работает лет пять-шесть. Или совмещает эти роли с большим напряжением. И хотя никто ее специально не дискрими­нировал, к 30–35 годам она уже значительно отстала в своей карьере и, соответственно, заработке.

Детский сад в Бетнал-Грин. Англия, 1941 год © AP/ТАСС

Еще один принцип феминистского гендерного исследования, четвертый, — принцип рефлексивности. Мы как социологи должны быть чувствительны по отношению к тем людям, которых исследуем. Кстати, феминистское направление избегает слова «объект»: когда мы работаем с людьми, они такие же субъекты, как и мы. Соответственно, нужна постоянная рефлексия об отношениях между исследователем и тем, о ком исследование проводится, о том, как складываются эти отношения, как исследование может повлиять на жизнь женщин и мужчин.

Гендерные исследования сильно изменили социологию в целом — появились новые темы. Например, социология эмоций, социология заботы, исследования домашнего труда. Изучение гендера заметно повлияло на социологию сексуальности, социологию тела. Я уж не говорю о таких традиционных направлениях, как социология семьи, которая не может быть гендерно нечувствительной.

— Чем социология гендера отличается от социологии сексуальности?

— Cоциология сексуальности формировалась в своей собственной логике. Ее всегда интересовали отличия мужского и женского, но ей всегда было трудно абстрагироваться от психо- и анатомо-физиологических свойств человека. Довольно долго она имела тенденцию к эссенциализму — то есть к объяснению различий мужской и женской сексуальности природными причинами.

Для гендерных исследователей гораздо более значимым является, во-первых, социальное конструирование отношений, в том числе в сфере сексуальности, во-вторых, структурная система неравенства и отношений власти.

Важно то, что гендерные отношения — это всегда отношения власти, хотя и необязательно власти мужчины над женщиной: такие трактовки уже немного устарели. И, соответственно, интерес исследователя обращен на нера­венство, на структурные барьеры, на нехватку ресурсов, на навязывание жест­ких норм поведения и женщинам, и мужчинам.

— Что значит, что гендерные отношения — это отношения власти?

— Это довольно очевидно для всех, кто занимается гендерными исследованиями, и часто довольно сложно для тех, кто не занимается. Попробую пояснить это от противного, через два распространенных модуса возражений.

Первый — общелиберальный модус возражения: мужчины и женщины равны, в нашей Конституции это записано, никакая формальная дискриминация в обществе недопустима. А если женщины не представлены на высшем политическом уровне или на наиболее высокооплачиваемых позициях, если их зарплаты статистически меньше, чем у мужчин, то это не вопрос власти. Женщины могут всего этого достичь, это даже приветствуется, весь репертуар возможностей им открыт. Но если этого не происходит, то потому, что женщины сами этого не хотят, у них другое природное предназначение и жизненные цели. Для либералов гендерные исследования зачастую оказываются «лишними» и «избыточными»: если структурное неравенство и власть не признаются, то непонятно, почему существует проблема и в чем состоит предмет исследования.

Второй модус — широко распространенный в современной России — консервативный. В нем говорится что-то близкое: у женщин другое природ­ное предназначение. Но, в отличие от либерального модуса, здесь возникает сомнение в том, что женщинам нужны такие же права, как у мужчин. Утверж­дается, что женщины должны заниматься семьей, их зарплата вполне может быть меньшей, потому что основной добытчик — мужчина; женщины могут работать, но в той степени, в которой это не мешает воспитанию детей, обеспечению домашнего хозяйства и заботе о муже. Если женщины занимают равные с мужчинами позиции в обществе, то это ведет к определенной дегра­дации, потому что женщины утрачивают свое природное предназначение, они перестают в надлежащей степени лично заботиться о детях и домохозяйстве. В данном модусе очень подозрительно относятся к гендерным исследованиям: они, с точки зрения консерваторов, способствуют разрушению традиционной семьи, продвижению гомосексуальности в обществе, подрыву моральных устоев и национальных ценностей.

Однако в гендерных исследованиях считается, что дискурс об ином женском природном предназначении — это один из важнейших механизмов произ­водства неравенства и власти.

Драка на кулаках. Австралия, 1925 год © New South Wales State Library

Другой пример — гегемонная маскулинность, термин, который возник в гендерной социологии. Это некий образец, который в данном конкретном обществе считается правильным и привлекательным для мужчин: например, это белый гетеросексуальный образованный мужчина среднего класса, у него есть профессия или должность, которая обспечивает его деньгами и престижным потреблением. Этот идеальный образец связан с наличием больших ресурсов, а большое количество ресурсов является основанием для власти, поэтому на них ориентируется большинство. По отношению к данному образцу многие другие мужчины оказываются маргинализированными: они могут быть бедными, больными, старыми, гомосексуалами, мигрантами, принадлежать к другой расе или к другой культуре — они все будут находиться в иерархических властных отношениях с гегемонной маскулинностью, доми­нирующей и диктующей «правильные» образцы поведения мужчин. При этом гегемонная маскулинность в социальной иерархии находится выше, чем любой тип женственности. Это еще одна интерпретация конструкций власти.

— Вы говорили о политике высокого уровня и высокооплачиваемых постах. Но как быть в случае с более бытовыми темами, отношениями внутри семьи например, в них тоже выстраиваются отношения власти? Можно ли изучать их с точки зрения гендера и не искать власть?

— Я говорила о том, как мыслятся гендерные отношения, но это не означает, что исследования всегда посвящены механизмам власти, у них могут быть другие задачи, однако они все-таки могут показать власть. Например, магистрантка Катя Иванова под моим руководством в ЕУСПб проводила исследование отношений разведенных мужчин к бывшим семьям, и ее изначальная задача была проанализировать стратегии выплаты алиментов. Но один из результатов был такой: после развода в конечном счете именно мужчины управляют экономическими отношениями со своей бывшей семьей — и женщины только в очень маленькой степени могут на это влиять. Например, мужчина хорошо обеспечен, но выплачивает только формальные алименты — долю от официальной зарплаты. В таком случае мужчина действует по закону, к нему не может быть претензий, но эти суммы очень незначительные, и никакой реальной помощи собственному ребенку он не оказывает. Другая стратегия: супруги договариваются о том, что отец выплачивает существенную сумму и реально помогает семье. Но делает он это только до тех пор, пока жена соблюдает правила, которые он ей предлагает: например, как он будет взаимодействовать с ребенком. Если она начнет этому препятствовать, он легко может снизить размер неформально обговоренной суммы до формальных алиментов. То есть власть, несмотря на развод, остается на его стороне, он управляет материальными отношениями с бывшей семьей.

Или, например, я в 2000-е годы занималась исследованием использования контрацепции современной российской молодежью. Молодые люди очень хорошо понимают риски, которые связаны с неиспользованием контрацепции. Но для многих легитимным аргументом против использования презервативов было то, что они понижают чувствительность у мужчины. И женщина идет на риск. Это тоже отношения власти, хотя более «переговорные».

— Большинство ученых говорят, что не дают оценку тому, что наблю­дают. Но, учитывая всю описанную выше специфику, значит ли это, что вы как гендерный социолог даете оценку?

— Это очень сложный вопрос. От личных оценок я стараюсь воздерживаться — очень надеюсь, что у меня это получается. Но я не знаю, является ли обнаружение неравенства обязательно оценочным — и да, и нет. Есть направление исследований, которое тесно связано с социальным активизмом, оно считает, что если неравенство найдено, его нужно преодолеть или хотя бы попытаться. Я себя не отношу к данному направлению, я не настолько наивна, чтобы полагать, что вскрытые тенденции легко изменить. Моя задача — их обнаружить.

— То есть возможно такое неравенство, которое можно вскрыть, но при этом оставить?

— Его можно вскрыть — но возможно, что с ним абсолютно ничего нельзя сделать. Сколько есть исследований, например, коррупции — а она, коррупция, их даже не замечает. С другой стороны, некоторые феминистские исследователи полагают, что само обнаружение социальных проблем уже может быть изменением положения людей, к которым эта проблема относится. Например, наличие сексуальных домогательств в отношении женщин (или мужчин) или семейное насилие. Или жизнь с раком молочной железы. Обнаружение данных трендов может что-то изменить. Однако я скорее полагаю, что само по себе исследование ничего не изменяет: люди ведут себя определенным образом независимо от того, исследовали мы их или нет.

Но бывает, что нашими исследованиями интересуются журналисты, активисты или — изредка — политические деятели. Они могут что-то менять. Иногда наши студенты уже активисты — и они заранее ставят себе задачей сделать такое исследование, которое потом позволит что-то изменить в устройстве общества. Окей, говорю я им, это прекрасно, но это потом; моя задача, пока они осуществляют исследование, научить, как его проводить, отделяя от активизма.

— Есть ли знак равенства между гендерной социологией и феминистской?

— Если отвечать коротко, то да. Они вместе формировались, гендерная социология феминистски чувствительна, мне трудно представить себе гендерную социологию, которая не понимает основ феминизма. Но гендерная социология совсем необязательно ставит себе феминистские задачи — выявить структуры неравенства, изменить их. Если она их и ставит, то скорее в порядке исключения. Особенно у нас — в европейском контексте практически любая социология будет критической наукой. В европейских университетах трудно найти женщин, равнодушных к феминизму. А у нашей социологии поначалу было к нему очень настороженное отношение: в 1990-е годы он казался чем-то непонятным, чем-то из другого контекста, актуального для нас. Существовало предположение о том, что гендерным исследованиям необязательно быть феминистскими — вряд ли они будут патриархальными, конечно, но и феминистскими быть не обязаны.

Участница демонстрации в поддержку репродуктивных прав. Голландия, 1981 год © Nationaal Archief

Но в последние несколько лет гендерная социология в России почти вся стала феминистской, и произошло это во многом благодаря консервативному повороту. Прошла мода на гендерную тематику, когда консервативный дискурс объяснил всем, что гендер разрушает семью, гетеросексуальность, нацию. Поэтому стало невозможным удержаться на неопределенной позиции — вроде бы и гендерная социология, но не признающая феминизм, власть, неравенство, дискриминацию. Ну, конечно, и накопление знаний за это время произошло, и новое поколение выросло, критически относящееся к патриархату и интересующееся самыми современными научными трендами и теориями.

— Кажется, что сейчас гендерная и феминистская тематика вызывает бешеный интерес. Прежде всего это видно по социальным сетям: обсуждение гендерного неравенства — это всегда скандал. С чем вы это связываете?

— Я не очень вижу бешеный интерес, если честно. Хотя, конечно, консерваторы очень много сделали для того, чтобы усилился интерес к гендерной тематике и у молодого феминистского поколения, и у публики, спасибо им за это. Я не слежу за скандалами в социальных сетях, они мне интересны только с одной точки зрения — как симптом формирования новых трендов, например общественного движения, феминистских инициатив. Общественные движения развиваются, если есть конфликт. Если есть движение — есть и контрдвижение, это всегда конфликт.

Конечно, тематика чувствительна, эмоционально окрашена, касается каждого. В соцсетях в обсуждении гендерного неравенства активно принимают участие и те, кто почти не информирован, они бесконечно повторяют в разных вариациях тезис о том, что мужчина должен быть мужчиной, женщина должна быть женщиной и так далее, эссенциализм очень силен. А гендер современные исследователи как раз и считают постоянным (перформативным) повторением телесных и речевых актов. Значит, данные люди таким образом утверждают свой гендер как «естественный». А информированные мужчины и женщины утверждают обратное. За скандалом могут стоять совершенно разные социальные процессы.

— То есть и нарастание консерватизма, и, наоборот, пробуждение общественного движения?

— В каком-то смысле — да. Одно измерение скандала — может быть, лучше назвать его конфликтом, — когда у людей идет формирование представлений об общественных интересах, взглядах, действиях. И они отличаются друг от друга. Например, женщины и мужчины — они равные или неравные? В правах? В отношении к детям? В политических интересах? Есть вообще общие интересы у всех женщин? Или есть разные интересы у разных групп? И так далее. Много споров внутри феминистских сообществ, иногда в академических. Другое измерение — это свидетельство консервативного поворота, негативный взгляд на гендерное равенство. Но есть и другие противоречия, когда практики людей подчиняются одним принципам, а их идеи и символы — другим. Например, мы все чаще в исследованиях фиксируем (и все мы это видим), что в эгалитарных парах из образованного среднего класса, в которых и мужчина, и женщина профессионалы, оба настроены на карьеру, по умолчанию домашнюю работу делает тот, кто может. Или они договариваются. А как одеты их дети? Девочки — строго в розовое, мальчики — строго в голубое. Вот такой парадокс: эгалитарная пара — и дети с очень ярко выраженными половыми символами, чтобы никто не перепутал.

— И почему же они так делают, если сами не выстраивают отношения власти между собой?

— Они не выстраивают отношения власти между собой, но они включены в систему государственного патриархата. Из нее нельзя быть выключенным: материнский капитал дается матерям, а не отцам, устройством в детские сады и в школы занимаются женщины, и они же в них работают, няни — это женщины и так далее. Окружающие бесконечно повторяют, что мужчины должны быть мужчинами, а женщины — женщинами. Вероятно, когда реальные различия ролей утрачиваются, обостряется необходимость проводить символическую границу — через одежду и телесные проявления (в гендерной социологии это называется гендерным дисплеем). Потому что различие мужского и женского — это способ мышления о мире, которому нас всех научили, а теперь мы сами (хотя и не все) хотим научить ему окружающих. Это способ существования социума, даже если кому-то в нем достаются по признаку пола большие объемы власти, а кому-то меньшие.

Мы сами производим себя как мужчин и женщин, даже понимая условность этой исторической конструкции. Я веду себя как женщина и не собираюсь переставать это делать, потому что слишком много телесных практик, привычек, устройство жизни выстраивается вокруг этого и встроено в них.

— Так все-таки эссенциализм — это плохо? Можно ли отделить в женских и мужских ролях природное от культурного?

— Эссенциализм — это не плохо и не хорошо, хотя феминизм и гендерные исследования относятся к нему критически. Но наша задача — объяснить его устойчивость в сознании людей и их идеях. Эссенциализм, во-первых, это «факт», задействованный в объяснении социальных и культурных различий, во-вторых, это важный ресурс. Попробую объяснить на примере. Человек постоянно вступает в огромное количество коммуникаций, и чтобы нам было проще начинать взаимодействие, мы автоматически категоризируем людей. На улице и на работе мы вступаем во взаимодействие не с абстрактным индивидом, а с мужчинами и женщинами (они также имеют возраст, этничность, сексуальность — но сейчас мы говорим о гендере). И мы впадаем в ступор, если мы не можем определить пол человека — это нас отвлекает от рутинных задач.

Более того, взаимодействуя c мужчинами и женщинами, мы автоматически наделяем их качествами, которые вообще характерны для мужчин и вообще характерны для женщин. Маленький пример: вам нужно донести тяжелые пачки книг до своего рабочего места. Вы заходите в комнату, в которой находятся не очень хорошо вам знакомые мужчина и женщина примерно одинакового возраста. Кого вы попросите помочь с учебниками?

Две женщины и член экипажа на пароходе. Австралия, 1930 год © Australian National Maritime Museum
— Мужчину.

— Мужчину, естественно. А вполне возможно, что у мужчины болит позвоноч­ник, а у женщины разряд по легкой атлетике. И от мысли, что из этих двоих женщине будет гораздо легче принести книги, мы уже вздрогнули: социальный (гендерный) порядок нарушен. Мы могли бы войти и спросить, не может ли кто-то из присутствующих помочь. Но это значит, что мы должны заранее отрефлексировать рутинную задачу, а это дополнительное усилие. И ситуаций таких миллион, одна следует за другой, поэтому гораздо удобнее взаимодейст­вовать в повседневности, выделяя категорию мужчин и категорию женщин и наделяя их стереотипическими свойствами. А для этого их надо четко различать.

Конечно, раньше это разделение было проще: женщины находились в приватной сфере, мужчины — в публичной, выглядели они совершенно по‑разному, и привычки у них были разные. Эмиль Дюркгейм говорил о том, что чем общество цивилизованнее, тем больше различие между мужчинами и женщинами. А в современной ситуации по очень многим параметрам мужчины и женщины уже не отличаются — например, работают в одном офисе, выполняют сходные функции. Как продолжать воспроизводить социальный порядок? Надо использовать другие измерения: голубые и розовые кофточки, украшения, каблуки и прочее. Эти символические признаки будут способствовать воспроизводству категоризации, которая лежит в основе повседневности и взаимодействий, разделяя людей на мужчин и женщин.

