Треугольник психология: «Треугольник Карпмана» или «Как выйти из токсичных отношений»

Содержание

О треугольнике Карпмана стоит знать всем, кто хочет иметь счастливую семью / AdMe

Треугольник Карпмана — это самая распространенная модель взаимоотношений между людьми. Впервые описал ее классик трансактного анализа Стивен Карпман в 1968 году. Люди манипулируют друг другом, зависят друг от друга и очень от этого устают. Счастья в таких отношениях крайне мало. Как и сил, чтобы изменить ситуацию. Но выход из этого есть.

AdMe.ru расскажет вам о треугольнике Карпмана. Ведь, чтобы решить проблему, необходимо для начала ее осознать.

Треугольник Карпмана

В треугольнике могут крутиться и двое, и трое, и целые группы людей. Но ролей в
нем всегда три: жертва, контролер-диктатор, спаситель. Участники треугольника
периодически меняются ролями, но все они являются манипуляторами и здорово
портят себе и близким жизнь.

Жертва

Для жертвы жизнь — это страдание. Все к ней несправедливы, она устает и не
справляется. Ей то обидно, то страшно, то стыдно. Она завидует и ревнует. Ей не хватает ни сил, ни времени, ни желания сделать что-то для улучшения своей жизни. Она инертна. Она боится жизни и ждет от нее только плохого.

Контролер-диктатор

Он тоже смотрит на жизнь как на врага и источник проблем. Он напряжен,
раздражен, зол и боится. Он не может забыть прошлые проблемы и постоянно
пророчит новые беды в будущем. Он контролирует и критикует ближних, чувствует невыносимый груз ответственности и очень от этого устает. Его энергия на нуле.

Спаситель

Он испытывает жалость к жертве и злость к контролеру. Он считает себя на
голову выше прочих и упивается осознанием своей миссии. Но на самом деле никого не спасает, потому что никто его об этом не просил. Его нужность — иллюзия, а цель его действий и советов — самоутверждение, а не реальная помощь.

Как это работает

Контролер-диктатор не дает покоя жертве, строит ее, заставляет и критикует.
Жертва старается, мучается, устает и жалуется. Спаситель утешает, советует,
подставляет уши и жилетку для слез. Участники периодически меняются ролями.

Такая мелодрама может длиться многие годы, люди могут даже не осознавать, что
прочно застряли в треугольнике. Они могут думать, что на самом деле их устраивает такое положение вещей. Контролеру есть на кого изливать свой негатив и есть кого винить в своих бедах, жертва получает сочувствие и избавляется от ответственности за свою жизнь, спаситель наслаждается ролью героя.

Все они зависят друг от друга, потому что источник своих проблем они видят в другом человеке. И бесконечно пытаются изменить человека так, чтобы он служил их целям.

Партнеры переключаются между ролями треугольника и то контролируют, то
спасают друг друга. И такие отношения точно не про любовь. Про желание
доминировать, жалость к себе, изматывающие претензии и неуслышанные
оправдания. Но не про любовь, не про поддержку, не про счастье.

Это затрагивает всех, кто рядом

Когда семья живет в треугольнике Карпмана, переключаясь между
ролями, то и появившийся ребенок неизбежно будет затянут в этот треугольник. Скорее всего, его будут ограничивать в самостоятельности, возможности выбора, принятии решения. Не специально, просто люди, живущие в треугольнике, думают, что защищают таким образом своего ребенка. Такие родители часто играют на чувстве долга, стыда, вины, жалости.

Есть ли выход из треугольника?

Необходимо осознать, что для исполнения собственных желаний человеку нужен только он сам. Нужно взять свою жизнь в свои руки и действовать без оглядки на кого-либо.

Как выйти из треугольника, если вы жертва

  1. Перестаньте жаловаться на жизнь. Совсем. Потратьте это время на поиски возможностей улучшить положение вещей, которые вас не устраивают.
  2. Запомните раз и навсегда: никто вам ничего не должен. Даже если обещали, если очень хотели, если сами предлагали. Обстоятельства постоянно меняются, как и человеческие желания. Вчера хотели вам что-то дать, сегодня уже не хотят. Перестаньте ждать спасения.
  3. Все, что вы делаете это ваш выбор и ваша ответственность. И вы вправе сделать другой выбор, если этот вас не устраивает.
  4. Не оправдывайтесь и не корите себя, если вам кажется, что вы не соответствуете чьим-то ожиданиям.

Как выйти из треугольника, если вы контролер

  1. Прекратите обвинять в своих проблемах других людей и обстоятельства.
  2. Никто не обязан соответствовать вашим представлениям о том, что правильно и неправильно. Люди разные, ситуации разные, если вам что-то не нравится, просто не имейте с этим дело.
  3. Решайте разногласия мирным путем, без злобы и агрессии.
  4. Перестаньте самоутверждаться за счет тех, кто слабее вас.

Как выйти из треугольника, если вы спаситель

  1. Если у вас не просят помощи или совета, молчите.
  2. Перестаньте думать, что вы лучше знаете, как надо жить, и что без ваших ценнейших рекомендаций мир рухнет.
  3. Не давайте необдуманных обещаний.
  4. Перестаньте ждать благодарности и похвалы. Вы же помогаете, потому что хотите помочь, а не за почести и награды, верно?
  5. Перед тем как броситься «причинять добро», спросите себя честно: так ли необходимо и эффективно ваше вмешательство?
  6. Прекратите самоутверждаться за счет тех, кто чуть более нескромен в своих жалобах на жизнь.

Во что можно превратить треугольник

Если поставить себе цель выбраться из треугольника и шаг за шагом следовать к ней, изменения не заставят себя ждать. У вас появится больше времени и сил, станет легче дышать и интереснее жить. Напряжение в отношениях, скорее всего, ослабнет.

  1. Жертва превращается в героя. Теперь вместо сетования на судьбу человек сражается с неудачами, но испытывает не изнеможение, а азарт. Решая проблемы, он не жалуется всем вокруг, а получает удовольствие от того, что в состоянии их решить.
  2. Контролер трансформируется в философа. Наблюдая со стороны за действиями героя, он больше не критикует, не волнуется о результате. Он принимает любой результат. Он знает, что все в итоге идет к лучшему.
  3. Спаситель становится мотиватором. Он провоцирует героя на подвиги, описывая блестящие перспективы. Он ищет возможности применения силы героя и подталкивает того на свершения.

И это более здоровая и счастливая модель взаимоотношений между людьми.

Идеальная модель треугольника

В этом треугольнике счастья и энергии еще больше.

  1. Герой становится победителем. Он совершает подвиги не ради похвал, а ради творческого применения энергии. Ему не нужны лавры, он наслаждается самим процессом творчества, возможностью что-то менять к лучшему в этом мире.
  2. Философ превращается в созерцателя. Он видит такие связи в мире, которые недоступны другим. Он осознает новые возможности и рождает идеи.
  3. Мотиватор трансформируется в стратега. Он точно знает, как реализовать идеи созерцателя.

Важно уметь адекватно оценить ситуацию. Видеть, когда вами пытаются манипулировать, и не скатываться в мыльную оперу изнуряющих отношений. Не играйте навязываемые вам роли, умейте встать и уйти, когда видите, что дело нечисто.

Вам знакомы сценарии треугольника Карпмана? Поделитесь с нами своим опытом.

Иллюстратор Yekaterina Ragozina специально для AdMe.ru

Столичный психолог рассказала, как выйти из созависимых отношений

«Замкнутый треугольник» — особая социальная и психологическая модель взаимодействия между людьми. Три его угла — жертва, преследователь и спасатель. В среде психологов этот феномен называют треугольником Карпмана. О том, что это такое и как выбраться из деструктивных отношений, рассказывает Ольга Хмелькова, психолог семейного центра «Истоки».

Согласно треугольнику Карпмана в человеке сосуществуют три субличности: Жертва, Преследователь и Спасатель. Каждая из них не только выполняет определенную функцию, но и способствует получению выгоды.

  • Жертва. Слабая личность, которая винит других во всех своих несчастьях. При этом жертва отказывается предпринимать попытки изменить ситуацию.
  • Спасатель. Человек, который в любой момент способен отправиться на помощь к Жертве: всегда защитит, утешит и выслушает.
  • Преследователь. Сильный человек, который склонен к тирании. Предпочитает терроризировать Жертву.

Все участники треугольника — манипуляторы, они периодически меняются ролями, но неизбежно зависят друг от друга и очень от этого устают. Счастье в таких отношениях не живет. В этом треугольнике нет ни одного человека в позиции «Взрослый». И нет ресурса, чтобы изменить ситуацию.

Это требует постоянного напряжения и контроля за всеми и вся. Понятно, что такая стратегия поведения идет из детства.

«Чего хочет маленький ребенок? Любви! Он нуждается в заботе и в тепле, поскольку не выживет без родительской опеки. И потому он добивается ее, как умеет. А учится он получению любви у своих родителей. И если родители не умеют договариваться как партнеры, полюбовно, а добиваются благ для себя угрозами, жалостью или выслуживанием, то именно этот способ добычи внимания ребенок и усваивает», — говорит психолог.

На самом деле Жертва не так беспомощна, какой себя чувствует, Спасатель, не помогает, а Преследователь же не имеет обоснованных претензий.

Что мы видим в неблагополучных семьях

Карпмановский треугольник прослеживается везде, где есть кто-то, кто находится в положении козла отпущения, причем каждый участник взаимодействия получает свою психологическую выгоду. Так, Преследователь получает право на выплеск своего гнева, Жертва обретает сочувственное внимание, а Спаситель наслаждается своей высокой миссией. Все они зависят друг от друга, поскольку источник своих проблем видят в другом человеке. И так до бесконечности крутится эта круговерть, где каждый пытается изменить ближнего таким образом, чтобы тот служил его целям. Партнеры меняются ролями внутри треугольника и то контролируют, то спасают друг друга.

Как выйти из треугольника

Нужно взять жизнь в свои руки и действовать без оглядки на кого-либо. Необходимо осознание: для исполнения собственных желаний человеку нужен только он сам. Если вы Жертва, то важно понять, что вы сами несете ответственность за себя. Если вы Преследователь, то помните, что люди не обязаны соответствовать вашим ожиданиям. Если вы Спасатель, то осознайте, что Жертва может сама о себе позаботиться.

Возникает вопрос: неужели помощь ближнему — дело неблагодарное? Напротив, это благое дело, проявление человеческого великодушия. Помогать — значит делать что-то ради пользы другого человека, присоединяя к его усилиям свои.

«Помогайте, если вас просят об этом. Проясняйте это открытыми вопросами: что тебя беспокоит? Что ты уже сделал, чтобы решить этот вопрос? Я могу тебе чем-то помочь? Что я могу сделать для тебя? Тебе нужна моя помощь? И только в случае утвердительного ответа предлагайте свою помощь. Предлагайте просто так, не претендуя на благодарность. Ведь можно совершать благодеяния ради наслаждения самим процессом творчества, возможностью что-то менять к лучшему в этом мире. И естественно, если эти изменения вы начинаете с себя»,

 — рекомендует психолог.

Искусство любить себя

В семейный центр «Истоки» обратилась 28-летняя Людмила. Девушка жаловалась на трудности во взаимоотношениях с супругом.

«Все для мужа делаю: дома чисто, кормлю вкусно, веду себя ласково, да не в коня корм: на сторону смотрит, меня унижает и оскорбляет. За что мне такое наказание?» — говорит женщина. Из диалога с Людмилой удалось выяснить, что таким образом отношения развиваются уже более двух лет. Все это время девушка пребывала в созависимых отношениях. За время консультаций, которые в первый месяц проходили два раза в неделю, удалось сформировать у Людмилы роль Взрослого, а не Жертвы, в состоянии которой она находилась длительный период. Сейчас консультации проходят один раз в неделю. С Людмилой была проведена техника отсоединения от зависимости, которая состояла из пяти этапов работы. Сейчас Людмила посещает консультации психолога один раз в месяц. Успехом стало то, что удалось сформировать у девушки позитивный образ себя. Взаимоотношения в семье на данный момент стали налаживаться.

Если у вас возникли проблемы с самопринятием, проблемы в отношениях с близкими, друзьями или окружающими людьми, смело обращайтесь в столичные семейные центры. Наши специалисты готовы оперативно оказать квалифицированную помощь.

Источник

Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы

Треугольник Победителя

Треугольник Победителя – это возможность выйти из треугольника Карпмана, который подразумевает под собой токсичные созависимые отношения. В них фигурируют такие личностные роли, как Жертва, Преследователь и Спаситель. В них человек может находиться определённую часть времени, а затем сменить по желанию.

Основная проблема в том, что прекратить либо изменить такие отношения крайне сложно, но их возможно преобразовать в треугольник Победителя.

Данная модель была разработана психотерапевтом Эйси Чоем, и она позволяет обратить каждый тип поведения во что-то новое, не агрессивное и позволяющее подстраиваться под других и находить компромиссы.

Уверенный тип. Преследователь – это тип, любящий тотальный контроль, уверенный в собственном превосходстве, и знающий, что лучше для близких. Однако данный тип можно сменить на Уверенный. То есть вышеназванные качества остаются, но к ним добавляются способности к эмпатии и прогнозированию последствий своих действий. Человек учится слышать и слушать точку зрения другого человека, перестаёт навязывать своё мнение как единственно верное, а также не навязывает свои мысли близкому человеку.

Заботливый тип – обратная сторона медали Спасителя. Но если. Спаситель заботится о других в ущерб себе, то роль заботливого человека состоит в том, чтобы концентрировать своё внимание в первую очередь на себе. То есть при желании помочь близкому, Заботливый тип сначала обдумает, располагает ли он ресурсами для помощи, может ли он оказать эту помощь сейчас и вообще была ли просьба со стороны другого человека. Переход от Спасителя к Заботливому типу подразумевает работу над распознаванием своих чувств, принятием их, а также разделением чувств между своими и посторонними. Человек в том числе обязан справиться со страхом ненужности, основанном на том, что при отсутствии помощи с его стороны он потеряет любовь, поддержку и уважение близких.

Беззащитный тип – это Жертва, научившаяся выражать своё мнение, совершать действия по собственному желанию и брать ответственность. При этом человек остаётся беззащитным, но только для близких, на которых можно положиться. Беззащитный тип способен получать поддержку и любовь близких, прислушиваться к их мнению, но только если оно не идёт наперекор его желаниям. Важно понять для себя, когда и какого рода помощь необходима, нужно ли вмешательство близких или личность способна оказать себе помощь самостоятельно. Обязательно стоит провести работу над собой и своим жизненным укладом: стоит понять и принять тот факт, что беззащитным можно становиться только для тех людей, кто не будет самоутверждаться за счёт беззащитности другого. Отношения должны быть доверительными с обеих сторон.

Треугольник Победителя – это наиболее безболезненный способ прекратить токсичные отношения, сделать их здоровыми, а их участников – счастливыми. Разумеется, треугольник Победителя требует определенных усилий от каждого участника отношений, и важным является готовность каждой личности к изменениям.

Психологический центр обучения Оранжевое солнце

Треугольник Карпмана: в чем его суть и как из него выйти?

Как понять, что вы попали в треугольник Карпмана?

Чтобы осознать, что вы попали в ловушку, нужно прислушаться к своим внутренним ощущениям. «К счастью, когда мы оказываемся в такой системе коммуникации, мы чувствуем неприятные эмоции, понимаем, что что-то не так, — поясняет психолог. — Такой сигнал дает возможность сделать шаг в сторону и подумать: «Что происходит? Какую позицию я сейчас занимаю и почему?». Этот подход помогает вовремя обнаружить себя в одной из ролей треугольника и прекратить коммуникацию. Если такого умения нет, то, конечно, человек может оказаться заложником ситуации».

Игра затягивается, когда происходит постоянная смена позиций и все участники попадают в созависимые отношения.

Избежать попадания в неприятную ситуацию помогает навык рефлексии. Если с этим у вас дела обстоят не очень, не отчаивайтесь — его можно развить. «Во-первых, само знание того, что такой треугольник существует, уже поможет. Если вы проинформированы о том, как могут развиваться отношений в некоторых ситуациях, это поможет вам увидеть его. Во-вторых, научиться внимательнее относиться к своим переживаниям помогает психотерапия. А кому-то могут подойти различные духовные практики развития осознанности», — советует Карина Карамян.

Как выйти из треугольника Карпмана?

Итак, чтобы обнаружить себя в треугольнике и вовремя остановиться, прислушайтесь к себе, вспомните ваши уязвимые стороны и подумайте, почему какая-то ситуация вызывает у вас негативные эмоции и зачем вы так поступаете.

Если вам свойственно искать спасение на стороне, вы можете сами не заметить, как станете жертвой. Да, просить совета — вполне нормальная вещь, но вы не должны перекладывать ответственность за свои решения на других. «Чтобы не попасть в треугольник, важно помнить, что, принимая любые решения, вы несете за них ответственность. Обвиняя других и перекладывая ответственность на них, вы проваливаетесь в позицию жертвы или преследователя», — объясняет психолог.

Просить совета — вполне нормальная вещь, но вы не должны перекладывать ответственность за свои решения на других.

Поведение преследователя может быть мотивировано желанием показать свое превосходство. Зачастую их могут притягивать жертвы. В таком случае обе стороны получают свое: преследователь — возможность найти виновных, а жертва — подтверждение своей неспособности самостоятельно решать проблемы и необходимости найти того, кто сделает это за нее. Надо отметить, что обнаружить преследователя легче всего — эта роль заведомо сопряжена с агрессивным поведением, психологическим или физическим насилием, которые достаточно легко распознать. Если вы чувствуете неспособность сдерживать свой гнев, возможно, вам помогут занятия спортом. И не забывайте развивать свои навыки рефлексии.

Треугольник Карпмана — созависимые отношения, как из них выйти

Треугольник Карпмана – это либо социальный, либо психологический шаблон взаимодействия между людьми в трансакционном анализе (психологический макет, служащий для отображения и анализа поведенческих реакций человека), впервые описанный психиатром Стивеном Карпманом. Данный шаблон обрисовывает три дежурные психологические роли, которые обычно люди занимают в обыденных ситуациях, а именно: жертва, преследователь (персонаж, оказывающий давление) и спасатель (человек, который вмешивается из якобы благих побуждений, дабы помочь слабому). В таком треугольнике могут вращаться от двух индивидов до целых групп, однако ролей неизменно будет три. Участники треугольника Карпмана иногда могут меняться ролями.

Описание модели отношений

Рассматриваемая модель подразумевает разделение людей, как писалось выше на три ипостаси. Между жертвой и тираном зарождается конфликт, спасатель стремится урегулировать ситуацию и спасти пострадавшего. Специфика описываемой модели заключается в ее продолжительном течении, то есть подобное положение нередко сохраняется некоторое время, устраивая в некотором роде каждого из сопричастников взаимодействия. Преследователь, являясь сильной личностью, затравливает окружающих, жертва отыскивает удовлетворение в сваливании ответственности за собственную неуспешность на окружение, а спасатель же видит собственное предначертание в спасении «сирых и убогих» из сложных житейских ситуаций.

Персонаж спасатель является наименее очевидным амплуа. В треугольнике Карпмана он не тот индивид, который склонен оказывать помощь кому-либо в чрезвычайных условиях. Спасатель всегда имеет смешанный либо тайный мотив, который ему самому эгоистично выгоден. У него имеется явная причина разрешения проблемы, поэтому, кажется, что он прикладывает немалые усилия, дабы ее решить. При этом у спасателя в наличии и скрытое основание дабы оставить проблему неразрешенной, или достичь цели выгодным ему способом.

Например, данный персонаж может чувствовать самоуважение, либо ощущать себя так называемым спасателем, либо наслаждаться, лицезрея, что кто-то подневолен или доверяет ему. Окружающим кажется, будто такой человек действует исключительно из стремления помочь, однако он всего-навсего играет с персонажем жертва, дабы продолжать получать собственную выгоду.

Невзирая на четкое распределение амплуа в треугольнике Карпмана, люди в одной ипостаси остаются далеко не всегда, поскольку им сложно постоянно следовать одной позиции, поэтому жертва нередко трансформируется в преследователя, а персонаж спасатель делается жертвой. Здесь необходимо обозначить, что такие метаморфозы не характеризуются устойчивостью, они носят эпизодический характер.

