Привлекает к себе внимание: An Error Occurred: Not Found

Содержание

почему жажда внимания — определяющая потребность нашего времени / Хабр

Стремление быть причастным присуще всем людям. Поможет ли понимание этого стремления разобраться с одиночеством, и объяснить, почему упорные преследователи, массовые убийцы и джихадисты обращают свою боль на других людей?


Есть одна популярная шутка про еврейских мамочек. Вы её наверняка знаете. Вопрос: сколько еврейских мамочек нужно, чтобы заменить лампочку? Ответ: «Ничего страшного, я просто посижу в темноте, не беспокойся за меня». В первый раз она смешная, поскольку люди действительно ведут себя так. «Эй, слышите меня! – кричат они. – Игнорируйте меня! Игнорируйте меня!»

Все мы нуждаемся во внимании не меньше, чем в еде. Об этом бессмысленно спорить и это легко понять. Но эта идея, судя по всему, какая-то скользкая – ибо мы никак к ней не привыкнем. Если мы попробуем постоянно помнить о том, что люди нуждаются во внимании, это изменит наше отношение почти ко всему, что они делают – от искусств до преступлений, от романтических отношений до терроризма. Но мы должны это помнить. Только один лишь Facebook собирает и продаёт внимание 1,4 млрд людей ежедневно. Это пятая часть всего населения мира. Это беспокоит некоторых людей, и это – большая перемена. Но мы не будем знать, что с этим делать, пока не поймём, для чего людям нужно внимание.


Внимание означает, что другие люди думают о вас – и если когда-то и существовали люди, не нуждавшиеся в нём, они уже вымерли. «Внимание – один из наиболее ценных ресурсов, существующих у социальных животных», — говорит доктор Джефф Макдональд, психолог из Торонтского университета, изучающий межчеловеческие связи. «Это буквально было вопросом жизни и смерти. У людей, которые плохо себя чувствовали в обществе других, или не ощущали дискомфорта, будучи отделёнными от остальных, не было мотивации совершать действия, необходимые для передачи генов следующим поколениям».

В особенности люди демонстрируют потребность в таком типе внимания, которое психологи называют причастностью. Абрахам Маслов поместил причастность в свою знаменитую иерархию потребностей в 1943 году.

В 1995 Рой Баумейстер и Марк Лири сделали в своей работе «Потребность к причастности» вывод, что исследования действительно показывают – у каждого человека есть «сильное желание формировать и поддерживать межличностные привязанности». В частности, они определили, что причастность означает получение положительного внимания от хорошо знакомых людей.

И это нетрудно понять. Если кто-то думает о вас в положительном ключе, он с большей вероятностью будет сотрудничать с вами. Или даже спариваться, если вам повезёт. Но его мнение имеет значение, только если он проводит с вами много времени, поскольку это делает его представление о вас более точным, а безопасным считается только точное одобрение. «Если вы считаете, что вас признают по ложным причинам, это может вызвать у вас беспокойство», — говорит Макдональд.

Люди, не ощущающие причастности, ужасно страдают и испытывают трудности со здоровьем, сравнимые с курением или ожирением. А это 18% взрослых британцев, из которых 4% сообщают, что ощущают себя одинокими всегда, а 14% — часто.

Это вывод прошлогоднего исследования, проведённого Британским Красным Крестом. Количество одиноких людей Британии превышает всё население Лондона. Сейчас эта проблема стала достаточно очевидной для правительства, чтобы назначить так называемого «министра по одиночеству» Трэйси Крауч.

Слово «одиночество» хорошо описывает чувство, но не причину, которая на самом деле имеет мало общего с нахождением в одиночку. Согласно отчёту, лишь 22% людей, живущих в одиночку, чувствуют себя одинокими всё время или часто – а это не сильно больше общегосударственных 18%. Среди людей в возрасте от 16 до 24 лет, с другой стороны, эта доля составляет уже 32%. И это не должно вас удивлять. «Обычно одиночество зависит больше от отсутствия близких связей, чем от отсутствия социальных контактов», — писали Баумейстер и Лири. Одиноким людям, короче говоря, не хватает положительного и точного внимания.

Так почему бы им не попросить этого внимания? Потому, что внимание можно получать только в сознании других людей, а высококачественного внимания силой не получишь. «Говоря антропологическим языком, это экономика дарения», — говорит доктор Эмми Полард из Фонда психического здоровья (ФПЗ), благотворительной организации, проводящей кампании против одиночества. «Вы создаёте узы обоюдности, откуда и проистекает причастность». Это значит, что у вас будет лишь столько высококачественного внимания, сколько люди захотят вам дать. А если вы просите большего – требуете внимания к себе – это сигнал того, что они не хотят уделять вам много внимания. Это нечестно, и ненадёжно (люди могут неправильно оценить вас). Но идея того, что одинокие люди не заслуживают внимания, понятна нам инстинктивно – как в тех случаях, когда мы видим, как в одном ресторане пусто, а в другом, соседнем с ним – полно народу.

Некоторые одинокие люди сами приходят к выводу, что они недостойны внимания, и ещё больше отдаляются от мира. Другие ищут чувства причастности и не всегда наилучшим образом. Если слишком открыто стремиться к положительному вниманию, можно прослыть «нарциссом». Если искать внимания ваших родственников, всем своим видом демонстрируя желание быть игнорируемым, попадёте в шутку про еврейских мамочек. Существует много способов спрашивать, не спрашивая, если вы готовы их видеть. Почему, к примеру, не принято говорит о том, что люди, вредящие себе, или страдающие анорексией, могут хотеть внимания? Разве этот источник боли недостоин серьёзного отношения?

Один из способов получения внимания – заниматься чем-то, что привлекает внимание: искусство, политика, преступления, возможно, журналистика – но цель у этого, судя по всему, другая. А цель имеет значение. Иначе вы рискуете заслужить презрительную славу людей, «известных своей известностью».

Когда Джэйми Джуит стал участником телешоу «Остров любви» на канале ITV2 в июле прошлого года, он страдал от депрессии. Он был успешной моделью в Нью-Йорке, а затем вернулся в Эссекс, чтобы жить с родителями, и несколько лет ничем не занимался. Его семья заставила его принять участие в шоу, когда ему было 27, надеясь, что это мероприятие выведет его из оцепенения.

В модельном бизнесе, как объясняет Джуит, попивая кофе, без Instagram никуда. «Не получите работу, — говорит он, — если у вас не будет фоловеров». На практике для модели это сделать довольно просто: подпитывайте аппетит публики тщательно срежиссированными фотографиями. Со временем Джуит набрал 13000 фоловеров. Он наслаждался их комплиментами и обменивался с некоторыми из них сообщениями. Это было похоже на дружбу. «Вы убеждаете себя, что это всё по-настоящему, — говорит он, — но разницу уловить так сложно». Он обнаружил, что мечется между всплесками активности и виноватым молчанием. «Я чувствовал себя лицемером, предателем. По большей части из-за этого я стал несчастным. Чувствуешь себя в изоляции, и не знаешь, почему».

По прибытию на «Остров любви» все участники должны сдать смартфоны. Внутри нет телевизоров, планшетов, никакого контакта с внешним миром. «Приходится разговаривать с людьми, — говорит Джуит. – Узнавать их, заводить друзей». Чего зрители шоу не видят, так это многих часов активного общения. «На наших с Камиллой свиданиях мы разговаривали только о книгах, — вспоминает Джуит, — и ничего этого в эфир не попало! Люди не хотят слушать эту ерунду, не так ли?»

Забавно, что для возобновления настоящей жизни Джуиту понадобилось телешоу. «Через пару дней я мог проснуться утром и почувствовать нереальное облегчение, — говорит он. – Это было невероятно. Старт с чистого листа. Грустно сознавать, что я мог сделать это в любой момент жизни, не приходя на шоу». Сегодня они с Камиллой всё ещё вместе, а участники шоу остаются близкими друзьями.

Теперь у Джуита 801000 фолореров в Instagram, и он в основном рекламирует что-то полезное. И эти посты не очень популярны. «Когда я пишу о чём-то важном для меня, я теряю порядка тысячи фоловеров», — говорит он. Пока что он потерял порядка 20000 от максимального количества, которое набралось во время его участия в шоу, и научился испытывать от этого процесса странное удовлетворение. «Ничего другого мне и не нужно, — говорит он, — потому что я хочу, чтобы мои фоловеры знали, кто я есть, и любили меня за то, что я такой.

Я стараюсь показать более реальную версию самого себя».

Очарование соцсетей в том, что там, в отличие от реальной жизни, есть время на враньё. Возможности получения положительного влияния огромны, но за это приходится расплачиваться точностью. «Когда вы представляете миру отредактированную версию себя, любое получаемое вами одобрение не относится к вам целиком и полностью», — говорит Макдональд. Как обнаружил Джуит, это разъедает ваше чувство причастности.

Нам пока неизвестно, делают ли соцсети людей одинокими. Даже если и так, нужно помнить, что они подходят также и для поддержки существующей дружбы. Но в опросе, проведённом в прошлом месяце, ФПЗ обнаружил, что 30% молодых шотландцев считает, что соцсети вызывают у них чувство изоляции. В отчёте от 2015 года Международной программы по оценке образовательных достижений учащихся (англ. Programme for International Student Assessment, PISA) показано резкое падение в развитых странах с 2012 года количества детей, утверждающих, что они «легко заводят новых друзей в школе».

Люди, больше всего использующие интернет, чаще всего говорят об ощущении одиночества – однако нам неизвестно, что тут причина, а что – следствие. Также нам неизвестно, какой процент времени они проводят в соцсетях.

Даже если время вне интернета и полезно для вас, оно тоже может приводить к стрессу, в результате чего люди решают спрятаться за своими экранами. «Я всегда говорю своим студентам, — говорит Макдональд, — жаль, что в реальной жизни у нас нет кнопки ‘backspace’. Но её нет. Однажды сказанного не воротишь. Такой контроль нам недоступен». Иначе говоря, до недавнего времени большинство людей были слишком неуклюжи в социальном плане, чтобы казаться кем-то другим.

Для некоторых людей, особенно тех, кто испытывал трудности при взрослении, этот стресс может оказаться невыносимым. Укоренившееся мнение о том, что они недостойны хорошего, создаёт одиночество и жажду внимания, которую они пытаются удовлетворить. В особенно отчаянных случаях они даже пытаются заставлять других людей замечать их, считая, что ненависть лучше безразличия.

Эти люди несчастны и могут быть опасными. Они идут на преступления ради внимания.

В широком смысле упорных преследователей (сталкеров) бывает два вида. «Один из них находится в поисках интимных отношений, — говорит доктор Брайан Спитцберг, ведущий специалист по сталкингу в государственном университете Сан-Диего. – Они пытаются вернуть отвергнувшего их человека». Такие люди часто находились в отношениях со своей жертвой, и не могут принять их окончание. «Они пребывают в уверенности, что этот человек нужен именно им. Они чувствуют себя пострадавшими и отвергнутыми, но это всё происходит из-за жажды внимания, которого они, по их мнению, заслуживают».

Другой тип он называет «преследователями публичных персон». Они обычно незнакомы лично со своей жертвой, но докучают им с тем, чтобы достичь какой-то цели. «Им нужно, чтобы что-то произошло – то, что, по их мнению, публичные персоны не делают, — говорит Спитцберг. – Некоторым из них необходимо, чтобы кто-то влиятельный обратил на них внимание».

Сталкеры часто страдают от одиночества. Однако поиски внимания не часто считаются их главным побудительным мотивом. Желания сталкера кажутся очевидными: стать частью жизни жертвы. Их поведение иррационально; оно только отталкивает их жертву от них, но сталкер продолжает настаивать на том, чтобы женщина (а в трёх четвертях случаев жертва именно женщина) передумала, или продолжает свои попытке с целью отомстить. И он, разумеется, становится довольно большой частью жизни жертвы.

Кроме твёрдого отказа большая часть экспертов рекомендуют игнорировать сталкера. Они действуют на основании представления, которое Спитцберг описывает, как «любое внимание – это всё-таки внимание». Учитывая это, поведение сталкеров уже кажется наполовину рациональным для человека, отчаянно ищущего чувство причастности. Конечно же, большая часть сталкеров здорова психически – по крайней мере, по заключению психиатра. Согласно Спитцбергу, не более чем в 30-50% случаев сталкинга, закончившихся уголовными делами, можно было поставить какой-то клинический диагноз. А среди сталкеров, жаждущих интимных отношений, этот процент ещё меньше. «Большая часть случаев сталкинга, где люди добивались интимных отношений, не чужда практически никому из нас, — говорит Спитцберг, — если нами встретится не тот человек не в тех обстоятельствах».

К сожалению, некоторым людям кажется, что их не просто игнорирует их бывший партнёр, а изгнал целый мир. Для них жизнь практически без внимания – чистая пытка. Недавнее исследование рабочей обстановки в Канаде обнаружило, что к остракизму люди относятся хуже, чем к отрицательному вниманию или к агрессивному поведению. Работа профессора Кипа Уильямса из Университета Пердью в Индианаполисе показывает, как остракизм причиняет боль и может привести к асоциальному поведению. Ещё одно исследование Марка Лири показывает, что это – ключевой фактор, приводящий к стрельбе в школах.

Как и сталкинг, подобное преступление кажется совершенно иррациональным. Обычно достаточно охарактеризовать убийцу как обозлённого или безумного человека. Но они всегда одинокие. Массовые убийцы любят оставлять записки, объясняющие их чувства. Чо Сын Хи (массовый расстрел в Политехническом университете штата Виргиния 2007 года) заявлял, что сталкивался с агрессивным поведением, что удивило знавших его людей. Эллиот Роджер (Айла-Виста, 2014) писал: «Я чувствовал себя подавленным, поскольку мне хотелось секса, но я чувствовал, что недостоин этого». Между ними часто проявляется гротескное чувство причастности. Ли Вестер Флэнаган (Монита, 2015) был фанатом Чо. Матти Юхани Сари (Каухайоки, 2008) и Пекка-Эрик Аувинен (лицей Йокела, 2007) обменивались видеороликами на YouTube. Аувинен цитировал манифест «мучеников Эрика Харриса и Дилана Клиболда» (школа Колумбайн, 1999), которые также вдохновили Тодда Камерона-Смита (Альберта, 1999), Адама Питера Лэнзу (школа Сэнди-Хук, 2012) и всех остальных. Естественно, если бы они никого не убили, мы бы обратили меньше внимания на их чувства.

Было время, когда массовых убийств почти не было. Оружие было. Бомбы, ножи и фургоны были. Были и жестокие, больные люди. В сегодняшнем мире в среднем меньше насилия, чем было раньше. Однако массовых убийств становится всё больше. Исследование Гарвардской школы здравоохранении обнаружило, что в США массовые убийства с числом жертв не менее четырёх за период с 1982 по 2011 года происходили в среднем каждые 200 дней. Затем, в период с 2011 по 2014 – в среднем каждые 64 дня. Восемнадцать из тридцати убийств с наибольшим количеством жертв в США с 1949 года произошли за последние 10 лет, включая и пять наихудших.

Как ещё назвать эти преступления, кроме как преступлениями на почве отсутствия внимания? Их снимали на камеры, затем на телефоны. Смотрели вживую по всему миру. Они хранятся на Википедии и YouTube для потомков. Где можно было бы найти копию манифеста убийцы в 1990 году, кроме как на видео? Правда в том, что если вы достаточно сильно захотите, чтобы мир обратил на вас внимание, вы сможете добиться этого хоть завтра. Это легко. А до появления интернета это было сложнее.

Джихадисты тоже любят оставлять свои речи, но заявляют о более возвышенных мотивах. Их массовые убийства, по их словам, являются частью плана по достижению рая и триумфа их верований. Но мало у кого из них жизнь была такой же благочестивой, как те цели, ради которых они умерли. Шезад Танвир, один из тех, кто взорвал бомбы в лондонской подземке в 2005 году, тайно встречался с девушкой. Амеди Кулибали, совершивший нападение на кошерный магазин в Париже, хранил на компьютере педофильские материалы. Судя по интервью аналитического центра Demos с 62 бывшими джихадистами в 2010 году, у них «было более упрощённое, неглубокое представление об Исламе, чем у радикалов, не прибегавших к насилию». Кажется ли вероятным, что к насилию они прибегли из-за своей приверженности к священным книгам? Или же более вероятно, что их насилие, которым одержим мир, питалось жаждой внимания, которую они выдавали за фанатизм?

Тяжело представить, как преступления на почве отсутствия внимания могут исчезнуть, но может помочь признание их природы. Возможно, тогда мы прекратим награждать поведение преступников таким количеством внимания, к которому они стремятся. Есть и другие простые решения кризиса внимания. Различные мероприятия, направленные на повышение социализации, могут улучшить доступ к качественному вниманию, помогая людям поближе познакомиться друг с другом. В итоге мы можем прийти к тому, чтобы от людей стали требовать выполнения минимальных еженедельных норм общения в офлайне. Если мы будем более свободно рассказывать о своих поисках внимания, то, возможно, мы, наконец, получим то внимание, которого добиваемся.

10 способов привлечь к себе внимание

— Доктор, меня все игнорируют!
— Следующий!


Основатель трансактного анализа Эрик Берн, описывая человеческое общение, ввел единицу коммуникативного взаимодействия и назвал ее поглаживанием. Поглаживания, как физические, так и коммуникативные, совершенно необходимы человеку для развития и сохранения хорошего самочувствия. Если не удается получить позитивные поглаживания в виде признания и похвалы, человек ищет негативные поглаживания: пинки и наказания. Особенно отчетливо это можно наблюдать у детей, которым не хватаем родительской похвалы, и они плохим поведением нарываются на наказания, негативные поглаживания лучше, чем их отсутствие. Если обойтись без терминов, получится, что поглаживание – это глоток внимания. Что же нужно делать, чтобы окружающие охотнее давали нам свои поглаживания, например, если мы выступаем с докладом или пришли на новое место работы?

1. Учитывайте запросы Вашей аудитории
На тренингах продаж обязательно рассказывают, что акцент нужно делать не на том, что мы хотим продать определенный товар, а на том, зачем он нужен покупателю. Человек расстается с деньгами, когда надеется удовлетворить какую-то свою потребность. С вниманием происходит то же самое. Нас внимательно слушают, когда наш рассказ помогает удовлетворить какую-то потребность слушателя. Если мы потратим силы и время, чтобы соотнести нашу информацию с потребностями аудитории, мы будет вознаграждены ее вниманием и интересом. Научиться делать такие связующие мостики нетрудно, надо всего лишь не забывать об этом. Вспомните анекдот про студента, который знал к экзамену вопрос про блох, а вытащил про рыб и начал свой ответ: «Рыбы живут в воде, у них не бывает блох, а блохи…»

2. Задавайте вопросы
Чтобы что-то получить, нужно что-то отдать. Если мы приходим в новый коллектив и интересуемся опытом коллег и здешними традициями или читаем лекцию и запрашиваем пожелания слушателей, тем самым мы проявляем свое к ним внимание и, как правило, получаем больше внимания в наш адрес. Мы показываем, что мы открыты для контакта и взаимообмена. Исключение составляет ситуация, когда мы занимаем такую позицию, что нам самим ничего не нужно, а для других мы готовы сделать все, лишь бы нас терпели. Тогда окружающие прекрасно это чувствуют и начинают нас односторонне использовать, нередко даже не осознавая этого. От подобного соблазна очень трудно удержаться.

3. Позволяйте себя разглядывать
Не прячьтесь, не бойтесь обращенного на Вас внимания. Позволяйте другим видеть Ваши личностные особенности, интересы, реакции на те или иные ситуации. Если мы спрячемся в глубокую нору, чтобы никто не увидел наших недостатков, наших достоинств тоже никто не увидит. Если на проявления внимания к нам мы реагируем напряжением и смущением, окружающие могут перестать проявлять к нам внимание из самых лучших побуждений, чтобы не доставлять нам дискомфорт.
Моя клиентка с отличием закончила престижный вуз, устроилась на перспективную работу, где превосходно справлялась со своими обязанностями, но в отличие от коллег не продвигалась по служебной лестнице. Когда мы начали исследовать, в чем же дело, оказалось, что девушка настолько незаметно ведет себя на работе, что сливается со стенами. По этой причине о ней просто забывали.

4. Сохраняйте дистанцию
Чтобы на нас обращали внимание, нужна интрига. Часть нашей личности должна быть видимой, а другая часть скрытой, чтобы ее каждый мог додумывать, как хочет. Если мы прибегаем к избыточному самораскрытию и все о себе простодушно рассказываем нашим коллегам, студентам и ученикам, интереса и внимания будет меньше.

5. Стремитесь к оптимальному уровню тревоги
Когда мы выступаем перед большой аудиторией или приходим на работу в новый коллектив, вполне естественно испытывать некоторую тревогу. Она помогает нам мобилизовать свои резервы и показать себя с лучшей стороны. Если тревога слишком сильна, она уже не помогает нам, а мешает, мы становимся скованными, несобранными, неуверенными, делаем больше ошибок, а то и вовсе впадаем в ступор. Поэтому избыточную тревогу нужно снижать. Но не бороться с ней. Если мы боремся и запрещаем себе тревожиться, стыдим себя за это, тревога только усиливается. Если же мы признаем в ней нашу помощницу, уже одно это может помочь тревогу снизить. Американский автор Рон Хофф назвал свою книгу об искусстве публичных выступлений «Я вижу вас голыми». Такое представление в некоторых случаях помогает снизить тревогу, представляя это, мы проецируем на аудиторию свое чувство незащищенности и сами меньше от него страдаем. Можно воспользоваться и другими многочисленными способами или придумать свой собственный. Чтобы снизить значимость ситуации, можно подумать о том, какое место занимает сегодняшнее выступление в контексте всей нашей жизни в целом, будет ли оно для нас важно через пять лет, через десять, через пятнадцать. Можно представить свою тревогу в виде отдельного от нас существа, поговорить с ним, узнать, чего оно хочет, и прийти к какой-то договоренности. Можно ее нарисовать. Можно представить, что это не я сейчас должна выступать с докладом, а мой друг, который сам очень боится и попросил меня сделать вид, что я это он. Если тревога зашкаливает и ничего не помогает, остается возможность обратиться за помощью к психологу. В частности, это показано тем, чья самооценка крайне хрупкая и почти всецело зависит от окружающих, как столбик термометра от погоды.

6. Играть или быть собой? И то, и другое!
Если нам предстоит разовое публичное выступление или цикл лекций, мы можем сыграть кого-то, кем не являемся, представить желаемый образ и попробовать его воспроизвести. Если же мы приходим на работу в новый коллектив, вряд ли мы сможем постоянно быть в роли, если только не обладаем выдающимися актерскими способностями. Поэтому эффективнее не играть кого-то принципиально другого, а подчеркивать свои собственные выигрышные черты. Кто я? Харизматичный лидер, ироничный эксперт, знойный мачо, безупречный денди, чувственная красотка в стиле Мерлин Монро или отстраненная звезда в стиле Греты Гарбо, железная леди, как Маргарет Тетчер, или озорная клоунесса, как Вуппи Голдберг? Конечно, живой человек сложнее любого образа. Вместе с тем, если среди узнаваемых привлекательных образов найти один или несколько близких себе, это помогает выделить те свои черты, которые могут успешно привлекать внимание.

7. Показывайте свои разноплановые стороны
Слишком однородный образ быстро становится скучным. Поэтому так популярны фильмы, в которых герой или героиня преображаются, развивая в себе недостающие качества, поверхностная красавица становится умной, компетентной и самостоятельный, а вечно хладнокровный рыцарь без страха и упрека учится испытывать чувства. В обычной жизни происходит то же самое. Мы испытываем всплеск интереса, когда узнаем, что наш коллега с манерами плейбоя, оказывается, преданный муж и трогательный отец, а педантичный университетский лектор пишет песни и танцует фламенко, исполнительная и скромная девушка-секретарь ездит на работу на роликах, а мягкая и добрая начальница-хохотушка в критической ситуации быстро всех построит по стойке «смирно».

8. Используйте предметный план
Героиня романа Сомерсета Моэма «Театр» Джулия в нужный момент спектакля вынула ярко-красный платок и отвлекла внимание зрителей от другой актрисы, своей соперницы. В обычной жизни тоже не стоит пренебрегать предметным планом. Наша прическа, одежда, парфюм, аксессуары, рабочее место могут по нашему выбору помогать нам привлекать внимание или отвлекать его, что тоже бывает необходимо, например, оперативным сотрудникам, частным детективам, психоаналитикам, телохранителям. В зависимости от выбранного нами образа (см. пункт 6) предметный план тоже будет разным – классическим или авангардным, элегантным или экзотическим. Заботясь о своем внешнем облике и рабочем месте, мы радуем окружающих, помогаем им удовлетворить их потребность в созерцании красивого, тем самым опять-таки, проявляем внимание к ним, чтобы в ответ получить их внимание.

9. Наблюдайте за теми, кто привлекает Ваше внимание
Таким образом Вы можете находить все новые и новые способы привлечения внимания и примерять их на себя, заимствовать подходящие и видоизменять их удобным для Вас образом. Хорошим примером могут быть успешные коллеги или представители других сфер деятельности, но похожие на Вас по характеру.

10. Соблюдайте чувство меры, но в меру
Привлечь внимание очень легко. Достаточно, например, прийти на работу голым. Нужно ли такое внимание? В каких-то ситуациях да. Например, в рекламе сильные негативные чувства от просмотра предпочтительнее умеренных положительных, потому что запоминание лучше в первом случае. В частной жизни каждый сам решает, нужно ли ему негативное внимание. Если не нужно, тогда приходится учитывать грань между экстравагантностью и пошлостью, яркостью и нелепостью, самобытностью и самолюбованием. Неумеренное чувство меры также может приносить вред, лишая нас творческой реализации. Наши внутренние весы, на которых взвешивается мера, должны быть в исправном состоянии. Иначе мы можем впасть в ту или иную крайность – отказаться от всех поглаживаний и держать себя на голодной пайке или, наоборот, беспорядочно набирать любые возможные поглаживания, не учитывая последствия.

Источник:
Журнал «Лидеры образования», № 4, 2007 г.

4.4. Как привлекают к себе внимание объекта влюбленности. Психология любви

4.4. Как привлекают к себе внимание объекта влюбленности

Любовь редко бывает взаимной с первого взгляда. Обычно сперва влюбляется один и всеми силами старается вызвать ответное чувство у любимого им человека. А для завоевания сердца избранника хороши все средства, в том числе и ложь. По этому поводу у сомалийцев есть поговорка: «Женщину в дом вводят обманом, да живут с ней правдой».

Первый способ, связанный с обманом, — это лесть, к которой прибегают и мужчины, и женщины. Ведь лесть — род душевного наркотика, услышав ее один раз, хочется слышать еще и еще. Мужчины в основном упирают на очаровательность и неотразимость объекта влюбленности, расписывая и те прелести, которые отсутствуют. Недаром же говорят, что женщины любят ушами.

Очень часто для обольщения богатых невест используется лесть. В качестве знаменитых и удачливых брачных аферистов Д. Карнеги указывает братьев Мдивани. Он задает себе вопрос, почему эти многоженцы имели такой оглушительный успех на брачном рынке Америки. Почему эти мнимые князья смогли жениться на двух красивых и знаменитых кинозвездах, на всемирно известной примадонне и на Барбаре Хаттон с ее миллионами? Как они преуспели в этом? Адела Роджерс писала в журнале «Либерти»: «Чем Мдивани очаровывали женщин, для многих остается неразрешимой загадкой». И только умудренная жизненным опытом Пола Негри, знаток мужчин и великая американская актриса, так объяснила этот феномен: «Они владели искусством лести, как ни кто другой из встречавшихся мне мужчин. А искусство лести почти утрачено в наш реалистический, лишенный юмора век. И в этом, я вас уверяю, заключается секрет обаяния Мдивани для женщин. Я знаю это».

Щербатых Ю. 1997. С. 320

Второй способ обмана — приписывание себе несуществующих достоинств, социального статуса. В основном это мужской прием, напоминающий распускание хвоста павлином. Как гласит русская народная пословица, «Девушку манят, семь городов сулят, а выманят — и пригорка нет».

