Муж бьет: «Муж бьет и оскорбляет, как постоять за себя?»

Содержание

Кыргызстан: что делать и куда идти в случае домашнего насилия?

Только за первый квартал 2021 года, по данным Генеральной прокуратуры, в Кыргызстане зарегистрирован 2 141 факт насилия в отношении женщин. 79% дел были прекращены.


За 5 месяцев 2021 года зарегистрированы 378 случаев по 75 статье УК КР («Семейное насилие»). Для сравнения, в 2019 году по этой статье было 427 дел, в 316 случаях женщины сами обратились в правоохранительные органы. В 2020 году было 794 дела, обратились за помощью – 709. В 2020 году зарегистрировано 16 повторных случаев насилия, за 5 месяцев 2021 года – 8.

Проблема насилия в отношении женщин в Кыргызстане одна из наиболее острых. По данным фонда «Центр исследований демократических процессов», за помощью обращаются только две из пяти пострадавших от семейного насилия женщин. Согласно исследованию Фонда от 2020 года, среди наиболее частых причин того, что женщины не обращаются в милицию были названы:

  • стыд и нежелание, чтобы кто-то узнал о насилии;
  • недоверие милиции;
  • предположение о том, что милиция не будет ничего делать.

К сожалению, если не обратиться за помощью, то нередко это заканчивается трагически. В октябре 2020 года в Оше мужчина до смерти избил свою беременную жену. Она была на восьмом месяце беременности. Причиной убийства стала ревность.

По этой же причине в мае 2021 года в Сокулукском районе мужчина убил свою жену.

Всего за 5 месяцев 2021 года зарегистрировано 3 факта убийства женщин членами семьи. В 2020 году таких случаев было 14, а в 2019 – 17. 

Директор кризисного центра «Сезим» Бюбюсара Рыскулова рассказывает, что не раз сталкивалась со случаями, когда женщин доводили до самоубийства.

«Из Оша приезжала девушка, мама четырех детей. Она сбежала от мужа с одним ребенком, остальных она просто не смогла взять с собой, некуда. Когда ее второй ребенок попал в реанимацию, то она вернулась туда. Через какое-то время мы узнали, что она покончила жизнь самоубийством. Ей было всего 27 лет», – делится Рыскулова.

Вместе с Бюбюсарой Рыскуловой и юристом Айжан Орозакуновой разбираемся, какие права есть у женщин в Кыргызстане и куда можно обратиться в случае домашнего насилия или преследования.

Какие права есть у женщин в Кыргызстане?

В Кыргызстане права женщины защищены законом. Они прописаны в Конституции, Уголовно-процессуально и Уголовном кодексах, а также в Кодексе о проступках.

В 24 статье Конституции четко прописано, что никто не имеет право ограничивать права и свободу жителей Кыргызстана, а, собственно, и женщин. Также запрещена дискриминация по половому признаку.

Также в Основном законе четко прописано, что в Кыргызстане мужчины и женщины имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации. Однако в реальности права женщин зачастую нарушаются.

Женщина, подвергшаяся семейному насилию, может обратиться в правоохранительные органы, органы власти и судебные органы. Также ее права могут защитить Институт омбудсмена или суд аксакалов.

Кроме того, в 1996 году Кыргызстан присоединился к Конвенции ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. А это значит, что страна взяла на себя обязательства проводить политику ликвидации дискриминации в отношении женщин, в том числе и в части домашнего насилия.  

Какие виды домашнего насилия бывают?

Различают четыре вида насилия – физическое, психологическое, экономическое и сексуальное (по информации курса «Гендерно-чувствительная журналистика. Как освещать насилие в СМИ»).

Физическое насилие происходит, когда:

  • бьют или толкают;
  • не выпускают из дома или не пускают в него;
  • угрожают лишить жизни, умышленно создают ситуации, которые несут угрозу здоровью, безопасности или жизни;
  • заставляют употреблять алкоголь или наркотики;
  • лишают еды, мешают отдыху или сну;
  • перемещают внутри одной страны или заграницу с использованием силы, угроз, обмана.

Психологическое насилие происходит, когда:

  • систематически унижают или манипулируют;
  • обижают словесно, жестами, мимикой;
  • преследуют, контролируют, угрожают;
  • безосновательно критикуют, игнорируют чувства, мысли, желания;
  • шантажируют.

Экономическое насилие происходит, когда:

  • умышленно лишают жилища, одежды, другого имущества или денег, на которые вы имеете право;
  • ограничивают доступ к деньгам;
  • заставляют заниматься попрошайничеством;
  • не разрешают работать или учиться;
  • шантажируют деньгами или имуществом.

Читайте также: Невидимое насилие: что такое экономический абьюз и как его распознать?

Сексуальное насилие происходит, когда:

  • насилуют;
  • прикасаются к интимным частям тела против воли;
  • принуждают делать аборт или беременеть;
  • принуждают заниматься проституцией;
  • принуждают к сексу с другими людьми;
  • принуждают к наблюдению за половым актом насильника.

Чаще всего фиксируются факты физического насилия в семье.

 

Психологическое и экономическое насилие, как правило, менее видимо.

Как понять, что я подвергаюсь насилию? У него просто характер вспыльчивый.

Директор кризисного центра «Сезим» Бюбюсара Рыскулова говорит, что распознать, что женщина подвергается насилию, можно по собственному ощущению.

«Каждый человек должен прочувствовать дискомфортное состояние. Увы, у нас народ воспринимает в качестве насилия только жестокое обращение. Однако помимо этого есть и психологическое насилие. Иногда к нам приходят люди, которые говорят, что лучше бы он несколько раз ударил, чем постоянно психологически давил», – рассказывает она.

Проще всего распознать физическое насилие. Если муж бьет, то это уже насилие. А психологическое – можно распознать, если женщине постоянно что-то запрещают, ограничивают, не дают увидеться даже с родственниками. При экономическом насилии женщине не дают денег для расходов, упрекают. Сексуальное домогательство при отсутствии согласия жены также считается насилием.

А как понять, что я автор насилия?

Если человек в семье поднимает руку, оказывает психологическое давление, то есть постоянно ругается, выражает недовольство, а также ограничивает свободу действий и передвижение, то он является автором насилия. Также сюда относятся люди, которые не дают денег и упрекают партнера в отсутствии у него финансовых средств.   

Мой муж бьет меня. Что я могу сделать?

Если вы подверглись насилию со сторону мужа, то должны обратиться в милицию по общему по всей стране телефону 102. Далее диспетчер свяжет вас с необходимым отделением милиции по месту вашего проживания. Вы можете вызвать сотрудников милиции домой, либо же сама пойти в отделение и написать заявление. В любом случае правоохранительные органы обязаны принять ваше заявление, не важно, в какой форме оно было озвучено.

Чтобы убедиться, что ваше заявление принято, потребуйте у милиционера специальную выписку, которая говорит о том, что факт зарегистрирован в Едином реестре преступлений и проступков (ЕРПП).

В милиции CABAR.asia пояснили, что при поступлении факта или заявления о семейном насилии, прежде всего в ЕРПП случай регистрируется по 75 статье Кодекса о проступках «Насилие в семье». Потом следователь назначает необходимые экспертизы и в случае подтверждения насилия переквалифицирует статью. Если заявитель говорит, что насилие систематическое и у дознавателя будут доказательства, то статью также переквалифицируют на соответствующую.

Медицинская или психологическая экспертиза выполняется по направлению дознавателя чаще всего в территориальных больницах.

Милиция не приняла заявление. Куда обращаться?

Юрист Айжан Орозакунова отмечает, что в случае обращения в милицию, правоохранительные органы обязаны зарегистрировать заявление, даже если оно было сделано в устной форме, к примеру, по телефону. Если милиция все же не отреагировала на заявление, то вы имеете право обратиться в Генпрокуратуру и Институт омбудсмена.

Генеральная прокуратура – 0(312) 54 24 63, 54 28 18 

Институт омбудсмена – горячая линия 115, 0(312) 66 32 80. Адрес: г. Бишкек, ул. Тыныстанова 120.

Также можно написать обращение на имя президента или главы кабинета министров.

Между тем, по данным исследования Фонда «Центр исследований демократических процессов» и инициативы «Луч света», треть из 70 опрошенных женщин констатировали, что имеет место невыполнение стандарта по предоставлению защиты пострадавшим сотрудниками милиции, поскольку их гоняли по кабинетам и не хотели помочь. Две трети женщин сообщили, что их опрос проводился в присутствии насильника, который слышал весь разговор, что также является нарушением.

Кроме того, в исследовании говорится, что только около 70% сотрудников милиции проинформировали обратившихся за помощью женщин об их правах и только 57% – о вопросах обеспечения безопасности тех, кто пострадал от семейного насилия. 

Хочу уйти от мужа, но боюсь, что он найдет и побьет меня и детей. Что делать?

Если вы боитесь уйти от мужа по причине страха за свою жизнь, то нужно незамедлительно обратиться в милицию. Правоохранительные органы должны выдать вам охранный ордер.

Бюбюсара Рыскулова советует женщинам, прежде всего, решиться уйти, потому что терпеть такое нельзя.

«Надо подумать, кто может помочь. Во время вспышки ярости нужно, конечно же, бежать и вызывать 102. Если такого нет и уже невозможно жить, то надо подумать о дальнейшей жизни. Прежде всего, надо подумать о себе, а потом – о детях. Надо подыскать себе место в реабилитационном центре или у родственников, чтобы не остаться на улице», – говорит она.

Рыскулова отмечает, что обратиться можно в кризисные центры, где окажут помощь и приютят. Однако, по ее словам, мужья зачастую находят женщин, даже если те обращаются в милицию.

«Есть случаи, когда милиция не принимала меры, потому что сотрудники были хорошо знакомы с насильником»,- говорит она.

Адреса и контакты центров в Кыргызстане можно найти здесь.

Также в Кыргызстане работает горячая линия 117 для помощи пострадавшим от домашнего насилия или оказавшихся в трудной жизненной ситуации.

Мне выдали охранный ордер, но бывший муж все равно преследует. Что делать?

Охранный ордер выдается пострадавшим от насилия сотрудниками милиции, если есть вероятность угрозы жизни.

Если вам выдали охранный ордер, это значит, что сотрудник милиции, чаще всего участковый, постоянно навещает и проверяет ваше состояние. Если насилие или преследование со стороны мужа будет повторяться, то вопрос будет рассматриваться согласно Уголовному кодексу. В милиции пояснили, что каждый случай рассматривается отдельно.

По данным Генеральной прокуратуры, за 5 месяцев 2021 года зарегистрировано 2 факта неисполнения временного охранного ордера, в 2020 году – 1, а в 2019 году таких фактов не зафиксировано.