Кроме того, либерализм и консерватизм продвигают эссенциализм, и в такой обстановке символические признаки гендера становятся ресурсом. Например, для успешной профессиональной работы во многих видах деятельности важен телесный капитал. Идешь на собеседование или работаешь с клиентом — должен хорошо выглядеть, но не абстрактно, а с учетом своего пола: женщина подчеркивает женственность, мужчина — мужественность.

Иначе говоря, очень много факторов работают на то, чтобы мужчины и женщины отделяли себя друг от друга — и нас в первую очередь интересует то, как они это делают, как на это влияют социум и культура. Но, напомню, это не просто различия. Они встраиваются в систему стереотипов, согласно которым в первую очередь женщина (по крайней мере в среднем классе) заботится о ребенке, прерывает свою карьеру (или проекты), ее зарплата не растет так быстро, как у ее мужа (партнера), она не продвигается так быстро по служебной лестнице. И она оказывается в системе гендерного неравенства, даже если в семье преобладают эгалитарные идеи.

— Расскажите о своих исследованиях и об исследованиях коллег, которые кажутся вам наиболее интересными.

— Я много занималась исследованиями сексуальности в разных обществах; меня интересовало, как меняются сексуальные практики у поколения 1990-х годов и начала 2000-х. Если в двух словах, итог был такой: налицо тенденции к либерализации и эгалитарности, практики становятся более свободными и неравенство в сексуальных отношениях уменьшается.

Моя коллега Елена Здравомыслова занимается социологией заботы: как в современных семьях организована забота о детях и пожилых. Это очень актуальная тематика и тоже гендерно выраженная, потому что основной заботящийся — это женщина. Есть феномен sandwich generation («поколение-сэндвич»): женщины стали позднее рожать, и когда их родители уже начинают болеть и становятся ограниченными в своих возможностях, дети еще не выросли. Женщина еще воспитывает детей и уже должна заботиться о своих родителях — а мы помним, что у нее к этому шесть лет отпуска по уходу за ребенком и раньше начинается пенсионный возраст, а может быть, ей даже приходится раньше срока выходить на пенсию. То есть женская карьера по времени короче мужской лет на десять. А с этим связаны и размеры заработков, и размеры пенсии.

Моя тематика в последние годы — гендер и здоровье, в частности репродук­тивное здоровье. Я провожу исследование о сестринском образовании. Медсестры — это стереотип женской профессии: когда говорят о женских профессиях, в первую очередь имеют в виду нянь, медсестер, акушерок. Я изучаю, какие люди становятся сестрами и как их обучают этой «женской» профессии.

Второе направление моих исследований связано с системой родовспоможения и с тем, что сейчас изменяется в родильных домах. Меня интересует, например, как формируется сегмент платных услуг в родовспоможении и почему некоторые женщины оплачивают родовспоможение, притом что оно у нас бесплатное государственное. Не спрашивайте почему — у меня еще нет ответа.

Медсестры родильного дома c новорожденными младенцами на руках. Сосновый Бор, 1981 год © Юрий Абрамочкин / РИА «Новости»
— Какие исследования сейчас были бы особенно важны в России?

— Есть ощущение, что у нас вообще очень мало того, что детально исследовано в гендерном измерении; катастрофически мало хороших работ. На английском языке одних только журналов по гендерным и феминистским исследованиям существует несколько десятков, некоторые из них имеют очень высокие рейтинги и индексы цитирования. У нас по гендерным исследованиям нет ни одного журнала. Хотя число интересных исследований и публикаций в гендерной социологии растет.

Мне кажется, что для российского контекста очень важны исследования гендерного измерения бюрократических форматов и институциональных контекстов — это то, что сильно отличает нас от многих других обществ. Формальные правила накладываются на неформальные, постоянно изменяются, люди к ним постоянно приспосабливаются. Важно исследовать, как на практике работает роддом, детская поликлиника, детский сад, школа, как взаимодействуют дети, родители и профессионалы, как матери/родители осуществляют медицинскую и иную заботу о детях. Например, в заботе о здоровье детей матери среднего класса бегают между платными и бесплатными поликлиниками, на полностью платные не хватает денег, да им и не всегда доверяют, в бесплатных — очереди и вокруг больные дети. А требования к здоровью детей растут, представления об их потребностях меняются. Важно исследовать, чем занимается мать, чем занимается отец, что делают бабушки-дедушки и как меняется их роль, какие у разных поколений идеи о семье и отношениях, о женских и мужских ролях, откуда эти идеи берутся, как они реализуются, как меняются идеи и практики с возрастом, при разводе, выходе на пенсию, наступлении нетрудоспособности и т. п. Мы не знаем, как конкретно женщины заботятся о своем здоровье и здоровье членов семьи и как это делают мужчины. Кто доверяет медицине, а кто нет и почему? Какие последствия это имеет для людей разного пола? В конце концов, почему женщины больше болеют, а мужчины меньше живут? В целом важно понимать социальные различия и гендерное устройство в разных группах и социальных институтах.

Замечу, что если мы какие-то аспекты жизни не исследовали (или с исследо­ваниями не знакомы), то начинаем о них рассуждать как обыватели — что в социальных сетях пишут, то мы и повторяем. И другие повторяют. Или, например, с чего начинают женщины, которые собираются заводить детей, рожать или делать вакцинацию младенцу? Они открывают фейсбук. А исследований и на эту тему нет. Фейсбук стал настолько рутинной повседневной практикой, что пора эти социальные взаимодействия исследовать в гендерном измерении. С другой стороны, происходит милитаризация общества — тоже надо исследовать, как это влияет на гендерные отношения, идет консервативный поворот — то же самое, религии я вообще не коснулась, а это очень важно для интерпретации гендерных идей и практик. Так что поле непаханое.  

Феминизм — что это такое и кто такие феминистки

Обновлено 24 июля 2021
  1. Что это такое
  2. Феминистка — это женщина, которая…
  3. Истоки феминизма
  4. Этапы его развития
  5. Движение феминисток в России
  6. Идейные направления феминизма

Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo.ru. Феминизм – знакомое слово, определение которого для многих остается размытым.

Для одних – это движение за равноправие полов, для других – извращенное понятие, рассматривающее мужчин в качестве угрозы.

Понять, что такое феминизм, можно лишь ознакомившись с историей его развития и современной трактовкой.

Феминизм: что это такое и кто такие феминистки

Термин феминизм (от лат. femina, «женщина») можно рассматривать как:

  1. политическое движение, связанное с борьбой представительниц женского пола за равноправие;
  2. интеллектуальное движение, предметом которого является женская проблематика.

Само понятие возникает в начале XIX века. В то время оно подразумевало совокупность качеств, присущих женщине.

Феминистка — это женщина, которая борется за свои права

Слово «феминистка» появляется в конце XIX века. Так именовали представительниц суфражистского движения, желавших получить право на участие в выборах.

Начиная с XX века, феминистка – это женщина, которая борется за свои права. Причем содержание этих прав может пониматься по-разному.

К сожалению, современные феминистки — это уж слишком радикально настроенные женщины, которые давно перешли от борьбы за равноправие полов к борьбе за женское доминирование.

В США психологи бьют тревогу, ибо эта борьба приводит к тому, что мужчины там теряют интерес к жизни, перестают проявлять активность и становятся инфантильными. Борьба за равноправие полов привела к началу геноцида мужского населения.

Нужно четко понимать разницу. Феминизм сегодня — это борьба за ПРАВА женщин, а не за РАВНОПРАВИЕ мужского и женского пола. В тех же штатах сейчас самые уязвимые люди — это белые мужчины с традиционной ориентацией. Просто им не разрешают бороться за свои права, так как они раньше были «угнетателями» женщин, цветных и ЛГБТ представителей.

Истоки феминизма

Корни феминизма можно найти в античной философии. Ещё в IV веке до н.э. Платон писал, что разумные женщины могут обладать теми же правами, что и мужчины.

В числе первых феминисток часто упоминают англичанку Мэри Эстел, жившую в первой половине XVIII века. В своих работах она акцентировала внимание на необходимости женского образования. Эстел считала, что карьерные возможности женщины должные выходить за рамки брака и монастыря.

*Мэри Уолстонкрафт

В эпоху Французской революции появился трактат «Защита прав женщины». Автор Мэри Уолстонкрафт обосновывала право женщин распоряжаться своей судьбой. Ответом на трактат Уолстонкрафт стало заявление, что требование защиты прав женщин не менее нелепо, чем защита прав домашних питомцев.

Вклад в развитие феминистского движения внес и Джон Стюарт Милль, автор трактата «Угнетение женщин». Британский философ поддерживал женскую эмансипацию. Вопрос о неравноправии женщин обсуждали Д. Дидро, М. Кондорсе, Ш. Фурье и Ф. Энгельс.

Этапы развития феминизма

Деление феминизма на волны – это метафора, позволяющая выделить этапы развития этого многообразного движения. Для каждого этапа характерна своя проблематика.

Первая волна движения феминисток

За пределы книг феминизм вышел в начале XX века. Первым массовым проявлением стало движение суфражисток. Его представительницы боролись за право женщин избирать и быть избранными. Наибольших масштабов движение достигло на территории США и Великобритании.

Первыми избирательное право получили женщины в Новой Зеландии, входившей на тот момент в состав Британской империи. Итогом деятельности суфражисток в США стало принятие поправки к Конституции, гласившей, что пол не может быть причиной ограничения участия в политической жизни.

Вскоре избирательные права были предоставлены женщинам в Финляндии, Норвегии, Дании, Германии, Бельгии, Польше, Канаде и ряде других стран.

В тот же период появилось мнение, что феминистками становятся некрасивые женщины, которым не удалось найти достойного мужа. Жюль Ренар, французский драматург конца XIX века, писал, что феминизм – это когда уже не рассчитывают на Прекрасного Принца.

Вторая волна

В 60-е годы XX века проблематика феминизма заметно расширяется. Если раньше ключевым был политический аспект, то теперь феминистки сосредоточили внимание на угнетении в семье и на рабочем месте. Лозунги той эпохи представлены в книге «Второй пол» Симоны де Бовуар.

Острой критике поддается стереотип, что отказ от карьеры и забота о доме – единственный удел женщины.

Феминистки выступают против домашнего и сексуального насилия, навязанных гендерных ролей. Активно обсуждается вопрос об уровне заработной платы. Эпицентром нового этапа стали США.

Итогом 2-й волны феминизма становится социальная революция, в результате которой женщины массово выходят на рынок труда.

Третья волна

Третья волна феминизма началась в 90-х годах XX века. С той поры уже нельзя говорить о теоретическом единстве феминисток. Исчезает восприятие женщин в качестве однородной группы. Подчеркивается, что некоторые женщины, например, состоятельные и гетеросексуальные, могут угнетать других представительниц своего пола.

Для представительниц 3-й волны характерно желание избавиться от ограничений, навязанных старым феминизмом. Новый этап феминизма ознаменовало появление движения Riot Grrrl, нашедшем свое выражение в панк-роке. Его участницы прославились как ярые сторонницы абортов.

Движение феминисток в России

В России новое отношение к женщине зародилось в эпоху Петра І. Славу журналиста, поставившего «женский вопрос», снискал литературный критик середины XIX века М. Михайлов. В его статье впервые прозвучало требование равноправия женщин.

У истоков российского женского движения стояли жительницы больших городов и представительницы привилегированных слоев.

Начало движения фемиисток в России было связано с попытками обеспечить женщинам доступ к профессиональной занятости и к высшему образованию. К этому стремился «феминистский триумвират», в состав которого входили В.Трубникова, А. Философова и Н.Стасова.

В XIX веке русские женщины, приобщившиеся к движению за равноправие, не могли требовать политических прав, так как тогда в России политически бесправным было большинство населения.

Первый в русской истории митинг за политические права женщин произошел в период революции 1905 года. В этом же году возник всероссийский «Союз равноправия женщин».

В начале XX века в России формируется два направления движения феминисток – либеральное и марксистское.

Первые сосредоточили свою деятельность на благотворительности, трудовой помощи и просвещении, а вторые настаивали на признании женщины полноправным субъектом, каким тогда считался мужчина. Известная представительница марксистского направления – Александра Коллонтай.

Россия внесла большой вклад в развитие марксистского феминизма. На юридическом уровне равноправие с мужчинами закрепила Конституция 1918 г. Было гарантировано формальное политическое равенство. Был декриминализован аборт. Русские женщины первыми в Европе получили возможность сохранять девичью фамилию при вступлении в брак.

Но уже в 30-х годах XX века отношение к женщинам стало более консервативным. Идеалом женщины в СССР становится работающая мать. Но патриархатные установки официальной власти существенно ограничивали присутствие женщин в публичной сфере.

Возрождение феминизма началось в 1970-х годах, правда на нелегальных основаниях. Реформы середины 80-х позволили россиянкам встать на путь борьбы за реальное гендерное равенство. В настоящий момент российские феминистские организации поляризуют принципы соучастия в решении социальных проблем: насилия, наркомании, торговли женщинами и пр.

Идейные направления феминизма

В настоящее время феминизм – это разношерстное движение.

Рассмотрим направления, получившие широкую известность.

Либеральный феминизм

В основе либерального феминизма лежит идея равенства прав мужчин и женщин. Его сторонники считают, что угнетение женщин спровоцировано воспитательными и правовыми ограничениями, которые должны быть устранены.

Главная цель либеральных феминисток – получение равных с мужчинами прав в разных сферах деятельности. На Западе данную теорию учитывают многие большие политические партии.

Марксистский феминизм

Сторонники марксизма считают феминизм частным случаем капиталистического и классового угнетения. Большой вклад в развитие данного направления внесли Клара Цеткин и Роза Люксембург. Центральная тема данного направления – неоплачиваемый домашний труд.

Марксистские феминистки утверждают, что ликвидация капиталистической экономики устранит все формы угнетения.

Радикальный феминизм

Основа радикального феминизма – критика патриархата, под которым подразумевается культурное, политическое и экономическое доминирование мужчин.

Сторонники данного движения считают, что женщина должна перестать быть бесплатной бытовой и сексуальной прислугой мужчины.

Они настаивают на обособленном существовании женщин от патриархальных структур.

Из радикального феминизма вырос «лесбийский сепаратизм». Его представительницы заявляют, что женщины не должны вступать в сексуальные отношения с мужчинами, потому что это является продолжением традиции угнетения. По их мнению, ритуалы, свойственные влюбленности, это форма покупки женского тела.

К феминизму можно относиться по-разному, но вряд ли кто-то решится отрицать, что это явление сыграло важную роль в процессе формирования современного общества. Остается лишь ждать, какие изменения повлечет за собой следующая волна движения феминисток.

Удачи вам! До скорых встреч на страницах блога KtoNaNovenkogo.ru

Эта статья относится к рубрикам:

Почему феминизм не нужен? | GQ Russia

Феминизм, конечно же, не нужен. Нет, не то чтобы мир должен принадлежать мужчинам, просто феминистки уже всего добились. Ну правда, чего хотят эти оголтелые барышни? Покажите мне, где ограничение в правах? В конце концов, я пишу этот текст без одобрения мужа, сидя на работе, в любой момент готовая исполнить свой гражданский долг.

Ну да, вздумай я работать фрезеровщицей или, скажем, корчевщицей пней, мне бы, наверное, не дали. Потому что эти профессии входят в список 456 запрещенных для женщин в России. Перечень этот, разумеется, – следствие большой заботы о слабом поле. Потенциально вредная работа может навредить репродуктивной функции – а она, как известно, для женщины главная. И вообще – то не функция, а предназначение. Пока я пишу этот текст, мои биологические часики неумолимо тикают. Разве можно подвергать страшной опасности свое тело, которое создано для того, чтобы воспроизводить потомство. Не все женщины хотят детей? Бросьте, что за глупости, дал бог зайку, даст и лужайку. Не у всех женщин есть возможность зарабатывать деньги, например, в небольших промышленных городках, где кроме работы на предприятии делать нечего? Ах, оставьте, главное, что потенциальный сосуд для детей в безопасности.

Феминизм не нужен еще и потому, что это все – происки западного либерального ЛГБТ-сообщества, чья очевидная цель – расшатать скрепы и подорвать семейные устои, складывавшиеся веками. Что значит, борьба за закон о криминализации домашнего насилия? Жена да убоится своего мужа, а в формуле «бьет – значит любит» вторая часть, вне всяких сомнений, намного важнее первой. К тому же нельзя выносить сор из избы, а от плохого мужчины уйти совсем не сложно (особенно домохозяйке с детьми).