Если человек тщеславен и нескромен, любит краснобайствовать и плоско шутить, всегда доволен собой и презирает окружающих, развращен душой, лишен порядочности и чести и если вдобавок он красив собой и хорошо сложен — у него есть все качества, чтобы кружить головы многим женщинам.

Лабрюйер

Правда, в последние годы в связи с изменившимися социально-экономическими условиями в стране многие мужчины, добившиеся успеха в бизнесе или других сферах деятельности, намеренно обманывают своих возлюбленных, не раскрывая своего истинного социального положения, чтобы узнать, действительно ли женщина влюблена в него, или ее привлекают материальные блага или его известность, популярность.

У женщин тоже есть свои приемы. Например, использование пресловутых «слабости и беззащитности» при понимании того, что мужчины обладают неутолимым желанием чувствовать себя значительными. Андре Моруа в «Письмах незнакомке» дает советы женщинам по применению этого метода: «Приставьте к стене своего домика лестницу, влезьте на крышу и принимайтесь за установку телевизионной антенны. Этого довольно. Тотчас же к вам устремятся, точно шершни, привлеченные горшочком меда, все мужчины, живущие в окрестности. Почему? Потому что они обожают технику, любят что-нибудь мастерить, потому что все они считают себя умелыми и искусными… а главное, потому что им доставляет огромное удовольствие показать женщине свое превосходство. Та же самая игра на автостраде. Остановитесь, поднимите капот машины и наклонитесь с растерянным видом над свечами. Другие шершни, охочие до похвал, в свой черед остановятся и предложат вам свои неоценимые услуги».

Другое средство соблазнения — кокетство. А. Пиз в книге «Язык жестов» пишет о нескольких женских жестах, применяемых для привлечения внимания мужчин и помогающих вызвать сексуальный интерес к себе. Это прежде всего жесты прихорашивания (прикосновения к волосам и одежде), долгий интимный взгляд или взгляд искоса украдкой, слегка приоткрытый рот, покачивание бедрами, широко расставленные ноги, поглаживание предмета цилиндрической формы.

Когда женщина говорит «нет», то это означает «может быть». Когда она говорит «может быть», это означает «да». Когда женщина говорит «да», то… впрочем, какая же уважающая себя женщина прямо скажет «да»?

Э. Берн к «обманному» поведению женщин относит следующее: «Одна вызывающе садится, другая стоит, раздвинув ноги около кондиционера, так что ее юбка слегка приподнимается. Некоторые любят наклоняться, поднимая что-то и демонстрируя округлость своих ягодиц, или закладывают руки за голову». Всего этого, считает Э. Берн, воспитанные женщины не должны делать.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Что делать, если с помощью проблематичного поведения ребенок привлекает к себе внимание? ~ Аутизм | АВА

Предыдущие статьи по данной теме:

Функциональное восприятие проблематичного поведения

Проблематичное поведение — как узнать чего ребенок добивается с его помощью?

Коррекция нежелательного поведения — всегда ли нужно прибегать к наказанию?

Не смотря на то, что само по себе определение аутизма подразумевает отчуждение ребенка от общества и нежелание общаться, для многих детей с аутизмом, умственной отсталостью, и другими нарушениями — внимание взрослых и сверстников является мощным мотивационным фактором и нередко усилителем нежелательного поведения.

Примеров этому множество. Это может быть ребенок, который писается в штаны и когда к нему подходит взрослый, что бы отвести его в туалет — начинает от него убегать и играть в «догонялки». Это может быть ребенок, который во время занятий начинает щипать товарища, и за это его воспитательница громко отчитывает перед классом. Это может быть ребенок, который берет мяч,  и метит им в плазменный телевизор, и после этого его родители обращают на него внимание и начинают его уговаривать, что бы он этого не делал. Для работы над уменьшением нежелательного поведения, поддерживаемого и усиливаемого вниманием, мы можем использовать следующие поведенческие принципы: 1. Прекращение усиления — Extinction. Самое первое, что мы можем сделать — это просто не обращать внимания. Можно просто не отреагировать, можно отвернуться в сторону, как только нежелательное поведение произошло, можно вообще отойти или выйти. Если есть такая возможность, то, как только произошло нежелательное поведение — повернуться к другому ребенку, и похвалить этого ребенка за то, что он себя хорошо ведет. Но, как и в любом другом процессе прекращения, существует опасность, что поведение немедленно усилится, и станет опасным для самого ребенка или окружающих, и в конце концов будет невозможным не обращать на него внимания. И тогда, к сожалению, вместо того, что бы ослабить поведение — мы наоборот, его усилим, причем в самом худшем его варианте. Поэтому, очень важно, прежде чем начать использовать этот метод — продумать, действительно ли возможно полностью не реагировать и не обращать внимания — не смотреть, ничего не говорить, и не отчитывать ребенка. И если решение принято — то нужно быть очень последовательными, и «стоять до конца не смотря ни на что». 2. Дифференциальное усиление –Differential Reinforcement .

Когда происходит нежелательное поведение, функция которого — привлечь внимание, следует проанализировать, умеет ли ребенок привлекать внимание другим способом. И если умеет — то почему не использует этот способ.

Возможно, что ребенок складывает паззл, и показывает его папе, то в ответ получает сухое: «Молодец, иди, играй дальше!». А если ребенок раскрасит красками все стены на кухне, то папа, наконец, оторвется от телевизора и будет отчитывать ребенка строгим голосом. В такой ситуации требуется интервенция для папы, но об этом мы здесь говорить не будем… А в том случае, когда ребенок не умеет привлекать к себе внимание другим способом — обязательно нужно его этому научить. Итак, можно научить ребенка проявлять инициативу с помощью жестов, карточек или слов, и научить его просить взрослых и сверстников поиграть с ним, пойти с ним в какое-либо место, посмотреть на него, и так далее. Кроме этого, очень важно поощрять ребенка за хорошее поведение — когда он чем-то занят, когда играет самостоятельно, или когда он взаимодействует со сверстниками или братьями в спокойной игровой обстановке.

3. Необусловленное усиление NCR (Non-Contingent Reinforcement).

В том случае, когда ребенок добивается внимания с помощью нежелательного поведения, рекомендуется обращать на ребенка внимание и играть с ним как можно чаще. В данном случае инициативе должна происходить от взрослого, и взрослый должен искать и использовать как можно больше ситуаций для общения с ребенком. В этом случае, внимание взрослого не будет обусловлено нежелательным поведением со стороны ребенка, ребенок будет получать достаточно внимания, и, следовательно, потребность в нежелательном поведении отпадет.

4. Применение наказания – Punishment.

В большинстве случаев, применения наказаний для проблематичного поведения, усиливаемого вниманием, является неэффективным. Прежде всего, такие виды наказания, в которых ребенка лишают чего либо (сажают в угол, или запрещают выходить на улицу) — лишь усиливают мотивацию к общению и вниманию со стороны взрослых.

Крики или отчитывания ребенка вообще противопоказаны, так как это является прямым усилителем.

В случае наказания, в котором ребенок должен выполнить неоднократно какое-либо требование, тоже нет эффекта, т.к. во время выполнения требований, взрослых должен быть рядом, и заставлять его это делать, и, следовательно — уделять внимание. Поэтому, как бы ни странно это звучало — процедуры наказания (Punishment) желательно не использовать в этом случае.

Чем больше родители и воспитатели будут обращать внимание на ребенка, когда он хорошо себя ведет, и поощрять его за это — тем меньше ребенок будет вкладывать усилий для того, что бы «довести их до белого каления».
Дополнительные статьи на данную тему:

«Упрямый» или «ленивый» ребенок — и как с этим бороться?

Всегда ли АВА может помочь откорректировать нежелательное поведение?

Что делать, если ребенок получает доступ к любимым предметам и занятиям с помощью проблематичного поведения?

Человек который привлекает к себе внимание называется

Привлечение внимания

Приветствуя всех, женщина ставит в центр внимания — себя!

Желание привлечь к себе внимание чаще проявляется у детей, у женщин↑ и людей с истероидными чертами.

Желание привлечь к себе внимание нередко оказывается главнейшим мотивом поведения. Когда это желание переходит разумные границы, оно оказывается причиной конфликтного поведения. Иногда это называется тщеславием.

С другой стороны, привлечение внимания — важнейший ресурс жизненной успешности, особенно актуальный для успешности женщины и людей с лидерскими задачами.

Формы привлечения внимания

Наиболее распространены следующие формы привлечения внимания:

Завести тему о себе, поговорить о своих проблемах и почему у меня все не складывается .

Цель поведения ребенка — привлечение внимания

К маме пришла в гости ее лучшая подруга. Они сидят на диване в гостиной. Четырехлетний Билли вбегает в комнату и встает за диваном. Жалобным голосом он спрашивает: «Мам, где мой самолет?» См. подробно Переориентация цели «привлечение внимания».

Позиция Жертвы как форма привлечения внимания

Позиция Жертвы — великолепный способ получить себе дополнительное внимание.

Если я сразу все сделала — я просто все сделала, а внимания не получила. А если я могу долго рассказывать, как все трудно и ужасно из-за моей низкой самооценки или моего перфекционизма (или других проблем), то внимание мне обеспечено.

Миссия женщины — не дело, не что-то внешнее, а она сама. Миссия женщины — привлекать к себе внимание.

Плач часто используется детьми (и взрослыми детьми) для привлечения внимания. В этом случае в плаче.

Вот идет группа людей: где вышагивает лидер? Правильно, в центре и впереди, и никто не смеет лидера.

Причины конфликтного поведения различаются: у психологически здоровых людей они одни, у людей с псих.

Центропупизм — распространенный способ привлечь к себе внимание, хотя бы и свое собственное внимание.

«Как стать психологом для себя, для семьи и для дела»

Обучение на тренера, психолога-консультанта и коуча. Диплом о профессиональной переподготовке

Элитная программа саморазвития для лучших людей и выдающихся результатов

http://www.psychologos.ru/articles/view/privlechenie-vnimaniya

Привлечение внимания

Приветствуя всех, женщина ставит в центр внимания — себя!

Желание привлечь к себе внимание чаще проявляется у детей, у женщин↑ и людей с истероидными чертами.

Желание привлечь к себе внимание нередко оказывается главнейшим мотивом поведения. Когда это желание переходит разумные границы, оно оказывается причиной конфликтного поведения. Иногда это называется тщеславием.

С другой стороны, привлечение внимания — важнейший ресурс жизненной успешности, особенно актуальный для успешности женщины и людей с лидерскими задачами.

Формы привлечения внимания

Наиболее распространены следующие формы привлечения внимания:

Завести тему о себе, поговорить о своих проблемах и почему у меня все не складывается .

Цель поведения ребенка — привлечение внимания

К маме пришла в гости ее лучшая подруга. Они сидят на диване в гостиной. Четырехлетний Билли вбегает в комнату и встает за диваном. Жалобным голосом он спрашивает: «Мам, где мой самолет?» См. подробно Переориентация цели «привлечение внимания».

Позиция Жертвы как форма привлечения внимания

Позиция Жертвы — великолепный способ получить себе дополнительное внимание.

Если я сразу все сделала — я просто все сделала, а внимания не получила. А если я могу долго рассказывать, как все трудно и ужасно из-за моей низкой самооценки или моего перфекционизма (или других проблем), то внимание мне обеспечено.

Миссия женщины — не дело, не что-то внешнее, а она сама. Миссия женщины — привлекать к себе внимание.

Плач часто используется детьми (и взрослыми детьми) для привлечения внимания. В этом случае в плаче.

Вот идет группа людей: где вышагивает лидер? Правильно, в центре и впереди, и никто не смеет лидера.

Причины конфликтного поведения различаются: у психологически здоровых людей они одни, у людей с псих.

Центропупизм — распространенный способ привлечь к себе внимание, хотя бы и свое собственное внимание.

«Как стать психологом для себя, для семьи и для дела»

Обучение на тренера, психолога-консультанта и коуча. Диплом о профессиональной переподготовке

Элитная программа саморазвития для лучших людей и выдающихся результатов

http://www. psychologos.ru/articles/view/privlechenie-vnimaniya

Как называется человек, который любит быть всегда в центре внимания?

Человека, любящий быть в центре внимания, называют.

Знаю, что экстраверты любят быть всегда в центре внимания, это, если с точки зрения психологии. Также, сангвиники любят быть всегда в центре внимания. И экстраверты и сангвиники очень любят общаться, их поведение направлено во вне, они не замыкаются на себе.

Такого человека, называют эгоцентриком. Слово составное, но в принципе, если брать его составляющие, то достаточно понятное.

Все потому, эго, это я, но слово это, с греческой этимологией.

Вторая же часть это , центр или центрум, есть понятное нам — центр. Произошло оно, уже от латыни, а потому, в плане языком, в составе этого слова, напрямую прослеживается некая эклектика, которая касается языковой принадлежности, образующих его слов.

Есть такой тип личностей, которые завоевывают внимание общества и хотят быть всегда в центре. Такой тип людей по психологии личности имеет название- сангвиник или же экстраверт.

И если такой человек не напрягает других своей активностью, то будет все в порядке. А бывает так, что их сильно много и это надоедает.

Еще таких людей могут называть -выскочками, которые всегда тянут одеяло на себя. Им всегда нужны комплименты, они очень любят, когда их предложения внедряются в жизнь и оцениваются.

Оба типа людей такого склада всегда стремятся к обществу, хотя правильнее было бы разобраться в своей душе.

Всегда наблюдаю за людьми, которые пытаются всегда быть в центре внимания. Таких людей называют сангвиниками, экстравертами. Знаю, что очень часто в народе таких людей называют, страдающие синдромом Мюнхгаузена. Хорошо, если желание быть в центре внимания никому не мешает, то есть я имею ввиду, что ужасно, когда такие люди любым путем стремятся быть в центре внимания, даже, например, унижая одного они уже в центре внимания. Вот этого я лично не люблю, это уже выскочка , в этом случае они начинают называться так.

Человек ,который любит быть в центре внминия,называют экстравертами,сангвиниками.В простонародии подобного склада характера часто называют нарцисами,а в медицинской практике подобного склада характера называют довольно убедительно-синдром Мюнхаузина.

Называют его в народе нарцис. А в медицине — синдром мюнхаузена.

http://www.bolshoyvopros.ru/questions/840027-kak-nazyvaetsja-chelovek-kotoryj-ljubit-byt-vsegda-v-centre-vnimanija.html



Комментариев пока нет!

Строящийся спортцентр в Лужниках привлек внимание иностранцев — Российская газета

Строительство Международного центра самбо и бокса в Лужниках выходит на финишную прямую. И хотя строительные работы здесь еще в самом разгаре, центр уже привлекает к себе внимание, в том числе и иностранных гостей.

Недавно на стройке побывала первая зарубежная делегация, представляющая Национальный олимпийский комитет (НОК) Сенегала. Спортивные функционеры осмотрели ту часть здания, в которой расположился центр самбо.

Гости из африканской страны прибыли к нам, чтобы ознакомиться с опытом российских коллег в организации крупных соревнований, а также побывать на спортивных объектах. Сенегалу в 2026 году предстоит принимать юношеские Олимпийские игры, так что интерес вполне понятен.

В список мест для посещения вошел и строящийся Международный центр самбо и бокса в Лужниках. Знакомство с ним у зарубежных гостей началось с вестибюля блока самбо, где завершается монтаж потолочной системы и инженерного оборудования. Дальше гости переместились в тренировочный зал — огромное помещение площадью более 1,3 тысячи квадратных метров. «Здесь одновременно смогут заниматься до пяти групп спортсменов, — рассказывает исполнительный директор Международной федерации самбо (FIAS) Сергей Табаков. — На полу будет специальное цельное ковровое покрытие размером 50 на 14 метров. Высота зала 18 метров, и есть идея оборудовать на его боковых стенах еще и скалодром. Это пригодится и в подготовке самих самбистов, и для мастеров скалолазания».

Но главная особенность тренировочного зала — наклонный зеркальный потолок. Благодаря ему за тем, как занимаются спортсмены, можно будет наблюдать прямо с улицы. В момент визита иностранных гостей строители как раз монтировали панели, из которых состоит потолок. Это листы нержавеющей стали размером 1 на 2 метра, отполированные до зеркального блеска. Каждая такая панель весит 40 килограмм.

Наклонный зеркальный потолок позволит наблюдать за тренировками спортсменов прямо с улицы

Следующая остановка — огромная соревновательная арена на три борцовских ковра, с трибунами, способными принять 1600 зрителей. Над трибунами — балкон медиа, где будут работать журналисты, еще выше расположился балкон для VIP-гостей. Но пока здесь трудятся строители — в разных концах зала стоят несколько автоподъемников и вовсю кипит работа. «Сейчас монтируют обходной мостик для обслуживания инженерных коммуникаций, в том числе акустических систем и систем освещения. Приступили к монтажу акустических панелей, у нас к ним повышенные требования, поскольку помимо спортивных соревнований здесь планируют проводить и другие мероприятия, в том числе концерты, — поясняет руководитель департамента строительства Москвы Рафик Загрутдинов. — Трибуны для зрителей почти готовы, на них нанесено финишное покрытие, сейчас делаем направляющую балку для последующего монтажа кресел. Уже готово основание под медиаэкран, а в зоне для VIP-гостей возводятся стены трех скайбоксов для посещения первых лиц».

Снаружи здания завершается отделка фасада. Его нижняя часть покрыта панелями в стилистике Большой спортивной арены «Лужники» и в целом олимпийского комплекса. Параллельно монтируется металлокаркас уличного экрана. Общая строительная готовность здания — 72%. Строительство идет круглосуточно, всего на объекте трудятся 1550 человек и 20 единиц техники. Число работников, занимающихся отделкой внутри здания, планируется увеличить, чтобы ускорить процесс. Ведь уже в январе на стройку начнут завозить мебель, тренажеры, начнется монтаж спортивных покрытий. Полностью завершить объект планируется в конце первого квартала 2022 года.

А ведь его сооружение началось относительно недавно — в июле прошлого года. Первым делом строителям пришлось вынести инженерные коммуникации, попадающие в будущее пятно застройки — канализацию, водопровод, электрические кабели. Главная особенность этого объекта — непростое расположение — в центре города и на территории олимпийского комплекса «Лужники». В 10 метрах позади здания проходит Третье транспортное кольцо, что создало сложности при возведении конструкций. Спереди на расстоянии 20 метров находятся высоковольтные кабельные линии 220 кВ, справа и слева подземный и надземный пешеходные переходы соответственно. Строительство идет в стесненных условиях. В декабре 2020 года, когда начался монтаж металлических ферм весом по 78 тонн каждая при помощи 750-тонного крана, пришлось даже полностью перекрывать улицу Лужники. Меняли схему дорожного движения.

Строящийся Центр самбо и бокса произвел большое впечатление на гостей из Сенегала. «Самое запоминающееся — зеркальный потолок в тренировочном зале, я никогда ничего подобного не видел, — делится глава делегации, президент НОК Сенегала Мамаду Дианья Ндиайе. — С другой стороны, я не удивлен, ведь Россия — могущественная страна, и здесь вполне ожидаемо встретить такие инновации в строительстве. У нас в Сенегале будут проходить юношеские Олимпийские игры, и мы очень вдохновились увиденным и уже попросили контакты архитекторов и группы, отвечающей за строительство. Также мы собираемся сотрудничать с Олимпийским комитетом России, обмениваться идеями по поводу подготовки объектов и спортсменов».

Общая площадь Международного центра самбо и бокса — более 45 тысяч квадратных метров. Он поровну поделен между двумя видами спорта, которые хоть и находятся под одной крышей, между собой не пересекаются. Всего в здании семь этажей, плюс один подземный, где располагаются технические помещения и паркинг на 108 машиномест. Пять этажей сделаны из железобетона, а два верхних — из металлоконструкций. Это позволило уменьшить на верхних этажах габариты металлических балок и увеличить полезную площадь спортивных залов.

Строительство спортивных сооружений — это такое же важное направление городской политики, как и возведение социальных объектов — школ, детских садов и поликлиник

В центре самбо можно будет не только проводить соревнования, но и готовиться к ним. Для этого есть тренировочная арена с раздевалками, тренажерный зал, медико-восстановительный центр. Также там расположен 25-метровый плавательный бассейн на 6 дорожек, блок сауны и хаммама, универсальный игровой зал и конференц-зал на 200 мест, который планируется оборудовать современными мультимедийными средствами. В новом центре также будут находиться офисы Международной и Всероссийской федераций самбо и музей этого вида спорта. Там предполагается разместить уникальные экспонаты, связанные с историей самбо, отражающие весь путь его развития. Будет также познавательная информация. Есть даже проекты, предлагающие организовать симуляцию виртуальных поединков. Что-то вроде компьютерной игры, которая позволит каждому посетителю немного почувствовать себя самбистом.

Центр получился по-настоящему универсальным и сможет принимать самые разные мероприятия. «Здесь могут проходить соревнования как для профессиональных спортсменов, так и для любителей, начиная от городских турниров по самбо и заканчивая чемпионатами мира. Плюс наша площадка вполне подойдет для соревнований и по другим видам спорта», — делится руководитель аппарата президента Международной федерации самбо Александр Корсик. По его словам, в центре предполагается собрать сильный тренерский состав и проводить тренировки как по спортивному самбо, так и по боевому. Здесь также расположатся учебно-методические классы, где будут проходить занятия, семинары для тренеров, судей и т.д.

Кроме того, новый центр призван стать своего рода международным Домом самбо — главным местом этого вида спорта во всем мире, куда будут приезжать спортсмены, тренеры, судьи из разных стран, чтобы посмотреть, как должен быть построен тренировочный процесс, и поучиться у лучших российских специалистов на родине самбо.

«Международный центр самбо и бокса в Лужниках — уникальный спортивный объект, аналогов которому нет в мире. Он призван обеспечить высокий статус Москвы как нового мирового центра развития единоборств, — отметил руководитель департамента строительства Москвы Рафик Загрутдинов. — Обычно подобные объекты строятся более трех лет, но мы приложили все усилия, чтобы сделать это гораздо быстрее. Ведь строительство спортивных сооружений — это такое же важное направление городской политики, как и возведение социальных объектов — школ, детских садов и поликлиник. Речь идет о здоровье горожан, формировании культа здорового образа жизни, а значит, в конечном итоге и увеличении продолжительности жизни».

Коллекция Мисс Офис от Attache

Attache, собственный бренд компании «Комус», выпустил эксклюзивную линейку канцелярских товаров с символикой «Мисс Офис». Каждая финалистка стала обладательницей памятного подарка с изящным и неповторимым принтом короны. Мы узнали у девушек, что они думают о коллекции и как планируют использовать подарок.

Евгения Касатова, «Мисс Офис»

Всегда с теплотой вспоминаю подготовку к 1 сентября в школе, но и во взрослом возрасте, на работе, я по-прежнему люблю стильные канцелярские товары. Бренд Attache создал для «Мисс Офис» какую-то невероятную коллекцию. Эти товары ничуть не менее увлекательны, чем игрушки. Каждая финалистка забрала в свой город и страну фирменные наборы с символикой конкурса, которые греют душу воспоминаниями о главном событии нашей жизни – финальном шоу.

«Мисс Офис» – это больше, чем конкурс красоты. Приятно, что бренд Attache смог передать эту утонченность в эксклюзивной коллекции, которую нам подарили. Для меня это что-то сокровенное, к чему я отношусь очень бережно. Однажды в своем ежедневнике я записала свое тайное желание – стать «Мисс Офис – 2021», теперь в блокнотах Attache я буду создавать новые цели и мечты.

Мои красивые трофеи, напоминающие о конкурсе, приглянулись и моим коллегам, потому я поделилась блокнотами и папками с ними. Теперь упоминание о конкурсе «Мисс Офис» есть в каждом кабинете Музейного комплекса «Усадьба Асеевых».

Алена Костина, «1-ая вице-Мисс Офис»

Невероятный принт, который с одной стороны напоминает узор короны «Мисс Офис», с другой – гжель, которую я так люблю. Очень красиво переливается глянцевый узор, особенно на ежедневнике, а ручка покрыта перламутром – идеальный аксессуар для офисной леди!

Блокнот буду использовать для работы, а тетрадь хочу превратить в конкурсный дневник, куда соберу самые классные снимки и записи с подготовки к финалу.

Нелли Гибадуллина, «2-ая вице-Мисс Офис»

Сразу влюбилась в коллекцию из-за ее насыщенного синего цвета! В маленьком блокноте уже расписала, какие подарки нужно купить родным и друзьям к Новому году, а в тетрадь запишу свои цели на 2022 год. Один из блокнотов я отдала маме, чтобы и она с теплотой вспоминала о том, как болела за меня на конкурсе, сидя в зале.

Екатерина Вешкурцева, «Мисс Зрительских симпатий»

Набор «Мисс Офис» от Attachе – это просто восторг! Коллекция имеет лаконичный стиль и выполнена в моем любимом синем цвете. В несколько папок я сложила свои личные документы для хранения дома, а часть оставила для офисных бумаг. В бизнес-тетради уже сделала первые записи на курсах повышения квалификации, а маленький блокнот держу под рукой для рабочих моментов в течение дня.

Анастасия Захарова, «Доброе сердце»

Мне давно приглянулись товары бренда Attache из-за их яркости, стиля и качества. На финальном шоу я получила в подарок эксклюзивную серию «Мисс Офис» в белых и синих тонах – такой принт сразу привлекает к себе внимание. В набор входят пластиковые папки и блокноты разных размеров. Но особенно мне понравилась ручка, ведь она занимает особенную роль в моей работе – я часто подписываю документы, и качественное красивое изделие является хорошим тоном. Корпус нежно-голубого оттенка дополняет гравировка «Мисс Офис», которая будет напоминать о моем участии в конкурсе.

А еще недавно я обзавелась своей квартирой и сразу подумала, что сложу все свои документы по недвижимости в папки из коллекции «Мисс Офис». Тетрадь на пружине станет отличным помощником для ведения рабочих заметок, а уголок всегда сохранит важные бумаги ровными.

Маргарита Мурченко, «Мисс Интернет»

Я в восторге от коллекции! Изящный и простой принт в идеальном сочетании оттенков синего – цвета победы. Как и у большинства, он ассоциируется с символикой «Мисс Офис». На каждой страничке блокнота красуется логотип конкурса. Это любовь с первого взгляда!

Планирую использовать набор на онлайн-обучении digital-профессии, которое получила в подарок за победу в номинации. Никому не отдам и не подарю, так как канцелярия с символикой «Мисс Офис» – это что-то особенное для меня. Конкурс стал значимым событием в моей жизни, и только я смогу поистине порадоваться, погружаясь в воспоминания о нем.

54 Синонимы и антонимы слова ATTRACT

привлечь внимание
  • Чудеса природы парка привлекают туристов.
  • Черный дрозд демонстрирует красочный дисплей, пытаясь привлечь партнера.
  • абсорбировать,
  • Бемузе,
  • занято,
  • наверстать упущенное,
  • Энгросс,
  • увлечь
  • (или увлечь),
  • enwrap,
  • ручка,
  • погружение,
  • интрига,
  • вовлекать,
  • занимают
См. Определение словаря

границ | Красный цвет привлекает внимание в эмоциональном контексте.

Исследование ERP

Введение

Цветовое зрение помогает визуальной обработке природных сцен на нескольких уровнях, таких как сегментация сцены (Hansen and Gegenfurtner, 2009), распознавание объектов и различение стимулов (Gegenfurtner and Rieger, 2000). Цвета также могут направлять внимание к важным объектам, поскольку цвет используется как в природе, так и в культуре как мощный сигнал (Hutchings, 1997). Информация, касающаяся оттенка, извлекается на ранних стадиях визуальной обработки (Gegenfurtner, 2003), что делает ее роль в запуске ранних сдвигов внимания правдоподобной.Яркие цвета, особенно или те, которые особенно точно настроены для восприятия визуальной системы, могут использоваться для передачи сообщений двух основных типов: отталкивающих и привлекающих (King, 2005). В животном мире полосы контрастного цвета, такие как на осах, часто используются для отпугивания потенциальных хищников, сигнализируя о неприятных последствиях нападения, однако такие же контрастные цвета на ухаживающей птице — это приглашение к приближению. Интересно, что влечение и отталкивание также составляют основное приятное-неприятное измерение эмоции (Lang et al., 1998a), поэтому цвета могут иметь отношение к обработке эмоциональных стимулов. Фактически, люди склонны приписывать эмоциональное значение определенным оттенкам (Moller et al., 2009) и имеют постоянные предпочтения в отношении цветов (Palmer and Schloss, 2010). Однако некоторые исследования отвергают общую роль цвета в обработке эмоциональных стимулов (Bradley et al., 2001; Junghöfer et al., 2001; Codispoti et al., 2011).