Имеет ли женщина, пострадавшая от насилия, право на бесплатного адвоката?

По действующему законодательству, бесплатный адвокат предоставляется малоимущему слою населения, ЛОВЗ, а также подозреваемым в совершении преступления.

Пострадавшим женщинам, которые не относятся к категории малоимущих или к лицам с ограниченными возможностями здоровья, бесплатно адвокат не предоставляется. Однако Айжан Орозакунова отметила, что в парламенте рассматривается законопроект о том, чтобы бесплатная юридическая помощь оказывалась и пострадавшим от гендерного насилия.

Сейчас за бесплатной юридической поддержкой можно обратиться в Центр Pro Bono. Юристы смогут оказать помощь пострадавшим по всему Кыргызстану.

Контакты центра: тел. 0555 66 96 59 (Алика), 0777 66 96 59 (Мира)

email: [email protected]

Адрес: г. Бишкек, ул. Токтогула 96. Обращаться в центр можно с понедельника по субботу с 09.00 до 18.00 часов.

По этим контактам можно обращаться со всех регионов страны. Юристы скоординируют своих коллег из регионов и отправят вам помощь.

Абьюзер ушел от наказания/вышел на свободу или ему дали минимальное наказание. Как обезопасить себя от мести?

В первую очередь, нужно получить охранный ордер. Также повторно нужно обратиться в милицию с просьбой принять меры.

Если же преследования продолжаются, то в судебном порядке можно ограничить приближение абьюзера к вам ближе чем на 100 метров. Такая практика в Кыргызстане распространена.

Как справиться с последствиями насилия?

Пострадавшим от семейного насилия тяжело восстановиться, особенно психологически. Выйти из сложившейся ситуации помогают близкие родственники или психологи. Для тех, кто не имеет возможности оплачивать психологов, есть кризисные и реабилитационные центры, где могут оказать бесплатную помощь.

Они есть почти во всех регионах страны, где женщинам оказывается психологическая и финансовая помощь. Контакты и адреса таких центров можно найти здесь.

Со стороны государства практически нет механизмов оказания бесплатной психологической помощи пострадавшим от семейного насилия.

Что делать, если мне кажется, что кто-то подвергается домашнему насилию?

Если вы стали свидетелем насилия, то необходимо обратиться в милицию по номеру 102. Кроме того, стоит поговорить с пострадавшей от насилия и посоветовать пути, как себя обезопасить. В первую очередь – рассказать о ее правах, далее поделиться контактами организаций, которые могут ей помочь.


Данная публикация подготовлена в рамках программы наставничества проекта «Развитие новых медиа и цифровой журналистики в Центральной Азии», реализуемого Институтом по освещению войны и мира (IWPR) при поддержке Правительства Великобритании. Содержание публикации не отражает официальную точку зрения IWPR или Правительства Великобритании.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Месть мужу: в Казани женщина жестоко избила дочь и отправила видео родственникам

Следственный комитет Татарстана возбудил уголовное дело по п. «г» ч. 2 ст. 117 УК РФ «Истязание» (максимальное наказание — до семи лет лишения свободы) после того, как в сети распространился ролик, на котором женщина издевается над малолетним ребенком — бьет ногами, швыряет об пол, называет «подопытным кроликом» и закрывает на балконе.

По версии следствия, события произошли 1 декабря в квартире дома по проспекту Победы города Казань. Установлено, что на видео — 31-летняя местная жительница, которая в состоянии алкогольного опьянения оскорбляет и жестоко избивает свою дочь 2020 года рождения, снимая это на камеру.

«В настоящее время ребенок изъят у матери и находится под присмотром медицинских работников», — сообщает ведомство в релизе, опубликованном на сайте СУ СКР.

Расследование продолжается. Также органы региональной прокуратуры инициировали передачу в производство следственного управления из МВД по республике ранее возбужденного в отношении матери ребенка уголовного дела по ст. 156 УК РФ («Ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего»).

Подробности случившегося правоохранительные органы не уточняют, однако СМИ стали известны некоторые детали.

Как пишет Telegram-канал SHOT, семейный конфликт произошел на фоне того, что муж подозреваемой Александр хотел уйти из семьи из-за ее постоянных скандалов и пьянства. Чтобы отомстить супругу, женщина избила полуторогодовалого ребенка и отправила эти кадры ему. В дальнейшем мужчина переслал в мессенджере видео своей матери, бабушке пострадавшей.

Та, в свою очередь, обратилась в полицию и вместе с сотрудниками прибыла в квартиру. В больнице у ребенка засвидетельствовали многочисленные травмы: сотрясение мозга, ссадины и ушибы.

Источник также опубликовал переписку, предположительно, отца и бабушки пострадавшей девочки. В сообщениях мужчина признается, что «теперь только хуже сделал». В ответ на это бабушка ребенка выражает недоумение, почему он, видя происходящее, ничего не предпринял и не забрал ребенка.

«Правильно, что ты видео отправил. Надо это остановить, пока она ее (дочь. — «Газета.Ru») не изуродовала», — написала женщина в одном из сообщений.

Она пояснила, что невестка позднее прислала видео и ей. Подозреваемая, по ее словам, написала следующее: «Любуйтесь, что будет с ней. Это все из-за вашего сына». Отец ребенка в день обращения в полицию так и не явился, хотя ребенок находился в опасности, призналась мать супруга подозреваемой.

Как удалось узнать «Газете.Ru» от уполномоченного по правам ребенка в Татарстане Ирины Волынец, бабушка ребенка уже обратилась к ней для оформления опекунства. При этом отец девочки родительских прав не лишен, то есть решение о том, с кем будет проживать несовершеннолетняя, будут принимать органы опеки.

«А эта женщина, которая такое допустила, не мать. Я вообще не представляю, что может быть оправданием для такого отношения», — сказала Волынец.

Кроме этого, РЕН ТВ бабушка пострадавшей рассказала, что ее сын до армии был «идеальным», но после знакомства с женой кардинально поменялся. Она заявила, что не понимает, почему он сейчас, после всего случившегося, заступается за супругу, а не пытается спасти ребенка и забрать его. О плохих отношениях в семье бабушка была в курсе, но не могла подозревать, что над ребенком издеваются.

Сейчас, как выяснилось, избиения дочери в семье ее сына носили системный характер. Как утверждает бабушка, мать грозилась выбросить ребенка с балкона, из-за чего прошлым летом девочка часто оставалась у нее. По этой причине в момент прибытия полиции дом пришлось окружить.

«Вся полиция была в шоке. Там такая тишина стояла… Все думали, что ребенка уже нет в живых. Когда мы попали в квартиру, то только радовались тому, что ребенок жив. Но, естественно, травмы очень серьезные. Я хочу наказать обидчика и решить вопрос до конца. Не хочу, чтобы ребенок попал ей в руки снова», — сказала она.

«Если третий муж подряд бьёт тебя по роже, значит дело не в муже, а в роже!» ▷ Socratify.Net

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

Если раны, полученные в церкви, заставляют тебя оставить веру в Бога, значит ты верил в людей, а не в Бога.

Неизвестный автор (1000+)

Если тебе тяжело, значит ты поднимаешься в гору. Если тебе легко, значит ты летишь в пропасть.

Генри Форд (50+)

Ребенок должен быть гордостью. Жена достоинством. Муж опорой. Друзья верными. Деньги лишними. Здоровье крепким. А жизнь — прекрасной!

Неизвестный автор (1000+)

Чем муж и жена меж собой различаются?
Жена – это та, что всегда подчиняется.
А муж – это тот, что сильнее слона,
И делает все, что захочет она.

Эдуард Аркадьевич Асадов (100+)

Когда я и моя жена расходимся во мнениях, мы обычно поступаем так, как хочет она. Жена называет это компромиссом.

Марк Твен (100+)

Если ты ненавидишь – значит тебя победили.

Конфуций (100+)

Как можно иметь дело с человеком, которому нельзя доверять? Если в повозке нет оси, как можно в ней ездить?

Конфуций (100+)

Когда муж и жена не хотят слышать друг друга, их слышат соседи.

Константин Мелихан (100+)

Любовь в браке сохраняется до тех пор, пока муж и жена продолжают интересоваться мыслями друг друга.

Ричард Дэвис Бах (50+)

Счастливый брак — это брак, в котором муж понимает каждое слово, которого не сказала жена.

Альфред Хичкок (30+)

Домашнее насилие в России: бьет — значит убьет

Власти Москвы запретили марш в поддержку сестер Хачатурян, других жертв домашнего насилия, а также женщин, несправедливо осужденных за самооборону. Организаторы заявляют, что им поступают угрозы в том числе от представителей паблика «Мужское государство» в соцсети «ВКонтакте». Очередную массовую акцию планируют согласовать с городскими властями на 27 июля. Пока же активистки призывают проводить одиночные пикеты и другие акции, чтобы поддерживать общественный интерес к теме.

Общественный интерес по делу действительно беспрецедентен. История девушек, которым пришлось убить своего отца после того, как он долгие годы издевался над ними, уже год пересказывается в СМИ и социальных сетях. Какой приговор ждет сестер? Будут их судить за убийство или признают право на самооборону? Результат этого дела повлияет на судьбу миллионов женщин в России, уверены эксперты. О громком деле и проблеме домашнего насилия в целом мы поговорили с директором центра «Насилию.нет» Анной Ривиной.

Анна Ривина: «Этот кейс очень показателен именно с точки зрения системы. Сейчас высказываются люди, которые до этого молчали, думая, что это семейное личное дело и бытовуха. Этот случай показал, что это дело политическое. И не по той причине, что следствие сейчас сопротивляется, а потому что не работают политические и общественные институты. И реакция на подобные случаи неадекватна. Все больше людей говорят об очевидном: эти девочки не могли уйти, они пострадали от насилия, что полиция все знала. Это замкнутый круг, смесь коррупции, нежелания решать проблему, отсутствие механизмов, мифы и стереотипы, которыми окружена эта тема. Плюс та самая церковь, которая настаивает на традиционной семье, и сильный глава семьи, который по своему усмотрению может наказывать и воспитывать — это тоже норма. Сейчас это тест для нашего общества — какая идея возьмет верх: идея насилия, агрессии, иерархии, права сильного или же эволюционный подход — нельзя обижать и нужно защищать тех, кого обижают».

Отношение государства к проблеме отразилось в законе о декриминализации домашнего насилия. Напомним, в феврале 2017 года президент Владимир Путин подписал закон, исключающий побои в отношении близких лиц из числа уголовных преступлений. В результате за побои насильнику грозит штраф, который он оплатит из семейного бюджета. Инициатором поправок в уголовное законодательство была член Совета Федерации Елена Мизулина, которая выступает за традиционные семейные ценности. Закон тогда был принят несмотря на возмущения общественности и мнения правозащитников. Против декриминализации домашнего насилия выступила даже уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова.