Кстати про домохозяек. Им точно феминизм не нужен. Потому что будни женщины, которая сидит дома, проходят в блаженном ничегонеделании. Разве что убраться, постирать, погладить, приготовить как минимум ужин, забрать детей из школы, отвезти их на дополнительные занятия, привезти, накормить, проследить за домашним заданием, а еще встретить уставшего супруга в бодром расположении духа – ему-то на работе, наверное, нелегко пришлось. Неоплачиваемый труд женщин в 2017-м оценивали в 13 % мирового ВВП, да и в среднем зарплаты у мужчин примерно на четверть выше.

Феминизм не нужен. Вы когда-нибудь слышали про бытовой сексизм и объективацию? Вряд ли, это же глупые выдумки телочек: тех самых, у которых мужика нормального не было.

Обнаженная женщина в рекламе шиномонтажа никого не смущает, как не коробят шутки про блондинок и массовая травля жертв насилия – и вовсе не домашнего. Женщине ни к чему самостоятельно определять, хочет ли она быть сексуальной или нет. Зачем такая свобода выбора, когда есть удобная, проверенная годами схема: одевается скромно – значит, фригидная, носит глубокие декольте – значит, шлюха. И уж конечно феминизм не нужен, если мы не хотим, чтобы страдали нормальные парни вроде Харви Вайнштейна, которые ничего плохого в виду не имели – ну она же сама напросилась (читай: надела короткую юбку).

Феминизм не нужен, потому что его не понимают. Как не понимают бодипозитив, который, кстати, не так много общего имеет с волосатыми подмышками и ожирением. Феминизм и мужененавистничество – не одно и то же. Скажу больше, феминизм и равенство полов – это не совсем одно и то же. Феминизм – это борьба за права женщин. Ну или хотя бы за одно право – считаться полноценным человеком. Который может самостоятельно выбирать профессию, определять, с кем спать, не считаться приложением к ребенку и вообще иметь чуть меньше ярлыков вроде «хранительницы очага» или «украшения коллектива».

Моя мама надеется, что я одумаюсь и перестану стремиться к равенству с мужчинами. Мои знакомые искренне верят, что девушка, которая весь вечер флиртовала с парнем, не имеет права отказывать ему в сексе и тем более считать все последующие после внятного «нет» подкаты харассментом. Моих подруг хватают за руки в метро, а малознакомые им люди (и заметьте, малоприятные им же) рассказывают, как и в каких позах будут предаваться с ними плотским утехам. И пусть мой партнер меня не бьет, а я сама не стремлюсь стать пилотом самолета, мне кажется странным, что в 2019-м нужно объяснять, в чем неправ Амиран Сардаров и почему не стоит хейтить Диану Шурыгину. Феминизм – это про право самостоятельно определять свою жизнь и иметь всем понятную неприкосновенность. Все, что нужно феминисткам – свобода выбора (а не геноцид мужского эго и установление «вагинокапитализма»). А с этим у нас, как известно, есть проблемы и не только в отношении женщин.

Прежде чем вы напишете в комментариях, что мы ужасные люди, прочтите этот абзац: в течение следующей недели мы будем ежедневно публиковать тексты о феминизме, написанные совершенно разными авторами, которые выскажут полярные точки зрения на это явление. Мнение редакции может не совпадать с авторскими колонками, мы всего лишь находимся в поисках истины.

Вероятно, вам также будет интересно:

Каким должен быть адекватный феминизм

Почему мужчинам феминизм нужен даже больше, чем женщинам

Почему феминистки вечно всем недовольны?

Фото: Getty Images

Часто проверяете почту? Пусть там будет что-то интересное от нас.

Фантастическая история феминизма – Weekend – Коммерсантъ

35 лет назад вышел «Рассказ служанки» Маргарет Этвуд — главная феминистская антиутопия в истории литературы. Написанный в ответ на попытки американского правительства отменить право на аборт в начале 80-х, после выхода в 2017 году сериальной экранизации он стал главным символом протеста эпохи #metoo. Пока одетые в форму служанок — белые чепцы и красные плащи — женщины продолжают протестовать по всему миру против запретов на аборты, домогательств и неравенства на рабочем месте и домашнего насилия, Weekend рассказывает, как в фантастических произведениях рождался феминизм и почему писательницы выбирали этот жанр для разговора о женских правах

Текст: Никита Солдатов



Глава первая, в которой английская герцогиня описывает волшебный мир матриархата, а ее прозывают сумасшедшей шлюхой
Маргарет Кавендиш (1623–1673)
Жанр: утопия

Маргарет Кавендиш на фронтисписе книги «Миры Олио», 1671

Фото: Abraham van Diepenbeeck

Маргарет Кавендиш (в девичестве — Лукас) родилась в самый разгар научной революции в Европе, когда изобретения вроде микроскопа и телескопа стали любимыми игрушками аристократии, натурфилософия — главной темой на всех светских мероприятиях, а математики, астрономы и философы — международными поп-звездами, с которыми мечтал переписываться чуть ли не каждый монарх. Для женщин этот модный мир науки был закрыт: языком академического сообщества была латынь, входившая только в «мужской» перечень предметов, а до появления научпопа вроде «Ньютонианства для дам» Франческо Альгаротти (того самого, который назвал Петербург окном в Европу) оставалось еще 100 лет. Долгое время женщины вообще считались недостойными науки из-за их, как писали ученые-мужчины, «иррациональной натуры», но на волне всеобщего научного помешательства женщинам стали позволять, по выражению Руссо, «слегка касаться наук»: конечно, не участвовать, но присутствовать при разговорах мужчин на околонаучные темы — как писал тот же Руссо, все равно «запоминают они немногое».

Маргарет Кавендиш присутствовала, запоминала и, в конце концов, захотела участвовать. Она получила типичное для женщин того времени образование — чтение, письмо, танцы и пение,— но, наслушавшись разговоров мужчин о науке, занялась самообразованием, благо ей разрешалось пользоваться домашней библиотекой, где были переведенные на английский классики вроде Аристотеля и англоязычные комментарии и дополнения к новым научным текстам. К тому же старший брат, впоследствии ставший одним из основателей Королевского научного общества, пересказывал ей все, что узнавал от репетиторов по философии и естествознанию. Именно отсутствие систематического образования, как потом говорила сама Маргарет, побудило ее писать не научные трактаты, а то, что сейчас назвали бы научной фантастикой.

В 1642 году после победы антироялистов в гражданской войне в Великобритании Маргарет, будучи фрейлиной королевы Генриетты Марии, отправилась вместе с двором в эмиграцию в Париж, где вскоре вышла замуж за будущего герцога Ньюкасла Уильяма Кавендиша. Военачальник Кавендиш оказался ученым-любителем, увлеченным философией, и знания жены его поразили. Настолько, что он познакомил ее со своими приятелями-философами — от Томаса Гоббса, с которым у Маргарет завязалась многолетняя переписка, до Рене Декарта, который специально для нее переводил на английский отрывки своих произведений. Уильям Кавендиш не только разделял интересы жены, но и поддержал ее, когда она начала писать, а затем решила опубликовать свои работы. Причем не просто опубликовать, а опубликовать под собственным именем.

Прежде женщины предпочитали не публиковаться под собственным именем, по крайней мере, на английском: одни писали в стол, как современница Маргарет Кавендиш Энн Конуэй, английский философ, которой впоследствии восхищался Лейбниц и чье единственное сочинение было опубликовано в латинском переводе в Голландии через 20 лет после ее смерти. Другие публиковали галантные романы и стихи в небольших изданиях размером с брошюру, скрываясь под псевдонимами или анонимным «мадам». Кавендиш же шокировала публику тем, что совершенно открыто зашла на мужскую территорию науки и философии, опубликовав свои сочинения в формате фолио — как Аристотеля и Библию,— да еще и с собственным изображением на фронтисписе.

В «Стихах и фантазиях» (1653) Кавендиш пересказала атомистическую теорию в стихах, в «Мирах Олио» (1655) провозгласила, что фантазия и воображение в одинаковой степени присущи мужчинам и женщинам, а в «Философских письмах» (1664), адресованных воображаемой женщине, раскритиковала материализм Гоббса, дуализм Декарта и неясный слог Яна ван Гельмонта. Как раз в противовес высокоумному стилю большей части научных работ, которые без специального образования, недоступного женщинам, было почти не разобрать, Кавендиш написала свой opus magnum — роман «Пылающий мир» (1666), в котором «совместила романтическое, научное и фантастическое», чтобы «выразить сложные философские истины на простом языке».

По сюжету романа, напоминающего и классическую утопию в духе Кампанеллы, и фантастику, и даже немного стимпанк, главная героиня, похищенная влюбленным в нее моряком, после кораблекрушения на Северном полюсе попадает через волшебный портал в альтернативную реальность, где полулюди-полузвери, пораженные ее красотой и мудростью, назначают ее своей императрицей. Первым делом она снимает запрет для женщин посещать церкви и госучреждения, нанимает женщину в качестве советника и придворного писца и собирает местных философов, чтобы обсудить все научные новости. В предисловии к роману Кавендиш писала, что только в вымышленном мире она могла показать, что женщина может быть великим правителем. Там же Кавендиш объявила, что женщины интеллектуально уступают мужчинам только из-за отсутствия образования, что «плохой муж — хуже, чем отсутствие мужа» и что сама она хочет добиться литературной славы, а это в тогдашние представления о женских амбициях совсем не входило. От общественного остракизма ее защитил статус герцогини, но от насмешек и сплетен не могли защитить никакие титулы: за кощунственные идеи Кавендиш объявили безумной, шлюхой и предательницей пола. Как писала впоследствии Вирджиния Вулф, Кавендиш была «гигантским огурцом» среди галантных роз XVII века, чьим примером пугали поколение «умненьких девочек». И пугали успешно — следующего захода женщины на территорию фантастики пришлось ждать еще 100 лет.

«Неважно, что я не могу быть Генрихом V или Чарльзом II; тем не менее я могу стать Маргарет I: и хотя у меня нет ни власти, ни времени, ни возможностей, чтобы стать великим завоевателем, как Александр или Цезарь, несмотря на то, что я не могу быть хозяйкой мира, потому что так решили Фортуна или Мойры, я могу создать собственный мир» Маргарет Кавендиш. Предисловие к роману «Пылающий мир», 1666


Глава вторая, в которой дочь галантерейщика делает женщину главной героиней готического романа и становится самым высокооплачиваемым писателем викторианской эпохи
Анна Радклиф (1764–1823)
Жанр: готический роман

Анна Радклиф

Фото: wikipedia.org

Первая суперзвезда британской прозы, которую Байрон ставил в один ряд с Шекспиром и чьи романы Вальтер Скотт сравнивал с опиумом, Анна Радклиф (в девичестве — Уорд) родилась в семье зажиточного галантерейщика в том же году, когда вышел «Замок Отранто» Горация Уолпола, первый роман готической литературы. Вслед за Уолполом писать романы с родовыми проклятьями, призраками, загадочными смертями, таинственными люками, слабыми женщинами и готическими замками взялись с десяток писателей по всей Великобритании — одной из них через 30 лет стала Анна Радклиф.

К тому моменту, как Радклиф начала свою литературную карьеру, в женской литературе начали появляться первые признаки профессионализации. Хотя женщин, активно интересующихся литературой, интеллектуальными материями и тем более писательством, по-прежнему воспринимали как опасную аномалию (позднее Вяземский назовет их «выродками, перестающими быть женщиной и неспособными быть мужчиной»), появление женщин среди авторов готических романов особого скандала не вызвало. В первую очередь потому, что подобные романы считались не настоящей литературой, а развлечением для толпы, «бумажным мусором», по выражению одного критика, а их написание — делом ничуть не возвышенным и мало чем отличающимся от других форм заработка, которые были доступны для женщины, оказавшейся в сложном материальном положении. Такое отношение обеспечило Уолполу немало последовательниц среди женщин, самой знаменитой из которых была Клара Рив. К Радклиф, впрочем, все эти обстоятельства отношения не имели: литература вообще и готический роман в частности интересовали ее не как источник заработка.

На фоне писательниц-современниц Радклиф выглядела революционеркой: обеспеченная, замужем за владельцем и главным редактором либеральной газеты The English Chronicle, который поощрял ее писательские амбиции, она не только не повторяла Уолпола в своих романах, а откровенно подрывала созданный им канон. До Радклиф почти все героини готических романов были девами в беде: бесконечно падая в обморок от страха, они передавались из рук одержимого древним проклятьем лорда в руки продавшего душу дьяволу монаху до тех пор, пока какой-нибудь крестьянин, оказавшийся потерянным в детстве сыном другого лорда, не приходил на помощь. Радклиф одной из первых почувствовала носившиеся в воздухе идеи эмансипации и, взяв все главные составляющие готической литературы, перенесла акцент на женщину. В «Удольфских тайнах» (1794) юная и нежная сирота Эмили Сент Обер, с детства обладавшая «чересчур тонкой чувствительностью» и пугливостью, учится владеть собой и, вместо того чтобы, как ее предшественница в «Замке Отранто», заливаться слезами, прислушивается к «доводам рассудка». В итоге она не только выводит на чистую воду всех призраков и самостоятельно сбегает от дяди, планирующего обокрасть и изнасиловать ее, но еще и отказывается выйти замуж, вместо этого отправляясь в Париж за независимостью и наследством.

Вывести подобную героиню в конце XVIII века можно было только в готической литературе с ее подчеркнутой нереалистичностью, замками и призраками. По крайней мере, без ущерба для репутации: после публикации романа «Воспоминания Эммы Кортни» (1796), в котором тяжелая участь женщины в современной Великобритании излагалась от первого лица в жанре философических писем, его автор Мэри Хейс из-за разгромной критики превратилась в парию и вынуждена была уехать из Лондона.

От участи Хейс Радклиф спасали условности жанра — даже несмотря на то, что всем потусторонним явлениям и демоническим силам, игрушкой которых становились героини у других писателей, Радклиф всегда находила рациональное объяснение: разнообразные призраки, живые трупы и завывающие духи оказывались летучими мышами, восковыми фигурами и проделками злоумышленников. Не снижая уровня саспенса — многие читатели, среди которых был потом и Достоевский, признавались, что после Радклиф боятся ложиться спать,— Радклиф показывала, что источниками настоящих кошмаров для женщины являются не восставшие мертвецы, а родственники мужского пола, абьюзеры и социопаты, «упивающиеся своим деспотизмом». За это уже в 1970-х годах, когда появятся первые работы по феминистской литературной теории, Радклиф удостоится звания праматери всех литературных феминисток.

Ставка на сильные женские фигуры сделала свое дело еще при жизни Радклиф: если другие книги выдерживали максимум по два издания, то ее романы переиздавались каждый год и переводились чуть ли не на все европейские языки, включая русский. Такая популярность обеспечила Радклиф баснословные гонорары: за «Удольфские тайны» ей заплатили £500 — в два раза больше годовой зарплаты ее мужа и в десятки раз больше среднего писательского гонорара (£10–20). Издатель Томас Каделл тогда сказал, что немыслимо столько платить, да еще и женщине — а через три года заплатил Радклиф за ее следующий роман «Итальянец» уже £800.

На волне популярности Радклиф в Великобритании случился всплеск «женской литературы»: десятки, а то и сотни женщин начали писать — и весьма успешно — готические романы, которые впоследствии объединили в «школу Радклиф». Одной из таких писательниц стала Мэри Уолстонкрафт, через три года после дебюта Радклиф опубликовавшая эссе «В защиту прав женщин», которое называют первым феминистским текстом на английском языке: Уолстонкрафт открыто спорила в нем со стереотипом о женщине как о сверхчувствительном существе, полагающемся исключительно на свои эмоции и потому не нуждающемся в образовании наравне с мужчинами. По примеру Радклиф, связавшей готику с женским вопросом, Уолстонкрафт задумала готический роман с еще более откровенной фемповесткой, обличающей патриархальный институт брака: героиня, заточенная в психушке мужем-абьюзером, начинает грезить наяву под воздействием лекарств. Свой роман она так и не закончила: в 1797 году, через 10 дней после рождения дочери Мэри, будущей Мэри Шелли, Уолстонкрафт умерла.