Таким образом, преследователь (диктатор), жертва и спасатель являются основополагающими действующими лицами, на взаимоотношениях которых выстроен треугольник Карпмана. Описываемую модель взаимодействия часто называют созависимыми отношениями. Подобные отношения базируются на самореализации за счет другого участника. Так, к примеру, персонаж жертва отыскивает оправдание себе в «атаках» диктатора, который, в свой черед, достигает удовлетворения путем подчинения себе жертвы. Спасатель же выказывает агрессию в отношении преследователя, объясняя собственные действия защитой жертвы. Такая ситуация сродни замкнутого круга, разорвать который довольно сложно вследствие того, что участники просто не желают этого.

Роль жертвы

Основной особенностью человека, добровольно проигрывающего роль жертвы можно считать отсутствие желания возложить ответственность за персональные неудачи на собственные плечи. Ему проще переложить проблемы и нахождение путей их решения на ближайшее окружение. Типичное поведение индивидов-жертв – это попытки пробудить жалость у собеседников, вызвать у них сочувствие. Зачастую жертва собственными действиями провоцирует у тирана появление агрессии, дабы в дальнейшем получить шанс манипулировать им ради достижения собственных эгоистичных целей.

Люди, занявшие описываемую позицию, убеждены в несправедливости бытия и наводнении страданиями жизни. Субъект, имеющий такие убеждения, полон страхов, обид и колебаний. Он предрасположен к ощущению вины, ревности, чувству стыда и зависти. Тело его пребывает в устойчивом напряжении, которое сам индивид и не замечает, но, по прошествии времени, такое состояние порождает множество различных недугов.

Жертвы боятся самого процесса существования, страшатся сильных впечатлений. Они предрасположены к депрессивным настроям и тоске.

Даже если индивид, пребывающий в амплуа жертвы, ведет деятельный образ бытия, то все равно он инертен в душе и безынициативен. В нем отсутствует стремление к прогрессу и движению.

Необходимо акцентировать, что собственно ипостаси жертвы Карпман отвел центральную позицию в треугольнике. Роль жертвы является ключевой, поскольку довольно быстро может трансформироваться либо в тирана, либо спасателя. При этом человек, проигрывающий данную роль, собственным убеждениям в важных аспектах не изменяет. Он все также старается избежать всякой ответственности за персональные деяния.

Дабы выбраться из данного порочного круга созависимых отношений разработаны рекомендации для жертвы, например, таким лицам необходимо стараться изменить собственный эмоциональный настрой. Им необходимо поверить в наличие возможностей привнесения в собственное существование перемен и осознать, что личность невозможна без возложения ответственности на собственные плечи.

Роль преследователя

Деспот в соответствии с собственной природой целенаправлен на лидерство и доминирование над окружающими. Индивид в этом амплуа стремится манипулировать жертвой, целиком оправдывая свои деяния. Следствием описываемого поведения преследователя является сопротивление объекта нападок. Усмиряя такой протест, тиран самоутверждается, а также получает удовлетворение.

Притеснение окружающих – базовая потребность преследователя. Еще одной спецификой данного амплуа считается не беспочвенность действий деспота. В душе он обязательно отыщет несколько поводов и оправданий. Если объяснения отсутствуют, то убеждения разрушаются. При этом, когда преследователь натыкается на отпор со стороны объекта «атаки» таковых, то это стимулирует его двигаться намеченным курсом.

Тиран может ощущать:

– стремление восстановить справедливость;

– убежденность в правильности собственных поступков;

– непоколебимость своей правоты;

– тяготение наказать виновного;

– оскорбленное самолюбие;

– азарт преследования.

Чаще агрессорами становятся субъекты, которые в детском периоде подвергались насилию физического либо психологического характера. Такие дети в душе испытывают тяготящее чувство стыда и гнева. Эти чувства в дальнейшем управляют ими.

Нападки на окружающих помогают преследователю преодолевать ощущение собственной несостоятельности и неловкости. Поэтому доминирование над окружением становится фундаментом их поведения. Тиран считает всегда и во всем себя правым. Среди методов воздействия на других, пользующихся популярностью у диктаторов, выделяют запугивание, допрос, упреки, обвинения, провокации.

Собственную уязвимость агрессор не признает, а потому больше всего его страшит собственная беспомощность. Поэтому ему необходим страдалец, на которого он проецирует собственное несовершенство, обвиняет его в невезениях. Взятие ответственности за персональные деяния и поведение – вот основополагающие рекомендации для преследователя. Тиран в отличие от объекта нападок чрезмерно убежден в собственных воззрениях и себе самом. Преследователь уверен, что лишь он ведает, что делать. А потому, веруя, что все окружение ошибается, он испытывает агрессию, раздражение и гнев в отношении объекта «атак» и его спасателя.

Роль спасателя

Понимание роли персонажа спасатель, мотивов его действий и их результатов является ключом, ведущим к осознанию и отслеживанию этого амплуа в собственном бытие. Это шанс совершить осмысленный выбор: манипулировать дальше индивидами либо научиться здорово относиться к окружению и собственной персоне.

Не следует отождествлять игру в спасателя с истинной помощью в чрезвычайных обстоятельствах, например, спасение людей при пожаре. В стараниях спасателя всегда присутствуют тайные мотивы, недосказанность и нечестность. В действительности созависимые отношения по типу треугольника судьбы тормозят развитие, привносят страдания людям и путаницу в существование.

Спасатель проигрывает выбранную роль из-за необходимости спасать, дабы не задумываться о собственных скрытых чувствах, тревожности, ведь объект нападок нуждается в участии.

Можно выделить 7 признаков, присущих людям, предпочитающим занимать описываемую позицию во взаимоотношениях.

Прежде всего, у таких субъектов наблюдаются проблемы в личных взаимоотношениях, что выражается отсутствием семьи, либо в семье каждый супруг существует отдельной жизнью.

Спасатели зачастую весьма успешны в социальном бытие. Начальство их ценит за добросовестную работу, законодательные нормы они не преступают, а если и нарушают, то это бездоказательно.

Основной задачей данной категории лиц является предоставить жертве шанс «глотнуть чуть-чуть воздуха» дабы объект преследования не «задохнулся», а опосля затянуть потуже «удавку». Данный процесс может длиться бесконечно, пока кто-то из игроков не решит сменить роль. Главная цель спасателя заключается в исключении возможности стать жертве самостоятельной.

Люди, придерживающиеся данного амплуа, всегда слегка презирают объект нападок, вследствие чего их помощь носит снисходительный характер.

Спасатель зачастую часто лелеет довольно «масштабные» планы по спасению. Данной категории лиц присуща амбициозность. Они стремятся управлять максимумом индивидов. Чем неувереннее и беспомощнее люди, тем лучше спасателю, поскольку его власть делается более всеобъемлющей.

Индивиды в этом амплуа стараются скрыть собственную агрессию, поэтому отрицают напрочь ее наличие. Человек является живым существом, которое часто обуревают различные эмоции, вследствие чего ему присущи агрессивные посылы. Спасатель же словно напоказ демонстрирует любовь ко всем живым созданиям.

Когда жертва наконец-то решает отказаться от навязчивой помощи, спасатель прибегает к манипуляции, угрожая тем, что объект преследования останется сам в этом огромном мире, полном ужасов и невзгод. После чего отходит в сторону и занимает наблюдательную позицию, ожидая, когда жертва оступится, снизит и без того низкую самооценку, раскается. Он ждет такого момента, дабы триумфально появится. Однако такое появление может быть запоздалым, поскольку жертва могла успеть обзавестись новым «ярмом» в виде субъекта, всеми силами старающегося навязать собственную помощь.

Как выйти из треугольника Карпмана

Отыскать выход из созависимых взаимоотношений зачастую довольно сложная задача. Чем дольше человек играет роль, тем глубже его засасывает треугольник отношений Карпмана. Дабы найти заветную дверь, прежде всего, надобно осознать наличие данной модели взаимоотношений в собственном существовании. При этом способы избавления от гнетущих отношений сугубо индивидуальны, поскольку обусловлены проигрываемой ролью субъектов. Поэтому необходимо постараться объективно взглянуть на обстоятельства взаимодействия, дабы понять собственную роль.

Самой сложной и стержневой персоной в треугольнике Карпмана считается жертва.

Дабы навсегда избавиться от этого амплуа, рекомендуется начать с совершения первых неспешных самостоятельных шажков по улучшению собственного бытия. Важно прекратить сваливать с собственных плеч груз ответственности за насущные проблемы и неудачи на окружение. Необходимо уяснить, что за всякую оказанную помощь придется заплатить. Также следует научиться не оправдываться и извлекать собственную выгоду из взаимодействия со спасателем, при этом стараясь не столкнуть последнего с преследователем.

Рекомендации для спасателя заключаются, прежде всего, в прекращении навязывания собственных «спасательных услуг». Оказывать помощь людям следует исключительно по просьбе последних. Не нужно раздавать обещания при отсутствии уверенности в их выполняемости. При навязывании помощи не следует ожидать благодарности от принимающей стороны. Если же «спасательная услуга» была оказана ради получения выгоды, то необходимо прямо сказать про это. Также рекомендуется отыскать собственный путь самореализации, который не предполагает навязывание помощи окружающим и вмешательства в их проблемы.

Когда треугольник Карпмана становится тесен для тирана, то необходимо начинать работу по выходу из созависимого взаимодействия. Преследователю, прежде всего, следует взять контроль над собственной агрессивностью. Раздражение, злость и гнев можно проявлять лишь, когда имеются серьезные причины, порождающие данные эмоции. Деспоту необходимо уяснить, что он также часто бывает неправ, как и иное его окружение. Также ему следует осознать, что корень всех неуспехов кроется в его собственном поведении, другие индивиды не виноваты в бедах преследователя. Нужно понимать, что если сам индивид не считается с воззрениями окружающих, то и последние не обязаны учитывать его позицию. Добиваться собственной выгоды следует при помощи мотивирования индивидов, а не посредством диктатуры.

Примеры из жизни

Наиболее яркие примеры треугольника судьбы можно увидеть в семейных взаимоотношениях, где ипостаси распределены между партнерами и чадом либо между супругами и матерью мужа, в рабочем коллективе, в дружбе.

Классическим примером отношений в треугольнике Карпмана служит взаимодействие свекрови, выступающей в ипостаси агрессора, с невесткой, являющейся жертвой, и сыном, которому выделена роль спасателя.

Свекровь с упоением «пилит» невестку, естественно любимый сын становится на защиту благоверной, вследствие чего ругается с родительницей. Жена, видя, что благоверный обидел собственную мать, становится на защиту свекрови и из роли жертвы трансформируется в спасателя. Супруг же, в свой черед, уязвленный поведением супруги, ведь он старался помочь любимой, переходит на атакующую позицию, превращаясь из спасателя в агрессора. Такое взаимодействие и смена ролей может наблюдаться бесконечно.

Ниже приведена типичная модель взаимоотношений по модели треугольника Карпмана. Есть два человека, между которыми зародился конфликт. Это дебютный этап, знаменующий распределение ролей. Субъект, оказывающий активное воздействие на оппонента, становится преследователем. Последний, соответственно, является жертвой. Объект нападок старается судорожно отыскать решение, помимо того ему просто необходимо выплеснуть кому-то собственные переживания, вследствие чего на арене появляется третий персонаж – спасатель. Он выслушивает, дает советы, защищает жертву. Далее ситуация может развиться разными сценариями. Например, жертва следует советам «доброжелателя» и «атакует» преследователя, вследствие чего они меняются ролями.

Необходимо понимать, что все персонажи игры, именуемой треугольником судьбы Карпмана, получают субъективную выгоду от проигрываемой роли.

Автор: Практический психолог Ведмеш Н.А.

Спикер Медико-психологического центра «ПсихоМед»

Мы в телеграм! Подписывайтесь и узнавайте о новых публикациях первыми!

как перестать играть роль жертвы, агрессора или спасателя и стать психологически самодостаточным — Нож

Кто стремится причинить добро

Ранее мы писали о ловушке созависимости: американские психологи Берри и Дженей Уайнхолды считают, что в нее попадают люди, которые не до конца отделились от родительской фигуры и не могут преодолеть этапы созависимости и контрзависимости. Рекомендуем прочесть материал по ссылке ниже, чтобы разобраться, как формируется созависимость.

Читайте также:

Ребенок навсегда: как формируется созависимость и почему она мешает выстраивать личные границы

Если взрослые люди не достигли психологической автономии, они не проживают свою жизнь полноценно, а играют в ней роли. Стивен Карпман, автор книги «Жизнь, свободная от игр», выделяет три таких роли:

  • Жертва,
  • Агрессор (он же Преследователь),
  • Спасатель (Rescuer переводят то как «Спаситель», то как «Спасатель», мы остановимся на последнем варианте. — Прим. ред.).

Эти роли образуют так называемый треугольник Карпмана (еще одно название — «драматический треугольник»), который показывает динамику взаимоотношений. Участники в этой схеме могут меняться ролями.

Треугольник Карпмана. Источник

Позиция Жертвы пассивная, ее установка — «Всё потеряло смысл, бьюсь головой об пол». Субъективно Жертва действительно может находиться в глубокой депрессии и искренне считать, что «ничего невозможно исправить, вот если бы я родился/лась на десять лет раньше / у других родителей / в другой стране…»

Источник

На самом же деле Жертва не хочет ничего менять. Такие люди старательно избегают ситуаций, в которых проблемы действительно можно решить.

Жертве не нужно, чтобы ее проблемы решились. Ей нужен Спасатель, на которого можно взвалить бремя ответственности за свою жизнь.

Агрессора Жертва приманивает в свою жизнь поведением, которое выглядит как виктимное. Преследователь самоутверждается за счет властного доминирования, поэтому ему кажется, что «трепетная и беззащитная» Жертва идеально ему подходит.

На самом деле Агрессор сам трепетен и беззащитен (уже без кавычек), а желание подчинить себе Жертву — это не что иное, как гиперкомпенсация: человек слишком сильно пытается компенсировать какие-то свои проблемные ситуации. Например, зачастую Агрессор когда-то сам подвергался физическому или психологическому насилию (в детстве или позже). Хотя эта роль и деструктивная, но выйти из нее проще всего, потому что она очевидна.

Куда сложнее Спасателю. Его поведение отличается тем, что обычно называют добропорядочностью, эмпатичностью, желанием прийти на помощь. И Спасатель действительно ведет себя так, как если бы эти качества у него были, — но до известного предела. Истинный мотив Спасателя — поднять самоценность за счет помощи «сирым и убогим». Часто бывает так, что благодеяний от него не ждут и даже не нуждаются в них. Но такой человек считает своим долгом поучаствовать в «спасении утопающего» — и эта игра никому не приносит радости, не говоря уже о решении проблем, порой мнимых.

Спасателя ждет Жертва. Но ей с ним несладко: глубоко внутри Спасатель не хочет, чтобы Жертва выходила из своего «униженного положения». Если это произойдет, мало ей не покажется, Спасатель переносит такую ситуацию крайне болезненно. Субъективно он испытывает чувство вины из-за того, что «опять сделал что-то не так», очень стараясь при этом быть хорошим и полезным.

Самобичевание в целом свойственно Спасателю. Эту роль могут усвоить в детстве те, кому выпал счастливый билет «хорошего мальчика» или «хорошей девочки». Таким ребенка хотят видеть, например, родители, бабушка, дедушка — кто угодно, разве что не кошка.

«Твой отец грубый и пьет по вечерам. Хорошо, что у меня есть ты, сынок. Ты другой. Ты всегда будешь таким — добрым и отзывчивым. Папа опять гремит посудой на кухне и уже, кажется, что-то разбил. Сходи, поиграй с ним в шахматы, отвлеки его. Может быть, сегодня я смогу уснуть спокойно».

Берри и Дженей Уайнхолд в книге «Освобождение от созависимости» пишут:

«Спасение — это когда делают для другого нечто такое, что он фактически может сделать для себя сам. Это движение „выше кого-то“, ставящее другого человека ниже… Это называется силовой игрой. Это посягательство на чужое пространство, исходящее из позиции „Я только пытаюсь тебе помочь“. Это тонкий способ управлять другими и подрывать их самооценку… Люди, профессионально связанные с оказанием помощи, могут легко попасть в положение Спасателя, если не будут внимательны и осторожны».

Всё, что ты видишь, ложь

Играть роль Жертвы, Агрессора или Спасателя можно годами. Иногда это становится жизненной стратегией и закрепляется в чертах характера. Но треугольник Карпмана динамичен. Люди в созависимой паре меняются ролями — это может происходить несколько раз за час (например, в процессе конфликта). А иногда роли как будто остаются стабильными — просто не было соответствующего триггера.

«Конечная цель этой игры — стать жертвой. Спасатели будут ставить себя в позицию преследуемого, чтобы затем перейти в позицию жертвы. Например, они могут подсознательно предложить кому-то единственно необходимую и правильную помощь. Спасатель может также попытаться помочь тому, кто не нуждается в помощи. В таком случае его могут отвергнуть — тогда он почувствует обиду и станет жертвой».

Источник

Вот как может разворачиваться драма внутри треугольника:

«Я просто пытался вам помочь (на сцену выходит Спасатель, он раздосадован, разочарован)… Мало того, что вы не оценили мою помощь, так вы еще и напали на меня с претензиями, что я лезу не в свое дело! (Спасатель переходит в режим Жертвы.) Извините, но то, что вы мне ответили, это уже чересчур… Я не хотел этого говорить, но теперь придется!.. (Жертва „вынуждена защищаться“ — и становится Агрессором)».

Американский психолог и психотерапевт Клод Штайнер считал: «Жертва в реальности не так беспомощна, как себя чувствует. Спасатель на самом деле не помогает, а у Преследователя нет никаких обоснованных претензий к другому».

Найдите десять отличий

Мы уже писали о том, что у созависимых людей нет четкого представления о личных границах. А ведь именно их стабильность позволяет личности развиваться и реализовываться. Наши границы обеспечивают безопасность тому, что лежит в основе нашей самоидентификации.

Психологические границы разделяют «я» и «других» по различным сферам. Рассмотрим несколько примеров того, как различаются установки созависимых и независимых людей.

«Внутренний ребенок» без проекций

Как же выйти из пут созависимости? Берри и Дженей Уайнхолды предлагают проанализировать свое положение и пересмотреть свои взгляды на многие вещи, которые кажутся нам очевидными. Для начала можно пройти тест — выявить признаки незавершенных в детстве процессов по шкале созависимости.

Уайнхолды представляют так называемый эволюционный подход к проблеме.

«Болезненные и вызывающие тревогу события можно рассматривать как кризисы развития, а не как эмоциональные расстройства или психические заболевания. Вот ключевые принципы, которые помогут понять причины созависимости:

  • развитие человека — это непрерывный процесс, начиная от момента зачатия и до самой смерти. Этот процесс последовательный: одна стадия помогает сформировать следующую;
  • любая задача развития, с которой не удалось справиться в соответствующем возрасте, становится „дополнительным багажом“ позже. Если много задач так и не решились в необходимой последовательности, развитие человека перегружается и нарушается;
  • незавершенные стадии развития будут стремиться к завершению при каждой возможности. Любая ситуация, которая напомнит вам какое-то прошлое событие на незавершенной стадии развития, выдвинет этот незавершенный процесс на первый план. Люди говорят, что они переполнены старыми чувствами или памятью о прошлом. Они чувствуют, что „резиновой лентой“ привязаны к первоначальному эмоциональному опыту, когда впервые пытались завершить эту стадию…»

11 советов о том, как избавиться от созависимости

Как же справиться с проблемами из-за процессов, не завершенных в детстве? Вот что советуют Берри и Дженей Уайнхолды.

1. Постарайтесь понять причину проблемы. «В литературе есть путаница о действительных причинах созависимости. Одни авторы утверждают, что это результат генетической предрасположенности, другие — что созависимость берет начало из контактов с алкоголиками или алкогольной семьей. Считается, что созависимость обусловлена эволюционно, это усвоенное дисфункциональное поведение. Но также это системная проблема, связанная с воспитанием в дисфункциональной семье и в дисфункциональном обществе».