Анна Ривина: «И с точки зрения общественного восприятия декриминализация побудила команды КВН шутить „cпасибо Государственной Думе, теперь можно бить”. И поскольку после декриминализации больше стало случаев вопиющего насилия, то эта точка как бы суммирует все то, что было до этого. Это и Маргарита Грачева с отрубленными кистями рук. Это и Галина Каторова, которую удалось отстоять в Находке, когда она, защищаясь, нанесла ножевые ранения и ее бывший муж перестал быть живым. Буквально несколько дней назад в Костроме произошел случай, когда бывший муж убил свою жену через три месяца после развода, потому что приревновал ее. У нас говорят: „Вот дура, что же ты не уходишь от него?”. Она набралась смелости и ушла. Но нет механизма, который бы ее защитил. И мы знаем, что очень часто пострадавшие от насилия лишаются жизни как раз в тот момент, когда принимают решение уйти от своих партнеров».

Попытка защитить свою жизнь часто оборачивается для жертвы уголовным обвинением и тюремным сроком. Не говоря уже об общественном осуждении.

Анна Ривина: «Мы говорили об этом как о факте, но у нас не было цифр. Но совсем недавно на базе „Новой газеты” был хакатон, где журналисты изучали разные судебные дела, и под эгидой журналиста Егора Сковороды они изучили 105 статью (умышленное убийство) на предмет домашнего насилия. Оказалось, что больше 80% случаев — это случаи, когда женщины на самом деле самооборонялись. И очень высокий процент дел, когда даже в материалах фигурирует системное насилие в их адрес. 80% женщин по 105 статье на самом деле спасали свою жизнь. Не должно было быть ни этих убийств, ни этих трагедий. Государство должно и предотвращать, и правильно защищать пострадавших. У нас же получается абсолютнейшее зазеркалье».

Защитники декриминализации говорят о том, что громкие дела — это лишь частные случаи. Каковы же реальные масштабы домашнего насилия в России?

Анна Ривина: «Таких цифр нет по той причине, что у нас нет закона против насилия и у нас нет самого понятия. И мы не можем посчитать того, что не существует. Сейчас, как я уже сказала, многие случаи попадают в 105 статью (убийство), хотя это домашнее насилие. Огромное количество женщин не обращается в полицию, так как не верит, что им там помогут. И это, по разным данным, 70% случаев. О сексуальном насилии в семье не сообщают — дети не сообщают, пожилые люди. Росстат говорит, что 16 миллионов женщин в нашей стране сталкиваются с домашним насилием. МВД говорит о том, что 40% тяжких насильственных преступлений в нашей стране происходит дома. Даже официальные крохи пугают, а на самом деле мы даже не представляем масштабов этой чумы».

Активисты и правозащитники уже много лет тщетно пытаются добиться принятия закона «О профилактике семейно-бытового насилия». Собраны тысячи подписей в поддержку инициативы, о необходимости принятия закона говорят эксперты и юристы. Но законопроект по-прежнему пылится в профильном комитете.

Анна Ривина: «Конечно же, должна быть доступная юридическая помощь, охранный ордер, который бы запрещал агрессору приближаться, доступная информация о кризисных центрах и достаточное количество этих кризисных центов. Но что сейчас можем сделать мы? Как можно громче заявить о том, что мы есть, чтобы каждая пострадавшая могла к нам обратиться, а мы ей сказали: „Ты не одна. Ты не виновата”. Чтобы мы дали ей психолога и юриста и в очень кривых условиях, но постарались вместе с ней пройти весь этот пусть, чтобы ее от туда вытащить. Потому что в изоляции шансов на спасение очень мало. С учетом того, что наши законодатели не учитывают мнение избирателей, нам важно менять общественное мнение, чтобы они были вынуждены это сделать. Есть ряд международных документов, которые могли бы в России работать, но Россия отказывается».

На сайте «Насилию.нет» выложены видеоинструкции с подробным писанием того, что нужно делать жертве домашнего насилия на всех этапах. Как написать заявление в полицию, обратиться в медучреждение и покинуть дом, где живет агрессор. Помимо этого Анна Ривина и ее коллеги ездят по стране и ведут разъяснительную работу среди полицейских и судей. Ведь именно от этих людей зависит судьба жертв.

Анна Ривина: «Государство в нашей стране имеет не только монополию на применение силы, но и монополию на информацию. А нам нужно, чтобы и в полицейских участках, и в школах, и в женских консультациях висела необходимая информация. Это очень большая работа. Мы готовы ее делать, но мы должны ее делать при поддержке и по запросу государства. А не пытаться противостоять ему, когда к нам выходят непонятные персонажи и заявляют, что мы подрываем устои семьи и отстаиваем западные идеи. Я готова отстаивать любую идею, мне все равно, как она называется, если речь идет о том, что женщина — это человек, а домашнее насилие — это нарушение прав человека».

Бьет муж. Что делать? — Азбука супружества

Зако­но­про­ект о защи­те от домаш­не­го наси­лия, пред­ло­жен­ный на рас­смот­ре­ние рос­сий­ским зако­но­да­те­лям, вызвал широ­кое обсуж­де­ние, порой пере­хо­дя­щее в поле­ми­ку на гра­ни фола. Если же смот­реть на про­бле­му не с точ­ки зре­ния обще­ствен­ных бата­лий, а гла­за­ми жен­щи­ны, кото­рую бьет муж, что делать? Осо­бен­но сло­жен этот вопрос для веру­ю­щей жен­щи­ны, осо­зна­ю­щей зна­чи­мость бра­ка. Уйти, раз­ру­шив семью? Или тер­петь в надеж­де, что как-то само все устро­ит­ся? Совет, как посту­пить в такой ситу­а­ции и как поста­рать­ся ее не допу­стить, пред­ла­га­ет иерей Вла­ди­мир Пана­рин, насто­я­тель Пан­те­ле­и­мо­нов­ско­го хра­ма в Челябинске

Если ваш избран­ник, доро­гие жен­щи­ны, рас­пу­стил руки, я дам три сове­та. Как муж­чи­на, как свя­щен­ник и как дирек­тор при­ю­та для мате­рей. Пер­вый совет я дам тем, кого уда­ри­ли. Вто­рой совет – тем, кто ищет себе избран­ни­ка. Тре­тий – тем, кто уже убе­жал и не зна­ет, что делать.

Если вас уда­ри­ли пер­вый раз – пода­вай­те на раз­вод, ухо­ди­те. Не жди­те вто­ро­го раза. Не думай­те, что поми­ри­тесь, что есть общие дети, что вас осу­дят, что не смо­же­те про­кор­мить­ся – это всё лож­ные стра­хи. Я объ­яс­ню свою жёст­кую пози­цию по всем этим пунк­там. Нач­нём с детей. Наси­лие в семье – это такая зара­за. Она пере­да­ёт­ся через семью. Маль­чик, видя, как папа бьёт маму, когда вырас­та­ет, часто повто­ря­ет за отцом. А девоч­ка, видя, что мать тер­пит, вырас­та­ет и тоже такое тер­пит. Так раз­мно­жа­ет­ся этот анти­со­ци­аль­ный вирус – это я почерп­нул у пси­хо­ло­гов. Если вы пода­ди­те после пер­во­го раза на раз­вод, то при­жжё­те эту язву.

Я знаю слу­чай, когда муж­чи­на опе­шил от такой реак­ции, начал про­сить про­ще­ния и полу­чил вто­рой, но послед­ний шанс. Семья была сохра­не­на, наси­лия в семье боль­ше не было. А вот те, кто тер­пят, дают повод думать, что жена будет про­щать всегда.

Толь­ко в Челя­бин­ской обла­сти за послед­ний год про­изо­шло два убий­ства мужем жены. До тако­го состо­я­ния нуж­но дой­ти года­ми. Не надо дово­дить до это­го. Сор­ня­ки про­ще выдер­нуть, пока они толь­ко вылез­ли из зем­ли и не заду­ши­ли доб­рые зёрна.

Вто­рой совет – о выбо­ре. Вы слы­ша­ли пого­вор­ки: «ябло­ко от ябло­ни неда­лё­ко пада­ет», «рыбак рыба­ка видит изда­ле­ка», «подоб­ное при­тя­ги­ва­ет подоб­ное»? Какие вы, такой, ско­рей все­го, будет и муж. Быва­ют исклю­че­ния, но это неболь­шая поправ­ка на ветер. Чаще все­го достой­ные полу­ча­ют достой­ных и наобо­рот. Девуш­ки, если вы люби­те пив­ко и поку­рить, ого­лить нож­ки и поту­со­вать­ся в клу­бах, у меня для вас пло­хие ново­сти. Шан­сов на семей­ное сча­стье мало. Иди­те на испо­ведь, меняй­те жизнь, про­си­те у Бога сде­лать вас хоро­шей женой и дать хоро­ше­го мужа. Ещё не позд­но всё исправить.

Как же сокра­тить риск наси­лия в семье? Перед тем как при­ни­мать реше­ние о семей­ных узах, спро­си­те пря­мо: «У тебя папа бил маму?» А затем ска­жи­те: «Ты класс­ный парень. Но если ты меня уда­ришь когда-нибудь, мы рас­ста­нем­ся, жить я с тобой не смо­гу, что бы нас ни свя­зы­ва­ло». Это будет чест­но и полезно.

Тре­тий совет – тем, кто уже сбе­жал. Не стес­няй­тесь попро­сить помо­щи. Обра­ти­тесь в госу­дар­ствен­ные и обще­ствен­ные цен­тры помо­щи жен­щи­нам. Вве­ди­те в интер­не­те: «помощь мате­рям в горо­де, помощь при наси­лии в семье».

Если фон­ды вас не устро­и­ли, обра­ти­тесь в бли­жай­ший храм. Подой­ди­те на испо­ве­ди к свя­щен­ни­ку. Будь­те гото­вы чёт­ко ска­зать, какая помощь вам нуж­на: совет, пси­хо­лог, про­дук­ты, одеж­да, ремонт в доме. Не про­си­те денег, так дела­ют мошен­ни­ки. Попро­си­те рабо­ты: все­гда мож­но помыть пол, побыть няней у деток.

Составь­те план выхо­да из труд­ной ситу­а­ции. Напи­ши­те спи­сок задач – повесь­те его, что­бы каж­дый день видеть. Испо­ве­дай­тесь, при­ча­сти­тесь. Надень­те луч­шее пла­тье, при­бе­ри­тесь, при­ве­ди­те себя в поря­док. Ска­жи­те себе: «Всё будет хоро­шо, с Божьей помо­щью я справ­люсь». Набе­ри­тесь тер­пе­ния. Что­бы что-то изме­нить, нуж­но вре­мя. Кап­ля камень точит, а куроч­ка по зёр­ныш­ку клю­ёт. Про­дай­те лиш­нее, нач­ни­те жить скром­нее. Скром­ность укра­ша­ет женщину.

И, конеч­но, ни в коем слу­чае не делай­те абор­та. Ско­ро всё нала­дит­ся, любая буря сме­ня­ет­ся сол­неч­ным днём. Бог уже при­го­то­вил для ребён­ка всё необ­хо­ди­мое. Всё мате­ри­аль­ное мож­но вос­ста­но­вить, а вот жизнь чело­ве­ка будет уже не вернуть.

Всем вам желаю мир­но­го неба над голо­вой и помо­щи Божи­ей во всём.

Иерей Вла­ди­мир Панарин,
насто­я­тель Пан­те­ле­и­мо­нов­ско­го хра­ма в Челябинске

Пуб­ли­ка­ция газе­ты «Челя­бин­ские епар­хи­аль­ные ведомости»

Ужасный момент «муж забил свою жену до смерти на улице», когда зрители ничего не делают, что вызвало возмущение во всем мире

Отвратительные изображения вызвали возмущение во всем мире и подняли вопросы о распространенности домашнего насилия в стране.

2

На кадрах видно, как мужчина избивает беспомощную женщину деревянной табуреткойПредоставлено: Twitter

На кадрах видно, как мужчина «бьет свою жену» деревянной табуреткой, а затем, как сообщается, избивает ее камнем.

Предполагаемый нападавший был быстро задержан местными полицейскими, которые позже подтвердили, что женщина скончалась от полученных травм.

«Подозреваемый находится под стражей… и дело полностью расследуется», — сообщили в полиции.

Фотографии нападения впервые появились в социальных сетях и местных новостных агентствах в воскресенье, и с тех пор ими поделились миллионы раз.

На кадрах видно, как велосипедисты, автомобилисты и пешеходы, в том числе дети, наблюдают за нападением, но никто не приходит на помощь беспомощному пострадавшему.

Сообщения в СМИ об инциденте вызвали десятки тысяч комментариев со всего мира, большинство из которых критиковали бездействие очевидцев.

2

Отвратительные изображения вызвали возмущение во всем миреПредоставлено: Twitter

«Он не держит автомат, почему никто не сделал шаг вперед, чтобы контролировать его?» — спросил один комментатор в широко распространенном ответе.

Другой зритель осудил: «[Они] только что смотрели, как это произошло. Что за сборище хладнокровных и эгоистичных людей!»

Один указал: «По крайней мере 4 человека стоят вокруг, когда этот мужчина бьет свою жену. Многие смотрели и снимали… но никто его не остановил».

КАК ВЫ МОЖЕТЕ ПОЛУЧИТЬ ПОМОЩЬ

Организация Women’s Aid предлагает следующие советы жертвам и их семьям:

  • Всегда держите телефон рядом.
  • Обратитесь за помощью в благотворительные организации, включая горячую линию поддержки в чате Women’s Aid и такие службы, как SupportLine.
  • Если вам угрожает опасность, позвоните по номеру 999.
  • Ознакомьтесь с бесшумным решением, сообщая о нарушениях, не говоря по телефону, вместо этого набирая «55».
  • Всегда держите при себе немного денег, включая сдачу для таксофона или проезда в автобусе.
  • Если вы подозреваете, что ваш напарник собирается напасть на вас, постарайтесь уйти в менее опасную часть дома, например, туда, где есть выход и доступ к телефону.
  • Избегайте кухни и гаража, где могут быть ножи или другое оружие.Избегайте комнат, где вы можете оказаться в ловушке, таких как ванная, или где вы можете быть заперты в шкафу или другом маленьком пространстве.

Если вы стали жертвой домашнего насилия, линия поддержки открыта во вторник, среду и четверг с 18:00 до 20:00 по телефону 01708 765200. Служба поддержки по электронной почте благотворительной организации работает в будние и выходные дни во время кризиса — [email protected]

Women’s Aid предоставляет услугу онлайн-чата. с 10 утра до полудня.

Вы также можете позвонить на бесплатную круглосуточную национальную горячую линию помощи по вопросам домашнего насилия по номеру 0808 2000 247.

Другой написал: «Это полное безумие. Мне так жаль жертву. Хотел бы я быть там, чтобы остановить этого человека».

Китай только в 2015 году принял специальный закон, предусматривающий уголовную ответственность за насилие в семье, однако активисты говорят, что насилие в семье часто игнорируется.

На момент принятия закона, по оценкам государственной Всекитайской федерации женщин, каждая четвертая женщина подвергалась насилию во время замужества.

Возмущение, вызванное нападением, напоминает случай 2011 года, также заснятый на видео, когда автомобиль дважды сбил малыша в городе Фошань, но десятки прохожих не обращали на него внимания.

Пользователи социальных сетей отметили, что в Китае широко распространено мнение, что кто-то, кто приходит на помощь, может нести ответственность за расходы на больницу или попасть в ловушку мошенничества, что отпугивает людей от вмешательства.

В 2017 году в Китае был принят закон о «Добром самаритянине», направленный на решение этой проблемы путем снятия гражданской ответственности с тех, кто помогает жертвам насилия или несчастных случаев.

 

Муж избил, подверг сексуальному насилию, угрожал убить жену

ЛАС-КРУСЕС — Полиция Лас-Крусес во вторник арестовала мужчину, который, по их словам, нападал, угрожал и изнасиловал свою жену в течение последних четырех недель.

28-летний Кристофер Энтони Роудс был доставлен в центр заключения округа Донья-Ана 18 августа по 17 обвинениям, включая 10 уголовных преступлений.

В целом, Родс был обвинен по двум пунктам обвинения в нападении на члена семьи, трем пунктам обвинения в нанесении побоев члену семьи, лишении имущества члена семьи и двух пунктах обвинения в нападении на члена семьи с применением смертоносного оружия при отягчающих обстоятельствах.

Кроме того, Родсу было предъявлено обвинение в нанесении побоев при отягчающих обстоятельствах в отношении члена семьи (удушение), нанесении побоев при отягчающих обстоятельствах члену семьи, повлекшем за собой тяжелые телесные повреждения, преступном сексуальном контакте четвертой степени, четырех пунктах обвинения в преступном проникновении третьей степени, похищении и угрожает свидетелю.

В настоящее время он содержится в тюрьме без права внесения залога. Он должен был предстать перед судом в среду.

Жена Роудса, предполагаемая жертва, сообщила следователям из полицейского управления Лас-Крусес, что ее семилетний брак с Роудсом за последние несколько недель стал насильственным. Предполагаемая жертва сказала, что в конце июля она столкнулась с Роудсом по поводу его неверности, что вызвало словесную перепалку. Предполагаемая жертва ушла из дома, но вскоре вернулась, чтобы забрать некоторые из своих вещей.

Когда она вернулась в свой дом, предполагаемая жертва обнаружила Родса с другой женщиной, сообщила она полиции. Затем Родс вытолкнул и запер свою жену в их доме, сказала она.

В течение недели предполагаемая жертва сказала, что они с Роудсом помирились. Когда она и двое их детей вернулись домой 10 августа, она сообщила полиции, что Роудс раскрыл детали дела. Она сказала, что эта информация привела ее в отчаяние, поэтому она пошла в шкаф своей спальни, закрыла дверь и начала плакать.

Вскоре после этого, по ее словам, Родс вошел в туалет и направил на нее пистолет.По ее словам, Родс передал пистолет предполагаемой жертве и сказал ей покончить с собой. Когда она отказалась, предполагаемая жертва сказала, что ее муж прижался к ней головой и приставил пистолет к своей голове.

Пока это происходило, предполагаемая жертва сказала, что их дети стучали в дверь. Когда Родс подошел к детям, его жена сказала, что встала и побежала к двери. Но Родс затащил ее обратно в их дом и в их спальню за волосы, сказала она.

Она сказала, что Роудс толкнул предполагаемую жертву на пол и прижался к ней.Она сказала, что била и пинала Роудса, пока он не кончил. Затем Родс прижал ее к земле, прижав ногу к ее шее.

Она сказала полиции, что не знает точно, сколько времени прошло во время нападения, но что «ей казалось, что это целая вечность».

Она сказала, что Родс поднял ее с земли, сжав шею, и продолжал изнасиловать ее. Затем он сказал ей, что, если она позвонит в 911, он убьет ее и убьет любого полицейского, который появится, сказала она полиции.

По ее словам, аналогичная ссора произошла через несколько дней.

Стоя в гараже около 18:00. 16 августа Роудс и предполагаемая жертва обсуждали свои отношения, но Родс продолжал говорить ей, что хочет ее смерти, сказала она. Опять же, она сказала, что Родс передал ей пистолет и сказал, что если она не убьет себя, он убьет ее.

Полиция заявила, что заметила кровоподтеки на предполагаемой жертве. Они также сказали, что один из их детей сказал полиции, что они думали, что их отец собирался убить их мать во время ссоры 2 августа.10. 

Прокуроры Третьего судебного округа Прокуратура подала ходатайство о сохранении Роудса в тюрьме, пока он ожидает суда.

Джастин Гарсия — репортер отдела общественной безопасности газеты Las Cruces Sun-News. С ним можно связаться по электронной почте [email protected], по телефону 575-541-5449 или в Твиттере @Just516garc.

Другие читают:

Муж до смерти избил жену за невыполнение приказа

Мужчина забил свою жену до смерти за то, что, по его словам, она «не подчинилась его приказу и выглянула с балкона», сообщил источник в полиции.

Инцидент произошел в полночь в пятницу. Сириец был арестован и обвинен в убийстве 20-летней женщины.

Мужчина, парикмахер, возвращался домой из своего магазина около 22:30, когда увидел свою вторую жену, тоже сирийку, выглядывающую с балкона своей квартиры на первом этаже.

Он разозлился, бросился к ней в квартиру и начал бить ее по всему телу.

Крики женщины заставили его первую жену, которая живет в той же квартире, встать с постели, и она попыталась остановить его.Однако он одолел ее и продолжал избивать свою вторую жену в течение получаса, пока она не потеряла сознание.

30-летний мужчина вызвал скорую помощь, но медики нашли его жену мертвой.

Обвиняемый сказал полиции, что не собирался ее убивать.

«Я просто хотел наказать ее после того, как она не подчинилась моим приказам. Она умерла, когда я бил ее за то, что она осмелилась выглянуть с балкона», — сказал он следователям.

«Раньше я бил своих жен, но никогда не думал, что избиение убьет кого-то из них.Это был просто мой способ дисциплинировать их», — сказал он.

Его первая жена рассказала полиции, что изо всех сил пыталась остановить его, но он избил ее и оттолкнул.

«Он продолжал избивать ее почти полчаса. перед тем, как она умерла», — сказала она.

Обвиняемый передан в прокуратуру по обвинению в избиении своей жены до смерти. насилия или словесных нападок, показало исследование.

  • Хотя больше всего страдают женщины, большинство случаев происходит дома.
  • Исследование доктора Мохаммада Абдуллы Аль Мутавы, профессора социологии Университета ОАЭ, показало, что 66,2% респондентов подвергались физическому или словесному насилию со стороны семьи, в школе или со стороны сверстников.

  • Было установлено, что 33,5% респондентов в возрасте от 18 до 30 лет подвергались насилию со стороны членов своей семьи.
  • Женщины подвергались насилию чаще, чем мужчины, потому что семьи склонны терпеть ошибки мужчин.
  • Почти 40% респондентов-женщин и 28,8% респондентов-мужчин заявили, что они были жертвами той или иной формы насилия в семье.
  • Более 50% матерей респондентов подверглись оскорблениям, 20,5% избиениям и 11,4% избиению как словесно, так и физически.
  • Согласно исследованию, в общей сложности 16,4% матерей подверглись нападению на глазах у своих детей.
  • ‘Все время, пока мой муж бил меня, он говорил мне, что это день, когда я умру…’ | Семья

    Как и многие женщины, подвергшиеся насилию, Лакиша Секстон уже некоторое время знала, что ее жизнь в опасности. В последний раз, когда ее бывший муж Кеннет напал на нее, его нападение началось на заправочной станции. Он затолкал ее в машину, а затем заставил ехать по автостраде Сан-Диего, где он заставил ее подъехать к твердому плечу и безжалостно избивал ее в течение 25 минут.

    «Наконец женщина остановилась», — говорит Лакиша. «Он вышвырнул меня за дверь и уехал на моей машине. Полицейские нашли его неделю спустя, сиденья и ковер были запятнаны моей кровью.Все время, пока он бил меня, он говорил мне, что в этот день я умру. Но он сделал одну ошибку. Избиение началось на заправке, поэтому сняли на видео».

    Сейчас в тюрьме в ожидании суда за нападение Кеннету Секстону грозит пожизненное заключение без права досрочного освобождения в соответствии с калифорнийским законом «три удара и ты вне игры». Этот обаятельный, интеллигентный, ухоженный пожилой мужчина — ему было 37 лет, когда они познакомились, ей — 26, — ухаживал за Лакешей за три года до их свадьбы подарками, вниманием и страстными признаниями в любви.Одной вещью, которой он не поделился, было то, что он уже провел много лет в тюрьме после того, как был осужден в подростковом возрасте за изнасилование и убийство.

    Отношения Секстона с Лакишей следовали схеме, слишком знакомой жертвам домашнего насилия и тем, кто их поддерживает, по обе стороны Атлантики. Как только их медовый месяц закончился, «физическое насилие началось сразу же», — говорит Лакеша, в то время как эскалация насилия сопровождалась целым рядом контролирующих действий.

    «В каком-то смысле психологическое насилие было еще хуже, — говорит она.«Он хотел контролировать, что я ношу, как разговариваю, что готовлю и ем и как подаю себя. Сначала это казалось лестным. На самом деле он подорвал мою самооценку до такой степени, что я почувствовал себя совершенно беспомощным. После того, как он избил меня, он просил у меня прощения и обещал, что изменится. Результатом всего этого было то, что когда я думал о разрыве отношений, это казалось совершенно безнадежным».

    Исследование показало, что самое опасное время для жертв домашнего насилия – это после того, как они уезжают, как, наконец, и сделал Лакеша через шесть лет.Как и многие преступники, Секстон в ответ преследовал ее: «Он начал приходить к месту, где я работаю [инструктором по здравоохранению], угрожать, звонить мне и отправлять текстовые сообщения».

    В апреле, менее чем через два года после того, как она сбежала из своего роскошного супружеского дома, бросив большую часть своего имущества, ее жизнь вернулась в прежнее русло. Безупречно стильная и явно гордая своими достижениями, Лакиша не выглядит и не говорит как недавняя жертва: «Я преуспеваю в своей работе, мои дети преуспевают, и я восстановила свою уверенность в себе.

    За это, по ее словам, она должна поблагодарить Центр семейной юстиции Сан-Диего, радикальный и инновационный проект, расположенный на четырех этажах просторного офисного здания в центре города, который дает жертвам домашнего насилия немедленный доступ к специалистам из всех служб, которые они могут иметь. нужно под одной крышей: от более 30 полицейских, бригад прокуроров и семейных адвокатов до жилья чиновников, врачей, медсестер и психотерапевтов. Есть также хорошо оборудованные ясли с квалифицированным персоналом, чтобы занять детей, пока их матери видят персонал в другом месте, и кафе, в котором Starbucks предоставляет бесплатную еду.

    Впервые женщины и незначительное меньшинство мужчин, которые хотят разорвать оскорбительные отношения, могут почти мгновенно получить доступ к правовой защите и различным видам поддержки от организаций, которые в настоящее время расположены на расстоянии не более одного или двух этажей, и которые умеют легко обмениваться информацией. Раньше в Сан-Диего, как и в большей части Британии, жертвы, нуждавшиеся в помощи, часто не имели ни малейшего представления о том, что может быть доступно; они ходили из офиса в офис и ждали встречи, а этот процесс легко мог занять недели.Координация и обмен информацией между различными официальными органами были в лучшем случае вялыми и неэффективными. Если у жертв также были маленькие дети, задача часто казалась невыполнимо сложной.

    Любой, кто знаком с жертвой домашнего насилия, осознает последствия неспособности получить адекватную поддержку. Даже женщины, которые сильно пострадали, нашли убежище в убежище и, очевидно, были полны решимости добиться судебного преследования в то время, когда они звонили в полицию, часто отказывались от своих показаний и возвращались домой, чтобы снова подвергнуться насилию, а в некоторых случаях убит.

    «Центр семейной справедливости дал мне стратегию и средства, чтобы уйти от него», — говорит Лакиша. «Они получили мой запретительный ордер, они нашли мне жилье и оказали мне поддержку других женщин, у которых был подобный опыт, и консультантов, которые знали, как с ними справиться. Они арестовали моего мужа и дали мне силы свидетельствовать против него: надежду на то, что справедливость восторжествует. Я сохранила его фамилию, потому что не хочу, чтобы он меня забыл. Каждый раз, когда он слышит это, пока гниет в тюрьме, я хочу, чтобы он помнил, что он сделал со мной и моими детьми.

    До открытия центра в 2002 году около 12 женщин ежегодно были убиты их нынешним или бывшим партнером в Сан-Диего, городе с населением 3 миллиона человек. С тех пор через центр прошло 27 000 жертв, и было только одно такое убийство жертвы, которая никогда не обращалась за помощью. Успех центра был признан федеральным правительством, которое вложило миллионы долларов в открытие подобных центров по всей Америке — сейчас их 26, и еще 30 находятся в стадии разработки.

    В Великобритании как правительство, так и группы жертв домашнего насилия, такие как Refuge и Women’s Aid, выражают свое восхищение моделью Сан-Диего.Выступая перед журналом The Observer, королевский адвокат баронесса Шотландия, министр внутренних дел, отвечающий за политику в отношении домашнего насилия, говорит: «Мне ясно, что нам нужен целостный, хорошо интегрированный ответ. Совместное размещение услуг в одном месте — это настоящий шаг вперед».

    Клиенты единственного в Великобритании Центра семейной справедливости, открывшегося в Кройдоне на юге Лондона в декабре 2005 года, говорят, что он изменил их жизнь. Анджела Пенни, 42 года, говорит, что страдала от домашнего насилия в течение 25 лет, прежде чем впервые представилась в прошлом году.Она поднимает волосы, обнажая шрам из 27 швов на лбу, откуда ее бывший партнер швырнул ее в дверь и наполовину снял с нее скальп. Она несколько раз выдвигала уголовные обвинения, и однажды, по ее словам, он провел неделю под стражей; но каждый раз она отзывала свою жалобу. «За годы жестокого обращения я пару раз убегала в приют, но все время возвращалась к нему. Все, что я на самом деле получил в приюте, это кровать и комнату: это не их вина, но там не было никакого ухода или другой формы поддержки.Когда вы находитесь в таких отношениях, вы знаете, что это неправильно, но не видите выхода».

    В последний раз, когда Анджела вернулась, главным образом потому, что «его отец умер, и мне стало жаль его», он избил ее, бросил, а затем пытался добиться от судов передачи ему опеки над двумя их детьми — на том основании, что она была подавлена. Наконец, в 2005 году у нее случился полноценный нервный срыв, и оба ребенка стали жить с отцом.

    «Не думаю, что я когда-нибудь выздоровела бы, если бы не нашла это место», — говорит она.«Они слушали мои истории, когда мне нужно было, чтобы кто-то меня понял; они пришли со мной в суд и помогли мне бороться за моих детей. Сейчас старший снова со мной, а младший остается каждые две недели. Они выдали мне судебный приказ о недомогании [британский эквивалент запретительного судебного приказа]. Впервые я чувствую себя физически в безопасности».

    Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что центр Кройдона также сократил случаи повторного домашнего насилия, а также предоставил другую поддержку. Но финансово зависимый от местного совета, двух благотворительных организаций и столичной полиции, он ничего не получает от центрального правительства и пока не может работать с запланированной мощностью.Его самая большая проблема — не угрозы со стороны злоумышленников, а нехватка наличных денег.

    Каждую неделю по меньшей мере две женщины в Великобритании убиваются нынешним или бывшим партнером, и эта цифра остается неизменной на протяжении многих лет. Звонок о помощи в случае домашнего насилия будет поступать в полицию каждую минуту каждого дня: 570 000 в год. По данным Совета Европы, от шести до 10 процентов всех женщин подвергаются домашнему насилию в любой 12-месячный период. Конечно, не каждое дело может перерасти в убийство или серьезное нападение, и в первую очередь необходимо надежно оценить те, которые могли бы.

    Два самых громких случая произошли в 2003 году в районе, охраняемом силами Долины Темзы. Последние мгновения Джулии Пембертон и Раны Фаруки были записаны 999 диспетчерскими: две женщины набрали номер экстренной помощи незадолго до того, как их бывшие партнеры убили их. В обоих случаях полиция не смогла распознать задним числом явные предупредительные признаки опасности, с которой столкнулись две женщины.

    За несколько недель до убийства обеим женщинам угрожали смертью и нападали на их имущество.Тормозные трубки автомобиля Раны Фаруки были разорваны, но, несмотря на то, что она ранее подвергалась преследованиям, полиция отменила две встречи, чтобы посетить ее дом недалеко от Слау, чтобы взять показания. Замки в доме, который Джулия Пембертон делила со своим 16-летним сыном, который также был застрелен ее мужем, были заклеены суперклеем, пока они отсутствовали, и ей были отправлены копии заявления, которое она сделала, чтобы получить отказ от домогательств. порядок, который был нарушен дальнейшими угрозами. Координатор по домашнему насилию в Ньюбери, местном отделении полиции Джулии, написала служебную записку, в которой описала ее случай как один из самых пугающих, которые она когда-либо видела, но полиция не предприняла никаких действий.

    Каждый раз, когда дело идет не по плану, полиция сообщает репортерам, что «уроки были извлечены», и обещает, что будут введены новые процедуры, гарантирующие, что ошибки, которые привели к предотвратимой смерти, больше не повторятся. «Мы рассмотрели нашу политику в свете этого трагического случая и усилили ее», — заявил в ноябре прошлого года заместитель главного констебля Дербишира Алан Дэвис, комментируя разгромный отчет Независимой комиссии по рассмотрению жалоб на полицию об убийстве конкуристки Тани Мур в Нью-Йорке. руки Марка Дайча.Когда она разорвала их отношения, он выдал сотни угроз и заплатил двум другим мужчинам, чтобы они избили ее бейсбольными битами, прежде чем сбить ее машину с дороги и выстрелить ей в лицо из дробовика. Таня шесть раз обращалась в полицию по поводу кампании преследования Дайча, но они ничего не сделали для ее расследования, а расследование IPCC привело к увольнению одного офицера и понижению в должности четырех других.

    Однако издание приказов и разработка политики — это только часть ответа. Когда бывший бойфренд Клэр Бернал Майкл Печ застрелил сначала ее, а затем себя в отделении Harvey Nichols в Найтсбридже в 2005 году, он уже был осужден в соответствии с Законом о защите от домогательств за угрозы ей.За несколько лет до ее убийства столичная полиция использовала формальный «инструмент» оценки риска, анкету, известную как SPECCS, чтобы помочь офицерам выявлять случаи высокого риска. Но молодой констебль с испытательным сроком, прослуживший всего девять месяцев и допрашивавший Клэр, прошел всего один день обучения борьбе с насилием в семье, и форма риска так и осталась неиспользованной в ее кармане.

    1 мая члены семей Бернал, Мур и Фаруки впервые встретились в Лондоне, чтобы обсудить организацию совместной кампании.Впоследствии они сказали, что успех модели Сан-Диего доказывает, что их родственники не обязательно должны были умереть. «Нам нужны конструктивные, решительные действия, а не слова и устремления», — говорит Кэрол Фаруки, мать Раны. «Мы хотим, чтобы правительство взяло на себя обязательство сократить количество этих убийств по крайней мере на 80 процентов в течение трех лет, и мы верим, что широкое внедрение модели Сан-Диего добьется этого».

    «Когда мы вступили в должность, за предыдущие 18 лет ничего не было сделано в отношении домашнего насилия», — утверждает баронесса Шотландия, добавляя, что лейбористы сделали для решения этой проблемы больше, чем любое правительство в истории.По мнению семей погибших, этого было недостаточно. «Основная проблема заключается в том, что полиция в большинстве районов ошибочно заявляет, что не существует научного метода прогнозирования возможных убийств», — добавляет Фаруки. «Они не согласны с тем, что эти убийства предсказуемы и, следовательно, потенциально предотвратимы». В конце марта три семьи написали баронессе Скотленд, в которой выразили это мнение. По состоянию на 1 мая ответа не получили.

    В США попытки разработать структурированный метод оценки уровня риска, представляемого обидчиками, начались намного раньше, чем в Великобритании.Один из первых и наиболее сложных имеет происхождение, которое на первый взгляд может показаться невероятным. Гэвин де Беккер, глава компании из Лос-Анджелеса, которая специализируется на защите кинозвезд, судей, корпоративных боссов и других общественных деятелей от внимания сталкеров, потратил годы на разработку системы оценки рисков, применимой к его основному бизнесу. Затем, в 1994 году, после дела об убийстве О. Дж. Симпсона, Боб Мартин, ветеран полиции Лос-Анджелеса с 28-летним стажем, присоединился к Gavin de Becker Associates. Он быстро понял, что методы де Беккера можно легко адаптировать к домашнему насилию.

    Мартин и де Беккер работали в обратном направлении, анализируя факторы, общие для сотен убийств. Они просматривали толстые полицейские файлы, просматривая историю жестокого обращения с умершими жертвами; они прочитали тысячи писем с угрозами и увидели, как тяжесть случаев часто обострялась в ответ на определенные раздражители — наступление знаменательных дат, таких как день рождения, или развитие злоупотребления наркотиками или алкоголем. Эскалация может также произойти после «триггерного» события, связанного с отношениями, такого как уход жертвы из дома, отказ суда в доступе к детям или получение судебного запретительного судебного приказа.

    Результатом стала Mosaic-20, аналитическая компьютеризированная модель, которая оценивает риск жертвы по 10-балльной шкале вместе со значением из 200-ти для надежности оценки риска — мерой количества доступных данных. Следовательно, тот, чье дело было девяткой, с рейтингом надежности 190, будет в очень серьезной опасности.

    «Мозаика означает, что вы можете быть объективны, — говорит Боб Мартин. «Тебе не нужно опережать его. Это также позволяет успокоить [жертв]. Реальность такова, что некоторые люди боятся там, где им быть не нужно; другие не тогда, когда они должны.’

    Однако, добавляет он, излишне напуганная жертва — относительно редкое явление. Де Беккер назвал свою книгу 1999 года о том, как избежать насилия, «Дар страха», название, отражающее его веру в то, что страх — это первичный человеческий защитный механизм, который мы игнорируем на свой страх и риск. Независимые академические исследования подтвердили, что когда жертвы домашнего насилия говорят, что опасаются за свою жизнь, это самый точный из всех показателей того, что им действительно угрожает опасность. «В большинстве случаев Mosaic проверяет интуицию, — говорит Мартин.«Слишком много жертв подавляют свои страхи, говорят себе, что они не могут быть рациональными — и в конечном итоге умирают».

    В то время как клиенты де Беккер из Голливуда могут платить за безопасность, Боб Мартин признает, что большинство женщин, состоящих в оскорбительных отношениях, не могут этого сделать. Он помог создать Центр семейной справедливости в Сан-Диего и остается консультантом его правления, убежденный, что для «обычных» жертв его подход является лучшим из когда-либо разработанных.

    Джеймс Чаллонер, бизнесмен, жизни дочери которого угрожал бывший партнер, прошел обучение у Мартина и де Беккер по использованию мозаики.Работая с семьями Раны Фаруки, Тани Мур и Клэр Бернал, он провел «реверс-инжиниринг» за несколько месяцев до их убийств, проверив, как оценивались бы их дела. Было бы показано, что все находятся в группе высокого риска. «Эти убийства, как и большинство подобных убийств, были предсказуемы, — говорит Чаллонер, — и, следовательно, их можно было предотвратить. Неспособность распознать признаки, неспособность их оценить и неспособность защитить жертву. Полиция не может дать каждой потенциальной жертве круглосуточную охрану. Но сигналы опасности должны распространяться гораздо шире, и общество должно начать принимать соответствующие защитные меры.’

    Выйдя из лифта на втором этаже Бродвейской башни, в которой находится Центр семейного правосудия Сан-Диего, вы проходите через ворота в бежевом частоколе, как будто входите в сад на Вистерия-лейн из «Отчаянных домохозяек». Ситцевые диваны стоят на толстом небесно-голубом ковре; есть журналы, детские игрушки. Единственным тревожным примечанием является тот факт, что стол администратора находится за экраном из толстого пуленепробиваемого стекла. «За пять лет с тех пор, как мы открылись, пять хулиганов объявились здесь и пытались создать проблемы», — говорит Кейси Гвинн, соучредитель и председатель центра.«Они забыли, что нам не нужно вызывать полицию: они живут здесь. Всех их увели в наручниках».

    У ковров и ситца есть цель. Для пострадавших центр является убежищем, которое они могут посетить, когда им нужна поддержка или компания. Как и Лакеша, 33-летняя Роузи Аник теперь почти не выказывает внешних признаков своего испытания. Родом из Германии, у нее есть хорошая работа в сети роскошных отелей и квартира, где она счастливо живет одна. Когда она впервые появилась в центре в 2003 году по направлению из отделения неотложной помощи больницы, все было совсем по-другому.Она и ее бойфренд, богатый, намного пожилой дантист на пенсии, недавно переехали в Сан-Диего из Флориды, где прожили вместе несколько лет. Он и раньше проявлял насилие и даже, по ее словам, изнасиловал ее. Но не только неоднократно извиняясь и обещая, что он изменится, ее партнер имел финансовую власть над ней — он поддерживал ее поступление в колледж.

    Однажды, по словам Рози, «он просто взбесился», избив ее и задушив ремнем. (Исследования показывают, что попытка удушения является одним из наиболее частых предвестников домашнего убийства.) Затем, когда она бежала, истекая кровью, и стучала о помощи в дверь соседа, он позвонил в полицию, сообщив им, что его «иностранная подружка совершила акт домашнего насилия над ним». Прибывший офицер увидел Рози и быстро оценил реальность ситуации. «Он сказал мне, вернись в квартиру, возьми, что сможешь, за пять минут, потом уходи и не возвращайся. У меня было несколько бумаг, несколько семейных фотографий и одежда, а потом я оказалась практически на улице без денег и настолько разбита психологически, что месяцами не могла быть одна.

    «Раньше я была в Центре семейной справедливости с момента открытия до закрытия, — говорит она. «Я чувствовал себя в безопасности. Я чувствовал себя комфортно. Просто быть где-то, где можно расслабиться и не оглядываться через плечо, когда обо всем позаботятся, так много значило — не нужно идти в другое здание, когда мне нужно пройти медосмотр; иметь возможность добывать пищу; увидеть детектива, не выходя на улицу. И когда я просто терял сознание и начинал плакать, был капеллан или терапевт».

    Были также гражданские адвокаты, которые помогли ей получить запретительный судебный приказ, когда ее бывший партнер начал безжалостную кампанию преследования, и полицейские и прокуроры, которые посадили его в тюрьму, когда он нарушил его — «он был так болен, что даже после нападения меня, он попытался загладить свою вину, предложив выйти замуж.«Центр, — говорит Рози, — буквально спас мне жизнь, физическую и моральную. Если бы он не убил меня, я бы, наверное, покончил с собой. На это у меня ушло около года, но я вернул себе жизнь».

    Гвинн, ветеран-прокурор, который уже создал в Сан-Диего юридическое подразделение по жестокому обращению с детьми и домашнему насилию, впервые предложил идею создания центра семейной юстиции городскому совету в 1989 году, положив начало 13 годам уговоров. «Это самая простая концепция, и вы можете взять ее с собой куда угодно — скоро откроется центр в Иордании», — говорит он.«Но эгоизм и войны за территорию мешают. Но теперь, когда мы научились это делать, это не должно занимать так много времени, как здесь.

    Некоторые британские семьи, потерявшие близких из-за домашнего насилия, изучили разницу в официальном подходе к домашнему насилию между большей частью Великобритании и Америки и пришли к мучительному выводу. «Если бы здесь действовала система, существующая в Сан-Диего, — говорит Стелла Мур, мать Тани, которая провела несколько дней в Центре семейной справедливости, — моя дочь была бы жива.Сочетание оценки рисков и универсального доступа к разнообразным услугам «звучит просто замечательно», — говорит Триша Бернал, мать Клэр. «Я хотела бы стать частью чего-то подобного здесь», — говорит она.

    Как отмечает баронесса Шотландия, правительство предприняло шаги для улучшения реагирования на насилие в семье на национальном уровне. Он ввел специализированные суды по делам о домашнем насилии в попытке повысить количество обвинительных приговоров, где жертвы могут быть уверены, что они не столкнутся со своим обидчиком в столовой или коридоре, и ранние данные свидетельствуют о том, что они привели к сокращению числа прекращенных судебных преследований. .

    В марте министр внутренних дел Джон Рид объявил о выделении гранта в размере 2 миллионов фунтов стерлингов для развертывания по всей стране системы, известной как «Маракс» — межведомственных конференций по оценке рисков, двухнедельных встреч между различными учреждениями, занимающимися жестоким обращением с интимным партнером. Как говорит Кейси Гвинн, «говорить полезно», и в Кардиффе, где Maracs были пионерами, и где метод оценки риска использует многие из принципов, разделяемых Mosaic, Maracs были весьма успешными. «Через год 42 процента наших дел были решены: жертвы в безопасности, и они больше не вовлечены в хроническую социальную проблему», — говорит Ян Пиклз, директор отдела женской безопасности Кардиффа и председатель Marac.

    Выбор между Maracs и Центрами семейного правосудия «не означает «или-или», — настаивает Шотландия. Есть место для обоих. Но защищая неспособность правительства напрямую финансировать центры, она настаивает на том, что «нигде в мире не видела ничего, что бы достигло таких быстрых результатов, как Кардифф». Прежде чем сделать вывод о том, что центры представляют собой наилучший вариант, я должна, настаивает она, поговорить с Пиклзом, который тут же опровергает аргумент министра: «У меня в прошлом была листовка из Центра семейного правосудия Сан-Диего на задней двери моего кабинета. пять лет, — говорит она.«Они мое вдохновение». Дюйм за дюймом она пытается «принять подход размером с укус» и надеется вскоре переместить часть полиции и медицинской службы в женское отделение. Но в то время как это представляет собой прогресс, «Сан-Диего — это идеал».

    Конечно, между Великобританией и Америкой есть различия, не в последнюю очередь в правовой системе, где прокуратура держится на большем расстоянии от потерпевших. Помимо этого, самым большим отличием между Сан-Диего и единственным в Великобритании Центром семейного правосудия в Кройдоне являются деньги.Каждый год, помимо основных расходов на персонал, бюджет Сан-Диего составляет 600 000 долларов на персонал и 1,2 миллиона долларов на накладные расходы по строительству. Стоимость отеля Croydon’s составляет 246 000 фунтов стерлингов, что составляет немногим больше четверти этой суммы, и эта цифра отражается в его гораздо менее просторных помещениях. (Каждый год в Сан-Диего принимает около 10 000 семей, в Кройдоне — около 7 000.) Но руководящие принципы и приверженность персонала идентичны.

    Как и в Сан-Диего, каждое новое дело в Кройдоне начинается с оценки рисков квалифицированным адвокатом.В здании можно найти сотрудников совета социальных служб и детских отделов; адвокаты по семейным делам из шести местных фирм, которые посещают их еженедельно; самаритяне, долги, наркотики и алкоголь, консультанты по иммиграции и отношениям; служба пробации; Women’s Aid, местный поставщик убежища; и 32 офицера отдела общественной безопасности столичной полиции района Кройдон, большинство из которых — детективы. Кабинет судебно-медицинской экспертизы, где эксперт сможет лечить, фотографировать и документировать травмы, должен открыться в ближайшее время — когда появятся средства.Здесь нет кафе, но есть детские ясли, самая грустная комната в здании: «Благотворительная организация подарила нам игрушки и большой плазменный телевизор», — говорит Джилл Мэддисон, директор центра, которая — в качестве советника Совета по политике в отношении домашнего насилия — провела годы Агитация за открытие отделения. «К сожалению, у нас нет денег, чтобы платить квалифицированным работникам по уходу за детьми».

    «Нет никакого сравнения между уровнем защиты, который вы можете предложить в таком месте, и системой, основанной на межведомственных встречах, — говорит старший суппт Марк Гор, комендант округа Кройдон.«Вам не нужно ждать две недели, чтобы созвать конференцию по делу: вы можете созвать ее немедленно. Если сегодня утром кто-то войдет в дверь, к вечеру гражданские поверенные получат приказ о недопустимости растления, и если он будет нарушен, мы арестуем.

    Эстер Брюстер-Тизи, исполнительный директор Croydon Women’s Aid, описывает некоторые другие преимущества совместного размещения. «Младшие солиситоры могут спрашивать меня о последствиях определенных действий; мы можем сидеть вместе, когда захотим, и обмениваться идеями друг с другом, узнавать, что происходит в разных областях одного и того же дела.Такой обмен информацией — это прекрасно».

    За год до открытия центра в Кройдоне произошло пять бытовых убийств, с тех пор ни одного. Возможно, еще слишком рано делать окончательные выводы, но полиция не сомневается, что общий уровень насилия снижается.

    «Мы пытаемся побудить другие районы к совместному размещению», — говорит баронесса Скотланд. На вопрос, будет ли она требовать от Министерства финансов деньги, чтобы помочь финансировать это, она отказывается отвечать.

    «Одним из наших самых печальных случаев была женщина из Бирмингема, — говорит Джилл Мэддисон.«Каким-то образом она услышала о нас и села в поезд со своими детьми, потому что подумала, что мы можем помочь. Конечно, мы ничего не могли сделать. «Кажется, за этим будущее, и, похоже, оно работает», — говорит Триша Бернал. «Мы можем остановить убийство женщин. Если этому мешает отсутствие финансирования, я должен сказать, что это меня беспокоит».

    · The Family Justice Centre, 69 Park Lane, Croydon, Surrey CR0 1JD (020 8688 0100)

    Когда жены бьют своих мужей, никто не хочет в это верить

    Во время недавних скандалов с домашним насилием в администрации Трампа, больше всего внимания было приковано к бывшему секретарю персонала Робу Портеру.Портер ушел в отставку после того, как обе его бывшие жены публично обвинили его в нападении — в одном случае с фотографией в качестве подтверждения. Но второе дело с участием спичрайтера Дэвида Соренсена, который также ушел из-за обвинений в супружеском насилии в прошлом, гораздо сложнее: Соренсен утверждает, что в своем первом браке он был супругом, подвергшимся насилию. Его заявление поднимает важный вопрос, который, к сожалению, был омрачен моральным крушением Белого дома Дональда Трампа.

    Бывшая жена Соренсена Джессика Корбетт рассказала Washington Post, что в 2017 году рассказала ФБР о злоупотреблениях.Она повторила свои обвинения в телеинтервью. Тем не менее, у Соренсена есть по крайней мере некоторые доказательства на его стороне: заявление, которое он опубликовал после своей отставки, сопровождается несколькими фотографиями с мобильных телефонов, сделанными в 2015 и 2016 годах, на которых видны небольшие порезы, царапины и синяки на его лице, шее и груди. Нет никаких доказательств того, что они были нанесены Корбеттом, но, если предположить, что даты на фотографиях не были подделаны, тот факт, что Соренсен задокументировал травмы, имеет определенное значение.

    Равенство должно включать признание склонности женщин к оскорбительному поведению.

    Опубликованные записи Соренсена также включают скриншоты текстовых сообщений, в которых Корбетт говорит, что у нее были все основания дать ему пощечину в ответ на его оскорбления, и сообщений с другом Корбетта, который назвал ее «нервной» и сказал, что она признался, что ударил Соренсона. Корбетт подтвердил, что она «несколько раз дала Соренсену пощечину после того, как он назвал ее вульгарным термином».

    Но Соренсен утверждает, что это было нечто большее, чем пощечины. Он утверждает, что Корбетт неоднократно бил его и бил кулаками, и что однажды она преградила ему путь и схватила его за промежность, пытаясь помешать ему выйти из дома.По его словам, она также угрожала обвинить его в насилии, если не добьется своего.

    Соренсен, которого цитирует The Post, называет разоблачение своих семейных проблем «возможностью привлечь внимание к крайне заниженной и непризнанной проблеме домашнего насилия между женщинами и мужчинами». Каким бы ни был его опыт, Соренсон прав в самом вопросе.

    Насилие со стороны партнера со стороны женщин является одним из самых спорных вопросов в социальных науках. Первое крупномасштабное исследование домашнего насилия, Национальное исследование насилия в семье 1975 года, проведенное покойным социологом из Университета Нью-Гэмпшира Мюрреем Штраусом и его коллегой Ричардом Геллесом (ныне работающим в Пенсильванском университете), показало, что одинаковое количество женщин и мужчин признали к нападению на супруга или партнера в течение предыдущих 12 месяцев. Поначалу исследователи были настроены скептически, предполагая, что в большинстве случаев женское насилие должно было совершаться в целях самообороны, хотя во многих случаях жена была единственным виновником, о котором сообщала сама женщина. Более поздние исследования показали, что во взаимных насильственных отношениях женщины с такой же вероятностью, как и мужчины, становились агрессорами. Эти выводы были подтверждены более чем в 200 исследованиях.

    Критики подвергли сомнению методологию большей части этого исследования, потому что оно сосредоточено на конфликте пары и опускает атаки после разлуки. Тем не менее, два крупных исследования, проведенных при поддержке федерального правительства с использованием различных методов — Национальное исследование насилия в отношении женщин 2000 года, проведенное Национальным институтом юстиции, и Национальное исследование интимных партнеров и сексуального насилия 2010 года, проведенное Центрами по контролю за заболеваниями, — показали, что около 40% тех, кто сообщает о серьезных нападениях нынешними или бывшими партнерами в прошлом году были мужчины, а большинство нападавших на них женщин.

    Насилие женщин над мужчинами часто считается безвредным, учитывая половые различия в размерах и силе. Тем не менее, женщины могут использовать оружие, в том числе ножи, стекло, кипяток и различные предметы домашнего обихода, в то время как мужчин могут удерживать от самозащиты культурные табу против причинения вреда женщине. Дэвид Неверс, мужчина из Иллинойса, который 20 лет назад обнародовал свой опыт избиения мужа, получил серьезные задокументированные травмы — ожоги, порезы и сломанный нос — несмотря на то, что был на четыре дюйма выше и на 100 фунтов тяжелее своей тогдашней жены.

    В целом исследования показывают, что нападения женщин на мужчин составляют от 12% до 40% травм в результате домашнего насилия. Мужчины также составляют около 30% жертв интимных убийств, не считая подтвержденных случаев самообороны женщин. Убийство актера и комика Фила Хартмана в 1998 году его женой Бринн, которая затем покончила жизнь самоубийством, является лишь одним примечательным примером домашнего убийства, в котором виновной в насилии была женщина.

    Обсуждения жестокого обращения женщин с мужчинами были встречены крайне враждебно со стороны феминистских ученых, активистов и комментаторов.Ученые, изучающие эту тему, подверглись нападкам как апологеты женоненавистничества. Защитники женщин, подвергшихся избиению, склонны объяснять женское насилие почти полностью оборонительным, несмотря на доказательства обратного. Одной из причин такого отношения является солидарность с женщинами как жертвами; другой догматический взгляд на то, что избиение является выражением патриархальной власти.

    Мужчины, подвергшиеся жестокому обращению, сталкиваются с широко распространенной предвзятостью со стороны полиции, судей и социальных работников, которые склонны считать, что мужчина в отношениях с насилием является агрессором, и преуменьшают нападки со стороны женщин.Большая часть этого предубеждения проистекает из традиционного сексизма: избитые мужчины нарушают стереотипные представления о мужественности. Тем не менее, феминистки увековечивают такой сексизм, отрицая реальность мужчин-жертв и женщин-насильников. Равенство должно включать признание склонности женщин к оскорбительному поведению.

    Соренсен вполне может быть человеком, подвергшимся насилию, с захватывающей историей. Конечно, ни его, ни Корбетта нельзя считать виновными только на основании обвинения. Претензии обеих сторон должны быть тщательно расследованы — без политической или сексистской предвзятости.

    Кэти Янг — пишущий редактор журнала Reason и автор книги «Прекращение огня: почему женщины и мужчины должны объединить усилия для достижения истинного равенства».

    Следите за разделом мнений в Твиттере @latimesopinionand Facebook

    «Это должно быть любовь»: избиение жены является источником гордости для некоторых в Мавритании

    By Nebghouha Mint Zeidane, Thomson Reuters Foundation

    Thomson Reuters Foundation) — Салимате всегда говорили, что она должна гордиться тем, что происходит из семьи бьющих жен.

    «Вы дочь женщины, муж которой сломал ей руки. Ноги твоей бабушки сломал муж. Тебя надо любить», — сказала Салимата, цитируя слова матери.

    19-летняя женщина из этнической группы сонинке в Мавритании, вышедшая замуж за мужчину, который также избивает ее, сказала, что научилась верить тому, что ей говорила мать.

    «Я чувствовала себя животным, которое нужно наказывать», — сказала она. «Со временем я пришла к выводу, что мой муж бьет меня только тогда, когда он на пике своей любви ко мне.”

    Мавритания, бедная, преимущественно мусульманская страна, имеет глубокие социальные и расовые различия, каждая группа имеет свои уникальные брачные нормы.

    В то время как развод широко распространен среди большинства мавров, он почти невозможен среди мавританцев африканского происхождения, таких как сонинке и фулани.

    И хотя насилие в семье не одобряется среди мавров арабского и берберского происхождения, оно рассматривается как акт любви и общепринятая практика для Сонинкес, говорит социолог Сиди Бояда, советник министерства социальных дел.

    ТРАДИЦИЯ

    Айшетоу Самба — 60-летняя бабушка фулани, живущая в скромном доме в районе Нуакшот.

    «Раньше наши девочки выходили замуж в восемь лет, и они обычно выходили замуж за своих двоюродных сестер», — сказала она, нянча одного из своих внуков.

    Законодательство Мавритании предусматривает «вменяемость» и «брачный возраст» в качестве предварительных условий для вступления в брак, оставляя открытой дверь для раннего брака, предоставляя родителям право решать.

    В ярком шарфе, демонстрирующем ее наследие фулани, Самба улыбнулся и сказал: «Женщина фулани всегда гордится тем, что ее бьет муж», и часто делится своим опытом с другими женщинами, чтобы показать свою любовь к ней.

    «Это одна из наших традиций, — сказала она. «Мы считаем избиение жены обычной и нормальной практикой, которая иногда включает обливание тела жены холодной водой».

    «МОИ НОГИ БЫЛИ СЛОМАНЫ»

    Профессор социологии Нуакшотского университета Усман Ваге, тоже фулани, говорит, что мавританские женщины африканского происхождения соглашаются на избиение, чтобы избежать развода, и убеждают себя, что насилие со стороны их мужей является признаком любви. «Как поется в популярной песне: Мои ноги были сломаны, и я остался дома», — сказал он фонду Thomson Reuters.

    Марием Джалло, 25-летняя фулани, является исключением. Она в разводе уже пять лет.

    «Муж меня постоянно бил. Он страстно любил меня, но это не мешало ему бить меня по очень банальным причинам», — сказала она.

    Джалло, которая любит мыльные оперы, рассказала, что однажды ее муж пришел домой, когда она смотрела телевизор, и ударил ее.Через несколько минут он попытался помириться с ней, сказав, что не может видеть, как она занята чем-то другим, кроме него.

    Ее муж пытался воспрепятствовать разводу, и ее семья обвиняла ее в неудачном браке, сказала она.

    Алюн Иди, 27-летний мужчина из племени фулани, сказал, что много раз бил свою жену за то, что она не слушалась его, добавив, что это никогда не влияло на их отношения.

    «Я очень люблю свою жену и не могу жить без нее, но мы унаследовали это от наших предков, что является частью наших традиций», — сказала Алюн. «[Избиение] также является отличным решением многих семейных споров».

    КРИМИНАЛИЗОВАННЫЙ

    Насилие в семье в отношении женщин было признано уголовно наказуемым деянием в 2001 году, и по законам Мавритании избиение жены является преступлением, наказуемым лишением свободы на срок до пяти лет.

    Ахмед Безейд ульд Алмами, юрист, работающий с группами по защите прав женщин, сказал, что каждый месяц он получает в среднем пять жалоб на женщин, сообщающих о насилии со стороны мужей.

    Но судебные преследования случаются редко, поскольку женщины часто отказываются от обвинений, опасаясь отправить своих мужей в тюрьму или развестись, сказал он.

    Тем не менее, удлиняющиеся очереди у офисов женских организаций говорят о снижении терпимости к насилию в отношении женщин, говорят активисты.

    Ассоциация домохозяек зарегистрировала более 2000 жалоб в первой половине 2016 года по сравнению с 1700 жалобами в 2014 году, по словам Аминету минт Аль Мохтар, главы ассоциации.

    Представитель министерства юстиции Хаймуда Рамдхане заявил, что правовая система Мавритании предоставляет женщинам-жертвам бесплатные услуги, в том числе адвокатов, медицинскую и психологическую поддержку.

    «Принимается новый закон, блокирующий возможность отзыва жалоб на жестоких мужей для защиты общественных интересов и наказания всех, кто также причастен к сокрытию преступлений против женщин», — сказал Рамдхан фонду Thomson Reuters, не уточнив сроков. .

    Несмотря на усилия по преследованию и судебному преследованию жестоких мужей, некоторые мавританские женщины продолжают подвергаться избиениям.

    «Когда наши отношения охватит апатия, ему будет все равно, что я делаю, даже если я сожгу дом», — сказала Салимата.«Именно в этот момент я буду скучать по битью».

    8-летний мальчик находит родителей в луже крови после того, как муж забил жену до смерти молотком, а затем нанес себе смертельный удар спал в соседней комнате, сообщила полиция.

    Насильственное преступление произошло в западно-центральном бразильском муниципалитете Лукас-ду-Риу-Верде в ночь на 3 апреля.

    4

    Марли со своим мужем Дивино Борхесом да Кунья, который был найден мертвым рядом с ней 3 апреляКредит: Newsflash

    4

    Восьмилетний сын пары обнаружил их обоих мертвыми в «луже крови» утром 3 апреляКредит: Newsflash

    Полиция была вызвана на место происшествия после того, как на следующее утро восьмилетний сын пары стал свидетелем последствий ужасного преступления и побежал к соседям просить о помощи.

    В опубликованной полицией информации говорится, что заявление было подано в 10 утра следующего дня соседом пары.

    Человек сообщил, что ребенок был в его доме, говоря, что «его отец подрался с матерью и было много крови».

    По сообщениям местных СМИ, он слышал, как его родители дрались ночью, но заснул и стал свидетелем кровавых последствий только на следующее утро.

    ГДЕ МОЖНО ПОЛУЧИТЬ ПОМОЩЬ?

    Не нужно страдать молча.

    Если вы подвергаетесь домашнему насилию или кто-то из ваших знакомых, есть группы, которые могут вам помочь.

    Refuge имеет бесплатную круглосуточную горячую линию по номеру 0808 2000 247.

    Вы также можете посетить веб-сайт или связаться с Women’s Aid.

    Полицейским удалось проникнуть в дом через переднее окно дома, так как входные двери были заперты.

    Полицейские обыскали дом и обнаружили окровавленные трупы 32-летней Марли Силвы Феррейры и ее 49-летнего мужа Дивино Борхеша да Кунья, лежащих рядом на кровати.

    Оба были обнаружены без жизненных признаков, и следователи обнаружили травмы головы женщины, соответствующие ударам молотком.

    У ее мужа были обнаружены ножевые ранения запястий и груди, которые, по мнению следователей, были нанесены им самим.

    Пожарная служба прибыла на место происшествия и подтвердила гибель.

    Оба оружия были изъяты полицией, которая зарегистрировала дело как убийство женщины с последующим самоубийством.

    Расследование продолжается, и сейчас ребенок находится под присмотром члена семьи.

    4

    Жестокое преступление произошло в западно-центральном бразильском муниципалитете Лукас-ду-Риу-ВердеКредит: Newsflash

    4

    32-летняя Марли Силва Феррейра предположительно была забита до смерти молотком своим мужемКредит: Newsflash.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.