Недавно Эллиот и Майер (2012) предложили теорию влияния цветов на психологическое функционирование.Согласно их теории цвета в контексте , цвет несет значение, и это оказывает прямое и автоматическое влияние на когнитивные процессы, включая внимание. Это влияние согласуется с эмоциональной оценкой цвета как гостеприимного или враждебного. Таким образом, цвет может способствовать психологическим процессам, ориентированным на приближение или избегание, выступая в качестве автоматически и быстро обрабатываемого аффективного праймера. Коннотации цветов проистекают из сочетаний определенного цвета с опытом, объектами и сообщениями, которые имеют источники как в биологии, так и в культуре.Однако эти коннотации неоднородны, и влияние цветов на поведение зависит от контекста. Модулирующая роль контекста, предложенная теорией Эллиота и Майера (2012), правдоподобна даже в случае быстрых процессов, таких как переключение внимания, с учетом временного хода семантического анализа визуальных стимулов. Люди могут понять суть сцены, даже если она представлена ​​всего на долю секунды (12–26 мс; Thorpe et al., 1996; Bacon-Macé et al., 2005; Rousselet et al., 2005), и вне фокуса внимания (Li et al., 2002; Peelen et al., 2009). Что еще более важно, эмоционально нагруженные визуальные стимулы быстро распознаются, даже если их представление очень краткое (Junghöfer et al., 2001; Schupp et al., 2004), и когда они скрыты среди отвлекающих нейтральных стимулов (Öhman et al., 2001; Calvo et al., 2006). Целью настоящего исследования было проверить теорию Эллиота и Майера, исследуя привлечение внимания с помощью цвета и модулирующую роль эмоционального контекста в этом процессе.

Красный — особенно хороший пример вышеупомянутых свойств цвета, который побудил несколько направлений исследований в рамках теории цвета в контексте.Во-первых, было установлено, что наблюдение красного цвета непосредственно перед или во время двигательной реакции увеличивает силу и скорость реакции, скорее всего, из-за возникновения страха (Elliot and Aarts, 2011). Однако, когда участники подвергаются воздействию красного за несколько секунд до двигательного задания, это ухудшает двигательную выработку, поскольку относительно дальний сигнал угрозы вызывает скорее тревогу, чем страх (Payen et al., 2011). Во-вторых, красный, кажется, обладает свойствами вызывать эмоции. Moller et al. (2009) показали, что люди склонны ассоциировать красный цвет с негативными, несущими опасность эмоциями, поскольку это цвет огня, крови, гнева, а иногда и ядовитых или опасных животных.Тем не менее, красный цвет не всегда сигнализирует о враждебности или опасности. Среди многих видов (например, приматов и рыб) красный цвет является эволюционным биологическим сигналом привлекательности (например, Milinski and Bakker, 1990; Waitt et al. , 2006). У людей женщины и мужчины в красной одежде рассматриваются противоположным полом как более желанные (Elliot et al., 2010; Kayser et al., 2010). Другой положительный оттенок красного связан с едой, а именно со спелыми фруктами. Примечательно, что обнаружение спелых плодов является возможной причиной развития трихроматии у приматов (Sumner and Mollon, 2000; Surridge et al., 2003; Осорио и Воробьев, 2005). Очевидно, что красный цвет имеет двоякое значение: он может сигнализировать об угрозе или возможности, в зависимости от контекста. Эта двойственность отражается в том, что младенцы предпочитают красный цвет в безопасных условиях (т. Е. Красный стимул, активируемый улыбающимся лицом) и избегая этого цвета в угрожающих обстоятельствах (т. Е. Красный стимул, активируемый сердитым лицом; Maier et al., 2009 г.).

Эмоциональный оттенок красного переключается между негативным и позитивным, но в обоих эмоциональных крайностях красный сигнализирует о наличии значимого стимула и, следовательно, должен требовать смещения внимания к нему. Действительно, Fortier-Gauthier et al. (2013) недавно показали, что простые красные цели, которые должны быть обнаружены среди серых отвлекающих факторов, вызывают больший N2pc, чем зеленые цели, сопоставимые по другим физическим качествам, указывая на возможный особый статус красного цвета при визуальном поиске. Компонент N2pc обеспечивает маркер пространственного расположения фокуса внимания, будучи более негативным в задних частях скальпа, противоположных наблюдаемому стимулу (Luck and Hillyard, 1994). Раньше склонность внимания к красному цвету постулировалась на менее однозначной основе.Хилл и Бартон (2005) пришли к выводу, что ношение красной одежды в спортивных единоборствах значительно увеличивает шансы на победу. Hagemann et al. (2008) утверждали, что эту тенденцию можно объяснить, по крайней мере частично, смещением рефери в сторону красного.

Хотя смещение внимания к красному проявляется не только в эмоциональных обстоятельствах (Fortier-Gauthier et al., 2013), основной контекст красного кажется эмоционально возбуждающим, а не спокойным и нейтральным. Таким образом, в соответствии с теорией Эллиота и Майера (2012), красный цвет должен иметь разные свойства в эмоциональных и нейтральных обстоятельствах.При условии, что передача сигналов является одной из важнейших функций цвета, красный должен влиять на внимание, особенно в эмоциональных условиях. В самом деле, красный цвет является наиболее распространенным сигнальным цветом в мире природы, так как он хорошо заметен как на синем фоне неба, так и на зеленом фоне листвы (Humphrey, 1976). Он также часто используется в городской среде, чтобы поднять тревогу и привлечь внимание, например, с помощью дорожных знаков, светофоров и значительных уведомлений.

Мы стремились проверить альтернативные версии того, как красный цвет может влиять на обработку эмоциональных визуальных стимулов.С одной стороны, красный может указывать на то, что данное изображение важно, и, следовательно, желательно переключение внимания. В этом случае все красные изображения должны привлекать внимание, независимо от их эмоционального значения. В качестве альтернативы возможное смещение внимания к красному может взаимодействовать с валентностью, и в этом случае внимание должно привлекать как положительное, так и отрицательное, но не нейтральное, красное изображение. Наконец, красный цвет может вообще не влиять на внимание, что приводит к случайному выявлению красных и не красных стимулов.

Чтобы проверить специфическое влияние красного цвета на привлечение внимания, мы использовали версию задачи на пространственные подсказки Познера (Posner et al., 1980), названный «точечным зондом», первоначально представленный MacLeod et al. (1986), чтобы изучить предвзятость внимания к эмоциональным и нейтральным стимулам. В нашей модификации этой задачи реплика, состоящая из пары изображений из одной и той же валентной категории, одно из которых всегда содержало красный объект, а другое — нет, была представлена ​​одновременно, по одному с каждой стороны экрана. За ними следовала цель (звездочка), отображаемая слева или справа от поля зрения; эта цель побудила участника нажать соответствующую кнопку в поле ответа. Сравнение времени реакции (RT) в конгруэнтных условиях (цель появляется на стороне красного изображения) со временем реакции в неконгруэнтных условиях (цель на стороне, противоположной красному изображению) должно позволить нам обнаружить смещение внимания в сторону красного цвета в каждом из них. условие валентности. Кроме того, мы представили реплики, сформированные парами изображений, где ни одно из них не содержало красный цвет, что создало контрольное условие, названное «невыровненным».

Помимо RT, мы также измерили раннее смещение внимания, используя потенциалы, связанные с событием (ERP), которые могут быть извлечены из текущей записи ЭЭГ.Изменения в потенциалах, связанных с событием, могут появиться быстрее, чем любая явная поведенческая реакция. Особый интерес представляли компоненты ERP, которые отмечают смещение внимания в пространстве, инициированное предъявлением сигнала, особенно раннее направленное негативное внимание (EDAN) и последующее переднее направленное негативное внимание (ADAN). И EDAN, и ADAN называются связанными с событиями латерализациями, поскольку они принимают более отрицательные значения, противоположные местоположению фокуса внимания. EDAN демонстрирует задне-затылочное распределение волосистой части головы во временном окне между 200 и 400 мс после начала сигнала.Предполагается, что это смещение внимания, вызванное расшифровкой значения реплики (Harter et al., 1989; Hopf and Mangun, 2000; Nobre et al., 2000; Talsma et al., 2005; Praamstra and Kourtis, 2010) или выбор соответствующей реплики (van Velzen and Eimer, 2003; van der Lubbe et al., 2006; Jongen et al., 2007; Brignani et al., 2009). Таким образом, согласно van Velzen и Eimer (2003), EDAN представляет собой реакцию на сигнал, аналогичную связанной с мишенью N2pc. Следующий компонент, ADAN, начинающийся примерно через 300 мс после сигнала и продолжающийся до 500 мс, имеет фронтальное распределение (Praamstra et al., 2005; van der Lubbe et al., 2006) и представляет собой независимый от модальности механизм контроля внимания (Hopf and Mangun, 2000; Nobre et al. , 2000; Eimer et al., 2002, 2003; Seiss et al., 2007, 2009). . В дополнение к латерализованным компонентам ЭЭГ мы исследовали затылочно-теменной компонент P1 с задержкой около 100 мс, чтобы проверить эффективность манипуляции валентностью. Ряд исследований ЭЭГ с использованием различных схем представления изображений показывают, что корковая дифференциация между аффективными категориями происходит уже через 100 мс после появления стимула, о чем свидетельствует модуляция P1 валентностью предъявляемых стимулов (Smith et al., 2003; Карретье и др., 2004; Delplanque et al., 2004; Кейл и др., 2007; Ван Стриен и др., 2009; Бублацки и Шупп, 2012; Feng et al., 2014; для обзора см. Olofsson et al., 2008).

Согласно гипотезе взаимодействия, согласующейся с теорией Эллиота и Майера (2012), мы ожидали увидеть более заметные компоненты EDAN и ADAN, противоположные полю зрения, в котором было показано красное изображение, особенно в эмоциональном состоянии. Мы также ожидали найти более короткое время реакции и меньше ошибок в испытаниях, в которых цель появлялась в том же поле зрения, что и красное изображение (конгруэнтное состояние), по сравнению с неконгруэнтными и несовмещенными условиями. Мы предположили, что этот эффект красного цвета также будет зависеть от эмоциональной валентности пары стимулов, с более выраженным облегчением поведенческих реакций в случае эмоциональных стимулов по сравнению с нейтральными.

Материалы и методы

Участников

Двадцать три (5 мужчин и 18 женщин) студентов из Ягеллонского университета, Краков, Польша, в возрасте от 18 до 21 года ( M = 19,3, SD = 0,7), приняли участие в исследовании для получения кредита на курс.У всех участников преобладала правая рука, было нормальное зрение или зрение с поправкой на нормальное, и они не сообщали о каких-либо нарушениях цветового зрения. Участники дали письменное информированное согласие. Эксперимент проводился в соответствии с рекомендациями этического комитета Института психологии Ягеллонского университета в Кракове.

Стимулы

Для эксперимента были отобраны сорок пять пар изображений из Международной системы аффективных картинок (IAPS; Lang et al. , 1999). Первая подгруппа состояла из тридцати пар: десять отрицательных, десять положительных и десять нейтральных.Одно изображение каждой пары содержало преобладающий красный объект («Красный» в Таблице 1), другое не содержало каких-либо оттенков красного («Не красный» в Таблице 1), в то время как оба имели равные оценки валентности и возбуждения и, когда это возможно, , были похожи по содержанию и оформлению. Оставшиеся пятнадцать пар (по пять для каждой валентной категории) служили условием управления для манипуляции цветом («невыровненные» в таблице 1) с обоими изображениями в каждой паре, не имеющими красного цвета, но отвечающими другим критериям выбора, описанным выше.Яркость и контраст, рассчитанные как среднее значение и стандартное отклонение компонента яркости в цветовом пространстве CIELAB, были уравновешены в каждой паре изображений с помощью Adobe Photoshop. В таблице 1 представлены оценки IAPS изображений и их основные физические свойства в сравнении в экспериментальных условиях. Для большей ясности в исследовании мы убедились, что на выбранных изображениях не изображено ни одного лица из-за уникального механизма обработки лиц (Allison et al., 1999; Alpers et al., 2011; обзор см. В Dekowska et al. ., 2008), ни сексуальные сцены, валентность и рейтинг возбуждения которых сильно различаются между мужчинами и женщинами (Lang et al., 1999).

Таблица 1. Рейтинги IAPS (валентность и возбуждение) и основные физические характеристики (яркость, контраст, энергия в низких и высоких пространственных частотах) негативных, нейтральных и позитивных изображений отдельно для изображений, содержащих красный цвет, изображения некрасного цвета и изображения из контрольного невыровненного состояния.

Процедура

Стимулы предъявлялись на сером фоне на 22-дюймовом плоском TFT-мониторе с частотой обновления 100 Гц.Программный пакет DMDX (Forster and Forster, 2003) использовался для управления экспериментом. Панель ответа была подключена непосредственно к записывающему оборудованию через оптический преобразователь.

Эксперимент проводился в тускло освещенной камере. Участники сидели в удобных креслах примерно в 70 см от экрана. После получения как устных, так и письменных инструкций участники выполнили задачу с точечным зондированием (рис. 1), в то время как ЭЭГ и RT были записаны. Задача точечного зондирования состояла из 360 уникальных испытаний (15 пар × 3 валентности × 2 целевых местоположения × 2 местоположения изображения × 2 SOA), каждое из которых было представлено три раза в случайном порядке, с ограничением, заключающимся в том, что не разрешалось проводить никаких испытаний того же типа. друг с другом.Задание было разделено на три идентичных блока длиной примерно 20 минут каждый с перерывами между ними. Перед началом фактического эксперимента участники имели возможность отработать задание на десяти тренировочных испытаниях.

Рис. 1. Обзор структуры исследования в конгруэнтных, неконгруэнтных и несогласованных условиях . Представленные изображения аналогичны изображениям IAPS, использованным в эксперименте.

Каждое испытание начиналось с фиксации креста (размером 0,6 ° × 0,6 °; расположен в центре экрана), отображаемого в среднем в течение 2400 мс (случайный интервал 2000–2800 мс).Крест фиксации сопровождался штрихом: одна из 45 пар изображений IAPS, выбранных случайным образом и отображаемых в течение 50 или 100 мс, что создавало два условия асинхронности начала стимула (SOA), полностью уравновешенные в ходе эксперимента. Два условия SOA гарантировали, что участники не могли изучить временные непредвиденные ситуации cue-target и, следовательно, заранее подготовить двигательный ответ. Относительно короткие продолжительности SOA оптимальны для изучения сдвигов внимания, вызванных как эмоциональными (см. Обзор Yiend, 2010), так и экзогенными факторами (Shepherd and Müller, 1989) из-за временного влияния обоих типов сигналов на развертывание внимания.Короткие SOA также гарантировали, что у участников не было достаточно времени, чтобы выполнить саккаду по любому из сигналов до появления цели (Calvo et al. , 2008). Оба изображения из пары (каждое 23,1 ° в ширину и 18,3 ° в высоту) были представлены одновременно на противоположных сторонах экрана в диапазоне от 5,5 ° до 28,6 ° слева или справа от центра. Хотя пары изображений были постоянными, их относительное расположение на экране было случайным. Стоит отметить, что все пары без красного объекта были случайным образом смешаны с парами, в которых присутствовал красный цвет.Этот дизайн служил двум целям. Во-первых, чтобы сохранить неопределенность в отношении цветовых свойств предстоящей реплики; это препятствовало тому, чтобы внимание испытуемых было направлено просто по шаблону, определяемому особенностями. Во-вторых, создать контрольное условие, при котором ни одно изображение в паре не содержит красного признака, при этом разделяя другие свойства экспериментальных пар, что позволило нам оценить чистую роль цвета. Наконец, цель — звездочка (*, размером 1,2 ° × 1,2 °) появилась на 150 мс, представлено 16.7 ° влево или вправо от экрана. Латеральность целевого местоположения полностью уравновешивалась на протяжении всего эксперимента. Участники были проинструктированы реагировать (как можно быстрее и точнее), когда звездочка мигала на экране, нажимая кнопку, соответствующую местоположению цели, большим пальцем левой или правой руки, соответственно. Участников проинформировали, что перед каждой целью будет мигать пара изображений, и сказали не обращать на нее внимания.Никакой дополнительной информации об изображениях предоставлено не было. Следующее испытание последовало сразу же за ответом.

Стороны красного изображения и целевого дисплея независимы. Вместе они создали два условия: совпадающие с целью, пространственно выровненной с красным сигналом, и несовместимые с целью и сигналом, появляющимися на противоположных сторонах экрана. Естественно, это разделение невозможно было сохранить в случае пар, лишенных красного признака, из-за отсутствия цветовой метки. Следовательно, эти испытания сформировали состояние неприсоединения.

Запись ЭЭГ

ЭЭГ была записана с помощью системы ActiveTwo BioSemi (BioSemi, Амстердам, Нидерланды) из тридцати двух монополярных точек (Fp1 / Fp2, AF3 / AF4, F3 / F4, F7 / F8, FC1 / FC2, FC5 / FC6). , C3 / C4, T7 / T8, CP1 / CP2, CP5 / CP6, P3 / P4, P7 / P8, PO3 / PO4, O1 / O2, Fz, Cz, Pz, Oz). Все электроды были размещены на коже черепа с использованием Electro-Cap в соответствии с системой 10–20 и привязаны к электроду общего режима (CMS) с дополнительным электродом ведущей правой ноги (DRL), служащим заземлением.Глазную активность регистрировали с помощью четырех биполярных электродов, размещенных на внешней стороне угла глазной щели каждого глаза для горизонтальных движений и выше и ниже середины левого глаза для вертикальных движений. Два дополнительных электрода были размещены на обоих сосцевидных отростках. Сигнал ЭЭГ, записанный с частотой дискретизации 512 Гц с помощью сглаживающего фильтра 104 Гц, непрерывно сохранялся на компьютере для автономного анализа. Используя программное обеспечение анализатора BrainVision (BrainProducts GmbH), данные были автономно повторно привязаны к среднему значению сосцевидных отростков и отфильтрованы с помощью полосового фильтра 0.016–30 Гц (12 дБ). Впоследствии сегменты продолжительностью 600 мс были извлечены для каждого испытания, начиная за 100 мс до начала изображения. Первые 100 мсек каждого сегмента были определены как базовые. Данные были отредактированы для артефактов путем отклонения испытаний с нулевой активностью, шагом напряжения более 50 мкВ и разностью напряжений более 100 мкВ. Сегменты, загрязненные глазными артефактами, были исключены из анализа путем отклонения испытаний с активностью HEOG более 40 мкВ. Испытания без артефактов, в которых участники правильно ответили на целевой стимул, усреднялись отдельно для типа валентности (положительный, нейтральный, отрицательный), местоположения красной метки (левое и правое поле зрения) и SOA (50 или 100 мс).В среднем 55,4 испытания (SD = 4,9) использовались для расчета форм волны ERP после отклонения 7,5% испытаний (таблица 2). Анализ ANOVA, проведенный по количеству усредненных испытаний с факторами валентности, местоположением красной подсказки и SOA, не выявил значимых основных эффектов. Только взаимодействие валентности с расположением реплики оказалось значимым. F (2,42) = 5,3, p = 0,009. Попарное сравнение показало, что это взаимодействие было связано с различием в положительном состоянии.Маловероятно, что этот эффект повлиял на наши результаты ERP, поскольку не было соответствующего эффекта ни в EDAN ( F (2,42) = 0,84, p = 0,44), ни в ADAN ( F ( 2,42) = 0,19, p = 0,83) компонентов.

Таблица 2. Среднее количество испытаний без артефактов (SD указано в скобках), использованных для расчета компонентов EDAN и ADAN для всей валентности (отрицательной, нейтральной, положительной), SOA (50 мс и 100 мс) и местоположения красного cue (левое или правое поле зрения) условия.

Латерализованные потенциалы EDAN и ADAN были рассчитаны с использованием стандартной процедуры, включающей усреднение средней активности ЭЭГ, зарегистрированной контралатерально и ипсилатерально по отношению к местоположению красной метки (Seiss et al., 2009). Поскольку для каждой реплики в любой валентности и условиях SOA было одинаковое количество целей в левом и правом полях зрения, процедура вычитания и усреднения для левого и правого электродов устраняла перекрытие реплики и связанной с мишенью активности ЭЭГ, включая двигательную подготовку. (обсуждение этого вопроса см. в Luck, 2014; аналогичный экспериментальный план см. в Ansorge et al., 2009). Следуя Praamstra et al. (2005, 2009) мы оценили EDAN и ADAN как среднюю активность ЭЭГ по объединенным местоположениям электродов. Конкретные временные окна и расположение электродов определялись с использованием средних средних волн и топографии кожи головы. Для EDAN с временным окном 200–250 мс мы усредняли пары электродов O1 / O2, P3 / P4, PO3 / PO4 и P7 / P8, а для ADAN с временным окном 300–350 мс — следующие: FC1 / FC2, AF3 / AF4, F3 / F4 и F7 / F8. В этом анализе не принимались во внимание испытания неприсоединения, так как в них отсутствовал расположенный сбоку сигнал, который мог бы служить ориентиром.

Нелатерализованный компонент P1 в ответ на начало сигнала оценивался как средняя активность ЭЭГ на теменных и затылочных участках (PO4, O2, Oz, O1, PO3) во временном окне 70–100 мс. P1 рассчитывали для каждого условия валентности, независимо от того, была ли пара конгруэнтной, неконгруэнтной или невыровненной.

Статистический анализ

Валентность (положительная, нейтральная, отрицательная) по конгруэнтности (конгруэнтность, неконгруэнтность, несогласованность) повторных измерений ANOVA был проведен на временах реакции (средние значения, агрегированные для участника и состояния) и средних частотах ошибок, преобразованных в арксинус.Анализ времени реакции проводился для всех правильных ответов между 100 и 1000 мс.

Средняя амплитуда компонента P1 была проанализирована с использованием повторных измерений ANOVA с факторами валентности (положительный, нейтральный, отрицательный), электрода (PO4, O2, Oz, O1, PO3) и SOA (50 и 100 мс). В отношении компонентов EDAN и ADAN было проведено два дополнительных анализа. Во-первых, средние необработанные данные ERP по объединенным местоположениям во временных окнах EDAN и ADAN были исследованы с использованием дисперсионного анализа с повторными измерениями с факторами валентности (положительный, нейтральный, отрицательный), красный сигнал поля зрения (слева, справа), латерализация кластера электродов (ипсилатеральный, контралатеральный). к красной метке) и SOA (50 и 100 мс).Во-вторых, латерализованные компоненты EDAN и ADAN были проанализированы с использованием повторных измерений ANOVA с факторами валентности (положительный, нейтральный, отрицательный) и SOA (50 и 100 мс). Во всех анализах ANOVA с факторами, имеющими более двух уровней, если предположение сферичности было нарушено, применялась поправка Хюйна-Фельдта и сообщались скорректированные значения p . Все простые эффекты были исследованы с использованием апостериорных сравнений с поправкой Бонферрони. Данные одного участника пришлось исключить из анализа из-за очень высокого уровня ошибок (29.5% против среднего 7,5%), оставив данные от 22 участников для всех дальнейших анализов.

Результаты

Поведенческие характеристики

Точность

Общая картина точности и времени реакции относительно конгруэнтности и валентности показана на рисунке 2. На частоту ошибок повлияла конгруэнтность ( F (2,42) = 6,9, p = 0,002, ηp2 = 0,248 ), так что ответы участников чаще всего были правильными в конгруэнтном (94.7%), и наименее правильные в условиях неконгруэнтности (92,4%), с промежуточной точностью в условиях отсутствия выравнивания (93,5%). Кажется, что, как и ожидалось, красный сигнал облегчил реакцию на той стороне, где он появился, вызывая как снижение производительности в неконгруэнтном состоянии, так и его повышение в конгруэнтном состоянии, тогда как отсутствие цветового сигнала действительно действовало как нейтральный базовый уровень. . Кроме того, точность отклика изменилась валентностью ( F (2,42) = 7,0, p = 0.002, ηp2 = 0,251). То есть участники выполняли несколько более точно в положительном состоянии (93,9%), чем в нейтральном (93,4%), а самая низкая точность наблюдалась в отрицательном состоянии (93,1%). Наиболее важно то, что факторы валентности и конгруэнтности производили эффект взаимодействия ( F (4,84) = 3,7, p = 0,008, ηp2 = 0,149), который в дальнейшем исследовался с использованием простых тестов эффектов. В условии отрицательной валентности конгруэнтность привела к значительно более высокой точности, чем неконгруэнтность ( p = 0.006) или отсутствие красной реплики ( p = 0,002). Положительные простые числа вызвали несколько отличную картину ответа: участники выполняли задачу более правильно как в конгруэнтных, так и в несогласованных испытаниях по сравнению с неконгруэнтными испытаниями ( p = 0,033 и p = 0,019, соответственно). Наконец, анализ показал, что в нейтральном состоянии конгруэнтность простых чисел существенно не влияет на точность.

Рис. 2. Время отклика (линейные графики) и частота ошибок (гистограммы) для каждого экспериментального условия .Стандартные ошибки были исправлены для анализа повторных измерений (Cousineau, 2005).

Время реакции с привязкой по времени к цели

В целом, участники быстрее реагировали, когда цели предшествовал красный сигнал ( M = 392 мс), чем в неконгруэнтном (402 мс) или несогласованном состоянии (402 мс), что отражалось в эффект конгруэнтности ( F (2,42) = 39,7, p <0,001, ηp2 = 654). Хотя не было значительного основного эффекта валентности, эмоциональное содержание сигнала взаимодействовало с фактором конгруэнтности, значительно влияя на время реакции ( F (4,84) = 3.8, p <0,007, ηp2 = 154). Последующий анализ показал, что в конгруэнтном состоянии и отрицательные, и положительные реплики сокращали время отклика по сравнению с нейтральным условием на 4,9 мс ( p = 0,036) и 7,8 мс ( p = 0,01). соответственно. Напротив, неконгруэнтный сигнал или отсутствие красного сигнала не вызывало различий во времени реакции относительно валентности. Подводя итог, можно сказать, что этот образец результатов указывает на то, что красный является эффективным сигналом на поведенческом уровне, уменьшая латентность реакции на цель, тогда как общий эмоциональный заряд данной пары изображений имеет только косвенное отношение к RT, усиливая эффект. цветовой индикации.

Компоненты ERP с блокировкой метки

Компонент P1, выявленный в затылочно-теменной области, оказался чувствительным к аффективной ценности представленных изображений (рис. 3). Различия в амплитуде P1, вызванные отрицательными ( M = 1,1, SD = 3,1), положительными ( M = 0,66, SD = 2,9) и нейтральными сигналами ( M = 0,33, SD = 2,81), были значительными, согласно основному эффекту валентности, F (2,42) = 10,13, p <0,001, ηp2 = 0.325. Парное сравнение показало, что P1, вызванный отрицательными сигналами, значительно отличался от P1, вызванного нейтральными ( p = 0,004) и положительными сигналами ( p = 0,021), но P1 для положительных сигналов не отличался от P1 для нейтральных ( p = 0,14). Никакие другие эффекты или взаимодействия не были значимыми при анализе амплитуды P1.

Рис. 3. Компонент P1 с блокировкой сигнала для отрицательного, нейтрального и положительного состояния, выявленный в затылочно-теменных местах .Представленные данные были усреднены по всем условиям конгруэнтности и SOA. Серая полоса представляет временное окно P1.