В том же году после публикации «Итальянца» Радклиф перестала писать. Ходили слухи, что она слишком погрузилась в свои ужасы и сошла с ума, что ее как британскую шпионку поймали в Париже и что она умерла, отравившись свиными отбивными. Современные биографы считают, что она просто устала от бесконечных обвинений в том, что она приучила женщин писать и теперь необходимо очищать от их засилья британскую литературу, что ее романы недостаточно «мужские», то есть жестокие, но главное — что она вечно объясняет призраков.

«Она старалась поддерживать себя мыслью, что брак не может считаться действительным, если она не согласится произнести перед священником установленные слова венчального обряда. Однако, по мере того как приближался момент испытания, ее измученная душа все более и более содрогалась. Она не была даже уверена в том, что ее упорное сопротивление перед алтарем послужит к ее спасению; она знала, что Монтони не постесняется даже нарушить закон, если это понадобится для достижения его цели» Анна Радклиф. «Удольфские тайны», 1794


Глава третья, в которой американская либералка описывает ужасы замужества и материнства и становится иконой суфражисток
Шарлотта Перкинс Гилман (1860–1935)
Жанр: мистика

Шарлотта Перкинс Гилман, около 1900 года

Фото: Frances Benjamin Johnston / Library of Congress

Шарлотта Перкинс Гилман (Перкинс — фамилия отца, Гилман — второго мужа), племянница Гарриет Бичер-Стоу, написавшей знаменитую «Хижину дяди Тома» — роман, с которого началась Гражданская война в США, родилась в небогатой либеральной семье. Гилман с детства бросала вызов патриархальному обществу: не носила корсет и шила себе удобную одежду, в том числе «нормальные бюстгальтеры», ходила в публичную библиотеку читать про древние цивилизации и в 17 лет поклялась никогда не выходить замуж, чтобы не отвлекаться от покорения мира.

Гилман долго была верна подростковой клятве, но — после неудачного романа с женщиной — в итоге приняла предложение художника Чарльза Уолтера Стетсона, который звал ее замуж на протяжении двух лет. В 1884 году они поженились, еще через год у них родилась дочь, и это событие стало переломным в судьбе Гилман. Из-за тяжелейшей послеродовой депрессии ей пришлось на себе узнать, как работает современная психиатрия и какое место она отводит женщине. Впечатление оказалось настолько сильным, что заставило Гилман заняться литературой.

В конце XIX среди врачей было распространено представление о том, что женщины больше, чем мужчины, подвержены нервным истощениям из-за «биологической слабости и репродуктивных циклов». Первыми в зоне риска были «творческие и амбициозные» женщины, «желающие занять роли, не соответствующие их полу и естественным функциям материнства»,— высшее образование и политическая деятельность считались разрушающими психику факторами. Главным борцом за психическое здоровье женщин был знаменитый американский невропатолог Сайлас Митчелл, который считал корнем всех болезней длительное напряжение и в качестве лекарства прописывал принудительный отдых.

Именно к нему и обратилась за помощью Гилман в надежде избавиться от охвативших ее «волочащей усталости» и «безграничной внутренней боли». Рецепт доктора Митчелла, по которому потом лечили Эдит Уортон и Вирджинию Вулф и который обе вспоминали с ужасом (а Вулф едко описала в «Миссис Дэллоуэй»), звучал так: «Посвятите себя дому и проводите все время с ребенком. Ложитесь отдыхать на час после каждого приема пищи. Уделяйте в день только два часа интеллектуальной жизни. И никогда в жизни больше не касайтесь пера, кисти или карандаша». В случае Гилман лечение имело парадоксальный эффект: через несколько месяцев сидения взаперти она стала всерьез думать о том, где бы достать пистолет или хлороформ, а еще через какое-то время решила сбежать. В 1888-м она уехала от мужа, а в 1890-м написала о своей жизни в монотонном аду рассказ «Желтые обои». В 1892 году он был опубликован The New England Magazine.

Молодая семья переезжает в прежде пустовавшее родовое поместье. У героини после рождения ребенка расстроены нервы, и в старом доме ей чудятся призраки. Чтобы вылечить героиню от «легкой нервной истерии», муж-врач запрещает ей выходить из дома, писать, читать и встречаться с другими людьми — он прописывает ей полный покой и велит проводить дни в комнате с желтыми обоями, в рисунке которых ей видится «сломанная шея». Спустя некоторое время героиня обнаруживает, что в обоях заперты и пытаются вырваться женщины, а в конце сама пробирается к ним в обои, освобождаясь от заключения в комнате.

Фото: Atlanta Constitution

Написание рассказа имело терапевтический эффект, но для Гилман важнее было предостеречь будущих пациенток Митчелла, рассказав им о том, какое воздействие оказывает его метод. Обращение к традиции Эдгара По и Анны Радклиф должно было помочь нагляднее описать кошмар и ужас подобного лечения. Сразу после публикации Гилман послала рассказ Митчеллу: хотя он так и не ответил, говорят, именно после прочтения «Желтых обоев» Митчелл перестал считать «интеллектуальную деятельность» вредной для женщин.

В том же году Гилман получила развод и, отправив 11-летнюю дочь жить к мужу, начала бороться за права женщин. «Желтые обои» сделали Гилман звездой среди суфражисток: они хвалили ее за обличение репрессивных и дискриминационных врачебных практик и призывали продолжить занятия литературой.

В течение следующих 40 лет Гилман писала фантастические рассказы, где женщины на день превращались в мужчин или продавали душу дьяволу в обмен на гендерное равноправие во всем мире, и публицистические работы, в которых призывала отказаться от строительства домов с кухнями («они созданы только для порабощения женщин»), ввести повсеместную доставку еды, начать производство гендерно нейтральных игрушек для детей и принять закон об обязательном общем образовании. Квинтэссенцией ее феминистских идей стал фантастический роман «Ее земля» (1915), в котором трое мужчин попадают в мир, где живут только женщины. Иронизируя над сексистскими стереотипами,— герои, например, не понимают, почему уход за детьми и домом считается настоящей работой,— Гилман описывает, как отсутствие мужчин способствует построению идеального мира, в котором нет войн, воспитанием детей занимаются профессионалы, а не «неквалифицированные» родители, одежда удобная, еда полезная, а законы пересматриваются каждые 20 лет.

В 1916 году Гилман предприняла первые шаги к реализации своих идей и стала одним из организаторов Национальной женской партии, целью которой было привлечь внимание к женскому вопросу и добиться права голоса для женщин. Цель была достигнута в 1920 году, когда стараниями Национальной женской партии и лично Гилман была принята Девятнадцатая поправка к Конституции, вводившая избирательное право для женщин.

«Не существует женского ума. Мозг — не половой орган. С таким же успехом можно говорить о женской печени» Шарлотта Перкинс Гилман. «Женщины и экономика», 1898


Глава четвертая, в которой специалистка по французской поэзии призывает фантастов на борьбу за женские права и доказывает, что фантастика — серьезная литература
Урсула Ле Гуин (1929–2018)
Жанр: фэнтези

Кадр из фильма «Миры Урсулы Ле Гуин», 2018

Фото: National Endowment for the Humanities, California Humanities, Berkeley Film Foundation

Одна из самых влиятельных писательниц XX века, которой удалось перевести американскую фантастику из развлекательного гетто в разряд «настоящей литературы», Урсула Ле Гуин (в девичестве — Кребер) родилась в семье знаменитого антрополога Альфреда Кребера и с детства планировала заниматься большой литературой. И отец, эксперт по коренным народам Калифорнии, и мать, написавшая биографию «последнего дикого индейца», постоянно подсовывали Урсуле литературу не по годам — от древнеисландского эпоса и «Илиады» до Кафки и Толстого. Желания читать это не отбило, даже наоборот: в 1948 году Ле Гуин поступила в Беркли изучать французскую средневековую поэзию. Там же она попробовала опубликовать первый рассказ в студенческом журнале, но получила отказ: редакторы сказали, что женщинам у них не место. Подобные отказы будут преследовать Ле Гуин следующие 15 лет.

Американская литература конца 1950–1960-х переживала увлечение хемингуэевским мачизмом: в роли известного писателя предпочитали видеть белых цисгендерных гетеросексуальных мужчин. Исключения вроде Харпер Ли, Трумена Капоте и Джеймса Болдуина только подтверждали правило. Из всех писателей, попавших в список бестселлеров The New York Times на протяжении 1950–1960-х, только 20% составляли женщины: пробиться сквозь институциональный сексизм серьезных американских издательств Ле Гуин не смогла.

Убедившись, что на «маленькой и каменистой поляне реализма» ей нет места, Ле Гуин решила попробовать себя в фантастике — маргинальном жанре, который и сама она считала недолитературой. Специалистка по французской поэзии Средневековья, выигравшая фулбрайтовский «грант для гениев» для написания своей диссертации, Ле Гуин, как и другие интеллектуалы того времени, думала, что фантастика — это про перестрелки в космосе, а не про людей. И хотя эти представления были не вполне беспочвенны, у фантастики оказалось неожиданное преимущество перед литературным мейнстримом: тот факт, что автором была женщина, здесь никого не смущал — издательства заинтересовались фантастическими романами Ле Гуин и даже не предложили ей взять мужской псевдоним. И это при том, что фантастику Ле Гуин писала своеобразную.

В «Волшебнике Земноморья» (1968), своем первом фэнтезийном бестселлере, Ле Гуин, вместо того чтобы описывать очередную великую битву с темным лордом, написала историю о юном волшебнике из школы магии. Волшебник был темнокожим, а главный антагонист — белым, что после убийства Мартина Лютера Кинга в том же 1968 году воспринималось вполне как антирасистское высказывание.

Ле Гуин брала волновавшие ее актуальные явления — от пережитков маккартизма до войны во Вьетнаме и сексуальной революции — и упаковывала их в фантастику. Получались муравьи с политическими манифестами, небинарные люди, каждый сезон меняющие гендер, и женщины-драконы. Именно Ле Гуин была одной из первых, кто с началом движения за гендерное равенство в 1970-х заговорил о женщинах в фантастике: «Женское движение, наконец, заставило нас осознать тот простой факт, что за редким исключением авторы фантастики либо полностью игнорировали женщин, либо представляли их пищащими куклами, которым перманентно грозит быть изнасилованными космическим монстром, если альфа-самец не спасет. Где тут фантастика, где тут воображение? Коллегам пора серьезно задуматься о таких страшно радикальных, футуристических концепциях, как свобода, равенство и братство».

Сама Ле Гуин активно продвигала свои радикальные идеи в романах. В романе «Всегда возвращаясь домой» (1985) главная героиня по имени Говорящий Камень, некоторое время пожив в мужском тоталитарном обществе жесткости и насилия, бежит на родину к народу женщин, проповедующих анархию, равенство и сестринство. В притче «Она лишает их имен» (1985) Ле Гуин выступала против второстепенной роли женщины: после того как Адам дает имена всем животным, Ева, также получившая свое имя от него, лишает всех имен, говоря, что Адам не может никому навязывать, как называться (читай — как жить). В романе «Техану» (1990), продолжении «Волшебника Земноморья», главной героиней становится волшебница, восстающая против запрета женщинам заниматься магией.

«Техану», 1990

Фото: «Техану», 1990

Хотя фемповестку продвигали и другие писательницы-фантастки (и некоторые даже более радикально, чем Ле Гуин), только у нее, ставшей с середины 1970-х главным фантастом США, была настолько широкая аудитория, чтобы действительно донести свои идеи до массового читателя. Издатели стали публиковать больше женщин, женщины, писавшие под мужскими псевдонимами, стали совершать каминг-ауты, а старые сексисты вроде Айзека Азимова, еще с 1930-х твердившего, что фантастика — только для мужчин и нельзя допустить в жанр «женскую кашу», стали вовсю обличать ужасы мужского шовинизма, лишь бы не отпугнуть новых прогрессивных фанатов.

Параллельно с этим сообщество литературных критиков, настойчиво игнорировавших фантастику многие годы, стало обращать внимание на Ле Гуин. Уже в 1980-х, когда фантастика еще считалась маргинальным жанром, The New Yorker стал печатать рассказы Ле Гуин, объявляя ее разрушительницей межжанровых границ, а в начале 1990-х знаменитый литературный сноб Гарольд Блум и вовсе объявил, что Ле Гуин, а не Толкин превратила фантастику в искусство. Пришедшая в фантастическую литературу потому, что ее не пустили в «настоящую», Ле Гуин наконец была введена в ранг великих американских писателей — не в последнюю очередь благодаря тому, что продолжала в этом легком жанре говорить о серьезных вещах. Окончательно этот статус был утвержден в 2010-е, когда Ле Гуин стала первым писателем-фантастом, чье собрание сочинений при жизни выпустили в самой престижной литературной серии США Library Of America, в которой публиковали все книги американского литературного канона. В 2014 году, принимая медаль «За выдающийся вклад в американскую словесность» — высшую литературную награду США,— Ле Гуин сказала, что получает ее от имени «всех фантастов, женщин и мужчин, которых так долго игнорировал литературный истеблишмент».

«Здравствуйте, меня зовут Урсула, я женщина и пишу научную фантастику. Да, мы на самом деле существуем, хотя долгое время ученые и отвергали этот факт, называя женщин-фантастов выдумкой, вроде единорогов и инопланетян» Урсула Ле Гуин. Из фильма «Миры Урсулы Ле Гуин», 2018


Глава пятая, в которой канадская писательница описывает ужасный мир патриархата и ее называют неправильной феминисткой
Маргарет Этвуд (1939–)
Жанр: антиутопия

Маргарет Этвуд, 2017

Фото: Canadian Press/Shutterstock/Fotodom

Автор главной феминистской антиутопии в истории, Маргарет Этвуд отказывалась причислять себя и к феминисткам, и к антиутопистам, и вообще к писателям-фантастам. Это при том, что уже первый опубликованный роман Этвуд «Съедобная женщина» (1969) о молодой невесте, которая, считая, что жених пожирает ее изнутри, начинает сочувствовать стейку и овощам и перестает есть, сразу провозгласили эталоном феминистской фантастики. Этвуд отмежевалась от феминизма, сказав, «что в конце 1960-х жила не в Нью-Йорке, где началось движение за равноправие, а в канадской провинции, где никакого феминизма не было и в помине», и от фантастики — «у меня ни космических кораблей, ни монстров, какая же это фантастика». Впоследствии ее объяснение усложнилось.

К тому времени Этвуд, дочь двух канадских биологов, с самого детства мечтавшая стать писателем, уже успела выиграть несколько призов за свои поэтические сборники, чуть не эмигрировала во Францию («чтобы рисовать, пить абсент и умереть молодой») и закончила магистратуру Гарвардского университета, факультета искусств и наук. Из-за того, что во время учебы ей — как и всем женщинам — было запрещено посещать библиотеку имени Вайднера, где хранилась современная литература, диссертацию она решила писать по готическому роману. Диссертация, впрочем, написана не была, но знание готики пригодилось в работе над романом «Рассказ служанки».

Зачатки романа появились еще во время учебы в Гарварде, когда Этвуд изучала историю ранних американских пуритан и пришла к выводу, что распространенное представление о пуританах как о жертвах религиозного преследования, вынужденных бежать из Европы в Америку, неверно,— на самом деле лидеры пуритан мечтали о жесткой теократии и искали способ создать общество, в котором любое отступление от веры и праведности каралось бы наказанием. С пуританами Этвуд связывала семейная история: по легенде, ее дальним предком была Мэри Уэбстер, или Полуповешенная Мэри, которую в XVII веке жители пуританской колонии в Массачусетсе повесили по подозрению в колдовстве. Повесили неудачно: провисев всю ночь, Мэри так и не умерла, и наутро пораженные односельчане ее отпустили.

Интерес к пуританам наложился на актуальную повестку — попытки Рональда Рейгана отменить право на аборт — и в 1984 году, когда Этвуд взялась писать «Рассказ служанки». Как и некогда Анна Радклиф, Этвуд взяла за основу существующий жанр, но сместила внимание на женщину и свела всю фантастику к максимальному правдоподобию. В результате из антиутопии получился «реалистический прогноз на будущее», как обозначала свой жанр сама Этвуд.

В недалеком будущем в мире начинает падать рождаемость, группа христиан-экстремистов объясняет демографический спад проблемами с фертильностью, вызванными греховным поведением женщин, захватывает власть в США и устанавливает новые порядки: гомосексуалов казнят, все способные к деторождению женщины становятся «служанками», «ходячими матками», принадлежащими государству и распределяемыми среди мужчин.

