С кем бы ты встречалась из гарри поттера: с кем из Гарри Поттера ты могла бы встречаться

Содержание

Часть 8, Темная вода — фанфик по фэндому «Роулинг Джоан «Гарри Поттер»»

Lately I’ve been losing, letting people down a lot Cutting all the corners, standing on shoulders Drowning everyone so I can get to the top All of these things I would like to stop C’mon Help me up one more time C’mon Give me that nice strong steady arm ‘Cause what if I fall and you don’t see? I don’t wanna be responsible for me /Amy Shark feat. Travis Barker/

Порой Гермиона удивлялась, как быстро привычная рутина ее жизни поменялась и обросла десятками маленьких ритуалов, делавших ее счастливой. И еще сильнее удивлялась тому, что все они были связаны со слизеринцами. Когда девушка рассказала Люциусу о её внезапной дружбе с Тео, он, вопреки ее ожиданиям, не проявил никакой ревности. Напротив, в его словах звучало поощрение. — Теодор очень хороший юноша, Миа. Из уважаемой чистокровной семьи. Из дружбы с ним ты сможешь извлечь для себя очень многое, поверь мне.
Разговор происходил в ее гостиной. Гермиона лежала на груди у Люциуса и рассказывала о работе и о Тео. Мужчина мягко гладил ее по спине, перебирал кудрявые волосы, иногда прикасаясь к ним губами. Это был один из их любимых ритуалов – проводить тихий будний вечер у камина за разговорами и объятиями. Девушка приподняла голову, заглянула любовнику в глаза. — Что за отеческие интонации, мистер Малфой? Тот рассмеялся. — Кто еще кроме меня скажет тебе, с кем стоит заводить ценные знакомства, а с кем нет? — Неужели каждое знакомство обязательно должно быть ценным? – Гермиона наморщила нос и недоверчиво посмотрела на Люциуса. Ей не хотелось думать, что из общения с людьми следует извлекать выгоду. Он убрал ей за ухо кудрявый локон и серьезно посмотрел в глаза. — Миа, жизнь – не череда случайностей, ты же знаешь. Все люди, которых мы встречаем, нужны нам для чего-то. В случае с младшим Ноттом – он может в твоей жизни быть для очень многого. Сейчас ты возможно не видишь перспективы, кроме дружеского общения о работе.
Но попробуй посмотреть на это шире. — Шире – как? Малфой покачал головой, улыбнулся нежно и немного снисходительно, и Гермиона вдруг почувствовала себя маленькой девочкой. ЕГО девочкой. По груди разливалось тепло, она просто таяла от его улыбок. Словно в пасмурный день вдруг выходило солнце. А еще она обожала это чувство – ощущать, что она – его. Купаться в его заботе, греться в его руках. Позволять ему видеть ее слабость и не бояться показывать, что она чего-то может не знать. — Малыш Тео может стать твоим билетом в то общество, в которое просто так с улицы не войдешь, даже будучи героиней войны и лучшей выпускницей школы за последние сколько-то лет. Ты ведь не склонна быть во власти иллюзий и прекрасно понимаешь, что война войной, новая повестка министерства на словах может и толерантная, и либеральная. Но настоящая власть в стране не у министра и не у его заместителей. Она у тех, кто веками был элитой, кто владеет родовыми имениями и фамильными бизнесами. Только попав в этот круг можно по-настоящему добиться признания, Гермиона.
— Я понимаю, — она закусила губу и грустно склонила голову, — это несправедливо. — Совершенно, верно, еще как несправедливо. Кто бы ни был у руля в министерстве, все, что он может раздать – это должности, оплачиваемые с налогов, которые платят богатейшие семьи. Все, что свыше, тебе придется брать самой. С боем. Гермиона закрыла глаза, вздохнула и вспомнила другие слова другого человека. Но о том же самом. «Твоя война никогда не закончится, девочка, поверь мне,» — говорил ей Северус Снейп, — «После победы Поттер получит наследство, Уизли пойдет своей дорогой, один полукровка, другой чистокровный. Что бы они ни выбрали – путь им будет открыт. Ты же останешься магглорожденной ведьмой для всех, сколько бы у тебя не было регалий. И угадай, что? На каждой ступени тебе придется биться и доказывать, что ты достойна быть там, где ты есть.» Он тоже когда-то обнимал ее и гладил ее по волосам, но не так уверенно, как Малфой, словно сдерживаясь, боясь позволить себе слишком много. А она плакала и говорила ему, что он не прав, что стоит войне закончиться и все изменится.
Наивная. Наивная и глупая девочка Гермиона. Каждый шаг в ее карьере в магическом мире был наглядным подтверждением слов Северуса. И слов Люциуса тоже. Она женщина. Она магглорожденная. Она подруга Гарри Поттера. Гермиона устала отрывать от себя ярлыки. Каждый из них отрывался с кусочком души. — Ты думаешь, общаясь с Тео, я могу постепенно завести другие знакомства в его кругу? Проявить себя, обрасти связями? — Я думаю, со временем наследник Ноттов введет тебя в круг аристократии как свою невесту, а потом жену. Или не Ноттов, другой уважаемой семьи. Гермиона подскочила и ошалело уставилась на Люциуса. — Ты о чем? Что ты такое говоришь? Мужчина спокойно улыбнулся. Привлек девушку к себе и осторожно поцеловал в губы. Она поддалась не сразу, так и смотрела на него широко раскрытыми глазами. Малфой улыбнулся, не прерывая поцелуя. — Глупышка. Когда-нибудь ты выйдешь замуж. Присмотрись к Нотту, он может стать достойным претендентом на твою руку. — Зачем ты мне это говоришь, Люциус? Следующая его улыбка была грустной.
Малфой растерянно гладил ее волосы, и взгляд его был почти виноватым. — Я не могу дать тебе того, чего ты заслуживаешь, Миа, и поверь, мне очень больно это осознавать. Чистокровная мораль вещь специфическая, ее можно выворачивать разными способами, но внутри все равно сохранятся определенные правила. Союз пожилого богатого волшебника и юной амбициозной девушки не из чистокровной семьи всегда будет мезальянсом. Всегда. И в первую очередь, он ляжет пятном на репутацию девушки. Я уже говорил, я не хочу для тебя такой судьбы. И не допущу, чтобы это произошло. Я слишком уважаю тебя, чтобы позволить такое положение вещей. — Уж ты то пожилой… — фыркнула девушка, больше для того, чтоб скрыть нервную дрожь, зарождавшуюся в ней. — Я не хочу, чтобы, оглядываясь на меня, ты пропустила шансы изменить свою жизнь к лучшему. Добиться чего-то, о чем ты мечтаешь. Да, я сказал тебе в самом начале, что не хотел бы, чтоб ты встречалась с кем-то еще. Но я не в праве от тебя этого требовать. Опять же, как я и говорил, я буду рядом, пока тебе это нужно.
Даже если ты будешь с другим. Я никогда не позволю себе ограничивать твою свободу. Почему-то в глазах защипало, и Гермиона вдруг поняла, что слезы вот-вот прольются из глаз. Она не была готова к такому откровенному разговору. Не готова к тому, что он ей сказал. Не готова думать о том, что Люциус прав, и когда-нибудь все, что у них есть, закончится. И она с ужасом понимала, что, когда этот миг придет, у нее должно быть что-то еще, что-то, что останется с ней. Что-то большее, чем воспоминания. Девушка посмотрела на мужчину, обнимавшего ее, и ее губы задрожали. — Но, если я не хочу быть ни с кем другим? – шепотом, на рваном выдохе. Люциус с щемящей нежностью взял в ладони ее лицо и притянул к себе, целуя ее щеки. — Моя девочка. Моя прекрасная, светлая, храбрая девочка. Я знаю, что реальность сложно принять. Но ты сможешь. У тебя есть время. У тебя еще очень, очень много времени, чтобы обо всем подумать. Чтобы решить, чего ты хочешь. — Я хочу, чтобы это не заканчивалось. Чтобы ты… Чтобы я… — Не закончится, пока ты сама не решишь по-другому.
Я обещаю. Он поцеловал уголок ее губ, подбородок, шею. Гермиона всхлипнула, поддаваясь ласкам и проглатывая комок в горле. Его прикосновения успокаивали, оживляли ее. Заставляли оттаять и открыться. Кто бы ей сказал еще год назад, что легче всего ей будет открыться перед Люциусом Малфоем. Что именно с ним она будет ощущать себя в безопасности. И тем не менее, это так. В его объятиях, на его груди, ей было спокойно и не страшно от того, что завтра новый день и новая битва. С ним можно было снять свои доспехи и быть уязвимой и слабой, быть собой настоящей. И только он в этой запутанной жизни мог помочь ей советом. — Я обещаю, что подумаю о Тео. О том, что ты сказал. Хотя я сомневаюсь, что у него могут быть более чем дружеские намерения на мой счет, — тихо пробормотала Гермиона. — Дружеские намерения – это тоже прекрасно. Я не хотел тебя настроить на выбор потенциального мужа прямо сейчас, надеюсь ты не так буквально восприняла мои слова. Люциус улыбнулся уголком рта. Гриффиндорка отрицательно помотала головой.
-Нет, конечно, я не о том, что вдруг начну надумывать себе скрытые мотивы Нотта. Я просто хочу сказать, что понимаю, о чем ты. И что ты прав. Мерлин, я так запуталась в том, чего хочу. Как отличить сиюминутные желания от важных и глобальных – я не знаю. — Ты во всем разберешься, Миа. Самая умная ведьма своего поколения – это не преувеличение. Это правда. Девушка улыбнулась. — Останься сегодня пожалуйста. Я не хочу, чтобы ты уходил, — она прижалась к нему, спрятала лицо на его груди. Люциус тихо рассмеялся и снова зарылся пальцами в ее волосы. Ему было тепло от мысли, что он нужен ей не меньше, чем она ему. — Все, что пожелаешь, принцесса. Обедать с Тео в кафетерии Мунго тоже стало для нее своеобразным ритуалом. Поначалу Нотту приходилось приходить к ней в лабораторию и чуть ли не силой вытаскивать на обед. Гермиона противилась, но Теодор был непреклонен. «Твои выдающиеся мозги, Грейнджер, надо подпитывать вовремя. Я имею на них самые серьезные виды в перспективе твоей работы на нашу компанию, и не могу позволить тебе наплевательски к ним относиться» — назидательно вещал он, и девушке приходилось со смехом подчиняться.
Спорить со слизеринцем все равно было бесполезно. Постепенно это вошло у нее в привычку, в одно и то же время обедать с Тео, и Гермиона даже стала планировать свои дела на день с учетом этого перерыва. С ним было легко и весело. В отличие от всех остальных ее друзей, Нотт разделял ее интересы. Он был таким же фанатом зелий и чар, обожал читать, выискивать редкие книги, и пить кофе опасными для здоровья дозами. В его обществе Гермионе было комфортно. Почти как с Люциусом. Эта мысль удивляла. В конце концов, ну что за неизвестно откуда взявшаяся внезапная тяга к слизеринцам. Один мог быть случайностью. Но два – это уже походило на закономерность. Сегодняшний обед давался Гермионе тяжело, она ужасно хотела спать и лениво ковыряла вилкой в тарелке. С самого утра ей никак не удавалось собраться после бессонной ночи. И три принятых дозы зелья бодрости не помогали. — О, Грейнджер, только не говори, что ты снова брала дополнительное ночное дежурство! Выглядишь так, будто сейчас упадешь лицом в тарелку.
Девушка жалобно застонала. — Ты недалек от истины. Ночь была просто чудовищной. Я кажется не присела ни на минуту. — Ты говоришь это каждый раз. Не понимаю, зачем себя так изводить, — что-то в тоне Теодора задело ее. Девушка удивленно посмотрела на собеседника. Нотт отложил вилку, его кисти сжали край стола, а выражение лица было очень сложно прочитать. Гермиона вопросительно подняла брови. — Я не совсем понимаю твою реакцию. Слизеринец шумно выдохнул и жестко посмотрел на Гермиону. — Прости, Грейнджер, но это ужасно, смотреть, как ты издеваешься над собой. Кому и что ты пытаешься этим доказать? — Доказать? — Да, доказать. Я не могу понять твой болезненный альтруизм. Ты каждый раз говоришь, что было кому взять смену, но ты не могла отказать. Почему не могла? Я видел, как ты отказываешь людям, которые хотят навесить на тебя лишнюю работу в Мунго, но с маггловским госпиталем почему-то все по-другому. Почему? К концу своей тирады Тео повысил голос. И это было странно, совершенно на него не похоже. Его слова задевали ее, но она была слишком уставшей, чтобы возвести окклюментный блок в сознании. Нужно было что-то ответить. Но что? Гермиона не знала. — Тео, ты меня как будто обвиняешь в чем-то. Это ведь моя работа, я обязана брать ночные дежурства. — Обвиняю? Пожалуй, да, обвиняю. В том, что ты, черт возьми, несправедлива к себе. Скажи, за что ты наказываешь себя, Гермиона? — Я не… — Не наказываешь? А как это называется? Ты издеваешься над собой особо изощренным способом, объясняя это работой. Что это за мазохизм такой, ночь напролет спасать жизни и казнить себя за каждую неспасенную. Заперев, блядь, волшебную палочку в шкафу в раздевалке! А потом, о, дай угадаю. Поедом есть себя за то, что не справилась. Как. Это. Еще. Называется? Девушка удивленно смотрела на него, не зная, что привело ее в больший шок, ругательство, подобных которому она никогда в жизни от него не слышала, или неподдельное негодование в его голосе, обращенное на нее. Ей не верилось, что перед ней тот самый Нотт, с которым они столько раз обедали, смеялись, дружески подкалывая друг друга. Всегда корректный, крайне вежливый, в котором чувствовалась ненавязчивая поддержка. Сейчас его морские глаза смотрели на нее жестко, словно выискивая ответ на ее лице, стараясь вырвать его против ее воли. И, к своему ужасу, Гермиона вдруг поняла, что Тео задал ей все те самые вопросы, которые она задавала сама себе. И она снова не находила на них ответа. А он продолжал. — Я не понимаю тебя, Грейнджер. Ты всегда, сколько я тебя помню, выступала за справедливость, и что получается? Справедливость ко всем, кроме самой себя? — Тео, я не наказываю себя этой работой. — А что ты делаешь? Пытаешься отплатить добром тому миру, в котором родилась? Тогда почему ты не берешь с собой палочку? Нет, Грейнджер, это не альтруизм, это твоя чертова гордыня, которую ты приструнила и посадила на цепь, работая здесь. Смотрите, я и без магии все могу. Смотрите, маггловский мир без меня не может, я в нем даже без магии незаменима. Но знаешь, что я тебе скажу, Грейнджер? Угадай, что бы произошло, если б ты не пошла ординатором в эту гребаную больницу? На твоем месте. Был бы. Любой. Другой. Последние слова Тео зловеще отчеканил, глядя ей прямо в глаза. Усталость куда-то улетучилась, Гермиона теперь злобно смотрела на слизеринца, в груди поднималась волна протеста против его слов, обида и еще одно ужасное, отвратительное, гадкое чувство. Чувство, в котором она ни за что не могла бы ему признаться. Что Тео прав. — Какое ты имеешь право говорить мне подобные вещи? – сквозь зубы процедила девушка, в ее глазах заплясали яростные огоньки. — Я говорю тебе все это, потому что я хочу, чтобы ты поняла наконец, Грейнджер. Твое место здесь. Ты здесь незаменима. В лаборатории. В магическом мире. Здесь ты уникальная, единственная, блин, в своем роде, самая умная ведьма своего поколения. Здесь! Там ты просто одна из многих. Здесь такой больше нет. Тео резко встал, с грохотом отодвинув стул. — Я не могу смотреть, как ты тратишь себя впустую, как ты издеваешься над собой, ведешь никому не нужную войну. Это все равно, что добровольно лишить себя слуха, а потом досадовать, что не слышишь музыки. Прятать палочку, а потом подсчитывать, скольких бы ты спасла с ее помощью. Твоя голова, — он ткнул ее пальцем в лоб, прикосновение обожгло. Девушка отпрянула, но он продолжал давить в ее переносицу, — твои мозги, да вся ты, Грейнджер, это, мать его, достояние магического мира! Ты можешь совершить великие открытия, прорыв в зельеварении, если перестанешь тратить себя впустую. И меня бесит, что ты не видишь этого, спрятавшись в своей дилемме, которая решается проще простого. Последние слова Нотт произнес в каких-то сантиметрах от ее лица, пристально глядя в ее глаза. А потом резко отпрянул, развернулся на каблуках и ушел, оставив ее одну. Гермиона огляделась. Хорошо, что кафетерий был пустой и некому было обращать внимание на их перепалку. Ей столько всего хотелось возразить Тео, но слова не находились. Девушка устало уронила лицо в ладони и вздохнула. — Черт… Ну зачем, зачем он задал ей все те вопросы, которых она боялась, которых избегала в своей голове. Почему она не поставила окклюментный блок. Зачем он так с ней. Ей казалось, что она сейчас заплачет, но слезы не приходили. И только слова Тео отдавались в ушах: «Там ты просто одна из многих. Здесь такой больше нет.»

Глава 4. Заговоры и Разговоры

Ссылка на перевод с фикбука: https://ficbook.net/readfic/3091738/12246398#part_content


Широкая общественность – в особенности, волшебная общественность, — в лучшем случае, весьма капризная дама. Если ты популярен и перед тобой преклоняются сегодня, нет никаких гарантий того, что это будут делать и завтра. И неважно, о ком или о чем идет речь.

Гарри Поттер был ярким примером изменчивости общественного мнения. Восхваляемый за происшествие, которого он даже не мог помнить, Гарри Поттер однажды вошел в Косой переулок обычным одиннадцатилетним мальчишкой, не только не встречавшимся с лестью других людей по отношению к нему, но и, казалось, не знавшим о таком понятии до того необычного дня. Его появление в священных стенах Хогвартса ничем не отличалось от появления в Косом переулке – все тот же шепот и пальцы, указывающие в его сторону, не говоря уже о возгласах, исходивших от Гриффиндорского стола, и разочарованных стонов, идущих от столов других факультетов, когда он был распределен.

Тем не менее, к середине второго года обучения аплодисменты и крики одобрения обратились в гневные переговоры и слухи о его участии в открытии Тайной комнаты. Но как только ореол таинственности, окутывавший комнату, развеялся, мальчика немедленно вернули в неприкасаемый круг современных героев – по крайней мере, до его попадания в Турнир Трех Волшебников, где он был заклеймен статусом негодяя, ищущего внимания и затеявшего гонку за славой.

В действительности (Гарри подумал об этом только сегодняшним утром) сложно быть не столько Гарри Поттером, сколько просто любым человеком, находящимся на виду у общественности.

Конечно же, Министр магии не стал исключением из выведенной Поттером истины – так уж сложилось, что массы традиционно находятся в переменчивом состоянии любви и ненависти к своему предводителю. Сторонники Министра судили его действия по такому же принципу, по какому самый обыкновенный тренер сборной команды по Квиддичу судил своих игроков: «Вы хорошо постарались для меня сегодня?» 

Корнелиус Фадж сидел в комфортной обстановке своего офиса, раздумывая над несправедливостью, периодически наваливавшейся на плечи любого министра – и его плечи, в частности.

Как пока еще новый министр, Фадж пользовался положительной популярностью, по сути, признавал он это или нет, из-за того, что он не был Милисентой Бэгнольд. Не то, чтобы предыдущий Министр магии была отвратительна – совсем нет. Но Милисента всегда воспринималась как грубый человек без тяги к излишествам, ярый приверженец правил, который имел глаза и уши в каждом уголке правительства волшебников и поэтому прекрасно представлял себе людей, которым собирался служить. Говоря кратко, она считалась прогрессивным реформатором. И хотя такая позиция должна была расположить ее к массам, стиль правления Бэгнольд никак не отражался на ее личности – по крайней мере, у некоторых циников находилось немало камней для ее огорода. Это было действительно стыдно, она не имела практически никаких навыков человеческого общения, хотя немного харизмы могло бы позволить ей стать ближе к населению и создать более эффективный двигатель прогресса в Британском магическом мире.

Но, к сожалению, у нее не было ни капли харизмы, и именно поэтому, несмотря на то, что ее политика в целом сделала ее другом народа, она сама никогда не купалась в избытке популярности. И, конечно же, ее демократическая политика сделала ее врагом Чистокровной фракции, поскольку их идеалы поддерживали только одно: их собственную повестку дня, которая была связана только с улучшением их собственных интересов в ущерб интересам остальных категорий граждан. Несмотря на малочисленность чистокровных волшебников, в их руках обитала непропорционально огромная доля богатства, что делало их самой мощной фракцией в Великобритании. И, более того, все места на длинных скамьях Визенгамота передавались по наследству, а значит, в основе своей принадлежали старым чистокровным семьям.

Результатом политики Бэгнольд стало то, что, хотя она и имела определенный успех, проталкивая свои наиболее прогрессивные идеи, все ее начинания были загублены враждебным Визенгамотом. Даже Дамблдор, став Председателем Визенгамота, был в состоянии лишь немного помочь ей. В конце концов, она подала в отставку и покинула страну, устав от постоянной борьбы с врагом, который был непримирим и использовал свое необъятное богатство и влияние, чтобы как можно дольше сохранять статус-кво.

С приходом к власти Фаджа статус Министра изменился. Хоть Фадж и строил свою предвыборную кампанию на более консервативной платформе, чем та, на основании которой Бэгнольд председательствовала предыдущие десять лет, он сделал так, что некоторым членам Визенгамота стало известно – он открыт для бизнес-предложений: его поддержка и политические решения могли быть проданы кому угодно, кто был готов предоставить ему… материальный стимул. Как только члены Визенгамота приступили к голосованию за следующего Министра, результат превзошел все возможные ожидания Фаджа – он получил великолепное сочетание голосов тех членов, которые считали, что он затормозит изменения в их обществе до более приемлемого уровня, и тех, кто знал, что его поддержку можно купить за достаточное количество Галлеонов. Чаша весов склонилась в его сторону и обеспечила его избрание.

К сожалению, не прошло и полугода, прежде чем стало понятно, что он – Министр-неудачник, который вообще не выходил за пределы принятия массовых взяток в обмен на его вмешательство в дела всех ветвей правительства.

Конечно же, его самым выгодным вкладчиком всегда была семья Малфоев, у которой было столько денег, что, казалось, они разжигали ими огонь в каминах своего поместья. Люциус Малфой дал ему взятки за все, что только мог, начиная поддержкой всех его экстремистских законопроектов, представленных перед Визенгамотом (ведь, несмотря на то, что семья Малфоев была чрезвычайно богата, она была французского происхождения и не имела места в Визенгамоте), и заканчивая блокированием работы различных ведомств, которые могли бы вплотную заняться расследованием дел его семьи.

От взора Фаджа укрылось то, что, в принципе, Малфои вообще в нем не нуждались – их чистокровные друзья из Визенгамота смогли бы продвинуть предлагаемые законы и акты и без помощи Министра, если бы Люциус того захотел. И если бы Фадж когда-нибудь захотел разобраться с этим вопросом, он бы заметил, что многие из его действий, проспонсированных Малфоем, были бесполезны, а потом пришел бы к выводу о том, что все это время его использовали лишь в качестве приманки.

А может быть, Фадж вообще не хотел об этом думать – его главной заботой всегда были деньги, которые плавно перекочевывали из хранилища Люциуса в хранилище Корнелиуса. Для Министра ничего не значило, удалось ли Малфою заполучить желаемое или нет, — все, что имело для него значение, это мысль о том, хорошо ли ему заплатили за то, что он сделал.

Но в этот день Фадж почувствовал, как его популярность летит в пропасть из-за неудавшегося притеснения Гарри Поттера. Это был весьма ценный урок – прежде чем покуситься на свободу одного из величайших героев нации, необходимо убедиться в том, что ваш парашют окажется исправным и откроется вовремя. Особенно, если вышеупомянутый герой имеет мощную поддержку других лиц. 

Даже не стоило сомневаться в том, что именно Дамблдор организовал сессию с участием надоедливого Французского волшебника в противовес мнению Фаджа. И, что еще хуже, Фадж чувствовал, что все это было рассчитано настолько детально, чтобы заставить его выглядеть так ужасно, насколько возможно, — и в этом начинании они преуспели с лихвой.

Что действительно беспокоило Фаджа, так это истинные цели Дамблдора. Хотел ли он просто спасти мальчишку Поттера или стремился к чему-то большему? Может быть, он хочет забрать должность Министра себе или кому-то из близких друзей? Мысль о том, что министерское кресло само ожидало Дамблдора, когда Бэгнольд подала в отставку (если бы только он выдвинул свою кандидатуру, а не отказался ввиду отсутствия интереса и полной удовлетворенности своей текущей позицией), не приходила Министру в голову.

Нет, Фадж был уверен в том, что Дамблдор преследует свои цели, и, что бы это ни было, это не поспособствует долгосрочному пребыванию Фаджа в Министерском кабинете.

— Это же двойная игра! – прорычал себе под нос Фадж.

Настало время сопротивляться.

— Министр? Министр, вы меня слышите?

Фадж моргнул и сфокусировал взгляд на источнике звука. За противоположным концом стола сидела надоедливая «розовая» женщина, чей резко высокий, пронзительный голос прервал размышления Министра. Амбридж была сплошной угрозой, но он поддерживал ее только по одной причине – она слепо и преданно участвовала во всех схемах, которые он проворачивал. У нее было свое видение мира, исполненное ненависти и фанатизма, — нечто, что Фадж хоть и не поддерживал, но в других людях не пресекал. К сожалению, несмотря на всю ее пользу, он мог переносить эту женщину только в малых дозах, так как ее голос основательно тяготил его уши, а постоянная вездесущность не могла сыграть на руку его программе собственного обогащения.

— Прошу прощения, Мадам Заместитель. Боюсь, я на мгновение отвлекся. О чем вы говорили?

Она одарила Фаджа властным взглядом.

— Я закончила свой доклад о планах на время моего пребывания в Хогвартсе, Министр. Но, полагаю, до начала учебного года я также могу составить план относительно девушки Делакур.

В глубине души Фадж сомневался в том, что она может сделать хоть что-нибудь, что сможет повлиять на переезд Вейлы, но он полностью потеряет свою власть над подчиненными, если будет постоянно игнорировать их схемы действий. Он жестом попросил ее продолжать, задумчиво кивая и односложно отвечая в моменты, когда его собеседница этого ожидала.

В общем и целом, этот план вполне мог удасться, если бы эта мысль посетила их несколько раньше. В нынешних условиях, учитывая уверенность Фаджа в том, что Амбридж все равно будет испытывать трудности на вражеской территории, — Дамблдор раздавит ее без лишних раздумий.

Тем не менее, Фадж приветствовал все идеи, которые, по его мнению, смогут отвлечь внимание Дамблдора. Для Корнелиуса основной упор заключался во внедрении Долорес в Хогвартс в качестве Преподавателя защиты от Темных Сил и в ее медленном и осторожном продвижении в школьной иерархии, с должным умением способное замаскировать кнут отборными пряниками. Тот факт, что Амбридж абсолютно не умеет преподавать, полностью равнодушна к студентам и в последний раз сталкивалась с вопросами образования, в лучшем случае, в свои школьные годы, даже не волновал Фаджа. Ее школьная миссия заключалась в том, чтобы найти способ убрать Дамблдора и сделать так, чтобы Фадж не переживал за свое министерское кресло.

Конечно, схема, которую она придумала, чтобы справиться с приездом Флер Делакур в Хогвартс, будет здорово раздражать его оппонентов, хоть и кажется немного неуклюжей. Он сразу же поддержал Долорес в ее начинаниях.

— Очень хорошо, Заместитель, можете продолжить разработку вашей схемы, — великодушно разрешил Фадж. – Спасибо за потраченное время и усилия.

Ответная улыбка Амбридж была самой неприятной, и Фадж облегченно вздохнул, когда она вышла из его кабинета – женщина, которая даже его заставила чувствовать себя неудобно!

***

На севере Британии есть одно старое поместье. Это усадьба какого-то помещика, давно забытая в тумане времени и являющаяся лишь напоминанием о старом королевстве. Но здание все еще стоит и находится в относительно хорошей форме, что удивительно, учитывая долгие годы абсолютного пренебрежения и равнодушия к строению. Если присмотреться, все еще можно увидеть намеки на его былую славу – они равномерно распределены по сколам и трещинам в мраморном полу, отслаивающимся и выцветшим обоям – очевидно, это место долгое время было домом некоей богатой и состоятельной семьи.

Теперь же это был дом для людей с не лучшей репутацией. Недавно восстановленный Темный Лорд, Том Марволо Реддл, а по совместительству, лорд Волан-де-Морт, сделал старый дом своей новой стратегической базой.

Волан-де-Морту было безразлично то, что его окружает, включая состояние старого дома – если бы все было не так хорошо, он смог бы легко превратить в свой дом поместье предков Реддла. К несчастью, побег Гарри Поттера с кладбища в Литтл-Хэнглтоне и близость дома Реддлов к месту его мятежа означали, что тайная локация Реддла была обнаружена, и это вызвало необходимость его перемещения. Это, ни больше ни меньше, раздражало его, но Темный Лорд знал, что есть вещи, которые требуют большего внимания, в сравнении с обустройством быта и выбора локации. Вскоре Британский мир волшебников снова станет принадлежать ему, и места, подобные этому разрушающемуся, ветхому зданию не будут ничего для него значить.

В настоящее время все его приспешники были заняты выполнением его приказов – все, кроме пресмыкающегося дурака Петтигрю, который сидел в комнате на втором этаже в трусливом ожидании любого намека на штурм их «крепости». Волан-де-Морт не думал, что кто-нибудь его здесь найдет, но он бы не стал одним из самых пугающих и ненавидимых колдунов в истории волшебного мира, если бы попустительски относился к предосторожностям. 

Предоставленный самому себе, Темный Лорд приступил к делу, которое всегда получалось у него лучше всех прочих – он замышлял и обдумывал свои дальнейшие шаги.

Эта неожиданная новость о внедрении Гарри Поттера во Францию всерьез его встревожила. Нет, он не ожидал того, что преследование мальчишки Фаджем (по сердечному настоянию Люциуса, конечно же) завершится успехом, и даже наоборот – он был уверен в том, что Дамблдор без проблем подавит инициативу Министра. Поражение Фаджа произошло при непредвиденных обстоятельствах, и, хотя у Волан-де-Морта не было никаких доказательств, он был уверен в том, что это представление было искусно срежиссировано Дамблдором для какой-то конкретной цели, которую Волан-де-Морт пока не мог нащупать. В конце концов, Дамблдор позволил послу Франции вести большую часть диалога и принимать активное участие в уничтожении аргументов Фаджа – возможно, былую хватку старика уничтожил его возраст, но Волан-де-Морт был слишком умен для того, чтобы быть уверенным: это не тот случай. Действия Дамблдора на протяжении последних нескольких лет позволяли судить о том, что этот человек все еще полностью контролировал свои магические и умственные способности. Альбус не стал бы тем, кем стал, будь он политически легковесным человеком.

Темный Лорд оскалил губы в неприятной насмешке. Его собственный подъем к власти указывал на то, что сам Волан-де-Морт, безусловно, проявлял характерную компетентность в политических вопросах – ведь его враги позволили ему зайти настолько далеко. Дамблдор был достойным противником; и его точно надо убрать, чтобы обеспечить окончательную победу Волан-де-Морта.

В какие бы игры ни играл Дамблдор, Волан-де-Морт был уверен: все это было тщательно спланировано и проведено, ни одна деталь не осталась на воле случая, а это означало, что Дамблдор преследовал какую-то цель, затеяв сегодняшний инцидент. Было ли это связано с введением французов в конфликт в качестве союзников, или у старика была другая, более… эзотерическая цель, которую пока только предстоит раскрыть Темному Лорду?

Это неважно – ведь, в конечном счете, Дамблдор будет вынужден опустить руки, и Темный Лорд будет к этому готов. К тому же, у этой медали тоже было две стороны – Волан-де-Морт был уверен в том, что во Франции столько же недовольных нынешним укладом Чистокровных, сколько и в Великобритании. 

Проблема Поттера становилась все интереснее: теперь он дважды бросил вызов и победил, или хотя бы сбежал из продуманных до малейших деталей ловушек Темного Лорда, дважды находившегося в рассвете своих сил. Мягко говоря, это беспокоило Волан-де-Морта. Возможно, это все из-за пророчества, которое Волан-де-Морт все еще не получил. Возможно, там было больше того, во что сложно, но нужно было поверить. И об этом нужно будет хорошенько подумать.

Иностранцу, который вмешался в дела Министерства, следовало преподать блестящий, но суровый урок, который бы отучил его решать вопросы, не являющиеся его заботой. Ему должно прийти особенное сообщение – указание на то, что произойдет, если француз продолжит поддерживать мальчишку: необходимо изолировать Гарри Поттера от всего волшебного мира настолько, насколько это возможно. Среди всего прочего, одним из заданий Малфоя во время проведения судебного заседания было посеять семена разочарования общественности в гриффиндорце. Вот, что сейчас действительно важно.

Да, послание будет – именно оно заселит страх в сердца его противников. Оно не требует немедленной отправки; Пожиратели могут позволить себе подождать несколько месяцев, прежде чем выпадет удобный случай. Придется поговорить с Люциусом и все организовать. Темный Лорд неприятно улыбнулся – мир снова научится бояться имени Волан-де-Морт.

***

Дамблдор переместил их к небольшому парку недалеко от дома Дурслей. Пока у их небольшого путешествия не появилась парочка-другая свидетелей, Дамблдор пожал руку Жану-Себастьяну и трансгрессировал прочь.

Улыбнувшись Гарри, Жан-Себастьян жестом попросил его проводить их к дому его родственников, нахмурившимся взглядом отметив трепет, который появился на лице Гарри.

— Не думаю, что я мог что-то там оставить, — тихо начал Гарри, не глядя в лицо Жану-Себастьяну. – Может быть, сразу отправимся во Францию?

Жан-Себастьян снова подумал о том, что практически ничего не знает об общении своего подопечного с его родственниками, понимая, что такая реакция лишь доказывала то, что в доме тетушки у парня явно была не сладкая жизнь. Но, какими бы отвратительными опекунами они ни были, их нужно навестить, чтобы впоследствии решить, что его будущий подопечный будет делать со своей жизнью дальше.

— Может быть, нет, — ответил Жан-Себастьян. – Я хочу убедиться. В любом случае, мы все же должны проинформировать их об изменении твоего статуса и сказать о том, что ты больше никогда не будешь с ними жить.

— Будто их это волнует, — Гарри бормотал себе под нос, так что Жану-Себастьяну приходилось напрячь слух, чтобы услышать его слова, и нахмуриться, когда эти слова дошли до ушей француза. Чем раньше он выяснит былые особенности воспитания Гарри, тем лучше.

Следуя внезапному порыву, Гарри зашагал вниз по улице, заставив Жана-Себастьяна догонять его.

— Они не обрадуются нашему появлению, сэр, — вновь тихо произнес он. – Они никогда не хотели иметь что-либо общее с моим миром прежде.

— Не волнуйся, Гарри. Я с этим справлюсь. В конце концов, нет ничего хуже общения с Фаджем.

Гарри криво усмехнулся в ответ на реплику напарника, и они вместе посмеялись. Жан-Себастьян был рад, что снял напряжение с Гарри. 

До дома было недалеко, и вскоре они пришли на заспанную улицу. Взгляд Жана-Себастьяна охватил ряд Маггловских домов, и, хотя эта часть города оказалась немного старше, дома в ней были в основном добротные и поддерживались хозяевами в хорошем состоянии. Обычный Маггловский район, как и любой другой, — и ничего из того, что могло бы заставить прохожих подумать о том, что это необычное место – место, в котором, конечно же, обитал самый известный волшебник магической Британии на протяжении последних четырнадцати лет его жизни, что автоматически делало это место особенным, по крайней мере, для волшебников.

Дом, к которому их вел Гарри, был таким же, как и все остальные дома на этой улице – он был уютным, но небольшим, а глаз радовали ухоженные газоны и аккуратная работа садовника.

Они подошли к двери. Гарри поднял руку и постучал в нее, что абсолютно удивило француза. Он был уверен в том, что, прожив в этом доме столько лет, Гарри просто зайдет внутрь, но, казалось, произошло что-то, что лишило его права так сделать, либо же он просто никогда не чувствовал себя здесь желанным гостем. 

Наконец, дверь распахнулась, открывая обзор на парня, чей возраст был приблизительно одинаков с возрастом Гарри. Хотя Делакур знал, что это должен быть кузен Гарри, семейного сходства между ними практически не было обнаружено; все же, коренастость этого мальчика и худощавость Гарри – песни из разных опер.

— Привет, Дад, — несколько робко приветствовал его Гарри.

Глаза парня сузились, и он огляделся, словно исподтишка:

— Гарри, что ты здесь делаешь?

— Мы пришли, чтобы забрать мои вещи и поговорить с твоими мамой и папой, — ответил Гарри. От нервов его голос слегка дрожал.

— Папа не хочет тебя больше видеть. Он сказал, тебе здесь не рады.

Жан-Себастьян решил, что пора ему вмешаться в их беседу:

— Мистер Дурсль, уверяю вас, мы надолго не останемся. Мне просто нужно поговорить с вашими родителями, после чего Гарри и я уйдем. Вы не могли бы их позвать?

Дадли на мгновение задумался, прежде чем распахнуть дверь и жестом пригласить их следовать за ним:

— Присядьте в гостиной – я позову маму и папу, — обронил он через плечо.

Следуя за Гарри, Жан-Себастьян вошел в дом. Небольшая прихожая привела их в комфортную гостиную, набитой всякими Маггловскими приспособлениями. Как Чистокровный волшебник, Жан-Себастьян вырос в магическом мире, но он знал о мире Магглов гораздо больше, чем основная масса его ровесников. В конце концов, они делили мир с Магглами, и те явно превосходили их по численности – казалось, знание Магглов и их обычаев, есть не что иное, как благоразумие. Но единственной вещью, привлекшей его внимание в этой комнате, было отсутствие чего бы то ни было, позволившего бы предположить, что в этом доме когда-то жил еще один мальчик: фотографии младшего из Дурслей находились в изобилии – и ни одного изображения Гарри. Это упущение только разожгло огонь опасения Жана-Себастьяна за то, как воспитывали парня все эти годы.

Они едва уселись на диване, как огромный человек с усами, напоминавшими моржовые, и худощавая женщина со светлыми волосами вошли в комнату. На их лицах явно читалась злость, но они старались, пусть и с некоторым напряжением, держать свои эмоции под контролем.

— Парень! Когда ты уходил, я сказал тебе, что в этом доме тебя ждать не будут, а теперь ты еще и привел с собой своих друзей-чудаков?

Лицо Жана-Себастьяна приняло каменное выражение, и он уставился на толстяка так, будто перед ним стоял слизняк:

— Мистер Дурсль, я полагаю?

Дядя Вернон нехотя кивнул и уставился на них:

— Ну, чего вы ждете? Убирайтесь!

— Мистер Дурсль, я – Жан-Себастьян Делакур, и, поверьте, ничто не обрадует меня больше, чем мысль о том, что я заберу Гарри отсюда и никогда его сюда не верну, — ответил Жан-Себастьян голосом, леденее обжигающе холодного зимнего ветра. – Но обстоятельства вокруг Гарри несколько изменились, и я считаю, что вам нужно об этом знать. Можем ли мы сесть и обсудить это как взрослые люди?

— Нам все равно, что произошло с этим уродцем, — ответил Мистер Дурсль с некоторым отвращением. – Наш Дадли чуть не погиб из-за тех существ. Нахождение этого парня здесь опасно.

Из губ Жана-Себастьяна вылетел презрительный смешок, он встал и повернулся к этой невоспитанной парочке во всем своем великолепии:

— Вы действительно думаете, что смогли бы остановить Дамблдора, если бы он решил, что Гарри опять необходимо остаться здесь?

Лицо женщины побелело от его слов, в то время, как толстяк покраснел в жутком гневе:

— Нас это не волнует! Убирайтесь!

— Сядьте! – рыкнул Жан-Себастьян, достав свою палочку и направив ее на них. Они побледнели и что-то пробормотали, но, тем не менее, сели, как их и просили. Их лица все еще выражали откровенный гнев по-настоящему недалеких людей.

— А теперь, когда вы сели, мы поговорим как адекватные люди, — четко произнес волшебник. – Без «уродцев» или других прозвищ, которыми вы обзывали Гарри на протяжении всех этих лет.

Он звучал строго и бескомпромиссно, и, хотя у Жана-Себастьяна сложилось впечатление, что с родственниками Гарри редко говорили в подобном тоне, они нехотя кивнули в знак согласия, украдкой и с опаской поглядывая на палочку, которую он все еще держал в руке.

— Спасибо. Я понимаю, что этим летом, перед тем, как Гарри вас покинул, произошел неприятный инцидент, — дождавшись, пока они кивнут, Жан-Себастьян продолжил. – Его действия в ходе этого инцидента были оправданы, но, в силу определенных обстоятельств, его опекунство изменилось, и ему больше никогда не потребуется жить с вами.

Он заметил, как мужчина и женщина посмотрели друг на друга с торжествующими ухмылками.

— Замечательно! – возликовала тетя Петунья. – Все равно мы никогда не хотели, чтобы маленький уро… наш племянник жил с нами – тот Директор заставил нас, и у нас просто не было выбора.

— Мы больше не хотим иметь ничего общего с вашим странным миром! – продолжил дядя Вернон, его голос звучал громко и неприятно. – Вы – ненастоящие люди, и его родители были ничуть не лучше. Мы будем рады избавиться от него!

Жан-Себастьян откинулся на спинку и какое-то короткое мгновение изучал всех троих Дурслей, чувствуя, скорее, покорную досаду от такого отношения, чем настоящую злость – он встречался с подобным поведением множество раз, хотя, будучи волшебником, обычно он видел пренебрежительное отношение к Магглам, а не наоборот. Все же, не нужно быть гением, чтобы увидеть явный фанатизм и ненависть этих людей, которые затаили свои эмоции против того, чего они элементарно не могли понять. Хорошо, что Жан-Себастьян вмешался в это, как только смог, ведь жизнь с этим людьми явно не казалась Гарри сладкой.

Искоса взглянув на своего нового подопечного, Жан-Себастьян взвешивал ситуацию и думал, просто ли ненавидят Дурсли своего волшебного родственника, или все это время они были сторонниками более… физиологического воспитания мальчика. Его глаза недобро сузились, когда он увидел ссутулившегося Гарри и его удачные попытки избегать встречи с глазами родственников. Было трудно сказать, правда это или нет, но Жан-Себастьян был уверен, что он обязательно доберется до сути истины, и поклялся, что, в случае подтверждения его опасений, эти невежественные люди заплатят за насилие над парнем.

Промежутки между мыслями Жана-Себастьяна были заполнены растянувшейся в комнате тишиной – тишиной, которая явно приносила неудобство паре, сидящей напротив, хотя, казалось, их сын не испытывал такого же смятения – он в открытую таращился на своего кузена, будто никогда раньше его не видел. Это было низко, но Делакур получал по-настоящему извращенное удовольствие от их неловкости, позволяя тишине продолжать свое действие, в то время, как он все еще смотрел на мужа и жену, показывая во взгляде свое презрение с оттенком отвращения.

— Вам не кажется, что следует поблагодарить вашего племянника за его действия? – наконец, спросил он. – Если бы Гарри не вмешался, ваш сын был бы убит теми Дементорами.

— А если бы его здесь не было, ваших гнусных созданий тоже здесь не было бы, — зарычал в ответ Мистер Дурсль. – Он не приносил нам ничего, кроме неприятностей, с того момента, как мы его увидели, и мы рады избавиться от него.

— Он спас меня, пап, — вдруг подал голос Дадли.

Судя по тем взглядам, которые кинули на Дадли не только отец и мать, но и Гарри, выражение благодарности Дадли было настоящим событием, если не сказать, нонсенсом. Парень, тем не менее, не обращал внимания на взгляды родителей и внимательно смотрел на Гарри с серьезным и почти умоляющим выражением на лице. Гарри смотрел на него с немым вопросом, прежде чем, наконец, расслабился и слегка сгорбился в своем кресле с легким подобием улыбки на лице.

— Забудь, Дад. Никаких проблем.

Мистер Дурсль фыркнул, услышав заявление Гарри, но парень проигнорировал это с кажущимся облегчением. Жан-Себастьян подозревал, что несчастный мальчик был счастлив наконец-то получить некое подобие одобрения хоть от кого-нибудь из его родственников, даже если это одобрение было получено ценой решения вопроса жизни и смерти.

— Мистер Дурсль, я прекрасно понимаю, что вы хотите, чтобы мы ушли, поэтому я сразу перейду к делу. Меня не обрадовало то, что я сегодня здесь увидел, и то, что я услышал о доме Гарри – вы явно не разбираетесь в том, как воспитывать молодых людей, и меня могли бы обидеть вещи, которые вы сказали сегодня, если бы я считал вас кем-то большим, чем просто муравьем, которого я могу раздавить сапогом.

Миссис Дурсль побледнела, а лицо его мужа стало вновь багровым от злости, но Жан-Себастьян намеренно проигнорировал это.

— Как бы то ни было, я рад сказать, что Гарри никогда больше не придется снова терпеть вашего присутствия. Я, разумеется, никогда не позволю ему вернуться сюда, и также я не могу себе представить, чтобы он когда-либо захотел вернуться сам при достижении им совершеннолетия.

Один говорящий взгляд на Гарри, тревожно поглядывавшего в сторону входной двери, уже говорил о многом – Гарри, вне всякого сомнения, был бы счастлив больше никогда не возвращаться в дом своих родственников.

— Но, как бы то ни было, я посчитал разумным поставить вас в известность об изменении статуса Гарри и том факте, что он к вам не вернется. Теперь он обручен с моей дочерью и будет моим подопечным, пока его опекун вновь не вернется к выполнению своих обязанностей. Поэтому Гарри больше не будет злоупотреблять вашим гостеприимством.

— Урод уродлив во всем, — ответил Мистер Дурсль с издевкой. – Представить только! Магия и обручение! Это все – сплошное уродство, скажу я вам!

Его глазки-бусинки вперились в Гарри свирепым взглядом, а на лице появилась неприятная ухмылка:

— Ты должен сходить и попросить кого-нибудь обручиться с тобой, чтобы завести девушку, не так ли, мальчишка? Не можешь сделать этого самостоятельно из-за своей уродливости? Уверен, что она низкорослая и бородавчатая – настоящая ведьма!

Смех Мистера Дурсля нещадно давил на нервы Жана-Себастьяна, но он промолчал, просто вытащив обычное Маггловское фото из бумажника и увеличив его до размеров большой картины.

— Это моя дочь Флер, которая помолвлена с Гарри. Если мне не изменяет память, у нее нет никаких бородавок. Тем не менее, она вполне может превратить вас в жабу, если вы позволите себе отныне предполагать подобное о ее лице, так что советую вам держать ваше мнение при себе.

Челюсти всех троих Дурслей отвисли, когда они увидели фотографию его дочери, заставляя Жана-Себастьяна лишь хмыкнуть в ответ – как отец, он по-настоящему гордился красотой и наследием Вейлы своей дочери, даже несмотря на то, что одновременно и волновался влиянием такого наследия на ее потенциальных женихов. Гарри был настоящим божественным провидением для Французского посла.

Спустя мгновение, Мистер Дурсль снова покраснел и начал заикаться от злости, в то время как его жена уставилась на Гарри так, будто раньше никогда его не видела. Младший Дурсль еле оторвал взгляд от фотографии, глядя на Гарри по-новому, с уважением.

Снова трансформируя картинку и помещая ее обратно в бумажник, Жан-Себастьян оглядел плачевную семью с некоторым отвращением:

— Как только мы покинем это место, только от Гарри будет зависеть, сможете ли вы когда-нибудь увидеть его снова, или нет. Когда он повзрослеет, я оставлю это решение за ним.

— Просто заберите его с собой и уходите, — грубо произнес Мистер Дурсль, как только пришел в себя после вспышки гнева. – Единственное, что сделает нас счастливыми, это уверенность в том, что нам больше не придется иметь с вами никаких дел.

— И нас, Дурсль, — ответил Жан-Себастьян. – Но я также считаю необходимым предупредить вас.

Дядя Вернон провел сухой ладонью по лицу:

— Почему вы, чудики, не можете просто увидеть подсказку и понять, где вас не желают видеть? Мы не хотели иметь ничего общего с ним, — Дурсль показал пальцем на Гарри. – Но ваш Директор даже слышать об этом не хотел. Мы желали, чтобы он жил нормально, без этих странностей, которые были у его родителей, но нас заставили отдать его в эту школу. Почему вы настаиваете на всем этом?

Пораженный хамством и упрямством этого человека, Жан-Себастьян почти повиновался желанию сделать то, о чем его просили – оставить их на произвол судьбы. Тем не менее, чувство ответственности требовало передать его сообщение до того, как он окончательно покинет это место. Кроме того, Дамблдор убедил Жана-Себастьяна в том, что, несмотря на полную никчемность Дурслей в качестве опекунов или просто хороших людей, они заслуживают быть предупрежденными, учитывая тот факт, что все-таки они являлись родственниками Гарри.

— Мистер Дурсль, вы знакомы с историей Лорда Волан-де-Морта?

Миссис Дурсль ахнула:

— Это не тот сумасшедший, который преследовал Лили?

Жан-Себастьян склонил голову:

— Он преследовал всю семью, да, но особо тщательно он выслеживал Гарри, я полагаю.

Несмотря на то, что его жена, кажется, была в курсе того, о чем говорит Жан-Себастьян, Мистер Дурсль оказался в полной растерянности:

— О чем вы говорите?

— Лили говорила мне о нем перед смертью, — сказала Миссис Дурсль своему мужу. – Он преследовал их по неизвестным причинам – и именно он убил их.

С ворчанием дядя Вернон посмотрел на двух волшебников:

— И что с ним? Он умер. Почему мы сейчас должны его обсуждать?

Повернувшись к Гарри, Жан-Себастьян приподнял бровь.

— Они не хотели слушать ничего из того, что я хотел им сказать, — пробормотал Гарри, оправдываясь. – Даже если бы я попытался им сказать, они бы не стали слушать.

Повернувшись обратно к Дурслям, Жан-Себастьян окинул их быстрым взглядом. Он ожидал, что они не придадут никакого значения тому, о чем он собирался им рассказать, но решил, что если ничего им не расскажет, ответственность за последствия будет лежать на его плечах. Он может их только предупредить – все остальное они должны сделать сами.

— Мистер и Миссис Дурсль, мы здесь не только для того, чтобы рассказать о том, что Гарри покинет ваш дом, но также и предупредить вас, что вы подвергнете себя большой опасности, если останетесь здесь. Волан-де-Морт, пытавшийся убить Гарри, когда он был ребенком, недавно воскрес, и если он слышал о вашем родстве с Гарри, он постарается добраться до него через вас. Теперь, конечно, и вы, и я знаем, что фактически между вами и вашим племянником нет никаких родственных чувств, но Волан-де-Морт, безусловно, об этом не догадывается.

— Но он умер! – издевательски фыркнул Мистер Дурсль. – Вы думаете, мы испугаемся покойника?

— Он не умер, — спокойно ответил Жан-Себастьян. – Неведомым образом он сумел обмануть судьбу и недавно вернулся в Британию, намереваясь продолжить свое дело. Когда Дамблдор оставил маленького Гарри здесь, он возвел сложную защиту, которая спасала не только Гарри, но также вас и вашу семью.  Но защита действует только в том случае, если Гарри проводит здесь часть лета. Гарри не вернется в следующем году, чтобы навестить своих бывших опекунов, что означает лишь одно – чары исчезнут следующим летом. Как только это произойдет, дом снова будет виден волшебному миру, и если Волан-де-Морт проведет связь между Гарри и вашей семьей, вы окажетесь в огромной опасности.

— Уверен, мы сможем договориться с ним, если он все-таки придет, — довольно беспечно парировал дядя Вернон. – Если он ненавидит мальчишку так же, как мы, думаю, он наградит нас медалью за то, что мы выгнали его из дома.

— Вернон, я думаю, мы должны учесть предупреждение, — заговорила его жена с заблестевшими от страха глазами.

— Честно говоря, Мистер и Миссис Дурсль, для меня не имеет значения, примете вы во внимание это предупреждение или нет, — пожал плечами Делакур. – Я выполнил свой долг. Но я настоятельно рекомендую вас послушать меня и принять меры для защиты вашей семьи. Волан-де-Морт не договаривается и не награждает Магглов… он убивает их. Выбор за вами, но я прошу вас не недооценивать его. Гарри и я соберем оставшиеся вещи и немедленно вас покинем.

Поднявшись, Жан-Себастьян подошел к Гарри, готовый идти за ним, но их остановил полный ужаса голос Дадли:

— У Гарри ничего здесь нет. Когда он ушел на прошлой неделе, папа выкинул все, что от него оставалось.

Глаза Жана-Себастьяна зло сверкнули, и он повернулся к дяде Вернону:

— Вы выбросили вещи Гарри?

Вернон побледнел и, казалось, провалился в собственное кресло. Его глаза бегали из стороны в сторону. Его страх был довольно забавным, если не принимать во внимание Жана-Себастьяна, которому было глубоко противно связываться с мужчиной, который любезно предоставил Гарри столь мрачное детство.

— Все в порядке,  — сказал Гарри, пытаясь разрядить обстановку. – Уверен, я уже взял все, что будет иметь для меня хоть какое-то значение, когда я вернусь с каникул. Все, что у меня здесь осталось, это старая одежда и некоторые мелочи.

Жан-Себастьян внимательно смотрел на своего подопечного, пытаясь найти малейший намек на что-то, кроме уступчивости, так отчетливо проскальзывавшей в голосе Гарри – если мальчик потерял хоть что-нибудь более-менее ценное по причине «генеральной уборки» Дурслей, мужчина вытрясет это из их шкур. Жан-Себастьян еще раз обратил внимание на слегка рваные и велико размерные вещи из одеяния Гарри, которые изначально посчитал данью Маггловской моде, но теперь он не был в этом уверен. В конце концов, в руках его подопечного была лишь одинокая дорожная сумка, которую он крепко сжимал в руке. Что бы там ни сделали (или не сделали) Дурсли для Гарри, они не сделали главного – не предоставили ему благоприятные условия для взросления, и осознание этого наполнило посла гневом. Но он взял себя в руки и посмотрел на Дурслей-старших сверху вниз, с презрением.

— Очень хорошо – тогда мы принимаем ваше приглашение уйти. Я никогда еще не сталкивался с подобной, полной презрения и почти преступной, халатностью в паре, ответственной за воспитание молодых людей. Вы, Мистер Дурсль и Миссис Дурсль, должны сесть в тюрьму за то, что вы сделали! Не смейте даже пытаться вновь встретиться с Гарри – последствия будут губительными!

Повернувшись к Гарри, Жан-Себастьян направился к выходу. Его подопечный спешно наступал ему на пятки. Не успели они сделать и нескольких шагов, как услышали голос, обращавшийся к ним.

Жан-Себастьян повернулся и посмотрел на плотную тушу кузена Гарри. Увидев, что взгляд Гарри преисполнен любопытства, он понял, что разговор Гарри и Дадли до того, как гости покинут дом навсегда, не сможет принести большого вреда.

Дадли нервно переминался с ноги на ногу все то время, что скрытно наблюдал за Гарри краем глаза. Казалось, будто он хочет что-то сказать, но, по каким-то причинам, не захотел – или не смог – решиться на это.

— Что, Дад?

Звучание голоса Гарри, казалось, вырвало Дадли из размышлений.

— Гарри… Я хотел… О, провались оно – я не очень в этом хорош.

Он закрыл глаза и сделал глубокий вдох, прежде чем заметно собрал мужество в кулак и обратился к своему кузену:

— Я просто хотел сказать… Я знаю, я плохо с тобой обращался, но… спасибо, что спас меня от этих штуковин… духов.

Гарри улыбнулся ему, и улыбка достигла глаз Дадли – и это было довольно неожиданно, если учесть, что половина того, о чем думал Жан-Себастьян относительно грубого общения между кузенами, было правдой.

— Все нормально, Дадли. Я не мог просто оставить тебя. Не задумывайся об этом.

— Я думал об этом достаточно, Гарри, — возразил Дадли. – То, как я к тебе относился… Я бы не винил тебя, если бы ты оставил меня там валяться в грязи.

Гарри не мог придумать, что сказать – после секундного размышления, он снова улыбнулся:

— Не за что.

— И Гарри… не слушай то, что говорит о тебе мой папа. Ты не уродец. Куда бы ты ни ушел, надеюсь, мы еще увидимся… когда-нибудь…

— Хорошая идея, — сказал Гарри. – Может быть, когда все это закончится, я как-нибудь найду вас.

И хотя Жан-Себастьян был уверен, что Гарри просто-напросто вежлив с кузеном, ему показалось, что он заметил небольшой намек на слезы в его глазах – очевидно, подобие приглашения от одного из его родственников тронуло Гарри больше, чем он позволял себе показывать.

Дадли воспринял предложение Гарри кивком, а затем обратил свое внимание на Жана-Себастьяна и учтиво склонил голову:

— Пожалуйста, позаботьтесь о моем кузене, Мистер Делакур.

Склонив голову в ответ, Жан-Себастьян вызвал улыбку у парня:

— Я позабочусь. Спасибо за ваши слова, Мистер Дурсль – признание собственной неправоты требует много мужества. Пожалуйста, убедите вашего отца принять предупреждение всерьез, — продолжил он с суровым выражением на лице. – Если вы этого не сделаете, последствия будут катастрофическими.

Дадли кивнул, а после прошел вперед, неуклюже пожал руку Гарри и исчез в доме, оставив снаружи одного ошеломленного волшебника и сбитого с толку молодого человека, который теперь явно думал о своих родственниках чуточку лучше, чем раньше.

Они покинули дом, приближаясь к парку, но вместо того, чтобы найти уединенное место, обосновались в первом попавшемся закутке, Жан-Себастьян направил Гарри к скамейке, намереваясь получить от него ответы на некоторые вопросы до того, как волшебники пойдут дальше. Гарри выглядел немного сконфуженным, но позволил наставнику вести его и затем сел, ожидая дальнейших инструкций. Жан-Себастьян провел палочкой, создавая чары, которые могут обеспечить конфиденциальность их разговора, а затем повернулся к Гарри.

— Гарри, — начал он, чтобы не заставлять парня чувствовать себя некомфортно из-за долгого молчания. – Я бы хотел поговорить с тобой о времени, проведенном тобой в доме твоих родственников.

Лицо Гарри приняло оборонительное выражение, и Жан-Себастьян почти представил маску на его глазах, скрывающую подлинные чувства.

— Я бы не хотел об этом говорить, Жан-Себастьян, — ответил он, наконец. – Я никогда туда не вернусь, и точка.

— Гарри, ты можешь думать о том, что заслужил такое ужасное обращение с собой, но, поверь мне, поведение Дурслей просто-напросто преступно. Ты не обязан говорить мне обо всем, что заставляет тебя чувствовать дискомфорт, но я должен знать, что за вещи они с тобой творили, и принять соответствующие меры в случае необходимости.

Тишина воцарилась на несколько минут – казалось, Гарри ушел в себя. Выражение тоски во всем его теле и то, как он нервно теребил рубашку, играло на чувствах Жана-Себастьяна, но он был полон решимости дать своему подопечному столько времени и места, сколько потребуется, чтобы он сам докопался до своих чувств. Если ситуация была настолько ужасна, насколько это подозревал Жан-Себастьян, он пообещал себе, что повесит Дурслей на своей стене.

— А какой смысл? – наконец, спросил он. – Что сделано, то сделано, и мы не в силах что-либо исправить. Я бы предпочел просто уйти и забыть о них.

— И что в этом хорошего? – демонстративно спросил Жан-Себастьян. – Гарри, ты можешь верить в то, что ты не стоишь поддержки и чужих усилий, но я собираюсь потратить достаточно времени, чтобы убедить тебя в обратном. И если твои родственники никогда не получали по заслугам за свои преступления, разве они что-нибудь услышали? Что насчет их собственного сына? Они обращались с ним так же?

— Не стоит беспокоиться о маленьком Дадлике, — пробормотал Гарри.

Скептически подняв бровь, Жан-Себастьян вспоминал только что совершенный визит, вспоминая, как эта парочка говорила и относилась к своему сыну, и он подумал, несколько досадно, о том, что, возможно, Гарри был прав – кажется, родители Дадли относились к своему ребенку как к принцу. Конечно, их отношение к собственному сыну породило свои проблемы в воспитании Дадли, связанное с бесконечным качанием прав и его испорченностью, но это меньше всего волновало Жана-Себастьяна. Такая разница в положении двух мальчишек должна была превратить детство Гарри в нечто ужасное, несмотря на то, что он – особенный. 

Жан-Себастьян просто сидел, наблюдая за Гарри, дав ему время, чтобы разобраться в своих чувствах и найти слова, в то же время демонстрируя ему спокойствие и непримиримость – он получит отчет по действиям родственников Гарри.

Наконец, Гарри начал говорить. Он делал это неохотно и неуверенно, и, хотя начал он довольно нерешительно, слова все же стали складываться в связный поток. Но, несмотря на то, что предмет его монолога был эмоциональным, а поступки родственников, несомненно, ранили его все то время, что он с ними жил, его лицо было бесстрастным, как каменная маска, а голос ничем не выдавал его состояния – Жан-Себастьян знал, что Гарри научился защищаться от злодеяний семьи Дурслей, держа эмоции под контролем и не давая этой семейке понять, что они его ранят. И над этим Жану-Себастьяну предстоит работать и работать – конечно же, подобное отношение в его семье недопустимо.

История, которую открыто рассказывал Гарри, была душераздирающей – он был одиноким, несчастным ребенком, который все время не мог понять, что же он сделал такого, чтобы заслужить ежедневные презрение и насмешки. История была воплощением эмоционального насилия, в котором слова «уродец», «неудачник» и «обуза» занимали самое важное место в воспитании мальчика. Гарри говорил о том, что вырос в чулане под лестницей, перемещенный из этого пыльного места во вторую спальню его кузена, после того, как получил письмо из Хогвартса, и то только потому, что Дурсли боялись реакции Дамблдора, если он узнает, в каких жилищных условиях содержится мальчик. Конечно же, ему не позволили выбросить старые и сломанные игрушки, которые грудой хранились в его новой комнате. Нет, маленький Дадличек с ними еще не наигрался, так что они оставались там.

По словам Гарри, он начал готовить семейные обеды в раннем возрасте, и, в конечном итоге, делал большую часть работы по дому, пока его кузен отсиживал свою ленивую задницу, планируя свежие идеи дедовщины. Гарри никогда не получал от них Рождественских подарков, в то время, как его кузен утопал в настоящей горе сюрпризов. Ему говорили, что у уродцев не бывает дней рождения, а в это время Дадли одаривали так, будто он был, по меньшей мере, принцем.

Он говорил о странных вещах, которые с ним происходили, — вещах, которые он не мог объяснить, но о которых не могли не знать дядя и тетя, прекрасно понимавшие, чей он сын. Они ни разу не помогли ему во всем разобраться, зато наказывали его каждый раз, когда случалось что-то необъяснимое, в то же время вешая ему лапшу на уши и рассказывая о том, что он – отпрыск пьяниц, которые погибли в автокатастрофе, а его шрам – следствие этого несчастного случая.

Ужасные вещи говорились этим монотонным, безэмоциональным голосом, и Жан-Себастьян настойчиво думал о том, что нечто важное пролетело мимо рассказа Гарри. Парень замолчал, и Жан-Себастьян решил проверить, верны ли его догадки или нет.

— Спасибо, что доверился мне, Гарри, — сказал он с улыбкой сострадания. – Но мне нужно кое-что знать. Твои родственники обращались с тобой гнусно, но ты ничего не сказал о физическом насилии. Твоя дядя когда-нибудь бил тебя?

Глаза парня широко раскрылись, и он начал энергично качать головой:

— Нет, он никогда не делал этого. То есть, иногда мне казалось, что он готов сделать это, но он никогда не бил меня или что-то вроде. Может быть, он боялся, что я что-нибудь с ним сделаю, когда вырасту, или еще чего-нибудь.

— А твой кузен?

Гарри горько рассмеялся:

— Любимой игрой Дадли была игра «охота на Гарри». Он и его банда терроризировали окрестности и совершали акты вандализма, но так, чтобы их нельзя было застукать. Я почти сразу научился быть более быстрым, чем Дадли, и хорошо прятаться – в противном случае, получал затрещины. Но он никогда не бил меня так сильно, чтобы оставить шрамы или ссадины, и был достаточно осторожен, чтобы не оставлять следов на тех частях тела, где их можно было бы увидеть. Он не хотел, чтобы школьные учителя знали об издевательствах.

Жан-Себастьян переваривал информацию, отмечая, что в этом вопросе все было лучше, чем он ожидал. Насилие психологическое было хуже насилия физического, но если бы они били его, ничто бы не остановило Жана-Себастьяна от того, чтобы взять с них высокую плату за их действия. Как бы то ни было, сейчас самое время оставить Гарри в покое – он был физически вымотан, и его наставнику больше не хотелось вытаскивать из него нехорошие воспоминания. Он просто поможет Гарри возродить в себе чувство собственной важности – он заранее знал, что это трудно, но полезно для мальчика. Было удивительно, что он вырос хорошим человеком, если учесть все испытания, выпавшие на его долю – Жан-Себастьян понял бы, если бы Гарри вырос в озлобленного и мстительного парня, но эти характеристики были слишком далеки от истины. Он был самым приятным молодым человеком из тех, кого когда-либо встречал Жан-Себастьян. 

— Гарри, я хочу, чтобы ты знал кое-что.

Глаза Гарри доверчиво блеснули, но выражение лица осталось неизменным. Он ждал окончания фразы.

— Та часть твоей жизни закончена, и я не допущу, чтобы она снова повторилась. Это понятно?

— Да, сэр, — ответил Гарри.

Жан-Себастьян иронично поднял бровь, заставив Гарри смутиться.

— Жан-Себастьян, — сконфуженно исправился он.

— Так намного лучше. Просто запомни, Гарри, я больше не буду поднимать эту тему, но это не значит, что ты не можешь ее поднять. Если ты когда-нибудь захочешь со мной об этом поговорить или спросить моего совета, я всегда буду открыт для тебя, и, если уж на то пошло, Сириус – тоже.

— Спасибо, Жан-Себастьян, — искренне ответил парень.

— Не за что, — его лицо озарила теплая улыбка. Он только сегодня познакомился с Гарри, а Мальчик-Который-Выжил уже очаровал его своей вежливостью и серьезностью. И если истории о похождениях юного Гриффиндорского ловца в Хогвартсе не выдумка, жизнь с Гарри Поттером точно не будет скучной. 

***

В тот вечер Гермиона Грейнджер сидела на кровати, переваривая события дня, когда Джинни вошла в их общую комнату. Зная, насколько Джинни была одержима Мальчиком-Который-Выжил, Гермиона не удивилась тому, что заявление, сделанное его новым опекуном ранее, шокировало и полностью сокрушило девушку. Она провела наедине с матерью большую часть дня, вероятно, горюя и плача вместе с ней. Ведь Гермиона считала, что Миссис Уизли хотела благополучного исхода знакомства их дочери с Гарри намного дольше, чем сама Джинни.

Глаза Джинни все еще были покрасневшие, свидетельствуя о масштабах траура, который случился в результате крушения всех ее мечтаний. Но все же, когда Гермиона посмотрела на нее поближе, она заметила в ее лице неожиданное выражение – маленький намек на надежду. Хоть Гермиона не могла претендовать на звание эксперта магических прав и обычаев, вся ситуация была настолько очевидна, что девушка не понимала, на что все еще надеется Джинни. Помолвка была абсолютно законной, закрепленной магической силой двух семей, что делало ее обязательной и нерушимой.

— Привет, Гермиона, — сказала Джинни нервно и как-то неуверенно.

Гермиона улыбнулась в ответ и вернулась к раскрытой книге, лежавшей на ее коленях, — книге, которую она открыла более часа назад, но так и не прочла ни одной страницы. Она не знала, чем может помочь Джинни. Вообще-то, чувства обеих девушек были приблизительно схожи, однако чувства Гермионы были относительно новыми и пока еще сыроватыми.

— Сумасшедший день, правда?

— Да, но, тем не менее, хороший, — последовал ответ.

Комната погрузилась в тишину на несколько мгновений, пока Гермиона не взглянула на Джинни и не увидела слезы в уголках ее глаз.

— Да, Красный день календаря, — горько выплюнула рыжеволосая девушка.

— Гарри свободен, — многозначительно ответила Гермиона. – Ты бы предпочла, чтобы Министерство отняло у него палочку?

Плюхнувшись на кровать, Джинни развернулась на спину, широко раскинув руки и позволяя глубокому вздоху вырваться из ее губ:

— Это не то, о чем я хотела сказать, Гермиона. Я… Я рада, что Гарри был оправдан, но…

Она пыталась быть терпеливой, но иметь дело с фатализмом Джинни и ее безнадежной одержимостью лучшим другом Грейнджер было последним, чего та хотела. С ее собственной кашей в голове Гермиона бы предпочла тихую, уединенную комнату, чтобы подумать и разобраться во всем, что произошло. Уже не в первый раз она спрашивала себя, почему у нее до сих пор нет своей комнаты – дом был таких огромных размеров, что, безусловно, смог бы дать каждому по кусочку личного пространства.

— Конечно, тебя это не волнует, разве не так? – горько произнесла Джинни, когда тишина стала угнетать. – Ты никогда не смотрела на него иначе, чем как на друга. 

Гермиона вполне могла показать свою настоящую реакцию на слова Джинни, внутри самой себя понимая, что ее утверждение ошибочно. Но она до сих пор испытывала некоторое смущение от своих же мыслей по отношению к девчонке Уизли – это шокировало, но Гермиона не могла ее поддержать.

— Нет, Джинни, мне, конечно же, непонятно, что ты чувствуешь, — ответила Гермиона, слыша в своем голосе ложь, но, в то же время, скрывая ее – ее подруге не обязательно знать, что на самом деле чувствует лучшая подруга Гарри Поттера. – Но, Джинни, ты ведь знала, что он мог бы никогда и не ответить взаимностью на твои чувства. Ты сама себя накрутила, отказавшись бороться со своей страстью.

Резко приподнявшись, Джинни взглянула на Гермиону, на ее щеках блестели слезы, а на лице отразилось выражение полного отчаяния:

— Я знаю, — тихо ответила она. – Но пока он был свободен, всегда был шанс… Я все еще могла надеяться…

Потянувшись, Гермиона взяла Джинни за руку и сжала ее в дружественном, утешительном жесте:

— Я понимаю. Будет трудно, Джинни, но ты должна это отпустить. Может быть, теперь ты сможешь быть просто его другом, без постороннего влечения.

— Я говорю себе о том же, — Джинни опустила голову. – Но у меня не получается ничего, кроме как надеяться.

— На что здесь остается надеяться? – недоумевала Гермиона, опять сбитая с толку тем, что Джинни продолжает за что-то цепляться. – Гарри помолвлен, Джинни – магически обручен. Насколько я понимаю, ни ты, ни я, ни кто-либо еще не сможет с этим что-либо сделать.

Рыжая девчонка слабо улыбнулась, что совершенно не вязалось со слезами, блестевшими на ее щеках:

— Вообще-то, все можно отменить, но для этого нужно получить разрешение от глав обеих домов, которые, думаю, никогда на это не пойдут. Политически, эта помолвка очень важна для Гарри, семьи Делакур и, возможно, всего мира. Это обстоятельство может привлечь Францию к войне против Сама-Знаешь-Кого, в чем мы все крайне нуждаемся, пока Фадж стоит у руля.

Гермиона не знала о такой возможности, но даже теперь силилась понять, как Джинни может до сих пор надеяться быть вместе с Гарри, когда шансы на то, что брачный контракт когда-нибудь будет расторгнут, настолько мизерны.

— Ты думаешь о том, что я наконец-то узнала что-то, чего не знает Гермиона Грейнджер? – хихикая, воскликнула Джинни.

Ее подозрения встретил убийственный взгляд Гермионы, от которого Джинни развеселилась еще больше. Гермиона бы искренне порадовалась за то, что младшая Уизли наконец-то смеется, если бы не уловила нотки истерики в ее голосе.

— Думаю, я многого не знаю о магическом мире и традициях Чистокровных волшебников, — глумливо ответила Гермиона. – Это не объясняет того, почему ты до сих пор надеешься быть с Гарри, несмотря на то, что он уже занят.

Смех оборвался, и лицо Джинни приняло задумчивое выражение:

— Думаю, ты этого не представляешь… Знаешь, волшебный мир – это нечто… нечто, что выходит за пределы мира Магглов в вопросах, которые касаются традиций… — получив нетерпеливый кивок в ответ, она продолжила. – Так что в магическом мире нет таких законов, которые говорили бы о том, что мужчина может взять в жены только одну женщину…

Гермиона шокировано уставилась на подругу, широко раскрыв рот и беззвучно шевеля губами.

— Это больше похоже на пробел в законодательстве, вообще-то. Хоть многоженство и не совсем обычное явление, такие браки все еще заключаются в некоторых случаях, особенно в Чистокровных семьях, которые находятся в опасности прерывания рода. Идея такова, что, имея нескольких жен, мужчина может зачать больше детей, расширяя свой род и предотвращая возможность того, что семья ограничится только одним ребенком и, в итоге, вымрет.

Гермиона была в ужасе, хотя какая-то часть ее заинтересовалась этой новостью:

— Правда?

Кивнув, Джинни только хмыкнула из-за реакции Гермионы.

— Очевидно, такая реакция, как у тебя, вполне обычна для Магглорожденных. Но для некоторых семей, таких, как Забини, например, это в порядке вещей – у Блейза несколько дядь, прадядь и так далее. Все, кто имеет собственные семьи, делают шансы Блейза на мульти брачный контракт минимальными. Тем не менее, Малфоям, несмотря на то, что у них есть какие-то родственники во Франции, видимо, придется прибегнуть к этой привилегии. Драко – последний наследник семьи Малфоев в Англии, что делает его основным кандидатом на многоженство.

— Как и Гарри, — вздохнула Гермиона, понимая, о чем говорит ее подруга.

Джинни решительно кивнула:

— Да. Одно время Поттеры были довольно большой семьей, связанной с некоторыми другими семьями, если перенестись на чуть более раннее время становления их рода – с семьей Долгопупсов и с нашей семьей, например. Если бы Гарри воспитывали родители, он вполне бы мог узнать от них о том, что однажды он может стать частью мульти брачного контракта. На самом деле, если бы Джеймс был жив, он мог бы и сам иметь нескольких жен, так как ни братьев, ни сестер у него не было.

— Не мог, если то, что я слышала о Лили, было правдой, — пробормотала Гермиона, уверенная в том, что столь своенравная ведьма никогда бы не стала делить своего мужа с другой.

Снова захихикав, Джинни одобрительно склонила голову:

— Ты, вероятно, права. Первая жена должна дать свое согласие на вторую жену, так что Лили вполне могла наложить вето на все последующие браки.

— А что, если есть несколько брачных контрактов? – спросила Гермиона.

— Тогда приоритет имеет первый, а все последующие должны быть ратифицированы первой женой, прежде чем они станут по-настоящему действующими. Тем не менее, такого не случится прежде, чем глава семьи не переговорит с обеими сторонами. Зачем создавать две параллельные семьи, если нет никаких гарантий того, что первая жена согласится на второй контракт?

— Возможно, для политических связей?

— Может быть, но гарантий все равно нет. К тому же, заключение второго контракта несет определенный риск – вторая семья может быть оскорблена тем, что их контракт был отменен, особенно, если их не уведомили о существовании первого контракта. Вряд ли такая ситуация когда-нибудь произойдет.

По мере того, как Гермиона обдумывала этот разговор, она начинала сомневаться, а не ошибается ли Джинни. Да, возможность вроде есть, но в этой формуле так много переменных.

— Я не знала об этом, — сказала она, подбирая слова медленно и осторожно. – Но ведь здесь так много неизвестного, Джинни. Гарри может не испытывать к тебе ответных чувств, и, думаю, его невеста не одобрит твоих встреч с ним в попытках стать его второй женой.

— Я знаю, — ответила Джинни, ее взгляд вновь стал опустошенным и отсутствующим – таким, каким он был, когда девушка вошла в комнату.

— Тогда почему ты все еще надеешься? – спросила ее Гермиона, изо всех сил стараясь оставаться доброй и понимающей. – И, кроме того, ты уверена в том, что хочешь делить своего мужа с кем-то еще?

— Если бы ты по-настоящему любила кого-то, и единственной возможностью быть с ним было бы разделить его с кем-то еще, разве ты бы не воспользовалась этой возможностью? – возразила Джинни.

— Я… не уверена, что смогла бы, — ответила Гермиона, смущенная своими чувствами. Будет ли она готова делить Гарри с Флер, женщиной, которую она даже не знает? Одно дело – делить его с Джинни или кем-то еще, кого она знает и любит, но делать то же самое в непосредственной близости от незнакомки было бы… сложно. Даже если бы она смогла смириться с самой идеей такого сожительства.

— Джинни, не пойми меня неправильно, но я не уверена в том, что ты любишь Гарри.

Когда она начала возражать, Гермиона остановила ее пыл, выставив перед собой раскрытую ладонь:

— Джинни, ты даже не знаешь Гарри – ты была слишком застенчива, чтобы узнать его. Как тогда ты можешь утверждать, что любишь этого человека?

Впервые с того дня, как они познакомились, заявление Гермионы заставило Джинни сделать паузу и всерьез подумать о Гарри. Гермиона не знала, была ли Джинни действительно влюблена в Гарри или просто фанатела от него, но она чувствовала, что лучше дать девочке шанс самой разобраться в природе ее привязанности – это было почти необходимо для того, чтобы в дальнейшем избавить ее от страданий.

— Я не знаю, — наконец, сказала Джинни слабым голосом. – Меня влекло к нему так долго… И теперь, я думаю, я действительно не знаю его. Я знаю лишь Мальчика-Который-Выжил.

— Это всегда можно исправить, — улыбнулась Гермиона. Несмотря на скептически поднятую бровь Джинни, она продолжила. – Будь его другом, Джинни. Гарри не нужна очередная фанатка или потенциальная вторая жена, по крайней мере, прямо сейчас – у него будет время подумать об этом позже. Но сейчас ему нужны друзья. Тебе нужно избавиться от своего непонятного влечения и узнать Гарри таким, какой он есть, а не таким, каким ты его представляла всю свою жизнь. Поверь мне, относиться к нему как к другу – лучший способ привлечь его внимание.

Вдумчивый взгляд, появившийся в глазах Джинни, вырвал вздох облегчения у Гермионы – кажется, она все-таки подобралась к сердцу юной ведьмы.

— И еще одно, Джинни… Я советую тебе отказаться от этой надежды  — в ней слишком много подводных камней. Если спустя какое-то время то, чего ты хочешь, все-таки произойдет, это будет самым приятным сюрпризом для тебя, но ты внутренне уничтожишь себя, если этого не случится. Отпусти все, о чем думаешь.

Заблестевшие от слез глаза рыжеволосой девушки негативно сказали Гермионе все, что она хотела узнать о том, как восприняла Джинни ее слова, но через несколько мгновений Уизли-младшая боязливо улыбнулась и решительно кивнула. Возможно, она рано обрадовалась, но, пока другая девушка держала в себе эти фантазии, бороться с ними было гораздо труднее.

Гермиона улеглась обратно на кровать и уставилась в потолок. Лишь бы теперь самой отпустить все это…

***

«Я знаю, что это неожиданно и совсем не то, о чем ты мечтала, моя дорогая, но ты знаешь, как сильно я беспокоюсь о тебе. Могло бы быть и хуже, разве нет?»

Пока дневной свет постепенно превращался в длинные тени раннего вечера, Флер Делакур сидела на подоконнике в своей спальне, наслаждаясь красивыми пейзажами холмов и долин, которые входили в ее владения. Слова отца эхом проходили сквозь ее мысли. На этот раз великолепного вида, зеленого моря деревьев и узких ручейков скал между ними оказалось недостаточно, чтобы отвлечь ее от тревожных мыслей и переживаний.

Из ее губ вылетел небольшой вздох, и она прижалась лбом к окну, потерявшись в своих размышлениях. Как любая другая девушка, выросшая в магическом мире, она была хорошо осведомлена о том, что ее отец может заключить для нее брачный контракт, хотя он и пообещал ей, что сделает это, только если почувствует, что контракт будет преследовать ее интересы и интересы семьи. И, конечно же, как и любая другая девушка, она мечтала о прекрасном мужчине, который возьмет ее на руки, унося в жизнь, полную любви и радости. Как сказал отец, это был не самый плохой вариант. Но ей все еще не нравилась вся эта ситуация, особенно, если вернуться на некоторое время назад и вспомнить ее разговор с отцом.

***

Флер тяжело плюхнулась на стул перед столом в кабинете ее отца, отчаявшись понять то, о чем только что он ей сказал.

— Брачный контракт? – она глубоко дышала. – Я даже не знала о том, что фигурирую в каком-то брачном контракте!

— Я сам нашел его только недавно, — ответил ее отец с добродушной улыбкой. – Я не хотел тебя расстраивать, поэтому не стал ничего говорить до того момента, как стал уверен в том, что мы примем его содержание.

Не зная, что сказать, Флер сидела, не шелохнувшись и уставившись на деревянный стол своего отца. Достигнув семнадцатилетнего возраста, она предполагала, что, раз уж брачный контракт с ее участием не был заключен, этого никогда не произойдет. Как оказалось, предполагала она ошибочно. Ей было хорошо известно о положении ее отца на политической арене Франции и всего магического мира, и она не могла, как ни старалась, представить, с кем мог бы ее связать Жан-Себастьян для образования политического альянса.

Но вдруг до нее дошло значение слов, сказанных ее отцом. Она уставилась на своего родителя:

— Ты не знал об этом? Тогда кто, если не ты, обсуждал контракт?

— Он был согласован пятьдесят лет назад моими предками, — ответил Жан-Себастьян. Затем он начал рассказывать историю брачного контракта, по которому Флер теперь была обручена. Но единственное, чего он ей не раскрыл, — это личности ее мужа.

— Вижу, тебе интересно, кто этот молодой человек, — добавил он после того, как все рассказал.

— Наоборот, — саркастично ответила она, хотя в ее истинных эмоциях совершенно не было сарказма. – это настолько мелкая деталь, что, учитывая обстоятельства, личность моего мужа не так уж и существенна.

Жан-Себастьян воспринял ее выпад со снисходительной улыбкой:

— Это определенно человек, Флер – и, я думаю, тебя не разочарует мой выбор.

Флер посмотрела на отца, готовая отдать что угодно, лишь бы он не завершил свою речь и не сказал, кому она теперь принадлежала.

Коварно улыбнувшись напоследок, ее отец все же решил подсластить пилюлю:

— Твой новый суженый – Гарри Поттер.

Ошеломленная Флер уставилась на отца, явно находясь в ужасе от этого открытия. Она бы никогда не подумала, что папа обручит ее не только с иностранцем, но еще и с одним из известнейших волшебников современности. Гарри Поттер!

— Флер?

— Но папа, я почти его не знаю.

— Ты ведь уже встречалась с ним, да? – он продолжил, получив ее кивок. – Я никогда не встречался с ним лично, но, судя по той капле, что я увидел на Турнире, он показался мне серьезным, грамотным молодым человеком и держался удивительно хорошо, учитывая обстоятельства. Его крестный отец, хотя, между нами, он может быть и предвзятым в своем мнении, говорил об этом молодом человеке исключительно положительные вещи.

Флер обдумывала то, что сказал отец, уверенный в том, что он все сделал правильно. Зная, что Гарри сделал для него во время Турнира, Флер не могла не согласиться с такой оценкой. На свете много гораздо худших волшебников, с которыми Жан-Себастьян легко мог ее связать. Но он не стал бы связывать ее с кем-то ради политической выгоды – он слишком любил своих дочерей.

— Я знаю, что это неожиданно и совсем не то, о чем ты мечтала, моя дорогая, но ты знаешь, как сильно я беспокоюсь о тебе. Могло бы быть и хуже, разве нет?

Она знала, что могло. Будучи Вейлой, она знала, что многие мужчины добиваются ее только из-за красоты и возможности обладать Вейлой. Бремя разделения тех, кто интересовался Флер как личностью, и тех, кого интересовала лишь Вейла, всегда было сложным и неопределенным. Конечно, судя по тому, что она знала о Гарри Поттере, он не был человеком, который мог бы использовать ее в корыстных целях.

 — Да, папа, — прошептала она. – Могло быть хуже.

— Вот одна из причин, почему я решил подписать этот контракт. Я доверяю качествам молодого человека, которому я тебя доверю, и я уверен, что он будет хорошо к тебе относиться. Помимо всего прочего, Гарри ненавидит свою славу и хочет нормальной жизни, которую, я надеюсь, вы построите вместе. На самом деле, мне кажется, что у вас одинаковая проблема: ты не можешь быть уверенной, добивается ли мужчина тебя или Вейлы в тебе, а Мистер Поттер не может быть уверен, нравится ли девушке он или его слава. Кроме того, учитывая все то, что мне о нем сказали, я думаю, вам будет хорошо вместе. По крайней мере, это лучше, чем, как во многих Чистокровных семьях, просчитывать все на века вперед для заключения брачного контракта.

Флер покраснела и улыбнулась отцу:

— Я понимаю, папа, и я ценю то, что ты так заботишься о нас с Габриэль.

— Я желаю тебе и твоей сестре только счастья, Флер, — сказал Мистер Делакур серьезно, наклонившись вперед и упершись локтями о стол. – Все, о чем я тебя прошу, это открыться своему жениху и дать ему шанс. Думаю, ты будешь приятно удивлена.

И хотя Флер до сих пор была в шоке от этой неоднозначной ситуации, она все же согласилась, что на данный момент это единственное, что она может сделать. Кроме того, когда ее первое неприятное впечатление о Гарри на Турнире прошло, он искренне удивил ее своим героизмом и отвагой.

— Я дам ему шанс, папа, — согласилась она.

***

Она так и не пришла в себя спустя два дня после разговора с отцом. Она перенесла несколько стадий изменения отношения к Гарри с того момента, как встретила его – от раздражения и снисходительности, которые она чувствовала, когда он неожиданно вошел в комнату после выбора Кубка, к уважению, когда он справился со своим драконом, и, наконец, благодарному восхищению, которое она почувствовала, когда он появился из глубин озера…  Эмоции, которые она испытывала, постоянно менялись с момента их знакомства.

И теперь она была помолвлена с ним. И это ее тревожило.

Но, в то же время, она понимала, что ее отец прав – Гарри не был счастлив из-за своей славы и всячески хотел от нее избавиться. Молодой человек, который спас ее сестру, а потом помог и ей самой в лабиринте, хотя имел все причины не делать этого в погоне за призом, никогда не будет дурно обращаться с ней или рассматривать ее лишь в качестве трофея.

Другая часть изменений в ее жизни касалась перспективы закончить обучение в Хогвартсе, оставив родные залы Шармбатона и войдя в священные залы старейшей школы Европы в качестве студента, а не просто гостя. Она испытывала двойственные чувства – с одной стороны, она уходила от насиженности к неизвестности, с другой, она немногое теряла. В Шармбатоне у нее было несколько подруг, и ни с кем из них она не была по-настоящему близка – таковы последствия ее наследия, к сожалению. В некотором смысле, в Хогвартсе действительно может быть лучше, ведь там она, в конечном счете, может рассчитывать на дружбу и поддержку своего жениха. Да, конечно же, лучше смотреть в будущее и надеяться на лучшее, чем киснуть в ее нынешнем состоянии.

Небольшой хлопок отвлек ее от размышлений. Отвернувшись от окна, она увидела небольшое существо, посетившее комнату.

— Госпожа Флер, хозяин идет с гостем. Вас ждут в гостиной.

Флер улыбнулась эльфу-домовику:

— Уже иду. Спасибо, Кэппи.

Эльф усмехнулся и с таким же небольшим хлопком исчез, оставив Флер одну. Она напоследок взглянула на себя в зеркало, а затем покинула комнату. Самое время увидеться с будущим супругом.

http://tl.rulate.ru/book/50520/1263409

Читать «НЕ ВЕРЬ… НЕ БОЙСЯ… НЕ ПРОСИ…(СИ)» — «Iren Loxley» — Страница 15

====== ГЛАВА 9 Ночное нападение ======

Гарри уже не раз пожалел, что пошел на завтрак в Большой Зал, а не попросил Добби принести ему какой–нибудь еды в хижину Хагрида. Пока он шел по коридорам, в него несколько раз запустили навозными бомбами–вонючками, выкрикивая при этом унизительные оскорбления. На стенах появились новые похабные карикатуры и надписи, а ненависть и агрессия студентов была уже неприкрытой, и если бы не зажатая в руке палочка, которую он держал наготове, Поттер не сомневался, что на него непременно бы напали и избили, если не хуже.

Как всегда в это время в Большом Зале было оживленно — звучал гул голосов и смех, студенты получали почту, делились новостями, шутили. Блейз Забини, сидя за столом, просматривал утренний выпуск «Пророка», изучая колонку светской хроники, где сообщались различные скандальные происшествия, случившиеся в высшем магическом обществе. Драко Малфой вальяжно сидел рядом и обнимал своего любовника за плечи, время от времени склоняясь к его уху, и что–то шептал. Юный герцог самодовольно улыбался, продолжая изучать светские сплетни. Этим утром слизеринский староста с какой–то особой нежностью и заботой оказывал знаки внимания своему сокурснику и у многих, кто это видел, создавалось впечатление, что парни даже не пытаются скрывать свои особые, далеко не дружеские отношения, но никто не посмел бросить оскорбительную реплику или насмешку в их адрес, но стоило только Гарри Поттеру появиться в дверях, как все присутствующие в зале разом замолчали и обернулись в его сторону. – Фи, чувствуешь, Драко, как здесь завоняло дерьмом от говёного гриффиндорского пидора? Я же говорил тебе, что не стоит сюда идти, — в наступившей тишине манерно растягивая слова, брезгливо произнес Забини, отрываясь от газеты. Малфой презрительно усмехнулся, продолжая демонстративно, с вызовом обнимать своего любовника. Гарри под сотней ненавидящих взглядов подошел к своему столу, но сидящие там ученики сразу же встали и отсели от него подальше, как будто к ним приблизился больной проказой и они опасались заразиться от него. Поттер оказался в полном одиночестве. Он придвинул тарелку с аппетитно запеченной ветчиной и овощами, и уставился на еду, чтобы ни с кем не встречаться взглядом. На смену тишине пришли смешки и издевательские реплики. Забини взял со стола огрызок яблока и швырнул в сторону гриффиндорца, прицельным ударом попав ему по голове. Слизеринцы одобрительно заулюлюкали, приветствуя меткость итальянца, и, последовав его примеру, многие студенты начали швырять в Гарри свои объедки и огрызки, как когда–то давно поступала толпа с человеком, прикованным к позорному столбу. МакГонагалл, резко встав из–за стола, решительно положила этому конец, отняв по пять баллов у всех факультетов и сняв двадцать со Слизерина за выходку Забини, послужившую поводом к всеобщему безобразию. Горький комок встал у Гарри в горле. Парень увидел, как слеза капнула в тарелку с едой, к которой он так и не притронулся. Гриффиндорец резко встал из–за стола, чтобы покинуть Большой Зал, но случайно встретившись взглядом со слизеринским старостой, невольно вздрогнул и тут же отвернулся, чтобы «хорек» не успел заметить его слезы. Проходящий мимо студент из Равенкло, Роджер Дэвис, взял стакан с тыквенным соком и со словами «говеный пидор» смачно плюнул туда, а затем плеснул сок в Поттера. В Большом Зале снова повисла тишина, все замерли и повернули головы в сторону гриффиндорского стола, а кое–кто покосился на преподавателей. МакГонагалл побледнела и сжала губы так, что они превратились в одну тонкую линию. Слизеринцы, прекратив весело улюлюкать, с заинтересованностью следили за развитием событий. Забини хищно улыбался, Малфой, прищурив глаза, сосредоточенно наблюдал за происходящим. Поттер опустил взгляд, рассматривая свою белую рубашку в желтых пятнах тыквенного сока, а затем, резко размахнувшись, врезал кулаком Дэвису в лицо так, что парень отлетел в сторону и, потеряв равновесие, упал на пол. Гарри выхватил палочку и, направив ее на лежащего окровавленного студента, со злостью закричал:  — Круц…  — Экспеллиармус! — воскликнул декан Слизерина, резко выпуская в гриффиндорца обезоруживающее заклятие. Палочка Гарри отлетела в сторону. — Никаких непростительных заклятий, Поттер! — крикнул Снейп, глядя бездонно–черными глазами на Гарри. — Вы же не хотите попасть в Азкабан?  — Ему там самое место, — послышался мягкий голос с легким акцентом.  — Лучше в Азкабан, чем здесь! — крикнул Поттер, и, подняв с пола палочку, выбежал из Большого Зала. Он несся, не разбирая дороги, на кого–то налетал, грубо отталкивал, спотыкался, и снова бежал. Отчаяние душило его, постоянная травля и издевательства довели до того, что он не задумываясь, чуть не применил непростительное проклятие, из–за которого мог угодить в магическую тюрьму. Но Гарри было уже все равно, Хогвартс превратился для него в ад. Резко свернув в один из коридоров, он чуть не столкнулся с группой девушек, одетых в мантии с гриффиндорскими гербами. Те взвизгнули и метнулись в сторону, лишь одна осталась стоять, с вызовом глядя ему в лицо.  — Джинни! — пораженно произнес Поттер, не веря, что видит перед собой свою возлюбленную. Он не встречался с любимой девушкой с того дня, когда она приходила к нему в больничное крыло после матча, а он грубо высказался по поводу того, что она заняла его место в команде и должность капитана. Тогда девушка в слезах выбежала из палаты, и у него не было возможности извиниться перед ней, хотя он уже не раз проклинал себя за грубость. Сейчас же она стояла перед ним и смотрела с вызовом, слегка вздернув подбородок.  — Джинни, — повторил Гарри, с замиранием сердца вглядываясь в дорогие черты, — мы не виделись так долго… Я… э–э–э… Я хотел извиниться, — неуверенно произнес парень.  — Дай пройти, Поттер, — потребовала девушка.  — Выслушай меня! — схватив ее за руку, а затем прижав к стене, сбивчиво заговорил Гарри. — Я ни в чем не виноват — ни в проигрыше команды, ни в том, в чем меня обвиняют все. Никто мне не верит, но я знаю, что только ты одна не усомнилась в моей невиновности. Ведь правда, Джинни? Я сделал это ради тебя, потому что люблю тебя, — произнес Гарри, с отчаянной надеждой глядя девушке в глаза.  — Ты любишь меня? — пораженно переспросила Джинни. — Но… ты никогда не говорил…  — Я не мог… я не знал, как тебе сказать об этом… я боялся… боялся, что ты меня пошлешь, потому что ты встречалась с другими парнями. Я думал, что не нравлюсь тебе, потому что ты такая красивая и популярная, а я… я придурочный очкарик, совсем не привлекательный и всегда краснею как последний идиот. Разве я мог понравиться такой девушке, как ты? Но я очень тебя люблю! — сбивчиво, торопливо, с отчаянием говорил Гарри, сжимая руку возлюбленной.  — Какой же ты придурок! — пораженно произнесла Джинни. — Почему ты молчал об этом?! Почему? — девушка размахнулась и отвесила парню звонкую пощечину. — Я влюбилась в тебя с первого взгляда, там, на перроне, когда увидела красивого мальчика в очках с нагруженной доверху тележкой, который не знал, как пройти на платформу 9¾. Все эти годы я тайно любила тебя, но ты не замечал меня! Да и зачем я тебе была нужна, бедная рыжая некрасивая Джинни Уизли, когда ты мог выбрать себе любую красавицу! И ты выбирал — то Парвати Патил в пару для Святочного бала, то Чжоу Чанг, а мне приходилось оставаться в тени и встречаться с другими парнями. Гермиона сказала, что возможно на это ты обратишь внимание, и ревность поможет разжечь в тебе любовь. Но тебе было все равно, с кем я встречаюсь! Ты, Гарри Поттер, Золотой Мальчик, Избранный, самый популярный парень в школе, ты продолжал спасать мир, а дурнушка Джинни Уизли тебя не интересовала.  — Джинни, ты любишь меня? — пораженно произнес Гарри, чувствуя, как бешено забилось сердце. – Нет, не люблю! — отчеканила девушка. — Теперь ты мне отвратителен! Ты грязный извращенец, ничтожная тварь. Ты разбил мое сердце, Поттер, и я больше никогда никого не полюблю, и не прощу тебе этого предательства. Мне ты предпочел Малфоя! Парень, которого я полюбила с первого взгляда, оказался педиком, слизеринской подстилкой, и я ненавижу тебя за это, презираю и проклинаю! Гарри пораженно отступил на шаг и оперся рукой об стену, боясь, что может упасть, потому что ноги задрожали, перед глазами все поплыло, а в сознании эхом отдавались жестокие слова возлюбленной: «Ненавижу… Презираю… Проклинаю… Не прощу…»  — Джинни, пожалуйста, не прогоняй меня, — прошептал Гарри.  — Я ни в чем не виноват. Я так сильно тебя люблю, что готов отдать не только свою честь, но и жизнь.  — У тебя нет чести, Поттер, а твоя жизнь мне не нужна. Жизнь грязного педика слишком ничтожна и презренна, — ответила девушка, и, оттолкнув Гарри, прошла мимо него, а парень, привалившись спиной к холодной стене, неподвижным взглядом смотрел вслед той, из–за которой так бездумно сломал свою жизнь, принеся себя в жертву обстоятельствам, и которой эта жертва была не нужна. Сердце бешено билось в груди, и Гарри чувствовал, что попал в большую беду и больше неоткуда ждать помощи и понимания. Поттер не помнил, как дошел до хижины Хагрида. Великан ужаснулся, увидев отрешенного и безразличного к внешнему миру гриффиндорца. Приобняв парня за плечи, лесничий завел его в дом, усадил за стол, сунул ему в руку кружку горячего чая, отломил кусок хлеба. Гарри отреагировал только тогда, когда чай обжег ему пальцы. Он с изумлением уставился сначала на кружку, потом на лесника, не понимая, как здесь оказался. – Ешь, сынок, — Хагрид пододвинул к нему поближе хлеб, Поттер покорно взял ломоть в руку и уставился пустым взглядом на поверхность стола. – Ну, ну, Гарри, — лесничий тряхнул его за плечо, парень медленно сфокусировал взгляд и великан поразился, сколько горя смогли вобрать в себя эти мальчишеские глаза, а в следующий миг губы Гарри задрожали, он опустил голову и горько зарыдал. Хагрид знал, что прерывать его сейчас нельзя, мальчишке нужно было выплакаться, и великан терпеливо ждал, когда гриффиндорец хоть немного отойдет, а тот по–детски всхлипывал еще полчаса между жадными глотками сладкого чая.  — Еще хочешь? — великан кивнул на кружку, Гарри чуть слышно, одними губами, ответил: – Да. Он пил, а лесничий молча глядел на него, время от времени проводя огромной ладонью по непослушным черным волосам гриффиндорца. В кабинете директора собрались все преподаватели Хогвартса. Дамблдор обвел присутствующих долгим, пристальным взглядом и, поднимаясь с кресла, произнес:  — Коллеги, вы знаете, что в стенах этой школы произошел небывалый за тысячелетнюю историю Хогвартса случай. Я попросил вас прийти сюда, ибо всем нам придется принять непростое решение и сделать выбор. Завтра мы соберемся в Большом Зале, чтобы разбирать поведение нашего студента, Гарри Поттера, мальчика, которого вы все хорошо знаете, который вырос на наших глазах. Кроме преподавателей на дисциплинарной комиссии будут присутствовать члены Родительского Совета. Так же в полном составе приедут попечители, возглавляемые Люциусом Малфоем, из Министерства Магии прибудут инспектора Департамента Образования под руководством небезызвестной Долорес Амбридж. Нам придется разобраться в том, что же произошло на самом деле, является ли Гарри инициатором случившегося безобразия, или кроме него есть и другие виновные. Многие из вас, хорошо знающие Гарри с детства, не могут поверить в то, что он способен на подобное, и кое–кто из вас, коллеги, придерживается мнения, что мальчик был подвергнут сексуальному насилию, — Дамблдор посмотрел в сторону Северуса Снейпа. — Но все же большинство из вас уверены, что зачинщиком был именно он, ибо, воспитываясь среди магглов, мог перенять от них легкие нравы, которые легли в основу такого развратного поведения. Завтра нам придется определиться и сделать выводы — если мальчик был подвергнут насилию, мы должны установить всех причастных к этому и сурово наказать их, а если Гарри все же виноват сам, то за безнравственное поведение, недостойное студента Хогвартса, он будет исключен из школы. После того, как закончится разбирательство, всем нам предстоит проголосовать за то, чтобы оставить его в школе или отчислить. Голосовать будут и члены двух Советов — Попечительского и Родительского, а так же инспектора из Департамента Образования, и я уверен, что большинством голосов Гарри будет исключен. Некоторые преподаватели громко зашептались, но Дамблдор поднял руку, призывая к тишине, и продолжил:  — Коллеги, как бы мне тяжело ни было, но я сам проголосую за отчисление, хотя я верю, что мальчик не виновен, а стал жертвой обстоятельств. Но лучше для самого Гарри и для всех будет, если он покинет школу. Все факты говорят против него, и в какой–то момент, применив легилименцию, я сумел увидеть его отрывочные воспоминания — у меня самого возникли сомнения в его невиновности. То, что я имел возможность наблюдать, слегка шокировало меня. Мальчик действительно имел сексуальный контакт с другим юношей в присутствии многих свидетелей и, судя по его реакции, он получал от происходящего удовлетворение, и ни о каком насилии не могло быть и речи. Но я слишком хорошо знаю Гарри Поттера, чтобы так легко поверить в то, что он может быть настолько развращенным. Я уверен, что это случилось с ним впервые, мальчик был смущен и напуган теми чувствами и эмоциями, которые испытал во время своего первого полового акта, и не смог себя контролировать. Более того, думаю, что здесь имело место быть применение запрещенных стимулирующих веществ, хотя ничего обнаружить и доказать ни мне, ни профессорам Снейпу и Слизнорту не удалось. Все обстоятельства говорят не в пользу Гарри, он сам своим рассказом только усугубляет свое положение, а его близкие друзья Рональд Уизли и Гермиона Грейнджер полностью подтвердили некоторые факты, которые тоже свидетельствуют против него… Коллеги, когда завтра вы будете принимать решение, я хотел бы, чтобы вы руководствовались не эмоциями и чувствами, голосовали не сердцем и душой, а трезвым умом, и осознали те последствия, какие могут произойти в случае вашего необдуманного выбора. Вы должны понимать, какие неотвратимые события в магическом мире повлечет за собой подтверждение факта изнасилования Гарри Поттера в стенах школы. Вы все знаете, как суров наш закон к виновным в данном преступлении. Те из студентов, чью вину удастся доказать, не только будут исключены из школы, кое–кого могут осудить и отправить в Азкабан. Поцелуй дементора, как высшая мера за подобное преступление, к ним применен не будет, ибо многие из принявших участие в этом безобразии — несовершеннолетние, но все мальчики получат сроки заключения. Конечно же, судьбы и жизни этих молодых людей будут сломаны и загублены. Более того, после обнародования этой истории школа будет закрыта, потому что ни один волшебник или ведьма не захочет отправлять своего ребенка в место, где ему могут причинить вред. Сотни студентов будут лишены возможности получить магическое образование у себя на родине, так как не каждый в состоянии продолжить дорогостоящее обучение за границей. Дети лишатся школы, преподаватели — работы, кроме того, сенсационные новости об изнасиловании Гарри Поттера немедленно облетят все газеты, это шокирующее известие потрясет весь магический мир. Сотни волшебников, которые любят Гарри и верят в его исключительное предназначение, будут возмущены подобным надругательством над Избранным, и многие захотят отомстить его обидчикам, в результате пострадают семьи студентов, которых признают виновными. Боюсь, что возмущенные толпы народа могут устроить самосуд, и тогда прольется много невинной крови. Магическое общество окажется на грани гражданской войны, и этой ситуацией не замедлит воспользоваться Сами–Знаете–Кто, чтобы захватить власть в стране. Хаос и насилие захлестнут магическую Британию, что приведет к многочисленным жертвам. И все это может произойти, если завтра будет подтвержден факт изнасилования Гарри Поттера, который, впрочем, сам отрицает применение к нему силы. Мальчик напуган и растерян, он в смятении, и это вполне естественно, если учитывать, что его вступление во взрослую жизнь произошло не совсем традиционно. Вы все знаете мое отношение к Гарри, которому самой судьбой суждено совершить великое деяние во благо светлых сил, но я должен думать о последствиях и о жизнях сотен ни в чем не повинных магов, которые могут стать жертвами в начавшемся хаосе, ибо он непременно захлестнет наше общество… Учитывая все страшные и трагические последствия, которые могут иметь место в случае подтверждения факта насилия, я вынужден буду завтра голосовать за отчисление Гарри из Хогвартса, — Дамблдор замолчал и обвел всех присутствующих взглядом. Преподаватели сидели молча, сосредоточенно слушая каждое слово великого волшебника, а директор, сделав паузу, продолжил:  — Я уверяю вас, что сумею добиться для мальчика оправдательного вердикта в случае, если дело дойдет до судебного разбирательства. Также я хотел бы обратить ваше особое внимание на то, что в исключении из школы лично для Гарри не будет ничего страшного. Я намерен увезти его в дом, доставшийся ему по завещанию от Сириуса Блэка. Это хороший большой дом и Гарри там будет удобно. Он продолжит свое образование заочно, и я, уважаемые коллеги, хотел бы некоторым из вас предложить дополнительную работу в качестве надомных репетиторов за весьма хорошее вознаграждение. Мальчик, находясь в доме крестного, будет под постоянной защитой и охраной верных мне людей. Я намерен обеспечить его всем самым лучшим, чего он и заслуживает, и чего был лишен в детстве. Более того, я гарантирую, что сумею добиться того, чтобы через год Гарри наравне со всеми выпускниками Хогвартса получил диплом установленного образца, свидетельствующий, что он прошел полный курс обучения в школе магии и волшебства Хогвартс. Также я намерен дать ему рекомендации и ходатайствовать, чтобы он был принят на первый курс в Академию Авроров. Как видите, коллеги, исключение из школы никак не повлияет на его дальнейшую карьеру, я приложу все усилия, чтобы смягчить последствия этого ужасного инцидента. Кроме того, оставлять его в Хогвартсе было бы просто негуманно. То, что сейчас происходит в школе, не могу остановить даже я. Студенты настроены по отношению к Гарри крайне враждебно, он подвергается нападкам и оскорблениям, и страдает от этого. Я не могу оградить его и защитить, не могу приказать другим детям оставить его в покое. Я считаю, что в сложившейся ситуации его отчисление будет лучшим вариантом для всех, и в первую очередь для самого Гарри. Поэтому, коллеги, я прошу вас на завтрашнем заседании все взвесить и тщательно продумать, руководствуясь тем, чтобы любое ваше деяние было во благо большинства. Дамблдор замолчал, а затем устало сел в кресло. Преподаватели Хогвартса молчали, каждый глубоко задумался над словами мудрого волшебника. Чтобы не чувствовать себя обузой и дармоедом в доме Хагрида, Гарри предложил свою помощь по хозяйству. Великан был растроган до слез, долго отказывался, но гриффиндорец был настойчив — он хотел заняться хоть каким–нибудь делом, чтобы отвлечься от тягостных мыслей. В итоге Хагрид сдался и поручил своему постояльцу легкое и необременительное занятие — навести порядок в загоне гиппогрифа. В какой–то момент Поттер пожалел, что был таким настойчивым, но делать обратный ход было уже поздно, и после того как Хагрид отправился к первокурсникам на урок по «Уходу за магическими животными», Гарри, взяв палочку, пошел к загону Клювокрыла. После традиционного приветствия парень перемахнул через изгородь и осмотрелся. Великан уже несколько дней не наводил порядок в вольере, и здесь предстояло серьезно потрудиться — надо было очистить загон от испражнений гиппогрифа и по договоренности с профессором Стебль доставить навоз ей в теплицы, где она использовала его в качестве ценного удобрения. Поттер вынул палочку из заднего кармана джинсов, взмахнул ею и мысленно произнес: «Левио», но, против его ожидания, ничего не произошло. Парень еще раз взмахнул и, предельно сконцентрировавшись, повторил свою попытку. Из уроков по Чарам он помнил, что именно с помощью этого заклинания опытный маг может заставить подняться в воздух любой предмет, а затем, одним лишь усилием мысли направить его туда, куда нужно. То ли Гарри чего–то путал, то ли был еще не достаточно опытным магом, то ли дерьмо гиппогрифа не было предметом, но в воздух оно так и не поднялось, и после нескольких провальных попыток Поттер вздохнул, спрятал палочку обратно в карман и пошел к хижине за ведром и лопатой — предстоял тяжелый физический труд без магии. Однако парень даже был рад этому — ничего так хорошо не отвлекало от тягостных размышлений, как изнуряющая физическая работа. Гарри надеялся, что, намахавшись лопатой, этой ночью он уснет быстро и проспит без всяких кошмаров, которые в последнее время постоянно мучили его. Закатав джинсы до колен, парень принялся за работу. Когда первое ведро было наполнено до краев дерьмом гиппогрифа, Поттер перелез через изгородь и направился с ним к тележке, понимая, что самое трудное заключается в том, чтобы поднять ее на холм и оттащить к дальним теплицам. Осторожно неся ведро, чтобы из него не расплескалось, гриффиндорец вдруг остановился взглядом на большом деревянном ящике, в котором жил новый питомец Хагрида троглодит Зубастик. Гарри подошел поближе и заглянул внутрь. Лысое прожорливое существо уже успело прикончить все съестные запасы, даже подстеленную на пол солому, и сейчас, издавая какие–то булькающие звуки, злобно клацало зубами и таращило глаза.  — Здорово, Зубастик, — произнес Поттер. — А я тебе вкусняшку принес, — добавил он и, оглядевшись по сторонам, убедился, что Хагрида поблизости нет, а затем опорожнил содержимое ведра в ящик троглодита. Существо, и так не отличающееся внешней привлекательностью, а теперь облитое говном, стало выглядеть еще отвратительнее. Троглодит принюхался, довольно заурчал, а потом принялся поедать продукты жизнедеятельности гиппогрифа, которые на него щедро вылил Гарри. Проблема утилизации навоза была успешно решена. Работа пошла полным ходом — вместо того, чтобы надрываться и тащить в гору тележку, полную дерьма, а затем волочить ее до дальних теплиц, Поттер, шустро работая лопатой, наполнял ведро и опорожнял его в ящик троглодита, который урчал от удовольствия, пожирая очередную порцию говна.  — Давай красава, лопай вкусняшку, — опустошая очередное ведро, произнес Гарри и вдруг в этот момент увидел Гермиону, спускающуюся с холма. У него перехватило дыхание — девушка все–таки нашла время и пришла к нему, чтобы наконец–то выслушать. Поттер отбросил грязное, вонючее ведро подальше, поспешно вытащил палочку, взмахнул ей, быстро сотворив простенькое очищающее заклинание, приводя себя в порядок, и побежал навстречу.  — Ты все–таки пришла! — выпалил он и, схватив девушку за плечи, крепко прижал к себе, но вдруг смутился, отпустил подругу и, виновато улыбнувшись, добавил: — Прости, но я так рад тебя видеть.  — Гарри, послушай, — начала староста Гриффиндора, но парень перебил ее:  — Герми, ты должна меня выслушать. Мне так много надо тебе рассказать. Я объясню все и ты поймешь, что я ни в чем не виноват. Меня никто не хочет слушать! Все было подстроено с самого начала…  — Гарри!  — Это условие пари… мы думали, что они хотят пригласить меня на вечеринку, но на самом деле они замышляли совсем другое. Понимаешь, они изначально это задумали, я убежден, что «змеёныши» были уверены в своей победе, поэтому так легко пошли на эту сделку и втянули меня в это дерьмо. Если бы не Рон… — сбивчиво говорил парень, боясь, что Гермиона передумает, развернется и уйдет, а ему необходимо было высказаться, объяснить, доказать, просто выговориться.  — Гарри, послушай меня! — повышая голос, произнесла Грейнджер. — На завтра назначили дисциплинарное слушание. Я принесла официальное уведомление об этом, МакГонагалл просила меня передать его тебе. Гермиона протянула большой пергаментный свиток, и Поттер вдруг почувствовал, как сердце будто подскочило куда-то вверх и бешено забилось поблизости от кадыка.  — Дисциплинарное слушание? — пораженно переспросил он. — Так скоро? Но ведь завтра суббота… – Да, они специально назначили заседание комиссии на выходной день, чтобы могли присутствовать все преподаватели, не отменяя уроков, а ученикам объявили, что завтрак подадут в гостиные, потому что разбирательство будет проходить в Большом Зале. Поттер медленно развернул пергамент и прочитал: «Уважаемый Гарри Джеймс Поттер! Извещаем Вас, что дисциплинарное слушание по факту грубейшего нарушения школьной дисциплины и аморального поведения, не соответствующего званию студента школы чародейства и волшебства Хогвартс, состоится 18 апреля сего года. Заседание будет проводиться в Вашем присутствии. Просим Вас явиться в Большой Зал Хогвартса в 8 утра. С пожеланиями доброго здоровья, искренне Ваша, Оливия Олифэнт Начальник Департамента магического образования» Поттер перечитал письмо трижды. В груди словно все окаменело и заледенело.  — Завтра… — тихо произнес он, не отрывая застывшего взгляда от пергамента. — Завтра они исключат меня из Хогвартса. Гермиона смотрела на своего друга, с трудом сдерживая слезы, а затем вдруг бросилась ему на шею, крепко обняла и прошептала:  — Гарри, дурак, что же ты наделал… Ну как же ты мог? Парень обнял девушку, осторожно погладил ее по волосам. Он чувствовал ее слезы на своей щеке. К горлу подступил горький комок.  — Гермиона, я не мог по–другому… Они не оставили мне выбора… Веришь?  — Верю, — произнесла девушка, и вдруг совсем близко от них раздался резкий, злой голос:  — А ну отойди от него, Герми, — Рон быстро спускался с холма, ведущего к хижине. Гарри слегка отстранил от себя подругу, не отрывая взгляда от кипящего ненавистью рыжего гриффиндорца, который уже сжимал в кулаке палочку. – Рон, ты что, следил за мной? — спросила Грейнджер, быстро стирая ладонью слезы со щеки.  — Отойди от него, — процедил Рон. — А ты не смей лапать своими грязными руками мою девушку, Поттер. – Рон, не смей так говорить! — запальчиво крикнула Гермиона. — Гарри наш друг, и не смей так вести себя по отношению к нему! – Иди, Герми, все нормально, — произнес Поттер, сам отходя в сторону и вынимая палочку из заднего кармана джинсов. Рон Уизли держал в руке свою палочку, направляя ее на бывшего друга, и готовый в любой момент нанести удар.  — Я не хочу с тобой драться, Рон, — тихо проговорил Гарри.  — А я хочу, Поттер. Чертовски хочу врезать тебе, ёбаному пидору и ублюдку, которого я считал своим другом, и который предал нашу дружбу, когда лег под «хорька», как грязная блядь из Лютного переулка. Нет, ты даже хуже бляди, потому что ты — педик, гребаный извращенец. Ненавижу тебя, Поттер! Ты был мне как брат, а стал ничтожной, грязной мразью!  — Я это сделал ради твоей сестры, идиот, потому что люблю ее! — с отчаянием крикнул Гарри.  — Не смей говорить про мою сестру! — заорал Рон, теряя последний контроль над собой. — Ступефай! — громко выкрикнул Уизли сногсшибательное заклятие, и Гарри мощной магической волной отбросило в сторону. Он упал на землю, быстро перекатился, чтобы не попасть под следующий удар, и в качестве ответного выпада применил заклятие «Арахнис», посылая в бывшего друга полчище здоровых мохнатых пауков. Уизли заорал благим матом, упав на землю, и принялся кататься и брыкать ногами, а руками пытался защититься от кошмарных насекомых, к которым еще с детства испытывал дикий ужас. Поттер поднялся с земли и снова направил палочку на Рона, готовый в любой момент нанести еще один удар. – Нет, Гарри, прекрати! — закричала Гермиона и, взмахнув своей палочкой, добавила: — Фините Инкантатем! — прекращая действие страшного заклятия. Пауки вмиг исчезли, растворившись в воздухе с громким хлопком, оставив после себя лишь сероватый легкий дымок. Рон тяжело поднялся с земли, красный от злости, задыхаясь от пережитого ужаса, и с ненавистью прошипел:  — Подлая сволочь! — и в следующий миг, позабыв о том, что они оба наделены магическими способностями, парни бросились друг на друга, сбивая с ног, и принялись наносить один другому яростные удары, стараясь причинить максимальную боль. Они катались по земле и рычали как звери. Им плевать было на магию, в этот момент каждому хотелось просто врезать своему врагу так, чтобы услышать звук ломающихся костей, чтобы ощутить на своем лице брызги его горячей крови, чтобы насладиться криком боли поверженного противника. Гарри вломил Рону в переносицу с глухим смачным звуком. Уизли захрипел, захлебываясь кровью, но, вцепившись в горло своего врага, свободной рукой без устали молотил его по ребрам.  — Что вы делаете, остановитесь! — кричала Гермиона. — Прекратите, вы поубиваете друг друга! Но парни, озверевшие и обезумевшие от ненависти, избивали друг друга, не обращая внимания на кричащую девушку.  — Тупой ублюдок! Упрямый осел! — прохрипел Гарри, нанося Рону мощный удар в челюсть. — Я спасал честь твоей сестры! Харкая кровью и сплевывая выбитый зуб, Уизли врезал Поттеру под дых так, что у того от боли потемнело в глазах, и он захрипел.  — Ёбаный грязный педик, — с кровавой пеной на губах, произнес рыжий, снова засадив Гарри по ребрам. — Слизеринская блядь!  — Тупое хуйло!  — А ну прекратить немедленно, так вас раз-этак! — раздался могучий раскат баса Хагрида, за которым последовал заливистый лай Клыка. Великан бежал от опушки леса, потрясая в воздухе могучим кулаком.  — Эволютио Голпэ! — закричала Гермиона, направляя палочку на Гарри, который в этот момент находился сверху поверженного противника и готов был нанести еще один мощный сокрушительный удар в окровавленное лицо бывшего друга. Поттера подбросило в воздух и отшвырнуло в сторону, а через миг Рон Уизли был отброшен в противоположном направлении. Грейнджер, встав между ними и держа палочку наготове, отчетливо и громко произнесла:  — Если вы немедленно не прекратите, я парализую вас обоих. Поняли меня, идиоты?  — Вы что удумали, паршивцы! — грозно закричал Хагрид, наконец–то добежав до места кровавого побоища. — Да я вам ухи поотрываю, засранцы этакие! Он схватил за шиворот куртки лежащего на земле Гарри, и, хорошенько встряхнув, поднял на ноги. Держась за ушибленные ребра, морщась и шипя от боли, Поттер со злостью смотрел, как Гермиона помогала подняться с земли Рону, а рыжий утирал рукавом разбитое в кровь лицо.  — Ты пожалеешь об этом, ебаный членосос, — тяжело дыша, с угрозой произнес Уизли.  — Проваливай отсюда или убью нахуй, — процедил Гарри. – Рон, пошли, — отчеканила Гермиона, дернув приятеля за руку, и тот, с презрением сплюнув кровью в сторону Поттера, которого удерживал Хагрид, развернулся и медленно пошел прочь от хижины, слегка опираясь на плечо своей девушки. И только когда они полностью скрылись из видимости за холмом, Хагрид наконец–то отпустил гриффиндорца. Поттер опустился на колени и стал шарить руками по земле в поисках очков, которые упали где–то недалеко от него, когда Гермиона применила заклятие широкого удара. Хагрид поднял их с земли и протянул своему постояльцу. Гарри ругнулся, обнаружив треснувшие стекла, нацепил очки на нос, взял письмо, которое принесла ему девушка, и, держась рукой за ушибленный бок, морщась от боли, медленно побрел в сторону хижины.  — Энто что ж такое вы удумали, негодные? — незлобно бурчал лесничий. — Чуть не пришибли друг друга. Разве ж это дело? А что директор скажет, когда узнает про ваш мордобой?  — Меня завтра из школы исключат, Хагрид, — ответил Поттер и скривился от боли — лицо стало опухать, ребра ныли, один зуб шатался и грозил в любой момент вывалиться, но утешало только то, что Рон в данный момент чувствует себя не лучше, у него наверняка сломана челюсть и выбито несколько зубов.  — На вот, возьми, приложи к больному месту, шибко помогает и опухоль снимает, — заботливо произнес Хагрид, хлопнув на стол перед Гарри большой кусок сырого мяса из погреба. – Нет, спасибо, — поморщившись, отказался парень, брезгливо взглянув на мясо.  — А может тебя к Поппи проводить, она в раз подлечит, — великан предложил другой вариант. – Нет, — покачал головой гриффиндорец. После того, как школьная медсестра подвергла его унизительному осмотру после изнасилования, Гарри ни за что в жизни не пошел бы добровольно в больничное крыло. — Я лучше сам попробую, — добавил он, рассматривая припухшее лицо с ссадинами и синяками в небольшое треснутое зеркальце, которое дал ему Хагрид, порывшись в своем сундуке. Зеркальце бережно хранилось там с того времени, как мадам Максим вместе со своими подопечными покинула Хогвартс два года назад.  — Асклепио, — сконцентрировавшись и взмахнув палочкой, произнес Поттер самое простое и распространенное колдомедицинское заклинание, применяемое для лечения незначительных повреждений, синяков и ссадин. Когда–то Гермиона научила его этому заклятию, и сейчас он, почувствовав, как боль стала утихать, а кровоподтек на щеке начал бледнеть, был благодарен подруге за это. Гарри несколько раз применял исцеляющее заклинание и, хотя в колдомедицине никогда не был силен, почувствовал себя значительно лучше. Ссадины и синяки на лице прошли, опухоль спала, зуб хоть и продолжал шататься, но с этим можно было мириться, да и боль в ребрах значительно утихла. Хагрид еще долго недовольно бурчал по поводу безобразия, которое они устроили с Роном, но Гарри так глубоко погрузился в свои размышления, что уже не слышал, как великан беззлобно читает ему мораль и бранит. Он знал, что из Министерства приедет комиссия, которая будет во всем разбираться, Дамблдор сообщил ему об этом, и Уизли подтвердил, рассказав о письме отца. Сначала Поттер еще надеялся на то, что, возможно, ему удастся оправдаться, рассказав все как было, и его признают невиновным, как год назад, когда его так же незаслуженно обвинили в незаконном применении магии в присутствии магглов. Но тогда его защищал сам Дамблдор, а сейчас директор придерживался мнения большинства, и рассчитывать на его помощь и поддержку не приходилось. А когда Гарри узнал, что во главе инспекторов из Департамента Образования стоит Долорес Амбридж, понял, что надеяться больше не на что. Мерзкая жаба на этот раз отыграется за все, наверняка она едет в Хогвартс с одной единственной целью — вышвырнуть его из школы, которая стала для него родным домом. Да и Люциус Малфой, возглавляющий Попечительский Совет, не пожалеет никаких денег, чтобы замять эту историю и избавиться от него, лишь бы отмазать своего сыночка–насильника. Поттер понимал, что все обстоятельства складываются против него, он пытался что–то объяснить Дамблдору и Гермионе, но даже такие близкие люди усомнились в нем, что же говорить о тех волшебниках и ведьмах из Родительского Совета, которые завтра будут присутствовать на заседании. Малфой наверняка уже всех подкупил, и они проголосуют за его отчисление, и Амбридж, наделенная властью, легко сумеет добиться своего. И если его только исключат из школы, можно считать, что ему крупно повезло, в противном случае могут запрятать в клинику Святого Мунго на принудительное лечение в психиатрическое отделение. Гарри так глубоко погрузился в свои раздумья, что не сразу услышал, как Хагрид ему что–то говорит, и только когда великан начал легонько трясти гриффиндорца за плечо, он, возвращаясь в реальный мир из своих мрачных размышлений, обнаружил, что за окном уже стемнело, а лесничий, надев кротовый пиджак и повесив на плечо тяжелый арбалет, стоит рядом с ним, в одной руке держа фонарь. – А? — спросил Поттер, уставившись на великана.  — Дык… я об чем говорю, Гарри, отлучусь я ненадолго. Арагог совсем захворал, боюсь, не ровен час того… околеет, — великан громко шмыгнул носом. — Проведать его пойду. Хочешь со мной?  — Нет… — покачал головой гриффиндорец. — У меня завтра слушание в восемь утра. Я, пожалуй, спать лягу.  — Вот и хорошо, сынок, вот и правильно. Главное — хорошенько выспаться. И не бери в голову всякое, не посмеют они того… из школы тебя, Альбус Дамблдор не допустит. Вот увидишь, ты главное не волнуйся.  — Я не волнуюсь, — безразлично ответил Поттер.  — Ну и молодец, — добродушно улыбнулся Хагрид.  — Так значится, я пошел, и Клыка с собой возьму, а ты тут чайку попей и спать ложись, утро оно вечера мудренее. – Угу, — провожая до двери великана, мрачно отозвался парень. Как только дверь за Хагридом закрылась, Гарри вернулся к дивану и, не раздеваясь, лег, уставившись пустым взглядом в потолок. Последние дни стали для него настоящим кошмаром — ни один год его не травили так открыто и жестоко. И если коварство слизеринцев было предсказуемо, а равенкловцы и хаффлпаффцы, как всегда, следовали законам толпы, то предательство своих друзей и изгнание из Гриффиндора оставило в сердце глубокую, незаживающую и постоянно кровоточащую рану. А поведение Рона, единственного близкого друга, с которым они вместе выросли, доводило Гарри до крайнего отчаяния. Он думал, что после драки, когда они оба выпустят пар, им станет легче, но все только осложнилось. Гарри видел в глазах Рона неприкрытую жгучую ненависть, да и сам в тот момент пригрозил Уизли, что убьет его, если тот не уберется. И если бы не Гермиона и вовремя подоспевший Хагрид, они бы точно покалечили друг друга и угодили в больничное крыло. Гарри понял, что Рон ведет себя как последняя скотина, потому что считает его предателем, который своим поступком растоптал их многолетнюю дружбу, и за это Уизли, обиженный и злющий, как черт, сейчас старается причинить бывшему другу как можно больше боли. Поттер видел это и хотел все объяснить, чтобы рыжий понял, но тот упрямился как осел и ничего не желал слушать. Для него было важно только одно — Гарри имел секс с парнями, к тому же со слизеринцами, более того, с самим Малфоем, и этого было достаточно, чтобы Рон возненавидел его, и никакие доводы и смягчающие обстоятельства в расчет не брал. Его друг, который был ему почти как брат, оказался педиком — этого было достаточно, чтобы отгородиться от него высокой стеной, через которую можно было кидать камни и громко кричать: «Ату его, ату!» И Рон выбрал для себя эту роль загонщика, принимая самое активное участие в травле Гарри, чтобы как можно сильнее удалиться от «грязного пидора». Поттер тяжело вздохнул. В небольшое окошко светила луна, заливая хижину призрачным светом. Парень разулся, снял джинсы, спрятал палочку под подушку, положил починенные очки на тумбочку, сколоченную из грубо отесанных досок, и, укрывшись большим лоскутным одеялом, снова погрузился в невеселые раздумья. Не менее глубокую и болезненную рану в его сердце оставила Джинни Уизли, и он знал, что эта рана не заживет никогда. Первая юношеская любовь и предательство любимой девушки, которая так жестоко отвергла его, всю жизнь будут причинять ему боль. Ради Джинни он пошел на позор и унижение, претерпел боль и стыд, подвергся ужасному надругательству, а она не только не приняла его жертву, но даже не попыталась понять его. Гарри даже сейчас старался хоть как–то оправдать свою возлюбленную, убеждая себя, что Джинни поступила так под влиянием и давлением Рона, хотя прекрасно знал, что это не так. Джинни никогда не признавала ни чьих авторитетов, она всегда была свободолюбивой и независимой, всегда плевала на мнение старшего брата, поэтому то, что она с презрением отвергла его, было исключительно ее выбором и решением. Поттер почувствовал, как его зазнобило, вдруг стало очень холодно, а в хижине было тихо, страшно и пусто. Гриффиндорец натянул одеяло до подбородка, но теплее не стало — нельзя согреться, когда душа и сердце замерзли и раскололись на мелкие колючие льдинки. Перед его мысленным взором предстала улыбающаяся Джинни в день перед решающим матчем. Тогда Гарри твердо решил для себя, что после игры, когда они завоюют Кубок, он наконец–то наберется смелости и признается ей в любви. Он был без ума от ее рыжих волос, светлой кожи, голубых глаз с озорными искорками. У нее в последнее время было много парней — Джинни Уизли была очень популярной девушкой, многие, и не только гриффиндорцы, хотели с ней встречаться. А он из–за своей идиотской застенчивости не мог сказать ей о своих чувствах. Но теперь было уже поздно. Они любили друг друга, но, не сумев вовремя признаться в этом, теперь из–за трагически сложившихся обстоятельств никогда не смогут быть вместе. Джинни, так же как и Рон, считала его предателем и не могла простить. В ее глазах парень, которого она полюбила с первого взгляда, оказался мерзкой извращенной тварью, а такого гордая Джинни Уизли простить не могла. И она вырвала его из своего сердца, бросила к ногам, растоптала и ушла с высоко поднятой головой, а он так и остался лежать — униженный, истекающий слезами и кровью, презираемый и отвергнутый всеми грязный педераст, от которого теперь все шарахаются, как от прокаженного. Гарри тихо застонал, сжав зубы. Сейчас он мог позволить себе эту слабость, сейчас его никто не видит, поэтому не станет насмехаться и издеваться, и парень беззвучно зарыдал, уткнувшись лицом в подушку. Моральные страдания, физическая усталость, постоянный сильнейший нервный стресс, весь негатив, накопленный за последнее время — все это выходило со слезами, очищая его покалеченную душу. Ледяная глыба, появившаяся в душе Гарри после изнасилования, сейчас таяла и ломалась на куски. Он знал, что завтра все закончится, ему придется покинуть Хогвартс, и он никогда уже не увидит Джинни, Рона и Гермиону. Дурсли упекут его в школу святого Брутуса, где ему придется каждый день вести борьбу за выживание, потому что это заведение и школой то назвать можно с большой натяжкой — она представляла собой закрытый интернат для трудных подростков и малолетних преступников. Там он вынужден будет провести два года до своего совершеннолетия, которое в мире магглов наступает в восемнадцать лет, а потом придется начинать новую взрослую жизнь. Гарри выплакал все свои несчастья, всю обиду и злость на своих врагов и почувствовал, что становится самим собой. Он плакал уже тише, всхлипывая и шмыгая носом, постепенно успокаиваясь, и, наконец, утих. Сильная усталость овладела им, Поттер стал забываться беспокойным сном, продолжая время от времени тихо всхлипывать или стонать, нервно вздрагивая всем телом, когда в обрывочных видениях возникала то Долорес Амбридж, с улыбкой смотрящая на его окровавленную руку, то манящая к себе Джинни Уизли, которая потом плевала ему в лицо, то возбужденный Драко Малфой, который целовал его и принимался бесстыдно ласкать в самых интимных местах. Гарри метался на широком диване, отбросив одеяло и тяжело дыша, а в это время под покровом ночи небольшая неприметная дверь замка, ведущая на задний двор, тихо приоткрылась, из нее беззвучно выскользнули шесть фигур, закутанные в черные мантии без каких–либо опознавательных знаков принадлежности к факультетам, капюшоны были низко надвинуты на лоб, а лица скрывали маски. Не произнеся ни одного слова, неизвестные, пригибаясь и оглядываясь по сторонам, быстро побежали к одиноко стоящей хижине на опушке Запретного леса. Тихо скрипнула дверь и фигуры в масках осторожно вошли в домик лесника. Гарри что–то пробормотал во сне, незнакомцы в черном на миг замерли, а затем один из них сделал знак рукой и остальные стремительно набросились на спящего парня. Его грубо стащили с дивана, швырнули на пол и накинули одеяло на голову. Один из нападающих, тот самый, который отдавал приказы, бросил очки на пол и наступил на них ботинком, затем, вытащив из–под подушки спрятанную там палочку, вышвырнул ее в окно, чтобы гриффиндорец не сумел ей воспользоваться. Одеяло, накинутое на голову Гарри, скрывало нападавших и не давало ему возможности закричать и позвать на помощь. Он попытался подняться, но сразу же последовало несколько ударов в живот, снова по ребрам, в голову. Под градом сыпавшихся на него ударов, ослепленный и оглушенный падением, Поттер не оставлял попыток сопротивляться и старался встать. Его били сильно, жестко, и ни один из нападавших не произнес ни слова, и Гарри внезапно понял: они боятся, что он может узнать их по голосам. На него напали те, кого он хорошо знал, поэтому его истязали молча. Гриффиндорец ничего не мог видеть, но он чувствовал, что избивает только один, остальные же наблюдают за расправой. Неизвестный подонок снова размахнулся и врезал со всей силы — удар пришелся в солнечное сплетение… Мир взорвался на мелкие осколки боли, Поттер на миг задохнулся. Он захрипел, пытаясь сделать хоть один вздох, но именно дышать он и не мог. Спазм, перекрывший доступ кислороду, и не думал проходить, Гарри хрипел и задыхался от боли под накинутым на голову одеялом, а тело как будто парализовало. Его грубо подняли с пола, крепко удерживая. Спазм, наконец, начал проходить, и парень со всхлипом, вздрагивая всем телом, сделал первый глоток воздуха, затем второй. Дышал он рывками не только от последствий страшного удара, но и от нервного напряжения. Ему милосердно предоставили короткую передышку, чтобы он мог отдышаться, а затем последовал сокрушительный удар в челюсть… Тот, кто избивал его, видимо получал от этого особое удовольствие, наслаждаясь процессом и его криками, поэтому когда неизвестный ублюдок со всей силы врезал ему ботинком в промежность, за миг до того, как взвыть от раздирающей боли, Поттер услышал, как садист самодовольно хмыкнул. А затем раздался едва слышный щелчок пальцами и его снова швырнули на пол — кто–то явно руководил его истязанием и отдавал приказы своим исполнителям. Гриффиндорца грубо перевернули на живот, содрали трусы и поставили в позу, загнув раком, заломив за спиной руки. Гарри задергался и замычал. Если сначала он думал, что ему решили устроить «темную» и просто попинать ногами — возможно, среди нападавших был Рон, чтобы отыграться за набитую морду и выбитые зубы, то теперь в их намерениях сомневаться не приходилось — ублюдки собирались изнасиловать его, пустить по кругу так, как это сделали слизеринцы, и Поттер принялся вырываться из последних сил. Неизвестный садист снова врезал ему ногой под живот. Пресс у Гарри был хороший, он чувствовал, как ботинок просто плющит кожу живота, оказавшуюся между твердыми мышцами и грубой подошвой, как между молотом и наковальней. На пятом или шестом ударе насильник пробил его пресс и уже с исступлением колотил изо всех сил, с грудным выдохом, не разбирая, куда бьет. Очередной удар пришелся по многострадальным ребрам, снова удушливый спазм перекрыл дыхание Гарри и парализовал все его тело. А затем избивающий его подонок встал у него сзади и со всей силы, с оттяжкой врезал ботинком в промежность, будто хотел размозжить ему яйца. Поттер взвыл по–звериному, едва не потеряв сознание от болевого шока. Избиение прекратилось, послышался какой–то шорох, затем Гарри ощутил запах сигаретного дыма, ментолового. Видимо, садист устал и решил сделать перекур, и Поттер снова дернулся в крепких руках, удерживающих его на полу. Слезы боли, обиды, бессильной ярости и горечи от несправедливости застилали глаза, но из–за накинутого на голову одеяла, насильники этого не видели и не слышали — гриффиндорец плакал беззвучно. Он чувствовал, что второй раз выдержать эту пытку уже не в силах. Его, голого и удерживаемого в постыдной позе, еще пару раз пнули в живот, видимо, чтобы не дергался. Парень испытывал ужасное состояние, при котором разум все понимает, а тело бессильно сопротивляться. Гриффиндорец все осознавал и знал, что его сейчас снова изнасилуют, и это сделают люди, которых он хорошо знает, которые могли быть его друзьями. Снова раздался щелчок пальцами, неизвестный подонок отдал очередной приказ, и кто–то смачно плюнул ему в анус и тут же стал залупой размазывать слюну. Анальные мышцы конвульсивно сжались, чтобы не впустить член насильника, но тот уже приставил головку к заднему проходу Гарри и, растянув его ягодицы в стороны, подался вперед. С напором раздвигая кольцо сфинктера, член медленно погружался в прямую кишку Поттера. От боли гриффиндорца пронзил озноб, он прерывисто задышал и тихо застонал через сжатые зубы. Обхватив парня обеими руками за бедра, насильник начал с размахом ебать его, яйца с легким хлопком бились об яйца Гарри, член входил в него мощными ударами и при каждом толчке Поттер вздрагивал от боли, едва сдерживая крик. Гриффиндорцу казалось, что его истязают бесконечно долго и этот кошмар не закончится никогда, но наконец он почувствовал, что насильник напрягся, движения его ускорились, и, издав не то вздох, не то стон, он начал кончать. Поттер ощутил, как чье–то семя наполняет его, как член пульсирует в глубине его тела. С хлюпающим звуком насильник извлек хуй из задницы своей жертвы и еще пару раз вздрочил, остатки его спермы брызнули Гарри на спину и ягодицы. Из открытого, развороченного очка гриффиндорца с неприличным звуком вышел воздух, а сперма вязко потекла по яйцам и ногам, начала капать на пол. Стоило только первому насильнику отойти от своей жертвы, его место тут же занял второй, и, также обхватив Поттера за бедра, он мощным толчком вогнал член в многострадальный зад гриффиндорца по самые яйца, и резкими сильными движениями начал входить и выходить из его ануса с громким чмоканьем. Трахали его быстро и жестко, трусливо насиловали всей стаей, похотливо спеша встать в очередь, сопя и пуская слюни. Только очередной насильник спускал Гарри в кишечник порцию спермы и, громко сопя, отходил от него, как следующий тут же занимал освободившееся место, погружая в развороченное очко своей член, и все начиналось сначала. Тот, кто руководил и отдавал приказы, молча стоял и наблюдал за происходящим, не принимая участия в групповом изнасиловании. Гарри постоянно чувствовал дым его ментоловой сигареты. Когда гриффиндорца, наконец, отпустили, он обессиленно упал на пол, поджав ноги. Раздался очередной щелчок пальцами, а затем Поттер услышал, как его мучители торопливо направились к выходу, заскрипела и хлопнула дверь, во дворе зашуршал гравий, и все стихло, как будто ничего и не было. Он лежал на холодном полу и чувствовал, как весь низ живота будто разрывало от боли и словно огнем жгло анус, ощущал, как из него вытекает липкая сперма и по ногам медленно капает на пол. Гарри понимал, что несмотря ни на что, надо подняться, привести все в порядок, уничтожить все следы, и сделать это надо быстро, чтобы Хагрид, вернувшись из Запретного леса, не застал его в таком виде и не догадался ни о чем. Парень отбросил в сторону одеяло и глотнул свежего воздуха. Болело все — живот, ноги, шея, огнем жгло задний проход, и судя по тому, что под ним уже собралась небольшая лужица, Поттер понял, что это не только вытекающая из него сперма насильников, но и его собственная кровь. Гриффиндорец попытался приподняться и тут же с криком упал, ноги не держали, а из разорванного ануса по ногам потекла сукровица. Лежа на полу, Гарри дотянулся до своих порванных трусов и стал ими подтираться, закусив от боли губу, затем попытался снова приподняться, зажимая перепачканными спермой и кровью трусами поврежденный задний проход, но снова со стоном повалился на пол. Несколько раз его вырвало. «У меня же слушание утром, а я не могу ходить» — пронеслась в голове идиотская мысль. «Вставай!» — мысленно приказал гриффиндорец сам себе. — «Нужно найти палочку, одеться и убрать все следы. Сейчас это самое главное. Вставай и иди!» — и он снова начал приподниматься, скрипя зубами. Сначала встал на колени и, опираясь на локти, пополз к стоящему неподалеку стулу, который в хорошо освещенной лунным светом комнате виделся Гарри в виде расплывчатого темного пятна. Парень дополз до стула и вцепился в него, пытаясь подняться, но стул с грохотом перевернулся и гриффиндорец снова упал, заорав от боли.  — Вставай, твою мать! — со злостью закричал он. — Встать, Поттер! Ты можешь! И он встал, и, цепляясь за какие–то предметы, медленно пошел на ощупь. От боли темнело в глазах, разорванный задний проход пульсировал и создавалось впечатление, будто ему в очко загнали огромный раскаленный кол, который выжигал все внутренности, но Поттер, стиснув зубы, на дрожащих ногах, по которым медленно стекала кровавая сперма, дошел до двери и, отворив ее, вышел на улицу. Холодный ночной воздух обдал его мокрое, разгоряченное тело, слегка заглушая и притупляя боль. Опираясь о стену хижины, Гарри почти на ощупь сумел дойти до окна, в которое выкинули его палочку, медленно опустился на колени и принялся руками шарить по земле. Голый, окровавленный, в сперме своих насильников, полуслепой парень ползал на четвереньках по земле, тщательно ощупывая руками каждый сантиметр пространства в поисках своей палочки. Он пытался не обращать внимания на боль, она была, но гриффиндорец старался относиться к ней спокойно. «Забудь про боль, и она забудет про тебя», — мысленно повторял он, продолжая поиски. Гарри знал, что палочка где–то рядом, она не могла упасть далеко от окна и надо просто тщательно ее искать, и он продолжал ползать по земле, сдирая в кровь колени и ладони, не обращая внимания на полученные при падении ушибы и боль во всем избитом теле, пока, наконец, рука не коснулась знакомого предмета. Схватив палочку, Гарри сжал ее так, что побелели пальцы. Он опустился на холодную землю и несколько минут лежал, вздрагивая всем телом, а затем взмахнул палочкой и прошептал:  — Асклепио. На этот раз простое исцеляющее заклятие принесло незначительные результаты, и, судя по тем ушибам и повреждениям, которые он получил, ему требовалась серьезная помощь опытного колдомедика. Наверняка несколько ребер были сломаны, возможно было сотрясение мозга, потому что его постоянно тошнило и он с трудом сдерживал рвотные позывы, а что стало с его задницей после изнасилования, даже страшно было представить. Поттер неоднократно применял исцеляющее заклятие, но сумел лишь немного снять боль и излечить несколько незначительных синяков на лице. Сейчас у него не было сил на магию, но и этого было достаточно, чтобы он мог встать на ноги и ходить, не держась за стену.  — Ассио, очки, — предельно сконцентрировавшись, произнес призывное заклинание Гарри, и через несколько мгновений разбитые и покореженные ботинком одного из нападающих, они оказались в руке гриффиндорца. Он осторожно ощупал стекла, которые превратились в единую паутину трещин, и, направив на них палочку, прошептал:  — Репаро. Из палочки вырвалась небольшая вспышка, но с первого раза ничего не получилось. Гриффиндорцу пришлось собрать все силы, чтобы добиться результата и линзы снова стали целыми. Он надел очки, прислонился голой спиной к наружной стене хижины и, подняв голову, взглянул на далекие мерцающие звезды — до восхода оставалось совсем мало времени. Хагрид мог вернуться в любой момент, а ему надо было сделать так много, и первым делом необходимо было помыться — не просто применить очищающее заклятие, этого было недостаточно. Поттер хотел смыть с себя всю грязь, которую оставили на нем насильники, и вымыть из себя мерзкую слизь этих сволочей, которая вытекала из него и слипалась на ногах.  — Фонтис, — произнес Гарри, и в тот же миг из палочки начала брызгать вода. Он осторожно наклонился вперед и, направив струю на поврежденный анус, вдруг почувствовал новый приступ жуткой боли, перед глазами снова встала белая пелена, но не единого звука не сорвалось с его губ. Используя свою палочку, брызгающую водой, в качестве импровизированной клизмы, Поттер принялся тщательно промывать кишечник. Он осторожно вводил ее кончик в задний проход, скрипя зубами от боли, и держал внутри до тех пор, пока не чувствовал позыв к испражнению. Вынув палочку и присев на корточки, он тужился, а из поврежденного ануса выливалась вода с кровью и спермой. Гарри повторял эту процедуру много раз, стараясь очиститься и вымыть из себя всю мерзость, оставленную насильниками. Затем, подойдя к невысокой, широкой бочке, наполненной ледяной дождевой водой, осторожно залез в нее. Боль начала отступать. Он мылся долго, снова и снова набирая в пригоршни воду, плескал себе в лицо, смывая грязь и слезы. Гарри видел, как на животе багровым пятном расплывается кровоподтек, чувствовал, как лицо стало слегка опухать от ушиба, полученного при падении и от удара, когда кто–то врезал ему по замотанной одеялом голове. Колено сильно болело и опухало, и вообще все ноги были в отеках, обещающих стать огромными синяками. Поттер, стараясь не делать резких движений, осторожно вылез из бочки и, применив высушивающее заклятие, пошел к открытой двери. В хижине царил беспорядок — несколько перевернутых стульев, разбитый кувшин с молоком, валяющееся на полу одеяло и его порванные и окровавленные трусы, которыми он подтирался и зажимал кровоточащий анус, а на полу растеклись лужицы из его блевоты, крови и спермы насильников. Гарри вздрогнул и поспешно отвернулся. Где–то на одной из полок в огромном шкафу у Хагрида хранилась крынка с маслом. Гриффиндорец принялся искать ее, а найдя, начал осторожно смазывать поврежденный задний проход, используя масло в качестве лекарства, чтобы хоть как–то смягчить боль и жжение. Так и не одевшись, Поттер стал наводить порядок в домике лесника, уничтожая следы нападения, и не переставая думать о том, кем могли быть его насильники. Гарри понимал, что это нападение не было случайностью, его запланировали, подготовили и руководили. Были исполнители, которые насиловали его, делая грязную работу, и был заказчик, который отдавал приказы, бил и курил ментоловые сигареты. Нападающие точно знали, что Хагрид покинул хижину и отправился в лес, и дело было не в том, что подонки видели свет удаляющегося фонаря. Наверняка об отсутствии великана им рассказал проклятый сквиб Филч, естественно, не бескорыстно. Филч мог видеть уходящего Хагрида и даже поболтать с ним немного, а потом за пару галлеонов продать эту информацию тем, кто готов был за нее заплатить. Не было случайностью, что насильники так легко могли покинуть стены школы. Кроме Гарри, никто из студентов не знал так хорошо всех тайных ходов и туннелей, и наверняка эти подонки вышли в «случайно» не запертую дверь, которую оставил открытой тот же паскуда Филч. Подкупить гнусного завхоза могли слизеринцы, решив еще раз развлечься с ним перед тем, как его вышвырнут из школы — Урхарт не упустил бы напоследок такой возможности, да и средства вполне позволяли проплатить подобную безнаказанную шалость. Гарри швырнул окровавленные трусы в камин, наблюдая, как огонь уничтожает улики очередного насилия над ним, и продолжил размышлять. Нападавшими могли оказаться и те хаффлпаффцы, которые пытались опустить его в первый же день выхода из больницы — тогда ему чудом удалось вырваться от них, да еще и хорошенько врезать двоим ублюдкам, и сейчас среди ночных подонков вполне могли оказаться те самые парни, желая отомстить ему и взять реванш. Да и равенкловцы могли не упустить такую возможность, чтобы попинать ногами «говеного пидора» и прогнать его по кругу, по примеру слизеринцев. Тот парень, Роджер Дэвис, который плюнул ему в сок, и в которого он чуть не запустил пыточным проклятием, мог собрать свою шайку и отыграться за оскорбление, которое нанес ему «грязный педик» в присутствии всей школы. Гарри помнил, с какой ненавистью смотрел на него окровавленный равенкловец, лежа на полу с разбитой рожей. Поттер «склеил» разбитый кувшин, машинально поднял перевернутые стулья и, случайно глянув на темную лужицу на полу, снова невольно вздрогнул. Одна только мысль о том, что это могли сделать гриффиндорцы, заставляла болезненно сжаться сердце. Об этом даже страшно было думать, до чего нелепо и дико было это предположение, но, тем не менее, факты упрямая вещь. Благородные и честные гриффиндорцы в последнее время могли успешно посоревноваться со слизеринцами в подлости и предательстве. Они не стеснялись травить своего бывшего товарища и выгнали его из Гриффиндорской башни. Одна неприятная мысль острой занозой засела в мозгу Гарри — они боялись, что он узнает их, поэтому первым делом накинули ему на голову одеяло, а затем разбили очки, били и насиловали тоже молча, из опасений быть опознанными. Поттер отчаянно старался гнать от себя мысли о том, что на него напали гриффиндорцы, однако эти догадки тошнотворным комком снова и снова накатывали на него, услужливо преподнося все новые факты. Нападающие нашли его палочку сразу же и вышвырнули ее в окно, чтобы он не смог оказать им сопротивление. Они знали о его быстрой реакции, выработанной за годы игры в квиддич в качестве ловца, а о том, что он всегда клал свою палочку под подушку, знал только Рон Уизли… – Нет, Рон не мог этого сделать, — прошептал Поттер, немигающим взглядом глядя на огонь в камине, поглощающий окровавленную тряпку. — Это не Рон, — повторил Гарри, будто пытаясь убедить сам себя. Тот, кто руководил нападением — курил, Уизли же не имел такой привычки. То есть, Рон, конечно–же, как и все ребята еще на третьем курсе пытался выглядеть крутым, но у него никогда не было карманных денег на мелкие расходы, поэтому рыжему приходилось или тырить сигареты у близнецов, или стрелять у сокурсников, но халява обламывалась не регулярно, а когда Рон начал встречаться с Гермионой, то окончательно завязал с этой привычкой. Этот же ублюдок курил, причем ментоловые сигареты, к которым Уизли относился с отвращением. Гарри начал припоминать, что вроде у них в Гриффиндоре все парни, стремясь выглядеть брутальными и крутыми, испытывали подобное отношение к ментоловым сигаретам, считая их «девчоночьим куревом». Поттер попытался вспомнить еще какие–то мелкие детали, которые он мог упустить, чтобы из них, как мозаику, сложить целую картину нападения и вычислить неизвестных подонков. За окнами занимался рассвет. Поттер тяжело вздохнул, отрывая взгляд от огня в камине, и посмотрел на восходящее солнце. Почему–то невыносимо было думать о том, что руководить его истязанием мог Драко Малфой. Гарри почти был уверен, что у того, кто избивал его, на руке было надето массивное кольцо, Малфой же с первого курса носил крупный перстень с родовым гербом… От одной этой мысли почему–то хотелось плакать… Хагрид вернулся под утро и застал Гарри у двери хижины в белой наглаженной рубашке, тщательно заправленной в черные школьные брюки. Даже волосы гриффиндорца, почти всегда взлохмаченные в «легком» беспорядке, сейчас были расчесаны и наконец–то приобрели вид прически. Было видно, что мальчишка долго и тщательно собирался, и создавалось впечатление, что он готовился к выпускному балу — не хватало только галстука–бабочки. Но на Гарри не было ни «бабочки», ни обычного галстука с цветами Гриффиндора, ни мантии с гербом факультета. Только белоснежная рубашка, черные брюки и, кажется, впервые в жизни начищенные и блестящие ботинки. Великан приветливо помахал парню рукой, но тот не обратил на это внимания. Хагрид поспешил к нему навстречу, но вдруг лесничего остановил полностью отрешенный, безразличный к окружающей действительности взгляд Поттера. У парня был такой вид, будто в этом мире уже ничего не может его тронуть. У Гарри были глаза самоубийцы.  — Сынок, да разве ж можно так убиваться, — пораженно произнес великан. — Все будет хорошо, вот увидишь. Альбус Дамблдор…  — Хагрид, у меня нет пиджака, — продолжая смотреть мертвым взглядом в пустоту, вдруг произнес Поттер. – Что? — спросил лесничий, с тревогой глядя на парня, а Клык в это время протяжно заскулил.  — Пиджак, Хагрид, — наконец–то взглянув на великана, повторил Гарри. — Понимаешь, мне нечего одеть на слушание. В том году Уизли дали мне пиджак Билла, он был слегка великоват, но это ничего. А сейчас мне нечего одеть, а без пиджака как–то неприлично. Там соберется столько людей… Хагрид поражено молчал, с тревогой глядя на Поттера, а тот, взглянув на циферблат дешевых маггловских часов, произнес:  — Я пойду, уже пора… черт с ним, с пиджаком, — и слегка прихрамывая, направился в сторону замка.  — Гарри, все будет хорошо! — крикнул ему в след великан, но парень даже не обернулся. Хагрид громко шмыгнул носом, переступил порог и, войдя в хижину, вдруг замер с открытым ртом от удивления — внутри дома царил идеальный порядок.

с кем встречаются звезды «Гарри Поттера. Эмма Уотсон (Emma Watson). Биография. Фото. Личная жизнь

Пожалуй, трудно себе представить хоть одного человека, который бы не слышал или не смотрел фильм о Гарри Поттере. Однако поклонникам больше интересна личная жизнь актеров, росших у них на глазах. Поэтому вокруг подросших кинозвезд постоянно возникают сплетни и догадки. Так, одной из популярных тем для обсуждения является вопрос, встречалась ли Эмма Уотсон с Томом Фелтоном? Ведь молодых людей часто можно было увидеть вместе не только на светских мероприятиях, но и в повседневной жизни. Поводом для подобных разговоров послужило недавнее признание юной актрисы в том, что коллега по съемочной площадке был ее первой любовью. Однако как далеко зашли их отношения и была ли взаимность с его стороны?

Эмма Уотсон влюблена в Тома Фелтона?

Вокруг этой пары всегда царила некая таинственность, ведь никто наверняка не знал, что происходит между актерами. Однако недавно звезда призналась, что испытывала чувства к красавчику Фелтону. По словам популярной актрисы, с Томом она встречалась только на съемочной площадке. Будучи десятилетней девочкой, она была покорена этим «плохим» мальчиком. Каждый день перед началом съемок она просматривала списки актеров в надежде на то, что вновь увидит его. Однако, такое сочетание, как Том Фелтон и Эмма Уотсон, является лишь фантазией и догадкой многочисленных поклонников, которым импонируют оба героя.

Тот факт, что девушка влюблена в своего коллегу для самого молодого актера не новость. Да и девушка не могла и не пыталась . Однако никакой взаимности не последовало. Напротив, Том всем рассказывал о своих братских чувствах к Эмме, чем и разбил сердце юной красавицы. Для двенадцатилетней девочки перенести отвержение парня было непросто, и еще сложнее было при всем этом совмещать работу над фильмом. Молодая актриса призналась, что спустя много лет ее сердце до сих пор болит и не может это принять.

Удивительно то, что Эмме в реальной жизни нравятся плохие парни. Том как раз играл в фильме «Гарри Потер» отрицательного героя, Драко Малфоя. В обычной жизни парень увлекался скейтбордом. Этим он и затронул струны хрупкой души молодой актрисы.

Эмма Уотсон и Том Фелтон вместе?

Работая много лет плечом к плечу, актеры безусловно успели подружилиться. И несмотря на разбитое юношеское сердце, подрастающие звезды остались в хороших отношениях. Более того, их дружба стала настолько близкой, что начали появляться слухи о том, что пара все-таки спустя много лет воссоединилась. И это неудивительно, ведь маленькая девочка превратилась в настоящую леди, хрупкую, изящную и грациозную. И совместные снимки с возмужавшим «плохишом» дали повод для новых слухов об их романе. Некоторые фанаты уже начали строить планы о предстоящей свадьбе Эммы Уотсон и Тома Фелтона. Однако, как бы этого ни хотели поклонники звезд, у парня есть девушка, с которой он часто появляется на красных дорожках. Да и Эмму, недавно расставшуюся со своим бойфрендом Мэтью Дженни, стали все чаще замечать в присутствии принца Гарри, наследника британского престола.

Сегодня Том Фелтон и Эмма Уотсон встречаются исключительно на светских мероприятиях и во время съемок. Однако они поддерживают теплые отношения и с улыбкой на лице вспоминают о былых юношеских временах и звездной красотки. А целуются Том Фелтон и Эмма Уотсон только по-дружески, так как у каждого своя личная жизнь.

Читайте также
  • 10 фактов об Эмме Уотсон из-за которых ее бы не взяли в Хогвартс

Как видим, жизнь молодых людей кипит. Карьера простой девчушки, сыгравшей роль Гермионы Грейнджер, стремительно растет. Иногда пути бывших коллег по съемочной площадке пересекаются в совместных проектах, однако после они идут своей дорогой.

Мы уже рассказывали тебе (25). Как ни странно, в век высоких технологий еще остались конспираторы, о которых почти невозможно найти информацию в Интернете. Новый ухажер Эммы как раз из их числа. Но нам все же удалось кое-что раздобыть для тебя, поэтому давай знакомиться с этим счастливчиком!

Если ты еще не в курсе, молодого человека зовут Уильям Найт (35), он родился и вырос в Нью-Йорке и является признанным гуру в компьютерном мире.

Уильям является выпускником Принстонского университета в Нью-Джерси , где он изучал экологию и эволюцию биологии. Но на этом Найт не остановился и поступил в другой, не менее престижный университет − Columbia Business School на Манхэттене .

Возраст Уильяма не стал преградой для отношений − как известно, он на 10 лет старше Эммы Уотсон .

Уильям Найт очень щедр. Молодые люди встречаются около четырех месяцев, но он уже успел свозить любимую на курорт. Пара отдыхала на роскошной вилле у Тихого океана . Недельная аренда этой виллы обошлась Найту в £7 тысяч, но он распрощался с этой солидной суммой не задумываясь. Еще бы, ведь с ним сама ! На отдыхе пара неохотно выбиралась в люди. Единственное место, куда Уильям выводил Эмму , – это кафе Big Sur .

В целом же Уильям − обыкновенный парень. Ему не интересны Голливуд и закулисные игры шоу-бизнеса. Как известно, именно это и зацепило Эмму . С ним она может расслабиться, не говорить о работе и не бояться, что мужчина просто хочет погреться в лучах ее славы.

В течение последних пяти лет Уильям работает старшим менеджером в технической компании , которая продает программное обеспечение, позволяющее обрабатывать сообщения обратной связи.

Не переживай, мистер Найт не сидит целыми днями перед монитором. Он заядлый путешественник, более того, активно участвует в марафонских забегах.

11-летняя Эмма Уотсон проснулась знаменитой после премьеры фильма «Гарри Поттер и философский камень» – первой из восьми экранизаций «поттерианы».

Молодая актриса не оказалось заложницей роли талантливой волшебницы Гермионы Грейнджер. Помимо успехов на актерском поприще, она реализовала себя в качестве фотомодели.

Популярность и деньги не сделали Эмму Уотсон равнодушной к проблемам современного общества. Она – посол доброй воли ООН, выступает против гендерного неравенства, за что в 2015 году издание Observer наградило ее званием активистки года.

Детство

Эмма Шарлотта Дуэррэ Уотсон появилась на свет в Париже 15 апреля 1990 года, в семье адвокатов – француженки Жаклин Льюсби и англичанина Криса Уотсона. По одной версии, девочка получила имя в честь бабушки по отцовской линии, а по другой – в честь хорошей знакомой семьи.


Когда девочке исполнилось пять лет, ее родители развелись. Отец вернулся на родину, и, чтобы не травмировать психику малышки и ее младшего брата Алекса, Жаклин решила тоже перебраться в Англию. Поэтому детство маленькая Эмма провела, что называется, на два дома: она жила вместе с мамой в Оксфорде, а по выходным гостила у отца в Лондоне.


В три года Эмма впервые заявила, что мечтает играть в театре, а уже в семь лет получила свою первую «актерскую премию» – за чтение стихов на школьном соревновании среди чтецов поэзии имени Дэйзи Прэтт.


Видя стремление малышки к сцене, мама отдала ее в актерскую школу Stagecoach Theatre Arts. На ее подмостках девочка побывала злой ведьмой Морган в постановке «Короле Артуре: годы юности», Ласточкой из спектакля «Ласточка и Принц», сердитой кухаркой из «Алисы в стране чудес», а так же исполняла главную женскую роль в сказке «Счастливый Принц» по Оскару Уайлду.

Эмма Уотсон и «Гарри Поттер»

Именно преподаватели школы Stagecoach отправили портфолио Эммы менеджеру, который подбирал актеров для экранизации бестселлера британской писательницы Джоан Роулинг «Гарри Поттер и философский камень».

Первые пробы Рэдклиффа, Грина и Уотсон

Эмма Уотсон не питала иллюзий по поводу своих актерских возможностей и просто радовалась, что прошла дальше первого тура. В свою очередь, продюсер Дэвид Хэйман был просто поражен уверенностью 8-летней девочки, которая за восемь этапов легко обошла более тысячи конкуренток, среди которых были и профессиональные актрисы. Выбор одобрила и Джоан Роулинг – писательница держала кулаки за девочку с самой первой пробы.


Успешно прошедшую все прослушивания девочку познакомили с Дэниелом Рэдклиффом и Рупертом Грином . Вместе с ними ей предстояло работать следующие 12 лет, полных тяжкого труда на съемочной площадке и ярких впечатлений.

Ожидаемая миллионами поклонников книг Роулинг премьера «Гарри Поттера и философского камня» состоялась 4 ноября 2001 года. Уже в первый день фильм побил рекорд по количеству зрителей, а впоследствии стал самой кассовой лентой 2001 года.


Критики высоко оценили игру трех юных актеров; многие акцентировали внимание именно на Эмме Уотсон. Издание The Daily Telegraph оценило воплощение Гермионы Грейнджер как «восхитительное», а обозреватель развлекательного медиа Imagine Games Network заявил, что Эмма Уотсон затмила всех. В том же году девочке присудили премию Young Artist Award в номинации «Лучшая женская роль».

Интервью с маленькой Эммой Уотсон (2001)

Гонорар Эммы – 125 тысяч долларов – родители Эммы положили на банковский счет, чтобы оплатить ее будущую учебу. Но часть этих денег все-таки пошла на шикарную вечеринку для друзей Эммы в честь завершения съемок первой части саги.


Девочка подчеркивала, что после феноменального успеха «Поттера» ее жизнь не сильно изменилась: ей, как и прежде, приходилось присматривать за младшим братом и самой застилать постель.

Образование

Съемки первой и последующих частей проходили едва ли не круглый год, поэтому Эмме пришлось перевестись в Хидингтонскую школу для девочек, где была возможность обучаться дистанционно. Даже когда работа над фильмом шла полным ходом, Уотсон и ее товарищи ежедневно усердно зубрили школьную программу по пять часов. В 2006 году, в промежутке между четвертой и пятой частью «поттерианы», девушка получила сертификат об окончании школы. В табеле у нее красовались восемь «5+» и две пятёрки.


В 2008 году Эмма окончила летние курсы актерского мастерства Королевской академии драматического искусства в Лондоне, после чего продолжила обучение в Брауновском университете, США. Среди ее любимых курсов были геология и литература.


Перед вступительными экзаменами в университет появились слухи, что Эмма не собирается играть в шестой части саги. «Я не хотела быть целиком зависимой от съемочного процесса в течение ближайших трех лет», – заявила она в одном из интервью. Но ее уход поставил бы крест на титаническом труде сотен людей, работавших над предыдущими частями. Представителям «Warner Bros» все-таки удалось убедить ее остаться. О размере ее гонорара за шестую часть история умалчивает. Чтобы принять участие в съемках, актрисе пришлось взять академический отпуск.


Весной 2014 года актриса все-таки окончила Брауновский университет, получив степень бакалавра в области английской литературы.

Другие роли Эммы Уотсон

«Есть ли жизнь после Гермионы?», – задавались вопросом многие поклонники актрисы после премьеры второй части «Гарри Поттера и даров смерти», которая вышла на экраны в 2011 году, эмоционально подытожив эпопею о приключениях юных волшебников. Отвечаем – да, определенно есть.


Первой ролью, которую Эмма Уотсон сыграла за рамками саги о Гарри Поттере, была балерина Паулина Фоссил в телеадаптации романа «Балетные туфельки» Стритфилда Ноэля. Лиричный фильм для семейного просмотра был тепло встречен зрителями. Особенно растрогали публику близняшки Нина и Люси, роль которых исполнили сводные сестренки Эммы.


В 2009 году Эмма подписала контракт на съемки в французской мелодраме «Наполеон и Бэтси» режиссера Леона Гатеса. Сценарий описывал взаимоотношения Наполеона Бонапарта, коротающего дни в ссылке на острове Святой Елены, и маленькой девочки, дочки местного чиновника. Увы, проект так и не был запущен в производство.


В 2009 году зрители могли видеть ее в фильме «7 дней и ночей с Мэрилин». Роль ассистентки Люси была небольшой, но запоминающейся – повзрослевшая Эмма Уотсон была как всегда неподражаема.


Через год на экраны вышел фильм «Хорошо быть тихоней» (экранизация одноименного романа Стивена Чбоски). История рассказывала о стеснительном и непопулярном пареньке Чарли, который повстречал людей, которые наконец по-настоящему его поняли и приняли в свою компанию. На съемочной площадке Эмма Уотсон подружилась с Логаном Лерманом (Чарли) и Эзрой Миллером (Патрик).

Лучшие роли Эммы Уотсон

В 2013 году она сыграла самоуверенную воровку в фильме «Элитное общество» Софии Копполы. Также она появилась в комедийном фильме-катастрофе «Конец света 2013: Апокалипсис по-голливудски». Как и остальные голливудские звезды, занятые в проекте, она сыграла саму себя. По сюжету Сет Роген , Джеймс Франко , Ченнинг Татум , Джона Хилл и другие гости сумасшедшей вечеринки просыпают конец света и пытаются выжить.

Весной 2014 года она исполнила роль Илы, приемной дочери библейского Ноя, в фильме Даррена Аронофски «Ной».


В начале 2016 года девушка заявила, что на год оставит актерскую деятельность и посвятит время саморазвитию. «Моя цель — прочитывать за неделю две книги. Одну для себя, другую для моего феминистского проекта «Наша книжная полка»», – поделилась она в одном из интервью.

Эмма Уотсон в модельном бизнесе

Карьеру модели Эмма Уотсон начала в 2005 году. Первой профессиональной фотосессией 15-летней девочки стали съемки для журнала Teen Vogue. Ее фотография украсила обложку ноябрьского номера.


Три года спустя британские СМИ объявили, что модный бренд Chanel меняет лицо рекламной кампании с Киры Найтли на Эмму Уотсон, но, как оказалось, кто-то пустил в прессу дезинформацию.

В том же году Эмма стала лицом осенне-зимней коллекции 2009/2010 «Burberry», а через полгода – весенне-летней. В рамках весенней рекламной кампании она вместе с мужчиной-моделью Максом Хардом снялась в клипе группы One Nigt Only на песню «Say You Don`t Want It».

One Night Only – Say You Don»t Want It

Чуть позже Уотсон заключила контракт с маркой этичной одежды People Tree – она консультировала представителей бренда по вопросам дизайна весенней линейки. Результат ее усилий оказался на прилавках в феврале 2010 года. Коллекция была тепло встречена читателями Teen Vogue, Cosmopolitan и People.


В 2011 году Эмма была удостоена награды Style Icon. Премию ей вручила провокационный модельер Вивьен Вествуд в рамках церемонии Elle Style Awards. В это же время актриса стала новым лицом компании Lancôme.

Май 2013 года ознаменовался выходом журнала GQ с Эммой Уотсон на обложке. Актриса предстала в образе Джулии Робертс из «Красотки».


В 2014 году Эмма Уотсон выиграла номинацию Best British Style премии British Fashion Awards, обойдя серьезных конкурентов – Киру Найтли, Кейт Мосс и Дэвида Бэкхема . Тогда же девушка призналась, что своим кумиром и модным компасом всегда считала Элизабет Тейлор .

Общественная деятельность

Инициативная и энергичная девушка давно поняла, что благодаря высокому положению в обществе может стать рупором для тех, кто не имеет возможности открыто заявить о своих проблемах.

Сильнее всего ее волнуют проблемы неравенства мужчин и женщин. Именно этой теме была посвящена ее речь в штаб-квартире ООН. Актриса запустила кампанию HeForShe, лейтмотивом деятельности которой стала борьба с угнетением женского пола.

Речь Эммы Уотсон в ООН (русские субтитры)

Называя себя феминисткой, Эмма Уотсон всегда добавляет, что мужчины не меньше женщин страдают от половых стереотипов: «Я хочу, чтобы мужчины вступили в эту борьбу. Чтобы их дочери, сестры и матери смогли освободиться от предубеждений. Чтобы их сыновья могли позволить себе быть ранимыми и показывать свои чувства».


Уже упоминавшийся выше проект «Наша книжная полка» – тематический виртуальный книжный клуб для феминисток, созданный при участии Уотсон.

Увлечения Эммы Уотсон

В школьные годы Уотсон полюбила спорт, изобразительное искусство и современную музыку, в частности Брайана Адамса , Dido и Сюзанну Вега. С классической музыкой, как, впрочем, и с оперной, отношения у Эммы не сложились. Зато папа привил ей любовь к рок-н-роллу: с детства актриса слышала в доме песни Элвиса Пресли и Чака Берри .


Эмма признается, что ее кумиром и одной из самых любимых актрис является Джулия Робертс. Она с удовольствием смотрит фильмы и с Голди Хоун и Сандрой Баллок . Один из ее любимых актеров – это Джон Клиз, который сыграл в «поттериане» Почти-безголового-Ника, привидение Гриффиндора.

Девушка обожает итальянскую кухню (а особенно пиццу) и шоколад. Эмма любит читать (ее любимый детский писатель – американец Роальд Дал), однако девушка не так сильно увлекается литературой, как Гермиона Грейнджер.

Личная жизнь Эммы Уотсон

Актриса не любит распространяться о своих романах, так как боится, что популярность отпугнет ее бойфрендов. Тем не менее, кое-какая информация о ее кавалерах просочилась в прессу.

Эмма Уотсон призналась, что в 10 лет была влюблена в своего коллегу по съемкам Тома Фелтона, более известный зрителям как Драко Малфой.

Всем привет! Давно я не добавляла новостей из-за моей бесконечной учёбы, но в появилось время и я хочу вам рассказать о личной жизни Эммы . Надеюсь вам понравиться моя статья!

Предисловие.

Поговорим о перчатках… Каждая модница знает, что эта деталь туалета принесёт изысканности её образу. Они бывают разные : шёлковые, кожаные, прозрачные, тёплые и не очень, а каких они бывают разных расцветок… Париж , Лондон , а также все дизайнеры мира готовы украсить нежную женскую ручку даже самых капризных девушек.

Завершаю моё вступление следующей цитатой: «Она меняла возлюбленных, как перчатки. Перчаток она никогда не меняла » — Эмиль Кроткий.

Какие же перчатки Эмма Уотсон примеряла в бутиках кутюрье?!

Итак, первой из них оказался счастливчик некий Том Дакер . Звезда школьной футбольной команды, любимец многих, вряд ли мог подумать, что заслужит расположение знаменитой на весь мир актрисы . В Тома Эмма была влюблена ещё с юных лет, но как это часто бывает, эта была односторонняя любовь… Теперь же всё изменилось…

Парочка стала проводить время не только на публичных мероприятиях, но и на всевозможных вечеринках . Также следует сказать, что влюблённые провели вместе каникулы на Французской Ривьере (юго-восточный берег Средиземного моря во Франции), естественно, за счёт нашей Эммы. Причиной разрыва стало стремление Тома всё время поразвлечься и завязать новые знакомства. Его не раз можно было заметить на фотографиях с какой-нибудь девушкой и, уж точно, он не думал о звезде Гарри Поттера в эти моменты своей жизни.

Хотелось бы прокомментировать эту ситуацию.

Первый парень Эммы был просто обыкновенным ловеласом, в которого, возможно, была влюблена вся школа, не исключением оказалась и Эмма. Мисс Уотсон наивно думала, что её популярность поможет изменить ситуацию с её чувствами к этому молодому человеку, но Том просто воспользовался славой девушки, покрутился среди известных людей, хорошо провёл время и, естественно, оказался при своих принципах и идеалах. Я думаю, что это было первое разочарование у нашей актрисы .

Следующим молодым человеком, хотя я думаю, что это был просто друг стал Рафаэль Себриан , к которому, скорее всего, приревновал Джей Бэрримор , о нём я расскажу далее. С испанцем девушка ходила на курсы в Королевской академии драматического искусства в Лондоне и встретились они снова, когда Эмма поступила в университет Брауна в 2009 году. Так как актриса только начала осваиваться в Америке, то она была рада увидеть знакомое лицо и с тех пор они стали практически не неразлучны. Мисс Уотсон , как мы знаем, любила хоккей на траве, но посмотреть его вживую в Англии у неё не было возможности. Теперь же в США она не хотела упускать свой шанс и стала посещать матчи НХЛ вместе со своим старым-новым другом. Для Рафаэля, человека из страны, в которой не играют в этот вид спорта было странным проводить так своё время , но затем он привык и составлял везде компанию нашей красавице. Но папарацци не заставили себя ждать и в интернете появились фотографии, где Рафаэль касается губами щеки Эммы Уотсон .

Сразу полетели обвинения в адрес девушки, что она неплохо проводит время с якобы своим «другом» оставив в Англии, скучающего по ней Джея ! Эх, Эмма надо осторожнее заводить друзей…

Я думаю, что для Эммы Рафаэль был, именно другом, в полном понимании этого слова, который помог ей познакомиться и освоиться в новой стране и не чего более… А всякие снимки, подтверждающую их «любовь » не стоят и гроша. Сколько раз у нас так встречается в жизни — чуть ближе встанешь к парню, наклонишься как-то не так и понеслось… Ты что с ним встречаешься?! А кто он, а что он?!! Так что, милые барышни этого сайта, следите за собой, а то многие ваши действия поймут не так как вы хотите и произойдёт подобная ситуация как у Эм!

Теперь следует рассказать о незабвенном Джее . В первый раз мы могли увидеть финансиста на церемонии в 2008, затем появились совместные фото пары с отдыха на острове , а потом Джей стал сопровождать Эмму практически на всех мероприятиях. В ноябре 2009 года они были замечены, когда они отдыхали на Ямайке .

Несмотря на столь серьёзную разницу в возрасте пара была вместе довольно долго. Только в марте 2010 года появилась информация о том, что 19 — летняя актриса рассталась с 28 — летним бойфрендом и, по слухам, причиной была в том, что Эмма училась в США, а Джей работал в Англии .

Поднимите руки те, кто верит в эту ерунду?? Никто?? Я удивлена. Скорее всего причиной разрыва стал вышеупомянутый Рафаэль и интересные фотографии. Бэрримор , просто понял, что, когда она в другой стране поддерживать с ней связь не удастся, а её знаменитость привлечёт к ней очередную пассию и, разумеется, разница в возрасте дала о себе знать.

Лично я признаюсь, когда услышала об их отношениях и увидела фотографии первым делом подумала : что за дядя рядом с нашей Эммочкой ??? А фото где они целуются во время съёмок Даров Смерти меня просто сразили наповал. Но всё, что не делается, как говориться к лучшему… Думаю хорошо, что она с ним рассталась , так лучше для Эмс.

Далее расставшись с Джеем, новый роман не заставил себя долго ждать. Уже летом 2010 года Эмма нашла себе нового бойфренда и до последнего утверждала, что он всего лишь «друг». Да, мы верим, особенно, когда увидели снимки целующейся пары. Девушка как всегда лукавит, чтобы лишний раз не привлекать к себе внимание, но делает она это весьма неосторожно. Джордж Крейг — вокалист группы Оne Night Only , в клипе которого на песню «Say You Don»t Want It» cнялась девушка в образе стильной рокершы. Также Эмма вместе с этим молодым человеком участвовала в съёмках коллекции Burberry Весна/Лето 2010 , где и познакомилась с Джорджем. Долгое время у них были дружеские отношения — Крейг присылал свои записи Эмме в Соединённые Штаты, где она продолжала учиться и та была просто в восторге от его музыки. В июне 2010 года Джордж составил компанию Эмме на музыкальном фестивале Гластонбери , где они замечательно провели время.

Но уже в августе этого же года Джордж опроверг слухи об романе с Эммой , заявив что они слишком заняты своими собственными делами. Отношения пошли на убыль.

Я считаю, что хорошо, что Эмма порвала с ним. Гламурный музыкант в стиле уни-секс наврядли мог бы стать достойным кандидатом для девушки. Да он выглядит, как человек нетрадиционной ориентации! Видимо, что бы быть успешным исполнителем в сегодняшнее время нужно делать вид, что ты гей… Печаль…

Сколько же сплетен ходило по поводу их отношений! То он якобы использует Эмму для продвижения в актёрской деятельности, то ещё что-нибудь. Была информация , что актриса звала Джонни в дом своих родителей для знакомства, но он не поехал. Потом Симмонс приглашал Эмму на свой День Рождения в ноябре, но тут уже мисс Уотсон не захотела или не смогла с ним встретиться. Вообщем, очередная любовь прошла мимо…

Мне кажется этот выбор Эммы не лучше прежних. Холёный парень как-то абсолютно не смотрится с ней, но с другой стороны главное, чтобы она была счастлива…

Но не тут то было, после разрыва с Джонни Эмма была на встрече с актёром Джонни Деппом в компании оксфордского студента.

Затем отмечала Рождество с другим молодым человеком.

А уже в 2012 году встречалась с ещё одним старым другом.

Всех, наверно, не перечесть… Будем следить и дальше за отношениями Эммы .

В качестве вывода хочу сказать, что несмотря на то, что мы все любим Эмму , можно сказать, что она ветреная девушка, так как не проходит и двух месяцев как она встречается уже с другим. Не правда ли парни для неё словно перчатки? Посмотрим, что будет далее…

Как я и думала, новые подробности личной жизни Эммы Уотсон не заставили себя долго ждать. В 2012 году девушка стала много проводить времени с молодым человеком по имени Уилл Адамович . Расскажу о нём подробнее. Уилл родился в Бостоне . Парень увлекается теннисом, раньше играл за свою команду в Бостонском университете. Он певец-любитель , свои песни он записывал со своим одноклассникам. Теперь из-за учебы в Оксфорде бойфренд Эммы записывает все сам.Также Уилл работал в компании The Case Pacific Company (Калифорния) и занимался маркетингом. Теперь немножко интересных фактов об их отношениях с мисс Уотсон. Пара познакомилась на кампусе. Девушка посетила концерт , на котором Уилл пел. Эмма была околдована его неожиданно низким, даже немного хрипловатым но очень приятным голосом и, конечно же, его привлекательной внешностью.

Что же касается музыкального фестивале Coachella , который актриса посетила на своём Дне Рождении, то это был подарок Уилла . По фотам мы видим, что влюблённая пара провела прекрасно время наслаждаясь романтикой ночи. Ну что же? Будем надеяться, что эти отношения продержатся дольше. Пожелаем Эмме и Уиллу удачи .

А пока, послушаем одну из его песен — The bus.

В 2012 году британская актриса Эмма Уотсон наконец приоткрыла некоторые закулисные секреты ее съемок в фильме «Гарри Поттер», включая то, как ее звездный коллега Том Фелтон разбил ей сердце.

Возможно, Эмма Уотсон, которая сыграла роль Гермионы в «Гарри Поттере», встречалась с Томом Фелтоном, актер сыграл роль зловещего Драко Малфоя? К сожалению, этого не произошло. Как призналась Эмма, в ее 10-12 лет она просто бредила Томом, который не обращал на нее никакого внимания.

«В возрасте 10-12 лет я действительно была влюблена в Тома Фелтона. Я собиралась на работу и постоянно хотела знать будет ли он там. Мы любим плохих парней, а у него к тому же был скейтборд! Это и сделало свое дело!» — поделилась Эмма. «Он знал, что я была по уши влюблена в него, но всегда говорил, что я для него не более, чем младшая сестренка. Это разбило мне сердце. Оно до сих пор болит!» — говорила Уотсон.

Эмма пыталась стать такой, как Гермиона. Дело дошло до того, что ее личная жизнь была под влиянием той роли, которую она сыграла. «Она так невинна, так хороша, что на ее контрасте все выглядит уродливым. Я вообще ношу рваные джинсы, вот что бы сказала Гермиона по этому поводу?»

Эмма говорила, что позже боялась играть другие роли, потому что думала, что не справится с заданием. Она не знала, сможет ли действительно стать актрисой. Уотсон говорила о том, что Гермиона была похожа на нее саму, именно поэтому играть одну и ту же роль на протяжении 10 лет актрисе было несложно. Тем не менее, актриса переборола свои страхи и начала сниматься в новых картинах.

Эмма о Томе Фелтоне

«Он был моей первой любовью!» — делалась Эмма своими душевными переживаниями с журналом Seventeen. «Он всегда это знал! Сейчас мы смеемся над этим. Мы – прекрасные друзья, и это круто!» на данный момент Том Фелтон встречается со своей подругой Джейд Оливией. Девушка признается, что когда дело доходит до знакомства, то она становится ужасным игроком! «Я так нетерпелива! Это одна из моих наихудших черт характера. Если я хочу видеть кого-то, то я встречусь с этим человеком, а если нет, то нет! Мои друзья советуют мне научиться играть в эти любовные игры и поменьше болтать парню всякие глупости, типа «ты мне нравишься, пошли погуляем»! Друзья говорят, что это парень так должен делать, а не девушка. Это кошмар какой-то! До сих пор не пойму эту тактику!»

«Поцелуй с Эммой — это чуть ли не самое противоестественное занятие в моей жизни» — Look At Me

На этой неделе в кинотеатрах вышла заключительная часть поттерианы — фильм «Гарри Поттер и Дары смерти: Часть II». По этому случаю Look At Me публикует интервью с актером Рупертом Гринтом, исполнявшим все эти десять лет роль Рона Уизли, ближайшего друга Гарри. Двадцатидвухлетний Гринт, повзрослевший на съемочной площадке, рассказал о съемках в заключительной части «Гарри Поттера», о поцелуе с Эммой Уотсон, прощании с миром Роулинг и надвигающейся ностальгии.

 


 

Как ты себя чувствуешь после того, как «Гарри Поттер» подошел к концу?

Спасибо, у меня все хорошо. До сих пор непривычно говорить о самом последнем фильме, но я как-нибудь смирюсь с этим. Мы закончили съемки около года назад, и я с тех пор чувствовал себя немного потерянным, даже не знаю, чем теперь заняться. «Поттер» был неотъемлемой частью моей жизни, и когда все так внезапно подошло к концу, стало довольно грустно.

Зато теперь ты свободен от обязательств, можешь делать что-нибудь новое. Вот, Эмма Уотсон, к примеру, коротко подстриглась. А ты что делать хочешь?

Ой, очень много. В основном, всякие травмоопасные виды спорта, которыми было запрещено заниматься по контракту. Вот сейчас я увлеченно катаюсь на лыжах. То есть да, чувство свободы появилось: можно делать вообще что угодно — это даже пугает немного. Уже год прошел, а я все не могу избавиться от ощущения опустошенности, будто чего-то в жизни не хватает. Больше всего пугает мысль о том, что мы не вернемся на съемочную площадку через год, вот тогда-то меня и накроет по-настоящему. Я искренне буду скучать по франшизе и по всей съемочной группе.


Я знал Эмму с девяти лет и внезапно должен был ее страстно целовать — это было очень странно


 

Во второй части «Даров смерти» у тебя большой поцелуй с Эммой, да?

Ага, да у нас есть сцена с поцелуем, и она была достаточно сложная. Наша главная задача была в том, чтобы все это выглядело достоверно, как будто бы мы очень хотели поцеловаться, хотя все было совсем наоборот. Я знал Эмму с девяти лет и внезапно должен был ее страстно целовать — это было очень странно.

И как все прошло в итоге?

Весело. Я повторюсь, никто из нас не предвкушал этого поцелуя, потому что ну уж очень давно мы знакомы. Вообще поцелуй с Эммой — это чуть ли не самое противоестественное занятие в моей жизни. Но, конечно, эту сцену ждали очень многие, особенно фанаты книги. Они вроде бы ждали ее ровно с того момента, когда был только малейший намек на то, что это может произойти. И естественно мы чувствовали давление, поэтому старались делать все правильно, чтобы сцена получилась как надо. Но все равно это было странно.

Во время съемок «Поттера» тебе приходилось делать какие-нибудь трюки, особенно в последней части — случались ли какие-нибудь происшествия?

К моему удивлению, ничего чрезвычайного не происходило. Мы довольно много бегали, прыгали на кучи щебня, но все прошло без происшествий. Не было никаких травм ни у меня, ни у других членов съемочной группы, было лишь одно веселье.

С кем из съемочной группы ты общаешься до сих пор?

Так или иначе, мы все стараемся оставаться на связи, потому что мы так долго были вместе и просто так это никуда не денется. Но больше всего я общаюсь с близнецами, моими братьями по фильму.

В крикет играете?

Ага, и в гольф.

 


В предыдущих фильмах Рон был этаким лояльным и чуть трусливым котом, который постоянно орал


 

А как тесно общаешься с Дэниэлом и Эммой?

Общаемся по возможности. Понимаете, мы всегда заняты и живем довольно далеко друг от друга. Во время съемок «Гарри Поттера» мы общались практически каждый день на протяжении всех этих лет, через очень многое вместе прошли, и я думаю, что мы теперь навсегда останемся друзьями.

Как думаешь, из-за разных графиков вам теперь придется выделять в своем расписании специальное время для встречи втроем?

Надеюсь, что так и будет, это все-таки был очень особенный опыт, и мы прошли через все это вместе. Теперь это навсегда с нами и было бы хорошо знать, что мы продолжим держать связь. Думаю, так все и будет.

Какой из фильмов франшизы стал для твоего героя самым поворотным в плане взросления и получения большой жизненной мудрости?

Последние два фильма. Рон всегда был сложным подростком, но в первой и во второй части «Даров смерти», особенно в первой, в нем можно увидеть незащищенность, паранойю, зависть и прочие штуки. И для героя это было самое интересное время. В предыдущих фильмах Рон был этаким лояльным и чуть трусливым котом, который постоянно орал. Поэтому именно в последних фильмах мне больше всего пришлось попотеть над раскрытием героя.

Можешь назвать любимый реквизит из фильма? Что-то такое, что ты хотел бы иметь в реальной жизни?

Летающую машину!

У тебя остались какие-нибудь вещи, которые будут напоминать о «Поттере», какой-то реквизит, который ты захватил с собой?

Да, но не реквизит. По этому поводу были очень строгие правила — брать с собой реквизит запрещалось.

А был соблазн?

Еще бы. Все было таким соблазнительным, все эти маленькие волшебные штучки. Но было нельзя. Но кое-что, конечно, у меня осталось.

Что ты чувствуешь, когда, например, во время премьеры люди выкрикивают твое имя?

Ну, это довольно круто. То есть этого никогда не бывает много. Так что я пытаюсь получить максимум от этого — к тому же есть вероятность, что это никогда не повторится.

 


Каждый раз, когда я говорил «чертовски», я испытывал легкое волнение, потому что казалось, что я ругаюсь


 

У всех этих ощущений должен быть какой-то печальный подтекст. Ты вырос вместе с «Гарри Поттером», и теперь для тебя должно быть очень странно прощаться с этим миром.

Да. Это странно. Все так, как будто я прощаюсь со своим детством. И все, что происходило, оставило после себя колоссальный след. Даже слово «колоссальный» не может описать все то, что случилось. Это было большой частью моей жизни, очень грустно видеть, как все кончается.

 

Взросление на съемочной площадке: 2001Взросление на съемочной площадке: 2002Взросление на съемочной площадке: 2003Взросление на съемочной площадке: 2004Взросление на съемочной площадке: 2005Взросление на съемочной площадке: 2006Взросление на съемочной площадке: 2007Взросление на съемочной площадке: 2008Взросление на съемочной площадке: 2009Взросление на съемочной площадке: 2010Взросление на съемочной площадке: 2011

 

Какие самые приятные воспоминания ты унесешь с собой со съемочной площадки «Поттера»?

Их было так много, каждый день случалось что-то особенное. Я точно запомню первый день, потому что это было что-то совершенно новое в моей жизни. Я ведь до этого никогда не снимался в кино, просто ходил в школу и понятия не имел, как снимаются фильмы и что это так весело.

За время съемок у тебя появилась любимая фраза?

Хм, сейчас у меня такая каша в голове, но я помню, что много раз повторял «чертовски» (bloody. — Прим. ред.), и каждый раз, когда я говорил «чертовски», я испытывал легкое волнение, потому что казалось, что я ругаюсь.

Как там твой фургончик мороженщика?

С ним все хорошо, спасибо. По правде говоря, в последний день съемок я приехал именно на нем и всех угощал мороженым.

А ты сам делаешь мороженое?

Типа того, там стоит такая установка, которая делает все за тебя.

Не пытался сам изобретать новые вкусы мороженого? Это был бы бестселлер среди фанатов «Поттера».

Наверняка! Но пока не знаю, хотя это было бы очень круто. Возможно, когда-нибудь я найду для этого время.

 


Я и дальше хочу быть актером, делать разные интересные вещи, в общем, идти дальше и не останавливаться


 

Как ты думаешь, что именно заставляет такое количество людей сходить с ума по «Гарри Поттеру»?

Даже не знаю. Я до сих пор удивлен, что все эта вселенная настолько популярна и с каждым годом она становится только популярнее и популярнее.

Самые преданные фанаты ради билета на премьеру готовы разбивать целый лагерь и ночевать в очереди у кассы. Ты бы мог сделать чтото такое? Ради чего?

Хм, не знаю. Это все-таки достаточно уникальное поведение. Я думаю, что вряд ли. Да и ночевать в палатках я терпеть не могу!

Ты был рад вновь увидеть Дэна и Эмму во время рекламной кампании к последнему фильму?

Еще бы, было классно снова всех увидеть. Это было достаточно важно для всех нас. Что-то типа встречи выпускников.

А вы когда вместе собираетесь, обсуждаете «Поттера»?

Вообще-то нет. Ну, то есть очень редко. Мы ведем себя как совершенно обычные друзья.

Чем займешься дальше?

Пока не знаю. Я и дальше хочу быть актером, делать разные интересные вещи, в общем, идти дальше и не останавливаться.

Что насчет фильм об Эдди Игли? (Британский прыгун на лыжах с трамплина, прославившейся тем, что постоянно занимал только последние места. — Прим ред.)

Он вроде будет снят, и я очень жду этого. Эдди — отличный герой. Должно быть очень весело играть и переживать его историю.

Ты прыгал с трамплина? Боишься высоты? Все эти прыжки выглядят довольно страшно.

Нет, никогда не прыгал, но почему бы и не попробовать. Хотя и вправду страшно. Эдди был немного слеповат, может это помогло ему справиться со страхом.

Ну и напоследок — если бы ты мог путешествовать назад во времени и дать себе совет, чтобы ты сказал себе десять лет назад? 

Наслаждайся жизнью и не воспринимай ее слишком серьезно. Веселись. 

 

Интервью: Вики Дирден, IFA

 


Читайте также


Двадцать лет спустя» — читать онлайн бесплатно, автор

Название: Двадцать лет спустя

Оригинальное название: Twenty years later

Автор: RebaWilliams

Переводчик: Катюха

Ссылка на оригинал: Twenty years later

Разрешение на перевод: получено

Бета: Amica, Lacrimosa

Пэйринг: ГП/ДМ, ГП/н.п., ДМ/н.п.

Рейтинг: NC-17

Жанр: Romance/Drama/Angst/Flaff

Размер: Макси

Статус: Закончен

Дисклаймер: Все герои принадлежат Дж. К.Роулинг

Саммари: Никто не знает, что произошло с Гарри на утро после вечеринки по случаю его двадцатипятилетия.

Глава 1.

Двадцатипятилетие.

31 июля 2005г.

‘Боже, почему я согласился притащиться сегодня сюда с ребятами? Ненавижу все это; они только и делают, что трещат о чертовой последней битве, или гребаном квидиче, или просто сплетничают. Черт! Ненавижу! О, боже…

— Вот и наш новорожденный, — выкрикнул Рон из-за стола в Трех метлах, когда вошел Гарри. — С днем рожденья!

Все в баре повернулись, чтобы увидеть смущенную улыбку на лице Поттера.

«Я убью его, все знают, что я могу заавадить и без палочки, и никто не отследит меня. Черт, и почему я на это только согласился».

— Спасибо, Рон… Симус, Дин, Невилл, как вы все поживаете? — Гарри пожал руки своим бывшим однокашникам. — Черт, Невилл, отлично выглядишь! Сколько я уже тебя не видел… лет пять? И тебя тоже с днем рожденья. Как Луна?

— Хорошо, снова беременна, нашим третьим ребенком, но все нормально. Она попросила передать тебе послание, ммм… она записала его, чтобы я не забыл. — Все усмехнулись, когда Невилл начал рыться по карманам в поисках клочка пергамента. — Вот оно: «Гарри, ты стоишь сейчас на распутье, и какой путь ты себе сейчас изберешь, тем тебе и следовать всю жизнь, но это не тот путь, который приведет тебя туда, где ты должен быть». Что за черт это означает. Я люблю ее до смерти, и даже спустя семь лет с того момента, как мы начали встречаться, и пять, с тех пор как поженились; только вот что она хочет сказать, я до сих пор понимаю лишь в каждом втором случае. Но так как я все-таки выполнил ее поручение, пора начинать вечеринку, нам ведь только исполнилось 25!

— Ммм… ну… ммм… передай Луне спасибо и скажи, что я буду иметь это в виду.

После нескольких порций Огневиски, приличного количества пива и многочисленных прерываний, чтобы дать автограф, чтобы сфотографироваться с Гарри, шести предложений руки и сердца от совершенно незнакомых Гарри людей, трех предложений выносить для Гарри детей, удивленный Дин наконец спросил то, на что никто не смог получить ответа за последний год:

— Гарри, скажи, почему ты бросил? В течение семи лет ты вел Кэннонс к победе, они были просто несокрушимы, и потом раз — и все бросил, почему? Было столько сплетен, начиная с того, что ты без палочки призывал снитч до скандалы на сексуальной почве. Что действительно произошло, дружище?

— Дин, не слушай сплетен. Я просто всегда был на виду, и мне нужна была моя личная жизнь. Хорошо… ну… меня застукали в компрометирующей ситуации с одним человеком, с которым, возможно, мне не стоило бы быть. Если бы это был какой-нибудь другой игрок, никто и глазом не моргнул, но, так как я Чертов Спаситель мира, я не мог позволить, чтобы об этом стало известно. Столько детей пытается брать с меня пример, и я не хотел их разочаровывать. Мы с главным менеджером команды решили, что мне пора уйти. Я провел семь отличных квидичных сезонов, больше, чем кто-либо еще. Просто пришло время.

— Да, я слышал, что твой генеральный менеджер застукал тебя с его женой, — сказал ухмыляясь Симус.

«Скорее наоборот».

— Черт, нет, Сим, она старая кошелка, у меня вкус намного лучше, — ответил Гарри с классической «малфоевской ухмылкой».

— Гарри, пожалуйста, не делай «Малфоя», — взмолился Рон. — Когда я вижу это, мне так и хочется съездить тебе по физиономии. Ничего не могу с собой поделать. Я знаю, что он выбрал, в конце концов, Светлую сторону, но эта чертова ухмылка снова напоминает мне о тех днях, когда я хотел вытряхнуть из него душу и размазать ее по его физиономии. И черт, у тебя неплохо получается ее копировать.

— Прости, друг, я постараюсь держать себя в руках. А что, интересно, произошло с Малфоем? После суда я не слышал о нем.

— Кого это интересует? Он дал показания на нескольких процессах над Пожирателями Смерти и затем исчез; по слухам, уехал во Францию, или в Австралию, или в Америку, чтобы избежать случайной встречи с семьями Пожирателей, которых он засадил в Азбакан, — ответил любитель сплетен Дин.

— Думаю, для него это было довольно-таки тяжело, — вслух рассуждал Гарри, — и он упрятал в тюрьму родителей почти всех своих друзей. Черт, та информация, которую он сообщал Снейпу, вела напрямую к его отцу, плюс еще поймали отцов Крэбба, Гойла, Панси и Милли, уж не говоря обо всех остальных. Возможно, мы бы и не выиграли войну без его помощи. Последняя битва стерла с лица земли его дом, в котором он вырос, и большая часть его семейных денег была отобрана в пользу Министерства. Ему досталась только малая доля от его наследства, и то потому, что вмешался Дамблдор.

— Я знаю, он, как был придурком, так им и остался, — выплюнул Рон. — И почему мы вообще о нем разговариваем? Сегодня твой и Невилла день рожденья. Гарри, что ты собираешься теперь делать, когда оставил квидич? Миона сказала мне, что Хогвардс опять ищет преподавателя ЗОТС. Я знаю, что Дамблдор будет в восторге, если им станешь ты.

— О, ну давай посмотрим, когда мы начали учиться? Четырнадцать лет назад? И все еще ни один профессор не задержался больше чем на год. Большая часть мертвы, по той или иной причине. Я хоть и выжил в бесчисленных атаках Пожирателей и пяти АК старины Волди, но не уверен, смогу ли пережить кучку первокурсников, пытающихся научиться ЗОТС. Альбус каждый год мне присылает форму, которую надо заполнить для того, чтобы стать учителем по Защите. Но у меня всегда прежде была отговорка — квидич, а теперь я не знаю… Просто представить не могу себя в роли учителя.

— Гарри, а как же Армия Дамблдора на пятом курсе? Я с тобой выучил намного больше, чем за все предшествующие годы в Хогвардсе; ты ведешь себя естественно. Невозможное делаешь возможным, — прокомментировал Невилл.

— Нев, я знаю, что ты один из самых сильных магов, но твоя проблема была в отсутствии уверенности в себе и в том, что у тебя не было своей палочки. После фиаско в Министерстве на пятом курсе ты действительно стал делать успехи. Ты окончил Хогвардс четвертым по успеваемости, после Мионы, Малфоя и меня. И ты сдал ТРИТОНЫ лучше меня и Малфоя. Единственное, что не позволяло тебе проявить себя полностью на последних двух курсах — это страх перед Снейпом.

— Гарри, ты же знаешь, что не только это… — спорил подвыпивший Невилл.

Потом было еще Огневиски, пиво, еще четыре предложения руки и сердца, и тогда Гарри понял, что с него довольно.

— Ребят, было весело, но мне действительно пора убираться отсюда, прежде чем я окончательно напьюсь, и все закончится тем, что я женюсь на банши. Прости, Сим, я забыл, — добавил он, вспомнив панический страх Симуса перед банши. Об этом они узнали на третьем курсе, когда проходили боггартов. — Всем спокойной ночи, и давайте встречаться чаще. И, я хочу, чтобы каждый из вас пообещал мне, что вы отправитесь по домам через камин, а не будете аппарировать, вы слышите меня?

После прощаний Гарри направился к камину, удивившись, что получил по дороге всего два предложения руки и сердца. «Мерлин, ненавижу, я люблю ребят, но это того не стоит». Подойдя к камину и бросив в него дымолетного порошка, Гарри зашел в него и выкрикнул:

— Тайное убежище Поттера!

На следующее утро

Солнце ударило Гарри в глаза, прежде чем он успел их открыть. «Черт, сколько же я вчера выпил? Гррр… Ссать хочу, как гиппогрифф». Гарри выполз из кровати и, не открывая глаз, пошел в туалет. Стоя перед унитазом, он, наконец, посмотрел на не согласного с данным положением вещей меньшого брата. «Черт, надо бы трахнуть кого-нибудь», — подумал он. После нескольких движений рукой, совершенно не удовлетворившего его оргазма и двух порций зелья от головной боли, он, наконец, смог закончить утреннюю рутину.

Гарри сел за кухонный стол, завтракая и думая о прошлой ночи. Это было, вообще-то, здорово оттянуться в старой шлеп-компании, но у них у всех была своя жизнь. Невилл был с Луной и работал в Министерстве. Дин и Симус оба женаты и стали Аврорами. Рон работает в одном из магазинов, принадлежащих близнецам (их около двадцати сейчас по всему Магическому миру) и наверняка вскоре соберется духом и сделает Гермионе предложение. Затем нарожают кучу маленьких Уизли. «Но что есть у меня? Да ни хрена не… хорошо-хорошо, у меня достаточно денег, чтобы мои пра-пра-правнуки жили припеваючи, как будто это когда-нибудь произойдет. У меня есть известность, о которой я никогда не просил и которую ненавижу всей душей. Это не даст мне теплого любящего тела в мою постель. Известность не позволяет мне вести ту жизнь, которую я хочу, потому что если я сделаю это — на утро все, даже мелкие детали будут в Пророке. Я знаю, что магический мир нормально относится к гомосексуальности, но от меня все ожидают завести наследников, Я — чертов Гарри Поттер, ради святого Мерлина, последний из семьи Поттеров. Блин, я не могу даже выпить с друзьями, чтобы нас не прервали. Боже, как бы я хотел, чтобы сейчас здесь был Сириус, чтобы поговорить».

Стук в окно прервал мысли Гарри. Он подошел к нему и увидел двух сов.

— Хей, Хедвиг, как дела, девочка, а кто это твоя подружка? Что у тебя есть для меня? — Гарри отвязал письма от сов и предложил им остатки тоста, пока он читал.

Дорогой Гарри,

Надеюсь, что ты хорошо провел вчерашнюю ночь на своей вечеринке, не могу поверить, что нам уже по 25 лет. Когда я думаю о тебе, мне вспоминается тот мальчик в большой одежде, которого я увидела первого сентября на первом курсе. Куда ушло то время?

Я знаю, что ты не выписываешь Пророк, но там была статья о тебе (знаю-знаю, когда в нем не было о тебе статей!). Я думала, что ты разобрался уже с ними. Я даже немного ревную. Ха! Ха!

Нам действительно нужно будет как-нибудь собраться, я скучаю по тебе, и мне так нужен друг, с которым можно было бы поговорить. Пожалуйста, сообщи мне, когда ты сможешь встретиться со мной; я практически свободна до сентября. Выбирай время и место, и я буду там.

С любовью,

Миона.

«Статья», которую Миона приложила к письму — вообще-то была просто фотографией его и Невилла в Трех Метлах вчера. Рука Гарри лежала на плече Невилла и они разговаривали. Снимали их под таким углом, что казалось, будто они стоят намного ближе, чем на самом деле. Заголовок гласил: «Невилл Лонгботтом, служащий Министерства, оставляет беременную жену и семью ради Мальчика-который-выжил». Свидетели слышали слова, произнесенные Лонгботтомом: «С тобой я выучил намного больше, чем за все предшествующие годы в Хогвардсе; ты естественен. Ты невозможное делаешь возможным».

«О, черт возьми, просто великолепно, именно этого и не хватало Невиллу. Кто, Мать-твою-такой-умный написал это? Наверное, Скитер. Мионе следовало оставить ее в банке».

«Ну, посмотрим, что в другом письме».

Дорогой Гарри,

Я уверен, ты слышал, что профессор Капентер не вернется на этот учебный год преподавать ЗОТС. Колдомедики из Св.Мунго уверяют, он выживет, и, возможно, даже сможет вести нормальный образ жизни… как только они смогут определить, какое заклинание использовал на нем третьекурсник. Уверен, что он сделал это не преднамеренно, студентам профессор Капентер нравился.

Но это и является причиной моей просьбы. Я знаю, что ты больше не играешь в квидич (возможно, тебе и м-ру Логану стоило бы встречаться в более скрытом месте, куда его жена не имела доступа. Но это уже не существенно). Так как ты больше не занят, и у тебя теперь есть свобода выбора, я еще раз прошу тебя присоединиться ко мне и остальному персоналу Хогвардса.

Мы с тобой оба знаем, что на планете нет более подходящего мага на эту должность, чем ты. Будет жаль отказывать следующему поколению в праве учиться у лучших.

К письму я прилагаю контракт, который включает в себя зарплату, привилегии и все в этом роде. Пожалуйста, просмотри его и дай мне знать, когда можно будет ожидать тебя «домой».

С уважением,

Альбус П.У.Б. Дамблдор

Директор Школы Магии и Волшебства Хогвардс.

«Черт тебя подери, Альбус, откуда ты все всегда знаешь? — спросил Гарри в никуда. — Я не могу этого сделать. Мне нужно выбираться из этой жизни, больше сил нет быть мальчиком-героем, мне необходима новая жизнь. Альбус, мне очень-очень жаль, но я не могу это сделать».

Гарри встал, оглядел свою квартиру и решил, что время пришло. Он потратил все утро и весь день, уменьшая и складывая вещи, оставив только кое-какую маггловскую одежду, в огромный сундук, который он тоже уменьшил. Он нацарапал письмо Альбусу. Дал инструкции Хедвиг по его доставке вместе с его уменьшенным сундуком рано утром. Гарри взял ключ от хранилища в Гринготтсе и исчез.

Следующее утро

— Хедвиг, как я рад тебя видеть. Ооо, вижу, Гарри отправил свой сундук вместе с письмом. Вот, поешь лимонного тортика, пока я читаю ответ и узнаю, когда он собирается приехать домой.

Дорогой Альбус,

Ты для меня очень важен, поэтому мне так тяжело отказывать тебе. Я тот, кто я есть, только благодаря тебе. Ты столько раз спасал меня от смерти. Но ты должен знать, что я несчастлив. Я никогда не хотел этой известности; я никогда не хотел ничего, кроме нормальной жизни. И я не могу ее найти здесь.

Здесь я всегда буду «Мальчиком-который-выжил», «Спасителем Магического мира». Я провел последние семь лет, играя в квидич, и стал лучшим чертовым ловцом в его истории, но когда все сказано и сделано, я все равно буду известен не за это. А по двум другим причинам: 1. за то, что я выжил, когда мои родители погибли и 2. за то, что я убийца. Да, я знаю, что это называется не так, но им я и являюсь. Мои родители погибли, спасая мою жизнь, чтобы я смог вырасти, выучиться и научиться убивать прежде, чем получил даже лицензию на аппарирование.

Альбус, я не могу так больше. Я ухожу из магического мира… Вообще-то, к тому времени, как ты получишь это письмо, я уже уйду. В моем сундуке ты найдешь все мои вещи, делай с ними все, что хочешь, сохрани их, сожги их, продай, а деньги отдай на благотворительность, я слишком устал, чтобы беспокоиться об этом. Я прошу только о двух вещах. Не ищи меня и позаботься о Хедвиг.

Также знай, что я люблю тебя как отца и как моего близкого друга. Но пришло время перестать быть Гарри Поттером, а стать… просто Гарри.

Навсегда с любовью,

Гарри.

Альбус положил письмо и посмотрел на Хедвиг со слезами на глазах.

— Ну, девочка, думаю, что у тебя теперь появился новый дом. Похоже, мы окончательно его потеряли.

Затем он выглянул в окно кабинета и сказал:

— Удачи… Гарри Поттер.

Глава 2

1 мая 2018

— Гарри, просыпайся, Гарри, просыпайся… черт возьми, Гарри, ВСТАВАЙ.

— Пол, я не спал три дня. Буди меня только в случае Апокалипсиса.

— Гарри Джеймс Эванс, здесь чертова сова стучит в гребаное окно. Я пытался отогнать ее, но она не улетает. Ну же, сделай что-нибудь. Это сводит меня с ума!

— Здесь — что? О, мать твою! — Гарри повернул голову к окну, вскочил с кровати, споткнулся, пытаясь дотянуться до створки окна, увидев сову. — ХЕДВИГ! Не могу поверить, что ты все еще жива, давай, девочка, залетай, я так скучал по тебе. — Гарри открыл окно; Хедвиг немедленно уселась к нему на плечо и начала ласково пощипывать его ухо, демонстрируя свою любовь к нему.

— Я так понял, ты знаешь эту сову? Никогда не слышал, что сов можно приручить. — Пол подошел поближе, чтобы рассмотреть Хедвиг. — Мы вместе уже восемь лет, и я не помню, чтобы ты когда-либо упоминал, что у тебя была сова в качестве домашнего любимца, хотя ты мне практически ничего и не рассказывал о своем прошлом.

— Пол, только не снова. Я уже говорил тебе, что хочу забыть свое прошлое, оно ничего не значит для меня больше. Я здесь, с тобой, и мы провели вместе восемь прекрасных лет; это единственное прошлое, которое я хочу помнить. Надеюсь, что и будущее у нас будет таким же замечательным.

— Прости, просто меня встревожила эта птица. Она такая красивая, можно ее потрогать?

— Конечно, это очень ласковая сова. Хедвиг, это мой муж, Пол Роджерс, поздоровайся с ним.

Хедвиг ухнула в ответ, перелетела на плечо Пола и затем ущипнула его за ухо.

— О боже, Гарри, она прекрасна, где ты все это время прятал ее?

— Я оставил ее у друга, когда переехал в Штаты, я понять не могу, как она вообще нашла меня. Никто не знает, где я… ну, я так думаю, что не знает.

— Гарри, ты похож на сумасшедшего, какое имеет отношение то, что никто не знает, где ты, к сове, это просто сова, никто не в состоянии объяснить ей, где ты, чтобы она поняла. А что это у нее на лапке, похоже на свиток или что-то в этом роде?

— Я так обрадовался, увидев ее, что даже и внимания не обратил на письмо. Ну, девочка, дай посмотреть, что ты мне принесла. — Хедвиг послушно подняла лапу, чтобы Гарри смог отвязать письмо.

— Гарри, что ты имеешь в виду под письмом? Она что, используется как почтовые голуби для доставки писем? Это так странно; от кого оно? Это пергамент?

— Притормози, не все сразу. Да, я имею в виду письмо, и да, она что-то типа почтового голубя. — На это он получил возмущенное уханье Хедвиг, — прости, девочка, не обижайся, но он не понимает. Если ты дашь мне минутку, я выясню, от кого оно. И да, это вообще-то пергамент, которым пользуются люди, использующие такой вид почты.

— Люди? Ты имеешь в виду, их больше, чем парочка ненормальных?

— Хедвиг, думаю, Пол только что оскорбил нас. Все нормально, девочка, ты уже привыкла, когда меня называют ненормальным, не так ли?

— Гарри, ты и есть ненормальный и разговариваешь с совой так, как будто она тебя понимает, это еще больше доказывает твое сумасшествие. Итак, от кого письмо?

— Похоже на приглашение на встречу выпускников из моей школы-интерната, в которую я ходил. Прошло 20 лет с нашего выпуска. Встреча состоится 31 июля, просто замечательно, почти через три месяца. Хотя в любом случае я не собираюсь туда. Эй, вау, Гермиона — Заместитель директора. Интересно, что произошло с МакГонагалл?

— Что это еще за имя такое — Гермиона? Никогда не слышал его раньше, и почему твоя школа использует ненормальных сов, вместо того чтобы отправить сообщение по E-mail? Ты никогда не говорил мне, что ходил в школу-интернат, могу поспорить, там было полно пылких парней, и ты наверняка не проводил свои ночи в одиночестве, не так ли м-р Эванс? — Это обращение вызвало удивленное уханье Хедвиг, отчего, в свою очередь, у Пола приподнялась вопросительно бровь, прежде чем он продолжил. — Не думаю, что ей понравился мой вопрос.

Гарри усмехнулся Хедвиг. — Не думаю, что у нее проблемы с вопросом, скорее всего с тем, что ты назвал меня м-р Эванс, она не привыкла к этому.

— Что ты имеешь в виду под «не привыкла»? Еще раз повторяю, Гарри: меня начинает заботить твой рассудок — разговаривать с совой подобным образом… Но, сумасшедший ты или нет, ты все равно чертовски мил, когда усмехаешься таким образом. Я могу просто…

— Ха, я хоть и встал, но не настолько же. Пошли на кухню, Хедвиг наверняка с голоду умирает и, возможно, нам предстоит небольшой разговор. И, отвечая на твой предыдущий вопрос, Гермиона — это имя из пьесы Шекспира «Зимняя сказка»; она была одним из моих лучших друзей в школе вместе с Роном Уизли. Она все еще пользуется девичьей фамилией, это странно, я думал, что они с Роном уже давно женаты. И да, там было полно симпатичных ребят, которые ходили со мной в школу, но нет, я был немного занят другими вещами, чтобы встречаться с кем-либо. Не думаю, чтобы кто-нибудь за исключением нашего директора, знал, что я — гей. Я провел последний вечер в Шотландии, с четырьмя друзьями, с которыми жил в школе в одной комнате на протяжении семи лет, почти до 18 лет я был слишком стеснительным. Это была вечеринка в честь двадцатипятилетия, моего и одного из моих однокашников — Невилла — и я точно знаю, что никто из них понятия не имел, что я гей. В ту ночь я даже получил двенадцать предложений руки и сердца. — Вспомнил Гарри, смеясь.

— Малыш, я знаю, что ты чертовски сексуален, но невозможно за ночь получить 12 предложений.

— Да, кажется нереальным, верно? Но я говорю чистую правду. Я был кем-то наподобие легенды, когда ходил в школу. Мои родители были особыми людьми, и свою известность они передали мне. — Повернувшись к Хедвиг. — Вот, девочка, немного тоста, извини, у меня нет совиной еды для тебя, но на этом ты сможешь немного продержаться, пока не отправишься на охоту. Сейчас налью тебе воды. Так рад тебя видеть, — Гарри нежно погладил ее перья. — Скучал по тебе, возможно, даже больше, чем по кому бы то ни было. Ты никогда меня не подводила, не так ли, девочка?

— Гарри, я начинаю ревновать тебя к этой чертовой сове. А что сказано на втором листе твоего приглашения, он выглядит немного по-другому?

— Хмм, я не видел его.

Пол выхватил его из рук Гарри.

— Пол, пожалуйста, верни, там может быть многое из того, чего ты не захочешь знать.

— Я — большой мальчик, Гарри, думаю, что я выдержу, или ты боишься, что оно от твоего бывшего парня?

— Я сказал тебе, Пол: в школе у меня не было времени на парней.

Пол начал читать письмо в слух.

Дорогой Гарри,

Надеюсь, письмо и приглашение найдут тебя. Так много произошло за последние 13 лет, что тебе надо знать. Я не собираюсь вдаваться в подробности на случай того, что Хедвиг не сможет найти тебя, или письмо будет перехвачено, но, пожалуйста, Гарри, дай мне знать, что ты все еще жив.

Ты многим разбил сердце, покинув наш мир. Ты никогда не узнаешь, каким это было потрясением и какая пустота образовалась в связи с твоим исчезновением в наших сердцах. Мы скучаем по тебе, Гарри Джеймс Поттер, я скучаю по тебе, Гарри.

Мы бы очень хотели, чтобы ты приехал на встречу выпускников, но даже если ты решишь этого не делать, я пойму. Я знаю, тебе никогда не нравилась твоя популярность, и я не хочу заставлять тебя делать что бы то ни было. Но, пожалуйста, пришли письмо, дай мне знать, что ты в безопасности.

С любовью,

Миона.

— Гарри, что это, ты — Гарри Джеймс Поттер? И я хочу увидеть твое приглашение! Я мирился 8 лет с твоим маленьким «секретным прошлым», но думаю, я заслужил правду.

Гарри посмотрел в светло-голубые глаза любимого, провел рукой по волосам. Кивнув больше себе, чем Полу, вручил ему приглашение. — Я отвечу на все твои вопросы… после… того, как ты прочтешь его.

Гарри Дж.Поттер

Орден Феникса

Орден Мерлина Первого класса (Трижды)

Член Международной Конфедерации Магов — бездействующий

Волшебник Визенгамота — бездействующий

Спаситель магического мира

Победитель Волдеморта

Школа магии и волшебства Хогвардс

Искренне приглашает вас и вашего спутника

на встречу выпускников 1998 года

Хогвардс-Экспресс отправляется

С платформы 9 ¾ ровно в 11:00

31 июля 2018.

Праздничный банкет состоится в Большом зале по вашему прибытию в Хогвардс, за ним последуют танцы под живую музыку.

После танцев вы можете провести ночь в замке в вашей бывшей спальне или можете остановиться в Хогсмиде (резервирование мест в Хогсмиде производиться заранее).

Завтра, с 7 до 9 утра в Большом зале.

После этого вы сможете выбрать: или добираться самому,

или на Хогвардс-Экспрессе до Лондона, который отходит в 10 утра 1 августа из Хогсмида.

На вечер обычная одежда, можно маггловская, так как многие супруги выпускников из маггловского мира.

Пожалуйста, примите во внимание, что если вы приедете с гостем-магглом, который не является вашим официальным супругом, его память подвергнется изменению при вашем убытии.

Мы с нетерпением ждем встречи!

Гермиона Дж. Грейнджер

Орден Мерлина Первого класса (Дважды)

Орден Феникса

Заместитель директора Школы магии и волшебства Хогвардс

— Хорошо, во-первых, кто использует такие слова как «трижды»?

Гарри ничего не смог поделать с собой и улыбнулся.

— Пол, я знал, что есть причина, по которой я тебя люблю. — Гарри наклонился через стол и чмокнул мужа в щеку. — Давай выпьем кофе, думаю, это будет долгое утро.

— Гарри, с чего мне начать? Волшебства? Мы говорим о Сатанизме, Язычестве, Христианском мистицизме или о клубных фокусниках? Поттер? Думаю, это ты? Просто возьми строчку из письма или приглашения и объясни. Пожалуйста, Гарри, расскажи мне все. Ты же знаешь, что я люблю тебя несмотря ни на что. — Умолял Пол.

После того как он налил по чашке кофе, изображая беспечность, Гарри начал:

— Во-первых, я был рожден Гарри Джеймс Поттером, я изменил свои имя после того, как приехал в Штаты. Теперь, думаю, тебе надо узнать немного о моем мире. Существуют ведьмы и волшебники по всему миру. Даже здесь, как мне сказали, есть большое сообщество в городе, хотя я никогда не пытался с ними связаться.

— Да, о термине «маггл», магглами мы называем тех людей, которые не владеют магией. Как я уже говорил, с точки зрения магглов, мы занимаемся всем вышеперечисленным Сатанизмом, Язычеством, Мистицизмом и фокусами. Существуют магические существа и животные, которые укрыты от маггловских глаз и магглы верят, что эти существа делятся на демонических и ангелоподобных, или языческих. Почти все существа из Диснеевских мультиков существуют на самом деле. Драконы, феи, единороги, русалки, нимфы, гномы и так далее, и ты можешь не поверить, но даже барабашки, только мы их называем боггартами. Мы провели четыре года, изучая магических существ, и есть много тех, которых даже я никогда не знал и не узнаю. — Гарри остановился, чтобы посмотреть на реакцию Пола. Тот явно не верил, но Гарри решил в любом случае продолжить.

— Когда мне было пятнадцать месяцев, мои родители Лили Эванс Поттер и Джеймс Поттер были убиты очень темным и злым магом, которого раньше звали Том Риддл, но позже он сменил себе имя на Лорда Волдеморта. Он родился в 1928 году от ведьмы и маггла, ведьма не сказала своему мужу, что она обладает магией. Она умерла вскоре после рождение Тома. После того, как ее муж обнаружил, что она была ведьмой и что их сын тоже будет магом, Риддл отказался от ребенка, отдав его в маггловский приют. Теперь вспомни, это случилось перед Второй Мировой войной, время было плохое в маггловской Европе, Гитлер набирал силу, депрессия, хуже чем здесь, в Штатах, и в приютах царила жестокость. Вспомни «Маленькую Сиротку Анни» и умножь на тысячу. Риддл вырос, и когда ему исполнилось 11 лет, он пошел в Хогвардс, в туже школу, куда ходил и я, только на 50 лет раньше. Он был одним из двух самых сильных волшебников того времени и отличным студентом и старостой факультета… старостой школы. Он мог стать кем угодно, но он не смог забыть свою ненависть к отцу-магглу, эта ненависть поглотила его. Он начал ненавидеть всех магглов, просто потому что его отец и люди в приюте плохо к нему относились. Он хотел уничтожить всех магглорожденных ведьм и волшебников.

— Подожди… как кто-нибудь становится магом или ведьмой? Вы даете обет или присоединяетесь к культу, или что?

— Нет, просто ты либо маг, либо нет. Магия в земле, и некоторые люди владеют этой магией сами. Таких много, но на самом деле это всего лишь маленькая толика человеческого общества. Большинство тех, кто владеют магией, рождены от людей, владеющих ей, но иногда два маггла могут родить магического ребенка. Как в случае с моей мамой и моей подругой, Гермионой, они оба магглорожденные. Но еще реже случается наоборот. В магической семье может родиться не-магический ребенок, либо в нем так мало магии, что ей невозможно пользоваться, таких людей называют сквибами.

— Но, как двое магглов узнают, что их ребенок ведьма или маг? — спросил Пол.

— Это очень хороший вопрос, мне самому здесь еще не все понятно, есть книга, которая записывает каждого ребенка, который рожден с достаточным количеством магии для обучения. Как это происходит, черт его знает!

— Может быть, это волшебство, Гарри!

— Умная задница! — Гарри посмотрел на мужа влюбленными глазами и усмехнулся. — Ты хочешь, чтобы я продолжал?

— Черт, да.

— Хорошо, на чем я остановился? Хмм… а, Волди хотел уничтожить всех магглов. После того, как он закончил Хогвардс, он начал углубленно изучать Темные Искусства и потерял душу из-за этого. Он больше не мог любить, заботиться о ком бы то ни было и в своих исследованиях он зациклился на том, как стать бессмертным. Выбрав путь и проведя тысячу ритуалов в попытках стать бессмертным, он потерял остатки человеческого.

— Но были в магическом мире те, кто соглашался и, я уверен, все еще соглашаются с его идеей того, что магглы пачкают магические гены, и есть много людей с предубеждениями против тех, кто не является «Чистокровным». Они называют магглорожденных «Грязнокровками», совсем как расисты, как «нигеры», или «пидоры», или «китаезы». Так как моя мать была магглорожденной, многие считали меня грязнокровкой, и я являюсь тем, кого они называют «полукровки». Для чистокровности ты должен быть хотя бы пятом или шестом поколении чист. Следы семьи моего отца можно отыскать как минимум за последнее тысячелетие, но так как были добавлены гены моей матери, то это все стало не в счет.

— Хорошо, Гарри, в письме Гермиона упомянула твою известность, если ты просто полукровка, так почему же ты знаменит?

Гарри прикусил нижнюю губу, его рука зарылась в волосы. Сделав глубокий вдох, он открыл рот, и посмотрев в глаза любимого… и ничего не сказал.

— Гарри?

— 1 марта 1998 года, на дне рожденья моего лучшего друга Рона, меня семнадцатилетнего мальчишку, похитили, и затем я убил Лорда Волдеморта. Самого злого волшебника века и второго по могуществу мага в мире.

— Черт, Гарри, надеюсь, что самый могущественный маг мира не злой, ты знаешь кто это?

— Да, знаю, и он не злой.

— Ты ходил с ним в школу, или это один из твоих учителей, расскажи мне о нем.

— Пол, это я.

— Хорошо, теперь я знаю, что ты полон дерьма, очень смешно, ты почти облапошил меня. Ха, ха, Гарри. Ты — зло!

— Пол, я люблю тебя, я чувствовал себя таким виноватым, что скрывал все это от тебя с тех самых пор, как понял, что люблю тебя. Все, и я именно это имею в виду, что я сказал тебе, — правда. И я могу сказать тебе, и показать еще больше, но ты должен пообещать мне, что больше об этом никто не узнает. Магический мир уже давно скрывает себя от магглов, и на то есть свои причины. Рассказывая тебе это, я нарушаю многие магические законы. Хотя ты и мой официальный супруг, а в магическом мире супругам-магглам разрешается знать о магическом мире, но, черт возьми, Пол, браки между людьми одного пола только последние несколько лет признаются действительными здесь. А магический мир обычно отстает на столетие или два от маггловского мира в подобных вопросах.

— Это первый мой контакт за последние тринадцать лет с кем-либо из магического мира. На следующий день после моего двадцатипятилетия я снял все деньги с одного из моих банковских счетов, перевел их в фунты, купил билет на первый рейс в американский город, о котором я хотя бы слышал. Последний раз я пользовался магией, чтобы создать себе документы, свидетельствующие о моем рождении и образовании, которые используются в маггловском мире. Я стал гражданином США, закончил колледж, поступил в полицейскую академию, влюбился в тебя и упорно работал, чтобы стать тем, кто я сейчас. Я не хочу возвращаться. Я не готов выбросить на помойку все, чего добился. Я люблю тебя и люблю нашу жизнь здесь вместе. Это то, чего я хочу. Я просто собираюсь заклеить эти письма и отправить Хедвиг назад, никто никогда и не узнает, что она нашла меня.

Пол одарил Гарри хмурым взглядом.

— Гарри, какой вред будет нанесен, если ты скажешь Гермионе, что ты жив? Очевидно же, она беспокоиться о тебе, ты сказал, что она одна из твоих лучших друзей. Не можешь ли ты хотя бы это сделать для нее? Успокой ее, Гарри. Дай ей знать, что с тобой все в порядке, и просто попроси никому не говорить и не искать тебя снова. Но, что более важно, если ты самый могущественный маг на земле, не мог бы ты вытащить для меня кролика из шляпы? Пожалуйста, только разок, я больше никогда тебя не буду просить об этом.

Гарри закрыл лицо ладонями, покачал головой и захохотал.

— Да, Пол, я могу вытащить кролика из шляпы для тебя.

— Здорово! Сейчас принесу шляпу.

— Пол, не беспокойся. — Гарри положил солонку уже в пустую чашку из-под кофе, помахал рукой над чашкой, которая превратилась в черный цилиндр. Засунул руку в шляпу. Рассмеялся над глупостью ситуации и, сказав «абракадабра», вытащил маленького белого кролика с розовыми глазами из шляпы.

— Вау! Ты великий маг! — воскликнул Пол с ликованьем, отнимая кролика у Гарри и начав его гладить.

— Каждый первокурсник может сделать шляпу и каждый второкурсник может превратить солонку в кролика. Это детские игры, — Гарри усмехнулся мужу.

— Хорошо, если ты настаиваешь, но разве тебе не нужна волшебная палочка или что-то в роде этого? У всех ведьм и волшебников в кино есть палочки.

— Ты прав, большинство магов пользуются палочкой, а я научился колдовать без нее; я один из пяти магов Европы, кто может это делать. Одного я убил, другой был убит на войне. Остался я, Альбус Дамблдор — человек, который учил меня, и ведьма в Швейцарии, которая в войне объявила нейтралитет. Я никогда не встречался с ней.

Несколько следующих часов Гарри рассказывал Полу, что мог, о магическом мире, пока не устал так, что начал засыпать на ходу. Он открыл окно, чтобы Хедвиг смогла отправиться на охоту, а затем они с Полом забрались в постель, оба усталые от очень эмоционально насыщенного дня.

— Гарри?

— Хмм?

— Так у нас, что, теперь будет своя сова, или… ты собираешься дать своей подруге знать, что ты жив?

— Я напишу ей утром, я слишком устал сейчас, и Хедвиг тоже надо отдохнуть. Я люблю тебя, Пол.

— И я люблю тебя, Гарри Поттер. Спокойной ночи, малыш.

— Спокойной ночи, Пол, и, детка, еще раз назовешь меня Поттером, я врежу тебе, хорошо?

— Хорошо.

Глава 3

3 мая 2018

Дорогая Миона,

Я сообщаю тебе, что Хедвиг меня нашла. Я жив, ну, и счастлив. Также прости, если мой отъезд причинил тебе боль. Но мне нужно было уехать. Рон скорее всего сказал тебе, как прошла вечеринка по случаю дня рожденья. Мерлин, Миона, я не мог даже выпить с друзьями, чтобы на утро это не появилось в чертовом «Пророке».

Пожалуйста, прости, что я так уехал. Но также я прошу уважать мое решение, уважать мои чувства тогда и теперь. Мне нужно было это сделать. И проследи, пожалуйста, чтобы Хедвиг вернулась к Альбусу.

Люблю тебя,

Гарри.

— Ну, Хедвиг, хотя бы я знаю, что он жив. Теперь дай мне, пожалуйста, пергамент со следящим заклинанием.

Хедвиг приподняла крыло, Гермиона осторожно сняла тоненький свиток, произнесла увеличивающие заклинание и недоверчиво уставилась на Хедвиг. — Даллас, Техас? О, ради Мерлина!

Две недели спустя

16 мая 2018

Очень усталый, Гарри вышел из ванны после горячего душа. Четыре дня к ряду он пытался разобраться с местными наркоторговцами и их связями. На нем были трусы и старая футболка с логотипом университета Техаса, солнце только что начало вставать. Он посмотрел на светловолосого, загорелого, очень мускулистого и очень сонного любимого. «Мерлин, какой же он красивый. Я не видел его несколько дней, но я слишком устал…О, черт с этим, у меня еще будет время выспаться, когда он уйдет на работу», — подумал он.

Гарри тихонько подошел к кровати, осторожно сел на партнера, медленно перенося свой вес на него, затем нежно поцеловал его в губы. — Доброе утро, малыш, хочешь поиграть? — Гарри вдавился своим уже стоявшим членов в утреннюю эрекцию своего мужа.

— Мммм, доброе утро, Гарри, не ожидал тебя до завтра. — Пол обнял Гарри за шею и притянул, подарив долгий, голодный поцелуй. Медленно двигая бедрами, находя собственный ритм, он терся о член Гарри.

— О, боже, да, Пол, так хорошо, — поцелуй. — Мы поймали плохих парней, ммм… быстрее, чем планировали… О, да, Пол, малыш, я так соскучился, займись со мной любовью, прежде чем я умру от желания.

— Мой герой в конечном итоге всегда ловит плохих парней, — пробормотал Пол в губы Гарри, — и я тоже хочу тебя, раздевайся, детка.

Он помог любимому избавиться от его немногочисленной одежды, со знанием дела подготовил его к вторжению, и затем страсть поглотила их. После того, как оба кончили, Пол поднялся с кровати и начал готовиться к новому рабочему дню в университете.

Перед выходом он поцеловал любимого в щеку.

— Люблю тебя, Гарри, спи и позвони мне. Может быть, я даже разрешу тебе пригласить меня на ужин, если ты будешь хорошим мальчиком.

— Хммм, люблю тебя, Пол, я позвоню… — Гарри смутно понимал, что муж уходит на работу.

Прошло, может, минуты две, а может, и два часа, но в любом случае совсем немного времени, когда раздался стук в дверь. Гарри проигнорировал его. Он стал громче. Брюнет чертыхнулся, поднял трусы с пола и натянул их, пока шел ко входной двери.

— Уж лучше пусть это будут действительно хорошие новости, — пробормотал он в ответ на требовательный стук. Гарри открыл дверь, разлепив глаза настолько, чтобы понять, что перед ним стоит женщина, и вздохнул:

— Послушайте, леди, я не знаю, что вы продаете, но мне это не интересно. Я не спал несколько дней, пожалуйста, уходите, счастливо, и удачи в продажи того, что вы там предлагаете. — Он начал закрывать дверь.

— Милые трусы, Гарри Поттер.

Гарри зажмурил глаза от недоверия, затем открыл один и попытался сфокусировать взгляд.

— Гермиона?

— Да, Гарри. Можно войти? Пожалуйста, не злись на меня, — взмолилась она.

Гарри снова закрыл глаза и вздохнул. — Мерси, женщина, ты всегда сводила меня с ума, и проходи, но только после того, как ты меня нормально обнимешь. — Гарри усмехнулся.

— О, Гарри. — Гермиона влетела в его объятья. — Я так скучала по тебе!

Гарри уткнулся носом в ее волосы и почувствовал до боли знакомый запах жасмина и меда, поняв, насколько ему его не хватало.

— Мерлин, Миона, мне так тебя не хватало. Входи. Добро пожаловать ко мне домой. — Гарри подвел Гермиону к дивану, все еще обнимая ее, и они сели. — Что ты здесь делаешь? Рад тебя видеть, но я надеялся, что моего письма будет достаточно. Я просто не могу больше быть Гарри Поттером, которого все помнят. У меня своя жизнь, я женат и намного счастливее, чем я был там. Я надеялся, что письмо, которое перед отъездом я послал Альбусу, удержит всех от поисков…

— Гарри, я очень счастлива, что ты нашел свое место в жизни, но столько всего произошло, тебе надо об этом знать. — В ответ она получила тихий храп. Гермиона посмотрела на Гарри, чьи руки все еще крепко обнимали ее, улыбнулась и спокойно сказала:

— Ты поспи, Гарри, а я буду здесь, когда ты проснешься.

Несколько часов спустя Гарри понял, что держит в руках теплое тело. Он повернул голову, чтобы поцеловать любимого, но его рот оказался весь забит длинными волосами. Он открыл глаза и с нежностью посмотрел на свою подругу детства, спящую в его объятиях, ее голова лежала у него на плече. Он поднял руки и убрал волосы Гермионы со своего лица, заправив их ей за ухо, погладил по щеке тыльной стороной ладони и прошептал:

— Эй, красавица, просыпайся. Знаешь, золотце, я был верным мужем и любовником на протяжении 8 лет, пожалуйста, не говори никому, что мы вместе спали сегодня. — Сказал Гарри, а Гермиона рассмеялась. — Извини, что уснул, я работаю детективом в полиции в отделе по борьбе с наркотиками. У меня полно работы под прикрытием. Я был на задании четыре последних дня, тебе просто повезло, что ты застала меня дома, мы думали, нам не удастся поймать этих ребят так быстро.

— Да, Гарри, мне повезло, — сказала Гермиона, пряча усмешку. — Хммм, как хорошо и как знакомо, ты помнишь, сколько раз мы сидели так напротив камина в общей комнате, разговаривая часами, и просыпались утром в объятиях друг друга? Не удивительно, что Ежедневный пророк считал нас парочкой.

— О, ну же, Миона, все знали, что ты всегда была девушкой Рона, даже когда он еще об этом не знал. Ну, да ладно об этом, как он?

— Если честно, Гарри, то я не знаю, мы так никогда и не были вместе.

— О, извини, Миона, я не знал… Думаю, я о многом не знаю, да?

— Да. У тебя есть на сегодня планы? Умираю от голода, не могли бы мы сходить пообедать? — Гермиона посмотрела на часы, — Ну, не удивительно, что я проголодалась, пора ужинать, обед мы проспали.

— Вообще-то, мне не надо на работу до второй половины завтрашнего дня, придется писать отчеты и встретиться с моим новым напарником. Я приму душ и оденусь, уверен, у тебя есть с собой маггловская одежда, чтобы переодеться, или трансфигурируй свою во что-нибудь обычное. Сейчас тепло, но когда солнце сядет, будет довольно прохладно, поэтому тебе потребуется свитер, возьми с собой что-нибудь потеплее. В конце коридора есть ванная, у моей спальни душ с отдельной подачей воды, поэтому, чтобы ты там ни делала, у меня вода не закончиться. Кухня вон там, если вдруг тебе захочется кофе или чего-нибудь еще; также в холодильнике есть Кола. Будь как дома. Мне потребуется не больше получаса.

— Иди, Гарри, я разберусь; мне тоже надо освежиться.

Позже, одетый в брюки цвета хаки и светло зеленую рубашку, Гарри вошел на кухню, обнаружив Гермиону, рассматривающую банку Пепси жадным взглядом.

— Знаешь, Гарри, возможно, это единственное, чего мне не хватает в магическом мире, я не пила Пепси с лета перед седьмым курсом. После того, как моих родителей убили, я не часто бывала в маггловской части Британии.

— Меня всегда интересовало, почему с таким количеством магглорожденных подобные вещи не прижились в магической культуре. Итак, чего ты хочешь поесть?

— О, все равно, Гарри, я прожила в Хогвардсе 27 лет, домашние эльфы — превосходные кулинары, но будет приятно попробовать что-нибудь другое.

— Ну, ты в Техасе; просто стыдно не попробовать местную кухню. Тебе нравится Тэкс-Мэкс?

— Гарри, кроме Тако в Фаст-фуде 20 лет назад, не думаю, что пробовала настоящий Тэкс-Мэкс. Это было бы здорово. Я нормально буду выглядеть там, куда мы идем?

— Ты великолепно выглядишь, это платье подчеркивает твою фигуру, очевидно, все эти годы ты следила за собой, — вздохнул Гарри.

— Мерлин, Поттер, ты так говоришь, будто я старуха. Мы одного возраста. Ты по-прежнему выглядишь привлекательно. У тебя всегда были очень красивые глаза.

— Я — маггл теперь, Миона, я ношу линзы, но когда я все же надеваю очки, это больше не те ужасные в круглой оправе, — рассмеялся Гарри.

— Гарри Джеймс Поттер, ты не маггл, ты живешь, как он, но ты самый сильный из ныне живущих магов, ты не можешь делать вид, что это не так.

— Миона, пожалуйста, во-первых, теперь я Гарри Джеймс Эванс. И я — маггл, за исключением того дня, когда появилась Хэдвиг: до того я не колдовал со 2 августа 2005 года, а это почти 13 лет. — Гарри начал смеяться, — Видела бы ты, как мне пришлось доказывать, что это письмо не шутка, трансфигурируя кофейную чашку в цилиндр и вытаскивать из него кролика, наколдованного из солонки. Я даже сказал «абракадабра». МакГонагалл была бы горда, я все еще могу выполнять задания второкурсников.

— О, ненавижу это слово; оно звучит как АК, когда быстро произносится. Интересно, откуда магглы взяли его?

— Я не знаю. Ты готова? — Гермиона допила последний глоток и кивнула. — Просто оставь банку на столе, я потом выкину ее в ведро, пошли. — Гарри приподнял бровь и злобно улыбнувшись, сказал. — Я хочу тебя покатать, детка, — дальше последовал его злобный смех.

— Гарри, твой голос звучит ужасно по-американски.

Он снова рассмеялся.

— Знаешь, ребята, с которыми я работаю, говорят, что он звучит слишком по-английски, я пытался им объяснить, что мы все говорим на английском, но до них не дошло. Но должен признаться, что некоторые англицизмы у меня в речи проскальзывают, например, когда я говорю «трахаться» или «квартира». И когда я сказал, что мне надо надеть джемпер, я подумал, у ребят случится сердечный приступ, они уже было решили, что я выйду из раздевалки в платье.

Гарри схватил ключи, проверил, закрыта ли входная дверь, и открыл Гермионе другую, что вела из кухни в гараж. Они подошли к красному кабриолету, он снова открыл его и позволил ей проскользнуть на сиденье.

— Ты такой джентльмен, Гарри По…ээ Эванс.

— О, наконец-то ты начала понимать. — Гарри захлопнул дверцу и сел на место водителя.

Гермиона посмотрела на Гарри с некоторым опасением.

— Знаешь, все это так странно, Гарри.Прошло уже много времени, с тех пор как я последний раз сидела в маггловской машине. Не говоря уже о том, что за рулем сидишь ты; у меня от этого сердце в пятки уходит. Хорошо, теперь, когда я это сказала, мне стало легче.

— О, ты оскорбила меня до глубины души, я — коп, я профессионально вожу машину как в повседневной жизни, так и в экстремальных ситуациях, у меня открыты все категории, я никогда не был в автомобильных авариях… хм, если не считать тех, что по долгу службы.

— Ну, Гарри, ты также был профессиональным квидичным игроком, но это не означает, что я сяду позади тебя на метлу… когда-либо снова. Ты напугал меня до полусмерти в тот день.

Гарри выехал из гаража на улицу и поехал к ресторану.

— Было весело, ты орала как шестилетняя девчонка.

— Ты сделал этот финт Вонки.

— Финт Вронского, — прошипел Гарри сквозь зубы.

— Ага, его, это так напугало меня.

— Да, но это было ничто по сравнению с тем, как ты орала, когда мы летали на тестралах на пятом курсе, — усмехнулся Гарри.

— Я ничего не могла поделать, я же их не видела, и вдруг оно начало пикировать прямо на землю, я решила, что падаю.

— Ну, уверен, что теперь ты можешь их видеть, — сказал со вздохом Гарри.

— Да, теперь могу.

После долгой неуютной тишины, Гарри посмотрел на Гермиону и сказал.

— Послушай, Миона, прости, меня не должно было быть там, твои родители не заслужили такого.

— Гарри, перестань, черт возьми, это была не твоя вина. После того, как поймали Петунью и Дадли, тебе стало небезопасно на Прайвет Драйв. Мои родители знали, что рискуют, когда приняли тебя. Это был лучший план, куда еще ты мог пойти? Уизли не могли приглядывать за тобой, после того как убили Билла, и Гриммулд Плейс перестал быть надежным урытием.

— Я мог остаться в Хогвардсе, Миона.

— Да, и мы узнали в итоге, насколько был безопасен Хогвардс, не так ли? Гарри, пожалуйста, давай оставим эту тему. Я не видела тебя 13 лет и не хочу спорить с тобой, — сказала Гермиона, раздраженно.

— Конечно, прости, есть один человек, с которым я хочу тебя познакомить; не возражаешь, если мы поужинаем не одни?

— Гарри, я просто мечтаю познакомиться с твоей женой, ты уверен что не будет проблем, ну, знаешь… я не хочу выглядеть как соперница или что-то в этом роде.

Гарри не сдержался и засмеялся:

— О, Гермиона, я люблю тебя, но ты совершенно никак не можешь соперничать с любовью всей моей жизни. Я не планирую ее упускать ни сейчас, ни когда бы то ни было, я влюблен по уши, и с каждым днем моя любовь все сильнее и сильнее. Вон, дай мне мобильник, я сделаю коротенький звоночек.

Гермиона протянула Гарри телефон; он нажал кнопку «один» и немного подождал.

— Привет, детка, как прошел твой день? — проворковал Гарри низким соблазнительным голосом.

— Привет, Гарри, как хорошо слышать твой голос. Ты выспался? — промурлыкал Пол.

— Хммм, я утром неплохо расслабился с твоей помощью. — Гарри взглянул на покрасневшую Гермиону, которая пыталась делать вид, что не слушает. — Ты все еще не передумал где-нибудь поужинать? Я бы хотел с кое-кем тебя познакомить.

— Да, я заканчиваю как раз проверять последние работы и могу уйти в любой момент, кто это будет? Ты же не ходил сегодня на работу, правда? Ведь это не твой новый напарник, так?

— Нет, я не ходил сегодня на работу, пытался поспать, но меня, скажем так, прервали. Ты помнишь письмо, которое я получил пару недель назад, из моей бывшей школы?

— Да, Гарри, не думаю, что когда-нибудь смогу его забыть. Только не говори мне, что они как-то выследили тебя! Это та шекспировская женщина?

— Да, это «шекспировская женщина», ее зовут Гермиона. — Гарри посмотрел на Гермиона которая тихо хихикала, он закатил глаза и сказал в трубку. — И, детка, мне еще кое-что надо сказать тебе, мы сегодня с ней вместе спали. — Гарри получил шуточный удар в руку, — И теперь, она лупит меня, малыш, думаю, она любит это грубо.

— ГАРРИ ДЖЕЙМС-КАК-ТЕБЯ-ТАМ, ЗАТКНИСЬ! — проорала Гермиона, снова нападая на него.

Пол рассмеялся, услышав крики на другом конце телефона.

— Гарри, только не говори мне, что ты это сделал, поверить не могу!

— Прости, детка, но мне это так напомнило старые времена, я ничего не мог с собой поделать. Надеюсь, ты простишь меня, а если нет, можно мне достанется Порше при разводе? — в шутку умолял Гарри.

— Гарри Эванс, ты хочешь сказать мне, что бедная женщина проделала путь из Шотландии, чтобы увидеть тебя, а ты на ней уснул?! Могу поспорить, что ты сидел на диване, когда отрубился, так ведь? И, черт, нет, Порше мой, если ты помнишь, это был твой подарок МНЕ на нашу пятую годовщину!

— Детка, ты так хорошо меня знаешь. Думаю, не успела она пробыть в доме и пяти минут, когда я уснул, и просто позволила мне выспаться. Мы к этому так привыкли еще в школе, — он снова оглядел свою подругу детства и с коварной усмешкой сказал, — Она волнуется о встрече с тобой, считает, что ты можешь к ней приревновать.

— О, Гарри, ты не сказал ей, что ты гей, не так ли?

— Нет, она умная ведьма, думаю, она и сама поймет.

— Знаешь, если ты какую-нибудь другую женщину назовешь ведьмой, она обидится, но, думаю, здесь таких проблем нет, а?

— Черт, нет, она нормально относится, когда ее называют ведьмой, и она даже позволила называть себя сукой, когда она это заслуживает… оуч! С… ведьма снова ударила меня! (Прим.переводчика: Здесь игра слов Witch — ведьма, bitch — сука)

— Ты заслужил это, и я слышу, как ты усмехаешься. Знаешь, думаю, это так сексуально, когда ты делаешь это. Я просто могу раздеть тебя донага и скакать на тебе, пока ты не начнешь стонать сквозь эту усмешку.

Гарри заметно заерзал на своем месте и промурлыкал любимому:

— Ммммм, тебе лучше остановиться, детка, ты меня слишком возбуждаешь, и будет ужасно, если мне придется объясняться с Гермионой, чтобы как-то разобраться со своей проблемой в штанах. — Гермиона захихикала, а Пол рассмеялся.

— Хорошо, малыш, оставляю вас наедине. Где мы встречаемся?

— Миона никогда не ела настоящий Тэкс-Мэкс, поэтому мы будем в Лос Аркос, рядом с кампусом. Это тебя устраивает? Мы доберемся туда минут за 20, если не будет заторов.

— Хорошо, я буду там вскоре после вас, жду не дождусь встречи с твоей подругой, и узнаю, наконец, каким милым ребенком ты был. Люблю тебя, — сказал Пол.

— Да, она расскажет тебе, что я не был милым ребенком, и я тоже тебя люблю, детка, до встречи. — Гарри дал отбой и вздохнул.

— Гарри, я так рада видеть тебя счастливым, не думаю, что за те четырнадцать лет, что мы постоянно общались, я когда-либо видела тебя настолько довольным жизнью.

— Я счастливей, чем был тогда. Знаешь, я вас очень люблю, но мне нужна была своя жизнь, и если бы я кому-нибудь сообщил, куда направляюсь, всегда был бы риск, что меня найдут. В тот день, когда я сошел с самолета, я был, наконец, полностью свободен. Я поступил в колледж, получил диплом бакалавра по уголовному праву за три года, стал гражданином США. Поступил в полицейскую академию, был копом, дослужился до детектива, теперь работаю в элитном подразделении по борьбе с наркоторговлей, и, возможно, через пару месяцев получу звание сержанта.

— Все еще пытаешься спасти мир, а, Гарри? — усмехнулась Гермиона.

— Черт, Миона, ты делаешь «Малфоя» почти также хорошо, как и я, — рассмеялся Гарри.

— Знаешь, Гарри, он единственный из нашего выпуска, кто не ответил на приглашение; интересно, где он? — сказала Гермиона.

— Ты ведь не можешь обвинять его за то, что он уехал; а вот мы и на месте, — сказал Гарри, припарковывая машину на стоянке напротив стильного ресторанчика.

Он вылез из машины и открыл дверцу Гермионе, предлагая ей руку.

— Вау, Гарри, это место такое красивое, можно заметить испанское влияние даже в архитектуре.

— Моя вечно разумная Миона. Мне так тебя не хватало, я так много думал о тебе, когда учился в колледже, ты просто представить не можешь, сколько раз мне хотелось послать тебе сову с просьбой о помощи в сочинении. — Они оба рассмеялись по пути в ресторан.

— Сеньор Эванс, рад вас видеть, — сказал хозяин ресторана, приподняв бровь, когда увидел Гермиону, — вы будете ужинать вдвоем сегодня вечером?

Гарри рассмеялся.

— Нет, Хуан, я всегда был верным мужем, и моя вторая половина вскоре присоединиться к нам. Можно нам столик на троих, где-нибудь в тихом уголке; нам о многом надо поговорить?

— Нууу, вы же знаете, если вы когда-нибудь решите стать не верным мужем, я всегда в вашем распоряжении, — проворковал Хуан.

— Ммм, малыш, ты же знаешь, горячие латинские любовники не в моем вкусе, — сказал Гарри, флиртуя, — Но, если я изменю решение, ты будешь первым, кому я позвоню… Не могли бы мы сейчас сесть?

— Вы не можете винить меня в том, что попытался; сюда, сеньор Эванс, сеньорита. — Хуан проводил Гермиону и Гарри к столику, отодвинул стул для Гермионы, подал им меню и ушел.

— Боже, Гарри, думаю, ты мог бы заполучить себе этого парня, если бы захотел. Он так флиртовал, и ты был не многим лучше, — прокомментировала Гермиона.

— О, Хуан знает, что со мной можно спокойно флиртовать, он хороший парень. Я помог ему пару лет назад, когда наркоторговцы колледжа хотели сделать из его ресторана наркопритон. Мы частенько сюда приходим.

Рядом раздался приятный баритон:

— Всегда герой, не так ли, Гарри? И ты снова флиртовал с Хуаном?

Лицо Гарри осветилось счастливой улыбкой, какую Гермиона никогда раньше не видела. Он встал поприветствовать мужчину:

— Пол, ты же знаешь, что, именно флиртуя, я нашел тебя. — Гарри повернулся к Гермионе, держа Пола за руку. — Пол, хочу познакомить тебя с моим дорогим другом, профессором Гермионой Грейнджер, — Пол протянул в приветствии руку. — Миона, позволь познакомить тебя с доктором Полом Роджерсом… моим мужем.

Челюсть Гермионы отвалилась, глаза стали широкими, как блюдца, она закрыла рот, снова открыла его, но из него не издалось ни звука.

Гарри издал гортанный смех:

— Пол, я знаю Миону почти 27 лет и знаю точно, что это, возможно, единственный случай, когда она потеряла дар речи. Миона, можешь хоть что-нибудь сказать … все равно, что… ммм… ты в порядке? Сделай глубокий вдох, все хорошо.

Гермиона снова закрыла рот, пару раз моргнула и сказала:

— Я… хммм… эээ… хммм… Простите… Мерлин… Приятно познакомиться с вами, доктор Роджерс, простите меня; я просто удивилась… Гарри, ты должен был хоть что-нибудь сказать, как-то подготовить меня, и я тогда не выглядела бы как идиотка.

— Все в порядке, профессор Грейнджер, уверен, что вы знаете, насколько Гарри любит доставлять людям неприятности, и, пожалуйста, зовите меня Пол. — Он сел рядом с Гарри и поцеловал его в щеку.

— О да, я прекрасно помню, во сколько неприятностей втягивал меня Гарри в замке, и, пожалуйста, зовите меня Миона. Итак, Гарри, как давно ты знаешь, что ты гей?

— С пятого курса.

— Что? Не может быть!

— Миона, подумай, со сколькими девчонками я встречался? За семь лет в Хогвардсе — сколько?

— Ну, на четвертом курсе ты пригласил Парвати на бал, — мудро заметила Гермиона.

— Да. Я пригласил ее на бал, я был вынужден пригласить хоть кого-то, а ты и Джинни были уже заняты, кроме того, мы станцевали один танец, и затем я провел остаток вечера с Роном, в саду. СЛЕДУЮЩАЯ.

— Чу… Ты приглашал сначала ее на бал на четвертом курсе, и ты встречался с ней на пятом, вы даже поцеловались однажды.

— Один поцелуй и одно свидание, оба отвратительны. Вообще-то, возможно, даже перед этим я знал, что гей, но когда был с Чу, я, наконец, уверился, что не могу быть с женщинами.

— О, Гарри, почему ты ничего не сказал, ты же знаешь, что в волшебном мире к гомосексуальности нормально относятся, мы были твоими друзьями, мы бы в любом случае любили бы тебя.

— Миона, ты же знаешь, что у меня не было личной жизни, я был на обложке каждого выпуска Ведьменного Еженедельника, я бы просто не пережил, если бы моя физиономия появилась еще и на обложке Мужчины мага. И я представляю себе заголовки в Пророке: «Гарри Поттер, Мальчик-который выжил-чтобы-трахать-других-мальчиков». Это бы отразилось на каждом парне с нашего факультета, я и так уже достаточно приносил им проблем. И мы оба знаем: гей я или нет, но от меня все равно ожидали, что я найду симпатичную ведьму, женюсь и заведу детей… затем заведу любовниц. Миона, мы оба выросли в маггловском мире, где такое просто не должно случаться. Брак священен, это не инструмент для увеличения популяции магов. Даже если бы я на это согласился, у ребенка Гарри Поттера никогда не было бы нормальной жизни, а я не мог этого допустить. Кроме того, я сейчас счастлив, и только это имеет значение.

— Да, Гарри, я рада видеть тебя счастливым, это было так редко, когда ты был в школе. Итак, Пол, как ты познакомился с Гарри? — Гермиона с улыбкой повернулась к Полу.

— Я работал ассистентом учителя, когда писал докторскую диссертацию по социологии, а Гарри был в колледже, мы стали друзьями. Я защитился, он поступил в полицейскую академию, мы стали любовниками, и 6 лет назад Техас разрешил однополые браки, мы поженились одними из первых. — Пол взял руку Гарри и поднес ее к губам, целуя его обручальное кольцо.

Гарри наклонился к Полу и нежно поцеловал его в губы.

— Я бы сделал это снова даже не задумываясь, я люблю тебя, — сказал он тихо. Но Гермиона услышала нежные слова.

— Вы двое замечательно смотритесь вместе, и я вижу, насколько вы влюблены, я счастлива за вас обоих. — Глаза Гермионы наполнились слезами.

— Спасибо, Миона, это много значит для меня. Итак, расскажи о себе. Ты сказала, что вы с Роном так и не поженились, можно узнать, что произошло?

— Вечеринка по случаю твоего двадцатипятилетия.

— Что… нет, нет, нет, не обвиняй меня, пожалуйста. Я буду чувствовать себя виноватым до конца моей жизни, — взмолился Гарри.

— О, Мерлин, нет, я не виню тебя, я виню Рона. После того как ты ушел с вечеринки, Невилл, Дин и Симус тоже ушли, а Рон остался. Когда я проснулась утром, то отправила тебе сову, а затем решила, что Рону наверняка не помешает зелье от головной боли. Я через камин добралась до его квартиры и обнаружила очень голого Рона с очень голой Сьюзан Боунс вместе в постели, им совершенно не требовалось зелье против головной боли, но срочно нужно было противозачаточное зелье. Я ушла, и никогда не оглядывалась назад. Через два месяца они поженились, и шесть месяцев спустя у них родился Билиус. Он переходит сейчас на второй курс в Хогвардсе вместе со своей сестрой Молли, которая идет на первый. Дома есть еще трое. Все рыжие, конечно. Джинни и я все еще дружим. И я по-прежнему поддерживаю связь с Молли и Артуром. Они все любят Сьюзан, но, думаю, они разочарованы, что мы с Роном так никогда и не стали парой. Фред даже предложил жениться на мне, когда узнал, что я беременна Чадом. Но я не могла просить его растить чужого ребенка.

— ЧТО? Ты была беременна, когда Рон изменил тебе? И у тебя есть сын? Вау, Гермиона.

— Нет, он не от Рона, я забеременела через три месяца после того, как мы расстались. Я приняла зелье, потому что ни с кем не встречалась на тот момент. Обратилась к другу, и в однажды ночью мы переспали, Чедвик Гарри Грейнджер родился вскоре после этого. Ежедневный Пророк объявил его твоим сыном, Гарри. Я, конечно, отрицала все это, но, так как не сказала им, кто отец, опровержения не последовало. Единственный способ убедить их в том, что это не твой сын, объявить имя настоящего отца, а я не могла этого сделать.

— Итак, у нас есть сын, как мило. Не могу поверить, что ты назвала бедного ребенка в мою честь. Я польщен, но «Гарри» — такое простое и редко используемое в магическом мире имя.

— О, пожаааалуйста, ты представить не можешь, сколько сейчас детей-магов Гарри и Джеймсов. Думаю, Св.Мунго напечатало уже тысячу заготовок свидетельств о рождении «Гарри Поттер-добавь-последнее-имя». Гарри, каждый родитель хочет, чтобы их сын вырос тобой. У нас даже есть четыре Гарри в Слизерине.

Гарри закрыл лицо ладонями и покачал головой; Пол положил ему руку на спину для моральной поддержки.

— И ты спрашивала, почему я уехал. Не могу в это поверить. — Он тяжело вздохнул. — Итак, можно поинтересоваться, кто отец «нашего» ребенка?

— Конечно, ты можешь спросить. — Гермиона усмехнулась. Пол заметил, но ничего не сказал.

— Миона?

— Хорошо, только не волнуйся, пожалуйста, пообещай, что, кто бы он ни был, ты поймешь меня, только не ори, ладно?

— Обещаю. Мерлин, ничего хорошего ждать явно не приходится.

— Нет, вообще-то приходиться… Это Ремус.

Голова Гарри, которую он все еще подпирал руками, с грохотом упала на стол.

— Оуч… Я думал, Ремус не может иметь детей, ну, ты же знаешь… он… гей?!

— Гарри, есть разница между «не может» иметь детей и «не позволяется». Это все чистокровные со своими представлениями о собственном превосходстве. Они боятся больных ликантропией, не позволяют им иметь детей, хотя у них и нет доказательств, что дети тоже будут страдать от нее. У Чеда нет никаких признаков, хотя он и немного возбужден во время полной луны, но мы не знаем: это из-за крови Ремуса или его агрессивности. Поппи единственная в курсе, кто отец Чеда, и она наблюдает за его состоянием с самого рождения. Как только он станет совершеннолетним, при их с Ремусом согласии Поппи опубликует свои наблюдения, и, может быть, одним видом дискриминации станет меньше.

Пол поднял руку как ученик в классе.

— Ммм, извините меня Профессор, но что такое ликантропия?

— О, Пол, прости, мы с Гарри просто заболтались и совершенно забыли про тебя.

— Миона, все в порядке, я знаю, что тебе и Гарри нужно о многом поговорить, и, кроме того, Гарри перенял твой акцент. Его речь звучит более по-британски сейчас, чем раньше, это так мило, — Гарри посмотрел на Гермиону, затем закатил глаза, словно хотел сказать: «Я же тебе говорил»; она поняла намек. — Но я не знаком со словом «ликантропия», я знаю, «антропология» изучает человека, но я не знаком с префиксом «лик».

В этот момент подошел официант принять их заказ. Гарри порекомендовал Гермионе выбрать Энчиладу и Чили Рено с жареной фасолью и Маргаритой. Как только заказ был сделан и официант ушел, Гермиона повернулась к Полу.

— Отвечаю на твой вопрос: префикс «лик» происходит от греческого слова «ликио», что означает просто «волк».

— Ты хочешь сказать, что подзалетела от оборотня?

— Черт, Гарри, он быстро соображает, и да, Ремус — оборотень, но он был не в волчьем обличие, когда я забеременела, уверяю тебя. Гарри, возвращаясь ко второй части вопроса, что Ремус гей, вообще-то он би, если не считать Сириуса — настоящую любовь его жизни. Он предпочитает женщин, но выбрал компанию мужчин, просто потому что не хотел сделать какой-нибудь ребенка и закончить жизнь в Азкабане. Но однажды вечером в Хэллоуин мне стало так одиноко, я была просто в депрессии, потеряв одновременно двух своих лучших друзей, а он вспоминал о потери четверых, слово за слово, ну и мы… Знаешь, Гарри, вы с Чадом родились в один день.

Гарри грустно рассмеялся и сказал.

— Да, я уже, в общем-то, понял. Я был зачат ровно за два года до того, как убили моих родителей. Итак, вы с Ремусом вместе? Чем он занимается?

— Гарри, мы не можем быть вместе, закон не позволяет этого, а чем он занимается? Вообще-то он замещает тебя.

— Что?

— Гарри, когда Сириус умер, он был твоим официальным опекуном, он завещал все тебе как единственному наследнику, ну, это ты и сам знаешь. Но он также сделал Ремуса твоим крестным, что означает, что он твой официальный опекун. Единственная причина, по которой ты жил с Дурслями, то, что тебе была необходима кровная защита. Да, в глазах маггловского мира они были твоими опекунами, но, согласно магическому законодательству, им был Ремус.

— Думаю, я догадывался, просто мы никогда этого не обсуждали, но почему он замещает меня, я не понимаю… в чем?

— Как законный опекун он является твоим ЕДИНСТВЕННЫМ родственником. И, так как тебя не было, чтобы выполнять свою роль в Визенгамоте и члена международной конфедерации магов, у него есть все политические права, которыми ты бы владел, находясь в нашем мире. Ха, он заноза в заднице тех чистокровных, кто ненавидит его из-за ликантропии. Пока ты не объявлен мертвым, никто больше не может заместить тебя на этих должностях. И знаешь, что самое смешное, кроме того, что оборотень состоит в международной конфедерации?

— Что?

— Когда умер Люциус Малфой, его должность автоматически перешла к Драко. В отличие от тебя, который заслужил это место, Драко унаследовал его, но он тоже исчез, и его не объявили мертвым. Итак, теперь кто, как ты думаешь, его ближайший родственник?

— Гермиона, я не знаю. Ты собираешь заставить меня догадаться самому, не так ли?

— Да.

— Хорошо, итак Люциус был единственным ребенком, Драко был единственным ребенком, это означает, что это кто-то со стороны его матери. Она мертва, ее сестра Бэлла мертва, спасибо тебе, ее сестра Андромеда мертва… НЕ МОЖЕТ БЫТЬ. О, это слишком смешно, ты серьезно?

— Да, в Конфедерации не только состоит оборотень, который обладает правом голоса, но в ней также и полукровка Морф.

— Ребята, я в растерянности: кто это и почему это так смешно? — спросил сконфуженный Пол.

Гарри посмотрел на своего мужа и начал объяснять:

— Нимфедора Тонкс, лет на шесть нас старше и она из тех, кого называют Метаморфмагус, это означает, что у нее есть способность изменить любую часть тела. Она может изменить что-то в своей внешности, обычно это бывают волосы, или же может принять облик совершенно другого человека, как мужчины, так и женщины. Эта способность очень полезна. Нимфедора аврор, что в магическом мире равноценно агенту ФБР; она отлично работает под прикрытием. Но большинство Чистокровных, хотя и считают ее способность редким даром, смотрят на нее как на бесполезную игрушку. И к тому же она полукровка, что, похоже, просто выводит из себя стариков. Ооо, только ради этого стоило бы вернуться обратно и посмотреть.

Официант принес заказ, и они принялись есть и обсуждать кухни различных районов.

Пол, наконец, заговорил на предыдущую тему.

— Итак, расскажите мне еще об этой способности. У меня в голове вертится столько возможностей к ее применению, — сказал он с мечтательной улыбкой.

— Гарри? — спросила Гермиона.

Не отрывая взгляда от тарелки:

— Нет, Гермиона.

— Гарри! Он твой муж, он имеет право знать!

Стиснув зубы Гарри сказал.

— Да, Гермиона, мне известно, что он мой муж, но также мне известно, что еще две недели назад он пребывал в блаженном неведении относительно моего прошлого. Я говорил тебя, я теперь маггл. Оставь эту тему.

Пол схватил мужа за руку, посмотрел ему в глаза и сказал:

— Нет, Гарри, она не оставит ее, я имею право знать. У тебя есть тоже эти способности?

— Да, Пол, я — Метаморфмагус. Когда я говорил тебе, что самый сильный волшебник, я не имел в виду, что у меня куча титулов, больше, чем у других. Я имел в виду, что у меня больше магических способностей, чем у любого другого живущего ныне существа или человека со времен самого Мерлина. И есть люди, утверждающие, что у меня есть несколько способностей, которых не было даже у него. Но нет способа доказать это или опровергнуть. Пол, я ненормальный среди магов, чудо.

— Я был рожден с незаурядными магическими способностями, да. При рождении я был третьим или четвертым по могуществу. Но когда я был ребенком, Волдеморт пытался убить меня, он дал мне свою силу, благодаря которой возросла моя. И каждый раз, когда он пытался убить меня, используя Убийственное заклятие, моя сила возрастала еще больше. Никто не может этого объяснить, никто не понимает этого, просто так получилось. Когда я, наконец, убил это ничтожество, моя сила снова значительно возросла. Повторюсь, никто не может этого объяснить. Возможно, это имеет отношение к тому, что он и я были связаны магией и кровью, поэтому, когда он умер, его магические способности перешли ко мне; из-за связи между нами наша магия была схожа.

— Малыш, я совершенно растерялся. Я понимаю, что ранги зависят от магических способностей, но кто придумал эти ранги, и кто их проверяет?

— Есть книга, которая просто знает, я говорил тебе о такой, куда записывают детей, у которых достаточно способностей для обучения, эта вроде той, она просто знает и все. — Гарри посмотрел на Гермиону умоляющими глазами. — Профессор Грейджер, можете вы объяснить? Пожалуйста?

В лучших традициях МакГонагалл.

— Конечно, м-р Эванс. — Что вызвало благодарный вздох у Гарри и оттого, что она использовала его новое имя, и от ее желания помочь.

— Книга Силы, это просто книга, которая измеряет потоки магии по всему волшебному миру. Так же как и Книга Обучения. Когда маг рождается, она регистрирует его рождение и ранг на основании излучаемой им магией. Видимы в книге только верхние сто имен, такое ощущение, будто тот, кто создавал книгу, думал, что только эти сто достойны упоминания. Когда родился Гарри, самым сильным магом был Альбус Дамблдор, тогдашний директор нашей школы, вторым шел Волдеморт, третье и четвертое место делили Гарри и Невилл Лонгботтом, их магия была во многом равна. Когда Волдеморт попытался убить Гарри, он передал свою ему силу, которая протолкнула того на вершину списка, ведь у него теперь была как своя магия, так и волдемортова. После того как Волди попытался убить Гарри в первый раз, он потерял свое тело и должен был бы умереть, но проведя столько ритуалов…

— Через некоторое время после того, как Волди потерял свое тело, несколько его последователей начали искать его дух или часть него: они предполагали, что он мог выжить. Они отправились в дом родителей Невилла, потому что считали, что Фрэнк и Алиса Лонгботтом знали о месте пребывании Волди.

— Они либо не знали, либо отказались говорить. Поэтому те стали их пытать, пока оба Лонгботтома не потеряли рассудок и на протяжении нескольких лет жили в специальном крыле больницы Св. Мунго. Невилл, которому было около двух лет, видел пытки родителей и был в шоке, когда прибыли министерские работники. Его отправили вместе с родителями в Св. Мунго, где колдомедик наложил на него очень плохое заклинание памяти, чтобы смягчить моральную травму. Одни говорят, что тот колдомедик был слишком неопытен, чтобы нормально наложить заклинание, другие, что она была последователем Волдеморта. Но это не имеет уже значения, заклятие памяти внесло неразбериху в мозг ребенка, так что его ранг уже не имел значения. Он неспособен запоминать вещи. Умный мужчина, но голова у него дырявая. Он часто забывает слова заклинаний.

— Значит, когда Волди ударил в Гарри АК или убийственным проклятием, его возможности добавились к Гарриным. Гарри в тот момент стал обладателем не только своей, но и волдемортовой магией. Это сделало его вторым, после Дамблдора. Так как у Волди больше не было человеческого тела, он вообще выпал из списка, или же его ранг стал ниже ста. Но после возрождения, ему потребовалось для этого провести ритуал с использованием черной магии с кровью Гарри.

— В то время считалось, что Волди владеет всеми способностями Гарри. Потому что кровь Гарри теперь текла по венам Волдеморта. Но сколько бы раз тот ни пытался убить Гарри, по каким то причинам его магия дублировалась и переходила в Гарри, увеличивая тем самым его способности. После возраждения Гарри и Волдеморт сразились, и тот ударил в Гарри АК, но из-за сходства их палочек, заклинание так и не долетело до цели. По каким-то неизвестным причинам Волдеморт получил еще кое-какие способности Гарри, в то время как магия Гарри удвоилась, сделав его самым сильным магом на земле. Гарри стал номером один, Волдеморт вторым номером, Дамблдор третьим, а Невилл четвертым.

Гермиона продолжила свою лекцию.

— Волдеморт еще три раза пытался наложить на Гарри АК, прежде чем Гарри удалось победить эту мразь. Каждый раз магия Гарри возрастала. Когда Волдеморт наконец-то умер, вся его магия перешла к Гарри, делая последнего тем самым могущественнейшим магом из вообще когда-либо живших.

Осмыслив сказанное, Пол спросил:

— Ты хочешь сказать, что в вашем выпуске было два из трех самых сильных магов, и эти двое были под прямым влиянием третьего? Вау, это невероятно.

Гарри, наконец, заговорил:

— Нет, невероятным было то, что в нашем классе было трое из самых сильных магов планеты, и не только это; пять магов из первой двадцатки и еще шесть из сотни. Наше поколение считается самым сильным из когда-либо рождавшихся… одиннадцать человек в сотне. Ранг Гермионы — 19.

— Вообще-то, Гарри, я теперь восемнадцатая. — Гарри кивнул, понимая, что, должно быть, кто-то умер, если она передвинулась по рангу. Гермиона продолжила, — Самое удивительное еще и то, что за последние тридцать восемь лет не был рожден ни один ребенок, который бы попал в двадцатку. Гарри был последним, так как он самый младший в нашем классе.

Ужин был закончен, тарелки убраны, и официант принес еще выпить.

— Итак, Гермиона, скажи, как давно ты стала заместителем Директора? Что произошло с МакГонагалл? — осведомился Гарри.

Гермиона протянулась через стол и взяла Гарри за руку. Посмотрев ему в глаза с грустью, она тихо сказала:

— Я — заместитель директора 10 лет. Мне была предложена эта должность, когда МакГонагалл стала директриссой Хогвардса.

Одинокая слеза скатилась по щеке Гарри.

— О, нет, пожалуйста, нет.

Пол обнял Гарри и посмотрел на Гермиону.

— Что? Миона? Гарри? Пожалуйста, скажите мне, что происходит?

Гарри положил голову Полу на плечо и посмотрел на Гермиону.

— Миона только что сказала мне, что Альбус Дамблдор мертв уже 10 лет. Миона, как это произошло?

— О, Гарри, ты же знаешь, Альбус был стар. Он умер тихо во сне, это какая-то, я бы сказала, несвойственная Альбусу смерть, но в тоже время очень ему подходящая. Мы пытались найти тебя. Хедвиг отказывалась отправляться на твои поиски. Все Министерские и школьные совы, а также сотня личных сов были отправлены искать тебя, и каждая вернулась ни с чем. Так как ты пользуешься беспалочковой магией, то не оставляешь магической подписи, чтобы можно было тебя отследить, поэтому у нас не было никакой возможности найти тебя. На протяжении десяти лет магические правительства всех стран искали тебя. Американскому правительству будет очень стыдно.

— Гермиона, я не могу и не буду. Я отказываюсь это делать. — Гарри покачал головой, с ужасом уставившись на нее.

— Значит, ты отречешься ото всех нас? Кто остается? Невилл? Он не может принять это, ты же знаешь, и он знает. Нам некуда деваться, Гарри. Ты нам нужен, — упрашивала его Гермиона.

— Ребята, пожалуйста, объясните. Почему была отправлена тысяча сов на поиски Гарри? Я понимаю, что ты и директор были близкими друзьями, но к чему такие меры? И что ты отказываешься сделать?

— Люмосупернузатрум, — сказал Гарри с ничего не выражающим взглядом.

— «Люмо»-что? Что это? — спросил Пол, посмотрев на Гермиону.

Гермиона взглянула на Гарри и спросила:

— Гарри? Можно объяснить мне?

— Как хочешь, но я этого делать не стану.

— Пол, «люмос» происходит от латинского слова «свет», «супернус» означает «над», «атрум» значит «тьма». Все вместе просто «Свет над Тьмой». Но Лумосупернузатрум — это что-то большее. Ведьма или маг, который является самым могущественным ко времени смерти предыдущего ЛСА, получает этот дар. Во время жизни ЛСА Свет главенствует над Тьмой, если маг Светлый. Если маг Темный, то он становиться Атрумсупернузлюмосом или «Тьмой над Светом». Во время жизни этого мага тьма будет главенствовать.

— Альбус стал ЛСА, когда умер его предшественник. Это пожизненный дар, поэтому, даже когда Гарри стал могущественней Альбуса, дар не был предложен Гарри, пока Альбус не умер. До рождения Гарри и после, когда он набирал силу, чтобы стать хотя бы вторым, было важно, чтобы Альбус оставался в живых, потому что в противном случае дар перешел бы к Волдеморту, а так как он был Темным магом, это означало бы, что на земле будет главенствовать Тьма, пока Волдеморт не умрет.

— Вместе с этим даром приходит и обязанность учить других путям Света. Конечно, человек, к которому переходит дар, может отказаться от этой ответственности, тогда дар переходит следующему по могуществу. После Гарри, идет Невилл, но он знает, что он не в состоянии играть эту роль.

— Но тогда номер три? Почему это так трудно?

Гермиона посмотрела на Гарри, но продолжила говорить Полу:

— Номер три тоже пропал, и даже если он и выбрал Светлую сторону в войне, его вырастил Темный маг, поэтому его надежность под сомнением. А номер четыре — очень темная американская ведьма.

Гарри заговорил ничего не выражающим голосом, который Гермиона так хорошо знала, но Пол никогда не слышал:

— Гермиона, он — Светлый, и ты знаешь об этом, найдите его, затем я вернусь на временя, чтобы официально отречься. Я отказался от детства, чтобы спасти магический мир; но я не собираюсь пустить псу под хвост свою жизнь.

— Мы искали его, Гарри, но сейчас нам нужен ТЫ.

Гарри встал, уперся руками о стол, его лицо покраснело от гнева, и в дюйме от лица Гермионы он выплюнул сквозь зубы:

— Нет. Гермиона. — В ресторане задрожали стекла. Гарри встал и вышел.

Пол и Гермиона смотрели ему в спину.

— Амм. Миона, что это было? Что произошло?

Гермиона провела руками по волосам, все еще глядя на закрытую дверь, через которую только что вышел Гарри, и сказала:

— Когда маг или ведьма теряют контроль, они могут выплескивать магию. Последний раз, когда Гарри терял контроль, было летом перед третьим курсом. Я бы сказала, что он сейчас немного расстроен.

Пол фальшиво рассмеялся:

— Думаешь? Пошли, я отвезу нас домой. Может быть, к тому времени, как мы приедем, он успокоится. — Пол заплатил за ужин и повел Гермиону к машине. По дороге оба испытывали неловкость, и поездка показалась бесконечно долгой.

* * *

Гарри сел в машину, завел ее, настроил радио на волну с тяжелым роком, врубил музыку на полную громкость и поехал. Остановившись на красный свет, потерявшись в звуках из своего детства, он смотрел на свет светофора, как будто в нем мог найти ответы на все вопросы вселенной и просто спросил:

— Черт, где ты, Драко Малфой?

* * *

Гарри сидел за кухонным столом и пил пиво, когда приехали Пол с Гермионой. Они робко вошли на кухню. Внешне Гарри был спокоен. Он посмотрел на Гермиону и спросил:

— Почему сейчас?

— Гарри, на данный момент нет господствующей идеологии. Ни Свет, ни Тьма не преобладают, но пока больше сильных светлых магов, чем темных, поэтому какое-то время все было спокойно. Большинство Пожирателей Смерти пойманы и посажены в тюрьму только за то, что состояли в ПС, другие преступления им не вменялись. За это им дали от пятнадцати до двадцати лет Азбакана. Сейчас они выходят на свободу и собираются вместе. Бывшие Пожиратели начнут искать вас с Драко и попытаются обоих уничтожить. С Невиллом они легко справятся. Затем, останется только Хелена Уильямс, а она примет дар, и над нами воцарится Тьма. Ты наша единственная надежда, Гарри Поттер, снова; судьба Магического мира в твоих руках.

— Мне нужно время, чтобы подумать. Ты можешь остаться на ночь у нас. Пол покажет тебе комнату для гостей. Увидимся утром, — сказав это, Гарри поднялся и вышел из кухни.

Пол проводил Гермиону в ее комнату, затем быстро пошел в их с Гарри спальню. Тот лежал на постели лицом вниз, зарывшись головой под подушку. Когда Пол принял душ и вернулся, Гарри лежал в том же положении, но явно не спал.

Он тихо пересек комнату, не говоря ни слова сел на мужа сверху и начал массировать напряженные плечи и спину любимого. После того как Гарри расслабился под ним, Пол наклонился и принялся целовать его плечи, его возбужденный член терся о спину Гарри.

Гарри перевернулся на спину, позволяя Полу усесться ему на бедра. И снова Пол наклонился к любимому, целуя его в губы. Он терся своей задницей о вставшую плоть Гарри, осторожно раскачива

Дэниел Рэдклифф, Эмма Уотсон и Руперт Гринт: «Гарри Поттер связал нас навсегда!»: Стиль жизни: Культура

Конец сказке про Гарри Поттера

Поклонники захватывающих историй о волшебнике Гарри Поттере с грустью подводят итоги: на экраны выходит последняя часть сказочной саги – фильм «Гарри Поттер и Дары смерти: Часть 2». Мировая премьераэтого фильма уже состоялась в Лондоне. 7 июля на Трафальгарской площади на красной дорожке появились главные действующие лица истории о Гарри Поттере: Эмма Уотсон, исполнительница роли Гермионы, Руперт Гринт, сыгравший волшебника Рона Уизли, и, конечно, сам «Гарри Поттер» – Дэниел Рэдклифф.

В российских кинотеатрах фильм «Гарри Поттер и Дары смерти: Часть 2» стартует 13 июля. В ожидании волшебной премьеры мы предлагаем тебе почитать интервью актеров Дэниела Рэдклиффа, Эммы Уотсон и Руперта Гринта о новом фильме «Гарри Поттер и Дары смерти: Часть 2». Для звездной троицы сказочная эпопея стала настоящим прорывом – помимо славы и статуса самых богатых молодых актеров фильмы про Гарри Поттера подарили им неоценимый актерский опыт и крепкую дружбу. О своих впечатлениях на съемках, любимых сценах и ностальгии по Гарри Поттеру Дэниел Рэдклифф, Эмма Уотсон и Руперт Гринт рассказывают в интервью.

Интервью Дэниела Рэдклиффа о новом фильме «Гарри Поттер и Дары смерти: Часть 2»

Дэниэл Рэдклифф об отличии второй части фильма «Гарри Поттер и Дары смерти» от первой

«Я бы сказал, что фильм “Гарри Поттер и Дары смерти: Часть 1” – это драма на медленном огне, а “Гарри Поттер и Дары смерти: Часть 2” – это уже более динамичная картина с неожиданными эмоциональными моментами в стиле драмы. Это словно фильм про ограбление, который вдруг превращается в кино про войну. Новый фильм “Гарри Поттер и Дары смерти: Часть 2” получился фантастическим, и я им очень-очень доволен».

Дэниэл Рэдклифф о сложностях на съемках

«Самым трудным для меня на съемках фильма “Гарри Поттер и Дары смерти: Часть 2” было раскрыть духовную глубину моего героя. История Гарри Поттера подходила к концу, и я на всем протяжении съемок не был до конца доволен своей игрой, но в последней части я выложился на полную. Я был наконец удовлетворен тем, что получилось».

Дэниел Рэдклифф о том, что ему подарила роль Гарри Поттера

«Во-первых, это чудесные воспоминания о времени, проведенном на площадке. Во-вторых, это друзья, которые останутся со мной на всю жизнь. Если бы не фильмы про Гарри Поттера, я бы не встретил столько прекрасных людей. Ну а в-третьих, это очки Гарри Поттера – их я тоже хотел бы забрать на память».

Дэниел Рэдклифф о фанатах фильмов о Гарри Поттере

«Я бы хотел поблагодарить фанатов фильмов о Гарри Поттере за поддержку, которую они оказывали нам все эти годы. Надеюсь, что они останутся довольны последним фильмом “Гарри Поттер и Дары смерти: Часть 2”. Я уверен, что фанаты Гарри Поттера отличаются от остальных тем, что они интересуются литературой и имеют развитое воображение. Истории о Гарри Поттере учат быть любопытными по жизни и не бояться совершать невероятные поступки».

Интервью Эммы Уотсон о новом фильме «Гарри Поттер и Дары смерти: Часть 2»

Эмма Уотсон о работе с режиссером Дэвидом Йэтсом

«Для Дэвида главное – сделать все происходящее максимально правдивым, честным и реалистичным. Он ненавидит ложь и хочет, чтобы игра шла от сердца. Я уверена, что работа с ним сделала меня лучшей актрисой. Он говорил мне на площадке: “Забудь обо всем и просто будь честной”. Это я и пыталась делать».

Эмма Уотсон о своей любимой сцене в фильме «Гарри Поттер и Дары смерти: Часть 2»

«В новом фильме есть сцена, где Гермиона и Рон (Руперт Гринт) вместе отправляются в путешествие – они должны разрушить крестраж, в котором заключена душа черного мага. Это их первое совместное задание, и они оба всерьез поглощены им, но в фильме эта сцена выглядит не серьезной, а наоборот, комедийной. Руперт – блестящий комедийный актер, и он очень смешил меня на съемках этой сцены».

Эмма Уотсон о ностальгии по Гарри Поттеру

«Для меня очень сложный вопрос, на который я сама не могу себе ответить: будет ли мне недоставать этих съемок? С одной стороны, я чувствую освобождение, с другой – грусть, с третьей – волнение. Фильмы про Гарри Поттера заняли всю мою жизнь, все мое время и изменили меня. Это была центральная точка моего существования. Но теперь, после премьеры последнего фильма “Гарри Поттер и Дары смерти: Часть 2”, у меня есть шанс двигаться дальше и заняться другими вещами. И этот факт тоже заставляет меня радоваться».

Эмма Уотсон о парике

«Да, это правда, что в некоторых сценах фильма “Гарри Поттер и Дары смерти: Часть 2” мне пришлось носить парик. Но я могу поспорить, что вы никогда не догадаетесь, в каких сценах это было!»

Эмма Уотсон о своих коллегах – Дэниеле Рэдклиффе и Руперте Гринте

«Для меня теперь Дэниэл и Руперт почти как братья. Мне бы очень хотелось поработать с ними вновь. Я уверена, что история о Гарри Поттере связала нас навсегда».

Интервью Руперта Гринта о новом фильме «Гарри Поттер и Дары смерти: Часть 2»

Руперт Гринт о сцене поцелуя Гермионы и Рона

«Эта сцена была очень важной в сюжетной линии последнего фильма “Гарри Поттер и Дары смерти: Часть 2”, и мы очень старались снять ее так, как нужно. Это было непросто, ведь я знаю Эмму Уотсон с 9 лет и за время съемок мы стали уже братом и сестрой, поэтому целоваться с ней было очень странно».

Руперт Гринт о своем взрослении на съемочной площадке

«Возможно, из-за съемок в фильмах о Гарри Поттере я что-то и упустил – например, это может касаться школьной жизни. Но я не думаю, что это большая потеря, просто у меня было совсем необычное взросление, полное возможностей и волнений. И мне оно нравилось».

Руперт Гринт о запретах на съемках фильма «Гарри Поттер и Дары смерти: Часть 2»

«Во время съемок нам нельзя было кататься на лыжах или заниматься любой опасной для жизни активностью, а также нельзя было ничего делать с волосами. Сейчас мы закончили, и я чувствую себя свободнее – это прекрасное чувство, но я пока почему-то не могу к нему привыкнуть».

Руперт Гринт о проблемах Дэниела Рэдклиффа с алкоголем

«Если ты постоянно думаешь о том, что ты несвободен, что ты стал звездой в таком молодом возрасте, но можно действительно стать жертвой своей славы. Несомненно, мы как публичные люди отличаемся от других подростков, которые просто могут делать ошибки и потом двигаться дальше. В нашем случае популярность все только усложняет. Но с другой стороны, эти ошибки – часть взросления, часть жизни».

Руперт Гринт о последнем съемочном дне

«Это был ужасный день. Я был расстроен. Помню, как я начал собирать вещи в гримерке и нашел поздравительные открытки, которые посылали мне, когда мне было 14 лет, и вдруг понял – эта история про Гарри Поттера длилась для меня целых 10 лет и теперь словно уместилась в один кадр. Я помню, как режиссер сказал “Снято!” и мы расплакались. Я определенно буду скучать».

Автор: Ирина Щапова, специально для WomanJournal.ru

Фото: Splashnews/Alloverpress.ru

С кем бы ты встречалась в Хогвартсе? (2022)

С кем из персонажей Гарри Поттера вы бы встречались? Если вы когда-нибудь задавали себе этот вопрос, вы попали в нужное место. Мы собрали несколько вопросов, на которые вам нужно ответить о себе. После того, как вы ответите на них, наша викторина о парнях из Гарри Поттера позволит вам узнать мальчика из Хогвартса, с которым вы идеально бы подошли. Примечание: у нас также есть викторина о девушке Гарри Поттера для тех, кто ищет ее.

Кто был бы твоим парнем из Гарри Поттера?

Инструкции: Все, что вам нужно сделать, это ответить на вопросы о себе ниже, и викторина позволит вам узнать персонаж, с которым вы наиболее совместимы. Старайтесь честно отвечать на вопросы, а не просто пытаться получить то, что вам больше всего нравится!

Выберите тип, который вас больше всего привлекает предпочитаете цвет волос вашего возлюбленного?

Темный

Светлый

Рыжий

Цвет волос для меня не имеет значения

Как бы вы хотели, чтобы ваш избранник пригласил вас на Святочный бал?

Они просят меня пойти с ними после того, как они только что закончили играть в квиддич

Публично, чтобы все могли нас видеть

Мило, что заставляет меня смеяться

Нервно, но мило

С большим количеством уверенности в своем голосе.Уверенность — это сексуально

Я бы попросил их пойти со мной

Какое самое важное качество, которое вы ищете в партнере?

Спортивный

Весёлый

Богатый

Красивый

Доброта

Храбрость

Какую профессию вы считаете самой привлекательной?

Полицейский или детектив

Профессиональный спортсмен

Актер или комик

Инвестиционный банкир или застройщик

Учитель или профессор из перечисленных

Седрик Диггори

Драко Малфой

Гарри Поттер

Невилл Лонгботтом

Рон Уизли

Виктор Крам

С каким персонажем вы бы встречались?

Поделитесь своими результатами:

Facebook Twitter

Викторина о парне из Гарри Поттера: все возможные результаты

Вот все результаты, которые вы могли получить в этой викторине.Мы также предоставили некоторые подробности о том, какими будут ваши отношения с ними.

Седрик Диггори

Седрик Диггори наиболее известен своим участием в Турнире Трех Волшебников вместе с Гарри Поттером. К сожалению, Седрик скончался от рук лорда Волан-де-Морта, но его с любовью вспоминали как невероятно талантливого волшебника. Седрик был известен как добрый, лояльный человек, который действительно ценил честную игру.

Если вам нравится Седрик, вам, вероятно, нравятся популярные парни, которые очень спортивны.У вас также может быть что-то для Роберта Паттинсона.

Драко Малфой

Драко Малфой был плохим парнем Хогвартса. Он происходил из очень богатой семьи и всегда вел себя дерзко в школе. По мере развития сериала мы видели, как Драко изменился, и он стал менее неприятным хулиганом, чем был в свои ранние дни.

Если вы получили Драко в этом тесте, очевидно, что вы любите плохих парней. В этом нет ничего плохого, поскольку Драко — очень популярный персонаж среди авторов фанфиков.

Гарри Поттер

Гарри Поттер — главный герой всей серии, известный как «Избранный». Он продемонстрировал сильное лидерство на протяжении всей серии и оказался чрезвычайно храбрым. Гарри также чрезвычайно преданный человек и был бы отличным выбором в качестве партнера. Единственная проблема с отношениями с Гарри будет связана со всем вниманием, которое он получает из-за того, что он избранный. Легкое сравнение было бы, если бы вы встречались с кем-то, кто был профессиональным спортсменом или знаменитостью.

Если в этом тесте вы получили Гарри, скорее всего, вы любите приключения со своей второй половинкой и любите испытывать вместе с ними что-то новое.

Невилл Лонгботтом

Невилл Лонгботтом на протяжении всего сериала известен как застенчивый и занудный парень. Иногда он кажется социально неуклюжим, но по ходу сериала становится все более уверенным. Невилл демонстрирует свою преданность на протяжении всего сериала и является тем, кто всегда встанет на защиту тех, кого любит.

Если вы получили Невилла в этом тесте, вам, скорее всего, нравятся занудные, но симпатичные парни. Mashable даже оценил Невилла как персонажа из сериала, который является самым датируемым!

Рон Уизли

Рон Уизли играет главную роль в сериале и является одним из лучших друзей Гарри Поттера. Он известен как забавный человек в группе, а также тот, кто очень любит свою семью.

Если у вас хорошее чувство юмора, Рон вам подойдет. Нет сомнений, что он будет вас постоянно смеяться.Также кажется, что он будет чрезвычайно верным парнем и отцом.

Виктор Крам

Виктор Крам наиболее известен тем, что соревновался с Гарри Поттером во время турнира Трех Волшебников. Он очень талантливый спортсмен и один из величайших игроков в квиддич во всей франшизе.

Если вы обычно увлекаетесь спортсменами, Крам будет для вас отличным выбором. Он также кажется более сильным и молчаливым, что нравится некоторым женщинам.

Некоторые

Другие варианты:

Вот некоторые другие персонажи из сериала, которые могли бы стать хорошими парнями, но не включены в нашу викторину.

  • Ньют Саламандер : Он застенчивый и причудливый. Судя по его появлениям в Fantastic Beasts , он кажется отличной добычей.
  • Фред и Джордж Уизли : Как и Рон, оба парня обладают потрясающим чувством юмора и любят проделывать розыгрыши. Они оба также спортивны, много лет играют в команде Гриффиндора по квиддичу. Если вам нравятся веселые и спортивные мальчики, они будут отличным выбором.
  • Оливер Вуд : Несколько лет служил капитаном команды Гриффиндора по квиддичу и, как известно, очень стремился к своей цели выиграть Кубок Дома.Если вам нравится кто-то, кто очень стремится к успеху, он кажется отличным выбором.
  • Симус Финниган: Несмотря на некоторую неуклюжесть, Симус оказался верным и смелым человеком. Он также извинился перед Гарри, когда был неправ, что показывает вам, что он не боится осознавать свои ошибки.
  • Дин Томас: Он был очень добродушным и очень открытым человеком. Звучит как довольно хороший партнер для меня!

Дайте нам знать, если есть какие-нибудь парни из сериала, которые, по вашему мнению, могли бы стать отличным парнем!

Заключение

Итак, кого вы нашли в нашей викторине о парнях из Гарри Поттера? Дайте нам знать, кто у вас есть, в разделе комментариев и не забудьте также поделиться им с друзьями.Я заставил свою девушку пройти тест, и в итоге она получила Рона Уизли. Думаю, это мне очень подходит, поскольку я стараюсь быть забавным парнем в группе! В итоге эта викторина у нас сработала!

Если вам понравилось, вы также должны проверить нашу викторину о Гарри Поттере для пар, которая позволит вам узнать, на какие отношения похожи ваши отношения. Вы также должны следить за нами в Твиттере, чтобы не пропустить ни одного из наших материалов.

Кто из персонажей Гарри Поттера твоя родственная душа?

Держись крепче!

Делаем свое волшебство…

Получайте результаты и другие тесты на свой почтовый ящик!

Нет, спасибо, просто покажи мои результаты Нет, спасибо, я посмотрю рекламу, чтобы увидеть свои результаты

Пожалуйста, подождите, ваши результаты генерируются!

Держись крепче!

Делаем свое волшебство…

Сохраните все результаты будущих викторин, выполнив вход!

(место не потеряете!)
Нет, спасибо, , просто покажи мне следующий вопрос Нет, спасибо, я посмотрю рекламу, чтобы перейти к следующему вопросу

Пожалуйста, подождите, ваши результаты генерируются!

Сериал о Гарри Поттере полон волшебства и приключений, но нельзя отрицать, что это также история о любви.Вы с самого начала положили глаз на определенного волшебника? Есть довольно много красивых на выбор! У самого Гарри Поттера было немало романов на протяжении…Подробнее

Сериал о Гарри Поттере полон волшебства и приключений, но нельзя отрицать, что это также история о любви. Вы с самого начала положили глаз на определенного волшебника? Есть довольно много красивых на выбор! У самого Гарри Поттера была своя доля романов на протяжении всей серии, и хотя он оказался с Джинни, давайте просто скажем, что это не так, ради этой викторины.(В любом случае, с вами ему было бы гораздо лучше.) Может быть, есть неожиданный волшебник, о котором вы никогда не думали как о потенциальном романтическом партнере. Возможно, к концу этого теста вы увидите этого волшебника совсем по-другому. У вас, вероятно, есть некоторое представление о том, с каким волшебным мужчиной вы хотели бы остаться. Жаль, что судьба и ваши ответы на эти 12 вопросов стоят на вашем пути. Тебе суждено быть с тем, с кем тебе суждено быть, вот и все. Итак, как насчет этого? Вам интересно, с каким персонажем мужского пола из Гарри Поттера вам следует встречаться? Пройдите наш тест, чтобы узнать!

Показывай меньше

СЛЕДУЮЩИЙ ВОПРОС НИЖЕ

1

Выберите патронус.

Готовый? Прокрутите вниз, чтобы ответить

  • Олень
  • Жаба
  • Змея
  • Лев
  • Собака
  • Крыса
2

Из какого факультета Хогвартса ты принадлежишь?

Готовый? Прокрутите вниз, чтобы ответить

  • Гриффиндор
  • Хаффлпафф
  • Рэйвенкло
  • Слизерин
3

Как ты думаешь, какая палочка выберет тебя?

Готовый? Прокрутите вниз, чтобы ответить

  • Тринадцать с половиной дюймов, перо тиса и феникса
  • Шестнадцать дюймов, дуб и сердцевина дракона
  • Тринадцать дюймов, вишня и волосы единорога
  • Четырнадцать дюймов, ива и волосы единорога
  • Одиннадцать дюймов, остролист и перо феникса
  • Десять дюймов, боярышник и волосы единорога
4

Какой класс в Хогвартсе тебе нравится больше всего?

Готовый? Прокрутите вниз, чтобы ответить

  • Защита от темных искусств
  • Травология
  • Зелья
  • Уход за магическими существами
  • Преображение
  • Подвески
5

Как вы проводите свободное время?

Готовый? Прокрутите вниз, чтобы ответить

  • Игра в волшебные шахматы
  • Забота о моих питомцах
  • Попасть в какую-то беду
  • Какое свободное время?
  • Садоводство
  • В поисках приключений
6

Какое твоё любимое волшебное лакомство?

Готовый? Прокрутите вниз, чтобы ответить

  • Бобы Берти Ботта на любой вкус
  • Сливочное пиво
  • Торты в котле
  • Шоколадные лягушки
7

Какую позицию для квиддича вы предпочитаете?

Готовый? Прокрутите вниз, чтобы ответить

  • Искатель
  • Биттер
  • Преследователь
  • Хранитель
  • Я просто счастлив играть, ставь меня куда угодно
  • Я ненавижу квиддич
8

Какое заклинание у тебя лучше всего получается?

Готовый? Прокрутите вниз, чтобы ответить

  • Алохомора
  • Люмос
  • Одурманивающий
  • Акцио
  • Экспеллиармус
  • Петрификус Тоталус
9

Какое волшебное существо тебе больше всего нравится?

Готовый? Прокрутите вниз, чтобы ответить

  • Кентавр
  • Дракон
  • Фестрал
  • Акромантул
  • Василиск
  • Я люблю их всех, невозможно выбрать что-то одно.
10

Какой твой любимый магазин в Косом переулке?

Готовый? Прокрутите вниз, чтобы ответить

  • Боргин и Беркс
  • Волшебный зверинец
  • Волшебные хрипы Уизли
  • Флориш и Блоттс
  • Мадам Малкин
  • Олливандерс
11

За какую профессиональную команду по квиддичу вы болеете?

Готовый? Прокрутите вниз, чтобы ответить

  • Чадли Кэннонс
  • Эпплби Стрелы
  • Кенмарские пустельги
  • Уигтаун Уондерерс
  • Гарпии Холихеда
  • Торнадо Тутсхилл
12

Какой продукт Weasleys’ Wizard Wheezes вам нравится больше всего?

Готовый? Прокрутите вниз, чтобы ответить

  • Выдвижные проушины
  • Перуанский порошок мгновенной темноты
  • Коробки для закусок
  • Навозные бомбы
  • Детонаторы-приманки
  • Свистульки Wildfire
13

Последний вопрос — как бы вы оценили этот тест?

Готовый? Прокрутите вниз, чтобы ответить

  • Мне понравилось!
  • Всё было в порядке.
  • Не очень…

Вы успешно подписались

С кем из персонажей Гарри Поттера вы бы встречались?

  • 1. Каким бы был твой патронус?

    Джек Рассел

    заяц

    Выдра

    Олень

    Лошадь

    Никто

  • 2. Какой твой любимый цвет?

    коричневый

    Розовый

    Желтый

    Чернить

    Пурпурный

    красный

  • 3.Какая ваша любимая черта?

    Храбрый

    Доброта

    Веселая

    Интеллектуальный

    Зло

    Уникальность

  • 4. Какое ваше любимое животное?

    Лев

    Сова

    Змея

    Бак

    Щенок

    Бабочка

  • 5. Кто вам больше всего нравится из второстепенных персонажей?

    Седрик Диггори

    Чо Чанг

    Парварти Патил

    Лаванда Браун

    Фред и Джордж Уизли

    Пэнси Паркинсон

  • 6.Кто вам больше всего нравится из профессоров Хогвартса?

    Профессор Муди

    Профессор Дамблдор

    Профессор Люпин

    Профессор Трелони

    Профессор Снейп

    Профессор МакГонагалл

  • 7. Ваше любимое волшебное существо?

    Винки

    Фоукс

    Кричер

    Хедвиг

    Клювокрыл

    Добби

  • 8.Кто ваш наименее любимый персонаж?

    Профессор Трелони

    Никто

    Волдеморт

    Струпья

    Драко Малфой

    Пожиратели Смерти

  • 9. Какой ваш любимый оберег?

    Веселое очарование

    Препятствие

    Никто

    Все

    Орхидейный

    Экспекто патронум

  • 10.В каком доме вы хотели бы оказаться?

    Гриффиндор

    Равенкло

    Гриффиндор

    Слизерин

    Равенкло

    Гриффиндор

  • 11. Какой твой самый нелюбимый класс?

    Гадание

    Все

    Преображение

    Зелья

    Зелья

    Защита от темных искусств

  • 12.Какого питомца вы бы хотели?

    Живоглот

    Не хочу один

    Филин

    Хедвиг

    свинья

    Арнольд

  • 13. Какой твой любимый класс?

    Все просто

    Девиация

    Защита от темных искусств

    Зелья

    Уход за магическими существами

    Все. (Кроме гадания)

  • С каким мальчиком из Хогвартса ты бы встречалась?

    я читал гарри поттера 5 раз (15683)

    102 дня назад

    У меня есть Гарри, хотя Драко мне нравится за его внешность, а не за характер.

    МойраКто (28979)

    269 ​​дней назад

    Я надеялся, что никого не найду.Мне просто скучно. В любом случае, мне не очень нравятся мальчики из Хогвартса.undefinedteal>

    Майли (38563)

    452 дня назад

    Драко мой любимый 😍 я не ненавижу

    Гарри Поттер (79824)

    516 дней назад

    О, и привет, Джинни! (Смотрит на фамилию) нет… (прыгает с обрыва)

    Гарри Поттер (79824)

    516 дней назад

    Малфой… Клянусь Мерлином Малфоем… остановись… просто остановись… выкинь из головы…
    (ВАШ ГЕЙ ПОКАЗЫВАЕТ ГАРРИ)

    Киара Фаби (10880)

    542 дня назад

    Драко ганггггггггггггггггггггггггггг

    Джинни Поттер (80092)

    659 дней назад

    Я ПОЛУЧИЛ ГАРРИ!!! Я не могу в это поверить!!!

    Мэдди Малфой (14611)

    674 дня назад

    ДРАКООООООООООООООООООООООООООООООоооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооо…

    Хиииии (64882)

    689 дней назад

    Ура, у меня есть Гарри Поттер!!!!!!

    Уиллоу (29115)

    759 дней назад

    У меня есть драко, если кто-то из вас поймал его, я осмелюсь украсть моих мужчин😒

    Джуд (57866)

    798 дней назад

    Урааааааа!!!У меня есть Драко 💚🖤💚

    Гермиона Малфой (82830)

    993 дня назад

    Драко Драко Драко!! Да, у меня есть Драко!,

    Эй, твое имя! (48272)

    1019 дней назад

    Я с тобой согласен! У меня такие же результаты!

    Я сделала этот тест для своей младшей сестры.(48272)

    1019 дней назад

    Она любила его почти так же сильно, как любит Рональда Уизли! Ржу не могу! У нее есть Рон для бойфренда. Она была очень счастлива!

    Ваше имя (48272)

    1021 день назад

    У меня есть Драко Малфой! ☺️ Я надеялся заполучить Драко! Он такой милый и привлекательный! Ой! Я так люблю его! Упс! Я думаю, что я поделился с большим количеством информации! Gtg!бирюзовый>

    БумЧерепаха (21363)

    1125 дней назад

    У меня есть Гарри Поттер… Я был уверен, что получу Рона Уэсли! Ну что ж….. Было весело!!! Но должен сказать, что отсутствие Когтеврана разочаровало…

    Эбби Поттер {будущая миссис Малфой} (31853)

    1204 дня назад

    Вау, Драко действительно хочет встречаться со мной, несмотря на то, что я гриффиндорка и полукровка.И быть родственником Поттера (не совсем, конечно, но вы знаете), и что Волдеморт хочет моей смерти… Но я знал, что все равно получу Драко. Хорошо, что мне не попался Гарри. Он мой брат-близнец. Хорошо, что я не заполучил Рона. Он как близкий друг парня. зеленый>

    Дождливый (59906)

    1363 дня назад

    У НИХ НЕТ РЕЙВЕНКЛО! ЭТО БЕЗУМИЕ! >:(

    Лия (09317)

    1437 дней назад

    Рейс, я не буду тебя осуждать, но мы можем быть заклятыми врагами, потому что у меня тоже есть Гарри! Ты можешь получить Драко!

    Рис (Гриффиндор пожизненно) (70974)

    1455 дней назад

    Гарри мой девочки с.s Дженн, удачи в борьбе с Волдормотом. Гарри мне как близнец, но мальчик. Я не думаю, что он мечтательный. Я думаю, что он смелый, добрый и милый. НЕ СУДЬТЕ МЕНЯ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
    🙂 😉 . .

    Кто тебе больше всего нравится из Гарри Поттера?

    Какой ученик Хогвартса заставляет твой живот кувыркаться? Узнайте, пройдя этот тест!

    🤣

    Команда викторины Бино

    Последнее обновление: 6 июля 2021 г.

    Давайте узнаем!

    1/15
    Какие волосы вам нравятся больше всего?

    Длинный и черный

    Короткая и блондинка

    Короткий и коричневый

    Кудрявый и рыжий

    2/15
    Какие из этих неловких вещей вы бы случайно сказали своему возлюбленному?

    Привет ммм, красивое платье… Я полагаю? Помощь!

    Еще мне нравятся ужасающие монстры. У нас так много общего

    Бьюсь об заклад, вы говорите это всем дементорам

    Вы видели игру на прошлой неделе? О, это было глупо, конечно, ты не говорил, я не могу поверить, что я спросил, что

    3/15

    u/theangrycamel | реддит

    Что из перечисленного взять с собой на первое свидание с волшебником?

    Ваша палочка на случай романтической дуэли

    Книга зелий

    Гель для волос

    Дыхание мяты

    РЕКЛАМА ✕ Продолжить викторину РЕКЛАМА ✕ Продолжить викторину 4/15
    Если бы Хагрид дал вам совет по поводу отношений, что бы вы сделали?

    Слушай

    Думай об этом, но делай, что хочешь

    Игнорируй его

    Скажи ему, чтобы он занимался своими делами

    5/15
    Выберите место в Хогвартсе для первого свидания:

    Совятня

    Комната астрономии

    Общая комната Гриффиндора

    Класс Зелий

    6/15
    Вы предпочитаете кого-то, кто заботится о своей внешности?

    Я не против, если у них растрепанные волосы

    Я думаю, это хорошо, если люди немного постараются

    Мне нравятся люди, которые хорошо одеваются и имеют зачесанные назад волосы

    Да, но это еще не все

    РЕКЛАМА ✕ Продолжить викторину РЕКЛАМА ✕ Продолжить викторину 7/15
    Насколько важен для вас спорт?

    Не суетился, но друзей поддержу

    Люблю немного спорта!

    Я люблю побеждать своих противников

    Давай Рейвенкло!

    8/15
    Вам нравятся люди с хорошим чувством юмора?

    Да, но не веди себя как клоун

    Кому не нравятся шутки

    Я смеюсь только над людьми, падающими через

    Я люблю шутки!

    15 сентября
    Вам нравятся люди, которые делают домашнее задание вовремя?

    Это, вероятно, лучшее качество, которое может быть у кого-либо

    Не очень беспокоит

    Я заставляю своих друзей делать мою домашнюю работу, так что это не имеет значения

    Хорошо для них, я полагаю

    РЕКЛАМА ✕ Продолжить викторину РЕКЛАМА ✕ Продолжить викторину 10/15
    Какой твой любимый способ передвижения?

    Поезд

    Метла «Молния»

    Роскошный автомобиль

    Автобус Knight довольно крут

    15/11
    Какой самый лучший вид бутерброда?

    Сэндвич с ветчиной и сыром

    Гамбургер — это бутерброд, если подумать

    Какой у тебя бутерброд? Я возьму это!

    Я бы предпочел пиццу или что-то в этом роде

    12/15
    Выберите фильм о Гарри Поттере!

    Гарри Поттер и философский камень

    Гарри Поттер и Орден Феникса

    Гарри Поттер и Кубок огня

    Гарри Поттер и узник Азкабана

    РЕКЛАМА ✕ Продолжить викторину РЕКЛАМА ✕ Продолжить викторину 13/15
    Какое ваше любимое заклинание?

    Алохомора

    Экспеллиармус

    Авада Кедавра

    Риддикулус

    14/15
    14/15 Какой самый лучший дом Хогвартс?

    Гриффиндор

    Я не думаю, что Хаффлпафф получает достаточно любви, на самом деле

    Слизерин

    Это должен быть Рейвенкло!

    15/15
    Кто лучший волшебник за пределами Хогвартса?

    Глинда добрая ведьма

    Йода

    Шив Палпатин

    Мерлин

    Ваша любовь: Гермиона Грейнджер!

    Она самая крутая в Хогвартсе, не так ли?

    Ваша любовь: Гарри Поттер!

    Ты большой поклонник этой легенды Хогвартса!

    Ваша любовь: Драко Малфой!

    Вам нравится тот факт, что Драко немного злодей, но мы уверены, что он на самом деле очень милый…

    Ваша любовь: Чо Чанг!

    Ой… ты краснеешь!

    Пересдайте викторину!

    Кто твой парень из Гарри Поттера?

    Волшебный мир Гарри Поттера полон волшебных существ и заклинаний. Но в заманчивом мире также есть очаровательные персонажи, которые помогают продвигать историю вперед. Просматривая книги, мы находим мальчиков, которые отличаются друг от друга, но по-своему вдохновляют.Интересно задаться вопросом, кто из персонажей Гарри Поттера может быть вашим парнем. Некоторые персонажи милые, а есть и Читать далее действительно героические. Некоторые персонажи нравятся нам из-за их грубой человечности, в то время как мы болеем за других, которые являются неудачниками. Пройди этот тест и узнай, с каким персонажем ты больше всего совместим. Честно ответьте на вопросы викторины «Кто ваш парень из Гарри Поттера» и получайте удовольствие от ответов. Читать меньше

    Вопросы Выдержка

    1.Что бы вы сделали, если бы стали свидетелем издевательств над кем-то?

    A. Ничего

    B. Я вмешаюсь, если ситуация ухудшится

    C. Я вмешаюсь и остановлю травлю

    D. Зависит от ситуации

    2. Вам нравится заниматься спортом?

    A. Совсем нет, но хочу выигрывать трофеи

    B. Да, люблю все виды спорта

    C. Да, люблю командные виды спорта

    D. Не очень

    3. Как вы относитесь к учителям в вашей жизни?

    А.Зависит от учителя, так как они могут быть замечательными, скучными, а иногда даже жестокими

    B. Я очень ценю их присутствие и руководство

    C. Учителя меня пугают

    D. Они не имеют никакой ценности в моей жизни

    4. Как вы относитесь к тому, чтобы быть в центре внимания?

    A. Я неохотно принимаю это, хотя предпочитаю вести спокойную жизнь

    B. Мне это нравится

    C. Иногда я завидую людям, которые естественным образом привлекают внимание

    D. Я не возражаю против внимания людей

    5.Вам нравится узнавать новое?

    A. Да, но только тогда, когда мне нужно

    B. Я люблю это и провожу за чтением столько времени, сколько могу

    C. Я ненавижу это и всегда избегаю этого

    D. Мне нравится учиться на практике задания

    6. Нравится ли вам есть в больших компаниях?

    A. Я и так и так не противrn

    B. Я предпочитаю есть все один rn

    C. Да, я не привык есть один rn

    D. Да. Я ценю дружескую компанию во время еды

    7.Что бы вы сделали, если бы могли использовать магию?

    A. Я бы использовал это, чтобы получить власть и влияние

    B. Я бы остановил хулиганов с помощью магии

    C. Я бы получил от этого удовольствие

    D. Я бы использовал это во благо

    8. Если вы сердитесь на кого-то, что вы делаете?

    A. Я придумываю забавные способы преподать им урок

    B. Я набрасываюсь

    C. Я не уверен

    D. Я бы ударил их

    9. Как вы впервые услышали о Гарри Поттере?

    А.Я не помню

    B. Я читал книги и фильмы

    C. Я смотрел фильмы, когда они выходили

    D. Я стоял в очереди и покупал книги по мере их выхода

    10. Вы фанат франшизы о Гарри Поттере?

    A. Да, мне нравится волшебный мир, созданный в книгах и фильмах

    B. Да, они веселые

    C. Я люблю читать много книг

    D. Я презираю чтение. Я смотрел фильмы

    11. Как бы вы описали Гарри Поттера как персонажа?

    А.Персонаж, которому уделяется чрезмерное внимание

    B. Нормальный парень с недостатками и магией

    C. Как младший брат, нуждающийся в руководстве

    D. Верный человек

    12. Как бы вы описали Гарри Поттера, если бы он жить в реальном мире?

    A. Умный и дружелюбный

    B. Не знаю

    C. Проигравший и временами одинокий

    D. Я не думаю, что он выжил бы в реальном мире

    13. Вам нравится смотреть Персонаж Гарри Поттера, или вы предпочитаете другого персонажа из франшизы?

    А.Мне нравится наблюдать за всеми забавными персонажами

    B. Да, мне нравится наблюдать за ним

    C. Мне больше нравятся вдохновляющие персонажи, такие как Дамбелдор

    D. Мне больше нравятся злодеи

    14. Вы большой поклонник магии?

    A. Да, это может дать вам силу и славу

    B. Да, я думаю, это может помочь вам выжить

    C. Да, это может помочь вам выполнять героические задания

    D. Да, это весело

    15. Что для вас самое важное?

    А.Помощь другим

    B. Мое счастье и успех

    C. Друзья и семья

    D. Развлечение

    16. Вы большой поклонник городских легенд?

    A. Я не верю в подобные вещи

    B. Да, но только если они правдивы

    C. Да, я настоящий фанат

    D. Да, они могут быть спасением

    17. Вы когда-нибудь хотели, чтобы у вас были сверхспособности?

    A. Нет, я уже могущественный

    B. Да

    C. Иногда

    D.Да, но только те, которые помогут мне спасти других

    18. Хотели бы вы отправиться в приключение с Гарри Поттером?

    A. Да, если он научит меня, как заинтересоваться этим

    B. Да, я всегда готов к приключениям

    C. Нет, спасибо!

    D. Да, он кажется дружелюбным

    19. Тебе нравится носить красный и желтый цвета, как Гарри?

    A. Да, они дают мне ощущение дома

    B. Да, я люблю их с детства

    C.Нет, я их ненавижу

    D. Мне подходят все цвета

    20. Вам нравится читать книги?

    A. Нет, я ненавижу читать

    B. Да, мне нравятся знания, которые они дают

    C. Иногда да

    D. Не совсем, но они могут помочь вам выбраться из плохой ситуации

    Сначала Дата Часть 2 Прохождение

    Привет всем, добро пожаловать во вторую часть нашего прохождения для первого свидания «Загадки Гарри Поттера в Хогвартсе».

    В предыдущей части из-за несчастного случая большинство ваших друзей узнали, что вы влюблены, и почти все они хотят узнать, кто это.В конце концов, вы решили пригласить свою вторую половинку на свидание, и Чарли и Тонкс предложили вам в этом помочь.

    Их первая цель — найти идеальное место для свидания, так что отправляйтесь в магазин приколов Зонко, чтобы встретиться с ними и обсудить возможные варианты.

    [Отказ от ответственности: это пошаговое руководство покажет игровой процесс с точки зрения учащегося 4 класса. Поскольку приключение доступно для учащихся 4-го класса и старше, требования к звездам и атрибутам для определенных заданий могут отличаться для вас в зависимости от вашего текущего прогресса в основной истории.Прохождение этой части обновлено в феврале 2022 года.]

    По прибытии вы сможете пообщаться с некоторыми персонажами и узнать, что они скажут.

    Вскоре после этого Чарли спросит, считаете ли вы Зонко подходящим местом для первого свидания. Ответ «да» приведет к веселым диалогам, но в конечном итоге оба варианта приведут к одному и тому же результату, поэтому не стесняйтесь выбирать любой из них.

    Затем Тонкс расскажет вам, почему они привели вас к Зонко.Кроме того, если вы завершили приключение Grand Pranksters, вы получите несколько дополнительных строк диалога.

    Тонкс предложит посетить Зонко, чтобы очистить свой разум.

    При покупке шуточных предметов необходимо заработать пять звезд в течение трех часов. Для прохождения необходимы все звезды, поэтому вам следует избегать запуска этого задания, если у вас нет энергии.

    Обязательно проведите пальцем по экрану влево и вправо, чтобы увидеть все доступные действия.Есть действия стоимостью 5, связанные с Чарли и Тюльпаном, поэтому отдайте предпочтение им, если хотите сэкономить немного энергии.

    Когда вы закончите, вы обнаружите, что ни Чарли, ни Тонкс не заботятся о том, кто вам нравится, поэтому они могут быть хорошими кандидатами, чтобы помочь вам спланировать свидание.

    Сейчас самое время поискать подходящее место для свидания. Отправляйтесь в «Три метлы», когда будете готовы.

    Когда вы туда доберетесь, вы заметите, что над некоторыми персонажами есть речевые пузыри.Нажмите на них, если вам интересно узнать, что они говорят.

    После присоединения к Тонкс она спросит, предпочитаете ли вы оживленное место для свиданий или нет. У вас есть два варианта ответа. Если не считать незначительных различий в диалогах, этот выбор не окажет существенного влияния на историю.

    Судя по всему, в «Трех метлах» довольно многолюдно, поэтому Чарли считает, что это не самое подходящее место для первого свидания.

    Тонкс же с ним не согласится.

    И поэтому вам придется осмотреться и решить, подходит ли это место для первого свидания. Для этого вам нужно получить пять звезд в течение трех часов. Для прохождения требуются все пять звезд, поэтому избегайте запуска этого задания, если у вас мало энергии.

    К сожалению, действия стоимостью 5 здесь не очень распространены, поэтому вы не сможете сэкономить много энергии.

    Когда вы закончите, вы еще немного поговорите со своими друзьями, прежде чем предложить вернуться в Хогвартс.

    Прежде чем вы сможете продолжить, вам нужно подождать три часа. Поскольку в этот момент у вас, вероятно, будет мало энергии, рекомендуется подождать и позволить вашей энергии перезарядиться.

    Когда время ожидания истечет, отправляйтесь в чайную мадам Паддифут в Хогсмиде.

    Как только вы войдете, вы заметите, что место довольно уютное и красивое.

    Тонкс сочтет это идеальным местом для первого свидания.Вы можете согласиться или не согласиться с ней, но в любом случае результат будет практически одинаковым.

    Вскоре после этого прибудет мадам Паддифут.

    Как оказалось, это действительно хорошее место для первого свидания, по крайней мере, по словам Тонкс.

    Затем мадам Паддифут пойдет позаботиться о чае, который она оставила на плите.

    Ваш веселый друг из Хаффлпаффа предложит осмотреть магазин.

    Для этого вам нужно получить пять звезд в течение трех часов. Для прохождения необходимы все пять звезд, поэтому избегайте запуска этого задания, если ваша шкала энергии пуста.

    С Чарли связано действие стоимостью 5, так что сделайте его приоритетным, если хотите сэкономить немного энергии.

    Когда вы закончите, мадам Паддифут вернется и предложит вам чаю.

    Вы вежливо откажетесь и объясните, что просто проездом.

    Осмотрев магазин, Тонкс убедится, что это идеальное место для первого свидания.

    Она напомнит вам, что вам еще нужно подобрать наряд для свидания.

    К счастью, есть мастер стиля, который может помочь вам в этом.

    Отправляйтесь на тренировочную площадку, чтобы встретиться с Андре.

    По прибытии вы сможете взаимодействовать с некоторыми персонажами, нажимая на их речевые пузыри.

    Немного поговорив, вы расскажете Андре, почему вам нужна его помощь.

    К счастью, он будет более чем счастлив помочь вам.

    Затем вы сможете обсудить возможные наряды, которые вы можете надеть на свидание. Это потребует заработать пять звезд в течение трех часов, чтобы пройти.

    Здесь только два объекта с действиями, ваш персонаж и Андре. Большинство действий стоимостью 5 привязаны к нему, поэтому сделайте их приоритетными, если хотите сэкономить немного энергии.

    Когда вы закончите, Андре скажет вам, что он никогда не был в чайной мадам Паддифут.

    Он попросит вас рассказать ему о наряде, который вы хотели бы надеть на свидание. У вас есть три варианта на выбор. Хотя эти наряды вы сможете выбрать позже, этот конкретный выбор окажет лишь незначительное влияние на некоторые диалоговые строки, поэтому не стесняйтесь выбирать любой вариант, который вы предпочитаете.

    Андре еще раз попытается убедить вас рассказать ему, кто вам нравится, но вы так просто не сдадитесь.

    К счастью, он не будет слишком настойчивым и будет уважать вашу конфиденциальность.

    Настало время, наконец, рассказать о своей любви. Когда будете готовы, отправляйтесь в «Три метлы», чтобы встретиться с Биллом.

    Как только вы туда доберетесь, вы заметите речевые пузыри над некоторыми персонажами, поэтому просто нажмите на них, если вам интересно узнать, что они говорят.

    После небольшой беседы вы расскажете Биллу, почему вы хотели с ним встретиться.

    Вы также упомянете, что человек, который вам нравится, находится в заведении мадам Розмерты.

    Билл станет нетерпеливым, как только увидит, что вы медлите, и посмеет рассказать о своей любви.

    И это приведет к обсуждению вызовов. Для этого необходимо заработать пять звезд в течение трех часов. Для прохождения необходимы все звезды, поэтому не стоит начинать это задание, если у вас мало энергии.

    Есть действия стоимостью 5, привязанные к вашему персонажу и рогам над камином, так что отдайте предпочтение им, чтобы сэкономить немного энергии.

    Когда вы закончите, Билл спросит, кто вам нравится.

    Вы сможете выбрать одну из шести возможных дат. Трое из них — Мерула, Тюльпан и Пенни — находятся в левой части экрана.

    Остальные трое — Андре, Тэлботт и Барнаби — вы найдете справа.

    Имейте в виду, что этот выбор СИЛЬНО повлияет на остальную часть приключения, а также на некоторые из следующих приключений.Из-за этого будьте абсолютно уверены при принятии этого решения.

    Как только вы решите, Билл прокомментирует ваш выбор. Это будет отсылкой к выбору, который вы сделали во время Небесного бала.

    У вас будет последняя возможность передумать. Если вы уверены в своем решении, просто выберите первый вариант.

    Вы обнаружите, что в «Трех метлах» слишком многолюдно, поэтому решите пригласить свою любовь в другое место.

    Перейдите в библиотеку, когда будете готовы продолжить.

    В следующем разделе и в остальной части прохождения Мерула будет показана как вариант свидания главного героя. В то время как диалоги у каждого отдельного персонажа совершенно разные, большинство задач и вариантов выбора очень похожи, поэтому независимо от вашего выбора у вас всегда будут одни и те же задачи до конца приключения, за одним исключением в части 3. .

    Оказавшись в библиотеке, вы сможете взаимодействовать с некоторыми персонажами и посмотреть, что они скажут.

    Человеку, который вам нравится, будет любопытно узнать, почему вы хотели встретиться в библиотеке.

    Затем вы расскажете своей возлюбленной план вашего первого свидания.

    А через несколько мгновений ты попросишь своего одноклассника пойти с тобой на свидание.

    Излишне говорить, что это станет неожиданностью для вашей возлюбленной.

    Ваш одноклассник удивится, почему вы ничего не сказали раньше.

    Далее следует трогательная сцена, которую вы точно не захотите пропустить.

    Однако прямо перед тем, как вы получите ответ от своей возлюбленной, прибудет мадам Пинс и разлучит вас двоих.

    Затем вам придется отложить несколько книг. Для этого вам нужно заработать пять звезд в течение трех часов. Для прохождения необходимы все пять звезд, поэтому избегайте запуска этого задания, если у вас нет энергии.

    Есть действия стоимостью 5, привязанные к вашему персонажу и человеку, которого вы выбрали в качестве своего спутника, поэтому отдайте предпочтение им, если хотите сэкономить немного энергии.

    Когда вы закончите, вы услышите, как вас зовет ваш любимый.

    Затем вы увидите очаровательную сцену, в которой человек, который вам нравится, принимает ваше приглашение на свидание.

    Увидев эту милую сцену, вы получите задание встретиться с Чарли и Тонкс, так что отправляйтесь во двор Часовой башни как можно скорее, даже если у вас закончились силы.Причина этого проста – следующая задача не требует энергии, а после нее следует период ожидания.

    Когда вы приедете, вы заметите речевые пузыри над некоторыми персонажами, поэтому нажмите на них, если хотите увидеть, что они говорят.

    И Чарли, и Тонкс будут рады узнать подробности.

    И ты, не колеблясь ни секунды, скажешь им, что у тебя свидание!

    Они оба будут искренне рады за вас.

    Поговорив некоторое время, Чарли предложит сразиться с одним из них, чтобы отвлечься от беспокойства. Вы сможете выбрать, с кем хотите сразиться. Каждая из них одинаково сложна, с небольшими отличиями. Рекомендуемые атрибуты для дуэльных Тонков: Мужество 19, Эмпатия 20 и Знания 19. Если вы решите сразиться с Чарли, рекомендуемые атрибуты: Мужество 20, Эмпатия 19 и Знания 19. Если вы хотите легко выиграть дуэль, вам следует выбрать Тонкс, если ваша Смелость не менее 22 или выше.Если ваша эмпатия 22 или выше, вам следует выбрать Чарли. Если у вас есть и Смелость, и Эмпатия на уровне 22 или выше, вы можете выбрать любой из них.

    В окне задания будут отображаться рекомендуемые уровни атрибутов, а также стоимость каждой попытки. Когда будете готовы, нажмите Start, чтобы начать.

    Учитывая все обстоятельства, эта дуэль не должна быть слишком сложной, особенно учитывая тот факт, что требования к атрибутам относительно невелики. Как упоминалось ранее, если ваши атрибуты Смелости или Эмпатии как минимум на три уровня выше рекомендуемых значений, вам следует выбрать Агрессивность (в случае Эмпатии) или Подлость (в случае Смелости) и использовать Депульсо или Флипендо.Таким образом, вы можете выиграть дуэль за два хода, пока вас не оглушат. Однако, если ваши атрибуты близки к рекомендуемым, эта дуэль может оказаться несколько сложной. В этом случае, постоянно становясь Агрессивным и используя Депульсо, вы должны в конечном итоге выиграть дуэль.

    Как только вы выиграете, вы скажете своим друзьям, что вам нужно пойти и получить свой наряд.

    К сожалению, есть период ожидания в пять часов, прежде чем вы сможете продолжить.Поскольку в этот момент у вас, вероятно, будет мало энергии, рекомендуется подождать и позволить вашей энергии перезарядиться.

    В любом случае, как только вы сможете продолжить, отправляйтесь в класс Трансфигурации, чтобы встретиться с Андре.

    Андре с радостью подарит вам приготовленные им наряды.

    Если Андре будет вашим парнем, он упомянет об этом здесь. В противном случае ему будет любопытно узнать, пригласили ли вы свою возлюбленную на свидание. Кроме того, здесь вступит в силу выбор, сделанный вами во время разговора с ним ранее.

    Вскоре после этого вы сможете просмотреть варианты снаряжения. Для этого вам нужно получить пять звезд в течение трех часов. Поскольку для прохождения необходимы все пять звезд, не рекомендуется начинать это задание, если у вас мало энергии.

    Большинство вариантов за 5 здесь привязаны к нарядам, поэтому отдавайте предпочтение им, если хотите сэкономить немного энергии.

    Когда вы закончите, вы сможете примерить наряды и выбрать тот, который вы хотите надеть на свидание.Имейте в виду, что вы сможете выбрать только один из нарядов, так что решайте обдуманно.

    Изображения ниже показывают внешний вид каждого из нарядов на мужском персонаже.

    После того, как вы выберете наряд, Андре спросит, уверены ли вы в своем решении. Если вы хотите попробовать другие наряды, просто выберите второй вариант. Как только вы примете решение, скажите Андре, что вы уверены в своем выборе.

    Затем вы поблагодарите своего друга за то, что он был так любезен, что предоставил вам идеальный наряд.

    И он пожелает тебе удачи на свидании. Однако, если вам нравится Андре, диалог будет немного другим, и он скажет вам, что ему не терпится пойти с вами на свидание.

    На этом вторая часть приключения «Первое свидание» завершится. Нажмите кнопку «Собрать», чтобы получить свои награды.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.