2. Распутайте созависимые отношения. «Как только вы поймете, что причиной вашей созависимости стали особенности незавершенных отношений, вы увидите эти же особенности в ваших теперешних отношениях. Чтобы завершить процесс вашего психологического рождения, нужно прежде всего осознать, что вы всё время были созависимы с кем-то».

3. Откажитесь от проекций. «Когда вы пытаетесь стать обособленным, считая других неправыми или плохими, вы развиваете стиль жизни, который базируется на проекциях. Вы можете искажать действительность так, чтобы она соответствовала вашей потребности всегда быть правым и оправдывать свое поведение, считая неправыми других… Проекции — строительные блоки в стене отрицания. Они будут медленно падать, пока значительная часть этой стены не разрушится и не обнажится, наконец, правда о том, кто есть вы и кем являются другие».

Источник

4. Избавьтесь от ненависти к себе. «Если вы не сепарировались от своей матери или семьи, но пытались обособиться, считая их неправильными или плохими, вы, вероятно, начнете думать, что сами несостоятельны. Вы можете попытаться встать на путь отрицания или подавления этих негативных чувств, но они, скорее всего, будут управлять вашей жизнью. Необходимо раскрыть, осознать и изменить эти отрицательные представления о себе, ведь они основаны на неправильном восприятии и иллюзиях. Когда вы поймете, что эти проекции и есть источник вашей низкой самооценки, вы сможете исправить их».

5. Не манипулируйте. «Вы, скорее всего, будете прибегать к силовым играм и манипулированию, чтобы получить то, чего хотите. „Драматический треугольник“ — это обычный способ манипулировать другими. Как только вы найдете более эффективные способы вступать в сотрудничество с людьми, потребность в манипулировании и управлении другими пойдет на убыль».

6. Научитесь просить. «Самый простой способ получить желаемое — прямо и вежливо попросить об этом… Обычно люди не просят напрямую, а манипулируют».

7. Снова научитесь чувствовать. «Дети, выросшие в дисфункциональных семьях, очень рано начинают скрывать свои чувства и мысли о том, что происходит у них дома. Наиболее часто они скрывают гнев, хотя люди, находящиеся в созависимых отношениях, пребывают в состоянии гнева большую часть времени. Гнев должен быть каким-то образом „оправдан“, прежде чем его можно будет выразить. Кто-то должен быть виновным или стать козлом отпущения за все несчастья в семье. Часто в этой роли оказываются дети. Став взрослыми, вы должны восстановить чувства, которые скрывали, — так вы поможете себе заново пережить свое детство и излечиться от созависимости».

8. Исцелите «внутреннего ребенка». «Если вы выросли в дисфункциональной семье, вас научили сосредоточиваться на том, что делают другие, а не на том, что делаете вы. Вас заставили превратить свое „я“ в ложное, чтобы угодить другим, и спрятать вашего „внутреннего ребенка“. Этот ребенок страдал от ран, которые наносила ему предполагаемая забота от любящих вас людей. Они могли смеяться над вами, проявлять неуважение, не выслушивать, наказывать физически или не обращать внимания на ваши важнейшие потребности. Чтобы не показывать причиненную вам боль, вы были вынуждены скрывать часть своего „я“ от всего мира. Всё это время вы прятали эту часть „я“ и от себя самого. Чтобы выздороветь, нужно восстановить личностную целостность и исцелить вашего „внутреннего ребенка“».

9. Определите психологические границы. «У каждого есть его собственная психологическая территория. Она состоит из ваших мыслей, чувств, поведения и тела. У большинства людей из дисфункциональных семей эта территория так часто нарушалась в детстве, что, став взрослыми, они не осознают, как это происходило. Большинство созависимых мало знают о своих личностных границах и почти не умеют определять и защищать их».

10. Научитесь близости. «Созависимые и боятся, и желают близости. Они часто опасаются, что близкие люди будут управлять ими, подчинять и подавлять. Когда же созависимость разрушается, у человека возникает потребность установить связи с другим человеком. Людям часто нужно родительское участие — терапевт или старший по возрасту человек, который может рассказать что-то новое, быть собеседником и воспитателем, стать необходимой опорой для создания постоянства и формирования самооценки».

11. Учитесь автономии, чтобы быть вместе. «Созависимость заменяется взаимозависимостью тогда, когда двое научились жить достаточно автономно — для того, чтобы строить совместную жизнь и стремиться поддерживать друг в друге проявление лучших качеств».

Треугольник Карпмана и его здоровые альтернативы

Всю сознательную жизнь человек кем-то себя чувствует. В зависимости от того, кем именно, он посылает окружающим соответствующие сигналы, даже когда не подозревает об этом. Часто, как актер, застрявший в низкосортных сериалах, этот человек живет по шаблону. Но в отличии от актера, он не знает, что роль можно поменять. Самая распространенная модель отношений по таким шаблонам называется треугольником Карпмана.

Треугольник Карпмана

Треугольник Карпмана — что это?

Это термин из транзакционного анализа – направления психологии, описывающего поведение человека — индивидуальное и в группе. Основы модели транзакционного анализа описал американский психолог Эрик Берн. Многим он известен прежде всего, как автор книги «Люди, которые играют в игры». В ней он описал большинство наиболее распространенных ролевых моделей, по шаблонам которых живут люди. Его последователь, Стивен Карпман, обобщил самые часто встречающиеся роли до трёх – Жертвы, Преследователя и Спасителя.

Жертва - мать Эминема в фильме “8 миля”

Жертва

Основная черта Жертвы – инфантильность. Она не делает выбор, отказывается от ответственности за свою жизнь. Не из вредности или лени. Она уверена, что не способна жить самостоятельно и ищет Спасителя, привлекает Преследователя, потому что подсознательно она не хочет покидать пассивную позицию, ведь тогда придется взять ответственность за свою жизнь. Из-за отказа от ответственности Жертвы часто зависимы от алкоголя, наркотиков, нездоровых пищевых пристрастий. Это сигнал для тех, на кого Жертва хочет переложить ответственность за свою жизнь, ведь человек с зависимостью не может полноценно о себе позаботиться.

Преследователь - Вилланель в сериале “Убивая Еву”

Преследователь

Преследователь – тот, кто стремится властвовать, нападает на других и ведет себя открыто агрессивно. Такой человек, зачастую, в детстве испытал на себе физическое или психологическое насилие. В душе он чувствует беспомощность и стыд, и преследует других, чтобы его подавить. Преследователь считает, что другие люди заслуживают боль, которую он причиняет им и не берет на себя ответственность за неё. Так он компенсирует свою никчемность – проецирует её на Жертву.

Преследователь не считает себя Преследователем — он думает, что он Жертва. Часто алгоритм у него такой: «Я пытаюсь помочь, а в ответ на меня нападают! Мое поведение – всего лишь защита!».

Кстати, о Вилланель. Если вы еще не смотрели ни серии погони двух женщин — полицейского и преступницы в сериале «Убивая Еву», то советуем это сделать. Подробнее о сериале мы рассказали здесь.

Мать сыновей в сериале “Триггер” - спаситель

Спаситель

Спаситель – не спасает. Он играет в спасителя, а на деле им руководят скрытые (в лучшем случае — смешанные) мотивы. Такой человек пришел не затем, чтобы помочь, но чтобы уйти от ответственности за свою жизнь через нанесение пользы и причинение добра другому. Часто за делами Спасителя стоит низкая самооценка. Он нередко вступает в созависимые отношения, страдает от своего спасательства и считает целью своей жизни помогать тем, кто в этом не нуждается.

Спасители постоянно чувствуют вину, бичуют себя, обращаются на проблемы других в ущерб себе. Но эти другие, в большинстве случаев, спасать себя не просят. И в итоге все, что делает Спаситель – вторгается в чужое личное пространство без запроса, тратит свои силы на другого до такой степени, что себя сил уже не хватает.

Так бывает, потому что Спаситель постоянно пытается получить одобрение окружающих. То одобрение, которое он недополучил в детстве от родителей.

Как они взаимодействуют

Преследователь не дает покоя жертве, строит ее, заставляет и критикует. Жертва старается (безуспешно), мучается, устает и жалуется. Спаситель утешает, советует, подставляет уши и жилетку для слез. Периодически роли меняются. И пусть названия ролей не вводят вас в заблуждение – каждый участник треугольника – жертва. Три участника – не обязательное условие – их может быть от двух (роли меняются чаще) до бесконечности (когда какая-то роль достается группе людей).

Источник: ADME

Как выйти из треугольника?

Если вы жертва – не жалуйтесь на жизнь, возьмите ответственность за неё в свои руки и перестаньте искать оправдания своим неудачам. Запомните – никто вам ничего не должен, и вы никому ничего не должны.

Если вы преследователь, перестаньте обвинять посторонних в своих проблемах и самоутверждаться за чужой счёт. Примите как данность, что никто не должен соответствовать вашим ожиданиям. Конфликты решайте мирно и без агрессии.

Если вы спаситель – не навязывайте свою помощь, в идеале – вообще не предлагайте её без запроса. Не ждите благодарности или похвалы, если помогаете – делайте это ради помощи, а не ради награды. Поймите, что вы не знаете, как сделать лучше другому человеку.

Вы застряли в драматическом треугольнике нарцисса?

Источник: Клэр Джек

Психолог Стивен Карпман разработал концепцию «драматического треугольника» более 40 лет назад, и она остается ценным способом размышлений о ролях, которые вы можете играть в определенных ситуациях и когда вы связаны с другими людьми.

Драматические треугольники — это среда, в которой процветают нарциссы и где, если вы не будете осторожны, вы можете оказаться втянутым в себя, будучи вынужденным выполнять роль, которая вызывает стресс и расстраивает.

Чтобы понять драматический треугольник, представьте треугольник, и в каждой его точке есть «роль», которую мы и другие играем. Эти роли: преследователь, жертва и спасатель.

Преследователь

Роль преследователя особенно подходит нарциссу. Они доминируют, думают, что знают лучше всех, и игнорируют мнения других людей. Когда что-то идет не так, это потому, что кто-то другой бесполезен. Они могут запугивать других и стать агрессивными, если не добьются своего.Они могут использовать пассивно-агрессивные средства, чтобы вести себя неприятно по отношению к людям. Преследование других укрепляет хрупкое чувство идентичности нарцисса и удовлетворяет его потребность во власти над другими.

Жертва

Жертвы считают мир настроенным против них. Как и в случае с преследователем, когда в их жизни что-то идет не так, это не их вина. Они проецируют на окружающих образ беспомощности и заставляют других помогать им. Они утомляют быть рядом. В частности, в роли жертвы часто выступают уязвимые нарциссы.

Спасатель

Нарциссы также могут быть спасателями. Они могут окружать себя людьми, которых считают более слабыми, чем они; это также отвечает их потребности быть окруженными людьми, которые чувствуют себя слишком опасными, чтобы бросить вызов. Спасение людей может удовлетворить их потребность во внимании, и они выглядят «хорошим парнем» для всех остальных. Быть спасателем также может означать, что они могут контролировать человека, которого спасли.

Нарциссы могут сами входить и выходить из этих ролей, переходя от точки жертвы (папа был ко мне ужасен, ты можешь позаботиться обо мне) к преследователю (папа и я помирились, а ты всего лишь ребенок, хватит преувеличивать ).А поскольку нарциссы получают чувство признания извне, они будут делать все возможное, чтобы вовлечь других людей в свой драматический треугольник. Если вы связаны с нарциссом, скорее всего, вас засосало, даже не осознавая этого.

Вот пример: мать Мэри — нарцисс. Главной ролью Мэри в жизни была роль «спасительницы» — на протяжении многих лет у ее матери были разные драмы, в которых участвовали отец Мэри, а затем и разные бойфренды ее матери. Мэри помогала своей матери сбежать от парней, однажды собирала для нее чемоданы и помогла ей переехать в другой штат, пока ее парень был на работе.

Мэри заводит первые серьезные отношения и выходит замуж. Она начинает устанавливать границы и меньше реагировать на потребности матери. Поскольку Мэри не играет роль спасительницы, ее мать видит в Мэри « преследователя » и обращается с ней с крайней агрессией, обвиняя ее в том, что она не была благодарна за все, что сделала ее мать. При этом мать Марии стала преследователем .

Несмотря на то, что Мэри продвинулась вперед в своей жизни, она настолько глубоко расстроена действиями своей матери, что становится жертвой .Она чувствует себя беспомощной и находящейся под угрозой, и теряет силу, которую проявляла, создавая свои границы. Тем временем у мамы появился новый парень, который «спасти» ее. Она продолжает преследовать Мэри, пока ее парень не уйдет. Понимая, что ей нужен кто-то в ее жизни, мама « спасает » Мэри, позволяя ей вернуться в ее жизнь. В следующий раз, когда маме понадобится помощь и она будет действовать как жертва , Мэри быстро становится ее спасителем , чтобы избежать повторения агрессивного ответа.

И Мэри, и ее мать сыграли все три роли в драматическом треугольнике.Когда вы находитесь в драматическом треугольнике нарцисса, вы можете обнаружить, что большую часть времени играете одну роль, но нарциссы прекрасно умеют манипулировать ситуациями и легко играют другую роль, заставляя вас также корректировать свою роль. Быть втянутым в чужой драматический треугольник утомительно. Вы должны постоянно следить за тем, что другой человек или люди в треугольнике собираются делать дальше. Это вызывает крайнее беспокойство и чувство потери контроля.

Основные сведения о нарциссизме

Есть только один способ положить конец драматическому треугольнику — удалить себя из него.Это не обязательно означает отсутствие контактов с главными героями (хотя может и так), но означает принятие нейтральной позиции. Иногда это неприемлемо для нарцисса.

Если вы отказываетесь объединяться с одним братом или сестрой против другого, чтобы вы оба могли быть преследователями вместе, или если вы отказываетесь вести себя как жертва, чтобы нарцисс мог продолжать чувствовать себя спасителем, они, возможно, не смогут справиться с вашим присутствия больше нет.

Если пребывание в чужом драматическом треугольнике вызывает у вас страдание, вам необходимо определить, в какие роли вас подталкивают и что вы можете сделать, чтобы изменить свое поведение и реакции — или нужно ли вам вообще выйти из треугольника.

Треугольник взаимоотношений | Психология сегодня

Это полезный способ смотреть на отношения, и я использую его во всей своей работе с парами — как способ увидеть, где они находятся, но также и куда им нужно идти. Он основан на драматическом треугольнике, также известном как треугольник Карпмана, который был разработан психиатром Стивеном Карпманом в начале 1970-х годов. Далее следует моя интерпретация и расширение исходных идей Карпмана.

Начните с воображения или рисования перевернутого треугольника (сделайте это сейчас, это поможет).Вверху две буквы: P слева и R справа. Внизу на вершине треугольника находится буква V.

Треугольник представляет отношения между двумя людьми. Буквы P, R и V представляют разные роли, которые могут играть люди; это не сами люди, а роль. Роли взаимосвязаны, и всегда есть кто-то наверху, у кого, кажется, больше власти, и кто-то внизу. Отношения движутся по кругу следующим образом.

Человек в позиции R — спасатель.Человек в этой роли, по сути, имеет контроль над «хорошим парнем». Он цепляется за V или жертву. Человек в этой роли временами чувствует себя подавленным. Он чувствует, что проблемы падают ему на голову. Спасатель вмешивается и говорит: «Я могу вам помочь. Просто делайте то, что я говорю, все будет хорошо». Часто пары начинают свои отношения в той или иной форме. Они психологически договорились: спасатель говорит, что я согласен быть большим, сильным, хорошим и милым; жертва говорит, что я согласен быть потрясенным и неспособным справиться.Все счастливы. Спасатель чувствует себя нужным, важным и ответственным. У жертвы есть кто-то, кто о ней позаботится.

И работает нормально, за исключением того, что время от времени случается одно из двух. Иногда спасателю все это надоедает. Ему кажется, что он берет на себя всю ответственность, и что другой не тянет его, не дает ничего взамен, не ценит то, что делает спасатель. Спасатель пресытился, злится, обижается. Бац! Он переходит к П, ролью преследователя.Он внезапно взрывается — обычно из-за чего-то незначительного, например, из-за стирки или из-за того, кто не выносил мусор, — или действует, например, потратив много денег, запой или роман. Он чувствует, что заслуживает этого (в конце концов, он говорит себе, посмотрите, с чем я терпел).

Сообщение, скрывающееся за поведением и гневом, которое обычно не проявляется очень четко: «Почему ты не взрослеешь? Почему ты не берешь на себя некоторую ответственность? Почему я должен делать все здесь? ты ценишь то, что я для тебя делаю? Это несправедливо! » Чувство несправедливости очень сильное.

В этот момент жертва испугалась и переместилась в позицию R, пытаясь наверстать упущенное и успокоить воду. «Мне очень жаль, — говорит он. «Я не осознавал. Я действительно ценю то, что вы делаете. Я добьюсь большего успеха». Затем преследователю становится плохо из-за того, что он сделал или сказал, он опускается до положения жертвы и впадает в депрессию. Затем они оба стабилизируются и возвращаются в исходное положение.

Еще иногда случается, что жертва устает быть жертвой. Он устает от того, что другой всегда ведет шоу, всегда говорит ему, что делать.Он устает от того, что на него смотрят свысока, потому что спасатель в основном говорит: «Если бы не я, ты бы не выжил». Время от времени жертва устает и переходит к роли преследователя. Как и спасатель, жертва в этой роли взрывается и злится — обычно из-за чего-то маленького — или отыгрывает.

Сообщение внизу, которое не произносится, звучит так: «Почему бы тебе не слезть с моей спины? Оставь меня в покое, перестань контролировать мою жизнь! Отойди, я могу делать все сам!» Спасатель слышит это и переходит на позицию пострадавшего.Он говорит себе: «Бедный я, каждый раз, когда я пытаюсь помочь, смотри, что я получаю». Затем преследователь плохо себя чувствует из-за того, что он сделал или сказал, идет к месту спасения и говорит что-то вроде: «Я был в стрессе, не принимал лекарства, устал от детей. Мне очень жаль». А потом они помирились и вернулись туда, где были изначально.

В то время как каждый может перемещаться между всеми ролями, часто одна из них лучше подходит для одной роли, чем для другой. Это связано с личностью, воспитанием и изученными способами справиться с ситуацией.В детстве спасатель часто был единственным ребенком, старшим или выросшим в хаотичной семье. У него обычно не было много буферов между ним и его родителями, и он рано понял, что может избежать неприятностей и избежать конфликтов, если буду хорошим: «Если бы я мог оставаться в тонусе и просто делать то, что хотят мои родители (и учитель). мне делать все время, я не попаду в горячую воду «.

Этот тип людей учится быть очень чувствительным к другим как средству выживания. Он хорошо владеет радаром и умеет улавливать нюансы эмоций.Он гиперактивен, тратит всю свою энергию на изучение окружающей среды, стоит на цыпочках, всегда готов сделать то, что хотят родители. По сути, он занимает позицию: «Я счастлив, если вы счастливы, и мне нужно убедиться, что вы счастливы». Его награждают за то, что он был хорошим, и его голова полна делом «должны».

Однако то, что работает для ребенка, не обязательно работает так хорошо для взрослого. Теперь мир больше. Вместо двух или трех важных людей, на которых нужно обратить внимание, взрослый спасатель имеет гораздо больше — босс, IRS, президент местного Ротари-клуба или VFW.Теперь он чувствует, что его тянут во многих направлениях, тонко растягивают, когда он пытается приспособиться к тому, что, по его мнению, другие хотят от него. Он легко чувствует себя мучеником, ему всегда грозит выгорание.

Ему также трудно понять, чего он хочет. Поскольку в детстве он тратил так много своей энергии на то, чтобы смотреть вовне и делать то, что хотели другие, у него никогда не было возможности расслабиться и решить, чего он хочет. Желание, в отличие от следования требованиям и правилам, — это чувство, и он часто не осознает, что он чувствует.Став взрослым, если вы спросите его: «А чего вы хотите?» он колеблется и застревает. Он беспокоится о том, чтобы принять правильное решение, о том, чтобы никого не обидеть в своей жизни, или о критическом голосе в своей голове.

Ему также трудно справляться с гневом и конфликтами (именно поэтому он в первую очередь стал хорошим), и он склонен подавлять гнев до тех пор, пока ему не надоест и он не начнет давиться им. Затем он взрывается, и, поскольку ему так неуютно, и это создает столько драмы, он чувствует, что его худшая мечта сбылась.Он чувствует себя виноватым и снова отбрасывает все это обратно, только чтобы снова нарастать.

Жертва, напротив, часто была самым младшим в семье, в детстве была чрезмерно защищена родителями или имела старших братьев и сестер, которые вмешивались и брали на себя все время, когда он сталкивался с проблемой. Чего ему не хватало в детстве, так это возможности развить уверенность в себе, которая приходит от того, чтобы научиться решать проблемы самостоятельно. Теперь, став взрослым, он легко расстраивается, чувствует неуверенность, тревогу.Чтобы справиться с этими чувствами, он обращается к спасателю, который помогает ему почувствовать себя лучше.

Преследователь — это злой близнец спасителя. Тогда как спасатель управляет тем, что он хороший и хороший, а преследователь злится, критикует и обвиняет. Это обидчик, и, очевидно, некоторые пары начинают с отношений преследователь — жертва, разыгрывая детские модели и роли. Преследователь рано понял, что когда я боюсь, я становлюсь жестким. Если я могу отрицательно контролировать все, что происходит вокруг меня, никто не сможет подкрасться ко мне сзади и схватить меня.

А теперь представьте или нарисуйте два A рядом друг с другом с проведенной между ними линией (сделайте это, это поможет). A означает взрослый. Этот человек не играет роли, он более цельный, проактивный, а не реактивный, самодостаточный, а не обвиняющий, и находится за пределами треугольника. Взрослые — ровесники; они находятся на одном уровне по мощности. Это то место, где ты хочешь быть.

Взрослый говорит: «Я отвечаю за то, что думаю, делаю, говорю. Если меня что-то беспокоит, это моя проблема.Если вы можете сделать что-то, чтобы помочь мне с моей проблемой, я должен вам сказать, потому что вы не можете читать мои мысли. Если вы решите не помогать мне, мне нужно будет решить, что я буду делать дальше, чтобы исправить мою проблему. Точно так же, если вас что-то беспокоит, это ваша проблема. Если я могу чем-то помочь вам с вашей проблемой, скажите мне. И если я решу не помогать вам с вашей проблемой, вы можете решить ее. Возможно, ты не справишься с этим так, как я, но ты справишься. Мне не нужно брать на себя ответственность ».

Две проблемы, с которыми сталкиваются спасатель и жертва в их отношениях, заключаются в том, что они действительно ожидают много чтения мыслей («Вы должны знать, что происходит или как помочь, без моего ведома.»), а затем чувствуют разочарование, разочарование или злость, когда другой этого не делает. У них также искаженное чувство ответственности: спасатель склонен к чрезмерной ответственности:» Ваши проблемы — это мои проблемы, я счастлив, если вы счастливы, и моя работа — убедиться, что вы счастливы ». Пытаясь« сделать »жертву счастливой, она со временем начинает ощущать давление и контроль, что приводит к взрыву. -ответственный — «Мои проблемы — это ваши проблемы, я ожидаю, что вы их исправите, и мне придется либо ждать, либо манипулировать вами, чтобы вы сделали это.«

Взрослые же, напротив, четко понимают, у кого проблема. Это представлено вертикальной линией, проходящей между ними. Если ты это чувствуешь, это твое. Это ключевая концепция, бесценная для понимания и включения пар. Зная, у кого есть проблема, люди могут избежать защиты, беспокойства, контроля и манипуляции парами, попавшими в треугольник.

Они также могут быть более интимными. Проблема, с которой сталкиваются спасатель и жертва в своих отношениях, заключается в том, что роли, которые заключаются не в самих людях, а только в их частях, удерживают их в тупике.Спасатель не может ослабить бдительность или стать слишком уязвимым, потому что боится, что жертва не сможет с этим справиться. Точно так же жертва никогда не может стать слишком сильной, потому что спасатель почувствует угрозу и потеряет работу. Длинная очередь между жертвой и спасателем реальна. Он представляет собой эмоциональную дистанцию ​​между ними.

У взрослых такой проблемы нет. Оба могут быть ответственными, сильными, но в то же время честными и уязвимыми. Они могут рисковать, не привязаны к ролям и, следовательно, могут быть более открытыми и интимными.

Два человека, очевидно, могут находиться в этом паттерне долгое время — казалось бы, ладят друг с другом, внезапно испытывают отыгрывание или эмоциональный взрыв, примирение, возвращение к своим ролям и повторение паттерна снова и снова. Иногда, особенно для спасателя, это будет продолжаться до тех пор, пока он, в конце концов, не упадет из-под тяжести всего этого — у него случится сердечный приступ или какой-то психологический срыв, и все будут удивлены и напуганы. Что также может случиться со временем, и что часто приводит пару к терапии, так это то, что один человек либо устает идти по кругу, либо начинает перерастать роль, в которой он находится.Как и в любой другой схеме, для игры нужны двое, и как только один человек начинает двигаться к взрослому, другой пугается и пытается втянуть его обратно, чтобы продолжить.

Например, у вас может быть спасатель, который устал все время заниматься зачисткой и начинает отстраняться и лучше определять границы и проблемы. Классический случай — созависимость алкоголика. Жена, например, начинает посещать собрания Аланона и начинает говорить мужу: «Джейк, я не собираюсь звонить твоему боссу в понедельник утром и говорить ему, что ты заболел.Вы можете позвонить ему сами. Я не собираюсь забирать тебя с лужайки в субботу вечером, если ты напьешься ». Жена выходит из треугольника, и если Джейк напился раньше, он напивается до безумия, чтобы попытаться зацепить вернется его жена. Если это не сработает, Джейк, вероятно, переключится на одну из других ролей: он может переключиться на преследователя, рассердиться и пригрозить разводом и опекой над детьми или лишиться денег; он может получить хорошо, расскажи ей, как он собирается начать ходить на собрания АА, чтобы успокоить ее и вернуть ее.

Аналогичным образом, если жертва переходит в положение взрослого, спасатель чувствует угрозу. Это часто наблюдается при пустом гнезде на стадии брака. Муж был более или менее ответственным — он принимал большинство важных решений, финансово поддерживал семью — и дети начинают покидать дом. Жена начинает говорить что-то вроде: «Знаешь, Билл, я думаю, может быть, вернуться в школу. Я так и не получил диплом, потому что остался дома с детьми, и сейчас хорошее время для этого.Может, я вернусь к полноценной работе. Я думаю, что хотел бы иметь свои собственные текущие и сберегательные счета, чтобы иметь собственные деньги и быть более независимым ».

Хотя Билл знает, что делать, когда его жена находится в невыгодном положении, он не знает, что делать, когда она меняет положение. Как правило, первое, что Билл инстинктивно сделает, это будет хорошо, но постарается отговорить свою жену от изменений: «Почему ты хочешь вернуться в школу сейчас? Тебе 45 лет. Что ты собираешься делать? Учеба обойдется нам в 30 тысяч, для чего? Вам не нужно устраиваться на работу на полную ставку.Пришло время расслабиться. Нам не нужен еще один текущий счет. Это стоит 10 долларов в месяц в виде комиссионных, которые нам не нужно тратить ».

Сообщение: «Оставайся на месте». Если это не сработает, Билл может переключиться на роль преследователя и рассердиться: «Если ты хочешь пойти в школу, ты найдешь способ заплатить за это. Мы не отказываемся от этого в пенсии». Или Билл перейдет в положение жертвы и впадет в депрессию, поэтому его жене придется оставаться дома и заботиться о нем.

Наконец, вы легко видите, что эта динамика — оскорбительные отношения.Если жертва отношений преследователь-жертва решает выйти из треугольника или разорвать отношения и больше не быть боксерской грушей, первое, что сделает преследователь, — это то же самое. Если он был зол, теперь он взорвется. Он будет преследовать ее, выслеживать, эмоционально оскорблять или избивать. Если это не сработает, он может поправиться. Он будет звонить вам, чтобы справиться с гневом, и спрашивать, можете ли вы позвонить его жене или девушке и сказать ей, что он звонил по поводу терапии, а затем не доводить дело до конца.Если это не сработает, он может впасть в депрессию и даже пригрозить убить себя, чтобы она вернулась к отношениям.

Если вся эта дурацкая игра не срабатывает, у человека, оставшегося позади, есть один из двух вариантов. Он может прекратить отношения и найти кого-то другого, кто будет играть соответствующую роль, кого-то еще контролировать, кого-то еще позаботиться о них. Или оставшийся позади человек тоже может перейти во взрослую позу.

У обоих партнеров, переходящих во взрослую позицию, есть несколько проблем.Естественное ощущение того, кто остался позади, — это то, что если тебе не все равно, ты останешься в треугольнике. Если они оба переезжают, партнерам необходимо найти новые способы показать, что они заботятся друг о друге. Будет период перехода, пока создаются эти новые способы, и новые способы, по крайней мере, какое-то время, не будут такими же хорошими, как старые. Есть также проблемы, связанные с изучением новых навыков, особенно тех, что остались позади.

Причина, по которой треугольник такой сильный и работает, заключается в том, что роли дополняют друг друга.Каждый видит в другом то, чего не может увидеть в себе. Спасатель, например, не так хорош и силен, как он думает, но видит свою уязвимость и гнев в жертве и преследователе. Жертва не так слаба, как ему кажется, но проецирует свою силу и гнев на спасителя и преследователя. Преследователь не такой жесткий, как он думает, он видит только свою слабость и доброту в жертве и спасателе.

Чтобы добиться успеха, каждый должен научиться распознавать и учитывать то, что было упущено.Спасателю необходимо научиться распознавать свои желания и рисковать, что он не проявит себя добрым и чрезмерно ответственным. Ему нужно научиться распознавать свой гнев, а затем использовать его для получения информации о том, чего он хочет. Ему нужно поэкспериментировать с отпусканием контроля и противостоять импульсу исправить свою тревогу, взяв верх, когда другой борется. Ему нужно научиться ослаблять бдительность, чтобы он мог научиться доверять и быть уязвимым, а также проявлять искреннюю заботу, а не из страха и потребности в контроле.

Точно так же жертве необходимо укрепить уверенность в себе — рискуя и делая что-то самостоятельно, используя спасателя не как спасителя, а как опору. Ему нужно научиться разделять проблемы на части, чтобы не чувствовать себя таким подавленным. Подобно спасителю, ему нужно задействовать свой гнев и использовать его, чтобы лучше определить свои границы и желания.

Наконец, обидчику нужно признать, что его гнев — это защита. Он должен искать более мягкие эмоции, которые он видит в жертве — боль, печаль, сожаление — в себе и за покровом своего гнева.Ему также необходимо переключить свои силы на более щедрого человека, ему нужно найти способы заботиться о себе и позволить себе заботиться о другом.

Треугольник отношений дает вам возможность осмыслить динамику отношений.

Посмотрите, где вы подходите.

Треугольник жертвы, спасателя, преследователя — что это такое и как выбраться.

24 июля 2017 г.

Стивен Карпман, М.Д., разработал свой «драматический треугольник» — жертва, спаситель, преследователь — почти 40 лет назад, и я считаю, что это так же актуально и так же ново для многих, как и 40 лет назад.

Даже если вы не проводите много времени, играя какую-либо из этих трех ролей, вы, вероятно, ежедневно имеете дело с людьми, которые это делают.

Знание, как надеть штаны «большой девочки» или «большого мальчика» и выбраться из треугольника, очень важно при общении с людьми, которые хотят нас втянуть. Использование собственного мудрого ума, чтобы распознать, когда мы регрессировали в него. Этих ролей мы сами (обычно из-за обычного виновника необходимости играть эти роли на ранних этапах нашей исходной семьи) также важны для того, чтобы делать разумный осознанный выбор в наших интимных и социальных взаимодействиях с другими.

Пусть размышления и упражнения, предлагаемые ниже, избавят вас от многих горестей и помогут вам наслаждаться здоровыми, свободными от игр отношениями.

ОТРАЖЕНИЯ

Драматический треугольник — это динамическая модель социального взаимодействия и конфликта, разработанная доктором Карпманом, когда он был учеником Эрика Берна, доктора медицины, отца транзактного анализа.

[Карпман и другие клиницисты отмечают, что «жертва, спаситель и преследователь» относятся к ролям, которые люди бессознательно играют или пытаются манипулировать другими людьми, чтобы они играли, а не к реальным обстоятельствам чьей-либо жизни.Могут быть реальные жертвы преступлений, расизма, жестокого обращения и т. Д.]

Три роли драматического треугольника архетипичны и легко узнаваемы в своих крайних вариантах.

Жертвы

Позиция жертвы «бедный я!» Жертвы видят себя жертвами, угнетенными, бессильными, беспомощными, безнадежными, подавленными и стыдящимися и производят впечатление «сверхчувствительных», желающих лечить ребенка перчатками от других. Они могут отрицать какую-либо ответственность за свои негативные обстоятельства и отрицать обладание властью изменить эти обстоятельства.

Человек в роли жертвы будет искать спасителя, спасителя, чтобы спасти его (и если кто-то откажется или не сделает этого, он может быстро воспринять его как преследователя).

Что касается подрыва устойчивости, жертвы испытывают реальные трудности с принятием решений, решением проблем, получением большого удовольствия от жизни или пониманием своего постоянного поведения.

Спасатели

Позиция спасателя: «Позвольте помочь вам!» Спасатели упорно трудятся, чтобы помогать другим людям и заботиться о них, и им даже нужно помогать другим людям чувствовать себя хорошо, пренебрегая собственными нуждами или не принимая на себя ответственность за их удовлетворение.

Спасатели классически взаимозависимы и помощники. Им нужны жертвы, чтобы помочь, и часто они не могут позволить жертве добиться успеха или выздороветь. Они могут использовать чувство вины, чтобы держать своих жертв в зависимости и чувствовать себя виноватыми, если они не спасают кого-то.

С точки зрения устойчивости к сбоям, спасатели часто бывают измученными, перегруженными работой, уставшими, застигнутыми мученической охотой, в то время как негодование гноится под ними.

Преследователи

Позиция преследователя: «Это ты во всем виноват!» Преследователи критикуют жертву и обвиняют ее, устанавливают строгие ограничения, могут быть контролирующими, жесткими, властными, злыми и неприятными.Они заставляют жертву чувствовать себя угнетенной угрозами и издевательствами.

С точки зрения устойчивости, преследователи не могут сгибаться, не могут быть гибкими, не могут быть уязвимыми, не могут быть людьми; они опасаются риска сами стать жертвой. Преследователи кричат ​​и критикуют, но на самом деле они не решают никаких проблем и не помогают никому решить проблему.

Это самые крайние версии этих трех ролей, но мы можем встретить людей, играющих более мягкие версии этих ролей довольно регулярно.

Поскольку доктор Карпман изучал транзактный анализ в то время, когда он определил эти три роли в драматическом треугольнике, есть сходство с критическим родителем (преследователем), родителем зефира (спасатели) и раненым внутренним ребенком (жертвой) Эриком Берном. описано в Игры, в которые играют люди .

Что придает драматическому треугольнику большую часть его силы и значения, так это признание того факта, что люди будут меняться ролями и циклически повторять все три роли, никогда не выходя из треугольника.Жертвы зависят от спасителя; спасатели тоскуют по корзине; преследователям нужен козел отпущения.

Ловушка в том, что люди разыгрывают эти роли для удовлетворения личных (часто неосознаваемых) потребностей, а не для того, чтобы видеть картину в целом и брать на себя ответственность за свое участие в сохранении треугольника.

Пример из книги Линн Форрест «Три лица жертвы — обзор драматического треугольника»:

Папа возвращается с работы и видит, что мама и младший участвуют в битве.«Убери свою комнату, иначе», — угрожает мама (преследователь). Папа немедленно приходит на помощь Джуниору. «Мама, — мог бы он сказать, — дай мальчику отдохнуть. Он весь день в школе.

Может последовать одна из нескольких возможностей. Возможно (преследователь) мама, чувствуя себя жертвой со стороны папы, обратит на него свой гнев. В этом случае она переводит отца от спасателя к жертве. Затем они могут совершить несколько быстрых обходов треугольника с Джуниором в стороне.

Или, может быть, Джуниор присоединится к отцу в преследовании «Давай объединимся с мамой», или, с другой стороны, может быть, Джуниор обратится к папе, спасая маму с помощью «Подумай о своем деле, папа.Мне не нужна твоя помощь! » Так оно и есть, с бесконечными вариациями, но, тем не менее, по треугольнику из угла в угол. Для многих семей это единственный известный способ взаимодействия.

(дополнительные примеры см. В разделе «Истории, на которых можно учиться»)

Что нужно, так это чтобы любой, кто попал в треугольник, «проснулся» от ролей, которые он играет постоянно. Смена ролей одного человека может побудить других отказаться от ролей и поведения. Что особенно полезно, так это то, что жертва начинает «взрослеть» и берет на себя ответственность за расширение своих возможностей и обеспечение себя ресурсами для удовлетворения своих потребностей.

[См. Упражнения для практики ниже]

Каждая роль в драматическом треугольнике имеет свои преимущества. О жертвах нужно позаботиться. Спасатели чувствуют себя хорошо, заботясь о них. Преследователи продолжают чувствовать свое превосходство как над жертвой, так и над спасителем.

Но цена заключается в том, чтобы увековечить дисфункциональную социальную динамику и упустить возможности (и обязанности) здоровых, резонансных, устойчивых отношений.

ПОЭЗИЯ И ЦИТАТЫ ДЛЯ ВДОХНОВЕНИЯ

Только когда мы убеждаемся, что не можем позаботиться о себе, мы превращаемся в жертву.Вера в то, что мы слабы, бессильны или неполноценны, заставляет нас нуждаться в спасении. Беспокойство заставляет нас всегда искать кого-то более сильного или способного позаботиться о нас. Это отбрасывает нас на всю жизнь в полной зависимости от наших основных взаимоотношений.

Жертвы отрицают как свои способности решать проблемы, так и свой потенциал самогенерируемой энергии. Это не мешает им испытывать сильную обиду по отношению к тем, от кого они зависят. Как бы они ни настаивали на том, чтобы о них позаботились их основные спасатели, они, тем не менее, не ценят, когда им напоминают об их несостоятельности.
— Линн Форрест

* * * * *

Спасатель — классический созависимый, способствующий, чрезмерно защищающий — тот, кто хочет «исправить это». Забота о других может быть лучшим планом спасателя, чтобы почувствовать себя стоящим. Нет лучшего способа почувствовать себя важным, чем стать спасителем!

Спасатели часто получают удовлетворение, отождествляя себя со своей ролью по уходу. Они вообще гордятся своими «помощниками» и «наладчиками». Часто их приветствуют в обществе и даже награждают за то, что можно рассматривать как «самоотверженные действия».Они верят в свою доброту как главные смотрители и считают себя героями.

За всем этим стоит магическое убеждение: «Если я буду заботиться о них достаточно долго, то рано или поздно они позаботятся и обо мне». Обычные фразы для мученика-спасителя: «После всего, что я для тебя сделал, это благодарность, которую я получаю?» или «Сколько бы я ни делал, этого никогда не бывает»; или «Если бы ты любил меня, ты бы не стал так со мной обращаться!»

Самый большой страх спасателя — то, что они останутся одни.Они считают, что их общая ценность зависит от того, как много они делают для других. Им трудно увидеть свою ценность за пределами того, что они могут предложить в виде «вещей» или «услуг». Они верят: «Если я тебе понадоблюсь, ты меня не оставишь». Они изо всех сил стараются стать незаменимыми, чтобы не быть брошенными.
— Линн Форрест

* * * * *

Преследователь на самом деле основан на стыде. Эту роль чаще всего берут на себя те, кто в детстве подвергался явному психологическому и / или физическому насилию.В результате они часто тайно кипят внутри от гнева, основанного на стыде, который в конечном итоге уносит их жизнь.

Они могут предпочесть подражать своим основным обидчикам в детстве, предпочитая идентифицировать себя с теми, кто, по их мнению, обладает властью и силой, вместо того, чтобы становиться «выброшенными на поражение» в самом низу жизненной стопки. Преследователи, как правило, занимают позицию, которая гласит: «Мир жесток и низок; выживают только безжалостные. Я буду одним из них.

Преследователь преодолевает чувство беспомощности и стыда, подавляя других.Доминирование становится их наиболее распространенным стилем взаимодействия. Значит, они всегда должны быть правы! Их методы включают запугивание, проповедь, угрозы, обвинения, поучения, допросы и прямое нападение.

Преследователю нужно кого-то винить. Они отрицают свою уязвимость так же, как спасатели отрицают их нужды. Их самый большой страх — бессилие. Поскольку они осуждают и отрицают свою собственную неадекватность, страх и уязвимость, им нужно какое-то другое место, чтобы проецировать эти отрицаемые чувства.Другими словами, им нужна жертва.

Для кого-то в роли преследователя труднее всего брать на себя ответственность за то, как они причинили вред другим. По их мнению, другие заслуживают того, что получают. Эти враждующие личности склонны считать, что им приходится постоянно бороться за выживание. Они ведут постоянную борьбу за защиту в том, что они воспринимают как враждебный мир.
— Линн Форрест

* * * * *

[Вне треугольника….]

Единственный способ «выбраться» из драматического треугольника — действовать как «взрослый» и не участвовать в игре.
— Джон Гуле, MFT, Разрушение драматического треугольника

* * * * *

Те, кто играет роль жертвы, должны научиться брать на себя ответственность и проявлять заботу о себе, а не искать спасителя извне. Они должны бросить вызов укоренившемуся убеждению, что они не могут позаботиться о себе, если хотят избежать треугольника. Вместо того, чтобы считать себя бессильными, они должны признать свое решение проблем, а также свои лидерские способности. Нет выхода, кроме как взять на себя полную ответственность за свои собственные чувства, мысли и реакции.

Конечно, можно быть полезным и поддержать, не будучи спасателем . Есть четкая разница между истинной помощью и спасением. Настоящие помощники действуют, не ожидая взаимности. Они наделяют тех, кого обслуживают, а не лишают их возможности. То, что они делают, будет сделано для поощрения самоответственности, а не для поощрения зависимости. Верные сторонники считают, что другой может заняться своим делом. Они считают, что каждый имеет право делать ошибки и извлекать уроки из порой тяжелых последствий.Они верят, что у другого есть все необходимое, чтобы пережить трудные времена, и спасателям не нужно «спасать» их.

Самостоятельная ответственность — единственный выход для преследователя . Им должен быть какой-то прорыв, чтобы принять свою роль. К сожалению, из-за их большого нежелания это сделать, возможно, придется перерасти в кризис.
— Линн Форрест

ИСТОРИЙ, УЧИТЫВАЕМЫЕ ИЗ

В то время, когда мы с дочерью жили с моей девушкой и ее дочерью, мне не хватало пары очень дорогих серег — стоимостью более 200 долларов, и я объявил всем, как они выглядели, и спросил, видели ли они их.Нет, их никто не видел.

Наконец, однажды, с подозрением относясь к дочери моей девушки, я вошел в ее комнату и заглянул в ее шкатулку с драгоценностями, а там — мои серьги! Я схватил их обратно. Позже, когда все были дома, я рассказала всем, где я нашла свои серьги.

Я был явно жертвой, верно? Преследователем явно была дочь моей подруги, а спасательницей могла быть либо моя девушка, либо моя дочь, которая была очень маленькой.

Ну … Моя девушка не могла отказаться от того, что ее дочь забрала серьги, а ее дочь отрицала их взятие, заявив, что не знает, как они оказались в ее шкатулке с драгоценностями, поэтому моя девушка начала злиться на меня за обвиняя свою дочь, преследуя меня, но делая меня преследователем, а ее дочь жертвой, а мою девушку спасительницей ее дочери.

Моя девушка и ее дочь, не берущие на себя ответственность, удерживают нас всех в треугольнике.
— Пэтти Флинер, MSW

* * * * *

Хорошим примером игры может быть этот вымышленный спор между Джоном и Мэри, супружеской парой. V = потерпевший, R = спасатель, P = преследователь

Джон: Не могу поверить, что ты сжег обед! Это уже третий раз в этом месяце! (P)
Мэри: Ну, маленький Джонни упал и содрал кожу с колена. Ужин горел, пока я накидывала ему повязку.(R)
Джон: Ты слишком, детка, этот мальчик! (P)
Мэри: Вы бы не хотели, чтобы он заразился, не так ли? В конечном итоге мне пришлось бы заботиться о нем, пока он был болен. (V)
Джон: Он достаточно большой, чтобы носить себе повязку. (R)
Мэри: Я просто не хотела, чтобы он залил кровью ковер. (R)
Джон: Вы знаете, что проблема с этими детьми? Они ожидают, что вы все сделаете. (R)
Мэри: Это только натуральный мед, они еще совсем молодые. (R)
Джон: Я работаю как собака весь день на работе, которую ненавижу… (V)
Мэри: Да, ты действительно очень много работаешь, дорогая.(R)
Джон: И я даже не могу сесть за хороший ужин! (V)
Мэри: Я могу приготовить что-нибудь еще, это не займет много времени. (R)
Джон: Пустая трата дорогого стейка! (P)
Мэри: Ну, может быть, если бы ты вытащил свою задницу на минуту, пока я был занят, она бы не сгорела! (P)
Джон: Вы ничего не сказали! Откуда мне было знать? (P)
Мэри: Как будто вы не слышите плач Джонни? Ты всегда игнорируешь детей! (P)
Джон: Я не знаю. Мне просто нужно время, чтобы посидеть, расслабиться и расслабиться после целого дня работы! Вы не знаете, каково это… (V)
Мэри: Конечно, как будто забота о доме и детях — это не работа! (П)

Этот аргумент может продолжаться бесконечно.Интересно, как можно выйти из треугольника. Самый простой метод — это беззащитный ответ. Это работает в любой момент, независимо от роли, которую берет на себя другой человек, поскольку он не дает намек на следующий ответ.

Например:

Мэри: Ну, может, если бы ты на минутку вытащил свою задницу из кресла, пока я был занят, она бы не сгорела! (P
Джон: Да, это правда.

Хотя Мэри может попытаться возобновить цикл, продолжая ругать, если Джон будет продолжать в том же духе, Мэри в конечном итоге не будет что сказать.Спокойный ответ Джона скорее побуждает к дискуссии, чем к продолжению споров. Мэри могла бы понять, что она не просила его о помощи, и они вполне могли бы помочь разрешить ситуацию, спланировав план действий на случай, если что-то подобное произойдет в будущем.

Так же хорошо работает и для роли жертвы:

Иоанна, я не знаю. Мне просто нужно время, чтобы посидеть, расслабиться и расслабиться после целого дня работы! Вы не знаете, каково это… (V)
Мэри: Мне жаль, что вы так устали.

Это подтверждает любую реальную проблему, которая может возникнуть у другого человека, не продолжая танец.Опять же, другой человек может попытаться возобновить цикл, продолжая жаловаться, но, опять же, при продолжении не оборонительной реакции у другого человека не будет что сказать.

Точно так же можно относиться даже к роли спасателя.

Мэри: Это только натуральный мед, они молодые. (R)
Джон: Да, они молодые.

Другой отличный ответ без защиты:

«Ой».
«Понятно».
«Возможно, ты прав».
— Джон Гуле, MFT, Разрушение драматического треугольника

УПРАЖНЕНИЯ НА ПРАКТИКУ

Поскольку у всех нас есть подсознательные основные убеждения о себе и о том, как взаимодействовать с другими, приобретенные в динамике отношений наших исходных семей, выход из драматического треугольника требует сознательного осознания любых ролей, жертвы, спасителя, преследователя или любых других, которые мы отождествлять себя и, возможно, играть в настоящее время, способность различать более здоровые, не оборонительные, не стыдно-обвиняющие реакции, когда мы чувствуем, что нас втягивают в роли треугольника, и готовность взять на себя ответственность за наше восприятие, реакции и поведение, когда мы просыпаемся и знаем, что находимся в треугольнике.

Это базовое более мудрое самостоятельное применение нашей практики внимательности, чтобы замечать, признавать закономерности, отступать, чтобы поразмыслить над ними и их последствиями, а затем дезидентифицировать их, а не увековечивать цикл, выбирать более мудрые ответы или модели поведения.

Не уклоняться от предложения здесь соответствующих упражнений, но упражнения из главы 16: Использование рефлексии для определения вариантов в моей книге Возвращение назад: переоснащение вашего мозга для максимальной устойчивости и благополучия — это именно те виды применения вашей внимательности. Практика, которая поможет вам выйти из треугольника, или иметь дело напрямую с любым, кто пытается вас втянуть.

РЕСУРСОВ

Драматический треугольник Карпмана официальный сайт драматического треугольника доктора Стивена Карпмана

«Жизнь без игр: драматический треугольник и треугольник сострадания» Стефана Карпмана, доктора медицины, 2014 г.

Драматический треугольник Карпмана — Википедия

«Три лица жертвы — обзор драматического треугольника» Линн Форрест.

Нарушение драматического треугольника, Джон Гуле, MFT

Объяснение драматического треугольника — лидерство США

Драматический треугольник впервые был описан Стивеном Карпманом в 1960-х годах.Это модель дисфункционального социального взаимодействия, иллюстрирующая игру за власть, в которой участвуют три роли: жертва, спасатель и преследователь, каждая роль представляет собой общий и неэффективный ответ на конфликт.

Путешествие по треугольнику можно совершить как с собой, так и с другим человеком, например с супругом, ребенком, коллегой и т. Д. Большинство из нас неврологически запрограммированы на исполнение этих трех ролей, и мы сознательно или бессознательно выбираем одну роль в конкретном контексте.

От гибкого обучения до обучения Scrum, организационного коучинга и коучинга лидерства, узнайте, как Leadership Tribe может работать с вашей командой.

Три объяснения ролей

В драматическом треугольнике каждый игрок в определенной игре разума начинает с принятия на себя одной из трех типичных ролей:

  • Жертва — «Бедный я».

Жертвы часто чувствуют себя жертвами, пойманными в ловушку, беспомощными и безнадежными. Они думают, что находятся во власти жизни. Они не желают брать на себя ответственность за свои нежелательные обстоятельства и не думают, что в их силах изменить свою жизнь.

Жертвы считают себя бессильными или некомпетентными и винят Преследователей (это могут быть другие люди или конкретная ситуация). Они всегда ищут спасателей, чтобы решить проблему за них. Если Жертвы продолжат оставаться в «подавленном» состоянии, это помешает им принимать решения, решать проблемы, изменять текущее состояние или ощущать какое-либо удовлетворение или достижение.

  • Спасатель — «Позвольте мне помочь вам».

Спасатели постоянно вмешиваются от имени Жертв и пытаются спасти Жертв от предполагаемого вреда.Они чувствуют себя виноватыми в том, что стоят рядом и «смотрят, как люди тонут».

Спасатели могут иметь все благие намерения и стремиться «помочь» другим людям, если они считают это необходимым. Они не понимают, что, предлагая Жертвам краткосрочные решения, они оставляют Жертв зависимыми и пренебрегают своими собственными потребностями. Вот почему Спасатели часто оказываются под давлением, уставшими и могут не иметь времени закончить свои собственные задачи, поскольку они заняты тушением пожаров для Жертв по мере их появления!

  • Преследователь — «Это все твоя вина.»

Преследователи подобны« критическим родителям », которые строгие и твердые и устанавливают границы. Они склонны думать, что должны победить любой ценой.

Преследователи обвиняют Жертв и критикуют поведение Спасателей, не предоставляя соответствующих указаний, помощи или решения проблемы. Они критичны, умеют находить недостатки и управляют порядком и жесткостью. Они угнетают Жертв и иногда могут стать хулиганами.

Вы жертва, спасатель или преследователь?

Теперь вы знаете о Драматическом Треугольнике и ролях в треугольном сеттинге.Так вы жертва, спасатель или преследователь?

Если вы человек, скорее всего, вы можете увидеть себя или быть замеченными другими, как все трое в разных сценариях.

Важно отметить, что игроки в драматическом треугольнике могут поменяться ролями во время игры разума, и если кто-то в этом треугольнике меняет роли, две другие роли также меняются.

Пример

Ниже приведен вымышленный пример, демонстрирующий движение драматического треугольника и то, как игроки переходят от одной роли треугольника к другой.

Оценка: Алекс, Отчет о статусе программы должен быть представлен сегодня в полдень. Не могли бы вы отправить его мне как можно скорее? (П)

Алекс: Дох! Я еще не сделал этого, я не был уверен, что требуется, и я был перегружен другими приоритетами моей программы. (V)

Оценка: Запрос и шаблон отчета были отправлены вам на прошлой неделе. Если вы не были уверены в требовании, почему не спросили? (P)

Alex: Я был ошеломлен и не мог вместить.(V)

Оценка: Уже 10 утра, можете быстро что-нибудь придумать для своей программы? (P)

Кейт: Марк, какая информация вам нужна из нашей программы? (R)

Марка: Стандарт — статус программы RAG, основные моменты программы, ключевые риски и проблемы, этапы и зависимости. (R)

Кейт: Мы уже составляем довольно много программных отчетов для портфолио. Разве вы не можете просто настроить информацию, чтобы получить то, что вам нужно? (P)

Оценка: Вы знаете, сколько обновлений программы мне нужно сопоставить для обновлений портфолио? (V)

Alex: Честно говоря, я считаю, что отчет о статусе — это излишество! (P)

Кейт: Неважно, дайте мне полчаса.Я обновлю отчет о статусе и пришлю его. (R)

И разговор может продолжаться бесконечно, так же как и шансы ролей.

Побег из драматического треугольника

В соответствии с приведенным выше примером, хотя треугольная ролевая игра может быть не так уж плоха, она может привести к трениям и конфликтам и нанести ущерб вовлеченным людям. В своем следующем блоге я собираюсь кратко обсудить, как мы можем избежать драматического треугольника.

Узнайте больше о самосознании, эмоциональном интеллекте, создании психологической безопасности, задании важных вопросов и профессиональных навыках коучинга в нашем онлайн-курсе, сертифицированном ICAgile Agile Coaching.

В двух словах: как выйти из драматического треугольника

Когда трое конфликтуют, самое время обратиться к драматическому треугольнику во взаимодействии на рабочем месте.

В 1964 году доктор Эрик Берн — отец транзактного анализа — опубликовал «Игры, в которые играют люди»: Психология человеческих отношений.

Описанный автором Куртом Воннегутом как «блестящий, забавный и ясный каталог психологических спектаклей, в которые люди играют снова и снова», он ввел понятие «игры» Берна: повторяющиеся паттерны взаимодействия, которые полагаются на правдоподобные истории прикрытия, чтобы скрыть скрытые , часто бессознательные мотивы.

В качестве примера, исходным стимулом для концепции «игр» было признание Берном фразы «Почему бы тебе не — да, но», которая включает в себя ворчание игрока о проблеме и приглашение других придумать решения — отклонение каждого из них. по очереди. Как объяснил Берн, истинная цель — «продемонстрировать, что никто не может дать им приемлемое предложение».

Силовые ролевые игры

Одна коварная «игра», в которую обычно играют на рабочем месте, хотя и неосознанно, — это «Драматический треугольник», идентифицированный доктором Стивеном Карпманом, учеником Берна.Эта динамическая модель социального взаимодействия состоит из трех архетипических (дисфункциональных) личностей — жертвы, преследователя и спасателя, которые оказались в ловушке непрерывного цикла конфликта и переключения между ролями без разрешения.

Их характеристики следующие:

  • Преследователь : «Это все твоя вина!» Злодей пьесы: контролирующий, деспотичный, критический и превосходящий, чья сила выражается в агрессии.
  • Жертва: «Бедный я!» Пассивный и преследуемый неудачник, который чувствует себя безнадежным и бессильным, не может принимать решения, решать проблемы или получать удовольствие от жизни.Жертвы подсознательно ищут преследователей и спасателей, чтобы снять с себя ответственность за неудачу. Последние спасают положение, но увековечивают чувство беспомощности жертв.
  • Спасатель : «Позвольте мне помочь вам!» Классический герой, помощник, который чувствует себя виноватым, если не пойдет на помощь. Спасатели ценят то, что в них нуждаются другие, но на самом деле их действия сводятся к тому, чтобы избежать собственных проблем, а их вмешательства заключают в себе пластыри, а не устойчивые решения.

Преследователь повторяет эго-состояние «критического родителя» в рамках транзактного анализа Берна, в то время как жертва напоминает «адаптивного ребенка». Динамика также может показаться знакомой, потому что сюжеты большинства романов, фильмов и телепрограмм основаны на драматическом треугольнике (классический вариант — «хороший полицейский, плохой полицейский»).

Пройдите небольшую викторину, чтобы получить представление о ролях, которые вы предпочитаете по умолчанию в драматических треугольниках.

Изменение формы через разные роли

Дисфункциональный треугольник возникает, когда один человек берет на себя роль жертвы или преследователя, побуждая других принять симбиотические роли.У каждого из нас есть свои собственные стартовые ворота (или привычная роль), в которые мы склонны попадать, инициируя конфликтную ситуацию или присоединяясь к ней, хотя ни одна из этих ролей на самом деле не является подлинной. Наш выбор по умолчанию восходит к идеям и убеждениям, которые мы сформировали о себе в раннем детстве; Драматический треугольник представляет собой скорее ролевую игру, чем подлинное взаимодействие.

Роли тоже не статичны: участники могут очень легко переключаться между преследователем, жертвой и спасателем, при этом смена роли одного игрока вызывает эволюцию во всех трех.

Пример для офиса:

Недовольный менеджер (стучит по часам): «Спасибо, что снова опоздали, Крис. У нас сжатые сроки и нехватка персонала. Это довольно эгоистично. (Преследователь)

Покойный коллега : «Мне очень жаль! Сегодня это была не моя вина; поезда задерживались, а моя поездка на работу — кошмар ». (Жертва)

Недовольный менеджер: «Ага, ну, я вижу, у вас было время по дороге выпить кофе?» (Преследователь)

Сотрудник: «Честно говоря, поезда были ужасными сегодня утром, и я могу помочь с дополнительной работой.»(Спасатель)» В любом случае, это нормально для вас, вы можете заехать — в отличие от большинства из нас? » (переходит к Преследователю)

Недовольный менеджер: «Да, хорошо, я выделил парковку, но у меня болит спина, поэтому я не могу далеко ходить; Я знаю, что других это возмущает ». (переходит к Жертве)

Покойный коллега: «Никто не держит это против вас! В любом случае ты проработал здесь дольше всех ». (переходит к Спасателю)

Коллега: «Ну, у меня тоже плохо со спиной; Я бы хотел, чтобы кто-нибудь заглянул в выделенную стоянку для большего количества из нас, я ненавижу поезд.»(Переходит к Жертве)

Здесь спасатель поворачивает преследователя, меняя динамику, которая затем меняется и снова меняется.

Обратите внимание, что это также может быть короткий переход от жертвы к преследователю — роли — это две стороны одной медали. Литературный пример можно найти в пьесе Артура Миллера The Crucible , действие которой происходит во время процесса Салемских ведьм в 1692 году, в результате которого 19 человек были повешены, а многие другие заключены в тюрьму.

В инсценировке Миллера молодая женщина, Эбигейл Уильямс (уличенная в суеверных ритуалах), отклоняет обвинения в колдовстве, обвиняя окружающих, стремительно превращаясь из жертвы в безжалостного угнетателя.На протяжении всей пьесы мы видим изменение динамики, поскольку других обвиняют и они следуют примеру Эбигейл, ложно обвиняя своих сверстников, чтобы спасти свою собственную шкуру.

Шаблон нарушается только тогда, когда меньшинство жертв полностью выходит из драматического треугольника, отказываясь лгать, признавая свою вину или указывая пальцем на других. Например, восьмидесятилетний Джайлс Кори, которого пытают тяжелыми камнями, призывает «набрать вес», а не брать на себя роль преследователя.

Опасности жертвы

Хотя преследование других явно негативно, действия со стороны жертвы могут быть столь же разрушительными.Жертвы, как правило, имеют внешний локус контроля (обычно полагая, что их успехи или неудачи являются результатом факторов, находящихся вне их контроля, таких как удача, судьба, обстоятельства, несправедливость или предвзятость), и фиксированный, а не рост мышления. Те, кто играет роль жертвы, могут избегать сложных ситуаций, рискуя и новаторски любого рода, занимая оборонительную позицию, когда им задают вопрос о собственном поведении.

Вместо того чтобы размышлять, учиться и развиваться, жертвы часто бесполезно размышляют о своих мыслях, чувствах и статусе; однако, чтобы помочь, а не навредить, размышление должно приносить «понимание», которое связано с большим чувством автономии, мастерства, цели и самоприятия.

Принятие «мышления жертвы» также может привести к «черно-белому мышлению». Это уменьшает наше сочувствие к боли и страданиям других людей, что приводит к моральной элитичности («Я всегда прав), безоговорочной характеристике« преследователей »как« злых грешников »и оправданию преследований других. Узаконивание агрессии по отношению к преследователям превращает жертв в преследователей, продолжая цикл, описанный выше.

Это стоит иметь в виду в эпоху онлайн-позора и дебатов вокруг нашей якобы «культуры отмены».

От драмы к расширению возможностей

Чтобы выйти из драматического треугольника, нужно перевернуть его с ног на голову, создав положительный вариант и работая лидером из состояния «присутствия».

В 1990 году Эйси Чой создал «Треугольник победителя», основанный на взрослых характеристиках , которые мы все можем развить, чтобы бросить вызов классическим ролям «Драматического треугольника». В модели Чоя:

Преследователи используют свою напористость , чтобы предложить конструктивный вызов, чтобы помочь другим развиваться.

Спасатели показывают свою заботливую сторону, прислушиваются к другим и помогают им найти свой собственный путь.

Жертвы принимают свою уязвимость и понимают, что у них тоже есть свобода действий. Они берут на себя ответственность и решают проблемы.

Треугольник расширения возможностей TED определяет новые взрослые роли на основе схожих характеристик:

Преследователь становится Челленджером .

Спасатель становится тренером .

Жертва становится Создателем .

Вызов драматического треугольника предполагает принятие ответственности за свои позиции без утверждения власти над другими; в терминах транзакционного анализа ведет себя как Взрослые.

На практике это означает, что нужно стать более самосознательным, выявлять закономерности во взаимодействиях и изменять нашу собственную роль в них — побуждать других делать то же самое; как и в случае с дисфункциональными треугольниками, изменение роли одного игрока может спровоцировать изменение всех трех.

Претендент «Треугольника полномочий» переходит от жесткого и критического Преследователя к «твердому, но справедливому». В этой роли они решают проблемы конструктивно, демонстрируя напористость, а не агрессию, и излагают последствия негативного поведения. Это позволяет другой стороне сохранять чувство собственного достоинства и ответственность за свои действия.

Сдвиг ставит жертву на новую роль лица, решающего проблемы, и создателя, решающего проблемы проактивно и позитивно. В этом их поддерживает спасатель, который делает шаг назад, чтобы стать учителем или тренером, оснащая «создателя» для решения проблем самостоятельно.Это дает спасателю время подумать о любых собственных проблемах, которых он мог бы избежать.

Превращая драму в возможность для расширения возможностей, тот же офисный разговор может быть примерно таким:

Разочарованный менеджер (хочет изменить поведение): «Крис, нам нужно поговорить о том, что вы часто опаздываете на работу. Вы знаете, что мы заняты, и это несправедливо по отношению ко всем остальным «. (Челленджер)

Покойный коллега: «Мне очень жаль.У меня были проблемы дома, и мне было трудно выйти из дома вовремя, но я думаю о том, как внести изменения ». (Создатель)

Разочарованный менеджер: «Хорошо, давай через некоторое время поговорим о некоторых возможных решениях». (Челленджер)

Сотрудник: «Крис, может, стоит посмотреть на выделенную парковку? Тогда вы могли бы приехать, вместо того, чтобы делать конкретный поезд? (Тренер)

«А разве мы не говорили о потенциальном введении основных часов с гибкостью в отношении времени начала и окончания и периодической домашней работы? Что случилось с этой идеей? » (Переход на Challenger)

Разочарованный менеджер: «Да, я признаю, что был увяз в других вещах, но я подниму этот вопрос перед советом директоров на нашем следующем собрании.»(Переход к Творцу)

Покойный коллега: «Я обязательно изучу ситуацию с парковкой. Я мог бы помочь вам организовать опрос об основных часах работы, если это поможет в доказательстве? (Создатель переходит на тренера)

Сотрудник: «Это хорошая идея, я наименее техничный человек, поэтому мы можем с вами согласиться». (Переход к Создателю)

Выщипывать драматические треугольники в зародыше — нелегкая задача, особенно там, где их инициируют другие.Однако, научившись менять свои собственные роли и реакции, мы можем влиять на наших коллег, поощряя более продуктивные модели повсюду.

Как отмечает профессор Гарвардской школы бизнеса Розабет Мосс Кантер: «Лидеры являются более сильными образцами для подражания, когда они учатся, чем когда они преподают».

Проверьте свое понимание

  • Опишите драматический треугольник Карпмана и различные роли, которые люди играют в нем.
  • Опишите, как мы можем превратить это в модель расширения прав и возможностей, адаптируя роли.

Что это значит для вас?

  • Пройдите викторину «Драматический треугольник», чтобы узнать свою роль по умолчанию.
  • Подумайте о драматических треугольниках в действии и о том, как вы можете адаптировать свою роль в них, чтобы сделать взаимодействие более конструктивным.

Зарегистрируйтесь для получения информации и обновлений или реализуйте одну из наших программ лидерства, финансируемых за счет сборов, нажав на кнопки ниже.

Зарегистрируйтесь, чтобы получить информацию

Откройте для себя нашу программу трансформационного лидерства

стратегий успешного управления исследованиями из психологии созависимости

Том LI, номер 2

Выход из драматического треугольника: стратегии успешного управления исследованиями из психологии созависимости

Дебора Дж.Кларк
Центральный Мичиганский университет

Аннотация

Роль администратора исследований требует высокоэффективного совместного управления проектами для разработки конкурентоспособных, совместимых и правильно ориентированных приложений для спонсорской поддержки. Когда возникают проблемы, стресс и нехватка времени могут привести к неадаптивным формам манипуляции и микроменеджмента между администраторами исследований и главными исследователями, которые напоминают дисфункциональные созависимые отношения.Используя драматический треугольник Карпмана (1968), эта статья описывает потерю независимости и когнитивную предвзятость, которые предшествуют развитию созависимого мышления и поведения на рабочем месте, особенно в том, что касается управления исследованиями. Обсуждение включает в себя частоту «родительского воспитания с вертолета» и его потенциальное применение к попыткам администраторов исследований по предотвращению рисков надзора за проектами и обеспечению безопасности. В оставшейся части статьи представлены предложения по предотвращению взаимозависимости на рабочем месте в исследовательском офисе, включая конкретные стратегии взаимодействия с ведущими исследователями с большей ясностью, эффективностью и уважительным сотрудничеством.

Ключевые слова: управление исследованиями, взаимозависимость, воспитание детей с вертолета, драматический треугольник Карпмана

Управление социальной сферой исследований

Роль администратора исследований резко изменилась за последние два десятилетия. Ланден и Маккалистер (2002) предвидели глубокие изменения в области управления исследованиями, связанные с быстро развивающимися технологиями, акцентом спонсоров на комплексные, проблемно-ориентированные исследования и постоянно растущими ожиданиями ответственности и подотчетности со стороны всех участников проекта.В то время как институциональные допущения и поддержка исследовательских офисов изо всех сил пытались противостоять реальности их повседневной работы (Cole, 2008; Landen & McCallister, 2002), администраторы исследований умело продвигали эту область вперед, используя свои навыки и расширяя знания для максимизации спонсируемых финансирование, несмотря на сокращение ресурсов офиса и спонсорских выплат.

Коул (2008) предположил, что преподаватели и руководители исследований составляют «живую систему» ​​с сильной взаимозависимостью друг от друга и большим потенциалом для реформирования и роста.Администраторы исследований и их преподаватели не могут достичь своей общей цели успешного спонсорства без их личного вклада в успешный процесс. Тем не менее, в отличие от преподавателей, которые сосредотачиваются на основном предмете каждого запроса на финансирование, администраторы исследований динамично переключаются между множеством различных ролей и наборов знаний, критически важных для результата их работы. Lehman (2017) заметил, что администраторы исследований иногда сосредотачиваются на обширном наборе юридической, финансовой и технологической информации, которую они должны полностью понимать, чтобы применять должным образом.В других случаях администраторы исследований полагаются на неявные знания и передовые методы, полученные благодаря опыту и переданные через сложную культуру управления исследованиями (Lehman, 2017).

Помимо относительно простых наборов навыков, которые фигурируют в описании должностей администратора исследования, таких как ориентация на детали и технологические навыки, каждый успешный администратор исследования владеет набором неявных навыков, которые помогают общаться и ускоряют прогресс. К ним относятся способность вселить уверенность в тревожном, медлительном главном следователе в крайний срок, стиль общения, который напрямую обращается к проступкам без стыда, и проницательность, позволяющая точно предвидеть проблему до того, как она возникнет, и разрешить ее.

Эффективный администратор исследования может переключаться между манипуляциями, вторжением, вдохновением и бдительностью. В идеале они стремятся отвечать своим коллегам с неизменной ясностью и уважением. Тем не менее, когда вмешиваются нехватка времени и высокие ставки, общие для данной области, администраторы исследований легко втягиваются в ослабление своих профессиональных границ и позволяют конфликтам на рабочем месте с главными исследователями превращаться в личное оскорбление. Слабые границы и вовлеченность в проблемы и проблемы других людей могут привести к неправильной заботе или взаимозависимости , которая на рабочем месте может повредить как отношениям, так и профессиональным результатам (Alcorn, 1992; Larsen & Goodstein, 1993).Чтобы избежать подобных ситуаций, необходима личная ясность и понимание существующей динамики (Wagner, 2015; Alcorn, 1992; Henley, 2011), что бывает трудно распознать в пылу сложных ситуаций.

Управление визуализации исследований в драматическом треугольнике

Психиатр Стивен Карпман (1968) разработал модель под названием Драматический треугольник, , которая показывает, как люди в конфликте думают и ведут себя изменчивым и разрушительным образом. Модель используется для всего, от транзакционной терапии (Forrest, 2008; Zerin, 1988) до отображения драматических сценариев (Birk, 1994; Karpman, 1968;), но одной из ее сильных сторон является способность модели отображать токсические взаимодействия, включая личные позиции. лежащая в основе взаимозависимость.

Модель выполняет три вращающихся роли — потерпевшего, спасателя и преследователя. В вершине треугольника находится «жертва» — роль «пожалей меня», которая требует помощи и сочувствия от других. На их стороне спасатель, который сталкивается с конфликтом с необходимостью спасти жертву с помощью контроля и манипуляций. На их стороне преследователь, который чувствует себя обиженным, обиженным и злым из-за того, что ему приходится иметь дело с проблемами жертвы.

Как показано стрелками, люди, имеющие дело с конфликтом, путешествуют по этому треугольнику, принимая на себя различные роли в разное время в своем собственном конфликтном мышлении и общении (Форрест, 2008).Иногда несколько человек, находящихся в конфликте друг с другом, будут разыгрывать роли в драматическом треугольнике, борясь с проблемой — например, главный исследователь (жертва), администратор исследования (спасатель) и декан колледжа (преследователь) спорят о большом конфликте. покупка оборудования на грант. В других случаях люди разыгрывают роли в драматическом треугольнике в ответ на собственное изменение эмоционального мышления о проблеме, например, когда администратор исследования беспокоится, обвиняет и судорожно пересчитывает, когда они борются со значительной ошибкой бюджета в поданном предложении.Соответственно, осознание того, что вы реагируете на ситуацию «путешествием по драматическому треугольнику», — важный первый шаг к снижению стресса и повышению эффективности работы.

Используя драматический треугольник Карпмана и психологическую теорию созависимого поведения на рабочем месте, автор поможет читателям визуализировать стирание эффективных границ между администраторами исследований, главными исследователями и их коллегами по проекту и проиллюстрировать риск негативного воздействия на их взаимоотношения.Кроме того, в статье будут предложены стратегические шаги для восстановления ясности, отстранения от межличностных вопросов и возобновления эффективного, уважительного сотрудничества.

Соблазнение и запутывание жертв

Неустойчивые роли администраторов исследований — партнера, авторитета, наставника и координатора — требуют некоторой близости к людям и проектам, которые они возглавляют. Принято считать, что развитие профессиональных дружеских отношений и взаимного доверия может улучшить качество и эффективность работы.К сожалению, такое же более глубокое понимание и сочувствие, которое помогает администраторам исследований чутко продвигать проект, может создать дополнительную сложность и усложнить стресс.

Исследования показывают, что стресс является обычным компонентом образа жизни руководителей исследований (Shambrook, 2010; Shambrook, 2012). Более половины из нас подвергаются стрессу на уровне, который мы воспринимаем как «высокий» или «чрезвычайно высокий», поскольку мы боремся с балансом между работой и личной жизнью и пренебрегаем собственным здоровьем из-за плохого сна, продолжительного рабочего дня и работы во время болезни (Shambrook, 2012).Высокий стресс в сочетании с сильным чувством ответственности за все аспекты работы, даже за те аспекты, которые находятся вне контроля человека, могут быть проблематичными, особенно когда это становится привычным (Henley, 2011).

Пожалуй, одна из самых важных способностей, которыми обладают администраторы исследований и которыми они управляют на протяжении всей своей карьеры, — это их способность идти по канату между совместным совместным управлением очень сложными проектами со своими главными исследователями и эмоциональной привязанностью к этим проектам и людям, так что они теряют способность видеть проблемы с независимостью и отстраненностью.Поскольку это поведение подкрепляется опытом и ситуативными факторами, любой может впасть в дисфункциональное вспомогательное поведение (Alcorn 1992; Larsen & Goodstein, 1993; Wagner 2015). Позволить стрессу, страху или неуверенности вызвать вмешательство в повседневные обязанности других или сделать выбор в пользу перевода безличного конфликта в личное оскорбление может превратить краткосрочные разочарования в более долгосрочные препятствия в чьей-либо трудовой жизни. Если эти привычки сохранятся, они могут усугубить ущерб рабочим отношениям, вызвать выгорание и даже преждевременно закончить карьеру (Alcorn, 1992; Larsen & Goodstein, 1993).В худшем случае запутанное поведение может стать привычным, что приведет к неуправляемому личному стрессу, влияющему на семейную жизнь и отношения (Alcorn, 1992; Larsen & Goodstein, 1993; Wagner 2015). Соответственно, умение замечать признаки эмоциональной привязанности к нашим главным исследователям — одна из наших самых важных способностей как руководителей исследований, для самых близких нам людей и для здорового долголетия нашей карьеры.

Атрибуционная предвзятость в качестве модератора исследования Опыт администратора

Администраторы исследований — это менеджеры с экспертными знаниями, способные одновременно сосредоточить внимание на всех подвижных частях сложного проекта: главный исследователь; члены команды; отношение работы к приоритетам спонсора; а также правила, политики и требования всех заинтересованных сторон.Администраторы исследований признают и поддерживают все эти активы не для одного проекта, а для всех проектов, которые выходят за пределы их «входящих» корзин, готовятся к закрытию, ожидают повторной подачи и возвращаются назад в напряженные годы своей индивидуальной карьеры.

Хорошо управляемые, успешные гранты и контракты могут повысить карьеру, поднять репутацию и успех учреждения и принести пользу обществу (Cole, 2008; Landen & McCallister, 2002). Внешнее финансирование расширяет области исследований, способствует выживанию стоящих программ, а также поддерживает активное участие сотрудников и студентов и их значительную занятость.Когда предложения отклоняются или серьезно нарушаются нормативные требования во время реализации, все роли и ресурсы подвергаются негативному влиянию, которое трудно полностью оценить. Неудачи при запуске проекта, будь то до подачи заявки, на уровне спонсора или на уровне награды за пост-булыжник, могут расстраивать администраторов исследований, особенно если они чувствуют некоторую связь с неудачей. Понимание того, как личные убеждения о ситуациях, людях и событиях влияют на поведенческие решения, является первым ключом к предотвращению запутанности.

Персональные объяснения очевидных успехов и неудач, включая результаты спонсируемой работы, являются элементом нашего атрибутивного стиля; привычные, когнитивные объяснения для интерпретации хороших и плохих событий, независимо от их истории или контекста (Higgins & Shaw, 1999; Peterson & Seligman, 1984; Riolli & Summer, 2010). Эти когнитивные предубеждения присущи отдельным людям и заражают команды коллег через простые обсуждения и взаимодействие в офисе (Riolli & Summer, 2010).Те, кто придерживается пессимистического атрибутивного стиля — винят себя в негативных результатах и ​​ожидают аналогичных неудач в будущем, могут создать «общую ментальную модель» негатива посредством группового взаимодействия, которое приводит к чувству неэффективности, беспомощности и негативности в команде (Riolli & Лето 2010 г.).

Отрицательное смещение в управлении исследованиями

Напряженность нашей межличностной работы в качестве руководителей исследований может легко способствовать развитию склонности к предвзятому мышлению.Участники собраний Международного общества управления исследованиями (SRAI), которые участвовали в дискуссионных сессиях, посвященных созданию лучших отношений с главными исследователями проекта, могут быть удивлены тем, насколько ярко некоторые негативные взаимодействия запоминаются и остаются проблемой, даже если они произошло много лет назад.

На самом деле, есть много веских причин, по которым ведущие исследователи и их защитники могут изо всех сил пытаться наладить отношения с руководителями исследований. Во-первых, мы подходим к каждому проекту с разными приоритетами: главные исследователи сосредотачиваются на описанной программе или исследовании, а администратор исследования — на руководящих принципах, протоколе, соблюдении требований и процессе (Cole, 2008).Каждый из нас говорит на своем языке и владеет своей частью процесса. Неудивительно, что когда опытных преподавателей спросили о поддержке, которую должны оказывать администраторы исследований, преподаватели отдали предпочтение тому, чтобы они были более полезными и менее сосредоточенными на обеспечении соблюдения правил (Cole, 2008). В случае недопонимания и несовпадения приоритетов разочарование может привести к чувству недоверия, которое может проявляться в контроле за обменом информацией. Тем не менее, обе стороны глубоко привержены достижению одного и того же важнейшего результата — успешного, конкурентоспособного предложения.

Если пессимистическая предвзятость атрибуции не подвергается сомнению, качество и постоянство работы ухудшаются (Riolli & Sommer, 2010). Нейтральные ситуации, требующие вопросов, а не предвзятого мнения, интерпретируются заново, чтобы соответствовать существующим личным предубеждениям, и объясняются как преднамеренная ошибка или агрессия. Если руководители исследования видят в этих конфликтах свидетельство своей неэффективности или неспособности управлять сложными отношениями, они могут не решаться поделиться своими опасениями с руководителями или коллегами, которые могут сомневаться в их выборе, воспринимать ситуации лично или предлагать альтернативные объяснения.Вера в то, что ситуация неразрешима и не поддается помощи, усиливает роль администратора исследования как жертвы и способствует реактивному реагированию.

Созависимость: миф о контроле администратора исследования

Многие администраторы исследований зашли в тупик, лихорадочно работая, в конце процесса, с предложением, которое должно быть рассмотрено, а главный исследователь, который извиняется, медленно реагирует или не выполняет работу в соответствии с рекомендациями спонсора.Не желая столкнуться с провалом процесса или найти время, чтобы распутать проблемную ситуацию, администратор исследования вмешивается и лично берет на себя задачи проекта, независимо от того, на чью ответственность они возложены и должны ли они. Чтобы облегчить сжатые сроки, они могут даже регулярно вмешиваться в работу своих главных следователей. Поскольку обычные обязанности администратора исследования остаются нетронутыми, они могут рационализировать свои действия, нарушающие границы, как примеры своей превосходной ориентации на услуги и средства, с помощью которых они заслуживают доверие преподавателей и демонстрируют всем свою незаменимую ценность.

Однако это может быть не так, как видит это главный следователь. Они могут чувствовать себя некомфортно из-за предпринятых шагов и рассматривать чрезмерный охват как навязчивый; нарушение их соответствующего надзора и последующих мер. Или же они могут рассматривать жертву как прекрасную возможность. Если их исследовательский администратор готов выполнять свою работу, зачем мешать и брать на себя ответственность за свою долю усилий? Администратор исследования может быть шокирован и рассержен этими ответами, не зная, почему их чувство самопожертвования не было оценено их главным исследователем или использовалось так ненадлежащим образом.

В области популярной психологии этот тип взаимодействия называется взаимозависимостью . Этот популярный психологический термин был первоначально разработан Мелоди Битти (1989) для характеристики поведения людей, вовлеченных в тяжелые отношения с зависимым партнером. Со временем описание взаимозависимости распространилось на другие типы токсичных взаимодействий, включая контроль взаимодействия на рабочем месте (Alcorn, 1992; Larsen & Goldstein, 1993; Morkved, 2014), ошибочное предпринимательское поведение (Wagner, 2015) и дисфункциональные отношения с родителями ( Карузо, 2019; Fingerman et al., 2012; Оденвеллер, 2014; Руссо и Шарф, 2015; Руссо и Шарф, 2018; Шиффрин и др., 2014). В созависимых отношениях один человек компульсивно, последовательно, а иногда и драматично вовлечен в контроль и спасение другого от его собственных, соответствующих возрасту и ситуации, ответственности и последствий (Allcorn, 1992; Beattie, 1989; Burn, 201 5; Henley, 2011; Springer et al., 1998).

Интересно, что созависимость, как и другие эмоциональные и поведенческие проблемы, возникает во всем континууме — от тех, чья жизнь глубоко затронута этими решениями и поведением, до тех, кто проявляет такое поведение только в определенных ситуациях и в ответ на определенных людей (Alcorn, 1992; Ларсен и Гольдштейн, 1993; Спрингер и др., 1998).Соответственно, исследователи и практики утверждают, что созависимость — это модель, которую каждый испытывает, по крайней мере, в некоторой степени (Allcorn, 1992; Larsen & Goldstein, 1993; Wagner, 2005). Там, где преобладает созависимое мышление, существует большая вероятность того, что нейтральные стимулы будут интерпретироваться неточно и смещаться в сторону созависимых убеждений и выбранного поведения (Allcorn, 1992; Larsen & Goldstein, 1993). По мере продолжения такого поведения границы серьезно размываются, и человек, предоставляющий всю незапрошенную помощь и вмешательство, теряет способность осознавать свои собственные потребности и обязанности (Allcorn, 1992; Beattie, 1989; Burn, 2015; Henley, 2011; Springer et al., 1998). Хотя люди, имеющие дело с созависимостью, могут осознавать тщетность попыток контролировать поведение и последствия другого, их усилия по контролю продолжаются (Beattie, 1989; Alcorn, 1992; Larsen & Goldstein, 1993). Со временем созависимое поведение может стать настолько навязчивым, что безжалостная «помощь» распространяется за пределы исходных проблемных отношений и ситуации на других важных людей в жизни спасателя, которые не нуждаются в поддержке и не просят ее (Allcorn, 1992; Burn, 2015; Henley, 2011; Springer et al., 1998).

Как и ожидалось, эти нарушения границ не очень хорошо воспринимаются многими коллегами, и там, где они поддерживаются, есть много возможностей для злоупотребления и неуважения со стороны созависимого сотрудника (Allcorn, 1992). Из-за всей дополнительной работы, которую они берут на себя, многие созависимые постоянно испытывают тревогу, стресс и страдают от переутомления, что еще больше усугубляется их собственными запущенными задачами и излишне сложными обязанностями (Allcorn, 1992; Burn, 2015; Henley, 2011; Larsen & Goldstein). , 1993; Писор, 2015).Чувствуя чрезмерную ответственность за результаты каждого, сотрудники, борющиеся с созависимостью, склонны испытывать болезненное чувство вины, когда их лихорадочная работа не приводит к успеху. Их мир чувствует, что они контролируются внешними силами, которыми они изо всех сил стараются управлять и умиротворять (Allcorn, 1992). Вследствие своего ослабленного состояния они подвержены чрезмерному отрицанию реальности своего положения и склонны к депрессии и выгоранию (Allcorn, 1992; Lancer, 2018; Larsen & Goldstein, 1993; Pisor, 2015).

Как созависимость помещает руководителей исследований в драматический треугольник

Понимание того, как созависимое мышление и поведение влияет на руководителей исследований, важно для предотвращения этих проблем. Возвращаясь к драматическому треугольнику Карпмана (1968), становится ясно, что независимо от того, какую роль человек занимает в созависимых отношениях, есть страдание; спасатель и преследователь — это всего лишь две разные крайности жертвы (Forrest, 2008). Спасатели считают себя выше жертвы, потому что они твердо убеждены в том, что они точно определили проблему жертвы и находятся на пути к ее решению в одиночку, несмотря на то, что это повлияло на них лично и профессионально.Преследователь также чувствует себя выше жертвы, потому что эта роль определяет человека, с которым плохо обращаются, который знает, что лучше не действовать, думать или действовать как жертва. Следовательно, на преследователя влияют стресс, враждебность и негодование (Forrest, 2008).

Когда возникает воспринимаемый конфликт, каждый человек входит в Драматический Треугольник у «стартовых ворот» — позиции (спаситель, жертва, преследователь), которая эмоционально запускается для них их предыдущим опытом конфликта, возможно, восходящим к детству ( Форрест, 2008).Затем, как только они начинают взаимодействовать в драматическом треугольнике, люди переходят с одной позиции на другую, пытаясь найти выход, но обычно оказываются в роли жертвы (Форрест, 2008).

Как будет выглядеть работа над Драматическим треугольником для администраторов исследований? Приведенная ниже диаграмма (рис. 2) основана на драматическом треугольнике Карпмана (1968), но модифицирована, чтобы проиллюстрировать, как роли жертвы, спасателя и преследователя могут функционировать и взаимодействовать в исследовательском офисе.

Во-первых, обратите внимание, что катализатор — это «проблема», появляющаяся в центре диаграммы. Ни одна из ролей не обсуждает анализ ситуации или определение необходимости немедленных действий. Вместо этого все роли жертвы готовы с характерным ответом. Название, Деактивационный треугольник , подчеркивает, как этот хаотический подход активирует эмоциональную реактивность, а не логический, основанный на фактах подход к проблемам.

Применение этих принципов к области управления исследованиями позволяет легче распознать такое поведение на рабочем месте.Мы знаем коллегу, которая всю неделю обедает за своим столом, а вечером остается на работе, даже в дни без крайнего срока, потому что она считает, что «должна» или «должна». Мы работаем с коллегой, у которого всегда мало времени, но который обычно берет на себя работу своих главных исследователей, потому что «они не могут сделать это сами» или потому, что его главные следователи «этого ожидают». Нам жаль встревоженную, уставшую и спорную коллегу, которая боится любого негативного отзыва об услуге, отказа в предложении или проблемы после награждения, потому что она никогда не чувствует себя по-настоящему защищенной в своих способностях или положении.Возможно, время от времени мы такие коллеги.

В литературе указываются некоторые конкретные типы созависимых тенденций, которые проявляются на рабочем месте (Larsen & Goldstein, 1993). К ним относятся: Смотрители , которые изо всех сил пытаются сохранить контроль, решая проблемы других людей и контролируя их работу; Люди, ублажающие , которые ненавидят когда-либо говорить «нет» и заинтересованы в устранении риска конфликта; мучеников , которые подвержены беспокойству и чувству вины и действуют, исходя из своего негативного мировоззрения; Перфекционисты , которые могут страдать от заниженной самооценки и очень лично воспринимать ошибки, при этом придерживая других своих невероятно высоких стандартов; и трудоголиков, которых, как правило, поощряют институты за проявленную приверженность, при этом они прячутся за пеленой несфокусированной занятости (Larsen & Goldstein, 1993).В то время как категориальные типы помогают нам легче распознавать такое поведение, нам больше всего полезно видеть, как эти модели мышления и мотивации могут отвлекать администраторов исследований и главных исследователей от задачи и вступать в конфликт с неотложной, а иногда и конфронтационной работой по разработке и поддержке спонсируемой работы.

Напротив, Оллкорн (1992) выявил «лица» созависимых тенденций, которые побуждают людей непоколебимо сосредотачиваться на каком-то аспекте своей трудовой жизни, который очень трудно обеспечить — миф об абсолютном контроле, совершенстве и защите от всех ошибок, облегчении сложных конфликтов и защиты от признания слабым или неспособным (Alcorn, 1992).Чтобы удовлетворить эти потребности, созависимые сотрудники охотно возьмут на себя дополнительную работу и поставят под угрозу ранее возложенные обязанности. Они отрицают свои собственные чувства, пока небольшие расстройства не станут взрывоопасными. Они ничего не просят для себя, но имеют глубоко укоренившиеся надежды на то, что их также спасут, защитят и поддержат их коллеги. Обычная неспособность достичь этих результатов еще больше истощает их слабую самооценку и самоэффективность (Allcorn, 1992), что затрудняет преодоление стрессовой работы и ситуаций.

Означает ли это, что администраторам исследований никогда не выпадает привилегия выходить за рутинные рамки своей должности, чтобы вести трудные проекты к успеху? Всегда ли контроль доступа и энергичная поддержка проекта представляют собой угрозу для взаимозависимых действий? Daire et al. (2012) отметили, что «эмоциональное чрезмерное инвестирование» происходит, когда привязанность к определенной потребности или результату увеличивается, в то время как привязанность к другим результатам и потребностям уменьшается. Это сужение фокуса и энергии, особенно когда оно сопровождается контролем, манипуляциями и угождением людей, является предупреждающим признаком неадекватного чрезмерного инвестирования (Daire et al., 2012). Это описание объединения предлагает совершенно иной сценарий от доведения проекта до финиша вместе с другими квалифицированными ролями.

Прежде чем администратор исследования возьмет на себя задачу, которая обычно выполняется главным исследователем, ключ к определению того, является ли это нарушение границ проблемным или уместным для ситуации, — это потратить время на то, чтобы понять, почему такой образ действий необходим. В статье Созависимость: проблема помощи Ли (2018) предположил, что люди, которые чувствуют себя подверженными риску созависимых действий, должны задать себе несколько ключевых вопросов, прежде чем действовать.Эти вопросы включают: Считаете ли вы, что сказать «нет» плохо? Вы постоянно обижаетесь, когда другие не прикладывают столько усилий, как вы? Часто ли вы играете роль «спасителя»? (Ли, 2018). Принятие на себя дополнительной ответственности с целью повлиять на кого-то, стремление к каким-либо действиям или облегчение проблем для кого-то другого — все это сомнительные мотивы при отсутствии лучших намерений. Учитывая наше глубокое понимание всех различных аспектов, которые способствуют успеху проекта, иногда необходимо отклонить просьбу о прямой поддержке со стороны главного исследователя и вместо этого сосредоточиться на том, чтобы позволить своим собственным знаниям и способностям самостоятельно взять на себя задачу, одновременно укрепляя свою независимость.Это цель, совершенно чуждая людям, которые думают и действуют независимо, желая при этом быть оракулом и спасителем для всех. Иногда лучше дать другим возможность выполнять порученную им работу, поэтому в вашей роли администратора исследования вы можете свободно заниматься работой, которую только у вас есть понимание и подготовка.

Наша сфера деятельности ориентирована на оказание услуг, которая вознаграждает наших главных исследователей, особенно тех, чье полное сотрудничество нам еще предстоит выиграть.Аналогичный аргумент приводился в литературе, в которой заявлялось, что созависимое поведение зависит от пола и фактически представляет собой социальные идеалы женской заботы и поддержки (Dear & Roberts, 2002). Хотя мужчины и женщины существенно не различаются по степени созависимого поведения (Lee, 2018; Springer et al., 1998), созависимые характеристики иногда описываются в положительных, стереотипно женских терминах, таких как выражение сочувствия, забота о других и демонстрация себя. -Жертвовать на благо других (Dear & Roberts, 2002).С этой точки зрения, выход за рамки профессиональных границ и переход через профессиональные границы можно рассматривать как не более чем похвальную ориентацию на обслуживание клиентов. Опытные администраторы исследований хорошо осведомлены о стрессах, связанных с предоставлением грантов, и о необходимом стремлении отказаться от всех других действий и обратиться к нуждающемуся исследователю. Сложность заключается в том, чтобы предложить правильные виды помощи там, где и когда это необходимо, при сохранении профессиональной и должным образом отстраненной позиции от главных исследователей и предложений.Такое поведение, которое кажется безличным и равнодушным с созависимой точки зрения, на самом деле представляет собой стабильную, незамутненную перспективу с наибольшей вероятностью ясного и объективного анализа ситуаций, ведущей к соответствующему и полезному уровню поддержки.

Успех и соответствие проекта «Вертолетная поддержка»

Хотя широкая терминология созависимости потеряла популярность в некоторых группах психологического сообщества (Dear & Roberts, 2002), новая терминология стала обычным явлением для описания созависимого поведения, специфичного для определенных типов отношений и обстоятельств.К их числу относится термин «воспитание с вертолета», описываемый как «использование несоответствующих с точки зрения развития форм участия, контроля и решения проблем» для побуждения детей любого возраста к успеху в различных этапах или задачах (Rousseau & Scharf, 2018). Родители-вертолетчики — чрезмерно опекающие и чрезмерно усердные коммуникаторы, которые вмешиваются в личные дела своих детей, узурпируют их принятие решений и делают необоснованные вложения в свой успех, освобождая свой путь от обычных препятствий (Odenweller, et al, 2014).В отличие от неадаптивных и конфликтных отношений, характерных для созависимости, родители-вертолеты часто наслаждаются позитивными, любящими отношениями со своим маленьким потомством (Schiffrin, et al, 2014). В раннем детстве воспитание с помощью вертолета связано с множеством положительных результатов для их детей, включая здоровое развитие и просоциальное поведение, но по мере того, как дети приближаются к подростковому возрасту, такой подход к воспитанию становится более вероятным, чтобы причинить вред (Schiffrin, et al, 2014).

Хотя, безусловно, есть статьи, описывающие опасности созависимых начальников и коллег (Burns, 2015; Henley, 2011; Morkved, 2014; Pisor, 2015; Robertson, 2018), описания «вертолетных боссов» и «вертолетных менеджеров» (Grant, 2013; Rao, 2016), по всей видимости, больше соответствует в первую очередь позитивным, но потенциально чрезмерным отношениям, которые администраторы исследования устанавливают с ведущими исследователями.Рао (2016) описал руководителей вертолетов как автократов с благими намерениями, которые микроменеджируют своих сотрудников, вмешиваются в их работу, препятствуют новым подходам и новаторским планам и не доверяют способностям своих сотрудников. Превращают ли логические, независимые администраторы исследований в парящих в воздухе «менеджеров вертолетных проектов» стрессы грантов и главных исследователей, которые не могут или не будут соответствовать насущным потребностям?

Несомненно, можно провести полезные параллели между тревожными родителями и тревожными администраторами исследования.Исследования показали, что родители-вертолеты более не склонны к риску, чем взрослые с более нормативным стилем воспитания (Rousseau & Scharf, 2018). Они не верят в эффективность своих детей и не верят в способность своих детей принимать надлежащие меры. Родители-вертолетчики испытывают необычный страх и / или тревогу по поводу результатов своих детей, действуют с ориентированной на профилактику позиции в сторону безопасности, защиты и соблюдения требований и защищают себя и своих детей от трудностей, неудач, негативных результатов и восприятия некомпетентности (Rousseau & Scharf , 2018).

Сравнение кажется странным, если сравнивать детей с блестящими и компетентными главными исследователями, однако руководители исследований могут чувствовать себя родителями, пытающимися передать свою мудрость своим бескорыстным отпрыскам. Исследования показывают, что преподаватели рассматривают требования и правила спонсируемых исследований как препятствия для своей работы (Cole, 2008). Напротив, сотрудники офисов спонсируемых программ гораздо лучше осведомлены о серьезных и дорогостоящих рисках, которые могут возникнуть в результате плохого планирования проекта и его выполнения.Поэтому иногда администраторы исследований проявляют серьезную должную осмотрительность и задают повторяющиеся сложные вопросы, чтобы убедиться, что важные вопросы не будут упущены. Хотя администратор исследования рассматривает эти действия как защитные и поддерживающие, опыт разочарованного преподавателя может быть оскорбительным и ограничивающим. Тогда, подобно взрослому, стремящемуся к автономии под нависающим над ним родителем, ведущие исследователи могут устать от затянувшегося процесса получения разрешений, сопровождаемого исчерпывающим надзором, и начать перемещаться по офису спонсируемой программы.

Решение проблем взаимозависимости и зависания: подготовка к уважительному сотрудничеству

Следующие предложения по противодействию созависимому поведению на рабочем месте основаны на работе Сета Алкорна (1992), Эрни Ларсен и Джанетт Гудштейн (1993) и Мелоди Битти (1989) и адаптированы к конкретным параметрам управления исследованиями. Акцент делается на трех важных уровнях принятия решений и действий: институт; рабочая группа; и человек.

Решение проблем взаимозависимости и зависания: содействие институциональному сотрудничеству

Два ключевых фактора, которые заставляют людей реагировать на стрессовые обстоятельства созависимо, — это отсутствие институциональной безопасности и границ (Allcorn, 1992). Для администраторов исследований институциональная безопасность требует твердого набора политик, определяющих, как проекты обрабатываются при подаче, присуждении и реализации, процесса интеграции обычных административных обязанностей с непредвиденными, моментальными сроками, а также кадровой политики, обеспечивающей достаточное перекрестное обучение и потенциал. для перераспределения времени для умелого и надежного удовлетворения ситуаций высокого спроса.Эти планы способствуют командной работе, а не менее эффективному самопожертвованию.

Способность полагаться на институциональные правила и процессы для конкретных типов запросов служит всем, устанавливая ожидания успеха. Когда протоколы понятны и повторяются единообразно всеми, у главных исследователей мало возможностей заявить, что они ничего не знают, и рационализировать свой проход вокруг спонсируемого исследовательского офиса.

Кроме того, существуют физические границы — эффективные рабочие места, которые позволяют людям сосредоточиться на своей работе, обеспечивать тишину, когда это необходимо, и участвовать в открытом разговоре со своими главными исследователями и заинтересованными сторонами, не мешая другим.Даже относительно банальные соображения, такие как стабильное, защищенное рабочее место и индивидуализированные вычисления, могут помочь усилить чувство независимости и обеспечить безопасность и удобство, позволяющее легко находить необходимые ресурсы.

Решение проблем взаимозависимости и зависания: Содействие межличностному сотрудничеству

Ларсен и Гольдштейн (1993) подчеркнули следующие качества, которые приводят к профессиональному успеху: лояльность; мотивация к успеху; готовность к совершенствованию; и личная ответственность. Каждый из них обеспечивает полезный стандарт профессионализма в области управления исследованиями.

Лояльность — это общая приверженность миссии, целям и задачам организации (Ларсен и Голдштейн, 1993). В управлении исследованиями сотрудники единообразно стремятся способствовать росту главных исследователей. Разработка полезного и эффективного профессионального развития поддерживает ответственное руководство проектом и помогает администраторам исследований облегчить прозрачный процесс.

Мотивация к успеху обеспечивает намерение исследовательского офиса; способ выполнения работы, который достигает общих результатов и устраняет межличностную незащищенность, которая заставляет сотрудников зависать, контролировать и выходить за рамки приоритетов. Каждому администратору исследования необходимо спланировать свой собственный инструментарий для достижения успеха — такой, который снижает стресс, отмечает результаты и побуждает отстраниться от конфликта. Физические упражнения, хобби, отдых и позитивные социальные сети — все это здоровые буферы для поддержания прогресса.

Готовность улучшать — это актив, который дополняет динамичный, постоянно меняющийся характер управления исследованиями. Подобно тому, как руководящие принципы, программы и политика спонсоров постоянно меняются, гибкость в принятии новых ситуаций и проблем улучшает рабочую жизнь. Стремление к совершенству и боязнь появления неопытности делают персонал менее способным справляться с этими новыми ситуациями, но стремление к профессиональному росту порождает позитивный вызов.

Персональная ответственность побуждает администраторов открыто делиться проблемами для группового обсуждения и принятия решений, которые способствуют продуктивности и успеху группы.К счастью, тот же открытый обмен, который помогает разрабатывать лучшие планы и политики, также противодействует тревожному улавливанию информации, обычному для созависимого мышления.

Решение проблем созависимости и зависания: содействие индивидуальному успеху

Мелоди Битти, автор бестселлеров, которая познакомила мир с концепцией созависимости в своей книге Codependent No More, указала на основные симптомы , по которым люди, борющиеся с созависимостью, могут чувствовать себя бессильными (1989).Анализ этих симптомов повышает осведомленность о ситуативных и эмоциональных состояниях, которые усиливают чувство бессилия и необходимость действовать — любое действие — для получения контроля над ситуацией, которая кажется неконтролируемой. Основанный на книге Битти, «Вырваться на свободу: книга восстановления перед лицом созависимости, » (1989), приведенный ниже список личных приоритетов предлагает, как восстановить личные силы, когда работа администрации исследования кажется непосильной.

Уровень вашей самооценки

Хотя важность и самооценка не определяются извне, напоминания о прошлых успехах укрепляют постоянные усилия и рост.Храните положительные электронные письма с благодарностью за хорошо выполненную работу, благодарственные письма и статистику полученных наград в удобном доступе.

Установить жесткие границы

Установление границ доступных ресурсов повышает осведомленность об их ограничениях. Планируйте день, даже если ожидаются сбои, и избирательно выбирайте, какие и сколько непредвиденных потребностей следует интегрировать в расписание.

Собери сейчас

Когда приложения летают, легко отвлечься от чувств и взглядов на данный момент.Проверка эмоций и идей, которые их побудили, обеспечивает путь к стабильности и более спокойной обработке.

Расшифровать потребности от запросов

Когда вы зависаете над ситуацией и пытаетесь сохранить контроль, делегирование работы или ожидание более удобного времени кажется невозможным. Тем не менее, способность отказаться от предположений и несправедливой, недостижимой версии нашего профессионального «я» — это первые шаги к более эффективной и менее подверженной стрессу продуктивности.

Решение проблем взаимозависимости и зависания: новый взгляд на драматический треугольник

На рисунке 1 обзор драматического треугольника Карпмана (1968) дает читателям визуальное представление о том, как люди, вовлеченные в токсичные взаимоотношения, думают и общаются.Образцы мышления и поведение этих ролей точно отражают созависимые отношения, дополненные голосом, соответствующим ролям жертвы, спасителя и преследователя. Затем Драматический Треугольник был перерисован в Треугольник Деактивации (рис. 2), который отражал то, как эти типы жертв могут думать и взаимодействовать в загруженном исследовательском офисе. Обработка была сосредоточена внутри компании (например, «Как эта проблема повлияет на меня?»), А не на выявлении проблемы и планировании соответствующего решения.

Диаграмма на рисунке 3, треугольник активации , представляет собой переосмысление трех ролей в их более совместных, когнитивно независимых аналогов. В этом формате каждая роль —

мотивировано любопытством, чтобы понять новую, поступающую проблему и выполнить внешнюю обработку, чтобы определить, какие офисные ресурсы и какой график наиболее подходят для последующих действий. Каждая роль в треугольнике активации превращается в свою функциональную противоположность по сравнению с предыдущими фигурами.Описание каждой роли, приведенное ниже, дает полезные примеры совместного, независимого мышления, которое может снизить стресс и повысить эффективность.

Переход от страдающего RA (жертва) к лидеру знаний (KL)

Краеугольный камень роли жертвы — недостаток; они считают себя неспособными решать проблемы и считают себя слишком слабыми, хрупкими или невежественными, чтобы справиться с ними. Тем не менее, они глубоко обижены на тех, кто приходит им на помощь (Forrest, 2008).

На треугольнике активации страдающий администратор исследования (жертва) превращается в лидера знаний (KL), который символизирует первый когнитивный и поведенческий подход к любой новой возникающей проблеме. KL рассматривает недостаток информации как внешнюю проблему, а не как личный недостаток. KL спрашивает, какие данные отсутствуют и у кого есть необходимый опыт для улучшения понимания проблемы KL. Основное внимание уделяется идентификации, пониманию и следующим шагам.

Переход от Sacrificing RA (Rescuer) к Talent Broker

Для жертвенного администратора исследования успешное решение любой ситуации является меньшим приоритетом, чем получение благодарности, признания и возможной взаимности за их, казалось бы, бескорыстные действия (Forrest, 2008).

В треугольнике активации Жертвенный RA превращается в брокера по талантам (TB), который решает проблемы, выбирая сотрудников для сотрудничества или помогая ключевым сотрудникам чувствовать себя компетентными и уверенными при успешном продвижении вперед. ТБ устанавливают ожидания в отношении реагирования и предоставляют ресурсы для обучения, профессионального роста и независимости.

Переход от Punishing RA (Преследователь) к Project Champion

Администратору исследования наказаний нужен кто-то, кто нападет, когда что-то пойдет не так.Они считают, что сами не могут сделать ничего плохого, и щедры на свои обвинения, угрозы, лекции и возмездие (Forrest, 2008).

Напротив, Punishing RA находит свою силу в качестве чемпиона проекта (ПК) в треугольнике активации. В качестве менеджера активов ПК фокусируется на улучшении доставки, качества и ценности ресурсов, предоставляемых исследовательским отделом проекту и его команде. Следовательно, ПК становится ценным и надежным сотрудником, а не подрывным внешним влиянием.

Заключение

Роль администратора исследования требует необычного набора навыков и компетенций, включая эмоциональный интеллект, чтобы ориентироваться в постоянно меняющемся ландшафте сложных проектов и людей. Вера в то, что межличностная агрессивность — это просто неизбежный атрибут профессии, неверна. Эмоционально отстраненные, полезные вложения в проекты наших главных исследователей возможны и предпочтительны. Кроме того, администраторы исследования могут многое сделать, чтобы определить, как часто они путешествуют по Драматическому треугольнику и посещают его неудобные точки жертвы.Каждое прерванное путешествие по драматическому треугольнику начинается с осознания риска и, соответственно, заканчивается нами.

Примечание автора:

Автор Дебора Кларк выражает благодарность программе стипендиатов SRAI и наставнику программы, д-ру Рани Мутукришнан, директору Управления защиты исследований Университета Вилланова, за неоценимую помощь в разработке этой рукописи. Кроме того, г-жа Кларк глубоко признательна доктору Бобби Фогельсанг, DBH, LCSW, за профессиональные идеи и комментарии относительно поведенческих тенденций, обсуждаемых в этой статье.

Дебора Дж. Кларк, B.S., M.S.
Научный сотрудник
Центральный Мичиганский университет
Отдел исследований и аспирантуры
Foust 251
Mount Pleasant, MI 48859
Телефон: 989-774-1903

Список литературы

Олкорн, Сет (1992). Созависимость на рабочем месте: руководство для сотрудников и специалистов по персоналу. Quorum Books, Нью-Йорк.

Битти, М. (1989). Созависимый не более. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Уокер.

Бирк, Дж. Ф. (1994). Fated Boy — драматический треугольник Карпмана и Мелвилл «Билли Бадд». Literature And Medicine, Fall, Vol.13 (2), pp.274-283.

Берн, С. (2015). Являетесь ли вы созависимым зверем чужого бремени? Psychology Today, от 15 февраля 2019 г., с https://www.psychologytoday.com/blog/presence-mind/201506/are-you-codependent-beast-others-burdens?eml.

Карузо Дж. (26 марта 2019 г.). Родители снегоочистителя. Еженедельный стандарт, 25 , 6-7.

Коул, С.С., доктор философии. (2007). Управление исследованиями как живая система. Journal of Research Administration, 38 (2), 14-278.

Дайре, А. П., Якобсон, Л., и Карлсон, Р. Г. (2012). Эмоциональные акции и облигации: метафорическая модель для концептуализации и лечения созависимости и других форм эмоционального чрезмерного инвестирования. Американский журнал психотерапии, 66 (3), 259-78.

Уважаемый, G.E., & Roberts, C.M. (2002). Отношения созависимости, женственности и мужественности. Половые роли: журнал исследований, 159.

Фингерман К., Ченг Ю., Вессельманн Э., Зарит С., Фюрстенберг Ф. и Бердитт К. (2012). Родители вертолетов и дети с посадочной площадки: интенсивная родительская поддержка взрослых детей. Journal of Marriage and Family, 74 (4), 880-896.

Форрест, Л. (2008). Три лица жертвы — обзор треугольника жертвы. Получено 29 июля 2019 г. с сайта https://www.lynneforrest.com/articles/2008/06/the-faces-of-victim/

.

Грант, А.(2013). Управляющий вертолетом. Исполнительная власть . Получено 21 февраля 2019 г. с сайта https://www.govexec.com/advice-and-comment/management-matters-advice-and-comment/2013/08/helicopter-manager/67784/

.

Хенли, Дж. М. (2011). Часть III: Когда созависимые выявляются на рабочем месте. Хорошая терапия. Получено 21 февраля 2019 г. с https://www.goodtherapy.org/blog/workplace-co-dependents/

.

Хиггинс, Н., и Шоу, Дж.(1999). Атрибуционный стиль смягчает влияние информации о причинно-следственной управляемости на помогающее поведение. Социальное поведение и личность, 27 (3), 221-235.

Карпман С. (1968). Сказки и анализ драматургии. Бюллетень транзакционного анализа, 7 (26), 39-43.

Лансер, Д. (2018). Симптомы созависимости. Центр психологии . Получено 15 февраля 2019 г. с https://psychcentral.com/lib/symptoms-of-codependency/

.

Ланден, Марсия и Маккалистер, Майкл.(2002). Эволюция или революция? Изучение изменений в управлении исследованиями. (Обсуждение магазина). Journal of Research Administration, 33 (3), 17-20, 3.

Ли Р. (2018). Созависимость: проблема помощи. Psych Central. Получено 17 мая 2019 г. с https://psychcentral.com/lib/codependency-the-helping-problem/

.

Леман, Д. (2017). Теория организационной культуры и управление знаниями в области управления исследованиями. Journal of Research Administration, 48 (2), 52-66.

Морквед Р. (2014). Признание и преодоление созависимости на рабочем месте. Linked In, 22 мая 2014 г., получено 21 февраля 2019 г. с https://www.linkedin.com/pulse/20140522020657-249419883-recognizing-and-overcoming-codependency-in-the-workplace

Оденвеллер, К.Г., Бут-Баттерфилд, М. и Кейт Вебер (2014) Изучение родительского воспитания на вертолете, семейной среды и результатов взаимоотношений для миллениалов, Коммуникационные исследования, 65: 4, 407-425.

Петерсон К. и Селигман М. Э. П. (1984). Причинные объяснения как фактор риска депрессии: теория и доказательства. Психологический обзор, 91, 347-374.

Писор, Брайан, ведущий. «Совместная работа на рабочем месте с доктором Мари-Лин Жермен». Больше нет взаимозависимости , CNM Podcast Episode 19.

Рао, М.С. (2016) Уроки лидерства: автократы и «боссы вертолетов», Training Magazine, 18 февраля 2016 г., https://trainingmag.com/lessons-leadership-autocrats-and-%E2%80%9Chelicopter-bosses%E2 % 80% 9D

Робертсон, Дж.(2018). Плохие боссы: 3 способа распознать созависимых. Центр психологии . Получено 26 июля 2019 г. с https://psychcentral.com/blog/bad-bosses-3-ways-to-spot-the-codependent/

.

Руссо, С., Шарф, М. (2015). «Я буду вести вас» Косвенная связь между чрезмерным воспитанием и приспособлением молодых взрослых. Psychiatry Research, Vol 228 (3), pp. 826-834.

Руссо, С., и Шарф, М. (2018). Зачем людям вертолетный родитель? Исследование взаимозависимости актера и партнера с акцентом на профилактику / продвижение со стороны матери и отца и межличностное сожаление о себе. Журнал социальных и личных отношений, 35 (7), 919–935. https://doi.org/10.1177/0265407517700514

Шиффрин, Х., Лисс, Х., Майлз-Маклин, М., Гири, Х., Эрчулл, К., и Ташнер, А. (2014). Помощь или зависание? Влияние родителей с вертолета на благополучие студентов. Journal of Child and Family Studies, 23 (3), 548-557.

Шамбрук, Дж. (2012). Сравнение факторов, связанных со стрессом, в обследованиях восприятия стресса, проведенных администратором исследования за 2007 и 2010 гг. (RASPerS). Journal of Research Administration, 43 (2), номер 2, 2012, 107-118.

Шамбрук, Дж. (2010) Поведение в отношении здоровья, профессиональный стресс и устойчивость к стрессу у руководителей научных исследований, работающих в академической среде (докторская диссертация, Университет Уолдена).

Спрингер, К., Бритт, Т., и Шленкер, Б. (1998). Созависимость: уточнение конструкции. Журнал консультирования по вопросам психического здоровья, 20 (2), 141-158.

Вагнер Д. (2013). Когда ваши самые сильные черты успеха делают вас созависимыми? Проект «Хорошие люди». Получено 21 февраля 2019 г. с https://goodmenproject.com/featured-content/when-your-strongest-success-traits-make-you-codependent-dwgr/.

Зерин, М. (1988) Применение драматического треугольника в семейной терапии, Transactional Analysis Journal, 18: 2, 94-101.


#JournalofResearchAdministration
# VolumeLINumber2
#ResearchAdministration
#Codependency
#HelicopterParenting
#KarpmanDramaTriangle

Если вы хотите иметь счастливую семью, вы должны знать о драматическом треугольнике Карпмана / AdMe.ru

Драматический треугольник Карпмана — самая распространенная модель взаимоотношений между людьми.Впервые он был описан в 1968 году классиком транзактного анализа Стивеном Карманом. Люди манипулируют друг другом, зависят друг от друга — и очень устают от этого. В таких отношениях не так много счастья, и люди слишком устают, чтобы что-то изменить. Однако выход есть.

AdMe.ru расскажет вам о треугольнике Карпмана. Чтобы решить проблему, сначала нужно ее понять.

Треугольник Карпмана

В треугольнике может быть два, три или более человек.Всегда есть три роли: жертва, преследователь и спасатель. Участники треугольника часто меняются ролями. Одно остается неизменным: все они манипуляторы и причиняют боль как себе, так и своим близким.

Жертва

Для жертвы жизнь — это просто боль и страдание. Все несправедливы, жертва всегда слишком устала, чтобы справиться с жестоким миром. Жертва чувствует страх, обиду или стыд. Он или она ревнивы и завидуют.Ему не хватает времени, сил и желания улучшить свою жизнь. Жертва боится жизни и ждет от нее только плохого.

Преследователь

Он или она тоже считает жизнь врагом и источником всех бед. Преследователь напряжен, раздражен, зол и напуган. Он не может забыть прошлые ссоры и всегда предсказывает проблемы в будущем. Этот человек контролирует и критикует своих близких, чувствует невыносимо тяжелую ношу ответственности и из-за этого истощается.У преследователя нет энергии.

Спасатель

Спасатель жалеет жертву и злится на преследователя. Он чувствует себя важнее всех и гордится своей высокой миссией. На самом деле спасатель никого не спасает, потому что его об этом никто не просил. Важность спасателя — иллюзия. Он или она стремится к самоутверждению, а не к оказанию помощи кому-либо.

Как это работает

Преследователь не может оставить жертву в покое, он критикует и тренирует ее.Жертва очень старается, устает и скулит. Спасатель утешает, дает совет и плечо, на котором можно поплакать. Участники время от времени меняют свои роли.

Эта мыльная опера может длиться долгие годы. Участники могут даже не осознавать, что застряли в треугольнике. Они могут даже думать, что все хорошо и что они довольны своей жизнью. Контроллер имеет возможность разрядить свой гнев, жертва испытывает сострадание и не чувствует ответственности за свою жизнь, а спасатель радуется своей роли героя.

Каждый из них зависит друг от друга, потому что чувствует, что кто-то другой является источником всех их проблем. Они пытаются изменить других людей, чтобы они могли удовлетворить свои собственные потребности.

Партнеры меняются ролями в треугольнике, контролируют или спасают друг друга. Такие отношения нельзя назвать любовью. Все дело в желании доминировать, чувстве жалости к себе, изнуряющих жалобах и неслыханных оправданиях. Нет любви, поддержки, счастья.

Это влияет на всех вокруг

Когда семья живет в треугольнике Карпмана, это означает, что их будущий ребенок также будет в нем участвовать.Скорее всего, ребенок будет лишен самостоятельности, выбора или возможности принять решение. Это не намеренно — люди, живущие в треугольнике, думают, что они так защищают своего ребенка. Такие родители часто манипулируют, используя чувство долга и чувства стыда, вины и жалости.

Есть ли выход из треугольника?

Человек должен осознавать, что он или она единственный, кто несет ответственность за свою жизнь и желания.Необходимо взять жизнь в свои руки и действовать, не спрашивая чьего-то разрешения.

Как выйти из треугольника, если ты жертва

  1. Перестань жаловаться на свою жизнь. Полностью. Вместо этого потратьте это время на поиск способов улучшить то, что вам не нравится.
  2. Прими раз и навсегда: никто тебе ничего не должен. Даже если обещали, даже если хотели и сами вам что-то предлагали. Обстоятельства постоянно меняются, как и человеческие желания.Перестань ждать спасения.
  3. Все, что вы делаете, — это ваш выбор и ответственность. Вы можете сделать другой выбор, если что-то вам не подходит.
  4. Не находите оправданий и не упрекайте себя, если чувствуете, что не оправдываете чьи-то ожидания.

Как избежать треугольника, если вы преследователь

  1. Перестаньте обвинять других людей и обстоятельства в своих бедах.
  2. Никто не обязан действовать в соответствии с вашими представлениями о том, что хорошо, а что нет.Люди разные, ситуации разные. Если тебе что-то не нравится, просто не занимайся этим.
  3. Разрешайте споры мирным путем, без гнева или агрессии.
  4. Прекратите самоутвердиться, используя тех, кто слабее вас.

Как избежать треугольника, если вы спасатель

  1. Если никто не просит вас о помощи или совете, молчите.
  2. Перестаньте думать, что вы умеете жить лучше всех, и без вашего драгоценного руководства мир рухнет.
  3. Не давайте поспешных обещаний.
  4. Хватит ждать благодарности и похвалы. Вы помогаете только потому, что хотите помочь, а не потому, что хотите вознаграждения, не так ли?
  5. Прежде чем начать «делать добро» кому-то, честно спросите себя, действительно ли ваше участие необходимо.
  6. Прекратите самоутверждаться, используя тех, кто любит жаловаться на свою жизнь, еще немного.

Как можно преобразовать треугольник

Если вы хотите выйти из треугольника и шаг за шагом добиваться своей цели, то скоро появятся первые изменения.У вас будет больше времени и энергии, станет легче дышать и интереснее будет жить. Напряжение в ваших отношениях, скорее всего, спадет.

  1. жертва превращается в героя. Теперь вместо того, чтобы жаловаться на свою судьбу, человек будет бороться с несчастьем, чувствуя себя не утомленным, а возбужденным. Решая свои проблемы, герой не будет жаловаться. Он или она будет испытывать удовольствие благодаря умению решать эти проблемы.
  2. преследователь превращается в философа. Наблюдая за действиями героя с точки зрения стороннего наблюдателя, философ уже не критикует, а переживает за результат. Философ готов принять любой исход, потому что он знает, что со временем все будет хорошо.
  3. Спасатель превращается в мотиватор . Он или она стимулирует героя на совершение чего-то великого, описывая будущие возможности. Мотиватор находит способы применить силы героя и вдохновляет его на действия.

Это здоровая и счастливая модель взаимоотношений между людьми.

Совершенная модель треугольника

Эта модель треугольника заключает в себе еще больше энергии и счастья.

  1. Герой становится победителем . Он совершает подвиги не для того, чтобы его хвалили, а для того, чтобы творчески применить свою энергию. Герой не нуждается в общественном одобрении; ему или ей нравится процесс творчества и возможность изменить этот мир к лучшему.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.