Статистический анализ подтвердил присутствие компонента EDAN (Рисунок 4) значительным эффектом латерализации ( F (1,21) = 6,7, p = 0,017, ηp2 = 0,242) с потенциалами, принимающими меньшие значения на контралатеральных электродах. к красному кию ( M = 3,97, SD = 2,7), чем у электродов, ипсилатеральных к красному кию ( M = 4.13, SD = 2,7). Важно отметить, что при обосновании влияния контекста на развертывание внимания взаимодействие между валентностью и латеральностью оказалось значимым: F (2,42) = 10,5, p <0,001, ηp2 = 0,333. Дальнейшее исследование этого взаимодействия с простыми эффектами показало, что в отрицательных и положительных условиях значения на контралатеральных электродах были более отрицательными ( M = 3,98, SD = 2,75 и M = 3,68, SD = 2,72, соответственно), чем на ипсилатеральных электродах. ( M = 4.33, SD = 2,86 и M = 4,03, SD = 2,73 соответственно), в то время как в нейтральном состоянии возникал противоположный эффект с потенциалами на контралатеральных электродах, немного более положительными ( M = 4,25, SD = 2,79), чем на ипсилатеральные ( M = 4,02, SD = 2,63). Эти простые эффекты были статистически значимыми: p = 0,005 для отрицательного, p = 0,001 для положительного и p = 0,045 для нейтрального состояния. Кроме того, основной эффект SOA оказался значительным ( F (1,21) = 8.94, p = 0,007, ηp2 = 0,299), а также взаимодействие SOA с полем зрения красной реплики ( F (1,21) = 4,71, p = 0,042; ηp2 = 0,183). Этот эффект был обусловлен общими более высокими значениями средней активности ЭЭГ в состоянии SOA 50 мс по сравнению с состоянием SOA 100 мс, особенно если красная метка появлялась в левом поле зрения ( M = 4,55, SD = 3,77 для 50 мсек). SOA и M = 3,51, SD = 3,72 для состояния SOA 100 мс) по сравнению с правым полем зрения ( M = 4.31, SD = 2,5 для SOA 50 мс и M = 3,82, SD = 2,26 для состояния SOA 100 мс).

Рис. 4. Большие средние ERP ипсилатеральные и контралатеральные по отношению к полю зрения красного изображения . Черные кривые иллюстрируют компонент ранней направленности негативности внимания (EDAN) и были усреднены по затылочно-теменным (O1 / O2, P3 / P4, PO3 / PO4, P7 / P8) точкам. Синие кривые иллюстрируют передний компонент негативности направления внимания (ADAN) и были усреднены по фронтальным точкам (FC1 / FC2, AF3 / AF4, F3 / F4, F7 / F8).Серые полосы представляют собой временные окна для EDAN и ADAN.

Расчет латерализованного EDAN вызывал усиление париетальной негативности на коже черепа, противоположной красной метке, в обоих эмоциональных состояниях, тогда как в нейтральном состоянии проявлялся слегка противоположный эффект (рис. 5). Это привело к тому, что EDAN принял отрицательные значения как для положительной ( M = -0,35, SD = 0,43), так и для отрицательной валентности ( M = -0,34, SD = 0,51), в отличие от нейтральной ( M = 0.23, SD = 0,51). Разница была в целом значимой ( F (2,42) = 10,5, p <0,001, ηp2 = 0,333), и парные сравнения показали, что она действительно была вызвана нейтральным состоянием, значительно отличающимся от обоих отрицательных ( p <0,004) и положительные ( p <0,001) условия. Ни основной эффект SOA, ни его взаимодействие с валентностью не достигли статистической значимости.

Рис. 5. Формы сигналов общего среднего с синхронизацией по меткам для (A) EDAN и (B) ADAN, полученные вычитанием ERP на ипсилатеральной стороне из противоположной на красное изображение, отдельно для отрицательных, нейтральных и положительных слайдов .EDAN рассчитывался из объединенных теменных участков (O1 / O2, P3 / P4, PO3 / PO4, P7 / P8) и ADAN из объединенных фронтальных участков (FC1 / FC2, AF3 / AF4, F3 / F4, F7 / F8). Серая полоса указывает временное окно, используемое для получения амплитуд соответствующих эффектов. Топографии скальпа демонстрируют разницу в активности, противоположную ипсилатеральной красной метке для левого полушария, и разницу в ипси-контралатеральной активности для правого полушария во временном окне компонентов EDAN (C) и ADAN (D) .

Аналогичным образом, компонент ADAN (рисунок 4) был подтвержден значительным основным эффектом латерализации ( F (1,21) = 13.4, p = 0,001, ηp2 = 0,39), что подтвердило, что потенциалы на контралатеральных электродах были более отрицательными ( M = -3,73, SD = 4,02), чем на ипсилатеральных электродах ( M = -3,53, SD = 4,11. ). Опять же, значительное взаимодействие латерализации с валентностью ( F (2,42) = 5,72, p = 0,006, ηp2 = 0,214) поддерживает идею модулирующего влияния контекста на смещение внимания. Последующий анализ простых эффектов показал, что ADAN был более отрицательным на контралатеральных участках, чем на ипсилатеральных участках для отрицательных сигналов ( M = -3.74, SD = 4,19 для контралатерального и M = -3,39, SD = 4,3 для ипсилатерального расположения) и для положительных сигналов ( M = -3,93, SD = 4,02 для контралатерального и M = -3,6, SD = 4,07. для ипсилатерального расположения), тогда как в случае нейтральных сигналов эта разница была незначительной ( M = -3,53, SD = 4,05 для контралатерального и M = -3,6, SD = 4,14 для ипсилатерального расположения). Следовательно, простой эффект латеральности был значительным в случае отрицательного результата ( p = 0.003) и положительных условиях ( p = 0,004), но не в случае нейтрального состояния ( p = 0,46). Кроме того, основной эффект SOA также был значительным ( F (1,21) = 59,35, p <0,001, ηp2 = 0,739) с меньшей средней активностью ЭЭГ в состоянии SOA 50 мс ( M = −2,48 , SD = 3,87) по сравнению с условием SOA 100 мс ( M = -4,78, SD = 4,34).

Боковой ADAN (Рисунок 5) показал отрицательное отклонение в положительное ( M = -0.33, SD = 0,47) и отрицательные ( M = -0, 35, SD = 0,48) условия по сравнению с нейтральными ( M = 0,06, SD = 0,41). Этот значительный эффект ( F (2,42) = 5,72, p <0,006, ηp2 = 0,214) был обусловлен разницей между отрицательным и нейтральным ( p <0,026) и положительным и нейтральным ( p <0,038). Ни основной эффект SOA, ни его взаимодействие с валентностью не оказались значительными.

Таким образом, привлекающие внимание свойства красного цвета, по-видимому, модулируются общей эмоциональной ценностью стимулов.Когда представленные изображения были эмоционально заряженными, компоненты EDAN и ADAN отражали смещение внимания к красному изображению. С другой стороны, в случае нейтральных пар данные не показали значительного смещения внимания.

Обсуждение

В настоящем исследовании, используя точечный зонд в сочетании с записью ЭЭГ, мы продемонстрировали, что красный цвет привлекает внимание и способствует конгруэнтной моторной реакции, особенно в эмоциональном контексте.

Участники были быстрее и точнее в своих ответах, когда цель следовала красной подсказке.Эффект был значительно сильнее, когда цветовой сигнал был эмоционально нагружен, показывая взаимодействие между физическими особенностями и эмоциональной валентностью изображения. Это согласуется с предположениями, выдвинутыми Эллиотом и Майером (2012), о том, что цвет влияет на психологическое функционирование и что фактическое проявление этого влияния зависит от контекста. В частности, кажется, что красный цвет обычно способствует увеличению мощности двигателя. Величина этого эффекта усиливается эмоциональным контекстом, феномен, скорее всего, опосредован эволюционным значением красного цвета, который служит значимым сигналом как в условиях аппетита, так и в условиях отвращения.

Гипотеза о раннем автоматическом переключении внимания с помощью красных эмоциональных образов подтверждается анализом связанных с событием потенциалов. Мы обнаружили, что компоненты EDAN и ADAN были более крупными по сравнению с красным сигналом, но только в том случае, если сигнал был эмоциональным. Мы также наблюдали значительное влияние SOA на необработанную ЭЭГ во временных окнах EDAN и ADAN. Однако эти эффекты не взаимодействуют с латеральностью, представляя активность ЭЭГ, усредненную по противоположным и ипсилатеральным расположениям электродов.Поскольку нас интересует только сравнение активности, противоположной и ипсилатеральной, с красным сигналом, нашим основным экспериментальным эффектом является взаимодействие латеральности с валентностью. С этой точки зрения эффекты SOA, которые не взаимодействуют с латеральностью, не могут быть интерпретированы каким-либо значимым образом. Более того, эффекты SOA полностью исчезают, когда анализ проводится на вычтенных данных.

Подсказка по цвету, наблюдаемая только после эмоциональных образов, предполагает, что появление эмоционального образа увеличивает активацию зрительной коры головного мозга, связанную с обработкой потенциально значимого стимула.Это, в свою очередь, могло привести к повышенной восприимчивости коры к эволюционно значимым особенностям, таким как красная окраска. Действительно, активация зрительной коры, о чем свидетельствует величина компонента P1, модулировалась валентностью представленного сигнала в течение первых 100 мс после появления изображения. P1, вызванный как негативными, так и позитивными сигналами, был численно больше, чем вызванный нейтральными сигналами. Тем не менее, он был наиболее заметным в отрицательных условиях и, как оказалось, значительно отличался от P1 в положительных и нейтральных условиях, возможно, отражая так называемую отрицательную предвзятость (Smith et al., 2003; Delplanque et al., 2004; Бублацки и Шупп, 2012; Feng et al., 2014). Было высказано предположение, что усиление P1 в эмоциональном контексте отражает более эффективную сенсорную обработку потенциально релевантных стимулов (Smith et al., 2003; Carretié et al., 2004; Keil et al., 2007; Bublatzky and Schupp, 2012; Pourtois et al. др., 2013; Feng et al., 2014). Доказательства того, что эмоциональные стимулы усиливают активацию зрительной коры головного мозга, также были получены в исследованиях нейровизуализации (например, Lang et al., 1998b; Kuniecki et al., 2003).

Более пристальное изучение цвета с валентным взаимодействием показывает, что в отличие от эмоциональных состояний в нейтральном состоянии компонент EDAN оказался более выраженным ипсилатеральным по отношению к красному изображению. Этот результат может показаться несколько неожиданным, поскольку он предполагает, что в случае нейтральных стимулов раннее внимание было направлено от красного сигнала. Наблюдаемый недостаток внимания в нейтральном состоянии можно объяснить излишней природой красного цвета в неэмоциональном контексте из-за отсутствия эволюционной значимости нейтральных образов.Следовательно, в случае нейтральных стимулов внимание было либо не столь сфокусированным, как в случае эмоциональных стимулов, либо оно было быстро направлено от красного изображения.

Время реакции подтверждает эту гипотезу, поскольку разница в RT между конгруэнтными и неконгруэнтными испытаниями была значительно больше в отрицательных и положительных результатах по сравнению с нейтральными условиями. Появление красного изображения вызвало переключение внимания в основном на эмоциональные состояния, которые должны были соответственно повлиять на двигательную подготовку.Действительно, смещения экзогенного внимания в большинстве случаев связаны с двигательной подготовкой (Sheliga et al., 1997). Разделение этих двух процессов возможно, хотя для этого требуются очень специфические экспериментальные манипуляции (Praamstra and Oostenveld, 2003; Praamstra et al., 2005, 2009; Cespón et al., 2012). Эллиот и Аартс (2011) получили доказательства того, что появление красного цвета по сравнению с синим и серым цветом усиливает двигательные процессы, такие как время и сила реакции. Облегченные двигательные реакции, соответствующие предпочтению внимания красным целям по сравнению с зелеными, наблюдались также у Fortier-Gauthier et al.(2013) исследование. Авторы пришли к выводу, что это свойство красного цвета, наблюдаемое также в нашем исследовании, следует учитывать при выборе стимулов для эксперимента с измерением времени реакции.

Хотя EDAN означает раннее направление негативности внимания, это ни в коем случае не «рано» с точки зрения хронометрии визуальной обработки. Фокс и Симпсон (2002) показали, что вызванные потенциалы, возникающие примерно через 200 мс после начала стимула, не представляют собой первый прямой проход визуальной информации, достигающей зрительной коры.Вместо этого они возникают в результате нескольких итераций интерактивной обработки между несколькими корковыми и, возможно, подкорковыми областями. Соответственно, наблюдаемая модуляция P1 валентностью подтверждает идею о том, что различия в следующем компоненте EDAN представляют собой комбинированное влияние эмоциональной валентности и окраски, потому что визуальный анализ обеих этих характеристик должен был быть значительно продвинут на этой стадии.

Действительно, влияние как семантических, так и физических характеристик на компонент EDAN наблюдалось в более ранних исследованиях.Представление асимметричной реплики, такой как стрелка, может повлиять на EDAN из-за разницы в физических характеристиках, а не из-за значения реплики. van Velzen и Eimer (2003) показали, что компонент EDAN зависит не от направления, на которое указывает сигнал, а от пространственной асимметрии самого сигнала. Позже было подтверждено, что EDAN связан с асимметрией, изначально присутствующей в подсказках стрелок (Jongen et al., 2007; Brignani et al., 2009). Кроме того, пары симметричных сигналов не вызывают EDAN, даже если они действительны, как показано Brignani et al.(2009), которые указали целевую локацию с помощью идентичных текстур. С другой стороны, Ранзини и др. (2009) обнаружили, что при определенных условиях EDAN может быть вызван полностью симметричными сигналами, а именно числами, представленными в центре. Они объясняют этот результат в терминах теории «пространственно-числовой ассоциации кодов отклика» (SNARC), предусматривающей заученную автоматическую ассоциацию между цифрами и положением в пространстве (Dehaene et al., 1993), т. Е. Большие числа мысленно связаны с правильным часть пространства, тогда как небольшие числа связаны с левой частью (Hubbard et al., 2005). Цифры были эффективными подсказками, переключающими внимание и влияющими на EDAN, поэтому их значение должно было быть расшифровано до того, как цель началась. В нашем эксперименте реплики были идентичны с точки зрения эмоциональной валентности и основных визуальных свойств. Асимметрию создавало наличие красного оттенка. Интересно, что цветовая асимметрия сама по себе не влияла на EDAN в нейтральном состоянии, а влияла только на эмоциональное состояние. Таким образом, кажется, что в нашем случае эффект физической асимметрии был модулирован быстрой расшифровкой семантического значения изображений.Вполне вероятно, что это взаимодействие происходит из хорошо изученной связи между красным оттенком и эмоциональными стимулами, напоминающими в этом аспекте эффект SNARC.

Кроме того, поскольку подсказки, предоставленные слайдами IAPS, не имели отношения к задаче, мы предполагаем, что усовершенствованный компонент EDAN отражал перцепционный и автоматический восходящий процесс, а не более сложный нисходящий процесс, основанный на принятии решений. Похоже, что даже если явная инструкция требует, чтобы участник игнорировал цветовую метку, система раннего обнаружения, работающая в фоновом режиме, не может полностью игнорировать цвет как ценную подсказку.Это подтверждает идею Эллиота и Майера о том, что цвет автоматически влияет на психологическое функционирование. Действительно, Теувес (1992) и Ким и Кейв (1999) показали, что несущественный, но заметный цветной синглтон привлекает внимание к пространству. Этот эффект сохраняется даже в том случае, если участников заранее проинформируют о том, что цветные синглтоны следует игнорировать (Theeuwes et al., 2006). Важно отметить, что эти эффекты зависят не от какого-либо особого качества цвета, а, скорее, от расстояния его восприятия до окружающей среды.Это может вызвать сомнения, если в нашем случае наблюдаемый эффект также не зависит от цвета и зависит главным образом от относительной постоянства красных оттенков, доминирующих над фоном. Несмотря на то, что невозможно полностью опровергнуть эту возможность, учитывая наш экспериментальный план, значительное взаимодействие EDAN и ADAN с валентностью изображений обеспечивает сильную поддержку идеи о том, что красный цвет не был определен как заслуживающий внимания во всех презентациях стимулов. но только с эмоциональным содержанием.Таким образом, описываемый здесь эффект не может быть исчерпывающим образом объяснен простым всплывающим окном цвета. Мы не можем сделать вывод, является ли этот эффект эксклюзивным для красного оттенка, поскольку мы не сопоставляем эффекты красного и одного другого цвета. Возможно, что другой оттенок также даст аналогичные результаты, даже независимо от его эмоционального подтекста. Однако уникальное влияние красного цвета на облегчение двигательных реакций и предпочтения внимания наблюдалось в исследованиях, напрямую сравнивающих эффекты разных оттенков (Elliot and Aarts, 2011; Payen et al., 2011; Fortier-Gauthier et al., 2013).

В нашем эксперименте цель сразу же следовала за сигналом, что могло привести к заключению, что эффекты, приписываемые смещению внимания, на самом деле связаны исключительно с двигательной подготовкой. Однако наши результаты не подтверждают такую ​​интерпретацию. Во-первых, затылочно-теменная топография EDAN и фронтальная топография компонентов ADAN согласуются с литературными данными (Hopf and Mangun, 2000; Nobre et al., 2000; Praamstra et al., 2005; Praamstra and Kourtis, 2010; Van der Lubbe). and Utzerath, 2013).Важно отметить, что ни один из этих компонентов не проявлял центрально-фронтального распределения, характерного для двигательной активности. Во-вторых, расчет EDAN и ADAN включал усреднение по одному и тому же количеству левых и правых целевых вхождений, поэтому исключались любые не связанные с вниманием (то есть моторные) латерализации (Luck, 2014). Процедура двойного вычитания, используемая для расчета EDAN и ADAN, а также N2pc, также компенсирует перекрытие активности ЭЭГ, вызванной сигналом и целью, оставляя только активность с блокировкой сигнала (Ansorge et al., 2009). Однако важно отметить, что ADAN может быть вызван не только смещением внимания, но и двигательной подготовкой (Praamstra et al., 2005, 2009; Eimer and van Velzen, 2006; van der Lubbe et al., 2006; Gherri et al., 2007). Связанный с двигателем ADAN связан с представлением сигнала, предсказывающего направление движения или выбор руки. Чем однозначнее сигнал в отношении ожидаемой двигательной активности, тем больше компонент ADAN (Praamstra et al., 2009). В нашем случае реплики не имели отношения к местоположению приближающейся цели и, следовательно, были недействительными.Поэтому маловероятно, что различия с синхронизацией сигналов, наблюдаемые во временном окне ADAN, полностью связаны с моторными процессами.

Наконец, стоит отметить, что относительно немного исследований явно проверяли, как эмоциональная обработка влияет на зрительное восприятие. Например, Brosch et al. (2011) исследовали относительное влияние не относящихся к задаче эмоциональных сигналов (сердитые лица) и экзогенных сигналов (яркая рамка вокруг изображения) на раннее развертывание внимания, индексируемое компонентом N2pc.Они установили, что, хотя экзогенный физический сигнал влиял на N2pc, валентность сигнала не влияла. Хотя этот результат не согласуется с большинством результатов исследования привлечения внимания эмоциональными лицами (четко демонстрирующих модуляцию N2pc эмоциональными сигналами; Eimer and Kiss, 2007; Fenker et al., 2010; Feldmann-Wüstefeld et al., 2011 ; Ikeda et al., 2013), это свидетельствует о том, что в определенных экспериментальных условиях экзогенная реплика в парадигме эмоциональной точки-зонда способна привлечь внимание.Наши результаты аналогичны, поскольку красное окрашивание изображения рассматривается как своего рода экзогенный сигнал. Однако настоящее исследование предполагает, что эмоциональность сигнала тоже играет роль, модулируя захват внимания через эволюционно значимые физические особенности.

Phelps et al. (2006) в чисто поведенческом исследовании с использованием мимики в качестве эмоциональных сигналов показали, что эмоции взаимодействуют с ранней визуальной обработкой, снижая контраст, необходимый для идентификации целевых стимулов.Работая в том же духе, Боканегра и Зеленберг (2009) получили доказательства того, что эмоции действительно улучшают различение, но только стимулов с низкой пространственной частотой. И наоборот, обнаружению стимулов с высокой пространственной частотой мешало предварительное выставление эмоциональных лиц. Этот вывод подтверждается полученными потенциальными доказательствами, показывающими, что низкие, но не высокие пространственные частоты имеют решающее значение для раннего отличия эмоциональных стимулов от нейтральных (Alorda et al., 2007; Carretié et al., 2007). Эти результаты предполагают, что эмоциональный контекст выборочно облегчает восприятие специфически связанных с эмоциями аспектов визуального стимула. Поскольку красный цвет обладает сигнальной ценностью, характерной для эмоционального содержания (например, Humphrey, 1976; Elliot and Pazda, 2012), наши результаты предоставляют дополнительные доказательства, подтверждающие эту гипотезу.

Таким образом, наши результаты вписываются в цветовую теорию контекста, которую отстаивают Эллиот и Майер (2012), поскольку влияние красного цвета на моторное поведение и смещения внимания модулируется эмоциональным контекстом предъявляемых стимулов.На относительно ранней стадии обработки изображений внимание привлекают только эмоциональные красные стимулы, тогда как нейтральные красные изображения игнорируются. На поведенческом уровне красный цвет ускоряет реакцию во всех условиях, однако величина этого усиления зависит от контекста. Более того, этот процесс кажется чисто автоматическим и по своей природе идет снизу вверх. Наши результаты также предполагают, что в исследованиях, касающихся времени реакции и внимания, необходимо контролировать цвет стимулов, особенно если предъявляемые стимулы имеют эмоциональное значение.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Работа поддержана Польским национальным научным центром [номер гранта N106 288939 и 2012/07 / E / HS6 / 01046]. Изображения, использованные на рисунке 1, предоставлены по лицензии Creative Commons Джоном Салливаном, Майком Пинглтоном, Тэдом Аренсмайером и Питом Спаансом.

Сноски

  1. Экспериментальные пары: 9405-6350, 3140-9301, 9253-9140, 8485-9050, 9630-9280, 9622-9600, 9373-1275, 8480-9490, 3250-1932, 1051-1070 (отрицательный), 7352 -1942, 7282-7481, 8371-8116, 8340-8193, 8090-8500, 1604-5891, 8510-5836, 5480-5600, 7330-1610, 5830-5833 (положительный), 9635.2-9913, 2690-2446, 7184-7055, 7185-7059, 7056-6150, 1616-1675, 7058-7057, 5520-5530, 5395-7546, 7820-7188 (нейтральный). В каждой экспериментальной паре первая цифра обозначает красное изображение.Контрольные пары: 9901-9903, 6510-6570.1, 9290-9330, 6200-6210, 1052-1050 (отрицательный), 8341-8179, 1740-1510, 7480-5820, 5820-5814, 1440-1460 (положительный), 7040 -7030, 7038-5534, 7484-7487, 7100-5740, 7247-7249 (нейтральный).

Список литературы

Эллисон Т., Пьюс А., Спенсер Д. Д. и Маккарти Г. (1999). Электрофизиологические исследования восприятия лица человека. I: потенциалы, генерируемые в затылочно-височной коре при воздействии на лицо и не на лице раздражителей. Cereb. Cortex 9, 415–430.DOI: 10.1093 / cercor / 9.5.415

PubMed Аннотация | Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Алорда, К., Серрано-Педраса, И., Кампос-Буэно, Дж. Дж., Сьерра-Васкес, В., и Монтойя, П. (2007). Фильтрация низких пространственных частот модулирует раннюю обработку мозгом сложных аффективных картинок. Neuropsychologia 45, 3223–3233. DOI: 10.1016 / j.neuropsychologia.2007.06.017

PubMed Аннотация | Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Bacon-Macé, N., Macé, M.J., Fabre-Thorpe, M., and Thorpe, S.J. (2005). Динамика визуальной обработки: обратная маскировка и категоризация естественной сцены. Vision Res. 45, 1459–1469. DOI: 10.1016 / j.visres.2005.01.004

PubMed Аннотация | Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бриньяни Д., Гуззон Д., Марци К. А. и Миниусси К. (2009). Ориентация внимания, вызванная стрелками и взглядом, по сравнению с эндогенным сигналом. Neuropsychologia 47, 370–381.DOI: 10.1016 / j.neuropsychologia.2008.09.011

PubMed Аннотация | Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Brosch, T., Pourtois, G., Sander, D., and Vuilleumier, P. (2011). Аддитивные эффекты эмоционального, эндогенного и экзогенного внимания: поведенческие и электрофизиологические доказательства. Neuropsychologia 49, 1779–1787. DOI: 10.1016 / j.neuropsychologia.2011.02.056

PubMed Аннотация | Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кальво, М.Г., Аверо, П., Лундквист, Д. (2006). Облегченное обнаружение сердитых лиц: начальное ориентирование и эффективность обработки. Cogn. Эмот. 20, 785–811. DOI: 10.1080 / 02699930500465224

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кальво, М. Г., Нумменмаа, Л., и Хёна, Дж. (2008). Эмоциональные сцены в периферийном зрении: выборочное ориентирование и обработка сути, но не идентификация содержания. Emotion 8, 68–80. DOI: 10.1037 / 1528-3542.8.1.68

PubMed Аннотация | Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Карретье, Л., Инохоса, Дж. А., Лопес-Мартин, С., и Тапиа, М. (2007). Электрофизиологическое исследование взаимодействия эмоционального содержания и пространственной частоты визуальных стимулов. Neuropsychologia 45, 1187–1195. DOI: 10.1016 / j.neuropsychologia.2006.10.013

PubMed Аннотация | Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Карретье, Л., Инохоса, Дж. А., Мартин-Лоечес, М., Меркадо, Ф. и Тапиа, М. (2004). Автоматическое внимание к эмоциональным стимулам: нейронные корреляты. Гум. Brain Mapp. 22, 290–299. DOI: 10.1002 / hbm.20037

PubMed Аннотация | Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кузино, Д. (2005). Доверительные интервалы во внутрипредметных планах: более простое решение метода Лофтуса и Массона. Репетитор. Quant. Методы Психол. 1, 42–45.

Google Scholar

Dehaene, S., Bossini, S., and Giraux, P. (1993). Мысленное представление о четности и числовой величине. Дж.Exp. Psychol. Gen. 122, 371–396. DOI: 10.1037 // 0096-3445.122.3.371

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Dekowska, M., Kuniecki, M., and Jaśkowski, P. (2008). Факты перед лицом: нейронные механизмы восприятия лица. Acta Neurobiol. Exp. (Войны) 68, 229–252.

PubMed Аннотация | Полный текст | Google Scholar

Delplanque, S., Lavoie, M. E., Hot, P., Silvert, L., and Sequeira, H. (2004). Модуляция когнитивной обработки эмоциональной валентностью изучается на людях с помощью связанных с событиями потенциалов. Neurosci. Lett. 356, 1–4. DOI: 10.1016 / j.neulet.2003.10.014

PubMed Аннотация | Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Delplanque, S., N’diaye, K., Scherer, K., and Grandjean, D. (2007). Пространственные частоты или эмоциональные эффекты ?. Систематическое измерение пространственных частот для изображений IAPS с помощью дискретного вейвлет-анализа. J. Neurosci. Методы 165, 144–150. DOI: 10.1016 / j.jneumeth.2007.05.030

PubMed Аннотация | Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эймер, М., и ван Велзен, Дж. (2006). Скрытая подготовка к ответным действиям вручную вызывает модуляцию внимания визуальной, но не слуховой обработки. Clin. Neurophysiol. 117, 1063–1074. DOI: 10.1016 / j.clinph.2006.01.005

PubMed Аннотация | Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эймер М., ван Велзен Дж. И Драйвер Дж. (2002). Межмодальные взаимодействия между слухом, осязанием и зрением в эндогенном пространственном внимании: данные ERP о подготовительных состояниях и сенсорных модуляциях. J. Cogn. Neurosci. 14, 254–271. DOI: 10.1162 / 0898927236885

PubMed Аннотация | Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эймер М., ван Велзен Дж., Форстер Б. и Драйвер Дж. (2003). Сдвиги внимания при свете и в темноте: исследование ERP надрамодального контроля внимания и кроссмодальных связей в пространственном внимании. Brain Res. Cogn. Brain Res. 15, 308–323. DOI: 10.1016 / s0926-6410 (02) 00203-3

PubMed Аннотация | Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эллиот, А.J., Kayser, D. N., Greitemeyer, T., Lichtenfeld, S., Gramzow, R.H., Maier, M.A., et al. (2010). Красный, чин и романтика у женщин, смотрящих на мужчин. J. Exp. Psychol. Gen. 139, 399–417. DOI: 10.1037 / a0019689

PubMed Аннотация | Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эллиот, А. Дж., И Майер, М. А. (2012). Теория цвета в контексте. Adv. Exp. Soc. Psychol. 45, 61–125. DOI: 10.1016 / b978-0-12-394286-9.00002-0

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Feldmann-Wüstefeld, T., Шмидт-Даффи, М., и Шубё, А. (2011). Нейронные свидетельства преимущества обнаружения угроз: дифференцированное внимание к сердитым и счастливым лицам. Психофизиология 48, 697–707. DOI: 10.1111 / j.1469-8986.2010.01130.x

PubMed Аннотация | Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Feng, C., Li, W., Tian, ​​T., Luo, Y., Gu, R., Zhou, C., et al. (2014). Возбуждение модулирует эффекты валентности как на ранних, так и на поздних стадиях аффективной обработки изображений в задаче пассивного просмотра. Soc. Neurosci. 9, 364–377. DOI: 10.1080 / 17470919.2014.896827

PubMed Аннотация | Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фенкер, Д. Б., Хейперц, Д., Бёлер, К. Н., Шонфельд, М. А., Ноесселт, Т., Хайнце, Х.-Дж., и др. (2010). Обязательная обработка нерелевантных испуганных черт лица при визуальном поиске. J. Cogn. Neurosci. 22, 2926–2938. DOI: 10.1162 / jocn.2009.21340

PubMed Аннотация | Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фокс, Дж.Дж. И Симпсон Г. В. (2002). Поток активации из V1 в лобную кору у людей. Фреймворк для определения «ранней» визуальной обработки. Exp. Brain Res. 142, 139–150. DOI: 10.1007 / s00221-001-0906-7

PubMed Аннотация | Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Герри, Э., ван Велзен, Дж., И Эймер, М. (2007). Разделение эффектора и выбора направления движения во время подготовки ручных движений: данные по латерализованным компонентам ERP. Clin. Neurophysiol. 118, 2031–2049. DOI: 10.1016 / j.clinph.2007.06.003

PubMed Аннотация | Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хартер М. Р., Миллер С. Л., Прайс Н. Дж., Лалонд М. Э. и Киз А. Л. (1989). Нервные процессы, участвующие в управлении вниманием. J. Cogn. Neurosci. 1, 223–237. DOI: 10.1162 / jocn.1989.1.3.223

PubMed Аннотация | Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хопф, Дж. М., и Мангун, Г. Р. (2000). Перемещение зрительного внимания в пространстве: электрофизиологический анализ с использованием карт с высоким пространственным разрешением. Clin. Neurophysiol. 111, 1241–1257. DOI: 10.1016 / s1388-2457 (00) 00313-8

PubMed Аннотация | Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хамфри, Н. (1976). «Цветная валюта природы», в Color for Architecture , ed B. Mikellides (Лондон: Macmillan), 95–98.

Google Scholar

Хатчингс, Дж.Б. (1997). «Цвет растений, животных и человека», в Color for Science, Art and Technology , ed K. Nassau (Амстердам: Elsevier), 222–246.

Google Scholar

Йонген, Э. М., Смолдерс, Ф. Т. Ю., и Ван дер Хейден, Дж. С. Х. (2007). Боковые компоненты ERP, связанные с пространственной ориентацией: различение направления внимания от обработки сенсорных аспектов сигнала. Психофизиология 44, 968–986. DOI: 10.1111 / j.1469-8986.2007.00557.x

PubMed Аннотация | Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кайзер, Д.Н., Эллиот А. Дж., Фельтман Р. (2010). Красный цвет и романтическое поведение мужчин, смотрящих на женщин. Eur. J. Soc. Psychol. 40, 901–908. DOI: 10.1002 / ejsp.757

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кейл А., Столярова М., Моратти С. и Рэй У. Дж. (2007). Адаптация в зрительной коре головного мозга человека как механизм быстрого распознавания аверсивных стимулов. Neuroimage 36, 472–479. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2007.02.048

PubMed Аннотация | Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кинг, Т.(2005). Восприятие цвета, познание и культура человека: почему «красный» всегда красный. Proc. SPIE Int. Soc. Опт. Англ. 5667, 234–242. DOI: 10.1117 / 12.597146

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Куниеки М., Урбаник А., Собецка Б., Козуб Дж. И Биндер М. (2003). Центральный контроль изменений частоты сердечных сокращений во время визуальной аффективной обработки, выявленный с помощью фМРТ. Acta Neurobiol. Exp. (Войны) 63, 39–48.

PubMed Аннотация | Полный текст | Google Scholar

Ланг, П.Дж., Брэдли М. М. и Катберт Б. Н. (1999). Международная система эффективных изображений (IAPS): Руководство по эксплуатации и рейтинги эффективности. Технический отчет A-4, Гейнсвилл, Флорида: Центр исследований в области психофизиологии, Университет Флориды.

Лэнг, П. Дж., Брэдли, М. М., Фицсиммонс, Дж. Р., Катберт, Б. Н., Скотт, Дж. Д., Моулдер, Б. и др. (1998b). Эмоциональное возбуждение и активация зрительной коры: анализ фМРТ. Психофизиология 35, 199–210.DOI: 10.1111 / 1469-8986.3520199

PubMed Аннотация | Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Удача, С. Дж. (2014). Введение в технику связанных с событиями потенциалов. Кембридж, Массачусетс: Массачусетский технологический институт, глава 11.

Милински, М., и Баккер, Т.С.М. (1990). Самки колюшки используют окраску самцов при выборе партнера и, следовательно, избегают зараженных паразитами самцов. Природа 344, 330–333. DOI: 10.1038 / 344330a0

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пайен, В., Эллиот, А. Дж., Кумбс, С. А., Чалабаев, А., Бриссвалтер, Дж., И Кьюри, Ф. (2011). Просмотр красного цвета перед тестом на прочность запрещает выходную мощность двигателя. Neurosci. Lett. 495, 44–48. DOI: 10.1016 / j.neulet.2011.03.032

PubMed Аннотация | Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Pourtois, G., Schettino, A., and Vuilleumier, P. (2013). Мозговые механизмы эмоциональных воздействий на восприятие и внимание: что такое магия, а что нет. Biol. Psychol. 92, 492–512. DOI: 10.1016 / j.biopsycho.2012.02.007

PubMed Аннотация | Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Praamstra, P., Kourtis, D., and Nazarpour, K. (2009). Одновременная подготовка нескольких потенциальных движений: противоположные эффекты пространственной близости, опосредованные премоторной и теменной корой. J. Neurophysiol. 102, 2084–2095. DOI: 10.1152 / jn.00413.2009

PubMed Аннотация | Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Praamstra, P., и Остенвельд, Р. (2003). Активация моторной коры, связанная с вниманием и движением: ЭЭГ-исследование пространственной совместимости стимула и ответа. Brain Res. Cogn. Brain Res. 16, 309–322. DOI: 10.1016 / s0926-6410 (02) 00286-0

PubMed Аннотация | Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ранзини, М., Дехайн, С., Пьяцца, М., и Хаббард, Э. М. (2009). Нейронные механизмы переключения внимания из-за нерелевантных пространственных и числовых сигналов. Neuropsychologia 47, 2615–2624.DOI: 10.1016 / j.neuropsychologia.2009.05.011

PubMed Аннотация | Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Русселе, Г., Жубер, О., и Фабр-Торп, М. (2005). Как долго можно добраться до «сути» реальных природных сцен? Vis. Cogn. 12, 852–877. DOI: 10.1080 / 13506280444000553

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шупп, Х. Т., Юнгхёфер, М., Вайке, А. И. и Хамм, А. О. (2004). Выборочная обработка кратко представленных эмоциональных картинок: анализ ERP. Психофизиология 41, 441–449. DOI: 10.1111 / j.1469-8986.2004.00174.x

PubMed Аннотация | Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сейсс, Э., Герри, Э., Эрдли, А. Ф., и Эймер, М. (2007). Представляют ли компоненты ERP, запускаемые во время ориентации внимания, надрамодальный контроль внимания? Психофизиология 44, 987–990. DOI: 10.1111 / j.1469-8986.2007.00591.x

PubMed Аннотация | Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Смит, Н.К., Качиоппо, Дж. Т., Ларсен, Дж. Т., и Чартран, Т. Л. (2003). Обратите внимание: электрокортикальные реакции на положительные и отрицательные раздражители. Neuropsychologia 41, 171–183. DOI: 10.1016 / s0028-3932 (02) 00147-1

PubMed Аннотация | Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Самнер П. и Моллон Дж. Д. (2000). Фотопигменты Catarrhine оптимизированы для обнаружения целей на фоне листвы. J. Exp. Биол. 203, 1963–1986.

PubMed Аннотация | Полный текст | Google Scholar

Сурридж А.К., Осорио Д. и Манди Н.И. (2003). Эволюция и отбор трехцветного зрения у приматов. Trends Ecol. Evol. 18, 198–205. DOI: 10.1016 / s0169-5347 (03) 00012-0

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Талсма, Д., Слагтер, Х.А., Ньювенхейс, С., Хаге, Дж., И Кок, А. (2005). Ориентация зрительно-пространственного внимания: исследование потенциала мозга, связанного с событием. Brain Res.Cogn. Brain Res. 25, 117–129. DOI: 10.1016 / j.cogbrainres.2005.04.013

PubMed Аннотация | Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Теувес, Дж., Рейманн, Б., и Мортье, К. (2006). Визуальный поиск красивых синглтонов: без модуляции сверху вниз, только затравка снизу вверх. Vis. Cogn. 14, 466–489. DOI: 10.1080 / 13506280500195110

CrossRef Полный текст | Google Scholar

ван дер Люббе, Р. Х. Дж., Неггерс, С. Ф. У., Верлегер, Р.и Кенеманс Дж. Л. (2006). Пространственно-временное перекрытие между активацией мозга, связанной с подготовкой саккад и ориентацией внимания. Brain Res. 1072, 133–152. DOI: 10.1016 / j.brainres.2005.11.087

PubMed Аннотация | Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ван Стриен, Дж. У., Лангеслаг, С. Дж., Стрекалова, Н. Дж., Готджес, Л., и Франкен, И. Х. (2009). Валентность взаимодействует с ранним эффектом старого / нового ERP и возбуждением с устойчивым эффектом старого / нового ERP для аффективных картинок. Brain Res. 1251, 223–235. DOI: 10.1016 / j.brainres.2008.11.027

PubMed Аннотация | Полный текст | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Йинд, Дж. (2010). Влияние эмоций на внимание: обзор обработки вниманием эмоциональной информации. Cogn. Эмот. 24, 3–47. DOI: 10.1080 / 026999305698

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Красный цвет привлекает внимание в эмоциональном контексте. Исследование ERP

Front Hum Neurosci.2015; 9: 212.

Michał Kuniecki

1 Психофизиологическая лаборатория, Институт психологии, Ягеллонский университет, Краков, Польша

Джоанна Пиларчик

1 Психофизиологическая лаборатория, Институт психологии, Краковский университет

68, Ягеллонский университет 900 Szymon Wichary

2 Междисциплинарный центр прикладных когнитивных исследований, Университет социальных и гуманитарных наук, Варшава, Польша

1 Лаборатория психофизиологии, Институт психологии, Ягеллонский университет, Краков, Польша

2 Междисциплинарный центр Прикладные когнитивные исследования, Университет социальных и гуманитарных наук, Варшава, Польша

Редактор: Джон Дж.Фокс, Медицинский колледж Альберта Эйнштейна, США

Рецензент: Яана Симола, Университет Хельсинки, Финляндия; Себастьян Шиндлер, Университет Билефельда, Германия

* Для переписки: Михал Кунеки, Психофизиологическая лаборатория, Институт психологии, Ягеллонский университет, ул. Ingardena 6, Kraków, 30-060, Poland [email protected]

Поступила в редакцию 25 ноября 2014 г .; Принято 31 марта 2015 г.

Copyright © 2015 Kuniecki, Pilarczyk and Wichary.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (CC BY).Использование, распространение и воспроизведение на других форумах разрешено при условии указания автора (авторов) или лицензиара и ссылки на оригинальную публикацию в этом журнале в соответствии с принятой академической практикой. Запрещается использование, распространение или воспроизведение без соблюдения этих условий.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Красный цвет, как известно, влияет на психологическое функционирование, имея как негативные (например,, кровь, огонь, опасность) и положительные (например, секс, еда) коннотации. Целью нашего исследования было оценить захват внимания изображениями красного цвета и изучить модулирующую роль эмоциональной валентности в этом процессе, как это постулируется теорией цвета в контексте Эллиота и Майера (2012). Участники выполнили задачу точечного зондирования, в которой каждая реплика содержала два изображения одинаковой валентности и возбуждения, одно из которых содержало выдающийся красный объект, а другое — объект разной окраски. Было измерено время реакции, а также связанная с событием латерализация ЭЭГ.Модуляция латерализованных компонентов показала, что красный цвет захватил и позже удерживал внимание как в положительных, так и в отрицательных условиях, но не в нейтральном состоянии. На явную двигательную реакцию на целевой стимул повлияло в основном внимание, задерживающееся над полем зрения, в котором вспыхнул красный сигнал. Однако слабое влияние валентности все же можно было обнаружить во времени реакции. Таким образом, красный, кажется, направляет внимание, особенно в эмоционально-валентных обстоятельствах, указывая на то, что эмоциональный контекст может изменить влияние цвета как на внимание, так и на двигательное поведение.

Ключевые слова: внимание, эмоция, визуальное восприятие, красный цвет, связанные с событием потенциалы

Введение

Цветовое зрение помогает визуальной обработке природных сцен на нескольких уровнях, таких как сегментация сцены (Hansen and Gegenfurtner, 2009) , распознавание объектов и различение стимулов (Gegenfurtner and Rieger, 2000). Цвета также могут направлять внимание к важным объектам, поскольку цвет используется как в природе, так и в культуре как мощный сигнал (Hutchings, 1997).Информация, касающаяся оттенка, извлекается на ранних стадиях визуальной обработки (Gegenfurtner, 2003), что делает ее роль в запуске ранних сдвигов внимания правдоподобной. Яркие цвета, особенно или те, которые особенно точно настроены для восприятия визуальной системы, могут использоваться для передачи сообщений двух основных типов: отталкивающих и привлекающих (King, 2005). В животном мире полосы контрастного цвета, такие как на осах, часто используются для отпугивания потенциальных хищников, сигнализируя о неприятных последствиях нападения, однако такие же контрастные цвета на ухаживающей птице — это приглашение к приближению.Интересно, что влечение и отталкивание также составляют основное приятное-неприятное измерение эмоции (Lang et al., 1998a), поэтому цвета могут иметь отношение к обработке эмоциональных стимулов. Фактически, люди склонны приписывать эмоциональное значение определенным оттенкам (Moller et al., 2009) и имеют постоянные предпочтения в отношении цветов (Palmer and Schloss, 2010). Однако некоторые исследования отвергают общую роль цвета в обработке эмоциональных стимулов (Bradley et al., 2001; Junghöfer et al., 2001; Codispoti et al., 2011).

Недавно Эллиот и Майер (2012) предложили теорию влияния цветов на психологическое функционирование. Согласно их теории цвета в контексте , цвет несет значение, и это оказывает прямое и автоматическое влияние на когнитивные процессы, включая внимание. Это влияние согласуется с эмоциональной оценкой цвета как гостеприимного или враждебного. Таким образом, цвет может способствовать психологическим процессам, ориентированным на приближение или избегание, выступая в качестве автоматически и быстро обрабатываемого аффективного праймера.Коннотации цветов проистекают из сочетаний определенного цвета с опытом, объектами и сообщениями, которые имеют источники как в биологии, так и в культуре. Однако эти коннотации неоднородны, и влияние цветов на поведение зависит от контекста. Модулирующая роль контекста, предложенная теорией Эллиота и Майера (2012), правдоподобна даже в случае быстрых процессов, таких как переключение внимания, с учетом временного хода семантического анализа визуальных стимулов. Люди могут понять суть сцены, даже если она представлена ​​всего на долю секунды (12–26 мс; Thorpe et al., 1996; Bacon-Macé et al., 2005; Rousselet et al., 2005), так и вне фокуса внимания (Li et al., 2002; Peelen et al., 2009). Что еще более важно, эмоционально нагруженные визуальные стимулы быстро распознаются, даже если их представление очень краткое (Junghöfer et al., 2001; Schupp et al., 2004), и когда они скрыты среди отвлекающих нейтральных стимулов (Öhman et al., 2001; Calvo et al., 2006). Целью настоящего исследования было проверить теорию Эллиота и Майера, исследуя привлечение внимания с помощью цвета и модулирующую роль эмоционального контекста в этом процессе.

Красный — особенно хороший пример вышеупомянутых свойств цвета, который побудил несколько направлений исследований в рамках теории цвета в контексте. Во-первых, было установлено, что наблюдение красного цвета непосредственно перед или во время двигательной реакции увеличивает силу и скорость реакции, скорее всего, из-за возникновения страха (Elliot and Aarts, 2011). Однако, когда участники подвергаются воздействию красного за несколько секунд до двигательного задания, это ухудшает двигательную выработку, потому что относительно дальний сигнал угрозы вызывает скорее тревогу, чем страх (Payen et al., 2011). Во-вторых, красный, кажется, обладает свойствами вызывать эмоции. Moller et al. (2009) показали, что люди склонны ассоциировать красный цвет с негативными, несущими опасность эмоциями, поскольку это цвет огня, крови, гнева, а иногда и ядовитых или опасных животных. Тем не менее, красный цвет не всегда сигнализирует о враждебности или опасности. Среди многих видов (например, приматов и рыб) красный цвет является эволюционным биологическим сигналом привлекательности (например, Milinski and Bakker, 1990; Waitt et al., 2006). У людей женщины и мужчины в красной одежде рассматриваются противоположным полом как более желанные (Elliot et al., 2010; Kayser et al., 2010). Другой положительный оттенок красного связан с едой, а именно со спелыми фруктами. Примечательно, что обнаружение спелых плодов является возможной причиной развития трихроматии у приматов (Sumner, Mollon, 2000; Surridge et al., 2003; Osorio and Vorobyev, 2005). Очевидно, что красный цвет имеет двоякое значение: он может сигнализировать об угрозе или возможности, в зависимости от контекста. Эта двойственность отражается в том, что младенцы предпочитают красный цвет в безопасных условиях (т.е. красный стимул, вызванный сердитым лицом; Maier et al., 2009).

Эмоциональный оттенок красного переключается между отрицательным и положительным, но в обоих эмоциональных крайностях красный сигнализирует о наличии значимого стимула и, следовательно, должен требовать смещения внимания к нему. Действительно, Fortier-Gauthier et al. (2013) недавно показали, что простые красные цели, которые должны быть обнаружены среди серых отвлекающих факторов, вызывают больший N2pc, чем зеленые цели, сопоставимые по другим физическим качествам, указывая на возможный особый статус красного цвета при визуальном поиске.Компонент N2pc обеспечивает маркер пространственного расположения фокуса внимания, будучи более негативным в задних частях скальпа, противоположных наблюдаемому стимулу (Luck and Hillyard, 1994). Раньше склонность внимания к красному цвету постулировалась на менее однозначной основе. Хилл и Бартон (2005) пришли к выводу, что ношение красной одежды в спортивных единоборствах значительно увеличивает шансы на победу. Hagemann et al. (2008) утверждали, что эту тенденцию можно объяснить, по крайней мере частично, смещением рефери в сторону красного.

Хотя смещение внимания к красному проявляется не только в эмоциональных обстоятельствах (Fortier-Gauthier et al., 2013), основной контекст красного кажется эмоционально возбуждающим, а не спокойным и нейтральным. Таким образом, в соответствии с теорией Эллиота и Майера (2012), красный цвет должен иметь разные свойства в эмоциональных и нейтральных обстоятельствах. При условии, что передача сигналов является одной из важнейших функций цвета, красный должен влиять на внимание, особенно в эмоциональных условиях. В самом деле, красный цвет является наиболее распространенным сигнальным цветом в мире природы, так как он хорошо заметен как на синем фоне неба, так и на зеленом фоне листвы (Humphrey, 1976).Он также часто используется в городской среде, чтобы поднять тревогу и привлечь внимание, например, с помощью дорожных знаков, светофоров и значительных уведомлений.

Мы стремились проверить альтернативные версии того, как красный цвет может влиять на обработку эмоциональных визуальных стимулов. С одной стороны, красный может указывать на то, что данное изображение важно, и, следовательно, желательно переключение внимания. В этом случае все красные изображения должны привлекать внимание, независимо от их эмоционального значения.В качестве альтернативы возможное смещение внимания к красному может взаимодействовать с валентностью, и в этом случае внимание должно привлекать как положительное, так и отрицательное, но не нейтральное, красное изображение. Наконец, красный цвет может вообще не влиять на внимание, что приводит к случайному выявлению красных и не красных стимулов.

Чтобы проверить специфическое влияние красного цвета на привлечение внимания, мы использовали версию задачи Познера на пространственные подсказки (Posner et al., 1980), названную «точечным зондом», первоначально предложенную Маклеодом и др. .(1986), чтобы изучить предвзятость внимания к эмоциональным и нейтральным стимулам. В нашей модификации этой задачи реплика, состоящая из пары изображений из одной и той же валентной категории, одно из которых всегда содержало красный объект, а другое — нет, была представлена ​​одновременно, по одному с каждой стороны экрана. За ними следовала цель (звездочка), отображаемая слева или справа от поля зрения; эта цель побудила участника нажать соответствующую кнопку в поле ответа. Сравнение времени реакции (RT) в конгруэнтных условиях (цель появляется на стороне красного изображения) со временем реакции в неконгруэнтных условиях (цель на стороне, противоположной красному изображению) должно позволить нам обнаружить смещение внимания в сторону красного цвета в каждом из них. условие валентности.Кроме того, мы представили реплики, сформированные парами изображений, где ни одно из них не содержало красный цвет, что создало контрольное условие, названное «невыровненным».

Помимо RT, мы также измерили раннее смещение внимания, используя потенциалы, связанные с событием (ERP), которые могут быть извлечены из текущей записи ЭЭГ. Изменения в потенциалах, связанных с событием, могут появиться быстрее, чем любая явная поведенческая реакция. Особый интерес представляли компоненты ERP, которые отмечают смещение внимания в пространстве, инициированное предъявлением сигнала, особенно раннее направленное негативное внимание (EDAN) и последующее переднее направленное негативное внимание (ADAN).И EDAN, и ADAN называются связанными с событиями латерализациями, поскольку они принимают более отрицательные значения, противоположные местоположению фокуса внимания. EDAN демонстрирует задне-затылочное распределение волосистой части головы во временном окне между 200 и 400 мс после начала сигнала. Предполагается, что это смещение внимания, вызванное расшифровкой значения реплики (Harter et al., 1989; Hopf and Mangun, 2000; Nobre et al., 2000; Talsma et al., 2005; Praamstra and Kourtis, 2010) или выбор соответствующей реплики (van Velzen and Eimer, 2003; van der Lubbe et al., 2006; Jongen et al., 2007; Brignani et al., 2009). Таким образом, согласно van Velzen и Eimer (2003), EDAN представляет собой реакцию на сигнал, аналогичную связанной с мишенью N2pc. Следующий компонент, ADAN, начинающийся примерно через 300 мс после сигнала и продолжающийся до 500 мс, имеет фронтальное распределение (Praamstra et al., 2005; van der Lubbe et al., 2006) и представляет собой независимый от модальности механизм контроля внимания (Hopf and Mangun). , 2000; Nobre et al., 2000; Eimer et al., 2002, 2003; Seiss et al., 2007, 2009). В дополнение к латерализованным компонентам ЭЭГ мы исследовали затылочно-теменной компонент P1 с задержкой около 100 мс, чтобы проверить эффективность манипуляции валентностью.Ряд исследований ЭЭГ с использованием различных схем представления изображений показывают, что корковая дифференциация между аффективными категориями происходит уже через 100 мс после появления стимула, о чем свидетельствует модуляция P1 валентностью предъявляемых стимулов (Smith et al., 2003; Carretié et al. ., 2004; Delplanque et al., 2004; Keil et al., 2007; Van Strien et al., 2009; Bublatzky, Schupp, 2012; Feng et al., 2014; обзор см. В Olofsson et al., 2008) .

Согласно гипотезе взаимодействия, согласующейся с теорией Эллиота и Майера (2012), мы ожидали увидеть более заметные компоненты EDAN и ADAN, противоположные полю зрения, в котором было показано красное изображение, особенно в эмоциональном состоянии.Мы также ожидали найти более короткое время реакции и меньше ошибок в испытаниях, в которых цель появлялась в том же поле зрения, что и красное изображение (конгруэнтное состояние), по сравнению с неконгруэнтными и несовмещенными условиями. Мы предположили, что этот эффект красного цвета также будет зависеть от эмоциональной валентности пары стимулов, с более выраженным облегчением поведенческих реакций в случае эмоциональных стимулов по сравнению с нейтральными.

Материалы и методы

Участники

Двадцать три (5 мужчин и 18 женщин) студентов Ягеллонского университета, Краков, Польша, в возрасте от 18 до 21 года ( M = 19.3, SD = 0,7), участвовал в исследовании для получения кредита за курс. У всех участников преобладала правая рука, было нормальное зрение или зрение с поправкой на нормальное, и они не сообщали о каких-либо нарушениях цветового зрения. Участники дали письменное информированное согласие. Эксперимент проводился в соответствии с рекомендациями этического комитета Института психологии Ягеллонского университета в Кракове.

Стимулы

Сорок пять пар изображений из Международной системы аффективных изображений (IAPS; Lang et al., 1999) были выбраны для эксперимента. 1 Первая подгруппа состояла из тридцати пар: десяти отрицательных, десяти положительных и десяти нейтральных. Одно изображение каждой пары содержало преобладающий красный объект («Красный» в Таблице), другое не содержало каких-либо оттенков красного («Не красный» в Таблице), в то время как оба имели равные оценки валентности и возбуждения и, когда это было возможно, были похожи по содержанию и оформлению. Оставшиеся пятнадцать пар (по пять для каждой валентной категории) служили условием управления для манипуляции цветом («невыровненный» в таблице), причем оба изображения в каждой паре не имели красного цвета, но удовлетворяли другим критериям выбора, описанным выше.Яркость и контраст, рассчитанные как среднее значение и стандартное отклонение компонента яркости в цветовом пространстве CIELAB, были уравновешены в каждой паре изображений с помощью Adobe Photoshop. В таблице представлены рейтинги изображений IAPS и их основные физические свойства в сравнении в экспериментальных условиях. Для большей ясности в исследовании мы убедились, что на выбранных изображениях не изображено ни одного лица из-за уникального механизма обработки лиц (Allison et al., 1999; Alpers et al., 2011; обзор см. В Dekowska et al. ., 2008), ни сексуальные сцены, валентность и рейтинг возбуждения которых сильно различаются между мужчинами и женщинами (Lang et al., 1999).

Таблица 1

Рейтинги IAPS (валентность и возбуждение) и основные физические характеристики (яркость, контраст, энергия в низких и высоких пространственных частотах) негативных, нейтральных и позитивных изображений отдельно для изображений, содержащих цветные красные и некрасные изображения , и изображения из контрольного невыровненного состояния .

Не выровненный 38
Отрицательный Нейтральный Положительный Статистика
Красный Не красный Не выровненный Красный Красный Не красный Несовмещенный Валентность Тип Валентность × Тип
Валентность 2.91 2,88 2,80 5,06 5,09 4,97 7,10 7,13 7,17 464, *** 0,09, н.у. 0,08, н.у.
Возбуждение 6,03 5,80 5,92 3,73 3,58 3,37 4,99 4,90 *** 4,95 . 0,18, н.у.
Контрастность 0.49 0,49 0,55 0,53 0,52 0,52 0,48 0,48 0,50 0,74, н.у. 0,66, н.у. 0,30, н.у.
Яркость 86 87 79 105 106 90 79 78 96 2,8, н. 0,03, н.у. 1,1, н.у.
HSF ( z — оценка) −0.20 0,03 -0,32 -0,11 0,04 0,30 -0,31 0,12 -0,19 0,47, н.у. 1,3, н.у. 0,38, н.у.
LSF ( z -оценка) −0,13 −0,06 0,13 0,35 0,44 −0,10 −0,26 -0,38 0,01, н.у. 1.4, н.с.

Процедура

Стимулы предъявлялись на сером фоне на 22-дюймовом плоском TFT-мониторе с частотой обновления 100 Гц. Программный пакет DMDX (Forster and Forster, 2003) использовался для управления экспериментом. Панель ответа была подключена непосредственно к записывающему оборудованию через оптический преобразователь.

Эксперимент проводился в тускло освещенной камере. Участники сидели в удобных креслах примерно в 70 см от экрана.После получения как устных, так и письменных инструкций участники выполнили точечную пробу (рисунок), в то время как ЭЭГ и RT были записаны. Задача точечного зондирования состояла из 360 уникальных испытаний (15 пар × 3 валентности × 2 целевых местоположения × 2 местоположения изображения × 2 SOA), каждое из которых было представлено три раза в случайном порядке, с ограничением, заключающимся в том, что не разрешалось проводить никаких испытаний того же типа. друг с другом. Задание было разделено на три идентичных блока длиной примерно 20 минут каждый с перерывами между ними.Перед началом фактического эксперимента участники имели возможность отработать задание на десяти тренировочных испытаниях.

Обзор структуры исследования в конгруэнтных, неконгруэнтных и несогласованных условиях . Представленные изображения аналогичны изображениям IAPS, использованным в эксперименте.

Каждое испытание начиналось с фиксации креста (размером 0,6 ° × 0,6 °; расположен в центре экрана), отображаемого в среднем в течение 2400 мс (случайный интервал 2000–2800 мс). Крест фиксации сопровождался штрихом: одна из 45 пар изображений IAPS, выбранных случайным образом и отображаемых в течение 50 или 100 мс, что создавало два условия асинхронности начала стимула (SOA), полностью уравновешенные в ходе эксперимента.Два условия SOA гарантировали, что участники не могли изучить временные непредвиденные ситуации cue-target и, следовательно, заранее подготовить двигательный ответ. Относительно короткие продолжительности SOA оптимальны для изучения сдвигов внимания, вызванных как эмоциональными (см. Обзор Yiend, 2010), так и экзогенными факторами (Shepherd and Müller, 1989) из-за временного влияния обоих типов сигналов на развертывание внимания. Короткие SOA также гарантировали, что у участников не было достаточно времени для выполнения саккады по любому из сигналов до появления цели (Calvo et al., 2008). Оба изображения из пары (каждое 23,1 ° в ширину и 18,3 ° в высоту) были представлены одновременно на противоположных сторонах экрана в диапазоне от 5,5 ° до 28,6 ° слева или справа от центра. Хотя пары изображений были постоянными, их относительное расположение на экране было случайным. Стоит отметить, что все пары без красного объекта были случайным образом смешаны с парами, в которых присутствовал красный цвет. Этот дизайн служил двум целям. Во-первых, чтобы сохранить неопределенность в отношении цветовых свойств предстоящей реплики; это препятствовало тому, чтобы внимание испытуемых было направлено просто по шаблону, определяемому особенностями.Во-вторых, создать контрольное условие, при котором ни одно изображение в паре не содержит красного признака, при этом разделяя другие свойства экспериментальных пар, что позволило нам оценить чистую роль цвета. Наконец, цель — звездочка (*, размером 1,2 ° × 1,2 °) появлялась на 150 мс, отображалась на 16,7 ° слева или справа от экрана. Латеральность целевого местоположения полностью уравновешивалась на протяжении всего эксперимента. Участники были проинструктированы реагировать (как можно быстрее и точнее), когда звездочка мигала на экране, нажимая кнопку, соответствующую местоположению цели, большим пальцем левой или правой руки, соответственно.Участников проинформировали, что перед каждой целью будет мигать пара изображений, и сказали не обращать на нее внимания. Никакой дополнительной информации об изображениях предоставлено не было. Следующее испытание последовало сразу же за ответом.

Стороны красного изображения и целевого дисплея независимы. Вместе они создали два условия: совпадающие с целью, пространственно выровненной с красным сигналом, и несовместимые с целью и сигналом, появляющимися на противоположных сторонах экрана. Естественно, это разделение невозможно было сохранить в случае пар, лишенных красного признака, из-за отсутствия цветовой метки.Следовательно, эти испытания сформировали состояние неприсоединения.

Запись ЭЭГ

ЭЭГ была записана с помощью системы ActiveTwo BioSemi (BioSemi, Амстердам, Нидерланды) из тридцати двух монополярных точек (Fp1 / Fp2, AF3 / AF4, F3 / F4, F7 / F8, FC1 / FC2, FC5 / FC6, C3 / C4, T7 / T8, CP1 / CP2, CP5 / CP6, P3 / P4, P7 / P8, PO3 / PO4, O1 / O2, Fz, Cz, Pz, Oz). Все электроды были размещены на коже черепа с использованием Electro-Cap в соответствии с системой 10–20 и привязаны к электроду общего режима (CMS) с дополнительным электродом ведущей правой ноги (DRL), служащим заземлением.Глазную активность регистрировали с помощью четырех биполярных электродов, размещенных на внешней стороне угла глазной щели каждого глаза для горизонтальных движений и выше и ниже середины левого глаза для вертикальных движений. Два дополнительных электрода были размещены на обоих сосцевидных отростках. Сигнал ЭЭГ, записанный с частотой дискретизации 512 Гц с помощью сглаживающего фильтра 104 Гц, непрерывно сохранялся на компьютере для автономного анализа. Используя программное обеспечение анализатора BrainVision (BrainProducts GmbH), данные были автономно повторно привязаны к среднему значению сосцевидных отростков и отфильтрованы с помощью полосового фильтра 0.016–30 Гц (12 дБ). Впоследствии сегменты продолжительностью 600 мс были извлечены для каждого испытания, начиная за 100 мс до начала изображения. Первые 100 мсек каждого сегмента были определены как базовые. Данные были отредактированы для артефактов путем отклонения испытаний с нулевой активностью, шагом напряжения более 50 мкВ и разностью напряжений более 100 мкВ. Сегменты, загрязненные глазными артефактами, были исключены из анализа путем отклонения испытаний с активностью HEOG более 40 мкВ. Испытания без артефактов, в которых участники правильно ответили на целевой стимул, усреднялись отдельно для типа валентности (положительный, нейтральный, отрицательный), местоположения красной метки (левое и правое поле зрения) и SOA (50 или 100 мс).В среднем 55,4 испытания (SD = 4,9) использовались для расчета кривых ERP после отклонения 7,5% испытаний (таблица). Анализ ANOVA, проведенный по количеству усредненных испытаний с факторами валентности, местоположением красной подсказки и SOA, не выявил значимых основных эффектов. Только взаимодействие валентности с расположением реплики оказалось значимым F (2,42) = 5,3, p = 0,009. Попарное сравнение показало, что это взаимодействие было связано с различием в положительном состоянии.Маловероятно, что этот эффект повлиял на наши результаты ERP, поскольку не было соответствующего эффекта ни в EDAN ( F (2,42) = 0,84, p = 0,44), ни в ADAN ( F ( 2,42) = 0,19, р = 0,83) компонентов.

Таблица 2

Среднее количество испытаний без артефактов (с SD, указанным в скобках), использованных для расчета компонентов EDAN и ADAN для всех валентностей (отрицательной, нейтральной, положительной), SOA (50 мс и 100 мс) и местоположения красной реплики (левое или правое поле зрения) условия .

908 55,4 (5,4)
SOA 50 мс SOA 100 мс
Левый VF Правый VF Левый VF Правый VF
5,2 55,3 54.7 (5,1) 55,5 (5,5) 54,5 (5,3) 56,5 (4,1)

Латерализованные потенциалы EDAN и ADAN были рассчитаны с использованием стандартной процедуры, включающей усреднение средней активности ЭЭГ, зарегистрированной контралатерально и ипсилатерально в отношении расположение красной реплики (Seiss et al., 2009). Поскольку для каждой реплики в любой валентности и условиях SOA было одинаковое количество целей в левом и правом полях зрения, процедура вычитания и усреднения для левого и правого электродов устраняла перекрытие реплики и связанной с мишенью активности ЭЭГ, включая двигательную подготовку. (обсуждение этого вопроса см. в Luck, 2014; аналогичный экспериментальный план см. в Ansorge et al., 2009). Следуя Praamstra et al. (2005, 2009) мы оценили EDAN и ADAN как среднюю активность ЭЭГ по объединенным местоположениям электродов. Конкретные временные окна и расположение электродов определялись с использованием средних средних волн и топографии кожи головы. Для EDAN с временным окном 200–250 мс мы усредняли пары электродов O1 / O2, P3 / P4, PO3 / PO4 и P7 / P8, а для ADAN с временным окном 300–350 мс — следующие: FC1 / FC2, AF3 / AF4, F3 / F4 и F7 / F8. В этом анализе не принимались во внимание испытания неприсоединения, так как в них отсутствовал расположенный сбоку сигнал, который мог бы служить ориентиром.

Нелатерализованный компонент P1 в ответ на начало сигнала оценивался как средняя активность ЭЭГ в теменных и затылочных точках (PO4, O2, Oz, O1, PO3) во временном окне 70–100 мс. P1 рассчитывали для каждого условия валентности, независимо от того, была ли пара конгруэнтной, неконгруэнтной или невыровненной.

Статистический анализ

Валентность (положительная, нейтральная, отрицательная) по конгруэнтности (конгруэнтность, неконгруэнтность, несогласованность), повторные измерения ANOVA проводился на основе времени реакции (медианы, агрегированные для участника и состояния) и средних коэффициентов ошибок, преобразованных в арксинус. .Анализ времени реакции проводился для всех правильных ответов между 100 и 1000 мс.

Средняя амплитуда компонента P1 была проанализирована с использованием повторных измерений ANOVA с факторами валентности (положительный, нейтральный, отрицательный), электрода (PO4, O2, Oz, O1, PO3) и SOA (50 и 100 мс). В отношении компонентов EDAN и ADAN было проведено два дополнительных анализа. Во-первых, средние необработанные данные ERP по объединенным местоположениям во временных окнах EDAN и ADAN были исследованы с использованием дисперсионного анализа с повторными измерениями с факторами валентности (положительный, нейтральный, отрицательный), красный сигнал поля зрения (слева, справа), латерализация кластера электродов (ипсилатеральный, контралатеральный). к красной метке) и SOA (50 и 100 мс).Во-вторых, латерализованные компоненты EDAN и ADAN были проанализированы с использованием повторных измерений ANOVA с факторами валентности (положительный, нейтральный, отрицательный) и SOA (50 и 100 мс). Во всех анализах ANOVA с факторами, имеющими более двух уровней, если предположение сферичности было нарушено, применялась поправка Хьюна-Фельдта и сообщались скорректированные значения p . Все простые эффекты были исследованы с использованием апостериорных сравнений с поправкой Бонферрони. Данные одного участника пришлось исключить из анализа из-за очень высокого уровня ошибок (29.5% против среднего 7,5%), оставив данные от 22 участников для всех дальнейших анализов.

Результаты

Поведенческие характеристики

Точность

Общая картина точности и времени реакции относительно конгруэнтности и валентности показана на рисунке. На частоту ошибок влияла конгруэнтность ( F (2,42) = 6,9, p = 0,002, ηp2 = 0,248), так что ответы участников наиболее часто были правильными в конгруэнтном (94.7%), и наименее правильные в условиях неконгруэнтности (92,4%), с промежуточной точностью в условиях отсутствия выравнивания (93,5%). Кажется, что, как и ожидалось, красный сигнал облегчил реакцию на той стороне, где он появился, вызывая как снижение производительности в неконгруэнтном состоянии, так и его повышение в конгруэнтном состоянии, тогда как отсутствие цветового сигнала действительно действовало как нейтральный базовый уровень. . Кроме того, точность отклика изменилась валентностью ( F (2,42) = 7,0, p = 0.002, ηp2 = 0,251). То есть участники выполняли несколько более точно в положительном состоянии (93,9%), чем в нейтральном (93,4%), а самая низкая точность наблюдалась в отрицательном состоянии (93,1%). Наиболее важно то, что факторы валентности и конгруэнтности вызвали эффект взаимодействия ( F (4,84) = 3,7, p = 0,008, ηp2 = 0,149), который был дополнительно исследован с использованием простых тестов эффектов. В условии отрицательной валентности конгруэнтность привела к значительно более высокой точности, чем неконгруэнтность ( p = 0.006) или отсутствие красной реплики ( p = 0,002). Положительные простые числа вызвали несколько отличную картину ответа: участники выполняли задачу более правильно как в конгруэнтных, так и в несогласованных испытаниях по сравнению с неконгруэнтными испытаниями ( p = 0,033 и p = 0,019, соответственно). Наконец, анализ показал, что в нейтральном состоянии конгруэнтность простых чисел существенно не влияет на точность.

Время отклика (линейные диаграммы) и частота ошибок (гистограммы) для каждого экспериментального условия .Стандартные ошибки были исправлены для анализа повторных измерений (Cousineau, 2005).

Время реакции с привязкой по времени к цели

В целом участники быстрее реагировали, когда цели предшествовал красный сигнал ( M = 392 мс), чем в неконгруэнтном (402 мс) или несогласованном состоянии (402 мс), что отразилось на эффекте конгруэнтности ( F (2,42) = 39,7, p <0,001, ηp2 = 654). Хотя не было значительного основного эффекта валентности, эмоциональное содержание сигнала взаимодействовало с фактором конгруэнтности, значительно влияя на время реакции ( F (4,84) = 3.8, p <0,007, ηp2 = 154). Последующий анализ показал, что в конгруэнтном состоянии и отрицательные, и положительные реплики сокращали время отклика по сравнению с нейтральным условием реплики на 4,9 мс ( p = 0,036) и 7,8 мс ( p = 0,01). соответственно. Напротив, неконгруэнтный сигнал или отсутствие красного сигнала не вызывало различий во времени реакции относительно валентности. Подводя итог, можно сказать, что этот образец результатов указывает на то, что красный является эффективным сигналом на поведенческом уровне, уменьшая латентность реакции на цель, тогда как общий эмоциональный заряд данной пары изображений имеет только косвенное отношение к RT, усиливая эффект. цветовой индикации.

Cue-Locked ERP Components

Компонент P1, выявленный в затылочно-теменной области, оказался чувствительным к аффективной ценности представленных изображений (рисунок). Различия в амплитуде P1, вызванные отрицательными ( M = 1,1, SD = 3,1), положительными ( M = 0,66, SD = 2,9) и нейтральными сигналами ( M = 0,33, SD = 2,81), были значительными, согласно основному эффекту валентности, F (2,42) = 10,13, p <0,001, ηp2 = 0.325. Парное сравнение показало, что P1, вызванный отрицательными сигналами, значительно отличается от P1, вызванного нейтральными ( p = 0,004) и положительными сигналами ( p = 0,021), но P1 для положительных сигналов не отличается от P1 для нейтральных ( р = 0,14). Никакие другие эффекты или взаимодействия не были значимыми при анализе амплитуды P1.

Компонент P1 с блокировкой метки для отрицательного, нейтрального и положительного состояния, выявленного в затылочно-теменных областях . Представленные данные были усреднены по всем условиям конгруэнтности и SOA.Серая полоса представляет временное окно P1.

Статистический анализ подтвердил присутствие компонента EDAN (рисунок) значительным эффектом латерализации ( F (1,21) = 6,7, p = 0,017, ηp2 = 0,242) с потенциалами, принимающими меньшие значения на противоположных электродах. к красному кию ( M = 3,97, SD = 2,7), чем у электродов, ипсилатеральных к красному кию ( M = 4,13, SD = 2,7). Важно отметить, что при обосновании влияния контекста на развертывание внимания взаимодействие между валентностью и латеральностью оказалось значимым, F (2,42) = 10.5, p <0,001, ηp2 = 0,333. Дальнейшее исследование этого взаимодействия с простыми эффектами показало, что в отрицательных и положительных условиях значения на контралатеральных электродах были более отрицательными ( M = 3,98, SD = 2,75 и M = 3,68, SD = 2,72, соответственно), чем на ипсилатеральных электродах. ( M = 4,33, SD = 2,86 и M = 4,03, SD = 2,73, соответственно), в то время как в нейтральном состоянии возникал противоположный эффект, когда потенциалы на контралатеральных электродах были немного более положительными ( M = 4.25, SD = 2.79), чем у ипсилатеральных ( M = 4.02, SD = 2.63). Эти простые эффекты были статистически значимыми: p = 0,005 для отрицательного, p = 0,001 для положительного и p = 0,045 для нейтрального состояния. Кроме того, основной эффект SOA оказался значительным ( F (1,21) = 8,94, p = 0,007, ηp2 = 0,299), а также взаимодействие SOA с полем зрения красной метки ( F (1,21) = 4.71, p = 0,042; ηp2 = 0,183). Этот эффект был обусловлен общими более высокими значениями средней активности ЭЭГ в состоянии SOA 50 мс по сравнению с состоянием SOA 100 мс, особенно если красный сигнал появлялся в левом поле зрения ( M = 4,55, SD = 3,77 для 50 мсек). SOA и M = 3,51, SD = 3,72 для состояния SOA 100 мс) по сравнению с правым полем зрения ( M = 4,31, SD = 2,5 для SOA 50 мс и M = 3,82, SD = 2,26 для 100 мс условие SOA).

Большие средние ССП ипсилатеральные и контралатеральные по отношению к полю зрения красного изображения .Черные кривые иллюстрируют компонент ранней направленности негативности внимания (EDAN) и были усреднены по затылочно-теменным (O1 / O2, P3 / P4, PO3 / PO4, P7 / P8) точкам. Синие кривые иллюстрируют передний компонент негативности направления внимания (ADAN) и были усреднены по фронтальным точкам (FC1 / FC2, AF3 / AF4, F3 / F4, F7 / F8). Серые полосы представляют собой временные окна для EDAN и ADAN.

Расчет латерализованного EDAN вызывал усиление теменной негативности на коже черепа, противоположной красной метке, в обоих эмоциональных состояниях, тогда как в нейтральном состоянии проявлялся слегка противоположный эффект (рисунок).Это привело к тому, что EDAN принял отрицательные значения как для положительной ( M = -0,35, SD = 0,43), так и для отрицательной валентности ( M = -0,34, SD = 0,51), в отличие от нейтральной ( M = 0,23, SD = 0,51). Разница была в целом значимой ( F (2,42) = 10,5, p <0,001, ηp2 = 0,333), и парные сравнения показали, что она действительно была вызвана нейтральным состоянием, значительно отличающимся от обоих отрицательных ( p <0.004) и положительные ( p <0,001) условия. Ни основной эффект SOA, ни его взаимодействие с валентностью не достигли статистической значимости.

Формы сигналов общего среднего с синхронизацией по меткам для (A) EDAN и (B) ADAN, полученные путем вычитания ERP на ипсилатеральной стороне из противоположной на красное изображение, отдельно для отрицательных, нейтральных и положительных слайдов . EDAN рассчитывался из объединенных теменных участков (O1 / O2, P3 / P4, PO3 / PO4, P7 / P8) и ADAN из объединенных фронтальных участков (FC1 / FC2, AF3 / AF4, F3 / F4, F7 / F8).Серая полоса указывает временное окно, используемое для получения амплитуд соответствующих эффектов. Топографии скальпа демонстрируют разницу в активности, противоположную ипсилатеральной красной метке для левого полушария, и разницу в ипси-контралатеральной активности для правого полушария во временном окне компонентов EDAN (C) и ADAN (D) .

Аналогичным образом компонент ADAN (рисунок) был подтвержден значительным основным эффектом латерализации ( F (1,21) = 13,4, p = 0.001, ηp2 = 0,39), что подтвердило, что потенциалы на контралатеральных электродах были более отрицательными ( M = -3,73, SD = 4,02), чем на ипсилатеральных электродах ( M = -3,53, SD = 4,11). Опять же, значимое взаимодействие латерализации с валентностью ( F (2,42) = 5,72, p = 0,006, ηp2 = 0,214) подтвердило идею модулирующего влияния контекста на смещение внимания. Последующий анализ простых эффектов показал, что ADAN был более отрицательным на контралатеральных участках, чем на ипсилатеральных участках для отрицательных сигналов ( M = -3.74, SD = 4,19 для контралатерального и M = -3,39, SD = 4,3 для ипсилатерального расположения) и для положительных сигналов ( M = -3,93, SD = 4,02 для контралатерального и M = -3,6, SD = 4,07 для ипсилатерального расположения), в то время как в случае нейтральных сигналов эта разница была незначительной ( M = -3,53, SD = 4,05 для контралатерального и M = -3,6, SD = 4,14 для ипсилатерального расположения). Следовательно, простой эффект латеральности был значительным в случае отрицательного результата ( p = 0.003) и положительные условия ( p = 0,004), но не в случае нейтрального состояния ( p = 0,46). Кроме того, основной эффект SOA также был значительным ( F (1,21) = 59,35, p <0,001, ηp2 = 0,739) с меньшей средней активностью ЭЭГ в состоянии SOA 50 мс ( M = −2,48). , SD = 3,87) по сравнению с условием SOA 100 мс ( M = -4,78, SD = 4,34).

Боковой ADAN (рисунок) показал отрицательное отклонение в положительное ( M = -0.33, SD = 0,47) и отрицательные ( M = −0, 35, SD = 0,48) условия по сравнению с нейтральными ( M = 0,06, SD = 0,41). Этот значительный эффект ( F (2,42) = 5,72, p <0,006, ηp2 = 0,214) был обусловлен разницей между отрицательным и нейтральным ( p <0,026) и положительным и нейтральным ( p <0,038) условий. Ни основной эффект SOA, ни его взаимодействие с валентностью не оказались значительными.

Таким образом, привлекающие внимание свойства красного цвета, по-видимому, модулируются общей эмоциональной ценностью стимулов.Когда представленные изображения были эмоционально заряженными, компоненты EDAN и ADAN отражали смещение внимания к красному изображению. С другой стороны, в случае нейтральных пар данные не показали значительного смещения внимания.

Обсуждение

В настоящем исследовании, используя точечный зонд в сочетании с записью ЭЭГ, мы продемонстрировали, что красный цвет привлекает внимание и способствует конгруэнтной моторной реакции, особенно в эмоциональном контексте.

Участники реагировали быстрее и точнее, когда цель следовала красной подсказке.Эффект был значительно сильнее, когда цветовой сигнал был эмоционально нагружен, показывая взаимодействие между физическими особенностями и эмоциональной валентностью изображения. Это согласуется с предположениями, выдвинутыми Эллиотом и Майером (2012), о том, что цвет влияет на психологическое функционирование и что фактическое проявление этого влияния зависит от контекста. В частности, кажется, что красный цвет обычно способствует увеличению мощности двигателя. Величина этого эффекта усиливается эмоциональным контекстом, феномен, скорее всего, опосредован эволюционным значением красного цвета, который служит значимым сигналом как в условиях аппетита, так и в условиях отвращения.

Гипотеза о раннем автоматическом переключении внимания с помощью красных эмоциональных образов подтверждается анализом связанных с событием потенциалов. Мы обнаружили, что компоненты EDAN и ADAN были более крупными по сравнению с красным сигналом, но только в том случае, если сигнал был эмоциональным. Мы также наблюдали значительное влияние SOA на необработанную ЭЭГ во временных окнах EDAN и ADAN. Однако эти эффекты не взаимодействуют с латеральностью, представляя активность ЭЭГ, усредненную по противоположным и ипсилатеральным расположениям электродов.Поскольку нас интересует только сравнение активности, противоположной и ипсилатеральной, с красным сигналом, нашим основным экспериментальным эффектом является взаимодействие латеральности с валентностью. С этой точки зрения эффекты SOA, которые не взаимодействуют с латеральностью, не могут быть интерпретированы каким-либо значимым образом. Более того, эффекты SOA полностью исчезают, когда анализ проводится на вычтенных данных.

Цветовая подсказка, наблюдаемая только после эмоциональных образов, предполагает, что появление эмоционального образа увеличивает активацию зрительной коры головного мозга, связанную с обработкой потенциально значимого стимула.Это, в свою очередь, могло привести к повышенной восприимчивости коры к эволюционно значимым особенностям, таким как красная окраска. Действительно, активация зрительной коры, о чем свидетельствует величина компонента P1, модулировалась валентностью представленного сигнала в течение первых 100 мс после появления изображения. P1, вызванный как негативными, так и позитивными сигналами, был численно больше, чем вызванный нейтральными сигналами. Тем не менее, он был наиболее заметным в отрицательных условиях и, как оказалось, значительно отличался от P1 в положительных и нейтральных условиях, возможно, отражая так называемую отрицательную предвзятость (Smith et al., 2003; Delplanque et al., 2004; Бублацки и Шупп, 2012; Feng et al., 2014). Было высказано предположение, что усиление P1 в эмоциональном контексте отражает более эффективную сенсорную обработку потенциально релевантных стимулов (Smith et al., 2003; Carretié et al., 2004; Keil et al., 2007; Bublatzky and Schupp, 2012; Pourtois et al. др., 2013; Feng et al., 2014). Доказательства того, что эмоциональные стимулы усиливают активацию зрительной коры головного мозга, также были получены в исследованиях нейровизуализации (например, Lang et al., 1998b; Kuniecki et al., 2003).

Более пристальное изучение цвета с валентным взаимодействием показывает, что в отличие от эмоциональных состояний в нейтральном состоянии компонент EDAN оказался более выраженным ипсилатеральным по отношению к красному изображению. Этот результат может показаться несколько неожиданным, поскольку он предполагает, что в случае нейтральных стимулов раннее внимание было направлено от красного сигнала. Наблюдаемый недостаток внимания в нейтральном состоянии можно объяснить излишней природой красного цвета в неэмоциональном контексте из-за отсутствия эволюционной значимости нейтральных образов.Следовательно, в случае нейтральных стимулов внимание было либо не столь сфокусированным, как в случае эмоциональных стимулов, либо оно было быстро направлено от красного изображения.

Время реакции подтверждает эту гипотезу, поскольку разница в RT между конгруэнтными и неконгруэнтными испытаниями была значительно больше в отрицательных и положительных результатах по сравнению с нейтральными условиями. Появление красного изображения вызвало переключение внимания в основном на эмоциональные состояния, которые должны были соответственно повлиять на двигательную подготовку.Действительно, смещения экзогенного внимания в большинстве случаев связаны с двигательной подготовкой (Sheliga et al., 1997). Разделение этих двух процессов возможно, хотя для этого требуются очень специфические экспериментальные манипуляции (Praamstra and Oostenveld, 2003; Praamstra et al., 2005, 2009; Cespón et al., 2012). Эллиот и Аартс (2011) получили доказательства того, что появление красного цвета по сравнению с синим и серым цветом усиливает двигательные процессы, такие как время и сила реакции. Облегченные двигательные реакции, соответствующие предпочтению внимания красным целям по сравнению с зелеными, наблюдались также у Fortier-Gauthier et al.(2013) исследование. Авторы пришли к выводу, что это свойство красного цвета, наблюдаемое также в нашем исследовании, следует учитывать при выборе стимулов для эксперимента с измерением времени реакции.

Хотя EDAN означает «раннее направление негативности внимания», это ни в коем случае не «рано» с точки зрения хронометрии визуальной обработки. Фокс и Симпсон (2002) показали, что вызванные потенциалы, возникающие примерно через 200 мс после начала стимула, не представляют собой первый прямой проход визуальной информации, достигающей зрительной коры.Вместо этого они возникают в результате нескольких итераций интерактивной обработки между несколькими корковыми и, возможно, подкорковыми областями. Соответственно, наблюдаемая модуляция P1 валентностью подтверждает идею о том, что различия в следующем компоненте EDAN представляют собой комбинированное влияние эмоциональной валентности и окраски, потому что визуальный анализ обеих этих характеристик должен был быть значительно продвинут на этой стадии.

Действительно, влияние как семантических, так и физических характеристик на компонент EDAN наблюдалось в более ранних исследованиях.Представление асимметричной реплики, такой как стрелка, может повлиять на EDAN из-за разницы в физических характеристиках, а не из-за значения реплики. van Velzen и Eimer (2003) показали, что компонент EDAN зависит не от направления, на которое указывает сигнал, а от пространственной асимметрии самого сигнала. Позже было подтверждено, что EDAN связан с асимметрией, изначально присутствующей в подсказках стрелок (Jongen et al., 2007; Brignani et al., 2009). Кроме того, пары симметричных сигналов не вызывают EDAN, даже если они действительны, как показано Brignani et al.(2009), которые указали целевую локацию с помощью идентичных текстур. С другой стороны, Ранзини и др. (2009) обнаружили, что при определенных условиях EDAN может быть вызван полностью симметричными сигналами, а именно числами, представленными в центре. Они объясняют этот результат в терминах теории «пространственно-числовой ассоциации кодов отклика» (SNARC), предусматривающей заученную автоматическую ассоциацию между цифрами и положением в пространстве (Dehaene et al., 1993), т. Е. Большие числа мысленно связаны с правильным часть пространства, тогда как небольшие числа связаны с левой частью (Hubbard et al., 2005). Цифры были эффективными подсказками, переключающими внимание и влияющими на EDAN, поэтому их значение должно было быть расшифровано до того, как цель началась. В нашем эксперименте реплики были идентичны с точки зрения эмоциональной валентности и основных визуальных свойств. Асимметрию создавало наличие красного оттенка. Интересно, что цветовая асимметрия сама по себе не влияла на EDAN в нейтральном состоянии, а влияла только на эмоциональное состояние. Таким образом, кажется, что в нашем случае эффект физической асимметрии был модулирован быстрой расшифровкой семантического значения изображений.Вполне вероятно, что это взаимодействие происходит из хорошо изученной связи между красным оттенком и эмоциональными стимулами, напоминающими в этом аспекте эффект SNARC.

Кроме того, поскольку подсказки, предоставленные слайдами IAPS, не имели отношения к задаче, мы предполагаем, что усовершенствованный компонент EDAN отражает перцепционный и автоматический восходящий процесс, а не более сложный нисходящий процесс, основанный на принятии решений. Похоже, что даже если явная инструкция требует, чтобы участник игнорировал цветовую метку, система раннего обнаружения, работающая в фоновом режиме, не может полностью игнорировать цвет как ценную подсказку.Это подтверждает идею Эллиота и Майера о том, что цвет автоматически влияет на психологическое функционирование. Действительно, Теувес (1992) и Ким и Кейв (1999) показали, что несущественный, но заметный цветной синглтон привлекает внимание к пространству. Этот эффект сохраняется даже в том случае, если участников заранее проинформируют о том, что цветные синглтоны следует игнорировать (Theeuwes et al., 2006). Важно отметить, что эти эффекты зависят не от какого-либо особого качества цвета, а, скорее, от расстояния его восприятия до окружающей среды.Это может вызвать сомнения, если в нашем случае наблюдаемый эффект также не зависит от цвета и зависит главным образом от относительной постоянства красных оттенков, доминирующих над фоном. Несмотря на то, что невозможно полностью опровергнуть эту возможность, учитывая наш экспериментальный план, значительное взаимодействие EDAN и ADAN с валентностью изображений обеспечивает сильную поддержку идеи о том, что красный цвет не был определен как заслуживающий внимания во всех презентациях стимулов. но только с эмоциональным содержанием.Таким образом, описываемый здесь эффект не может быть исчерпывающим образом объяснен простым всплывающим окном цвета. Мы не можем сделать вывод, является ли этот эффект эксклюзивным для красного оттенка, поскольку мы не сопоставляем эффекты красного и одного другого цвета. Возможно, что другой оттенок также даст аналогичные результаты, даже независимо от его эмоционального подтекста. Однако уникальное влияние красного цвета на облегчение двигательных реакций и предпочтения внимания наблюдалось в исследованиях, напрямую сравнивающих эффекты разных оттенков (Elliot and Aarts, 2011; Payen et al., 2011; Fortier-Gauthier et al., 2013).

В нашем эксперименте цель сразу же следовала за сигналом, что могло привести к заключению, что эффекты, приписываемые смещению внимания, на самом деле связаны исключительно с двигательной подготовкой. Однако наши результаты не подтверждают такую ​​интерпретацию. Во-первых, затылочно-теменная топография EDAN и фронтальная топография компонентов ADAN согласуются с литературными данными (Hopf and Mangun, 2000; Nobre et al., 2000; Praamstra et al., 2005; Praamstra and Kourtis, 2010; Van der Lubbe). and Utzerath, 2013).Важно отметить, что ни один из этих компонентов не проявлял центрально-фронтального распределения, характерного для двигательной активности. Во-вторых, расчет EDAN и ADAN включал усреднение по одному и тому же количеству левых и правых целевых вхождений, поэтому исключались любые не связанные с вниманием (то есть моторные) латерализации (Luck, 2014). Процедура двойного вычитания, используемая для расчета EDAN и ADAN, а также N2pc, также компенсирует перекрытие активности ЭЭГ, вызванной сигналом и целью, оставляя только активность с блокировкой сигнала (Ansorge et al., 2009). Однако важно отметить, что ADAN может быть вызван не только смещением внимания, но и двигательной подготовкой (Praamstra et al., 2005, 2009; Eimer and van Velzen, 2006; van der Lubbe et al., 2006; Gherri et al., 2007). Связанный с двигателем ADAN связан с представлением сигнала, предсказывающего направление движения или выбор руки. Чем однозначнее сигнал в отношении ожидаемой двигательной активности, тем больше компонент ADAN (Praamstra et al., 2009). В нашем случае реплики не имели отношения к местоположению приближающейся цели и, следовательно, были недействительными.Поэтому маловероятно, что различия с синхронизацией сигналов, наблюдаемые во временном окне ADAN, полностью связаны с моторными процессами.

Наконец, стоит отметить, что относительно немного исследований явно проверяли, как обработка эмоций влияет на зрительное восприятие. Например, Brosch et al. (2011) исследовали относительное влияние не относящихся к задаче эмоциональных сигналов (сердитые лица) и экзогенных сигналов (яркая рамка вокруг изображения) на раннее развертывание внимания, индексируемое компонентом N2pc.Они установили, что, хотя экзогенный физический сигнал влиял на N2pc, валентность сигнала не влияла. Хотя этот результат не согласуется с большинством результатов исследования привлечения внимания эмоциональными лицами (четко демонстрирующих модуляцию N2pc эмоциональными сигналами; Eimer and Kiss, 2007; Fenker et al., 2010; Feldmann-Wüstefeld et al., 2011 ; Ikeda et al., 2013), это свидетельствует о том, что в определенных экспериментальных условиях экзогенная реплика в парадигме эмоциональной точки-зонда способна привлечь внимание.Наши результаты аналогичны, поскольку красное окрашивание изображения рассматривается как своего рода экзогенный сигнал. Однако настоящее исследование предполагает, что эмоциональность сигнала тоже играет роль, модулируя захват внимания через эволюционно значимые физические особенности.

Phelps et al. (2006) в чисто поведенческом исследовании с использованием мимики в качестве эмоциональных сигналов показали, что эмоции взаимодействуют с ранней визуальной обработкой, снижая контраст, необходимый для идентификации целевых стимулов.Работая в том же духе, Боканегра и Зеленберг (2009) получили доказательства того, что эмоции действительно улучшают различение, но только стимулов с низкой пространственной частотой. И наоборот, обнаружению стимулов с высокой пространственной частотой мешало предварительное выставление эмоциональных лиц. Этот вывод подтверждается полученными потенциальными доказательствами, показывающими, что низкие, но не высокие пространственные частоты имеют решающее значение для раннего отличия эмоциональных стимулов от нейтральных (Alorda et al., 2007; Carretié et al., 2007). Эти результаты предполагают, что эмоциональный контекст выборочно облегчает восприятие специфически связанных с эмоциями аспектов визуального стимула. Поскольку красный цвет обладает сигнальной ценностью, характерной для эмоционального содержания (например, Humphrey, 1976; Elliot and Pazda, 2012), наши результаты предоставляют дополнительные доказательства, подтверждающие эту гипотезу.

Таким образом, наши результаты вписываются в теорию цвета в контексте, отстаиваемую Эллиотом и Майером (2012), поскольку влияние красного цвета на моторное поведение и смещения внимания модулируется эмоциональным контекстом предъявляемых стимулов.На относительно ранней стадии обработки изображений внимание привлекают только эмоциональные красные стимулы, тогда как нейтральные красные изображения игнорируются. На поведенческом уровне красный цвет ускоряет реакцию во всех условиях, однако величина этого усиления зависит от контекста. Более того, этот процесс кажется чисто автоматическим и по своей природе идет снизу вверх. Наши результаты также предполагают, что в исследованиях, касающихся времени реакции и внимания, необходимо контролировать цвет стимулов, особенно если предъявляемые стимулы имеют эмоциональное значение.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Работа поддержана Польским национальным научным центром [номер гранта N N106 288939; и 2012/07 / E / HS6 / 01046]. Изображения, использованные на рисунке, предоставлены Джоном Салливаном, Майком Пинглтоном, Тэдом Аренсмайером и Питом Спаансом по лицензии Creative Commons.

1 Экспериментальные пары: 9405-6350, 3140-9301, 9253-9140, 8485-9050, 9630-9280, 9622-9600, 9373-1275, 8480-9490, 3250-1932, 1051-1070 (отрицательные) , 7352-1942, 7282-7481, 8371-8116, 8340-8193, 8090-8500, 1604-5891, 8510-5836, 5480-5600, 7330-1610, 5830-5833 (положительный), 9635.2-9913, 2690- 2446, 7184-7055, 7185-7059, 7056-6150, 1616-1675, 7058-7057, 5520-5530, 5395-7546, 7820-7188 (нейтральный). В каждой экспериментальной паре первая цифра обозначает красное изображение. Контрольные пары: 9901-9903, 6510-6570.1, 9290-9330, 6200-6210, 1052-1050 (отрицательный), 8341-8179, 1740-1510, 7480-5820, 5820-5814, 1440-1460 (положительный), 7040-7030, 7038-5534, 7484- 7487, 7100-5740, 7247-7249 (нейтральный).

Ссылки

  • Эллисон Т., Пьюс А., Спенсер Д. Д., Маккарти Г. (1999). Электрофизиологические исследования восприятия лица человека. I: потенциалы, генерируемые в затылочно-височной коре при воздействии на лицо и не на лице раздражителей. Цереб. Кора 9, 415–430. 10.1093 / cercor / 9.5.415 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Alorda C., Серрано-Педраса И., Кампос-Буэно Дж., Сьерра-Васкес В., Монтойя П. (2007). Фильтрация низких пространственных частот модулирует раннюю обработку мозгом сложных аффективных картинок. Нейропсихология 45, 3223–3233. 10.1016 / j.neuropsychologia.2007.06.017 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Альперс Г. В., Адольф Д., Паули П. (2011). Эмоциональные сцены и выражения лица вызывают разные психофизиологические реакции. Int. J. Psychophysiol. 80, 173–181. 10.1016 / j.ijpsycho.2011.01.010 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ansorge U., Поцелуй М., Эймер М. (2009). Захват внимания на основе цели с помощью невидимых цветов: свидетельства связанных с событием потенциалов. Психон Бык. Ред. 16, 648–653. 10.3758 / pbr.16.4.648 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Bacon-Macé N., Macé M. J., Fabre-Thorpe M., Thorpe S.J. (2005). Динамика визуальной обработки: обратная маскировка и категоризация естественной сцены. Vision Res. 45, 1459–1469. 10.1016 / j.visres.2005.01.004 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Bocanegra B.Р., Зеленберг Р. (2009). Эмоции улучшают и ухудшают раннее зрение. Psychol. Sci. 20, 707–713. 10.1111 / j.1467-9280.2009.02354.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Брэдли М. М., Кодиспоти М., Катберт Б. Н., Ланг П. Дж. (2001). Эмоции и мотивация I: защитные и аппетитные реакции при обработке изображений. Эмоции 1, 276–298. 10.1037 // 1528-3542.1.3.276 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Бриньяни Д., Гуззон Д., Марци К. А., Миниусси К. (2009). Ориентация внимания, вызванная стрелками и взглядом, по сравнению с эндогенным сигналом.Нейропсихология 47, 370–381. 10.1016 / j.neuropsychologia.2008.09.011 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Brosch T., Pourtois G., Sander D., Vuilleumier P. (2011). Аддитивные эффекты эмоционального, эндогенного и экзогенного внимания: поведенческие и электрофизиологические доказательства. Нейропсихология 49, 1779–1787. 10.1016 / j.neuropsychologia.2011.02.056 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Бублацки Ф., Шупп Х. Т. (2012). Изображения, сигнализирующие об угрозе: динамика мозга при просмотре явно проинструктированных сигналов об опасности.Soc. Cogn. Оказывать воздействие. Neurosci. 7, 611–622. 10.1093 / scan / nsr032 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кальво М. Г., Аверо П., Лундквист Д. (2006). Облегченное обнаружение сердитых лиц: начальное ориентирование и эффективность обработки. Cogn. Эмот. 20, 785–811 10.1080 / 02699930500465224 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Calvo M. G., Nummenmaa L., Hyönä J. (2008). Эмоциональные сцены в периферийном зрении: выборочное ориентирование и обработка сути, но не идентификация содержания.Эмоции 8, 68–80. 10.1037 / 1528-3542.8.1.68 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Карретье Л., Инохоса Дж. А., Лопес-Мартин С., Тапиа М. (2007). Электрофизиологическое исследование взаимодействия эмоционального содержания и пространственной частоты визуальных стимулов. Нейропсихология 45, 1187–1195. 10.1016 / j.neuropsychologia.2006.10.013 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Карретье Л., Инохоса Дж. А., Мартин-Лоеш М., Меркадо Ф., Тапиа М. (2004). Автоматическое внимание к эмоциональным стимулам: нейронные корреляты.Гм. Brain Mapp. 22, 290–299. 10.1002 / hbm.20037 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Cespón J., Galdo-Álvarez S., Díaz F. (2012). Эффект Саймона модулирует N2cc и LRP, но не компонент N2pc. Int. J. Psychophysiol. 84, 120–129. 10.1016 / j.ijpsycho.2012.01.019 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Codispoti M., De Cesarei A., Ferrari V. (2011). Влияние цвета на эмоциональное восприятие природных сцен. Психофизиология 49, 11–16. 10.1111 / j.1469-8986.2011.01284.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кузино Д. (2005). Доверительные интервалы во внутрипредметных планах: более простое решение метода Лофтуса и Массона. Репетитор. Quant. Методы Психол. 1, 42–45. [Google Scholar]
  • Dehaene S., Bossini S., Giraux P. (1993). Мысленное представление о четности и числовой величине. J. Exp. Psychol. Gen. 122, 371–396 10.1037 // 0096-3445.122.3.371 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Dekowska M., Kuniecki M., Jaśkowski P. (2008).Факты перед лицом: нейронные механизмы восприятия лица. Acta Neurobiol. Exp. (Войны) 68, 229–252. [PubMed] [Google Scholar]
  • Delplanque S., Lavoie M. E., Hot P., Silvert L., Sequeira H. (2004). Модуляция когнитивной обработки эмоциональной валентностью изучается на людях с помощью связанных с событиями потенциалов. Neurosci. Lett. 356, 1–4. 10.1016 / j.neulet.2003.10.014 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Delplanque S., N’diaye K., Scherer K., Grandjean D. (2007). Пространственные частоты или эмоциональные эффекты ?.Систематическое измерение пространственных частот для изображений IAPS с помощью дискретного вейвлет-анализа. J. Neurosci. Методы 165, 144–150. 10.1016 / j.jneumeth.2007.05.030 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эймер М., Поцелуй М. (2007). Захват внимания не относящимися к задаче испуганными лицами обнаруживается компонентом N2pc. Биол. Psychol. 74, 108–112. 10.1016 / j.biopsycho.2006.06.008 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эймер М., ван Велзен Дж. (2006). Скрытая подготовка к ответным действиям вручную вызывает модуляцию внимания визуальной, но не слуховой обработки.Clin. Neurophysiol. 117, 1063–1074. 10.1016 / j.clinph.2006.01.005 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эймер М., ван Велзен Дж., Драйвер Дж. (2002). Межмодальные взаимодействия между слухом, осязанием и зрением в эндогенном пространственном внимании: данные ERP о подготовительных состояниях и сенсорных модуляциях. J. Cogn. Neurosci. 14, 254–271. 10.1162 / 0898927236885 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эймер М., ван Велзен Дж., Форстер Б., Драйвер Дж. (2003). Сдвиги внимания при свете и в темноте: исследование ERP надрамодального контроля внимания и кроссмодальных связей в пространственном внимании.Brain Res. Cogn. Brain Res. 15, 308–323. 10.1016 / s0926-6410 (02) 00203-3 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эллиот А. Дж., Аартс Х. (2011). Восприятие красного цвета увеличивает мощность и скорость двигателя. Эмоции 11, 445–449. 10.1037 / a0022599 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эллиот А. Дж., Кайзер Д. Н., Грейтемейер Т., Лихтенфельд С., Грамцов Р. Х., Майер М. А. и др. . (2010). Красный, чин и романтика у женщин, смотрящих на мужчин. J. Exp. Psychol. Gen. 139, 399–417.10.1037 / a0019689 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эллиот А. Дж., Майер М. А. (2012). Теория цвета в контексте. Adv. Exp. Soc. Psychol. 45, 61–125 10.1016 / b978-0-12-394286-9.00002-0 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эллиот А. Дж., Пазда А. Д. (2012). Одежда для секса: красная, как женский сексуальный сигнал у людей. PLoS One 7: e34607. 10.1371 / journal.pone.0034607 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Feldmann-Wüstefeld T., Schmidt-Daffy M., Schubö A. (2011).Нейронные свидетельства преимущества обнаружения угроз: дифференцированное внимание к сердитым и счастливым лицам. Психофизиология 48, 697–707. 10.1111 / j.1469-8986.2010.01130.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Фэн К., Ли В., Тиан Т., Ло Ю., Гу Р., Чжоу К. и др. . (2014). Возбуждение модулирует эффекты валентности как на ранних, так и на поздних стадиях аффективной обработки изображений в задаче пассивного просмотра. Soc. Neurosci. 9, 364–377. 10.1080 / 17470919.2014.896827 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Фенкер Д.Б., Хейперц Д., Бёлер К. Н., Шёнфельд М. А., Ноессельт Т., Хайнце Х.-Дж. и др. . (2010). Обязательная обработка нерелевантных испуганных черт лица при визуальном поиске. J. Cogn. Neurosci. 22, 2926–2938. 10.1162 / jocn.2009.21340 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Форстер К. И., Форстер Дж. К. (2003). DMDX: программа отображения Windows с точностью до миллисекунды. Behav. Res. Методы Instrum. Comput. 35, 116–124. 10.3758 / bf03195503 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Fortier-Gauthier U., Dell’acqua R., Jolicoeur P. (2013). Эффект «красной тревоги» при визуальном поиске: данные электрофизиологии человека. Психофизиология 50, 671–679. 10.1111 / psyp.12050 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Фокс Дж. Дж., Симпсон Г. В. (2002). Поток активации из V1 в лобную кору у людей. Фреймворк для определения «ранней» визуальной обработки. Exp. Brain Res. 142, 139–150. 10.1007 / s00221-001-0906-7 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гегенфуртнер К. Р. (2003). Корковые механизмы цветового зрения.Nat. Rev. Neurosci. 4, 563–572. 10.1038 / nrn1138 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Gegenfurtner K. R., Rieger J. (2000). Сенсорный и когнитивный вклад цвета в распознавание природных сцен. Curr. Биол. 10, 805–808. 10.1016 / s0960-9822 (00) 00563-7 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Gherri E., van Velzen J., Eimer M. (2007). Разделение эффектора и выбора направления движения во время подготовки ручных движений: данные по латерализованным компонентам ERP.Clin. Neurophysiol. 118, 2031–2049. 10.1016 / j.clinph.2007.06.003 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Hagemann N., Strauss B., Leissing J. (2008). Когда судья видит красный цвет… Psychol. Sci. 19, 769–771. 10.1111 / j.1467-9280.2008.02155.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Hansen T., Gegenfurtner K. R. (2009). Независимость цвета и яркости краев в естественных сценах. Vis. Neurosci. 26, 35–49. 10.1017 / s0952523808080796 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хартер М.Р., Миллер С. Л., Прайс Н. Дж., Лалонд М. Э., Киз А. Л. (1989). Нервные процессы, участвующие в управлении вниманием. J. Cogn. Neurosci. 1, 223–237. 10.1162 / jocn.1989.1.3.223 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хилл Р. А., Бартон Р. А. (2005). Психология: красный цвет повышает производительность человека в соревнованиях. Природа 435: 293. 10.1038 / 435293a [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хопф Дж. М., Мангун Г. Р. (2000). Перемещение зрительного внимания в пространстве: электрофизиологический анализ с использованием карт с высоким пространственным разрешением.Clin. Neurophysiol. 111, 1241–1257. 10.1016 / s1388-2457 (00) 00313-8 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хаббард Э. М., Пьяцца М., Пинель П., Дехен С. (2005). Взаимодействие между числом и пространством в теменной коре. Nat. Rev. Neurosci. 6, 435–448. 10.1038 / nrn1684 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хамфри Н. (1976). «Цветная валюта природы», в «Цвет для архитектуры», изд. Микеллидес Б. (Лондон: Macmillan;), 95–98. [Google Scholar]
  • Hutchings J. B.(1997). «Цвет растений, животных и человека», в «Цвет для науки, искусства и технологий», изд. Нассау К. (Амстердам: Elsevier;), 222–246. [Google Scholar]
  • Икеда К., Сугиура А., Хасегава Т. (2013). Испуганные лица привлекают внимание в отсутствие поздних аффективных реакций коры головного мозга. Психофизиология 50, 60–69. 10.1111 / j.1469-8986.2012.01478.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Йонген Э. М., Смолдерс Ф. Т. Ю., Ван дер Хайден Дж. С. Х. (2007). Боковые компоненты ERP, связанные с пространственной ориентацией: различение направления внимания от обработки сенсорных аспектов сигнала.Психофизиология 44, 968–986. 10.1111 / j.1469-8986.2007.00557.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Юнгхёфер М., Брэдли М. М., Элберт Т. Р., Ланг П. Дж. (2001). Мимолетные образы: новый взгляд на раннее распознавание эмоций. Психофизиология 38, 175–178. 10.1111 / 1469-8986.3820175 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кайзер Д. Н., Эллиот А. Дж., Фельтман Р. (2010). Красный цвет и романтическое поведение мужчин, смотрящих на женщин. Евро. J. Soc. Psychol. 40, 901–908 10.1002 / ejsp.757 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кейл А., Столярова М., Моратти С., Рэй У. Дж. (2007). Адаптация в зрительной коре головного мозга человека как механизм быстрого распознавания аверсивных стимулов. Нейроизображение 36, 472–479. 10.1016 / j.neuroimage.2007.02.048 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ким М. С., Кейв К. Р. (1999). Контроль внимания сверху вниз и снизу вверх: о природе вмешательства со стороны заметного отвлекающего фактора. Восприятие. Психофизика. 61, 1009–1023. 10.3758 / bf03207609 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кинг Т.(2005). Восприятие цвета, познание и культура человека: почему «красный» всегда красный. Proc. SPIE Int. Soc. Опт. Англ. 5667, 234–242 10.1117 / 12.597146 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Kuniecki M., Urbanik A., Sobiecka B., Kozub J., Binder M. (2003). Центральный контроль изменений частоты сердечных сокращений во время визуальной аффективной обработки, выявленный с помощью фМРТ. Acta Neurobiol. Exp. (Войны) 63, 39–48. [PubMed] [Google Scholar]
  • Лэнг П. Дж., Брэдли М. М., Катберт Б. Н. (1998a). Эмоции, мотивация и тревога: механизмы мозга и психофизиология.Биол. Психиатрия 44, 1248–1263. 10.1016 / s0006-3223 (98) 00275-3 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Лэнг П. Дж., Брэдли М. М., Катберт Б. Н. (1999). Международная система аффективных изображений (IAPS): руководство по эксплуатации и эффективные рейтинги. Технический отчет A-4, Гейнсвилл, Флорида: Центр исследований психофизиологии, Университет Флориды. [Google Scholar]
  • Лэнг П. Дж., Брэдли М. М., Фицсиммонс Дж. Р., Катберт Б. Н., Скотт Дж. Д., Моулдер Б. и др. . (1998b). Эмоциональное возбуждение и активация зрительной коры: анализ фМРТ.Психофизиология 35, 199–210. 10.1111 / 1469-8986.3520199 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ли Ф. Ф., Ван Руллен Р., Кох К., Перона П. (2002). Быстрая категоризация естественных сцен при почти полном отсутствии внимания. Proc. Natl. Акад. Sci. США 99, 9596–9601. 10.1073 / pnas.092277599 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Лак С. Дж. (2014). Введение в технику событийного потенциала. Кембридж, Массачусетс: Массачусетский технологический институт, глава 11. [Google Scholar]
  • Luck S.Дж., Хиллард С. А. (1994). Электрофизиологические корреляты анализа признаков во время визуального поиска. Психофизиология 31, 291–308. 10.1111 / j.1469-8986.1994.tb02218.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • MacLeod C., Mathews A., Tata P. (1986). Предвзятое внимание при эмоциональных расстройствах. J. Abnorm. Psychol. 95, 15–20. 10.1037 / 0021-843x.95.1.15 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Майер М. А., Барчфельд П., Эллиот А. Дж., Пекрун Р. (2009). Контекстная специфика неявных предпочтений: случай человеческого предпочтения красного.Эмоции 9, 734–738. 10.1037 / a0016818 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Милински М., Баккер Т. К. М. (1990). Самки колюшки используют окраску самцов при выборе партнера и, следовательно, избегают зараженных паразитами самцов. Природа 344, 330–333 10.1038 / 344330a0 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Моллер А. К., Эллиот А. Дж., Майер М. А. (2009). Основные оттеночно-смысловые ассоциации. Эмоции 9, 898–902. 10.1037 / a0017811 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Нобре А. К., Себастьен Г. Н., Миниусси К.(2000). Динамика смещения зрительно-пространственного внимания, выявленная с помощью потенциалов, связанных с событием. Нейропсихология 38, 964–974. 10.1016 / s0028-3932 (00) 00015-4 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Оман А., Лундквист Д., Эстевес Ф. (2001). Возвращение к лицу в толпе: преимущество угрозы со схематическими стимулами. J. Pers. Soc. Psychol. 80, 381–396. 10.1037 // 0022-3514.80.3.381 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Олофссон Дж. К., Нордин С., Секейра Х., Полич Дж. (2008). Эффективная обработка изображений: комплексный обзор результатов ERP.Биол. Psychol. 77, 247–265. 10.1016 / j.biopsycho.2007.11.006 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Осорио Д., Воробьев М. (2005). Спектральная чувствительность фоторецепторов у наземных животных: адаптации к световому и цветовому зрению. Proc. Биол. Sci. 272, 1745–1752. 10.1098 / rspb.2005.3156 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Палмер С. Э., Шлосс К. Б. (2010). Теория экологической валентности предпочтения цвета человека. Proc. Natl. Акад.Sci. США 107, 8877–8882. 10.1073 / pnas.0

    2107 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

  • Пайен В., Эллиот А. Дж., Кумбс С. А., Чалабаев А., Бриссвалтер Дж., Кьюри Ф. (2011). Просмотр красного цвета перед тестом на прочность запрещает выходную мощность двигателя. Neurosci. Lett. 495, 44–48. 10.1016 / j.neulet.2011.03.032 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Пилен М. В., Фей-Фей Л., Кастнер С. (2009). Нейронные механизмы быстрой категоризации естественных сцен в зрительной коре головного мозга человека. Природа 460, 94–97.10.1038 / nature08103 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Фелпс Э. А., Линг С., Карраско М. (2006). Эмоции облегчают восприятие и усиливают перцептивные преимущества внимания. Psychol. Sci. 17, 292–299. 10.1111 / j.1467-9280.2006.01701.x [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Познер М. И., Снайдер К. Р., Дэвидсон Б. Дж. (1980). Внимание и обнаружение сигналов. J. Exp. Psychol. 109, 160–174. 10.1037 / 0096-3445.109.2.160 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Pourtois G., Schettino A., Vuilleumier P. (2013). Мозговые механизмы эмоциональных воздействий на восприятие и внимание: что такое магия, а что нет. Биол. Psychol. 92, 492–512. 10.1016 / j.biopsycho.2012.02.007 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Praamstra P., Boutsen L., Humphreys G. W. (2005). Фронтопариетальный контроль пространственного внимания и моторного намерения в ЭЭГ человека. J. Neurophysiol. 94, 764–774. 10.1152 / jn.01052.2004 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Praamstra P., Kourtis D.(2010). Ранний париетальный компонент ERP лобно-теменной системы: EDAN not = N2pc. Brain Res. 1317, 203–210. 10.1016 / j.brainres.2009.12.090 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Праамстра П., Куртис Д., Назарпур К. (2009). Одновременная подготовка нескольких потенциальных движений: противоположные эффекты пространственной близости, опосредованные премоторной и теменной корой. J. Neurophysiol. 102, 2084–2095. 10.1152 / jn.00413.2009 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Praamstra P., Остенвельд Р. (2003). Активация моторной коры, связанная с вниманием и движением: ЭЭГ-исследование пространственной совместимости стимула и ответа. Brain Res. Cogn. Brain Res. 16, 309–322. 10.1016 / s0926-6410 (02) 00286-0 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ранцини М., Дехайн С., Пьяцца М., Хаббард Э. М. (2009). Нейронные механизмы переключения внимания из-за нерелевантных пространственных и числовых сигналов. Нейропсихология 47, 2615–2624. 10.1016 / j.neuropsychologia.2009.05.011 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Русселе Г., Жубер О., Фабр-Торп М. (2005). Как долго можно добраться до «сути» реальных природных сцен? Vis. Cogn. 12, 852–877 10.1080 / 13506280444000553 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Шупп Х. Т., Юнгхёфер М., Вайке А. И., Хамм А. О. (2004). Выборочная обработка кратко представленных эмоциональных картинок: анализ ERP. Психофизиология 41, 441–449. 10.1111 / j.1469-8986.2004.00174.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Сейсс Э., Драйвер Дж., Эймер М. (2009). Влияние требований фильтрации внимания на подготовительные ERP, возникающие в задаче пространственной подсказки.Clin. Neurophysiol. 120, 1087–1095. 10.1016 / j.clinph.2009.03.016 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Сейсс Э., Герри Э., Эрдли А. Ф., Эймер М. (2007). Представляют ли компоненты ERP, запускаемые во время ориентации внимания, надрамодальный контроль внимания? Психофизиология 44, 987–990. 10.1111 / j.1469-8986.2007.00591.x [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Sheliga B. M., Craighero L., Riggio L., Rizzolatti G. (1997). Влияние пространственного внимания на направленные мануальные и глазные реакции.Exp. Brain Res. 114, 339–351. 10.1007 / pl00005642 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Шеперд М., Мюллер Х. Дж. (1989). Движение против концентрации визуального внимания. Восприятие. Психофизика. 46, 146–154. 10.3758 / bf03204974 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Smith N.K., Cacioppo J. T., Larsen J. T., Chartrand T. L. (2003). Обратите внимание: электрокортикальные реакции на положительные и отрицательные раздражители. Нейропсихология 41, 171–183. 10.1016 / s0028-3932 (02) 00147-1 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Самнер П., Моллон Дж. Д. (2000). Фотопигменты Catarrhine оптимизированы для обнаружения целей на фоне листвы. J. Exp. Биол. 203, 1963–1986. [PubMed] [Google Scholar]
  • Сурридж А. К., Осорио Д., Манди Н. И. (2003). Эволюция и отбор трехцветного зрения у приматов. Trends Ecol. Evol. 18, 198–205 10.1016 / s0169-5347 (03) 00012-0 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Талсма Д., Слагтер Х. А., Ньивенхуис С., Хейдж Дж., Кок А. (2005). Ориентация зрительно-пространственного внимания: исследование потенциала мозга, связанного с событием.Brain Res. Cogn. Brain Res. 25, 117–129. 10.1016 / j.cogbrainres.2005.04.013 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Theeuwes J. (1992). Селективность восприятия цвета и формы. Восприятие. Психофизика. 51, 599–606. 10.3758 / bf03211656 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Теувес Дж., Рейманн Б., Мортье К. (2006). Визуальный поиск красивых синглтонов: без модуляции сверху вниз, только затравка снизу вверх. Vis. Cogn. 14, 466–489 10.1080 / 13506280500195110 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Thorpe S., Физе Д., Марло К. (1996). Скорость обработки в зрительной системе человека. Природа 381, 520–522. 10.1038 / 381520a0 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • ван дер Люббе Р. Х. Дж., Неггерс С. Ф. У., Верлегер Р., Кенеманс Дж. Л. (2006). Пространственно-временное перекрытие между активацией мозга, связанной с подготовкой саккад и ориентацией внимания. Brain Res. 1072, 133–152. 10.1016 / j.brainres.2005.11.087 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ван дер Люббе Р., Утцерат К. (2013). Латерализованные спектры мощности ЭЭГ как показатель зрительно-пространственного внимания.Adv. Cogn. Psychol. 9, 184–201. 10.2478 / v10053-008-0144-7 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ван Стриен Дж. У., Лангеслаг С. Дж., Стрекалова Н. Дж., Готджес Л., Франкен И. Х. (2009). Валентность взаимодействует с ранним эффектом старого / нового ERP и возбуждением с устойчивым эффектом старого / нового ERP для аффективных картинок. Brain Res. 1251, 223–235. 10.1016 / j.brainres.2008.11.027 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • ван Велзен Дж., Эймер М. (2003). Ранние задние компоненты ERP не отражают контроль смещения внимания к ожидаемым периферическим событиям.Психофизиология 40, 827–831. 10.1111 / 1469-8986.00083 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Вайтт К., Джеральд М.С., Литтл А.С., Крайзельбурд Э. (2006). Избирательное внимание к вторичному половому цвету самок у самцов макак-резус. Являюсь. J. Primatol. 68, 738–744. 10.1002 / ajp.20264 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Йенд Дж. (2010). Влияние эмоций на внимание: обзор обработки вниманием эмоциональной информации. Cogn. Эмот. 24, 3–47 10.1080 / 026999305698 [CrossRef] [Google Scholar]

Когда привлечение внимания не обязательно привлекательно

Первая встреча с кем-то на вечеринке или общественном мероприятии часто требует взаимного раскрытия поверхностных данных.Незнакомцы, знакомясь друг с другом, часто делятся информацией о том, где они работают, чем занимаются, где живут, и о других «безопасных» темах. Редко такой разговор за коктейлем касается личных, личных привычек или склонностей.

Online, часто бывает наоборот. В частности, пользователи Твиттера часто публикуют в Твиттере личные мнения и наблюдения на деликатные темы, а также свободно делятся точками зрения и идеологией, демонстрируя гораздо больший объем личной информации в публичных местах.

Возникающие вопросы включают в себя вопрос о том, заинтересованы ли зрители в пользователях Twitter, которые делятся большим объемом информации, и привлекают ли они их, а также то, как тип совместно используемой информации влияет на интерес и привлекательность зрителей. Кроме того, если зритель решит «подписаться» на пользователя Twitter, при каких обстоятельствах он будет заинтересован в том, чтобы на самом деле поддерживать отношения?

Знакомство с вами

Леми Барух и Зейнеп Джемалджилар в работе «Влияние интимной информации в Твиттере» (2015) обнаружили, что пользователи Твиттера, раскрывающие более интимную личную информацию в Интернете, получали больше внимания, но такое раскрытие не обязательно побуждало зрителей к попыткам познакомиться с ней. пользователь лучше.[i]

В частности, зрители, ознакомившиеся с очень интимной информацией в Твиттере, уделяли больше внимания плакату и были более уверены в атрибуции, которую они могли сделать о пользователе Твиттера, хотя они были менее склонны к дальнейшей социализации. Что касается привлекательности, то зрителей, которые считали плакат Twitter похожим на себя, больше привлекал плакат, раскрывающий интимную информацию. Обратное было верно, когда зрители сочли разоблачающий плакат непохожим.

Авторы отмечают, что их результаты показывают, что, хотя обмен интимной информацией в Твиттере привлекает внимание, это не обязательно побуждает к социализации с пользователем — эффект, который авторы назвали «эффектом резинки» интимной информации.

Насколько много информации?

Основная часть исследования, которое Барух и Джемалджилар рассмотрели и включили в свое исследование, включала результаты, согласно которым раскрытие несоответствующей информации вызывает отрицательную оценку раскрывающего лица.Они также процитировали исследования, которые показывают, что когда дело доходит до влечения, иногда меньше значит больше в том смысле, что неуверенность может добавить некоторую эмоциональность в отношения. Кроме того, они отмечают, что воспринимаемое сходство способствует развитию позитивных отношений с раскрывающим, а несходство — нет.

Авторы отмечают, что межличностная динамика в Интернете функционирует по-разному, особенно с учетом легкости, с которой виртуальный пользователь может быстро и легко раскрыть большой объем личной информации.

Интимные отношения имеют значение

В своем исследовании участники просматривали страницы в Твиттере пользователей, отнесенных к категориям с низкой или высокой степенью близости. Пользователи с низким уровнем близости публиковали твиты, такие как

· «Белых рубашек никогда не может быть слишком много, даже если они все одинаковые» и

· «Панини с курицей на гриле на завтрак в 5 часов утра?» Конечно, почему бы и нет! ??? ? # Ням? »

Пользователи с высокой степенью близости публиковали твиты, такие как

· «Это будут самые лучшие отношения, если вы не возражаете против огромного количества алкоголя, которое я употребляю, и сигарет, которые я курю», и

· «Я так люблю отдавать.ЛОЛЬК! Я черная дыра отчаяния, высасывающая жизненную радость и счастье из всех живых существ. Обнимать?»

Барух и Джемалджилар обнаружили, что в целом пользователи Twitter, которые делятся более личной информацией, привлекают больше внимания зрителей. Но делает ли это их более привлекательными — с точки зрения побуждения зрителей к дальнейшему общению с ними? С одной стороны, раскрытие более интимной информации увеличивает атрибутивную уверенность зрителей в плакате, что увеличивает межличностное влечение за счет уменьшения неопределенности.Это увеличивает вероятность того, что зритель последует за пользователем Twitter.

Но с точки зрения дальнейшего взаимодействия с плакатом, только мнимое сходство делало такое стремление более вероятным. Когда зрители воспринимали себя непохожими на плакат, интимный твит негативно влиял на межличностное влечение.

По словам авторов, так же, как «водитель, проезжающий мимо автокатастрофы, удовлетворение вуайеристского любопытства посредством просмотра профиля в Твиттере временно осуществляется в тот момент, когда появляется такая возможность, и, следовательно, не требует дальнейшего участия.”

Внимание, важное чтение

Когда меньше значит больше

Хотя это исследование было проведено с использованием Twitter, можно предположить, что такие результаты можно обобщить на другие сайты социальных сетей, где пользователи обмениваются информацией. Эти результаты показывают, что пользователи, которые хотят развивать личные отношения в сети, должны воздерживаться от обмена слишком большой информацией, которую зрители не смогут понять. Раскрытие, которое вызывает воспринимаемое несходство, очевидно, привлекает внимание, но не привлекает.

«Лучше меньше, да лучше» также может быть хорошим советом относительно безопасности в Интернете. Хотя онлайн-платформы позволяют пользователям оставаться на связи с друзьями и семьей, целевая аудитория не всегда единственные, кто их ищет. Все пользователи социальных сетей хотят избегать раскрытия слишком большого количества информации не той аудитории.

Итак, как и в случае со многими другими социальными привычками, публикуйте сообщения и твиты умеренно, безопасно и ответственно.

Привлекает ли анимация внимание онлайн-пользователей? Влияние Flash на эффективность поиска информации и восприятие в JSTOR

Абстрактный

Распространение информации в Интернете представляет собой серьезную проблему для ограниченных ресурсов внимания людей.Для привлечения внимания онлайн-пользователей на сайтах широко используются различные виды анимации. Несмотря на повсеместное использование анимации, существует неадекватное понимание ее воздействия на внимание. Сосредоточившись на флэш-анимации, это исследование изучает ее влияние на производительность и восприятие онлайн-пользователей как в контексте поиска информации, имеющей отношение к задаче, так и в контексте нерелевантной задачи, опираясь на литературу по визуальному поиску и две теории из когнитивной психологии. В контексте задачи к цели поиска применяется вспышка; в то время как в контексте, не имеющем отношения к задаче, вспышка применяется к нецелевому элементу.Результаты этого исследования подтверждают, что вспышка действительно привлекает внимание пользователей и способствует более быстрому обнаружению мигающего целевого объекта на плотно упакованных экранах. Однако нет никаких доказательств того, что привлечение внимания увеличивает запоминание вспыхнувшего элемента, как это обычно предполагается на практике, и может даже снизить общее запоминание. Одно из объяснений состоит в том, что когда пользователям приходится использовать свои ограниченные ресурсы внимания для подавления отвлечения вспышки, у них будет меньше умственных ресурсов для обработки информации.Более того, результаты показывают, что обработка информации об элементе зависит не только от внимания, которое он привлекает как такового, но и от внимания, которое привлекают другие элементы на том же экране. Хотя мигание элемента может не усилить отзыв этого элемента, оно может уменьшить отзыв других элементов (особенно элементов, не являющихся целевыми) на экране. Наконец, вспышка негативно влияет на сосредоточенное внимание пользователей и их отношение к использованию веб-сайта. Эти результаты имеют значение, в частности, для дизайна интерфейса веб-сайта, продвижения продуктов в Интернете, интернет-рекламы и мультимедийных обучающих систем.

Информация о журнале

Information Systems Research (ISR) — ведущий рецензируемый международный журнал, посвященный теории, исследованиям и интеллектуальному развитию информационных систем в организациях, учреждениях, экономике и обществе. Он посвящен углублению знаний в области применения информационных технологий в человеческих организациях и их управлении и, в более широком смысле, улучшении экономического и социального благосостояния. Журнал служит интересам сообществ исследователей информационных систем и практиков, обеспечивая эффективный форум для своевременного распространения результатов исследований и рассматривает важные и актуальные вопросы, которые актуальны для руководителей на практике.

Информация об издателе

INFORMS, насчитывающая более 12 500 членов со всего мира, является ведущей международной ассоциацией профессионалов в области операционных исследований и аналитики. INFORMS продвигает передовой опыт и достижения в области исследования операций, науки об управлении и аналитики для улучшения операционных процессов, принятия решений и результатов посредством множества высоко цитируемых публикаций, конференций, конкурсов, сетевых сообществ и услуг по профессиональному развитию.

Анимация для внимания и понимания

Благодаря развитию HTML5 и CSS3 преобразований и переходов, анимация и движение становятся все более обычным явлением в современном веб-дизайне. На недавней веб-конференции и конференции по мобильным устройствам в нескольких докладах обсуждались аспекты визуального дизайна и разработки для добавления интерактивности к элементам пользовательского интерфейса. К сожалению, в большинстве разговоров по этой теме почти не затрагивается вопрос об удобстве использования такой анимации и о том, какие типы движения наиболее подходят для различных целей дизайна.

Анимация и интерактивность на веб-страницах обычно имеют одну из следующих целей взаимодействия с пользователем:

  • Привлечь внимание и объяснить изменения на странице: Изменения в состоянии элемента, раскрытие и скрытие содержимого или переход в другую область содержимого являются общими областями для переходных анимаций.
  • Добавьте веселья и причуды : Считается, что элементы, которые исчезают, меняют цвет или иным образом перемещаются, радуют пользователей и делают дизайн «популярным».Анимация и звуковые эффекты особенно распространены на сайтах, предназначенных для детей и подростков. (Такие уловки часто отвлекают детей; однако, поскольку юная аудитория менее целеустремленна, чем взрослые, эти эффекты раздражают их меньше и лучше переносятся.)
  • Внешний вид современный и современный с новыми тенденциями в дизайне: Использование новых технологий и методов в веб-дизайне — не только увлекательное занятие для разработчиков, но и, по-видимому, знакомит с обновленным брендом, который является актуальным и хорошо осведомленным.

Перед добавлением анимации на веб-страницу или в приложение убедитесь, что их цель и назначение четко определены. При рассмотрении анимации задумайтесь над следующими вопросами:

  1. Внимание пользователя : Где в противном случае было бы сосредоточено внимание пользователя в момент появления анимации?
  2. Цель анимации : Это:
    1. Привлечь внимание пользователей: нужно ли анимировать объект на что-то, что пользователь должен заметить и немедленно отреагировать?
    2. Показать непрерывность при переходе между состояниями объекта?
    3. Укажите взаимосвязь между объектами, которые уже находятся в фокусе внимания пользователя?
  3. Частота анимации : Как часто один пользователь будет сталкиваться с ней в течение одного сеанса?
  4. Механика анимации : Это:
    1. Непосредственно вызвано действием пользователя?
    2. Срабатывает косвенно (при загрузке страницы, при прокрутке или в результате других несвязанных действий)?

Только после того, как вы ответите на эти вопросы, можно создать соответствующую анимацию.

Внимание пользователей: периферийное движение требует внимания

Движение периферического зрения человека вызывает сдвиг визуального внимания, вызванный стимулами, и является примером восходящей обработки. Это контрастирует с целенаправленным сдвигом (обработка сверху вниз), когда человек добровольно переключает внимание на интересующую область. Инстинктивное переключение внимания на движение — это пережиток тех дней, когда нам нужно было быстро заметить змею в траве и другие формы надвигающейся опасности или потенциальной жертвы (вы можете решить, к какой категории принадлежит змея).(Подробнее о нисходящей и восходящей обработке в нашем классе Принципов пользовательского интерфейса, которые должен знать каждый дизайнер.)

На веб-странице периферия обычно включает в себя любые области за пределами F-образной схемы чтения. Мигающие изображения и видеореклама в правой части экрана являются наиболее очевидными примерами использования периферийной анимации для бизнес-ориентированных целей (чрезмерное использование которых приводит к слепоте баннера и слепоте правой направляющей), но даже благонамеренные анимации могут отвлекать и отвлекать. раздражает (Клиппи, мы смотрим на тебя).Уведомления, появляющиеся у краев экрана и продвигающие связанный контент, недавнюю активность или возможность живого чата, — все это примеры периферийной анимации, которая предназначена для предупреждения пользователя о соответствующих функциях или контенте, но на практике может быть как прерывистой, так и нежелательной. как всплывающее окно.

Ваш браузер не поддерживает видео тег. Вскоре после загрузки домашней страницы Olark, Как мы можем помочь? Окно скользит вверх из нижнего правого угла экрана с дополнительным окном Эй… , а затем всплывает над ним.Хотя анимация, безусловно, успешно предупреждает пользователя о существовании функции чата, ее внезапное появление на периферии поля зрения пользователя отвлекает от основной задачи по потреблению основного контента страницы.

Насколько быстро визуальное внимание переключается на движущийся объект на периферии, зависит от воспринимаемой анимации объекта. Такие факторы, как увеличение скорости объекта, величина его сдвига в положении и, что наиболее важно, является ли это движение самодвижущимся (а не вызванным каким-либо внешним столкновением) — все это влияет на восприятие анимации. .С точки зрения дизайна взаимодействия это означает, что элементы, которые скользят внутрь или иным образом отображают изменение положения с любой скоростью, будут привлекать внимание быстрее, чем элементы, которые медленно исчезают на месте.

Ваш браузер не поддерживает видео тег. Ссылка Back to Top на сайте Festival of Marketing скользит вверх из нижнего левого угла страницы по мере прокрутки пользователя, движение, которое немедленно привлекает внимание к элементу на периферии экрана и отвлекает от основной задачи чтение содержимого главной страницы. Ваш браузер не поддерживает теги видео. Кнопка со стрелкой для прокрутки назад к началу страницы медленно исчезает у правого края экрана по мере того, как пользователь прокручивает страницу вниз. Эта медленная анимация без изменения положения визуально менее отвлекает, чем анимация скольжения, показанная в предыдущем примере. Конечно, еще одно решение, которое позволяет избежать проблемы, связанной с отвлечением пользователя от задачи просмотра продуктов, — всегда отображать ссылку где-нибудь на странице.

Если бы цель заключалась в том, чтобы быстро привлечь внимание к новому объекту, то анимация, скользящая в одном направлении, была бы очень эффективной. С другой стороны, если бы целью было предоставить доступ к контекстной функции, не отвлекая пользователей от их основной задачи, то более тонкая анимация без сдвига позиции была бы лучшим выбором. (Отсутствие анимации было бы наименьшим отвлекающим фактором и, если возможно, даже лучшим выбором.)

Цель: анимация для понимания и понимания

Движение внутри текущей точки фокусировки человека не вызывает такой же зрительной реакции, как когда оно происходит на периферии.Поскольку у нас уже есть внимание пользователя, нам больше не нужно его привлекать, и мы можем сосредоточиться на разработке анимации, которая повысит способность пользователя понимать пользовательский интерфейс: как элемент связан с другими элементами, изменения состояния для конкретного элемента, и так далее.

При правильном использовании анимация элемента на экране может помочь передать, как этот элемент соотносится с другими элементами на странице и с любыми действиями, которые пользователь только что предпринял. Например, если форма содержит условную логику, то, что пользователь вводит в одно поле, может привести к тому, что другие зависимые поля появятся сразу под этим полем ввода.(Например, во многих формах оформления заказа в электронной торговле, если пользователь указывает разные адреса для выставления счетов и доставки, поля для второго адреса анимируются и появляются внизу в результате действия пользователя.) Эта анимация усиливает взаимосвязь между полем запуска и зависимые поля.

Ваш браузер не поддерживает видео тег. После того, как флажок для Мой платежный адрес и адрес доставки совпадают. снимается с флажка в форме оформления заказа Nest, поля ввода для платежного адреса отображаются с помощью анимации переключения слайдов, которая четко указывает взаимозависимость этих новых полей.Повторная установка флажка сворачивает ненужные на тот момент поля, как и ожидалось.

Чтобы анимация эффективно передавала причинно-следственную связь между элементами пользовательского интерфейса, эффект должен начаться в течение 0,1 секунды от начального действия пользователя. Это время отклика 0,1 секунды поддерживает ощущение прямого манипулирования и поддерживает представление о том, что действие пользователя привело к появлению нового элемента.

Частота: не мешайте пользователю

Еще один важный аспект, который следует учитывать при разработке анимации, — это частота, с которой она, вероятно, будет происходить в течение одного посещения типичного пользователя.Повторяющиеся анимации являются препятствиями на пути к содержанию и увеличивают время, необходимое для выполнения задачи. Пользователи не хотят ждать и смотреть длинную анимационную последовательность снова и снова, особенно когда она не имеет иной цели, кроме как «развлечься» и продемонстрировать возможности разработчика по кодированию. Помните: просто потому, что вы можете реализовать анимацию, это не значит, что вы должны .

Мы даже не можем сосчитать, сколько раз мы сидели в пользовательском тестировании и слышали, как участники тестирования произносили какой-то вариант следующего: «эта [анимация] была хороша в первый раз, но теперь она становится раздражающей.”

Одним из примеров все более распространенной бесплатной анимации является переход, связанный с открытием скрытого главного меню. Само по себе скрытие глобальной навигации плохо, но еще хуже заставлять пользователей просматривать анимацию каждый раз, когда требуется доступ к главному меню. Хотя в первый раз анимация может быть симпатичной и визуально привлекательной, второй просмотр утомителен, а третий просто раздражает (и может никогда не произойти, если пользователь расстроится и полностью покинет сайт).

Например, веб-сайт Newton Running скрывает свои 4 варианта навигации за 3-строчным значком гамбургер-меню. При нажатии на значок запускается анимация, показывающая, что текущая страница уменьшается в масштабе и превращается в цветной квадрат, в то время как другие цветные квадраты появляются на экране и становятся параметрами меню. После выбора опции анимация повторяется в обратном порядке и заканчивается масштабированием только что выбранной страницы. Конечно, нет возможности пропустить анимацию после ее запуска.Указание размерности является сильной стороной анимации, но в этом примере пространственные отношения между страницами бессмысленны, а анимация является совершенно ненужным препятствием, поскольку 4 пункта меню могут легко отображаться как статические ссылки на странице.

Ваш браузер не поддерживает видео тег. Главное меню Newton Running открывается в конце длинной анимационной последовательности, которая затем воспроизводится в обратном порядке после выбора опции. Каждый раз, когда пользователи хотят использовать главное меню, они должны снова пройти всю последовательность анимации.Беспричинная, бесцельная анимация отбивает у пользователя желание продолжить взаимодействие с веб-сайтом, поскольку напрасно тратит драгоценное время, которое можно было бы потратить на поглощение реального контента.

Механика: выбор подходящей анимации

Если вы используете анимацию в дизайне, обязательно выберите скорость, соответствующую контексту и цели анимации:

  • Более медленные переходы с меньшей вероятностью вызовут смещение внимания и, следовательно, меньше отвлекают.Они подходят для анимаций, косвенно запускаемых пользователем или не инициированных пользователем каким-либо образом. В этих ситуациях новый элемент должен появиться практически без изменения положения, чтобы свести к минимуму отвлечение.
  • Быстрые анимации с большей вероятностью привлекут внимание, если они происходят вне фокуса внимания пользователя. Они подходят для важных элементов, на которые пользователи должны обратить внимание и над которыми должны действовать.

Быстрые переходы также тратят меньше времени пользователей.Они подходят, когда пользователи запускают анимацию напрямую и уже сфокусированы на элементе. Однако эти типы переходов не должны вызывать раздражение или смещать текст, который пользователь все еще может читать. Хотя редко, но бывают случаи, когда пользовательский интерфейс работает слишком быстро, и пользователи не могут зарегистрировать изменение, чтобы отреагировать соответствующим образом.

Анимированный интерфейс: будьте осторожны

Анимированные элементы пользовательского интерфейса — заманчивые и мощные инструменты, но они могут легко тратить драгоценную валюту: внимание и время пользователей.Используйте анимацию умеренно и только тогда, когда она добавит смысла взаимодействию. Подумайте, вызовет ли анимация смещение внимания и не будет ли один и тот же пользователь спотыкаться о ней снова и снова. Будет ли анимация укреплять отношения между элементами пользовательского интерфейса? Будут ли пользователи запускать его напрямую или нет? Все эти аспекты имеют значение для создания успешной анимации.

Артикулы:

Pratt, J., Radulescu, P., Guo, R.M., & Abrams, R.A. (2010). Оно живое! Анимация движения привлекает визуальное внимание. Психологические науки , 21, 1724–1730. (Предупреждение: ссылка ведет к файлу PDF .)

Привлекает ли анимация внимание онлайн-пользователей? Влияние Flash на производительность и восприятие информационного поиска

Опубликовано в Интернете: 1 марта 2004 г.

Аннотация

Распространение информации в Интернете представляет собой серьезную проблему для ограниченных ресурсов внимания людей. Чтобы привлечь внимание онлайн-пользователей, на веб-сайтах широко используются различные виды анимации.Несмотря на повсеместное использование анимации, существует неадекватное понимание ее воздействия на внимание. Сосредоточившись на флеш-анимации, в этом исследовании изучается ее влияние на производительность и восприятие онлайн-пользователей как в контексте поиска информации, имеющей отношение к задаче, так и в контексте нерелевантной задачи, на основе литературы по визуальному поиску и двух теорий когнитивной психологии. В контексте задачи к цели поиска применяется вспышка; в то время как в контексте, не имеющем отношения к задаче, вспышка применяется к нецелевому элементу.Результаты этого исследования подтверждают, что вспышка действительно привлекает внимание пользователей и способствует более быстрому обнаружению мигающего целевого объекта на плотно упакованных экранах. Однако нет никаких доказательств того, что привлечение внимания увеличивает запоминание вспыхнувшего элемента, как это обычно предполагается на практике, и может даже снизить общее запоминание. Одно из объяснений состоит в том, что когда пользователям приходится использовать свои ограниченные ресурсы внимания для подавления отвлечения вспышки, у них будет меньше умственных ресурсов для обработки информации.Более того, результаты показывают, что обработка информации об элементе зависит не только от внимания, которое он привлекает как такового, но и от внимания, которое привлекают другие элементы на том же экране. Хотя мигание элемента может не усилить отзыв этого элемента, оно может уменьшить отзыв других элементов (особенно элементов, не являющихся целевыми) на экране.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *