Стих своими словами парню: Стихи своими словами любимому мужчине — Отношения

Содержание

Слова любимому мужчине своими словами

Мой благороднейший рыцарь, отважный покоритель моего скромного сердца, поймай дуновение моей нежности в дыхании ветерка, прочувствуй мою всепоглощающую любовь в коротеньком смс!

Любимый, очаг моих удивительных чувств наполнен раскалённым жаром страсти, он полыхает янтарными искорками нежности и пламенеет рубиновым огнём любви! Хочешь согреться?

Если ты, бесценный мой, станешь временем, я буду твоими секундами! Если ты станешь океаном, я буду его тёплыми течениями! Если ты станешь бесконечностью, хочу быть её необозримым пределом!

В твоей улыбке, сладкий мой, наверное, рождается весна. В твоих объятиях берёт истоки бархатное лето. В твоих поцелуях кроется таинственная вечность любви.

Мне достался уникальный эталон мужчины!

Милый, не терпится окунуться в океан твоей солнечной заботы, чтобы обернуться жемчужиной любови, сияющей для тебя извечным блеском! Позволь поскорее познать глубины твоей мужественности!

Многоцветие твоих чувств, родной, разукрасило радужный шлейф в миллионы оттенков, каждый из которых, умиляет моё сердце своей теплотой и яркостью! Обожаю тебя!

Сияние путеводной звезды стало ярче, когда на горизонте жизненного небосвода появился ты, хороший мой! Сквозь пелену суеты, сквозь туманы переживаний меня озаряет светило твоей любви!

Я готова чередовать эпоху за эпохой в твоих объятиях! Готова раствориться в россыпи созвездий, если ты будешь центром моей Галактики! Я готова расцвести орхидеей в тропиках твоей любви!

Сладкий мой, мечтаю испить амброзию твоего обожания и отведать нектар твоей страсти прямо сейчас! Не переживай, взамен предложу не менее изысканные, аппетитные лакомства!

Родной, шквал моих эмоций набрал максимальную мощность и готов обрушиться на тебя любовной стихией! Пролиться в сердце нежностью, заполнить душу обожанием, запечатлеть на тебе солнечно-жаркие поцелуи!

По зеркально-чистой глади твоих чувств, милый, я скольжу, словно невесомый кораблик! Твоё дыхание – ласковый бриз для моего паруса, твоя любовь – навигатор моего сказочного странствия!

Пленённая твоей внимательностью, очарованная твоей нежностью, околдована твоей идеальностью, я вывела нерушимую аксиому – я, счастливейшая женщина Вселенной!

Воспоминания о тебе умопомрачительны, ожидание твоих поцелуев – чрезмерно мучительно, наслаждение твоей любовью – головокружительно, а кратковременное расставание – утомительно! Я всё сказала!

Моё утро сияет позитивом, когда ты просыпаешься, любимый! Мои дни восхищают при условии, что у тебя достигнуты все цели, мои вечера окутаны бархатом, но лишь из твоих необыкновенных поцелуев!

Положу в смс самоцвет своей любви, дорогой! Сверкнув одной гранью, он заполонит тебя моей страстью, блеснув другой – рассеет тысячи моих поцелуев, перелив третьей – отразит всю гамму моей нежности!

Янтарным лучиком просыпающегося солнышка разбужу тебя, миленький! Сочной радугой проведу среди будничных суматох! Сверкающим звездопадом фееричных эмоций завершу твой день!

Если ты станешь музыкантом, дорогой, я стану сладкоголосой флейтой! Если станешь покорителем глубин, буду твоей кислородной маской! Если станешь пилотом, буду на борту личной стюардессой!

В часы незанятости вспоминаю твоё тепло! В свободную минутку, милый, воссоздаю в сознании трепет наших объятий! Каждую секундочку проникаюсь всё большей любовью и обожанием к тебе!

Знай, любимый, ты – Космос моих желаний, ты – безграничность моих мечтаний, ты – весна моих чувств, ты – светило моих вдохновений, ты – бесконечность моих наслаждений, ты – моя жизнь!

Родимый, лазурь небес блекнет в хрустале твоих глаз, тёплый летний ветерок, не сравниться с нежностью твоего шепота, а новая, вспыхнувшая звёздочка, лишь малая доля чудес, которые я открываю в тебе!

Едва я растворяю в бокале своей грусти мысли о тебе, котик, её холодная субстанция, превращается в сладкий нектар! А дальше, неудержимая фантазия уносит меня в мгновения, где время замирало от любви!

Если ты будешь соловьём, я буду твоей трелью. Если ты будешь Солнцем, я буду твоим протуберанцем. Если ты будешь кометой, то я метнусь за тобой роскошным хвостиком! Буду вечно неотделимой от тебя!

Сердечко моё ускоряется, предчувствуя нашу встречу, драгоценный мой! Мысли мои испаряются, предсказывая неземное блаженство! Ход времени замедляется, предоставляя нашей любви целую бесконечность!

Словечки смс-ки донесут тебе, сладенький, потрясающую вкусность моей любви! На завтрак я баловала тебя пирожными, на обед преподнесла конфетки, а вот к вечеру припасла просто фантастический десерт!

Мой сладкий, ты – фруктовый всплеск моего восторга и настроения, клубничный взрыв моего вдохновения, карамельный водопад моей гармонии, медовое лакомство моей ежедневности!

Милый, ты растекаешься по моим венам головокружительным блаженством и неповторимым наслаждением! Ты завораживаешь меня фантастической добротой и космической внимательностью!

Мой драгоценный, многогранным брильянтом счастья ты озаряешь мои будни! В твоих искорках любви и внимания тает моё сердечко, в переливах нежится моя душа, в теплоте растворяется будничность!

Мой солнечный лучик, кладезь моих радужных эмоций, мой любимый! Каждая моя мысль охвачена пламенем чувства к тебе, каждая моя фантазия воплощает обожание и восхищение тобой!

Моему идеальному мужчине раскрою в смс свой женский секрет! До умопомрачения зачаровал ты мою реальность, внутренним волшебством и благородством превратил мою судьбу в сказочность!

Если ты будешь серебристой россыпью Млечного Пути, дорогой, я зардею в тебе дивно ярким светилом! Если ты будешь полярной ночью, я осеню твою загадочность многоцветным мерцанием северного сияния!

Признательна моему исключительному и бесценному мужчине за чудесность вокруг меня! Каждое мгновение – фееричное счастье, каждая секунда – океан эйфории, каждый день – звездопад твоей любви!

Пускай смс-очка передаст сласть моих поцелуев любимому! Почувствуй, как растворяется моё нежно-пряное обожание в твоей улыбке, почувствуй, как елейно обволакивает тебя моя райская любовь!

Если на лазоревом небосводе появится соцветие из радуг – это я мечтаю приласкать тебя, родной.

Если звёздный бархат уронит свои самоцветы в твои руки – это я воспламеняюсь новой искрой любови к тебе!

Если ты будешь воздушно-сладким зефиром, милый, я стану шоколадной глазурью, дополняющей тебя. Если ты будешь невесомым мотыльком, я расцвету удивительно-ароматной орхидеей, манящей тебя!

Меня чарует шелковистость твоего голоса, мой золотой. Меня гипнотизирует бездонность твоего взгляда. Меня околдовывает благородный шарм твоего сердечка и солнечное обаяние, переполняющее тебя!

В чём притягательность твоих теплейших объятий, ненаглядный? В чём загадка твоего сногсшибательного магнетизма? Ты, будто заворожил неведомой магией мою сущность, моё сознание, мой рассудок…

С кошачьей грацией прокрадусь к рубину твоего сердца, родимый, чтобы похитить его любовь. Хрупким мотыльком изведаю нектар твоей нежности, и растаю в цветах счастья хрустальными росами.

Среди золотых дюн твоей любви, дорогой, нет места ветрам ненастий, лишь зной страсти, сбивающей дыхание. В оазисе твоих искренних чувств мечтаю провести бесконечность благополучных эпох!

Желанный мой, считаю секундочки до безграничного наслаждения твоей теплотой! Как противно затягиваются мгновения, когда объект искушения столь вкусненький и исключительный как ты!

Замечательный мой, фейерверк упоительно-ярких эмоций излучает твоя душа! Я балдею от волшебных искорок, переливающихся бескрайней россыпью! Я кайфую от осознания, что нет принцесс счастливее меня!

Сахарное послевкусие твоих поцелуев сопровождает меня повсюду, милый! Атласная нежность твоих ласк и объятий запечатлена на микроскопических клеточках моего тела навсегда! Обожаю тебя!

Словно Ангел ты опекаешь меня, любимый! Будто кудесник создаешь радужные приключения из обычных дней! Подобно вселенскому Абсолюту вращаешь наш планетный шарик между солнц счастья и гармонии!

Горизонты моих чувств озарились удивительными переживаниями! Теперь я знаю, хороший мой, как услащает сердечко рассвет любви! Знаю, как прекрасно растворится в сентиментальности и романтике любимого!

Мой кораблик потерял из виду привычную пристань и пустился по бездонным глубинам романтики, сопровождаемый бризом твоей нежности и шквалами твоей страсти, единственный мой! Прошу на борт!

Твой голос слаще мелодичных соловьиных трелей, милый! Твоё дыхание невесомее летнего ветра, шаловливо играющего моими локонами! Твоя любовь неописуема, как бесконечность, в которой сверкают галактики!

Горький вкус будничной суеты не портит мне больше аппетит, котик, с поры, когда привнёс в мою судьбу, ты, неповторимую сладость! Не замечаю даже холода тревог, он испаряется в жаре твоей любови!

Ты лучший, ты неповторимый, ты уникальный, и супер идеальный! Ты сокровенно желанный, ты пленительно очарователен! Мне повезло, я ликующе счастлива, я неописуемо влюблена!

Примером безупречной любви пускай будут наши отношения, бесценный мой! О такой гармоничности, о такой возвышенной романтичности и взаимопонимании, я читала лишь в амурных рассказах и поэмах!

Каждый раз, твои сказочно-нежные объятия, милый, возносят меня к удивительным высотам Вселенной. Прямо сейчас мечтаю перенестись в те радужные миры, где нет счёта звёздной россыпи!

Не останавливай водопад своих поцелуев, любимый! Не прекращай кружить меня в урагане теплоты и ласки! Не останавливай водоворот своего обожания, ведь это всё приносит мне безграничное счастье!

Родной, каждый миг в твоём сердце вспыхивают маленькие искорки, озаряющие мой мир! Я просто околдована! Мне хочется провести бесконечность в этом фантастическом сиянии!

Хочу быть единственной жемчужинкой в глубинах твоей любви, сладкий мой. Хочу быть единственной планетой, на которую падают солнечные лучики твоего восхитительного тепла!

Мой хороший, сумрачность моей суеты развеяли твоё необыкновенное благородство, рыцарская доблесть и геройская исключительность. Я в восторге, я в восхищении, я необыкновенно счастлива!

Пусть самоцвет моих искристо-ярких чувств сияет для тебя, родной! Знай, его переливы развеют твои невзгоды, согреют сердечко в ненастные деньки, и растворят любую преграду к вершинам нашей гармонии!

Быть твоей пленницей, мой обожаемый, истинное удовольствие! И пусть сверкают молнии страсти, пусть бурлит цунами наслаждения, пусть извергаются вулканы любви в твоём плену!

Сладчайшим вкусом любви ты остаешься на моих устах, милый. Каждый миг вкушаю твоё обожание, внимательность и нежность, и совершенно не могу насытиться этим лакомством! Нужна вечность!

Драгоценный мой, благодарю за фейерверк солнечно-добрых эмоций, который ты излучаешь в моей судьбе! Любой хлопотный день превращается в беззаботный миг, когда янтарный рассвет дополняют твои объятия!

Ты мой волшебник, мой добрый кудесник и чародей! Ты преобразил мою ежедневность в радужную сказку! Ты заполнил мою обыденность цветочной яркостью и ароматом упоительной любви!

Моё сердечко откликается мелодией любви на твою теплоту, родной. Неописуемо прекрасно, что сливаясь в один мотив, симфония наших чувств заполняет звёздные пределы бриллиантовых галактик!

Фонтан моих нежнейших эмоций превратился в океан бушующей любви, волны которого захлестнули меня безвозвратно! Ты, любимый, стал источником самых удивительных и дивных преображений!

Омут твоих глаз завлёк меня навеки, милый! В нём чарующая тайна весеннего тепла, в нём бархатистый шёпот твоего дыхания, в нём осенняя щедрость твоего обаяния, в нём твоя неповторимость!

Всегда думала, что не постигну горизонтов истинного счастья! Но твоя любовь, родимый, унесла меня к колыбели фантастического блаженства, в котором растворилась каждая молекула моего тела и души!

Дорогой, ты маками любови усеял просторы моей судьбы! Каждый вечер, когда Луна освещает трепетные лепестки этих цветов, я благодарю Создателя за нашу сердечную гармоничность и целостность!

Многоцветную радугу счастья рождает твоя улыбка, котик! По ней я восхожу к пределам любовного наслажденья и вершинам душевного уюта! Идя по ней, не чувствую притяжения земной суеты и тревог!

Если на планетной тверди исчезнет человечество, мне достаточно будет тебя, миленький! Если под солнечными ветрами рассеется хрустальная атмосфера, хватит и твоей любви, которой я дышу!

Упоённая нектаром твоей любви, родимый, не ищу изысканных лакомств среди земных вкусностей! Искушённая твоим вниманием, хочу раствориться в каждом твоём нежном взгляде в мою сторону!

Моё путешествие в сказку началось с твоего гипнотического взгляда, любимый! Моё неземное счастье обрело материальные формы лишь благодаря благородству твоего ласкового сердечка!

Я приобрела умопомрачительное счастье, встретив тебя! Я рассеяла все грусти в прошлом, шагнув за грань чарующего блаженства, с тобой! Я фантастически обожаю тебя, влюбляясь сильнее с каждым мгновением!

Наши отношения, драгоценный мой, эталон взаимопонимания и идеальных чувств! Не верила, что близость сердец и земных чувств, может быть настолько синхронной и потрясающе гармоничной!

Подобно звёздным галактикам слились наши души, милый! Фееричный отголосок этого слияния, ураганом любви, ворвался в наш собственный Космос, достигнув границ солнечной бесконечности!

Романтизм в тебе, дорогой, словно из головокружительных любовных поэм былых эпох! Чувствую себя музой, ощущаю себя королевой, балдею от счастья! Ты мой совершенный, незабвенный, единственный идеал!

Если Солнце уронит радужную лучинку в твою ладонь, ненаглядный, это моё воспоминание! Если звёздочка стряхнёт алмазную блёстку – это моё обожание! Если в томную улыбку превратится смс – это моя любовь!

 

В 1999 году журнал Time назвал «Strange Fruit» «песней века». Библиотека Конгресса поместила его в Национальный реестр звукозаписей. Это записывалось десятки раз. Херби Хэнкок и Маркус Миллер сделали инструментальную версию, а Миллер вспомнил стихотворение на своем скорбном бас-кларнете.

Миллер говорит, что был удивлен, узнав, что песня была написана белым евреем из Бронкса.«Странный фрукт», — говорит он, — требовал необычайной смелости, чтобы Миропол написал, а Холидей — чтобы спеть.

«60-е еще не наступили, — говорит он. «О таких вещах не говорили. О них точно не воспевали».

Законодателям

Нью-Йорка не понравился «Странный фрукт». В 1940 году Меропола вызвали для дачи показаний перед комитетом по расследованию коммунизма в государственных школах. Они хотели знать, заплатила ли ему Коммунистическая партия США за написание песни.У них этого не было, но, как и многие нью-йоркские учителя в его время, Миропол был коммунистом.

Журналист Дэвид Марголик, написавший «Странный плод: биография песни», говорит: «Сейчас есть миллион причин пренебрежительно относиться к коммунизму. рано.»

Меропол оставил работу преподавателя в Dewitt Clinton в 1945 году. В конце концов он вышел из коммунистической партии.

И вот тут начинается вторая часть истории Мирополя.Ссылка — псевдоним, который он использовал при написании стихов и музыки: Льюис Аллан.

«Псевдоним Абеля Мирополя« Льюис Аллан »был именами их мертворожденных детей, которые никогда не жили», — говорит его сын Роберт Миропол. Он и его старший брат Майкл были воспитаны Абелем и его женой Энн Миропол после того, как родители мальчиков — Этель и Юлиус Розенберги — были казнены за шпионаж в 1953 году.

Юлиус и Этель Розенберги были приговорены к смертной казни за участие передать атомные секреты Советскому Союзу.Розенберги тоже были коммунистами.

Юлиус и Этель Розенберг попадают в тюрьму после того, как их признают виновными в ядерном шпионаже. Впоследствии они были казнены. Краеугольный камень / Getty Images скрыть заголовок

переключить заголовок Краеугольный камень / Getty Images

Юлиус и Этель Розенберги заключены в тюрьму после того, как их признали виновными в ядерном шпионаже. Впоследствии они были казнены.

Краеугольный камень / Getty Images

Суд над этой парой и казнь попали в заголовки национальных газет, и в нем также был элемент непристойности, учитывая, что Розенберги были супружеской парой. В новостях это описывалось как «первые муж и жена, умершие на электрическом стуле».

В то время сыновьям Розенбергов, Роберту и Майклу, было 6 и 10 лет соответственно. На фотографиях в новостях мальчики одеты в костюмы и посещают своих родителей в тюрьме.

«Это маленькие мальчики, и они носят эти кепки, и они выглядят такими молодыми и такими уязвимыми. Это действительно очень трогательный образ», — говорит Марголик.

Роберт Миропол говорит, что в течение нескольких месяцев после казни его родителей было неясно, кто будет заботиться о нем и его брате. Это был пик маккартизма. Даже члены семьи боялись быть каким-либо образом связанными с Розенбергами или коммунизмом.

Затем, на рождественской вечеринке в доме В. Э.Б. Дюбуа, мальчиков познакомили с Абелем и Анной Мирополь. Через несколько недель они уже жили с ними.

«Одним из самых замечательных моментов было то, как быстро мы адаптировались, — говорит Роберт. «Прежде всего, Абель, что я помню о нем шестилетним, так это то, что он был настоящим шутником. Он любил рассказывать глупые шутки и играть в словесные игры, и он устраивал такие комедийные шоу, которые оставляли меня катится».

Есть еще кое-что в Абеле Меерополе, что, кажется, связывает человека, написавшего «Странный фрукт», с человеком, создавшим любящую семью из национального скандала.«Он был невероятно мягкосердечным, — говорит Роберт.

Энн Миропол играет на гитаре песню для своих сыновей Роберта и Майкла. Предоставлено Робертом и Майклом Мирополами скрыть заголовок

переключить заголовок Предоставлено Робертом и Майклом Мирополами

Энн Миропол играет на гитаре песню для своих сыновей Роберта и Майкла.

Предоставлено Робертом и Майклом Мирополами

Например, у них во дворе рос старый японский клен, который каждый год давал много новых саженцев.

«Я был официальным газонокосилкой, — говорит Роберт, — и собирался косить их, а он сказал: «О нет, нельзя убивать саженцы!» Я сказал: «Что ты собираешься с ними делать, папа? Их десятки».

«Ну, он выкопал их, сложил в банки из-под кофе и выстроил вдоль стены дома.А их были сотни. Но он не мог заставить себя просто убить их. Он просто не мог этого сделать».

Абель Миропол умер в 1986 году. Его сыновья, Роберт и Майкл, оба стали профессорами колледжей. Они также оба занимаются социальными вопросами. Роберт основал Детский фонд Розенберга. он говорит, что даже после всех этих лет он все еще не может убивать в собственном саду.

Грязный гений У. Х. Одена

Стихотворение также известно как «Остановите все часы» из-за его воодушевляющей первой строфы:

Остановить все часы, отключить телефон,

Предотвратить лай собаки сочной костью,

Заглушить пианино и приглушить барабан

Вынесите гроб, пусть приходят скорбящие.

Каждая из четырех строф читается как красноречивое исследование горя, включая последние четыре строки, которые оставляют ком в горле:

Звезды теперь не нужны: потушить все до одной;

Собери луну и разбери солнце;

Вылей океан и подмети лес;

Ничто сейчас не может привести ни к чему хорошему.

Стихотворение Одена находит отклик у читателей, потому что оно обращается к основному эмоциональному затруднению: после того, как кто-то умирает, мир продолжает вращаться без него.Это попеременно утверждающая и жестокая реальность, загадка, которую рассказчик стихотворения, как и многие, кто потерял любимого человека, кажется, считает не совсем правильной. Если драгоценная жизнь прекратилась, рассуждает надрывный голос в сердце «Похоронного блюза», то должно закончиться и все остальное.

Оден, знаменитый бард британского происхождения, умерший в 1973 году в возрасте 66 лет, исследовал взаимодействие между смертью и более широкой моделью существования в других стихах. В своем обширном антологизированном «Музее изящных искусств» Оден размышлял о том, как люди могут переносить кризис, в то время как их собратья-люди занимаются своими делами:

О страданиях они никогда не ошибались,

Старые Мастера: насколько хорошо они понимали

Его человеческое положение; как это происходит

Пока кто-то другой ест, открывает окно или просто гуляет

тупо вдоль;

В последней строфе рассказчик смотрит на шедевральную картину, вдохновленную легендой об Икаре, который погиб, когда солнце растопило его крылья из воска и перьев.Он размышляет над картиной как над окном в абсурдность прозаических будней жизни даже посреди трагедии:

У Брейгеля Икар , например: как все отворачивается

Довольно неторопливо от бедствия; пахарь май

Услышали всплеск, крик покинутого,

Но для него это не было важным провалом; светило солнце

Как и должно было на белых ножках исчезающих в зелени

Вода; и дорогой хрупкий корабль, который, должно быть, видел

Нечто удивительное, мальчик, падающий с неба,

Надо было где-то взяться и спокойно поплыл дальше.

Однако вселенная кажется более созвучной со смертью великой фигуры в «Памяти У. Б. Йейтса», которая также входит в число знаковых работ Одена. Написанное в ознаменование ухода из жизни писателя, оказавшего глубокое влияние на Одена, стихотворение предполагает, что земной конец Йейтса также леденит мир:

Он исчез посреди зимы:

Ручейки замерзли, аэропорты почти опустели,

И снег изуродовал общественные статуи;

Ртуть утонула в пасти умирающего дня.

Какие инструменты у нас есть согласовать

День его смерти был темным холодным днем.

Остальная часть стихотворения Одена так же прекрасна, как и его первая строфа, хотя «Памяти У. Б. Йейтса» требует некоторой творческой вольности. «На самом деле погода во Франции была довольно хорошей, когда там умер Йейтс», — отметил писатель Роберт Олден Рубин. Может быть, за окном Одена была унылая погода, когда он писал в честь Йейтса, или, может быть, дело в том, как видит это Оден, что небо должно было быть темным, когда ушел из жизни великий поэт. Зловещий холод «Памяти У. Б. Йейтса» соответствует глубокому историческому совпадению, к которому Оден обращается позже в поэме. Йейтс умер в 1939 году, в том же году, когда началась Вторая мировая война. Оден намекает, что перед лицом грядущей тирании такой поэт, как Йейтс, может утвердить основное достоинство индивидуальной души:

С фармом стиха

Сделай виноградник проклятым,

Песнь человеческих неудач

В восторге от беды;

 

В пустынях сердца

Пусть заработает целебный фонтан,

В тюрьме его дней

Научите свободного человека хвалить.

Хотя в поэзии Одена часто отмечается очевидное безразличие космоса к испытаниям смерти, его стихи также подтверждают способность искусства превзойти могилу. «Музей изящных искусств», например, содержит тонкий парадокс. Его рассказчик вдохновлен размышлениями о мимолетной судьбе Икара после просмотра старой картины. Однако долговечность самой картины предполагает, что ее создатель — который, согласно недавним исследованиям, может и не быть художником шестнадцатого века Питером Брейгелем, — обманул смерть, создав шедевр, говорящий сквозь века.

Точно так же «Памяти У. Б. Йейтса», якобы закрывая крышку гроба над великим писателем, подтверждает постоянное присутствие Йейтса в жизни культуры: «Вы были глупы, как и мы; Твой дар все это пережил: / Приход богатых женщин, физический тлен, / Себя самого. . . ».

Эта тема, естественно, вызывает вопрос о собственной стойкости Одена. Сохранится ли его наследие спустя 45 лет после его смерти? Когда 29 сентября 1973 года в Австрии у него отказало сердце, было не совсем ясно, переживет ли его слава Одена.«На следующий день после неожиданной и безвременной кончины У. X. Одена я был возмущен, увидев в New York Times предложение о том, что произведение поэта может не пережить его», — сокрушался в то время американский поэт Л. Э. Сиссман. Приводя доводы в пользу сохраняющейся актуальности Одена, Сиссман утверждал, что, среди прочего, он был «поэтом-виртуозом, способным осадить и уловить самые сложные традиционные формы, от сестины и вилланеллы до канцоны; способный почти на одном дыхании имитировать темп и язык американского блюза или народной песни; способный на папскую деликатность средств или свифтовский залп презрения; способный к англо-саксонской разреженности и теннисоновской округлости.

Он мог в значительной степени использовать идиомы многих мест, потому что в глубине души был гражданином мира. Он родился и вырос в Англии, много путешествовал, в том числе побывал в Исландии, Германии и Китае. Некоторые из своих самых продуктивных лет он провел в Америке, после того как переехал туда в 1939 году и стал гражданином США в 1946 году. «С 1948 по 1972 год, — отмечает Эдвард Мендельсон, исследователь Одена и литературный душеприказчик поэта, — в Америке и летом в Европе, сначала на Искье, затем, с 1958 года, в принадлежащем ему доме в Китштеттене, Австрия.

Его любознательность воспитывалась в детстве. Уистен Хью Оден родился 21 февраля 1907 года в Йорке и был «третьим сыном высокообразованных родителей из высшего среднего класса», пишет Мендельсон. «Его отец, специалист по археологии и языкам, был врачом, который стал профессором общественного здравоохранения. Его мать выучилась на медсестру-миссионерку после того, как получила диплом с отличием по французскому языку. Один из старших братьев Одена стал опытным геологом, а позже чиновником Всемирной организации здравоохранения.

«У него были карие глаза, а волосы и брови были такими светлыми, что казались обесцвеченными», — говорит биограф Хамфри Карпентер. «Его кожа тоже была очень бледной, почти белой. Его лицо было отмечено одной маленькой особенностью, коричневой родинкой на правой щеке. У него были большие пухлые руки, и вскоре у него развилось плоскостопие. Он был физически неуклюж и начал грызть ногти».

В детстве Оден собирался стать горным инженером. Однако, когда ему было тринадцать и он учился в школе-интернате, одноклассник спросил его, пишет ли он стихи.Писатель детективных романов Александр МакКолл Смит, большой поклонник Одена, считает этот разговор между Оденом и его другом поистине историческим. «Это можно с полным основанием рассматривать, — говорит Смит читателям, — как один из великих, решающих моментов в искусстве, сродни, возможно, тому моменту, когда Шекспиру внушили — а это вполне могло быть — что ему небезразлично написать пьесу о принце датском».

Оден начал заниматься поэзией, и этот интерес остался с ним, когда он поступил в Оксфорд, где он познакомился с коллегой-поэтом А.Л. Роуз. «С самого начала я не сомневался в его гениальности, — вспоминал Роуз. «Он приходил в All Souls [Колледж] с карманами, набитыми рукописями своих стихов, чтобы читать мне, и — хотя и не на той идиоме, к которой я привык, даже [Т. С.] Элиот — я узнал новый и индивидуальный голос».

Стивен Спендер, еще один поэт, которого Оден встретил в Оксфорде, в 1928 году напечатал сборник стихов Одена на небольшом ручном станке. Позже в том же году Оден отправился в Германию, воспользовавшись предложением отца поддержать его, пока он жил за границей.Его пребывание в Берлине в последние дни Веймарской республики дало ему первое серьезное знакомство с левой политикой.

Его поэзии, хотя и хвалили, было недостаточно, чтобы прокормить его, поэтому в течение следующих нескольких лет Оден также преподавал и писал для журналов. Как и многие левые писатели и художники, он ездил в Испанию во время гражданской войны в стране, вел радиовещание от имени республики и написал стихотворение «Испания», которое стало пробным камнем дела.

Стихотворение, о котором впоследствии сожалел Оден, подверглось критике за прославление кровопролития в связи с «сознательным принятием вины в необходимом убийстве».Другие читают строки «История побежденным / Может сказать Увы, но не могут ни помочь, ни простить» как намек на то, что тот, кто выигрывает войну, всегда достоин победы. Как выразился сам Оден много лет спустя в критике стихотворения, формулировка, казалось, «приравнивала добро к успеху».

«Оден никогда не чувствовал себя комфортно в своей роли поэтического пророка британских левых, и он часто был наиболее разделен, когда звучал наиболее преданным», — пишет Мендельсон. «Еще в 1936 году он почувствовал, что если он хочет когда-нибудь избежать соблазна славы и власти формировать общественное мнение, которые заставили его согласиться на свою роль, ему придется покинуть Англию.

Это, пожалуй, самое снисходительное объяснение переезда Одена в Америку в 1939 году. Другие не могли не заметить, что его отъезд совпал с началом испытаний Британии во Второй мировой войне. Писательница Эвелин Во позже утверждала, что Оден ушел «при первом же сигнале воздушной тревоги».

Его отсутствие в Англии обсуждалось даже в британском парламенте, хотя правительство не предприняло против него никаких действий. «В Британии, — говорит Карпентер, — некоторые из тех левых интеллектуалов, которые поддерживали Одена и восхищались им в 1930-е годы, начали шокироваться его решением остаться в Америке.

Оден, заключает Карпентер, «похоже, не сталкивался с вопросом, есть ли у него моральный долг помогать, пусть даже банально, в борьбе против Гитлера».

«В случае с Оденом, — пишет Смит о переезде Одена в Америку, — это, вероятно, не было трусостью: те, кто знал его, твердо отвергли это обвинение».

Во многих других аспектах своей жизни Оден проявлял твердую моральную убежденность. Он разочаровался в политике как в средстве от человеческого состояния, вернувшись к англиканской вере своего детства как к личному компасу.Мендельсон подробно задокументировал множество добрых дел, которые Оден незаметно совершал как выражение своей христианской веры. Когда пожилая женщина из его епископальной общины в Нью-Йорке испытывала ночные страхи, Оден «взял одеяло и спал в коридоре возле своей квартиры, пока она снова не почувствовала себя в безопасности», — рассказывает Мендельсон читателям. После Второй мировой войны Оден оплатил расходы на школу и колледж для двух военных сирот. На литературных собраниях после того, как он стал знаменитым, Оден искал, как говорит Мендельсон, «наименее важного человека в комнате.

Его величайшим актом великодушия мог быть женитьба на Эрике Манн, дочери романиста Томаса Манна, чтобы предоставить ей британское гражданство и спасти ее от нацистов. Бракосочетание было не более чем формальностью, поскольку Оден был геем и считал своим настоящим браком долгие отношения с американским поэтом Честером Каллманом.

Духовность Одена не склоняла его к благочестию. Он много курил и пил и употреблял амфетамины, чтобы подпитывать свои литературные произведения. Во время своего пребывания в Нью-Йорке Оден подружился с Оливером Саксом, неврологом, который впоследствии сам стал знаменитым писателем. «Он был очень пьяным, — вспоминал Сакс об Одене, — хотя и изо всех сил старался сказать, что был не алкоголиком, а пьяницей. Однажды я спросил его, в чем разница, и он сказал: «У алкоголика меняется личность после пары рюмок, но пьяница может пить столько, сколько хочет». Я пьян».

Он был известен своей неряшливостью настолько, что «превратил любую комнату, в которой находился, в руины», пишет Роуз. Когда жена композитора Игоря Стравинского, Вера, пришла на ужин к Одену и Каллману, она нашла в ванной миску с коричневой дрянью и смыла ее в унитаз.Позже она узнала, что это был вечерний десерт — шоколадный пудинг, который поставили на комод для охлаждения.

Когда Смит посетил одно из чтений Одена, поэт поднялся на сцену с расстегнутой ширинкой. «Тот факт, что он был портняжным бедствием, — вспоминал Смит, — одетый в испачканный и забрызганный пеплом костюм и потрепанные тапочки, никоим образом не умалял воздействия его слов».

Хотя Оден во многих отношениях казался распутным, он был одержимо пунктуален и соблюдал строгий график работы. «Рутина для интеллигентного человека — признак честолюбия», — заметил он.

«Оден встал вскоре после 6:00, сделал себе кофе и быстро приступил к работе, возможно, после того, как впервые разгадал кроссворд», — рассказывает Мейсон Карри читателям Daily Rituals , своего обзора профессиональных привычек великие писатели и художники. «Его ум был самым острым с 7:00 до 11:30 утра, и он редко упускал из виду эти часы. . . . Оден обычно возобновлял свою работу после обеда и продолжал работать до позднего вечера.

Личные противоречия Одена делают его трудным для понимания человеком. Его стихи, как и сам поэт, тоже не поддаются простому пониманию.

«Похоронный блюз», например, кажется простой и понятной композицией, но у нее непростая история. Стихотворение первоначально появилось в «Восхождение на F6 », пьесе, которую Оден написал вместе с Кристофером Ишервудом. В пьесе мемориальные строки стихотворения озвучены иронично, продвигая точку зрения о том, как трагедией можно манипулировать в политических целях. Однако с тех пор «Похоронный блюз», который был задуман, чтобы подчеркнуть некоторые из самых циничных порывов человечества, стал широко восприниматься как искреннее выражение сердечной утраты.

Оден знал, что стихи могут воздействовать на аудиторию способами, которые изначально не предполагались писателем. «Мы часто извлекаем большую пользу, — писал он, — читая книгу не так, как задумал ее автор, но только (после того, как детство закончилось), если мы знаем, что делаем это».

Возможно, на каком-то уровне Оден смирился с идеей, что читатели, а не писатели, в конечном итоге определяют будущее стихотворения после его публикации.Как он писал в своем стихотворении о Йейтсе: «Слова мертвеца / Изменяются в кишках живых».

Так что, возможно, Одена не удивит, что «1 сентября 1939 года», стихотворение, от которого он фактически отрекся, — одно из самых запоминающихся его произведений. Написанное в ознаменование начала Второй мировой войны, стихотворение приобрело новый характер после терактов 11 сентября 2001 года. Одену стало не нравиться «1 сентября 1939 года», особенно его часто цитируемое утверждение: «Мы должны любить друг друга или умереть». Позже эта линия показалась ему бессмысленной, поскольку люди в конечном итоге должны умереть независимо от своих действий.

Несмотря на это, после 11 сентября читатели находили утешение в таких строфах:

Беззащитный в ночи

Наш мир в оцепенении лежит;

Тем не менее, повсюду точки,

Иронические точки света

Вспышка везде, где только что

Обмен сообщениями:

Могу ли я, составленный как они

Эроса и пыли,

Осажден тем же

Отрицание и отчаяние,

Покажите подтверждающее пламя.

Обещание стихотворения, что один голос может избавить от страданий разбитого мира, является одной из причин, по которой читатели до сих пор обращаются к У. Х. Одену. Его собственный голос, мрачно сложный, но в конечном итоге подтверждающий, указывает нам на возможности индивидуального разума, пытающегося разобраться во всем.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.