Образ этой теократической диктатуры был собран Этвуд из документальных источников, в основе каждой детали лежали сведения из книг и газет: алармистские новости из Канады о падении рождаемости, нацистская кампания по подготовке молодых «расово чистых» матерей для воспитания «арийских» детей, публичные казни противников режима в Северной Корее и гомосексуалов и женщин в Саудовской Аравии, принуждение женщин к рождению детей в послевоенной Румынии (как писали тогда в газетах, все женщины детородного возраста в Румынии обязаны были родить четырех детей, тех, кто не выполнял требования, могли уволить с работы, а «отказницы» считались врагами государства), появление христианской секты в Нью-Джерси, где женщин называли «служанками». Главным вдохновителем, впрочем, был Рональд Рейган, в начале 1980-х попытавшийся отменить совсем недавно (в 1973-м) завоеванное феминистками всеобщее право женщин на аборт. Республиканское правительство при поддержке телеевангелистов пыталось ввести закон, наделяющий нерожденных детей правами, урезать федеральное финансирование клиник, предоставляющих услуги по прерыванию беременности. К слову, провозглашая Соединенные Штаты «сверкающим городом на холме», Рейган цитировал лидера американских пуритан XVII века Джона Уинтропа.

Вышедший в 1985 году «Рассказ служанки», который Этвуд посвятила Полуповешенной Мэри, тут же назвали феминистским вариантом оруэлловского «1984», наградили первой премией Артура Кларка за лучший фантастический роман и запретили в нескольких штатах. Этвуд снова пыталась откреститься от «феминизма» и «фантастики»: говорила, что не писала политического памфлета, что выступает за «равноправие без ярлыков», что можно критиковать патриархат и не называться феминисткой, а жанр произведения определяла как «спекулятивная проза» — никакой фантастики, только спекуляции о ближайшем будущем на основе сегодняшних реалий. Откреститься не получилось — Этвуд продолжали называть королевой феминистской фантастики, а после выхода сериальной экранизации «Рассказа служанки» в 2017 году это звание закрепилось окончательно: униформа служанок — белый чепец и красный плащ — стали символом протеста против Дональда Трампа, который в первый день на посту президента подписал распоряжение о лишении федеральных средств тех организаций, которые предлагают услуги по прерыванию беременности.

Стать новой иконой феминизма Этвуд не дали сами феминистки: после того как в 2016 году она подписала письмо в защиту уволенного преподавателя Университета Британской Колумбии, которого обвинили в сексуальных домогательствах (обвинения так и не были доказаны, а университетская проверка назвала их «необоснованными»), на нее набросились с критикой. Этвуд в ответ раскритиковала движение #metoo: «Это признак поломанной системы правосудия. Женщинам, жалующимся на сексуальные домогательства, не удалось добиться правосудия, и они решили использовать интернет. С неба посыпались звезды. Это оказалось очень эффективным средством. Но что дальше? Мы можем либо починить систему правосудия, либо окончательно избавиться от нее как от бесполезной». Этвуд призывала считать человека невиновным, пока его вина не будет доказана, и предсказывала, что кто-нибудь наверняка попробует использовать движение в корыстных целях. За недостаточный радикализм и виктимблейминг ее объявили «неправильной феминисткой», как до этого было с Мерил Стрип, Хиллари Клинтон и другими заслуженными борцами за женские права, не влившимися до конца в новую риторику.

Окончательно избавиться от статуса феминистки и фантастки Этвуд удалось после выхода романа «Заветы» (2019), продолжения «Рассказа служанки», тоже написанного в формате дневника. Митико Какутани, бывший литературный критик The New York Times и гроза писателей, которой боялись все, от Нормана Мейлера до Джонатана Франзена, ради рецензии на этот роман даже вернулась с пенсии. Ни разу не употребив слова «феминизм» и «фантастика», Какутани отнесла «Рассказ служанки» и его продолжение к жанру «литературного свидетельства» в духе Светланы Алексиевич, провозгласив рассказы героинь и вообще женское высказывание единственным оружием против режима, пытающегося заставить женщин молчать. Призвав видеть в романах Этвуд свидетельства, Какутани зафиксировала разрыв феминизма с фантастикой: после почти четырех веков плодотворного симбиоза феминизму больше не нужны были ни далекое будущее, ни альтернативные миры, ни налет мистики — выйдя из фантастического гетто, он окончательно стал мейнстримом.

«По всей видимости, я «плохая феминистка». Я могу добавить это к другим вещам, в которых меня обвиняли с 1972 года: что я взбиралась к славе по отрубленным головам мужчин, что я доминатрикс, помешанная на подчинении мужчин, и просто ужасный человек, способный уничтожить любого, кто косо посмотрит на меня за столом. Я такая страшная! А теперь, похоже, я веду войну с женщинами, потому что я женоненавистница, которая потворствует изнасилованиям, и просто плохая феминистка» Маргарет Этвуд. «Я плохая феминистка?», 2018

 


Читайте также:

  • Фабрика грез и женский вопрос


Подписывайтесь на Telegram-канал Weekend

Феминизм марксистский | Словарь гендерных терминов

Феминизм марксистский и социалистический

Феминизм марксистский и социалистический — движения 1960-х гг. развивались в контексте общей критики капитализма и мощного подъема левых движений, распространившихся из Франции, в ситуации повсеместного увлечения интеллектуалов марксизмом, роста антибуржуазных настроений и намерений. Социалистические и марксистские феминистки видели себя участниками этой борьбы. Главные положения марксистского и социалистического феминизма опираются на взаимосвязи гендерного и классового неравенств с институтами частной собственности. Различие направлений заключалось в том, что первые полагали классовое неравенство основной и первичной формой социальных иерархий в обществе, а вторые рассматривали класс и пол как относительно автономные системы, каждая из которых создает свою иерархию.

Данное направление восходит к работам Карла Маркса, Фридриха Энгельса (в первую очередь – «Происхождение частной собственности, семьи и государства»), Августа Бебеля, подчеркивавшим экономическое измерение неравенства, и к трудам утопических социалистов (Роберт Оуэн и Шарль Фурье), настаивавшим (артикулируя дилемму «различия – сходства» отличным от либералов образом) на моральном превосходстве женщины.

Марксистское направление феминизма акцентирует внимание на специфике капиталистической системы, порождающей классовое неравенство так же, как и экономическую зависимость женщины от мужчины. Гендерное неравенство может исчезнуть только с исчезновением капитализма и классов. Тот факт, что в каждом классе женщины находятся в менее привилегированном положении, чем мужчины, является результатом исторического развития, наследием прошлого, деструкция которого возможна с помощью революционных действий объединенного рабочего класса, женщин и мужчин. Любая мобилизация женщин отдельно от мужчин является контрреволюционной, потому что разъединяет потенциальные революционные силы. Разрушение классовой системы приведет к освобождению общества от классовой эксплуатации, а следовательно, и гендерного неравенства.

Феминистский метод реорганизации общества – это изменение сознания, то есть коллективная реконструкция значения женского опыта; женщины, пользуясь таким методом, осознают, что их дискриминация создается коллективным социальным существованием.

Внутри марксистского направления нет унифицированной системы взглядов. Подходы различаются в зависимости от того, какие аспекты марксистского анализа используются и для чего. Идеологически и организационно взаимоотношения феминизма и марксизма достаточно сложны, временами конфликтны. Мнение о «неудачном браке марксизма и феминизма» часто встречается в литературе. Марксисты критикуют феминизм за буржуазность, за сосредоточенность на чувствах и оценках, феминистки обвиняют марксистов за смещение акцентов от пола к классу, за то, что они не выходят за пределы мужского видения мира.

Одну из наиболее острых дискуссий в марксистском направлении феминизма вызвал вопрос о «зарплате для домохозяек». Домашнюю работу женщин можно интерпретировать как участие в производстве, а женщин – как класс, производящий прибавочную стоимость в домашнем труде. Маргинальность домашней работы при капитализме порождает маргинальность женщины в обществе. Один из выходов – оплата домашнего труда. Поскольку домашняя работа интерпретируется как главное средство подавления женщины, то женщина должна по крайней мере получать за это зарплату. Тогда женщина не будет экономически зависеть от мужа, а будет получать зарплату у государства за работу по дому. «Зарплата для домохозяек» как лозунг борьбы отражала феминистское представление о том, что отношения между мужчиной и женщиной в семье имеют такой же социальный смысл, как и отношения на производстве.

Мария Роза Дала Коста (Maria Rosa Dalla Costa) считала, что все женщины являются домохозяйками, независимо от того, работают они за пределами дома или нет. Ее взгляды оказали влияние на женщин с обеих сторон Атлантики и послужили основанием для небольшого, но агрессивного движения за зарплату для домохозяек в начале 1970-х гг.

На социалистическое направление феминизма (теория которого начала развиваться в 1970-е гг.) повлиял марксистский классовый анализ и радикально-феминистский анализ в терминах патриархата. В конце 1960-х гг. на социалистов сильное впечатление произвели работы Суламифь Файерстоун (Shulamith Firestone), Кэйт Миллет (Kate Millet). Подавление женщины оказалось связано не только с капитализмом, но и с полом, расой и пр. Власть и угнетение стали рассматриваться как следствие материальных и идеологических условий патриархата, расизма и капитализма. Теоретики данного направления Зилла Айзенштайн (Zillah Eisenstein), Джулиет Митчелл (Juliet Mitchell), Шейла Рауботэн (Sheila Rowbothan) употребляли термин «капиталистическая патриархия».

У всех женщин есть общий опыт, который касается материнства и сексуальности. Все женщины выполняют домашнюю работу и обладают меньшей степенью свободы по сравнению с мужчинами. Женщины имеют более длинный рабочий день, получая меньшее, чем мужчины, материальное и эмоциональное вознаграждение, они меньше участвуют в принятии решений, имеют меньше сексуальной свободы и получают меньше сексуального удовлетворения. Для освобождения женщины нужно не только изменение экономических условий, но и реорганизация «воспроизводственной» сферы. Люди должны иметь возможность контролировать рождаемость, аборты, воспитание детей и независимо от пола должны иметь, например, отпуска по уходу за детьми, гибкие рабочие графики. В этом смысле равенство расширяется не только для женщин, но и для мужчин (этот принцип получил впоследствии широкое распространение в Скандинавии, где многие мужчины берут отпуска по уходу за ребенком).

Марксистская и социалистическая идеология стали идеологией многих групп нового женского движения 1960-х гг. К середине 1970-х социалистические феминисты стали терять свою силу, многие женщины-марксистки ушли из социалистических организаций и из женского движения вообще [1, с. 47].

Основные представители марксистского и социалистического феминизма: Клара Цеткин (Clara Zetkin), Роза Люксембург (Rosa Luxemburg), Сельма Джеймс (Selma James), Сильвия Федеричи (Silvia Federici), Раиса Дунаевская (урожденная — Шпигель), Александра Коллонтай, Ульрика Мария Майнхоф (Ulrike Marie Meinhof), Барбара Эренрейх (Barbara Ehrenreich), Адельгейд Попп (Adelheid Popp), Зилла Айзенштайн (Zillah Eisenstein), Джулиет Митчелл (Juliet Mitchell), Шейла Рауботэн (Sheila Rowbothan), Мария Роза Дала Коста (Maria Rosa Dalla Costa) и др.

Литература:

1. Королева Т.А. Женское движение: генезис и эволюция // Вестник Томского государственного университета. — № 368. — 2013. — С. 44–50.

Добавить комментарий

Антиженское государство. Феминистки борются с насилием

Декабрь прошлого года сильно ударил по женским организациям: иностранным агентом признали фонд «Насилию.нет», а позже в этот же список попала феминистская активистка Дарья Апахончич. Тогда же в России появился новый проект – сопровождение девушек во время свиданий. Инициативу предложила москвичка Мария Еремина, обозначив ее как сообщество, где «подруги помогают подругам».

Пост с предложением сопроводить девушек на свидания Мария Еремина опубликовала на странице своего сообщества во «ВКонтакте». На инициативу сразу откликнулись более 30 подписчиц. Каждая хотела заниматься сопровождением в своем городе.

Хочу, чтобы девушки чувствовали себя безопасно

К созданию инициативы Еремину подтолкнули новости о том, что в телеграме появляются закрытые каналы, авторы которых выслеживают девушек. Одно из самых известных таких сообществ – Frottage Club. На него летом обратили внимание феминистские организации. Они говорили, что участники Frottage Club обменивались информацией о том, как выбрать жертву изнасилования и проследить за ней, куда наносить удары и какое снотворное лучше применять.

«Я понимаю, что свидание может быть связано с опасностью. Мне просто захотелось поддержать девушек, чтобы они чувствовали себя более безопасно на таких встречах», – рассказывает Еремина. Она предложила сопровождение в Москве и Московской области. Запросов от желающих пока не поступало, но Еремина связывает это с продолжительными новогодними праздниками и карантинными мерами. «Пока сложно понять, насколько востребованным будет мое предложение. Мне написали только несколько девушек, что чувствуют себя более безопасно, зная, что такая инициатива есть, и хотят ей воспользоваться, если пойдут на свидание», – отмечает москвичка.

Мы привыкли жить в этом злом и опасном мире

Точный механизм сопровождения пока не выработан, но Еремина уверена: он будет меняться от встречи к встрече. Сейчас она работает над созданием специальной группы во «ВКонтакте», куда сможет написать любая девушка, которая хочет получить поддержку во время свидания. Ее обращение будет направлено в чат «сопроводителей». Если в том городе, где должно пройти свидание, есть сопровождающий, он связывается с девушкой и назначает время и место встречи.

Пока все откликнувшиеся сопровождающие – девушки. «Мы привыкли жить в этом злом и опасном мире. Некоторые вещи мы делаем постоянно для нашей безопасности: например, скидываем адрес места, где должна пройти встреча, подругам, просим их звонить нам каждый час и заранее продумываем все сценарии, – объясняет Еремина. – Женщины в России живут в такой реальности. Мужчинам же это понять сложно».

Автор инициативы уверена: даже если в итоге сопровождение на свиданиях никому не понадобится, важно знать, что возможность обратиться за такой помощью есть. С ней согласна другая жительница Москвы Соня. Она откликнулась на пост и тоже предложила помогать девушкам во время свиданий в своем городе.

«Я всю жизнь крутилась больше среди девчонок и всегда слышала много историй о том, как нужно защищать себя во время свиданий. Мне кажется глубоко неправильным то, что женщины вынуждены жить с этим страхом», – говорит Соня. Она уже сопровождала на свиданиях своих подруг, которые познакомились с молодыми людьми в интернете. «К счастью, все прошло хорошо, но опыт уже имеется», – добавляет Соня.

На инициативу откликнулась и жительница Белгородской области Анастасия. По ее словам, проект может помочь предотвратить случаи насилия над женщинами. «Мы будет отговаривать девушек встречаться в безлюдных местах, ехать на дачу в неизвестное место или гулять за гаражи», – отмечает участница инициативы.

В России легализована антиженская преступность

Того, что свидание закончится плохо и для «сопроводителя», никто из откликнувшихся на инициативу не боится. «Мы не собираемся играть в гонки с преследованием, портить встречи и личную жизнь девушек. Мы просто предлагаем внимательно следить за происходящим и будем вмешиваться только в случае крайней необходимости», – говорит Еремина. Она уверена: мужчины не пойдут на преступления, зная, что за ними наблюдают.

Тем не менее неудачные свидания нередко заканчиваются не просто разочарованием, но и реальным насилием. В октябре в подмосковном Домодедове двадцатилетний молодой человек изнасиловал, а потом и задушил пятнадцатилетнюю школьницу. Они переписывались в соцсетях в течение года. Убийство произошло во время второй встречи.

В 2017 году житель Вязников убил свою спутницу во время первого свидания. Они познакомились в кафе, потом пошли на озеро. Там разгорелась ссора, в ходе которой мужчина нанес девушке несколько тяжелых телесных повреждений, а после ее смерти спрятал тело и попытался скрыться.

Истории этих женщин легли в основу акции «Стена памяти», которая прошла сразу в нескольких российских городах в конце 2020 года. Первыми ее запустили челябинские активистки. Они собрали портреты женщин, которые жили в их городе и стали жертвами домашнего насилия или фемицида. Под фотографиями описали кратко каждую историю.

В России женщины считаются людьми второго сорта

«Нашей главной целью было привлечь внимание населения к проблеме женской незащищенности в нашей стране, – рассказывает челябинская активистка Урсель. – Мало кто задумывается о том, что в России фактически легализована антиженская преступность. Каждый год от рук агрессивных партнеров или родственников гибнет огромное количество женщин. Те же, кто остаются живы, нередко попадают в тюрьму за превышение самообороны, остаются искалеченными или умирают ввиду подорванного побоями здоровья намного раньше отпущенного им природой времени».

По словам Урсель, женщины в России по умолчанию считаются людьми второго сорта, недостойными полноценной защиты в суде. В полиции у них не берут заявления о домашнем насилии, заставляют их мириться с агрессорами, а дела о побоях закрывают.

Акцию поддержали активистки из Казани, Уфы и Смоленска. Вместе с правозащитными организациями, которые занимаются защитой прав женщин, они собрали информацию о погибших в своих городах и создали небольшие мемориалы.

Домашнее насилие уже несколько лет остается серьезной проблемой для России. По данным за 2020 год, больше 38% убийств женщин совершают их партнеры, при этом только 56% дел о домашнем насилии регистрируется в полиции.

Simple English Wikipedia, бесплатная энциклопедия

Феминизм — это общественно-политическое движение. Феминизм заключается в изменении взглядов людей на права мужчин и женщин (в основном, женских) и в проведении кампаний за равные права. Того, кто следует феминизму, называют феминисткой.

Феминизм зародился в XVIII веке в эпоху Просвещения. Споры о различиях между полами привели к обсуждению равенства.

Слово «феминизм» происходит от французского слова «феминизм».Этот медицинский термин использовался для описания мужчин-женщин или мужчин с феминизированными чертами. Когда его использование стало популярным в Соединенных Штатах Америки, оно использовалось для обозначения групп женщин, которые «утверждали уникальность женщин, мистический опыт материнства и особую женскую чистоту [1] ». [2]

Всеобщая история [изменение | изменить источник]

Феминизм начался с идеи, что женщинам должны быть предоставлены права человека. Эта идея была выдвинута некоторыми философами XVIII и XIX веков, такими как Мэри Уоллстонкрафт и Джон Стюарт Милль.Более поздние феминистки в начале 20 века также говорили, что женщинам следует разрешить голосовать в условиях демократии. Многие женщины очень твердо считали, что им нужно разрешить голосовать, и было много протестов. Этих женщин называли суфражистками. Это потому, что они боролись за всеобщее избирательное право, что означает, что каждый может голосовать. Суфражистки устроили множество протестов за свои права. Некоторые женщины даже покончили жизнь самоубийством, чтобы показать, насколько неправильно то, что они не могут принимать участие в политике. После того, как женщины получили право голоса, феминизм работал над тем, чтобы все общество стало более равным для женщин.

Не всех женщин-политиков приветствовали феминистки, яркими примерами которых являются Маргарет Тэтчер, Сара Пэйлин и Мишель Бахманн.

Общепризнано, что феминизм имеет «волны» как разные периоды времени, сфокусированные на различных аспектах феминизма, часто отрабатывая идеи, представленные предыдущей волной.

Первая волна (ок. 1830-е — начало 1900-х гг.) [Изменение | изменить источник]

С технической точки зрения, первая волна феминизма может быть датирована более ранней датой, включая движения за права женщин до девятнадцатого века.В частности, Французскую революцию 1789 года часто считают началом первых требований о правах женщин. Это продолжало вдохновлять Мэри Уолстонкрафт, чья книга A Vindication of the Rights of Women была опубликована в 1792 году. Она широко признана одним из самых ранних значительных произведений феминистской грамотности. Однако феминизм первой волны обычно датируется периодом между серединой и концом девятнадцатого века и началом 1900-х годов. Во время первой волны женщины начали понимать, что они должны сначала получить политическую власть, прежде чем они смогут добиться социальных изменений.Эта волна была сосредоточена на получении права голоса (всеобщее избирательное право). Позже акцент сместился на сексуальные, экономические и репродуктивные проблемы. [3]

В межвоенные годы феминистское движение пришло в упадок. Антифеминизм был на подъеме, сосредоточив внимание на проблеме женщин и работы. Женщин «уговаривали» вернуться к своим традиционным домашним ролям и бросить военную работу. Были проблемы и в организованных рядах самого феминизма. Менялись идеологии и приоритеты определенных групп.Некоторые считали, что равенство с мужчинами было достигнуто, и смещали свое внимание на потребности женщин как женщин, такие как вопросы контроля над рождаемостью, семейных пособий и законодательной защиты. Это вызвало раскол на доминирующие группы равноправного феминизма и нового феминизма. Новые феминистки сосредоточились на роли традиционных женщин в доме и в качестве матерей. Феминистки равенства призывали женщин смотреть дальше дома и боролись за равенство с мужчинами во всех аспектах жизни. Феминистки по вопросам равенства выступали против законодательной защиты, такой как отпуск по достижении зрелости, исключительно из принципа.

Тема защитного законодательства в конечном итоге привела к разделению феминизма первой волны. Феминистки из среднего класса, как правило, выступали против защитной законодательной власти, в то время как феминистки из рабочего класса в значительной степени поддерживали ее. Этот раскол между ранее господствовавшим феминизмом равенства и растущим новым феминизмом знаменует собой конец первой волны феминизма. [4]

Вторая волна феминизма отмечена ростом политических опасений. Если первая волна феминизма касалась женщин в составе рабочей силы, а также права владеть собственностью и права голоса, вторая волна феминизма лоббировала «освобождение» от патриархального общества.Ключом к феминизму второй волны была борьба за само женское тело — как оно было представлено и какое значение придается реальности биологических различий.

Знаменитое заявление Симоны де Бовуар «Человек не рождается, а становится женщиной» привело к новому пониманию того, как гендер воспринимался как конструкция, а не как нечто неотъемлемое.

Феминизм второй волны также характеризовался проблематизацией равенства. Возникли вопросы о том, чего можно достичь в достижении равенства, учитывая те социальные роли, которые мужчины и женщины должны были выполнять.Это привело к призыву к радикальным изменениям, чтобы революционизировать саму ткань патриархального общества. Это было началом радикальных, марксистских и социалистических феминистских группировок. Это также ознаменовало сдвиг в политике либерального феминизма, уделяя больше внимания «сексуальной политике», такой как семья, аборты, изнасилования, домашнее насилие и сексуальность. [2]

Феминизм третьей волны обычно описывается как феминизм молодого поколения, которое признает как эффект, так и ограничения идеологий, представленных феминизмом второй волны.Это новое поколение утверждает, что условий, которые вызвали вторую волну феминизма, больше не существует, и поэтому феминизм нуждается в обновлении, чтобы быть применимым в наши дни. Также утверждается, что феминизм второй волны слишком обслуживает небольшую группу людей, а именно белых гетеросексуальных женщин, принадлежащих к среднему классу.

Феминистки третьей волны, кажется, в значительной степени выросли с феминизмом как сильной концепцией в обществе, таким образом влияя на них с юных лет. Его преподают в школах, а также широко освещают в средствах массовой информации.

Феминистки третьей волны в основном сосредоточены на вопросах, связанных с индивидуальным самовыражением. Это включает в себя то, как идентичность формируется и передается через такие вещи, как внешний вид, сексуальность и интерсекциональность. Феминизм третьей волны также был создан для того, чтобы охватить более крупную группу людей, признавая женщин из разных культур, религий, сексуальных ориентаций, этнических групп и способностей, чтобы назвать несколько. [2]

Четвертая волна (приблизительно 2008 г. — настоящее время) [изменение | изменить источник]

Некоторые говорят, что четвертая волна феминизма уже приближается к нам, вызванная ростом интернет-культуры.Эта волна похожа на третью волну, но отличается более передовыми технологиями и более широкими представлениями о равенстве. Эта волна больше солидарна с другими движениями за социальную справедливость.

Феминизм четвертой волны использует Интернет и его культуру «призыва», чтобы бросить вызов женоненавистничеству и сексизму в популярных СМИ, таких как телевидение, литература, реклама и т. Д. «крикнул».

Другая часть феминизма четвертой волны — это существование людей, которые отвергают слово феминизм из-за «допущений гендерного бинарного и исключающего подтекста:« Только для женщин »». [5]

В онлайн-сообществах / группах поддержки 21-го века, сосредоточенные на дискурсе маскулинизма как противоположности присутствию феминизма в сети, известного как мансфера. [6] Маскулинизм, подпитываемый примордиалистскими идеологиями, также привел к откровенно антифеминистской токсичной культуре, известной как «incels» (невольное целомудрие). [7]

На протяжении всей истории были женщины, которые были вовлечены в политику.

Исторический [изменить | изменить источник]

Эстер, леди Годива, Бодикия, королева Елизавета, Лукреция Борджиа, Екатерина Великая, Жанна д’Арк.

Новое время [изменение | изменить источник]

Начиная с 1960 года, многие женщины избирались на высокие руководящие должности, такие как премьер-министры. Первым был Сиримаво Бандаранаике, за ним последовали Индира Ганди, Голда Меир, Элизабет Домитиен и Маргарет Тэтчер. Дама Евгения Чарльз продержалась на этом посту почти 15 лет, что является рекордом.

Типы феминизма / феминистских теорий [изменить | изменить источник]

Либеральный феминизм [изменить | изменить источник]

Либеральный феминизм черпал свою силу в разнообразии либеральных взглядов эпохи Просвещения.Основа либерального феминизма — акцент на силе личности. Если каждый индивидуально отстаивает то, что правильно, дискриминационная практика изменится. Либералы также ценят образование, утверждая, что равное образование мужчин и женщин приведет к равенству в обществе. Либеральные феминистки с большей вероятностью примут аргумент (до некоторой степени) о том, что определенные положения в обществе (например, дома и на рабочем месте) лучше подходят для «традиционного» гендерного размещения. [2]

Социалистический или марксистский феминизм [изменить | изменить источник]

Социалистический или марксистский феминизм похожи в том, что они оба верят, что революция — это ответ на перемены.Они оба связывают социальные условия с капитализмом и считают, что свержение нынешней системы — единственный способ получить желаемое. Подобно либеральным феминисткам, социалистические или марксистские феминистки признают, что мужчины необходимы как часть движения за перемены. [2] Какими бы ни были теории, в социалистических и марксистских странах никогда не было женщин на крупных государственных постах. В демократических странах женщины часто занимали министерские должности. Таким образом, риторика (то, что говорят режимы) не всегда совпадает с тем, что режимы делают на практике.

Радикальный феминизм [изменить | изменить источник]

Радикальный феминизм, особенно в США, развился на основе гражданских прав и новых левых групп. Радикальным феминисткам надоел левый радикализм, в котором доминируют мужчины, и они сформировали Женское освободительное движение. Это движение было сформировано для того, чтобы создать политику, ориентированную на женщин, и уйти от политики, ориентированной на мужчин. Они считали, что это может быть сделано только в безопасном для женщин пространстве, и это привело к политике сепаратизма, которой больше всего известен радикальный феминизм.Радикальных феминисток часто неправильно понимают и считают «ненавидящими мужчин» из-за того, что их политика, ориентированная на женщин, похоже, отвергает мужской вклад. [2]

Евангелический феминизм [изменить | изменить источник]

Евангелический феминизм или «христианский феминизм» возник на основе религиозных движений. Евангелические феминистки работают, чтобы защищать и духовно реформировать тех, кто в этом нуждается, например женщин и детей, не принадлежащих к церкви. Эти феминистки верят, что все равны перед одним Богом, и стремятся принести это равенство в церковь и в свою индивидуальную жизнь. [2]

Равноправный феминизм [изменить | изменить источник]

Феминизм равенства — это подраздел феминистского движения. Феминизм равенства делает акцент на сходстве между полами на том основании, что способности мужчин и женщин неотличимы от их биологии. Этот тип феминизма поощряет расширение кругозора, побуждая женщин смотреть дальше дома. Его конечная цель — полное равенство полов во всех сферах жизни. [2]

Новый феминизм [изменить | изменить источник]

Новый феминизм — это философия, аналогичная феминизму равенства.Он фокусируется на том, как различия между мужчинами и женщинами дополняют друг друга, а не на биологии одного пола, вызывающей превосходство над другим. Новый феминизм, в отличие от феминизма равенства, признает разные сильные стороны и роли, данные мужчинам и женщинам. Новый феминизм выступает за равенство в отношении мужчин и женщин в их индивидуальных ролях в обществе. Его основная концепция — это акцент на важных биологических, а не культурных различиях. Женщин как вынашивающих детей следует поддерживать как в экономическом, так и в культурном плане, но это не должно быть их ролью, которую им навязывают.Основная цель — подчеркнуть важность женщин и мужчин как личностей и то, что во всех смыслах (правовом, социальном, экономическом) они должны быть равны, несмотря на их естественные различия.

Мировая феминистская мысль [изменить | изменить источник]

Global Feminist Thought — это прежде всего движение за права женщин в глобальном масштабе. На женщин влияют разные сообщества по всему миру, и у них есть общие проблемы, с которыми они сталкиваются изо дня в день; обычно дома или на работе.Хотя разные культурные места имеют разный опыт, который будет формировать их опыт и восприятие, у них есть общие темы. Глобальные феминистки, как правило, сосредотачиваются на национальности (такой как раса, пол и класс), и они стремятся помочь жителям развивающихся стран и стран третьего мира, а также бороться с угнетением, порожденным историей колониализма и империализма. Он работает, чтобы положить конец капитализму, империализму, сексизму и расизму, наряду с тем, чтобы все считались равными в мировом масштабе.Это побуждает феминисток противостоять проблемам, с которыми они сталкиваются, и обращаться за помощью, поскольку они не единственные, кто сталкивается с этой конкретной проблемой.

Антифеминизм [изменить | изменить источник]

Писатели, такие как Камилла Палья, Кристина Хофф Соммерс, Жан Бетке Эльштайн, Элизабет Фокс-Дженовезе и Дафна Патай, выступают против некоторых форм феминизма, хотя и идентифицируют себя как феминистки. Они утверждают, например, что феминизм часто поощряет хулиганство (ненависть к мужчинам) и возвышение интересов женщин над мужскими, и критикуют радикальные феминистские позиции как вредные как для мужчин, так и для женщин.Дафна Патай и Норетта Кертге утверждают, что термин «антифеминистка» используется для того, чтобы замолчать академические дебаты о недостатках феминизма, таких как отсутствие интерсекциональности и видимый сепаратизм. [2]

Выявленные причины, по которым некоторым людям не нравится феминизм:

  • Людям не нравится феминизм, потому что они думают, что женщины уже равны или важнее в глазах закона. [8] Филандристы часто говорят, что общество в целом не равно для мужчин, и это то, что испытывают женщины.Критики говорят, что основные принципы, такие как равенство и равенство результатов (эгалитарный гуманизм), являются решающим фактором среди мужчин, как и среди женщин.
  • Анализ феминистских теорий показывает, что на среднем и высоком уровнях тема сводится к агрессивному хулиганству с его сепаратистскими [9] и инаковыми позициями (экстремизм), а не к сотрудничеству или поддержке. Некоторые говорят, что это отражено в правах при опеке над детьми и при разводе. Филогинисты говорят, что это просто токсичная сторона вещей.
  • Уровень бинарного мышления при неправильной атрибуции считается фактором. Вот некоторые примеры: женщины не считаются равными мужчинам из-за биологических различий, противоположное пренебрежение между женщинами: белые и цветные женщины, теория привилегий: игнорирование эййлизма среди мужчин, как и среди женщин (Ангела Меркель, Мелинда Гейтс, Опра Уинфри , Тарья Халонен и т. Д.), Рассматривая женщин как в целом слабых и требующих расширения прав и т. Д. [10] Некоторые социальные области были усилены: обращение с женщинами и их роль в вооруженных силах, отказ в рукоположении женщин в церквях ( Ефесянам 5:21), а также партийную политику, основанную на прошлых событиях и привязанную к ним.
  • Некоторые люди считают, что феминизм отрицает силу, проявляемую женщинами через аспекты материнства и заботы, или препятствует этим аспектам, называя их слабостью или рабством.
  • Некоторые люди утверждают, что феминизм — это демонстрация экзистенциального кризиса между матриархальной и патриархальной системами. Это отражено в радикальном феминизме, который определяет освобождение как успешный тоталитарный и силовой переворот освященных веками традиций, религиозных верований, гендерных ролей, отношений, общества, культуры, власти, динамики власти и экономических структур.
  • Некоторые теоретики считают, что сознательные и бессознательные предубеждения широко распространены среди людей (тренировка бессознательных предубеждений), такое состояние угнетения является обычным явлением, и понимание того, чтобы остановить их в деструктивных формах, — вот в чем должно заключаться равенство.
  • Некоторые люди говорят, что феминизм из-за его поддерживающей природы искажается и используется для пропаганды, как гетеросексуальность — это ограничение свободы, а особая женская сексуальность высвобождается только через безбрачие, аутоэротизм или лесбиянство.
Викискладе есть медиафайлы, связанные с Феминизм .

Жирный феминизм — Простая английская Википедия, бесплатная энциклопедия

Жирный феминизм — это версия феминизма, смешанная с жирным активизмом. Жиропозитивные феминистки способствуют принятию женщин любого роста. Жирный феминизм начался с феминизма второй волны. Эта область растет в рамках третьей волны феминизма.

Согласно одному исследованию, врачи не уважают 56 процентов женщин с избыточным весом. [1] 46% опрошенных считают, что врачей не устраивает женский вес. [1] Вероятно, это потому, что существует хорошо известная связь между чрезмерным весом и продолжительностью жизни. [2] [3]

Толстые феминистки выступают против навязываемой обществом концепции фиксированных образов тела. Эти феминистки осуждают жирные шутки о ситкомах. Они также осуждают продвижение худощавых фигур в Голливуде, на телевидении и на подиумах. [4]

Толстые феминистки оспаривают убеждение, что нельзя одновременно иметь избыточный вес и быть в хорошей форме.

Движение началось в конце 1960-х годов.С годами он стал более популярным.

  1. 1.0 1.1 «Толстый и феминистский». Центр женского здоровья феминисток. Проверено 21 июня 2014. .
  2. Харрингтон М; Гибсон S; Коттрелл RC (2009). «Обзор и метаанализ влияния потери веса на риск смерти от всех причин». Nutr Res Ред. . 22 (1): 93–108. DOI: 10.1017 / S09544224099

    . PMID 19555520.
  3. Дженсен, Мэриленд; Райан, DH; Аповиан, СМ; Ard, JD; Comuzzie, AG; Donato, KA; Ху, ФБ; Хаббард, ВС; Jakicic, JM; Кушнер, РФ; Лориа, СМ; Миллен, BE; Нонас, Калифорния; Пи-Суньер, FX; Стивенс, Дж; Стивенс, VJ; Wadden, TA; Вулф, BM; Яновски, С.З .; Иордания, HS; Кендалл, Калифорния; Люкс, ЖЖ; Mentor-Marcel, R; Morgan, LC; Тризолини, MG; Wnek, J; Андерсон, JL; Гальперин, JL; Альберт, Нью-Мексико; Бозкурт, Б; Бриндис, Р.Г.; Кертис, LH; Демец, Д; Hochman, JS; Ковач, Р.Дж.; Ohman, EM; Pressler, SJ; Селлке, FW; Шен, WK; Смит С.К., младший; Tomaselli, GF; Американский колледж кардиологии / Целевая группа Американской кардиологической ассоциации по практике, Рекомендации.; Ожирение, общ. (24 июня 2014 г.). «Руководство AHA / ACC / TOS 2013 года по лечению избыточной массы тела и ожирения у взрослых: отчет Целевой группы Американского колледжа кардиологов / Американской кардиологической ассоциации по практическим рекомендациям и Общества ожирения». Тираж (Руководство профессионального общества). 129 (25 Приложение 2): S102-38. DOI: 10.1161 / 01.cir.0000437739.71477.ee. PMC 5819889. PMID 24222017.
  4. «Зеркало, зеркало». Центр исследования социальных проблем.Проверено 21 июня 2014. .

Определение феминизма Merriam-Webster

феминизм | \ ˈFe-mə-ˌni-zəm \

: вера в политическое, экономическое и социальное равенство полов и отстаивание его, выраженное, в частности, в организованной деятельности в защиту прав и интересов женщин.

Что такое феминизм? — Рози

Феминизм — это встать и сказать: «Этого недостаточно!» Женщины должны получать равную оплату за выполнение одинаковой работы, они должны составлять 50% представителей в парламенте и иметь возможность жить без насилия.

Взгляните на Кому нужен феминизм? по некоторым причинам в реальной жизни женщины являются феминистками.

Волны феминизма

Первая волна феминизма произошла в конце 19 — начале 20 веков. Феминистки первой волны были известны как суфражистки, они выступали за право женщин голосовать. Представьте себе жизнь в условиях демократии, где только половина населения может голосовать! К сожалению, это все еще имеет место в некоторых странах, но нам в Австралии повезло, что женщины имеют те же демократические права, что и мужчины.

Вторая волна феминизма пришлась на 1960-е и 1970-е годы. У них был гораздо более широкий спектр прав, за которые они отстаивали. К ним относятся право на равную оплату труда, право на жизнь без физического и сексуального насилия и репродуктивные права, такие как доступ к противозачаточным средствам и безопасным и легальным абортам. Феминистки в Австралии до сих пор борются за эти права.

Третья волна феминизма началась в 1990-х годах и продолжается сегодня. Третья волна — это более инклюзивная форма феминизма, учитывающая такие вещи, как раса, этническая принадлежность и сексуальная идентичность.Он признает, что у каждой женщины свой опыт, но продолжает бороться за те же права и принципы, что и вторая волна.

Хотите узнать больше?

Думаете, феминизм звучит круто? Или все еще не совсем понимаете, о чем идет речь? Зайдите на эти замечательные сайты, чтобы повеселиться феминистками!

Feminaust — австралийский феминистский центр с отличными новостями и статьями
Rookie — Интернет-журнал, основанный Тави, когда ей было всего 15!

Также ознакомьтесь с эссе Бейонсе «Гендерное равенство — это миф!»


Вы также можете проверить наш ФЕМИНИСТИЧЕСКИЙ ГЛОССАРИЙ , чтобы найти удобные определения для всех этих сложных слов.


Феминистский глоссарий, потому что мы не все специализируемся на гендерных исследованиях

10 слов, которые нужно знать, говоря о феминизме, гендерных вопросах

Мы разбили несколько слов, которые вы должны знать при обсуждении феминизма или других гендерных тем.

США СЕГОДНЯ

Исправления и уточнения: Предыдущая версия этой истории включала определение «цветные женщины», которое с тех пор было обновлено.

Как и любой «изм», феминизм изобилует жаргоном, который может привести к тому, что глубоко личные разговоры станут излишне скучными.Хотя некоторые термины являются укоренившимися, другие представляют собой современные дополнения к развивающейся лексике. Чтобы помочь вам прорваться, вот определения для всего, от «феминизма» и «женоненавистничества» до «незаконного присвоения» и «феминаци».

Основы

Феминизм: Вера в равенство полов и стремление к нему. Как отметила в прошлом месяце Мерриам-Вебстер: «вера в то, что мужчины и женщины должны иметь равные права и возможности». Он включает в себя социальное, политическое и экономическое равенство.Конечно, многие люди меняют определение, чтобы сделать его своим. Феминистка-активистка Белл Хукс называет это «движением за прекращение сексизма, сексистской эксплуатации и угнетения».

Патриархат: Иерархически структурированное общество, в котором мужчины обладают большей властью.

Сексизм: Представление о том, что женщины уступают мужчинам.

Женоненавистничество: Ненависть к женщинам.

Misandry: Ненависть к людям.

Немного глубже

Враждебный сексизм: То, о чем думает большинство людей.Открыто оскорбление, объективирование и унижение женщин.

Доброжелательный сексизм: Менее очевидный. Это похоже на комплимент, хотя он основан на чувстве превосходства мужчин. Это когда мужчины говорят, что женщины достойны их защиты (сначала с тонущей лодки) или что они более заботливы, чем мужчины (поэтому им следует растить детей). Это ограничительно.

Внутренний сексизм: Когда вера в неполноценность женщин становится частью собственного мировоззрения и самооценки.

Женоненавистничество: Женоненавистничество, направленное на чернокожих женщин.

LGBTQ: Аббревиатура от слова «лесбиянки, геи, бисексуалы, трансгендеры и гомосексуалисты». Некоторые люди также используют Q для обозначения «вопросов», имея в виду людей, которые выясняют свою сексуальную или гендерную идентичность. Вы также можете увидеть LGBTQIA. I означает интерсекс, а A — асексуал / аромантик / агендер.

Цисгендер: Термин, используемый для описания человека, гендерная идентичность которого совпадает с полом, назначенным ему при рождении.

Трансгендер: Лицо, гендерная идентичность которого отличается от культурных ожиданий пола, который им был назначен при рождении.

Трансфобия: Предубеждение по отношению к трансгендерам.

Трансмизогиния: Смесь трансфобии и женоненавистничества, которая проявляется как дискриминация «транс-женщин, транс- и гендерно-неконформных людей на женском конце гендерного спектра».

TERF: Аббревиатура «транс-исключающих радикальных феминисток», относящаяся к феминисткам, которые являются трансфобками.

SWERF: Обозначает «радикальных феминисток, исключающих секс-работников», имея в виду феминисток, которые говорят, что проституция угнетает женщин.

Гендерная изменчивость: Без отождествления с одним фиксированным полом.

Небинарные: Общий термин для людей, которые не идентифицируют себя как женщина / мужчина или женщина / мужчина.

Цветные женщины: Политический термин, объединяющий женщин из маргинализированных цветных сообществ, испытавших угнетение.В него могут входить женщины африканского, азиатского, латинского или индейского происхождения.

Раздел IX: Защищает людей от дискриминации по признаку пола в образовательных программах или мероприятиях, получающих федеральную финансовую помощь.

Обвинение потерпевшего: Когда жертва преступления или вредного действия несет полную или частичную ответственность за него. Если вы слышите, как кто-то спрашивает, что жертва могла сделать для предотвращения преступления, это обвинение жертвы, и людям становится сложнее заявить о жестоком обращении.Группы, работающие над искоренением жестокого обращения и сексуального посягательства, ясны: ни одна женщина не виновна в насилии, совершенном мужчиной.

Триггер: Что-то, что заставляет вас заново пережить травму.

Триггерное предупреждение: Заявление о том, что кто-то вот-вот увидит вызывающий материал, который потенциально может вызывать беспокойство (графические, нечувствительные к расе, откровенно сексуальные и т. Д.). В кампусах колледжей такая практика вызывает споры.

Да означает да: Сдвиг парадигмы в нашем подходе к изнасилованию, переход от «нет — значит нет» к идее о том, что согласие должно быть явным.

Мужской взгляд: Способ смотреть на мир через мужские линзы, которые рассматривают женщин как сексуальные объекты.

Привилегия: Идея о том, что одни люди в обществе имеют преимущество перед другими.

Позитивный секс: Отношение, при котором сексуальное выражение и сексуальное удовольствие, если это полезно и по обоюдному согласию, рассматриваются как хорошие вещи.

В Интернете

Присвоение: Кража идеи у женщины и воплощение ее в мир как свою собственную.

Mansplain (глагол) mansplainy (прилагательное): Когда мужчина снисходительно объясняет что-то женщине, когда он либо 1) ничего об этом не знает, либо 2) знает гораздо меньше, чем женщина, с которой разговаривает. . Извините, если вы это уже знали.

Manterrupting: Когда мужчина перебивает женщину, особенно чрезмерно. Примеры: Во время церемонии вручения наград MTV Video Music Awards 2009, когда Канье Уэст схватил микрофон у Тейлор Свифт, которая только что получила награду и изо всех сил старалась принять ее, чтобы все знали: «Имма позволила вам закончить, но у Бейонсе была одна из них. лучшие видео всех времен.Или во время сентябрьских президентских дебатов, когда Дональд Трамп прервал Хиллари Клинтон 22 раза за первые 26 минут. Или когда лидер большинства в сенате Митч МакКоннелл прервал Элизабет Уоррен зачитывание письма Коретты Скотт Кинг 1986 года против Джеффа Сешнса, но позволил Берни Сандерсу прочитать его на следующий день.

Man spreading: Когда мужчины занимают лишнее пространство, сидя, широко расставив ноги. Это настолько актуально, что в 2014 году Управление транспорта Нью-Йорка запустило кампанию, чтобы заставить парней закрыть ноги, чтобы освободить больше места в метро.

Проснулся: Укоренившись в культуре чернокожих активистов, это означает, что вы образованы и осведомлены, особенно о несправедливости. Член палаты представителей Максин Уотерс, демократ от штата Калифорния, сказала молодым людям «бодрствовать». Если вы думаете об этом в контексте прав женщин, посмотрите на кампанию #SayHerName, которая работает над повышением осведомленности чернокожих женщин, ставших жертвами жестокости полиции.

Разбудил женоненавистницу: Нона Уиллис Ароновиц рисует слишком знакомую картину парня, который ведет себя так, будто он сторонник гендерного равенства, но затем оборачивается и унижает, унижает и преследует женщин.Его женоненавистничество не всегда может быть явным, но оно есть. Он феминистский позер.

Emosogynist: Зак Брафф в Garden State , согласно Иезавели. Он эмоциональный, полный тоски и кажется феминистом, но на самом деле он хочет, чтобы реальная маниакальная девушка-пикси мечтала манипулировать и в конечном итоге отказаться от нее после того, как он обнаружит себя.

Whimpster: Ллойд Доблер из Say Anything … Белый, слабый парень эмо, который использует свою мужскую незащищенность, чтобы охотиться на женщин, которые хотят воспитывать.

Feminazi: Уничижительный термин для радикальной феминистки.

Типы феминизма

Межсекционный феминизм: Если феминизм отстаивает права женщин и равенство полов, интерсекциональный феминизм — это понимание того, как совпадают женские идентичности, включая расу, класс, этническую принадлежность, религию, сексуальную ориентацию и т. Д. статус инвалидности — влияет на то, как они испытывают угнетение и дискриминацию.

Трансфеминизм: Определяется как «движение транс-женщин и для транс-женщин, которые считают свое освобождение неразрывно связанным с освобождением всех женщин и не только.»Это форма феминизма, которая включает в себя всех самоидентифицированных женщин, независимо от пола, и бросает вызов цисгендерным привилегиям. Главный принцип заключается в том, что люди имеют право определять, кем они являются.

Женщины цветного феминизма: Форма феминизма, который стремится прояснить и бороться с уникальной борьбой, с которой сталкиваются цветные женщины. Это феминизм, который борется с пересекающимися формами угнетения.

Womanism: Перспектива социальных и экологических изменений, которая возникла из африканской женской культуры и цветных женщин вокруг света.

Расширение возможностей феминизма: Бейонсе Формация появляется в клубе, и вы и ваши друзья тяжело выходите на танцпол. Феминизм расширения прав и возможностей делает акцент на «чувстве», хотя некоторые феминистки утверждают, что ощущение удивительного — не лучший показатель того, как общество на самом деле поддерживает ваше самовыражение и процветание. Еще одним примером феминизма, расширяющего права и возможности, является вечно вызывающая споры книга Шерил Сэндберг « Lean In », в которой основное внимание уделяется тому, как женщины могут вносить изменения для достижения большего успеха на рабочем месте.

Товарный феминизм: Разновидность феминизма, использующая идеалы движения для получения прибыли. Иванку Трамп обвинили в распространении этой марки феминизма, используя свою кампанию #WomenWhoWork для продажи своего одноименного бренда образа жизни.

Equity feminism (консервативный феминизм): Кристина Хофф Соммерс, научный сотрудник консервативного Американского института предпринимательства, является поборницей того, что она называет «справедливым феминизмом». По ее мнению, «равноправный феминизм» сосредоточен на юридическом равенстве между мужчинами и женщинами, в то время как «гендерный феминизм» фокусируется на лишении прав женщин, изображая их вечными жертвами патриархата.По словам советника президента Трампа Келлианн Конвей: «Я смотрю на себя как на продукт своего выбора, а не как на жертву обстоятельств, и это действительно для меня консервативный феминизм, если хотите».

Волны феминизма

* Некоторые ученые-феминистки уходят от «волн», поскольку это может создать впечатление, что феминистки не всегда активно борются с неравенством. Но если вы их видите, то в целом то, что они имеют в виду:

Феминизм первой волны: Начался с Конвенции Сенека-Фоллс 1848 года, чтобы обсудить «социальное, гражданское и религиозное положение женщины» и продолжился в ранний период. двадцатый век.Кульминацией этого стало принятие 19-й поправки, которая дала женщинам право голоса, в 1920 году, хотя в некоторых штатах цветным женщинам было трудно реализовать это право вплоть до 1960-х годов.

Вторая волна феминизма: Начался в 1960-х и расцвел в 1970-х годах, когда было стремление к большему равенству. Вспомните Глорию Стейнем, Дороти Питман Хьюз, Бетти Фридан. Это ознаменовалось огромным успехом женщин в правовом и структурном равенстве.

Это то, что не дает спать Глории Стайнем по ночам

Активистка-феминистка Глория Стайнем объясняет, что не дает ей спать по ночам в сегодняшнем политическом климате.

США СЕГОДНЯ

Третья волна феминизма: Начиная с 1990-х годов, стремились сделать феминизм более инклюзивным, интерсекциональным и позволить женщинам определить, что для них лично означает быть феминисткой. Также Баффи.

Чувствуете себя «проснувшимся» и «уполномоченным»? Узнайте больше на сайте women.usatoday.com

Алия Дастагир освещает СМИ и культуру. Найдите ее в Twitter @alia_e

Типы и определения феминизма: либеральный, социалистический, культурный и радикальный — стенограмма видео и урока

Радикальный феминизм верит в полное исключение понятия пола

Радикальный феминизм

Возможно, стереотип феминисток, который мы обсуждали ранее, наиболее тесно связан с нашим первым типом феминизма, называемым радикальным феминизмом .Радикальный феминизм — это движение, которое считает, что сексизм настолько глубоко укоренился в обществе, что единственное лекарство — полностью отказаться от концепции пола. Как это возможно?

Радикальные феминистки предлагают изменения, такие как поиск технологий, которые позволят детям расти вне тела женщины, чтобы способствовать большему равенству между мужчинами и женщинами. Это позволит женщинам не пропускать работу в декретный отпуск, что, по мнению радикальных феминисток, является одной из причин, по которой женщин не продвигают так быстро, как мужчин.Фактически, радикальные феминистки утверждают, что вся традиционная семейная система является сексистской. Ожидается, что мужчины будут работать вне дома, а женщины будут заботиться о детях и убирать в доме. Радикальные феминистки отмечают, что эта традиционная дихотомия поддерживает мужчин как экономически власть над женщинами, и поэтому традиционная структура семьи должна быть отвергнута.

Социалистический феминизм

Социалистический феминизм призывает положить конец капитализму

Радикальный феминизм — самая крайняя форма.Второй тип феминизма, называемый социалистическим феминизмом , немного менее экстремален, но все же требует серьезных социальных изменений. Социалистический феминизм — это движение, которое призывает положить конец капитализму через социалистическое реформирование нашей экономики. По сути, социалистический феминизм утверждает, что капитализм укрепляет и поддерживает сексистский статус-кво, потому что мужчины — это те, у кого в настоящее время есть власть и деньги. Эти мужчины более охотно делятся своей властью и деньгами с другими мужчинами, а это означает, что женщинам постоянно предоставляется меньше возможностей и ресурсов.Это держит женщин под контролем мужчин.

Короче говоря, социалистический феминизм сосредоточен на экономике и политике. Они могут указать на тот факт, что в Соединенных Штатах женщинам обычно платят всего 0,70 доллара за ту же самую работу, за которую мужчине платят доллар. Почему женщинам платят меньше, чем мужчинам за одну и ту же работу? Социалистические феминистки указывают, что это различие основано на капиталистической системе.

Культурный феминизм

Третий тип феминизма, который мы обсудим в этой лекции, — это культурный феминизм .Культурный феминизм — это движение, которое указывает на то, как современное общество страдает от поощрения мужского поведения, но общество выиграет от поощрения женского поведения.

Культурный феминизм верит в поощрение женского поведения, а не мужского.

Давайте подумаем о паре примеров этой идеи. Во-первых, нам нужно определить, каким может быть традиционное мужское поведение.Это могут быть такие черты характера, как агрессивность и соперничество. Итак, как современное общество побуждает людей быть агрессивными и конкурентоспособными? Мы точно видим это в деловом мире; люди, которые владеют компаниями, являются генеральными директорами и успешными в бизнесе, несомненно, будут агрессивными и конкурентоспособными людьми. То же самое, вероятно, будет справедливо и для влиятельных политиков, таких как сенаторы и президенты. Хотя конкуренция и агрессия полезны в определенных контекстах, культурные феминистки отмечают, что, поощряя такое поведение, мы также поощряем негативные аспекты конкуренции и агрессии, такие как подавление чувств, такие преступления, как нападение и убийство, и даже социальные проблемы. например, домашнее насилие.

Культурные феминистки утверждают, что нашему обществу было бы лучше, если бы мы вместо этого поощряли традиционное женское поведение. Какими будут эти характеристики? Это будут такие качества, как доброта, забота и сотрудничество. Считаете ли вы, что политика и деловой мир изменились бы, если бы эти качества были вознаграждены? Как бы изменилась семейная жизнь? Чем школы были бы другими? Можно ли уменьшить такие проблемы, как запугивание, если мы будем поощрять всех быть более добрыми и заботливыми, а не соревновательными и агрессивными? Культурные феминистки утверждают, что мир стал бы лучше, если бы мы больше ценили женские качества.

Либеральный феминизм

Пока что три типа феминизма, которые мы рассмотрели, на самом деле не очень распространены. Большинство современных феминисток относят себя к четвертой и последней категории, а именно либерального феминизма . Так что же такое либеральный феминизм, если это самый распространенный вид феминизма? Либеральный феминизм — это движение, которое считает, что все люди должны иметь право пользоваться равными возможностями и правами. Это действительно довольно простая идея. Либеральные феминистки просто хотят, чтобы мужчины и женщины имели равенство во всех ситуациях, ни больше, ни меньше.

Либеральный феминизм призывает к полному равенству мужчин и женщин

Это означает, что либеральные феминистки хотели бы видеть равную оплату для мужчин и женщин и большее представительство женщин в политике и бизнесе, как и другие формы феминизма. Однако либеральные феминистки также готовы указывать на места и времена, когда мужчины становятся жертвами сексизма, и они также хотят положить конец этим проблемам. Либеральные феминистки были бы готовы пересмотреть судебные решения об опеке над детьми, например, в пользу женщин, или были бы готовы платить за свидания, признавая, что для мужчин несправедливо платить все время.Либеральные феминистки просто хотят, чтобы люди были вознаграждены за их индивидуальные таланты и усилия совершенно равным и справедливым образом. Вы можете видеть, что эта форма феминизма наиболее близка к нашему определению феминизма в целом с начала этого урока.

Краткое содержание урока

На этом уроке впервые был дан определение феминизма в целом, т. Е. Убеждения в том, что мужчины и женщины заслуживают равенства во всех возможностях, обращении, уважении и социальных правах. Затем мы обсудили четыре конкретных типа феминизма.

Первым был радикальный феминизм, который стремится полностью устранить гендерные роли. Следующим был социалистический феминизм, который фокусируется на том, как капитализм поддерживает феминизм. В-третьих, культурный феминизм, тип, который подчеркивает, что общество было бы лучше, если бы традиционно женские черты были вознаграждены. Наконец, либеральный феминизм стремится к равенству между мужчинами и женщинами во всех сферах.

Теперь, когда вы знаете о феминизме, считаете ли вы себя феминисткой? Если да, то какой вы феминист?

Результат урока

Это видео должно дать вам больше информации о феминизме и позволить вам:

  • Определить, что такое феминизм в целом
  • Обсудить неправильные представления о феминизме
  • Объясните, что такое радикальный феминизм и во что верит движение.
  • Опишите изменения, которых требует социалистический феминизм
  • Объясните культурный феминизм и убеждения культурных феминисток
  • Рассмотрите либеральный феминизм и то, как он вписывается в основное общество

7 вещей Слово «феминистка» НЕ означает

В последнее время возникла большая путаница относительно того, что означает слово «феминизм».Хотя феминистки постоянно настаивают на том, что их цель — гендерное равенство, критики продолжают донимать их обвинениями в ненависти к мужчинам, усилении гендерной бинарности и стремлении к другим вещам, которые «феминизм» не означает. Итак, поскольку мы уже неоднократно заявляли, что означает феминизм (короткий ответ: он может означать много вещей, но в основном это сводится к равенству и возможности делать правильный выбор), это время выяснить, чего нет.

Во-первых, если вы не знаете фактического определения феминизма, это, согласно словарю Google, «защита прав женщин на основе политического, социального и экономического равенства с мужчинами».Признаюсь, это определение оставляет желать лучшего; современный феминизм, например, признает более двух полов, поэтому движение направлено не только на продвижение женщин. Вдобавок многие критиковали идею о том, что маргинализированные гендеры должны стремиться взять на себя роль мужского пола в нашем нынешнем обществе, поскольку большая часть этого построена вокруг токсичной маскулинности и существует в рамках патриархальной системы, которую, возможно, следует полностью демонтировать.

Но что не ошибочно в этом определении, так это то, что оно сосредоточено на равенстве, а не на женском превосходстве, сходстве или любых других вещах, о которых люди иногда думают, когда слышат слово «феминистка».«Итак, во имя ясности, вот несколько вещей, которые слово« феминистка »не означает.

1. Вера в то, что женщины превосходят всех.

Феминизм часто ошибочно воспринимался как праздник женственности. цель феминизма, который состоит в том, чтобы полностью бросить вызов понятию «женственность». Если вы посмотрите на женственность как на социальную конструкцию, нечего особо отмечать. Да, у женщин есть определенные преимущества, например, возможность быть более открытыми их эмоции без осуждения, но в целом быть женщиной означает оказаться в экономически невыгодном положении, подвергаться более высокому риску сексуального насилия и насилия со стороны интимного партнера, быть лишенным основных прав человека во многих местах и ​​иметь множество других негативных вещей.Более того, традиционные гендерные роли в целом создают стереотипы и ограничивают людей. Идентифицируя себя как феминистку , а не говоря, что быть женщиной лучше или лучше, чем быть мужчиной. Он говорит, что быть женщиной или гендерно неконформным человеком должно быть так же хорошо, как , как быть мужчиной, но в настоящее время это не так.

2. Кто-то отрицательно относится к мужчинам

Поскольку феминизм выступает против гендерных стереотипов, такие обобщения, как «мужчины — плохие», фактически подпадают под категорию «антифеминистских», поскольку сами по себе являются гендерным стереотипом.Фактически, культурные взгляды на мужчин как на более агрессивных, импульсивных и холодных — это лишь некоторые из стереотипов, с которыми стремится бороться феминизм. Что феминизм признает , так это то, что мужчины (не говоря уже о белых людях, трудоспособных людях и других обеспеченных группах) имеют привилегии, и что эта привилегия может быть использована во благо или во зло в зависимости от вашего выбора и поведения. Когда люди используют свою привилегию, чтобы утвердить свою власть над маргинализованными людьми, нам разрешено вызывать их. В центре внимания любого движения за социальную справедливость должно быть оказание помощи тем, кто больше всего пострадал, а не защита эго тех, кто извлекает выгоду за счет тех, кто больше всего пострадал.Однако это ничего не говорит о том, какими от природы «есть» или «какими должны быть» мужчины. В настоящее время в мире мужчины обладают большей властью, и мы стремимся разрушить его — не для того, чтобы навредить мужчинам, а для того, чтобы освободить людей от стереотипов и ожиданий, наносящих вред всем.

3. Это Женское «плохо»

В феминистской утопии ничто не считается мужским или женским.Вы можете любить машины, платья, розовый или синий, не делая никаких предположений о вашей идентичности.Итак, феминизм определенно не говорит о том, что платья, розовое и все остальное, что мы называем женственным, — это «плохо». Речь идет о том, чтобы сказать, что эти вещи вообще не связаны с женщинами. Фактически, это также означает признание того, что эти вещи были обесценены из-за их связи с женщинами, но этого не должно быть — люди склонны насмехаться над вещами и людьми из-за их женственности, и мы должны относиться к этому факту с подозрением. Это означает, что феминизм пытается уравновесить общественные взгляды на «женское» и «мужское», признавая при этом, что нет причин, по которым эти вещи должны быть гендерными или оцененными на основе того пола, который мы их приписываем, в первую очередь.Если женщина хочет носить розовое и быть домохозяйкой, это не делает ее менее феминисткой. Если ей не нравится розовый цвет и она хочет посвятить свою жизнь карьере, этого тоже не должно быть. Все дело в том, чтобы перестать ассоциировать эти черты с полом и перестать судить об их ценности на основе пола, с которым мы их ассоциируем.

4. Вера в то, что все должны быть одинаковыми. феминизм бросает вызов этому.Но я не так хочу представлять себе разнообразие. Для меня неоднородность означает бесконечные группы людей — цветные женщины, мужчины, которым нравится «женское», женщины, которым нравятся «мужские» вещи, небинарные люди, другие подобные вещи, вы называете это — не только «мужчины» и «женщины». » Вместо того чтобы рассматривать мужчин и женщин как дополняющих человечество, играющих дополняющие роли, феминизм часто рассматривает эту гендерную систему как фактически сглаживающую человечество, сводя ее только к двум вещам.

Если люди хотят быть мужчинами или женщинами, это нормально.Если стереотип пола, присвоенный вам при рождении, идеально вам подходит, дерзайте. Но вы не должны испытывать никакого давления, чтобы действовать каким-либо образом только потому, что наше патриархальное общество говорит, что вы должны это делать. И когда люди не чувствуют этого давления, мир просто не делится на две четкие категории — и это нормально.

5. Кто-то гей — и это плохо

О, как мне больно говорить это, но, видимо, это нужно сказать (что, честно говоря, все это запутано.Итак, давайте проясним две вещи: во-первых, быть ЛГБТ — это не плохо и не плохо; во-вторых, на самом деле нет никакой связи между феминисткой и определенной сексуальной ориентацией. И тем не менее, излюбленное обвинение антифеминисток в адрес людей, считающих себя феминистками, заключается в том, что они геи, причем геи воспринимаются как оскорбление: женщин-феминисток иногда обвиняют в том, что они лесбиянки из-за этого доброго старика, ненавидящего мужчин, не женственного. стереотип, в то время как мужчин-феминисток могут обвинить в том, что они геи, потому что это считается «девчачьим» делом, о котором нужно заботиться, и угрозой для мужественности.

Это, попросту говоря, BS.

Кто-то может быть геем и быть феминисткой, и, конечно, гомосексуальность может указывать на феминизм этого человека; это то, что мы называем интерсекциональностью. Однако быть одним не обязательно исключает другое. И еще раз: «Гей» — неприемлемо использовать как оскорбление, а «феминистка» — это не ругательство.

6. То, что мы просто усиливаем гендер

Некоторые люди утверждают, что, называя себя «феминистками», а не «уравнителями» и обращая внимание на различия в опыте людей в зависимости от пола, феминистки на самом деле усиливают гендер, а не стремятся к нему. постгендерное общество.Но вот в чем дело: есть огромная разница между утверждением, что гендер влияет на то, как с людьми обращаются и, следовательно, влияет на нашу повседневную жизнь, и утверждением, что гендер универсален, никогда не меняется и научно обоснован. Феминистки могут иметь разные взгляды на то, что такое пол, но большинство из нас могут согласиться с тем, что никто не должен чувствовать, что они должны вести себя определенным образом из-за своего пола. Мы можем поддерживать это убеждение, признавая, что живем в мире, где гендер очень, очень реален.Было бы здорово жить в постгендерном обществе (или, по крайней мере, в постгендерном обществе), но мы не можем притворяться, что оно уже существует. Нам предстоит проделать уйму работы, и часть этой работы — признание реальности.

7. Что это просто еще одно слово для «постоянно жаловаться»

Прежде всего, когда кто-то обвиняет феминисток в «жалобах», мне интересно, видели ли они мир? Потому что есть на что жаловаться. Называя феминисток злыми или негативными, они лишь разжигают стереотип, дискредитирующий их за то, что они поднимают серьезные проблемы.Во-вторых, хотя — и, что, возможно, более важно — мы не просто жалуемся, а . Феминизм может заставить людей смеяться, вдохновлять людей и вселять в них много надежды. Феминизм — это причина, по которой мы можем голосовать, продвигаться по работе, принимать меры, если с нами плохо обращаются, ожидать сексуальных партнеров, которые понимают согласие, и делать многое другое, чего мы раньше не могли делать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *