Я тебя хочу проза мужчине: 1000 лучших эротических SMS-посланий – читать онлайн полностью – ЛитРес

Содержание

Очень красивая проза мужчине


1

Пусть каждый новый день будет похож на предыдущий только в одном – он будет таким же успешным! Радости, удачи, вдохновения! Пусть всё чего ты хочешь воплотится в твоей жизни! Будь всегда баловнем судьбы, сумей всегда быть в нужном месте, в нужное время. Поздравляю!

2

Я никогда не думала, что можно знать кого-то так хорошо и в тоже время чувствовать, что в этом человеке еще столько не разгаданного. Я никогда не знала, что слова “Я тебя люблю” каждый раз звучат как впервые. Я никогда не встречала человека, с которым часы пролетали бы как минуты, и с которым мне ни когда не хотелось бы расставаться. Не находила настолько близкого и родного человека. Милый я никогда не любила так, как я люблю тебя.

3

Любимый! У тебя есть что-то очень привлекательное, единственное, очень нежное и сексуальное, что-то, чего нет у других… У тебя есть я! Береги меня!

4

Мужчина моей мечты… никогда бы не подумала, что, когда-то, кого-то, я так смогу назвать.

Тебе посчастливилось: именно ты, тот первый и единственный, кому я, с великой радостью и с большим удовольствием, посвящаю такие слова. Ты достоин их. И я готова доказать это! Будь со мной, будь моим, и ты сам во всем убедишься.

5

Наш лучший мужчина, с днём рождения! Наконец-то ты родился и теперь можно поздравить тебя с одним из лучших праздников! Ты сильный, смелый, крепкий, умный и привлекательный парень в самом расцвете лет, пусть всё у тебя складывается и всё получается!

Очень красивая проза самому любимому мужчине

От всей души желаю чтобы каждый новый день твоей жизни был наполнен оптимизмом, интересными творческими идеями, встречами с друзьями и близкими по духу людьми. Здоровья тебе, семейного счастья и всегда отличного настроения!

7

С того самого дня, когда мои глаза встретились с твоими, я без малейших сомнений поняла, что тебе суждено стать важной частью моей жизни.

8

Держать возле сердца тяжело, удалить из друзей жалко, забыть невозможно.

9

От всей души поздравляю с Днем твоего Рождения! Желаю много счастья, добра и любви! И не забывай, что какой бы серьезной не была жизнь — она всего лишь игра, в которой желаю тебе быть победителем!

10

Многие говорят, что девушка не должна говорить эти слова, но я не могу держать чувства в себе потому, что они меня переполняют. Я хочу кричать о своей любви, о своем счастье.

Очень красивая проза мужчине от женщины

Тысячу раз поздравляю! Желаю по-прежнему оставаться Творцом, Мастером своего счастья! Желаю приумножать его, жить легко и приятно, каждый день прибавляя к багажу хороших воспоминаний новые события, ведь такие люди как ты заслуживают самой лучшей судьбы!

12

Любимый, ты самый замечательный подарок от судьбы. Благодарю тебя, что ты есть в моей жизни.

13

С днем рождения, мой самый ласковый и нежный мужчина, мой молодой человек. Всех моих пожеланий, конечно, не перечесть, но пойми – что бы я сегодня тебе ни пожелала, я хочу видеть с собой рядом лишь тебя. Хочу, чтобы мы с тобой были всегда счастливы как дети и наслаждались каждым мгновением, проведенным вместе.

14

Успешного и замечательного мужчину поздравляем с днем рождения! Впереди у Вас много счастливых лет — пусть они будут наполнены новыми амбициозными целями, любовью близких людей и признанием окружающих.

15

Только не говори, что это – комплимент для женщин. Мужчины, тоже, заслуживают комплиментов. Но это – не комплиментик, а чистая правда, которая относится к тебе.

Короткая очень красивая и нежная проза любимому мужчине

У моего мужчины сегодня день рождения. Любимый, я поздравляю тебя с этим восхитительным праздником души и тела и желаю тебе огромный океан счастья. Будь всегда приветлив и молод, имей уважение к старшим и люби меня, свою женщину. Мы поймали свою птицу счастья и никогда ее не потеряем. Родной, я тебя люблю!

17

Поздравляю с днем рождения мужественного, красивого и сильного человека! Желаю с годами набираться мудрости и молодеть, но не стареть! Самого крепкого здоровья, спортивных успехов, удачной рыбалки, замечательного отдыха и успешных трудовых будней! Любви взаимной, верной и преданной! Сердечного тепла от окружающих, высоких оценок от начальства и огромнейшей зарплаты с премиями!

Женских восхищенных взглядов и не убиваемого оптимизма!

18

Мой милый, добрый человек! Я хочу поднять этот бокал игристого шипучего напитка и выпить за твое здоровье. Хочу, чтобы твоя жизнь так же кипела, как шампанское. Я тебя очень люблю и желаю тебе всего самого хорошего, доброго и ласкового, что только существует на этом свете. С днем рождения!

19

Ничто в этом мире не может сравниться с моей любовью к тебе. Я даже не знаю, как описать мои чувства. Это просто нужно ощутить. Пусть же, читая эти строки, ты поймешь, что кроме тебя, мне никто не нужен. Ты – самый лучший парень для меня, и я бы многое отдала для того, чтобы мы с тобой были вместе навсегда. Ведь теперь я просто не представляю своей жизни без тебя!

20

В день рождения желаю, чтобы все было — на отлично. Чтоб если карьера — то успешная, если зарплата — то приличная, если друзья — то верные, если семья — то крепкая. Если коньяк — то с выдержкой, если автомобиль — то новый, если отдых — то самый активный. И пусть птица удачи всегда кружит возле тебя!

Очень красивая проза мужчине


1

Мой нежный, дорогой! Спасибо за твою любовь! Сейчас все мысли только о тебе, я всегда очень жду встречи с тобой… Я люблю тебя.

2

Я живу ради тебя. Я живу тобой. Я живу, чтобы сделать тебя самым счастливым. Ты – мой ангел – хранитель. Если бы не ты – не было бы меня на этом свете. Жизнь без тебя – прозрачное пятнышко, в котором нет ни радости, ни улыбок.

3

Хочу подарить тебе красивые слова и приятные эмоции. Хочу обнять тебя и почувствовать запах твоего тела. Ты родной и любимый мужчина, с которым приятно и здорово. Оставайся самым лучшим и принимай чувства!

4

Рады поздравить тебя с очередной датой на календаре твоей жизни и пожелать тебе трех китов, на которых держится мужское счастье: любящей семьи, верного друга и любимой работы.

5

Давно хотела признаться: я завидую твоему мобильнику. Он ежеминутно ощущает всем корпусом прикосновение твоих пальцев. Греется в горячей волне твоего дыхания, когда ты разговариваешь с кем-то. Только он один знает содержание твоих телефонных диалогов и текстов СМС. И ещё, куда бы ты ни пошёл – всюду берёшь его с собой. Мечтаю быть тебе столь же близкой!

Очень красивая проза о любви к мужчине от женщины

В этот чудесный, солнечный день хочу пожелать Вам улыбок, света, тепла, гармонии в жизни, везенья и удачи. Оставайтесь всегда таким же веселым, мудрым и жизнерадостным человеком. Счастья Вам в личной жизни и продвижения в карьере.

7

Пусть тебя ждут впереди долгие годы счастливой благополучной жизни, в которой исполняются все мечты и окружают только настоящие друзья и самые близкие люди.

8

Мой котик, мой принц, самый красивый, надежный, сильный, учтивый, щедрый, честный, милый, чуткий, надежный, смешной, спортивный, обаятельный, смелый, бесподобный, оптимистичный, притягательный! Я тебя ЛЮБЛЮ!

9

Дорогой (имя)! Поздравляю тебя с Днём рождения! От всей души желаю, чтобы каждый новый день твоей жизни был наполнен оптимизмом, интересными творческими идеями, радостными встречами с друзьями и близкими тебе по духу людьми.

10

Попутного ветра и ровной жизненной дороги! Пусть все повороты судьбы ведут только к лучшим и светлым начинаниям! Будь как всегда сильным защитником, примерным семьянином и галантным кавалером! А еще — большого счастья тебе, верной дружбы, отменного здоровья и семейного благополучия. С днем рождения!

Очень красивая проза мужчине о любви

Желаем тебе сегодня самого главного — обязательно будь счастлив! Люби свою прекрасную избранницу и детей, живи с удовольствием, иди во всех делах до победы. Наслаждайся каждым неповторимым мгновением прекрасной жизни, и пусть у тебя всегда будет вдоволь сил и возможностей для исполнения всех желаний!

12

Мы от души поздравляем тебя с Днём Рождения, ведь сегодня ты стал на целых 365 дней старше и мудрее! А это значит, что получил уникальный абгрейд, и теперь: твоя жизнь — на 365 дней дольше, мудрости — на 365 дней больше, а радость — в 365 раз сильнее! Цени эту уникальную возможность, она дается раз в году!

13

Мой самый любимый и ласковый, словно кот, мужчина! От всей широты своей души хочу поздравить тебя с замечательным праздником – днем твоего рождения. Желаю тебе в личной жизни только побед, а в повседневной жизни – успешной карьеры и свершения твоих самых заветных желаний.

14

Желаем, чтобы жизнь обязательно дала возможность осуществить Ваши мечты, и чтобы Вы ее не упустили. А препятствия на пути развеет ветер удачи, который обязательно будет Вам сопутствовать.

15

Когда ты дочитаешь это смс, то поймешь, что на свете есть девушка, которая не представляет свой жизни без тебя, без твоей улыбки, нежных объятий и поцелуев… Я тебя очень-очень сильно люблю!

Очень короткая красивая проза про мужчин

Мне холодно. И это не потому, что у нас, в квартире, отключили отопление. Мне холодно, потому что я, вот уже целых три часа, не слышала твой голос. Позвони мне, пожалуйста. Не позвонишь – я превращусь в зиму и буду грустить, потому что сейчас – весна. Любимый, я очень жду твоих звоночков.

17

Ты можешь найти выход из любой, даже самой сложной, ситуации. Когда ты говоришь, что все наладится, я верю, что так и будет, ведь на тебя можно положиться во всем.

18

Мой любимый! Ты, как настоящий мужчина, позволил мне первой поздравить тебя в этот замечательный день. Я желаю тебе в день твоего рождения познать всю радость жизни и насладиться ею сполна. Очень хочу пожелать тебе огромного успеха и целую аллею славы. Я тобой горжусь, моя любовь!

19

Люблю тебя. Люблю, люблю, люблю…. Как тебе доказать степень своей любви? Я постараюсь сделать все, что ты попросишь меня сделать. Могу достать звезду с неба. Ну, и что, что оно будет нарисованным? Достану, все-равно! Достать солнечный лучик? Он – в моих глазах. Я передам, тебе, его своим взглядом. Забирай все, что хочешь. Проси все, что хочешь…. Делай со мной все, что хочешь.

20

Будь рядом и словом, и взглядом. И телом, и сердцем, прошу я, будь рядом…. Будь рядом со мною, пока, на земле, живут наши жизни…. Я люблю тебя, мой самый нежный ангелочек!

Смс в прозе любимому мужчине

СМС-ки мужчинам

Опубликовано

Иногда девушкам или женщинам так хочется выразить все чувства к любимому человеку, тогда они могут написать смс в прозе любимому мужчине. Такие фразы могут быть как лиричными и пронизанными любовью, так и шутливыми или даже с претензиями и намеками. Выбираем свое высказывание и отсылаем смс.

Моя любовь к тебе все сильнее

Лирично, мелодично и искренне пишут женщины смс в прозе любимому мужчине, когда любовь заполняет всю душу и сердце. Так и хочется скорее к нему, но обстоятельства пока не позволяют броситься в объятья страсти. Найди свою фразу с любовью и нежными чувствами:

  1. Позволь мне во время разлуки не дать себя забыть.
  2. Ты еще помнишь, как я тебя люблю и какая я крутая?
  3. Опять делюсь с тобой самым дорогим – моей безграничной любовью к тебе.
  4. Все мои мысли – только об этом….
  5. Хочу подарить тебе то, что ты любишь.
  6. Вся я целиком и полностью – только для тебя.
  7. В тебе все прекрасно, нет изъянов и нет минусов. Такое бывает?
  8. Наша любовь уже требует воплощения в жизнь, приезжай скорее.
  9. Счастье хочу отдать только тебе.
  10. Желание просто встретиться наполняет мою душу. Прикоснуться к тебе, увидеть твои светящиеся глаза. Скорее ко мне!
  11. Я создана только для тебя.
  12. Жду-не дождусь, когда мы окунемся в мир блаженства.
  13. Ты – мой прекрасный рыцарь, я – твоя принцесса.
  14. Душа моя полна тобою.
  15. Переполнена предвкушений от нашей будущей встречи.
  16. Мой мир любви полон сказочных ощущений и эйфории.
  17. Так хочется прижаться к тебе и никуда не уходить.
  18. Даже на расстоянии чувствую мощь твоего тела и слышу биение твоего сердца.
  19. Люблю тебя – до мурашек по коже.
  20. Хочу раствориться в тебе – навсегда.
  21. Я чувствую тебя каждой своей клеточкой.
  22. Ты – лучший из мужчин!
  23. Люблю твои губы и глаза, сильные руки – всего тебя.
  24. Как я жила без тебя? Да я и не жила вовсе.
  25. Хочу оставаться только с тобой.
  26. Без тебя жизнь теряет краски, с тобой – радуга отдыхает.
  27. Свечи на столе, я у окна, ты где?
  28. Любовь к тебе – всепоглощающее пламя, я вся горю.
  29. Такой любви, как наша, даже в фильмах не увидишь.
  30. Ты – обворожительный и обаятельный, а также сильный и мудрый, мне очень повезло.
  31. Тебя не забыть и ни на что не променять.
  32. Мне хочется постоянно находиться с возлюбленным, то есть с тобой.
  33. Голова опухает от переизбытка чувств и эмоций к тебе.
  34. Хочу скорее оказаться в объятьях любимого – распахни руки.
  35. Впервые захотела долгих и надежных отношений.
  36. Думаю только о тебе, даже запах твой ощущаю.
  37. Ты – фундамент моей счастливой жизни.
  38. Я очень верю тебе и давай не допустим, чтобы в наших отношениях появилось недоверие.
  39. Становится жарко от одной мысли о тебе.
  40. Всегда верила, что встречу своего человека – и ты пришел.
  41. В душе – ураган, а в животе – бабочки.
  42. С тобой весь мир стал ярким.
  43. Начинаю жить в гармонии с собой – и все благодаря нашей встрече.
  44. Ты – редкий человек, поэтому я буду тебя беречь и лелеять.
  45. В нашей жизни самое важное – любовь, а самое радостное – взаимная любовь. Нам с тобой повезло.
  46. Именно тебя я ждала всю жизнь.
  47. Я просто влюблена, поэтому до остального мне нет никакого дела.
  48. Даже на расстоянии чувствую твои тепло, заботу, добро, любовь, а ты мои чувствуешь?
  49. Ты сделал меня доброй и понимающей, согрел своей любовью, я стала другой.
  50. При встрече с тобой у меня появилось сильное желание стать счастливой, и ты сделал меня такой.

Люблю и продолжаю верить

Женщина может написать и емкую фразу о своих чувствах, тогда короткая смс любимому мужчине в прозе может пронзить его сердце, а иногда даже ранить, если есть у девушки недосказанность или обида на что-то, выбирайте:

  1. Ласкаю тебя, люблю.
  2. Ты – мой мужчина, я очень рада.
  3. Напоминай мне о себе!
  4. Грущу, скучаю, жду.
  5. Я умею ждать и любить на расстоянии.
  6. Ты – моя судьба.
  7. Жизнь с тобой стала яркой, красочной, сказочной.
  8. Что может быть ценнее и интереснее, чем быть с тобой?
  9. Счастлива, что с тобой, и ты – мой.
  10. Ты – настоящий мужчина, не верю такому счастью.
  11. Ничего не может быть важнее тебя.
  12. Я тебя давно обнулила, хотя ты и без этого – ноль без палочки.
  13. Спасибо, что со мной.
  14. Мой герой, мой рыцарь, мой король.
  15. Хочу идти по жизни только рядом с тобой.
  16. Я научилась улыбаться только с тобой.
  17. Разлучить нас невозможно и бессмысленно.
  18. Больше в моей жизни не будет разочарований, ведь рядом – ты.
  19. С тобой в мою жизнь пришли надежда и вера.
  20. Во мне кипят страсти, сдерживать себя не хватает сил.
  21. Ты наполнил мою душу любовью, спасибо.
  22. С тобой все дни наполнены только радостью.
  23. Спасибо за любовь, теперь я знаю, что это такое.
  24. Без тебя не могу.
  25. Хочу всегда жить со своей любовью к тебе.
  26. Ты мое счастье – судьбой данное.
  27. Хочу утонуть в твоих объятьях.
  28. Свою любовь к тебе никому не отдам.
  29. Люблю тебя по-настоящему, всем сердцем.
  30. Быть с тобой – это жить полноценной жизнью, без страхов и обид.
  31. «Я тобой дышу, тобой живу».
  32. Ты – лучший из мужчин.
  33. Я поняла, что мне очень повезло с тобой.
  34. Считаю тебя своей второй половинкой, а ты?
  35. Ты дан мне судьбой, за что ее благодарю каждый день.
  36. Это такое счастье – быть твоею!
  37. Спасибо, дорогой, за каждую минуту!
  38. Не понял меня, может, расстояние поможет.
  39. Счастлива и без тебя, это пугает.
  40. Не мешай мне верить тебе.
  41. Не хочу разочарований, только очаровываться тобой.
  42. Не вноси смуту в наши чувства, я и так в смятении.
  43. Не расплескивай нашу любовь, потом не соберем.
  44. Надо учиться дорожить любовью.
  45. Ты не вник в главное – нашу любовь.
  46. Не спеши с выводами, поспеши проанализировать все.
  47. Любовь сильнее обиды, но ее становится уже много.
  48. Не отталкивай наши чувства, они могут не вернуться обратно.
  49. В душе накопились целые поэмы, но скажу одно – люблю.
  50. Не хочу тебя терять, но теряю.
  51. Сейчас – время все изменить и быть вместе.
  52. Я готова любить тебя всегда, но ты не готов.
  53. Мои чувства к тебе – вечные, а у тебя переменная облачность.

Любовь переполняет душу, не могу молчать

Смс о любви любимому мужчине в прозе могут носить и философский смысл. Женщина просто не может молчать о своих чувствах и размышлениях и рассказывает все любимому по смс. Выбирайте:

  1. Хочется высказать чувства словами и признаться тебе в любви, но слова путаются, а мысли разбегаются, лучше я все выражу глазами при встрече.
  2. Про нашу любовь трудно подобрать слова, ты сам все знаешь.
  3. Ты – выше всяких слов и похвал, поэтому почувствуй мое тепло и ласку.
  4. Красота, скромность, надежность, мужественность, забота – это все ты.
  5. Ты – моя путеводная звезда, теперь я знаю, куда мне идти.
  6. Моя жизнь удалась, ведь я встретила того, о ком всегда мечтала – такого сильного и уверенного, мудрого и понимающего. Спасибо, что ты такой у меня.
  7. Ты мне послана судьбой, как благодарить эту судьбу – не знаю, но знаю, как благодарить тебя за твою любовь.
  8. С тобой у меня полеты наяву, причем с двумя крыльями – одно крыло – я. Второе – ты, поэтому наша любовь просто окрыляет меня.
  9. «Счастье вдруг в тишине постучалось в двери. Неужели ко мне – верю и не верю». А я верю, ведь ты – рядом.
  10. Ты – мой мужчина, пишу это, и счастье переполняет душу – за что мне такое счастье неземное?
  11. Мне плохо без тебя – я так тебя люблю, не просто сильно, а сильно-пресильно – препресильно.
  12. Верю и знаю, что нам всегда хорошо будет вместе, по-другому – никак не получится.
  13. Я именно та, кто тебе нужен по жизни, а что именно мой человек я поняла с первого взгляда.
  14. Так здорово не прятать свои чувства и не бояться их, и возможно это только рядом с надежным мужчиной, спасибо тебе за надежность и верность.
  15. Наше знакомство судьбоносное, на всю жизнь, без вранья и измен, без лжи и лицемерия – только любовь.
  16. Ты немногословен, но я знаю, что ты чувствуешь то же самое, что и я – любовь, радость от встреч, тепло друг от друга.
  17. Я не хотела в тебя влюбляться, но ты сделал все, чтобы я перестала бояться своих чувств, и вот сейчас они расцвели.
  18. Наши отношения складываются очень сказочно. Даже страшно становится – ведь наяву такого не бывает…
  19. Не стану подбирать слов, просто скажу, что очень счастлива, что между нами случилось это чувство. Не будем загадывать наперед – будем радоваться сегодняшнему дню, полному страстей и жизни.
  20. Ты меня исцелил от неверия в любовь, теперь я знаю, она есть.
  21. Задыхаюсь от любви к тебе – правда, дышать тяжело, и это не коронавирус.
  22. Когда думаю о тебе – мир расцветает, а в душе прыгают солнечные зайчики.
  23. Мне нравится, что вы больны мною, а я – вами.
  24. С любовью не шутят, просто шутки сами лезут в голову, потому что легко и радостно.
  25. Сегодня поняла, что моя любовь сильнее меня. И что бы ты ни делал, я буду продолжать тебя любить. Но это не повод делать что-то не то…
  26. Представляешь, что некоторые люди за всю жизнь не испытали того, что сейчас творится между нами. Жаль их, и очень радостно за нас!

Короткие смс любимому мужчине, парню в прозе


Красивые слова любимому парню: Pixabay Любовь — самое прекрасное и светлое чувство. Оно наполняет людей невероятными эмоциями, толкает на благородные и безрассудные поступки. Не знаете, как выразить свои чувства? Самый доступный вариант — сказать лично, по телефону или написать в сообщении красивые слова любимому человеку. Мы подобрали самые ласковые слова для парня, которые способны поднять настроение, поддержать и вдохновить.

Короткие смс любимому мужчине, парню в прозе

Рядом с тобой мне легко и спокойно, и я очень ценю это. Хочется верить, что так будет всегда.

Мне хочется всегда говорить с тобой, обнимать и целовать, наслаждаться временем, которое мы проводим вместе. Когда ты рядом, я счастлива.

Люблю тебя всей душой и сердцем, и очень тобой дорожу. Хочу все время быть рядом! Ты — мой самый важный человек в жизни.

Ты — радость моего сердца, кислород моей жизни, счастье моей души. Я тебя безумно люблю и хочу, чтобы каждая клеточка твоего тела была только моей!

Любимый, пусть порой нам не хватает терпения и умения сохранять спокойствие, пусть жизнь иногда бушует ссорами и обидами, но я искренне люблю тебя и всегда буду любить. Мы всё сможем.

Неважно, что происходит в мире и что говорят люди за спиной, важно, что ты есть в моей жизни, и я безумно тебя люблю! Ты — мой желанный, любимый и единственный.

Ты терпишь все мои капризы, ты радуешь меня, балуешь и делаешь счастливой, а значит — любишь. Спасибо тебе, дорогой, спасибо за твою заботу и мужество. Я люблю тебя и просто обожаю.

Я хочу, чтобы ты всегда помнил, что ты самый лучший, любимый и совсем незаменимый. И что на тебе лежит огромная ответственность, потому что, если ты исчезнешь, я перестану дышать.

Ты самый на свете дорогой мой человек, такой нужный и любимый сердцу и душе. Будь рядом, ведь ты мне так нужен.

Дорогой, я так хочу, чтобы в наших отношениях всё было гладко, чтобы наша любовь всегда оставалась сладкой. Ты у меня самый лучший. Помни об этом.

Мы можем ссориться и мириться, но твоё присутствие в моей жизни стало необходимым.

Твой голос успокаивает меня: когда я тебя слышу, забываю обо всем. Твои нежные и такие родные объятия защищают от всего на свете. Ты самый лучший и самый любимый. Спасибо, что всегда рядом.

Мой сладкий, нежный, добрый, милый, нет на свете нужнее и важнее тебя. Очень люблю своего героя, я всегда хочу быть рядом с тобой.

Быть с тобою рядом — единственное, что мне нужно… Это и есть счастье.

Я люблю тебя, и ты знаешь это. Я хочу подарить тебе ласку и всю заботу, которая у меня есть, все внимание и свою любовь. Спасибо, что рядом, мой родной и единственный.

Мне хорошо, когда ты рядом. Для меня важно, чтобы ты был спокоен и счастлив.

Каждая минута рядом с тобой наполнена особым смыслом и невероятным счастьем…

Милый, любимый, единственный, ты самый родной, близкий и желанный человек! Благодарю судьбу за нашу встречу и каждый день, проведенный вместе!

У меня есть ты, и никого другого уже не надо! Лучшее время — сейчас, любимый мой…

Спасибо за твою заботу и нежность, любимый! Мой ласковый, быть с тобой вместе — лучшая в жизни награда.

Красивые длинные стихи любимому парню о любви

Глаза… В них мира суть, движенье жизни, Рожденье света, блеск мечты, И божество планеты ближней; Полотна чувств и красоты…

Рассвет и день, заботой полны, Тревожной шумной суеты… Как вдруг судьбы шальные волны Внесли волненье… С ним и ты.

Глаза…!!! Средь сотни тысяч прочих… Забот привычных прерван ход! Ах, оторваться нету мочи От тех глубин, что небосвод!

Что в них таится? Что так манит? Зачем в тех омутах тону? И почему их свет дурманит?! Коварство света! Я в плену!

* * *

Хочу тебе покоя не давать, Быть сильною и оставаться слабой, Хочу тебя своей любовью звать — Ведь я и жить иначе не могла бы! Хочу быть музыкой, чтоб ты привык И без нее не мог прожить и часа… Хочу, чтоб молча, там, где слаб язык, Могла я сердцем в сердце достучаться, Хочу, чтоб, как бы ни был путь наш крут, Он вел нас не пустынею, а садом, Хочу, чтоб близнецы — любовь и труд Всю жизнь прожили с нами рядом. Хочу, чтоб для любой моей мечты Ты был всю жизнь единственной границей, Хочу в той книге, что читаешь ты, Быть первой и последнею страницей. Хочу из всех твоих забот и дум Украсть, по крайней мере, половину, Хочу, чтоб вдруг тебе пришло на ум, Что счастлив ты и в этом я повинна!

* * *

Мой ненаглядный, я твоя! И рвется ввысь душа моя. От счастья хочется летать, И от любви своей кричать!

Свою любовь я не таю, Ее я лишь тебе дарю. Ее хранила для тебя, Смотри, она теперь твоя!

Теперь ее ты береги, От ветра, бури защити. Когда подаришь ей себя, То век цвести будет она!

* * *

Лучшие стихи любимому мужчине чтобы затронуть его сердце

Ты тот, с кем мне спокойно и надежно, Ты дар, что мне послали небеса! В тебя ведь не влюбиться невозможно, С тобой теперь я верю в чудеса! Люблю тебя, границ в любви не зная, Мне сложно свои чувства описать, Но стала я счастливой, я другая, Ты тот, о ком могла я лишь мечтать!

* * *

С тобой встречаюсь я украдкой, Украдкой я тебя люблю, Но сердце ноет сладко-сладко, Когда я вижу стать твою. Пусть ты не мой, зато любимый. И я, как грешница, пьяна, Когда ловлю твой взгляд счастливый. Я знаю, что тебе нужна.

* * *

Я так люблю тебя, любимый мой, И каждый день судьбу благодарю За то, что сведены были с тобой, От всей души тебе я это говорю! Пускай любовь в сердцах у нас живет, И никогда огонь в груди не гаснет! Нас впереди большое счастье ждет, Ведь нету чувства на земле прекрасней!

* * *

Тебя мне Бог послал с небес, Чтоб я еще счастливей стала! Ты просто чудо из чудес, Таких я раньше не встречала: Ты так галантен, добр, страстен, Ты полон нежности и ласки! С тобою каждый миг прекрасен, Ведь я живу, как в доброй сказке!

* * *

Сегодня нынче редко встретишь Ты настоящего мужчину. А мне так крупно повезло — Тебя мне счастье принесло. Я долго не могла поверить, Что счастье не ошиблось дверью. И страх так сильно обжигал, Боялась, чтоб ты не пропал. Я так люблю тебя, любимый, И благодарна я вполне За то, что рядом есть мужчина, Который очень нужен мне!

* * *

Любимому мужчине посвящаю, Я эти строчки о любви. Быть рядышком с тобой мечтаю, Что любишь, мне почаще говори. С тобой я чувствую себя счастливой. Ты мой мужчина — ты мой идеал! Так ласково зовешь меня любимой. Хочу, чтоб никогда не отпускал. Люблю тебя сильнее с каждым днем! Скучаю все сильнее от разлуки. Мне кажется все это сладким сном. Я без тебя с ума схожу от скуки.

* * *

Тебя я тихо воспеваю, тобою тайно дорожу, С тобою голову теряю, я без тебя с ума схожу. С тобой лишь рядом быть награда И ничего другого мне не надо — Счастливым делать, радовать тебя, Дыша тобой, тебя любя.

* * *

Ты в жизнь мою вошел без стука — Пришел, увидел, победил. Невыносима мне разлука. Ты жизнь, как солнце, осветил. Прости, что к прошлому ревную, За всё, что было до тебя. Лишь час не видимся — тоскую. Хочу, чтоб целовал меня.

* * *

В моей жизни появился ты И в душу посадил цветы. Уверенна, ты знаешь, Что дни мои ты освещаешь. Я счастлива тебя любить, С тобою время проводить. Мне ничего не надо, Когда мой мужчина рядом.

* * *

Любимый мой мужчина, хочу тебе сказать — Как только ты уходишь, я начинаю ждать… Мечтаю я о встрече, о том, как ты придешь. Все думаю, гадаю — как без меня живешь?.. Мне очень одиноко, когда не рядом ты, Но вот придешь, обнимешь, подаришь мне цветы, И солнце улыбнется, и птицы запоют, На сердце сразу ляжет спокойствие, уют. Любимый мой мужчина, лишь дверь тебе открою — Мне ничего не надо, я счастлива с тобою!

* * *

Родней тебя на свете не найти, Ты всех сокровищ в мире мне дороже, От всех проблем сумеешь ты спасти И душу каждый день мою тревожишь. Ты заставляешь верить в чудеса, С тобой я научилась улыбаться. Ты счастье, прелесть, ты моя мечта, С тобой не страшно в жизни спотыкаться. И ты, такой особый, только мой, Моя любовь тебе навеки отдана. Ты мой мужчина, самый мой родной, Моя ты крепкая опора и стена.

* * *

Я тебя люблю, мой милый, Мой родной и самый лучший! Самый сильный и красивый, Ты один мне только нужен. Ощущать твое дыханье, Рядом быть с тобой — награда. Жить в любви и понимании — Что еще для счастья надо?

* * *

Столько раз я обжигалась, И с любовью ошибалась. Но с тобой счастливой стала, Ты такой, как я мечтала. Ты исправил все ошибки, Ты вернул мою улыбку. Добрый, сильный и надежный И в любви большой художник.

* * *

Ты в жизнь мою вошел как свет, Мужчины лучше в мире нет, Всегда утешишь, дашь совет, На мой вопрос — лишь ты ответ. С тобою на сердце тепло, Мне в жизни очень повезло, Что встретила тебя, любимый, Единственный, неповторимый!

* * *

Мне повезло, я встретила мужчину, Которому довериться смогла, С которым больше не ищу причины, С которым расцвела моя душа! С которым мир стал интересней, С которым проще стало жить, С которым улыбаюсь чаще, С которым до конца хочу я быть! Мне повезло, я встретила тебя любимый, Как долго все же я тебя ждала, Ты мой родной, ты мой необходимый, Как сильно я люблю, люблю тебя!

* * *

Ты дал понять, что я любима, Ты научил меня любить, Ты подарил заботу, счастье, Ты изменил всю мою жизнь. Ты дал мне нежность и поддержку, Ты дал мне сильное плечо, Ты мой мужчина долгожданный, Спасибо милый мой за все! Тебя любить я не устану, Тебе себя всю посвящу, Тебе я повторю сегодня, Как сильно я тебя люблю!

* * *

Люблю тебя я больше жизни, Ты хочешь верь, а хочешь — нет. Но знай одно: я не капризна, Я лишь влюбленный человек. А ты — любимый мой мужчина, И не отдам я никому, Ведь ты — любви моей причина, Ты дорог сердцу моему.

Почему важно говорить парню, мужчине приятные и красивые слова

  • Мужчинам нравится слышать приятные слова от своих подруг. Ничто так не вдохновит парня сделать для вас больше, чем ваше чувство признательности, похвала и добрые слова. Когда он их слышит, то готов сделать даже больше, чем его просили.
  • Если вы чувствуете себя счастливой в любви, не держите эти мысли при себе: расскажите любимому, как именно вы себя чувствуете. «Мужчины гордятся тем, что они улучшили чью-то жизнь», — говорит Сьюзен Винтер, эксперт по отношениям из Нью-Йорка и тренер по свиданиям. «А без признания своей ценности они чувствуют себя бесполезными».
  • Согласно книге «Осознанность и принятие: Расширение когнитивно-поведенческой традиции» Стивена Хейса, мужчины, как и женщины слыша в свой адрес слова похвалы и комплименты испытывают более низкий уровень депрессии и тревоги. Другими словами, приятные слова любимому мужчине создают ему позитивный настрой.
  • Мужчины хотят чувствовать себя особенными. Им нравится слышать, что они могут предложить любимой женщине что-то редкое и особенное. Им нравится слышать, что кто-то в них нуждается. Так повышается их самооценка.

Красивые слова парню, чтобы поднять настроение

  1. Дорогой мой, я вспоминаю время, когда впервые увидела твое лицо и твое приглашение на свидание. Нити наших жизней переплетены так сильно, что мое сердце чувствовало что-то необычное, собираясь на первое свидание с тобой. Тогда я терялась в своих чувствах, но поняла, что наши души тянулись друг к другу. Теперь я кричу всему миру, о своем счастье, потому что влюбилась. Я всегда хочу быть с тобой.
  2. Ты единственный человек в моем сердце, моем мире, моей Вселенной. Взгляд твоих глаз не оставляет меня равнодушной, а слыша твой голос мое сердце бьется быстрее. Ты — всё самое ценное и желанное для меня. Без тебя мне мир не мил, я не могу дышать, существовать и просто жить! Ты мой яркий лучик счастья. Хочу, чтобы ты знал как сильна моя любовь к тебе.
  3. Ты бесконечно хороший, феноменально умный, чрезвычайно привлекательный, божественно красивый, кристально честный и чистый, беспрецедентно талантливый, просто несравненный — принц! Вот почему я влюбилась в тебя словно Золушка в сказке!
  4. Любимый, я люблю тебя каждую секунду, минуту, час, день, ночь, неделю, месяц и год. Среди миллионов людей наши души встретились друг с другом и теперь мы две половины одного большого сердца. А иначе не получится жить, потому что не может стучать одна половинка сердца без другого.
  5. Самое сильное и прекрасное чувство в мире — это любовь. Мы все переживали в своей жизни захватывающие моменты встречи с любимым человеком. Из небольшого мерцания это чувство перерастает в огромный огонь, который невозможно потушить. Ты зажег это великое чувство в моем сердце. Только с тобой я чувствую себя по-настоящему счастливой, маленькой девочкой, защищенной и любимой. (Рекомендуем прочитать красивые статусы про любовь к парню своими словами).

Как говорить мужчине приятные слова и комплименты

  • Будьте конкретны. Подумайте о том, что вам нравится в нем, чем восхищаетесь, за что цените и любите его? Запишите свой ответ, но не пытайтесь запечатлеть всю вашу любовь в одном послании.
  • Говорите искренне. Если не иметь в виду то, что говорите, тогда слова будут звучать неискренне, которую мужчина обязательно почувствует. И он может расценить их, как будто вы просто льстите ему, чтобы получить что-то взамен.
  • Найдите подходящий момент, чтобы ваши слова достигли его сердца и ума. Помимо искренности, очень важно подходящее время, чтобы выразить свою похвалу. Приятные слова лучше говорить тогда, когда мужчина будет готов их оценить. Тихое время дома, или в середине романтического свидания было бы идеально.
  • Зрительный контакт и улыбка. Они усиливают слова. Ваша улыбка наверняка заставит любимого человека, улыбаться еще больше, когда он услышит в свой адрес приятные слова.

Но что делать, если нет идей красивых и нежных комплиментов, а сказать приятные слова хочется? Тогда ниже вы найдете подсказку, прочитав некоторые варианты. Кроме того советуем прочитать 10 советов, как можно привлечь парня и что для этого нужно делать девушке?

Красивые фразы с глубоким смыслом, афоризмы

Настроить человека на нужное настроение также помогут афоризмы. Умелое использование цитат поможет укрепить эмоциональную связь с партнером. Самое главное – уместно внедрять подобные фразы в диалог с мужчиной.

  • Быть может, счастье — это просто тихое дыхание рядом со мной на подушке?
  • Суть не в том, что я не могу без тебя. Я могу, но хочу только с тобой.
  • В одном часе любви – целая жизнь.
  • Моё «люблю» очень дорогого стоит. Говорю это редко и мало кому.
  • В том то и чудо любви, что любых любят.
  • Любовь – это тяжелая болезнь, укладывающая в постель сразу двоих;
  • Если хочешь быть любимым – люби.
  • Приходи жить в моем сердце без оплаты.
  • Я хочу быть с тобой всего два раза. Сейчас и навсегда.
  • Любить тебя никогда не было выбором. Это было необходимостью.

Комментарии:

  • 01.10.2019

    Лера:

    Проявляйте нежность к своему мужчине без причины, не бойтесь и не стесняйтесь таких чувств. Я считаю, именно женщина должна быть генератором таких эмоций в паре, тогда чувства никогда не угаснут.

  • 01.10.2019

    Алина:

    Не знаю с чем это связано, но мне сложно отправить такое сообщение своему мужу. До сих пор испытываю стеснение.

  • 05.10.2019

    Анна:

    Мужчины любят благодарность и похвалу за то, что они для нас делают и ещё сделают. Не переживайте, они не испортятся от них. Поэтому смело можно говорить мужчинам о них самих. И поменьше воды о своей скуке.

  • 07.10.2019

    Таня:

    Какие же прекрасные сообщения. Уже не терпится их отправить своему любимому мужу. Мне кажется, после таких СМС муж еще быстрее вернется с работы домой. Сохранила абсолютно все вышеуказанные сообщения.

  • 15.10.2019

    Nina Goncharova:

    Очень классные примеры смс для любимого мужа) Когда на работе завал, а тут приходит такая классная смска, даже легче будет работать))) Я уже несколькими воспользовалась! Спасибо за идеи, а новым я буду только рада)

Руслан и Людмила (Поэма) — Пушкин. Полный текст стихотворения — Руслан и Людмила (Поэма)

Посвящение

Для вас, души моей царицы,
Красавицы, для вас одних
Времен минувших небылицы,
В часы досугов золотых,
Под шепот старины болтливой,
Рукою верной я писал;
Примите ж вы мой труд игривый!
Ничьих не требуя похвал,
Счастлив уж я надеждой сладкой,
Что дева с трепетом любви
Посмотрит, может быть, украдкой
На песни грешные мои.

Песнь первая

У лукоморья дуб зеленый,
Златая цепь на дубе том:
И днем и ночью кот ученый
Всё ходит по цепи кругом;
Идет направо — песнь заводит,
Налево — сказку говорит.

Там чудеса: там леший бродит,
Русалка на ветвях сидит;
Там на неведомых дорожках
Следы невиданных зверей;
Избушка там на курьих ножках
Стоит без окон, без дверей;
Там лес и дол видений полны;
Там о заре прихлынут волны
На брег песчаный и пустой,
И тридцать витязей прекрасных;
Чредой из вод выходят ясных,
И с ними дядька их морской;
Там королевич мимоходом
Пленяет грозного царя;
Там в облаках перед народом
Через леса, через моря
Колдун несет богатыря;
В темнице там царевна тужит,
А бурый волк ей верно служит;
Там ступа с Бабою Ягой
Идет, бредет сама собой;
Там царь Кащей над златом чахнет;
Там русской дух… там Русью пахнет!
И там я был, и мед я пил;
У моря видел дуб зеленый;
Под ним сидел, и кот ученый
Свои мне сказки говорил.
Одну я помню: сказку эту
Поведаю теперь я свету…

Дела давно минувших дней,
Преданья старины глубокой.

В толпе могучих сыновей,
С друзьями, в гриднице высокой
Владимир-солнце пировал;
Меньшую дочь он выдавал
За князя храброго Руслана
И мед из тяжкого стакана
За их здоровье выпивал.
Не скоро ели предки наши,
Не скоро двигались кругом
Ковши, серебряные чаши
С кипящим пивом и вином.
Они веселье в сердце лили,
Шипела пена по краям,
Их важно чашники носили
И низко кланялись гостям.

Слилися речи в шум невнятный;
Жужжит гостей веселый круг;
Но вдруг раздался глас приятный
И звонких гуслей беглый звук;
Все смолкли, слушают Баяна:
И славит сладостный певец
Людмилу-прелесть, и Руслана,
И Лелем свитый им венец.

Но, страстью пылкой утомленный,
Не ест, не пьет Руслан влюбленный;
На друга милого глядит,
Вздыхает, сердится, горит
И, щипля ус от нетерпенья,
Считает каждые мгновенья.
В уныньи, с пасмурным челом,
За шумным, свадебным столом
Сидят три витязя младые;
Безмолвны, за ковшом пустым,
Забыли кубки круговые,
И брашна неприятны им;
Не слышат вещего Баяна;
Потупили смущенный взгляд:
То три соперника Руслана;
В душе несчастные таят
Любви и ненависти яд.
Один — Рогдай, воитель смелый,
Мечом раздвинувший пределы
Богатых киевских полей;
Другой — Фарлаф, крикун надменный,
В пирах никем не побежденный,
Но воин скромный средь мечей;
Последний, полный страстной думы,
Младой хазарский хан Ратмир:
Все трое бледны и угрюмы,
И пир веселый им не в пир.

Вот кончен он; встают рядами,
Смешались шумными толпами,
И все глядят на молодых:
Невеста очи опустила,
Как будто сердцем приуныла,
И светел радостный жених.
Но тень объемлет всю природу,
Уж близко к полночи глухой;
Бояре, задремав от меду,
С поклоном убрались домой.
Жених в восторге, в упоенье:
Ласкает он в воображенье
Стыдливой девы красоту;
Но с тайным, грустным умиленьем
Великий князь благословеньем
Дарует юную чету.

И вот невесту молодую
Ведут на брачную постель;
Огни погасли… и ночную
Лампаду зажигает Лель.
Свершились милые надежды,
Любви готовятся дары;
Падут ревнивые одежды
На цареградские ковры…
Вы слышите ль влюбленный шепот,
И поцелуев сладкий звук,
И прерывающийся ропот
Последней робости?.. Супруг
Восторги чувствует заране;
И вот они настали… Вдруг
Гром грянул, свет блеснул в тумане,
Лампада гаснет, дым бежит,
Кругом всё смерклось, всё дрожит,
И замерла душа в Руслане…
Всё смолкло. В грозной тишине
Раздался дважды голос странный,
И кто-то в дымной глубине
Взвился чернее мглы туманной…
И снова терем пуст и тих;
Встает испуганный жених,
С лица катится пот остылый;
Трепеща, хладною рукой
Он вопрошает мрак немой…
О горе: нет подруги милой!
Хватает воздух он пустой;
Людмилы нет во тьме густой,
Похищена безвестной силой.

Ах, если мученик любви
Страдает страстью безнадежно;
Хоть грустно жить, друзья мои,
Однако жить еще возможно.
Но после долгих, долгих лет
Обнять влюбленную подругу,
Желаний, слез, тоски предмет,
И вдруг минутную супругу
Навек утратить… о друзья,
Конечно лучше б умер я!

Однако жив Руслан несчастный.
Но что сказал великий князь?
Сраженный вдруг молвой ужасной,
На зятя гневом распалясь,
Его и двор он созывает:
«Где, где Людмила?» — вопрошает
С ужасным, пламенным челом.
Руслан не слышит. «Дети, други!
Я помню прежние заслуги:
О, сжальтесь вы над стариком!
Скажите, кто из вас согласен
Скакать за дочерью моей?
Чей подвиг будет не напрасен,
Тому — терзайся, плачь, злодей!
Не мог сберечь жены своей! —
Тому я дам ее в супруги
С полцарством прадедов моих.
Кто ж вызовется, дети, други?..»
«Я!» — молвил горестный жених.
«Я! я!» — воскликнули с Рогдаем
Фарлаф и радостный Ратмир:
«Сейчас коней своих седлаем;
Мы рады весь изъездить мир.
Отец наш, не продлим разлуки;
Не бойся: едем за княжной».
И с благодарностью немой
В слезах к ним простирает руки
Старик, измученный тоской.

Все четверо выходят вместе;
Руслан уныньем как убит;
Мысль о потерянной невесте
Его терзает и мертвит.
Садятся на коней ретивых;
Вдоль берегов Днепра счастливых
Летят в клубящейся пыли;
Уже скрываются вдали;
Уж всадников не видно боле…
Но долго всё еще глядит
Великий князь в пустое поле
И думой им вослед летит.

Руслан томился молчаливо,
И смысл и память потеряв.
Через плечо глядя спесиво
И важно подбочась, Фарлаф,
Надувшись, ехал за Русланом.
Он говорит: «Насилу я
На волю вырвался, друзья!
Ну, скоро ль встречусь с великаном?
Уж то-то крови будет течь,
Уж то-то жертв любви ревнивой!
Повеселись, мой верный меч,
Повеселись, мой конь ретивый!»

Хазарский хан, в уме своем
Уже Людмилу обнимая,
Едва не пляшет над седлом;
В нем кровь играет молодая,
Огня надежды полон взор:
То скачет он во весь опор,
То дразнит бегуна лихого,
Кружит, подъемлет на дыбы
Иль дерзко мчит на холмы снова.

Рогдай угрюм, молчит — ни слова…
Страшась неведомой судьбы
И мучась ревностью напрасной,
Всех больше беспокоен он,
И часто взор его ужасный
На князя мрачно устремлен.

Соперники одной дорогой
Все вместе едут целый день.
Днепра стал темен брег отлогий;
С востока льется ночи тень;
Туманы над Днепром глубоким;
Пора коням их отдохнуть.
Вот под горой путем широким
Широкий пересекся путь.
«Разъедемся, пора! — сказали, —
Безвестной вверимся судьбе».
И каждый конь, не чуя стали,
По воле путь избрал себе.

Что делаешь, Руслан несчастный,
Один в пустынной тишине?
Людмилу, свадьбы день ужасный,
Всё, мнится, видел ты во сне.
На брови медный шлем надвинув,
Из мощных рук узду покинув,
Ты шагом едешь меж полей,
И медленно в душе твоей
Надежда гибнет, гаснет вера.

Но вдруг пред витязем пещера;
В пещере свет. Он прямо к ней
Идет под дремлющие своды,
Ровесники самой природы.
Вошел с уныньем: что же зрит?
В пещере старец; ясный вид,
Спокойный взор, брада седая;
Лампада перед ним горит;
За древней книгой он сидит,
Ее внимательно читая.
«Добро пожаловать, мой сын! —
Сказал с улыбкой он Руслану. —
Уж двадцать лет я здесь один
Во мраке старой жизни вяну;
Но наконец дождался дня,
Давно предвиденного мною.
Мы вместе сведены судьбою;
Садись и выслушай меня.
Руслан, лишился ты Людмилы;
Твой твердый дух теряет силы;
Но зла промчится быстрый миг:
На время рок тебя постиг.
С надеждой, верою веселой
Иди на всё, не унывай;
Вперед! мечом и грудью смелой
Свой путь на полночь пробивай.

Узнай, Руслан: твой оскорбитель
Волшебник страшный Черномор,
Красавиц давний похититель,
Полнощных обладатель гор.
Еще ничей в его обитель
Не проникал доныне взор;
Но ты, злых козней истребитель,
В нее ты вступишь, и злодей
Погибнет от руки твоей.
Тебе сказать не должен боле:
Судьба твоих грядущих дней,
Мой сын, в твоей отныне воле».

Наш витязь старцу пал к ногам
И в радости лобзает руку.
Светлеет мир его очам,
И сердце позабыло муку.
Вновь ожил он; и вдруг опять
На вспыхнувшем лице кручина…
«Ясна тоски твоей причина;
Но грусть не трудно разогнать, —
Сказал старик, — тебе ужасна
Любовь седого колдуна;
Спокойся, знай: она напрасна
И юной деве не страшна.
Он звезды сводит с небосклона,
Он свистнет — задрожит луна;
Но против времени закона
Его наука не сильна.
Ревнивый, трепетный хранитель
Замков безжалостных дверей,
Он только немощный мучитель
Прелестной пленницы своей.
Вокруг нее он молча бродит,
Клянет жестокий жребий свой…
Но, добрый витязь, день проходит,
А нужен для тебя покой».

Руслан на мягкий мох ложится
Пред умирающим огнем;
Он ищет позабыться сном,
Вздыхает, медленно вертится…
Напрасно! Витязь наконец:
«Не спится что-то, мой отец!
Что делать: болен я душою,
И сон не в сон, как тошно жить.
Позволь мне сердце освежить
Твоей беседою святою.
Прости мне дерзостный вопрос.
Откройся: кто ты, благодатный,
Судьбы наперсник непонятный?
В пустыню кто тебя занес?»

Вздохнув с улыбкою печальной,
Старик в ответ: «Любезный сын,
Уж я забыл отчизны дальной
Угрюмый край. Природный финн,
В долинах, нам одним известных,
Гоняя стадо сел окрестных,
В беспечной юности я знал
Одни дремучие дубравы,
Ручьи, пещеры наших скал
Да дикой бедности забавы.
Но жить в отрадной тишине
Дано не долго было мне.

Тогда близ нашего селенья,
Как милый цвет уединенья,
Жила Наина. Меж подруг
Она гремела красотою.
Однажды утренней порою
Свои стада на темный луг
Я гнал, волынку надувая;
Передо мной шумел поток.
Одна, красавица младая
На берегу плела венок.
Меня влекла моя судьбина…
Ах, витязь, то была Наина!
Я к ней — и пламень роковой
За дерзкий взор мне был наградой,
И я любовь узнал душой
С ее небесною отрадой,
С ее мучительной тоской.

Умчалась года половина;
Я с трепетом открылся ей,
Сказал: люблю тебя, Наина.
Но робкой горести моей
Наина с гордостью внимала,
Лишь прелести свои любя,
И равнодушно отвечала:
«Пастух, я не люблю тебя!»

И всё мне дико, мрачно стало:
Родная куща, тень дубров,
Веселы игры пастухов —
Ничто тоски не утешало.
В уныньи сердце сохло, вяло.
И наконец задумал я
Оставить финские поля;
Морей неверные пучины
С дружиной братской переплыть
И бранной славой заслужить
Вниманье гордое Наины.
Я вызвал смелых рыбаков
Искать опасностей и злата.
Впервые тихий край отцов
Услышал бранный звук булата
И шум немирных челноков.
Я вдаль уплыл, надежды полный,
С толпой бесстрашных земляков;
Мы десять лет снега и волны
Багрили кровию врагов.
Молва неслась: цари чужбины
Страшились дерзости моей;
Их горделивые дружины
Бежали северных мечей.
Мы весело, мы грозно бились,
Делили дани и дары,
И с побежденными садились
За дружелюбные пиры.
Но сердце, полное Наиной,
Под шумом битвы и пиров,
Томилось тайною кручиной,
Искало финских берегов.
Пора домой, сказал я, други!
Повесим праздные кольчуги
Под сенью хижины родной.
Сказал — и весла зашумели;
И, страх оставя за собой,
В залив отчизны дорогой
Мы с гордой радостью влетели.

Сбылись давнишние мечты,
Сбылися пылкие желанья!
Минута сладкого свиданья,
И для меня блеснула ты!
К ногам красавицы надменной
Принес я меч окровавленный,
Кораллы, злато и жемчуг;
Пред нею, страстью упоенный,
Безмолвным роем окруженный
Ее завистливых подруг,
Стоял я пленником послушным;
Но дева скрылась от меня,
Примолвя с видом равнодушным:
«Герой, я не люблю тебя!»

К чему рассказывать, мой сын,
Чего пересказать нет силы?
Ах, и теперь один, один,
Душой уснув, в дверях могилы,
Я помню горесть, и порой,
Как о минувшем мысль родится,
По бороде моей седой
Слеза тяжелая катится.

Но слушай: в родине моей
Между пустынных рыбарей
Наука дивная таится.
Под кровом вечной тишины,
Среди лесов, в глуши далекой
Живут седые колдуны;
К предметам мудрости высокой
Все мысли их устремлены;
Всё слышит голос их ужасный,
Что было и что будет вновь,
И грозной воле их подвластны
И гроб и самая любовь.

И я, любви искатель жадный,
Решился в грусти безотрадной
Наину чарами привлечь
И в гордом сердце девы хладной
Любовь волшебствами зажечь.
Спешил в объятия свободы,
В уединенный мрак лесов;
И там, в ученьи колдунов,
Провел невидимые годы.
Настал давно желанный миг,
И тайну страшную природы
Я светлой мыслию постиг:
Узнал я силу заклинаньям.
Венец любви, венец желаньям!
Теперь, Наина, ты моя!
Победа наша, думал я.
Но в самом деле победитель
Был рок, упорный мой гонитель.

В мечтах надежды молодой,
В восторге пылкого желанья,
Творю поспешно заклинанья,
Зову духов — и в тьме лесной
Стрела промчалась громовая,
Волшебный вихорь поднял вой,
Земля вздрогнула под ногой…
И вдруг сидит передо мной
Старушка дряхлая, седая,
Глазами впалыми сверкая,
С горбом, с трясучей головой,
Печальной ветхости картина.
Ах, витязь, то была Наина!..
Я ужаснулся и молчал,
Глазами страшный призрак мерил,
В сомненье всё еще не верил
И вдруг заплакал, закричал:
«Возможно ль! ах, Наина, ты ли!
Наина, где твоя краса?
Скажи, ужели небеса
Тебя так страшно изменили?
Скажи, давно ль, оставя свет,
Расстался я с душой и с милой?
Давно ли?..» «Ровно сорок лет, —
Был девы роковой ответ, —
Сегодня семьдесят мне било.
Что делать, — мне пищит она, —
Толпою годы пролетели.
Прошла моя, твоя весна —
Мы оба постареть успели.
Но, друг, послушай: не беда
Неверной младости утрата.
Конечно, я теперь седа,
Немножко, может быть, горбата;
Не то, что в старину была,
Не так жива, не так мила;
Зато (прибавила болтунья)
Открою тайну: я колдунья!»

И было в самом деле так.
Немой, недвижный перед нею,
Я совершенный был дурак
Со всей премудростью моею.

Но вот ужасно: колдовство
Вполне свершилось по несчастью.
Мое седое божество
Ко мне пылало новой страстью.
Скривив улыбкой страшный рот,
Могильным голосом урод
Бормочет мне любви признанье.
Вообрази мое страданье!
Я трепетал, потупя взор;
Она сквозь кашель продолжала
Тяжелый, страстный разговор:
«Так, сердце я теперь узнала;
Я вижу, верный друг, оно
Для нежной страсти рождено;
Проснулись чувства, я сгораю,
Томлюсь желаньями любви…
Приди в объятия мои…
О милый, милый! умираю…»

И между тем она, Руслан,
Мигала томными глазами;
И между тем за мой кафтан
Держалась тощими руками;
И между тем — я обмирал,
От ужаса зажмуря очи;
И вдруг терпеть не стало мочи;
Я с криком вырвался, бежал.
Она вослед: «О, недостойный!
Ты возмутил мой век спокойный,
Невинной девы ясны дни!
Добился ты любви Наины,
И презираешь — вот мужчины!
Изменой дышат все они!
Увы, сама себя вини;
Он обольстил меня, несчастный!
Я отдалась любови страстной…
Изменник, изверг! о позор!
Но трепещи, девичий вор!»

Так мы расстались. С этих пор
Живу в моем уединенье
С разочарованной душой;
И в мире старцу утешенье
Природа, мудрость и покой.
Уже зовет меня могила;
Но чувства прежние свои
Еще старушка не забыла
И пламя поздное любви
С досады в злобу превратила.
Душою черной зло любя,
Колдунья старая, конечно,
Возненавидит и тебя;
Но горе на земле не вечно».

Наш витязь с жадностью внимал
Рассказы старца; ясны очи
Дремотой легкой не смыкал
И тихого полета ночи
В глубокой думе не слыхал.
Но день блистает лучезарный…
Со вздохом витязь благодарный
Объемлет старца-колдуна;
Душа надеждою полна;
Выходит вон. Ногами стиснул
Руслан заржавшего коня,
В седле оправился, присвистнул.
«Отец мой, не оставь меня».
И скачет по пустому лугу.
Седой мудрец младому другу
Кричит вослед: «Счастливый путь!
Прости, люби свою супругу,
Советов старца не забудь!»

Песнь вторая

Соперники в искусстве брани,
Не знайте мира меж собой;
Несите мрачной славе дани,
И упивайтеся враждой!
Пусть мир пред вами цепенеет,
Дивяся грозным торжествам:
Никто о вас не пожалеет,
Никто не помешает вам.
Соперники другого рода,
Вы, рыцари парнасских гор,
Старайтесь не смешить народа
Нескромным шумом ваших ссор;
Бранитесь — только осторожно.
Но вы, соперники в любви,
Живите дружно, если можно!
Поверьте мне, друзья мои:
Кому судьбою непременной
Девичье сердце суждено,
Тот будет мил на зло вселенной;
Сердиться глупо и грешно.

Когда Рогдай неукротимый,
Глухим предчувствием томимый,
Оставя спутников своих,
Пустился в край уединенный
И ехал меж пустынь лесных,
В глубоку думу погруженный —
Злой дух тревожил и смущал
Его тоскующую душу,
И витязь пасмурный шептал:
«Убью!.. преграды все разрушу…
Руслан!.. узнаешь ты меня…
Теперь-то девица поплачет…»
И вдруг, поворотив коня,
Во весь опор назад он скачет.

В то время доблестный Фарлаф,
Всё утро сладко продремав,
Укрывшись от лучей полдневных,
У ручейка, наедине,
Для подкрепленья сил душевных,
Обедал в мирной тишине.
Как вдруг он видит: кто-то в поле,
Как буря, мчится на коне;
И, времени не тратя боле,
Фарлаф, покинув свой обед,
Копье, кольчугу, шлем, перчатки,
Вскочил в седло и без оглядки
Летит — а тот за ним вослед.
«Остановись, беглец бесчестный! —
Кричит Фарлафу неизвестный. —
Презренный, дай себя догнать!
Дай голову с тебя сорвать!»
Фарлаф, узнавши глас Рогдая,
Со страха скорчась, обмирал
И, верной смерти ожидая,
Коня еще быстрее гнал.
Так точно заяц торопливый,
Прижавши уши боязливо,
По кочкам, полем, сквозь леса
Скачками мчится ото пса.
На месте славного побега
Весной растопленного снега
Потоки мутные текли
И рыли влажну грудь земли.
Ко рву примчался конь ретивый,
Взмахнул хвостом и белой гривой,
Бразды стальные закусил
И через ров перескочил;
Но робкий всадник вверх ногами
Свалился тяжко в грязный ров,
Земли не взвидел с небесами
И смерть принять уж был готов.
Рогдай к оврагу подлетает;
Жестокий меч уж занесен;
«Погибни, трус! умри!» — вещает…
Вдруг узнает Фарлафа он;
Глядит, и руки опустились;
Досада, изумленье, гнев
В его чертах изобразились;
Скрыпя зубами, онемев,
Герой, с поникшею главою
Скорей отъехав ото рва,
Бесился… но едва, едва
Сам не смеялся над собою.

Тогда он встретил под горой
Старушечку чуть-чуть живую,
Горбатую, совсем седую.
Она дорожною клюкой
Ему на север указала.
«Ты там найдешь его», — сказала.
Рогдай весельем закипел
И к верной смерти полетел.

А наш Фарлаф? Во рву остался,
Дохнуть не смея; про себя
Он, лежа, думал: жив ли я?
Куда соперник злой девался?
Вдруг слышит прямо над собой
Старухи голос гробовой:
«Встань, молодец: все тихо в поле;
Ты никого не встретишь боле;
Я привела тебе коня;
Вставай, послушайся меня».

Смущенный витязь поневоле
Ползком оставил грязный ров;
Окрестность робко озирая,
Вздохнул и молвил оживая:
«Ну, слава богу, я здоров!»

«Поверь! — старуха продолжала, —
Людмилу мудрено сыскать;
Она далеко забежала;
Не нам с тобой ее достать.
Опасно разъезжать по свету;
Ты, право, будешь сам не рад.
Последуй моему совету,
Ступай тихохонько назад.
Под Киевом, в уединенье,
В своем наследственном селенье
Останься лучше без забот:
От нас Людмила не уйдет».

Сказав, исчезла. В нетерпенье
Благоразумный наш герой
Тотчас отправился домой,
Сердечно позабыв о славе
И даже о княжне младой;
И шум малейший по дубраве,
Полет синицы, ропот вод
Его бросали в жар и в пот.

Меж тем Руслан далеко мчится;
В глуши лесов, в глуши полей
Привычной думою стремится
К Людмиле, радости своей,
И говорит: «Найду ли друга?
Где ты, души моей супруга?
Увижу ль я твой светлый взор?
Услышу ль нежный разговор?
Иль суждено, чтоб чародея
Ты вечной пленницей была
И, скорбной девою старея,
В темнице мрачной отцвела?
Или соперник дерзновенный
Придет?.. Нет, нет, мой друг бесценный:
Еще при мне мой верный меч,
Еще глава не пала с плеч».

Однажды, темною порою,
По камням берегом крутым
Наш витязь ехал над рекою.
Всё утихало. Вдруг за ним
Стрелы мгновенное жужжанье,
Кольчуги звон, и крик, и ржанье,
И топот по полю глухой.
«Стой!» — грянул голос громовой.
Он оглянулся: в поле чистом,
Подняв копье, летит со свистом
Свирепый всадник, и грозой
Помчался князь ему навстречу.
«Ага! догнал тебя! постой! —
Кричит наездник удалой, —
Готовься, друг, на смертну сечу;
Теперь ложись средь здешних мест;
А там ищи своих невест».
Руслан вспылал, вздрогнул от гнева;
Он узнает сей буйный глас…

Друзья мои! а наша дева?
Оставим витязей на час;
О них опять я вспомню вскоре.
А то давно пора бы мне
Подумать о младой княжне
И об ужасном Черноморе.

Моей причудливой мечты
Наперсник иногда нескромный,
Я рассказал, как ночью темной
Людмилы нежной красоты
От воспаленного Руслана
Сокрылись вдруг среди тумана.
Несчастная! когда злодей,
Рукою мощною своей
Тебя сорвав с постели брачной,
Взвился, как вихорь, к облакам
Сквозь тяжкий дым и воздух мрачный
И вдруг умчал к своим горам —
Ты чувств и памяти лишилась
И в страшном замке колдуна,
Безмолвна, трепетна, бледна,
В одно мгновенье очутилась.

С порога хижины моей
Так видел я, средь летних дней,
Когда за курицей трусливой
Султан курятника спесивый,
Петух мой по двору бежал
И сладострастными крылами
Уже подругу обнимал;
Над ними хитрыми кругами
Цыплят селенья старый вор,
Прияв губительные меры,
Носился, плавал коршун серый
И пал как молния на двор.
Взвился, летит. В когтях ужасных
Во тьму расселин безопасных
Уносит бедную злодей.
Напрасно, горестью своей
И хладным страхом пораженный,
Зовет любовницу петух. .
Он видит лишь летучий пух,
Летучим ветром занесенный.

До утра юная княжна
Лежала, тягостным забвеньем,
Как будто страшным сновиденьем,
Объята — наконец она
Очнулась, пламенным волненьем
И смутным ужасом полна;
Душой летит за наслажденьем,
Кого-то ищет с упоеньем;
«Где ж милый, — шепчет, — где супруг?»
Зовет и помертвела вдруг.
Глядит с боязнию вокруг.
Людмила, где твоя светлица?
Лежит несчастная девица
Среди подушек пуховых,
Под гордой сенью балдахина;
Завесы, пышная перина
В кистях, в узорах дорогих;
Повсюду ткани парчевые;
Играют яхонты, как жар;
Кругом курильницы златые
Подъемлют ароматный пар;
Довольно… благо мне не надо
Описывать волшебный дом:
Уже давно Шехеразада
Меня предупредила в том.
Но светлый терем не отрада,
Когда не видим друга в нем.

Три девы, красоты чудесной,
В одежде легкой и прелестной
Княжне явились, подошли
И поклонились до земли.
Тогда неслышными шагами
Одна поближе подошла;
Княжне воздушными перстами
Златую косу заплела
С искусством, в наши дни не новым,
И обвила венцом перловым
Окружность бледного чела.
За нею, скромно взор склоняя,
Потом приближилась другая;
Лазурный, пышный сарафан
Одел Людмилы стройный стан;
Покрылись кудри золотые,
И грудь, и плечи молодые
Фатой, прозрачной, как туман.
Покров завистливый лобзает
Красы, достойные небес,
И обувь легкая сжимает
Две ножки, чудо из чудес.
Княжне последняя девица
Жемчужный пояс подает.
Меж тем незримая певица
Веселы песни ей поет.
Увы, ни камни ожерелья,
Ни сарафан, ни перлов ряд,
Ни песни лести и веселья
Ее души не веселят;
Напрасно зеркало рисует
Ее красы, ее наряд;
Потупя неподвижный взгляд,
Она молчит, она тоскует.

Те, кои, правду возлюбя,
На темном сердца дне читали,
Конечно знают про себя,
Что если женщина в печали
Сквозь слез, украдкой, как-нибудь,
На зло привычке и рассудку,
Забудет в зеркало взглянуть —
То грустно ей уж не на шутку.

Но вот Людмила вновь одна.
Не зная, что начать, она
К окну решетчату подходит,
И взор ее печально бродит
В пространстве пасмурной дали.
Всё мертво. Снежные равнины
Коврами яркими легли;
Стоят угрюмых гор вершины
В однообразной белизне
И дремлют в вечной тишине;
Кругом не видно дымной кровли,
Не видно путника в снегах,
И звонкий рог веселой ловли
В пустынных не трубит горах;
Лишь изредка с унылым свистом
Бунтует вихорь в поле чистом
И на краю седых небес
Качает обнаженный лес.

В слезах отчаянья, Людмила
От ужаса лицо закрыла.
Увы, что ждет ее теперь!
Бежит в серебряную дверь;
Она с музыкой отворилась,
И наша дева очутилась
В саду. Пленительный предел:
Прекраснее садов Армиды
И тех, которыми владел
Царь Соломон иль князь Тавриды.
Пред нею зыблются, шумят
Великолепные дубровы;
Аллеи пальм и лес лавровый,
И благовонных миртов ряд,
И кедров гордые вершины,
И золотые апельсины
Зерцалом вод отражены;
Пригорки, рощи и долины
Весны огнем оживлены;
С прохладой вьется ветер майский
Средь очарованных полей,
И свищет соловей китайский
Во мраке трепетных ветвей;
Летят алмазные фонтаны
С веселым шумом к облакам;
Под ними блещут истуканы
И, мнится, живы; Фидий сам,
Питомец Феба и Паллады,
Любуясь ими, наконец,
Свой очарованный резец
Из рук бы выронил с досады.
Дробясь о мраморны преграды,
Жемчужной, огненной дугой
Валятся, плещут водопады;
И ручейки в тени лесной
Чуть вьются сонною волной.
Приют покоя и прохлады,
Сквозь вечну зелень здесь и там
Мелькают светлые беседки;
Повсюду роз живые ветки
Цветут и дышат по тропам.
Но безутешная Людмила
Идет, идет и не глядит;
Волшебства роскошь ей постыла,
Ей грустен неги светлый вид;
Куда, сама не зная, бродит,
Волшебный сад кругом обходит,
Свободу горьким дав слезам,
И взоры мрачные возводит
К неумолимым небесам.
Вдруг осветился взор прекрасный;
К устам она прижала перст;
Казалось, умысел ужасный
Рождался… Страшный путь отверст:
Высокий мостик над потоком
Пред ней висит на двух скалах;
В уныньи тяжком и глубоком
Она подходит — и в слезах
На воды шумные взглянула,
Ударила, рыдая, в грудь,
В волнах решилась утонуть,
Однако в воды не прыгнула
И дале продолжала путь.

Моя прекрасная Людмила,
По солнцу бегая с утра,
Устала, слезы осушила,
В душе подумала: пора!
На травку села, оглянулась —
И вдруг над нею сень шатра,
Шумя, с прохладой развернулась;
Обед роскошный перед ней;
Прибор из яркого кристалла;
И в тишине из-за ветвей
Незрима арфа заиграла.
Дивится пленная княжна,
Но втайне думает она:
«Вдали от милого, в неволе,
Зачем мне жить на свете боле?
О ты, чья гибельная страсть
Меня терзает и лелеет,
Мне не страшна злодея власть:
Людмила умереть умеет!
Не нужно мне твоих шатров,
Ни скучных песен, ни пиров —
Не стану есть, не буду слушать,
Умру среди твоих садов!»
Подумала — и стала кушать.

Княжна встает, и вмиг шатер,
И пышной роскоши прибор,
И звуки арфы… все пропало;
По-прежнему все тихо стало;
Людмила вновь одна в садах
Скитается из рощи в рощи;
Меж тем в лазурных небесах
Плывет луна, царица нощи,
Находит мгла со всех сторон
И тихо на холмах почила;
Княжну невольно клонит сон,
И вдруг неведомая сила
Нежней, чем вешний ветерок,
Ее на воздух поднимает,
Несет по воздуху в чертог
И осторожно опускает
Сквозь фимиам вечерних роз
На ложе грусти, ложе слез.
Три девы вмиг опять явились
И вкруг нее засуетились,
Чтоб на ночь пышный снять убор;
Но их унылый, смутный взор
И принужденное молчанье
Являли втайне состраданье
И немощный судьбам укор.
Но поспешим: рукой их нежной
Раздета сонная княжна;
Прелестна прелестью небрежной,
В одной сорочке белоснежной
Ложится почивать она.
Со вздохом девы поклонились,
Скорей как можно удалились
И тихо притворили дверь.
Что ж наша пленница теперь!
Дрожит как лист, дохнуть не смеет;
Хладеют перси, взор темнеет;
Мгновенный сон от глаз бежит;
Не спит, удвоила вниманье,
Недвижно в темноту глядит…
Всё мрачно, мертвое молчанье!
Лишь сердца слышит трепетанье…
И мнится… шепчет тишина,
Идут — идут к ее постели;
В подушки прячется княжна —
И вдруг… о страх!.. и в самом деле
Раздался шум; озарена
Мгновенным блеском тьма ночная,
Мгновенно дверь отворена;
Безмолвно, гордо выступая,
Нагими саблями сверкая,
Арапов длинный ряд идет
Попарно, чинно, сколь возможно,
И на подушках осторожно
Седую бороду несет;
И входит с важностью за нею,
Подъяв величественно шею,
Горбатый карлик из дверей:
Его-то голове обритой,
Высоким колпаком покрытой,
Принадлежала борода.
Уж он приближился: тогда
Княжна с постели соскочила,
Седого карлу за колпак
Рукою быстрой ухватила,
Дрожащий занесла кулак
И в страхе завизжала так,
Что всех арапов оглушила.
Трепеща, скорчился бедняк,
Княжны испуганной бледнее;
Зажавши уши поскорее,
Хотел бежать, но в бороде
Запутался, упал и бьется;
Встает, упал; в такой беде
Арапов черный рой мятется;
Шумят, толкаются, бегут,
Хватают колдуна в охапку
И вон распутывать несут,
Оставя у Людмилы шапку

Но что-то добрый витязь наш?
Вы помните ль нежданну встречу?
Бери свой быстрый карандаш,
Рисуй, Орловский, ночь и сечу!
При свете трепетном луны
Сразились витязи жестоко;
Сердца их гневом стеснены,
Уж копья брошены далеко,
Уже мечи раздроблены,
Кольчуги кровию покрыты,
Щиты трещат, в куски разбиты…
Они схватились на конях;
Взрывая к небу черный прах,
Под ними борзы кони бьются;
Борцы, недвижно сплетены,
Друг друга стиснув, остаются,
Как бы к седлу пригвождены;
Их члены злобой сведены;
Переплелись и костенеют;
По жилам быстрый огнь бежит;
На вражьей груди грудь дрожит —
И вот колеблются, слабеют —
Кому-то пасть… вдруг витязь мой,
Вскипев, железною рукой
С седла наездника срывает,
Подъемлет, держит над собой
И в волны с берега бросает.
«Погибни! — грозно восклицает; —
Умри, завистник злобный мой!»

Ты догадался, мой читатель,
С кем бился доблестный Руслан:
То был кровавых битв искатель,
Рогдай, надежда киевлян,
Людмилы мрачный обожатель.
Он вдоль днепровских берегов
Искал соперника следов;
Нашел, настиг, но прежня сила
Питомцу битвы изменила,
И Руси древний удалец
В пустыне свой нашел конец.
И слышно было, что Рогдая
Тех вод русалка молодая
На хладны перси приняла
И, жадно витязя лобзая,
На дно со смехом увлекла,
И долго после, ночью темной,
Бродя близ тихих берегов,
Богатыря призрак огромный
Пугал пустынных рыбаков.

Песнь третия

Напрасно вы в тени таились
Для мирных, счастливых друзей,
Стихи мои! Вы не сокрылись
От гневных зависти очей.
Уж бледный критик, ей в услугу,
Вопрос мне сделал роковой:
Зачем Русланову подругу,
Как бы на смех ее супругу,
Зову и девой и княжной?
Ты видишь, добрый мой читатель,
Тут злобы черную печать!
Скажи, Зоил, скажи, предатель,
Ну как и что мне отвечать?
Красней, несчастный, бог с тобою!
Красней, я спорить не хочу;
Довольный тем, что прав душою,
В смиренной кротости молчу.
Но ты поймешь меня, Климена,
Потупишь томные глаза,
Ты, жертва скучного Гимена…
Я вижу: тайная слеза
Падет на стих мой, сердцу внятный;
Ты покраснела, взор погас;
Вздохнула молча… вздох понятный!
Ревнивец: бойся, близок час;
Амур с Досадой своенравной
Вступили в смелый заговор,
И для главы твоей бесславной
Готов уж мстительный убор.

Уж утро хладное сияло
На темени полнощных гор;
Но в дивном замке всё молчало.
В досаде скрытой Черномор,
Без шапки, в утреннем халате,
Зевал сердито на кровати.
Вокруг брады его седой
Рабы толпились молчаливы,
И нежно гребень костяной
Расчесывал ее извивы;
Меж тем, для пользы и красы,
На бесконечные усы
Лились восточны ароматы,
И кудри хитрые вились;
Как вдруг, откуда ни возьмись,
В окно влетает змий крылатый;
Гремя железной чешуей,
Он в кольца быстрые согнулся
И вдруг Наиной обернулся
Пред изумленною толпой.
«Приветствую тебя, — сказала, —
Собрат, издавна чтимый мной!
Досель я Черномора знала
Одною громкою молвой;
Но тайный рок соединяет
Теперь нас общею враждой;
Тебе опасность угрожает,
Нависла туча над тобой;
И голос оскорбленной чести
Меня к отмщению зовет».

Со взором, полным хитрой лести,
Ей карла руку подает,
Вещая: «Дивная Наина!
Мне драгоценен твой союз.
Мы посрамим коварство Финна;
Но мрачных козней не боюсь:
Противник слабый мне не страшен;
Узнай чудесный жребий мой:
Сей благодатной бородой
Недаром Черномор украшен.
Доколь власов ее седых
Враждебный меч не перерубит,
Никто из витязей лихих,
Никто из смертных не погубит
Малейших замыслов моих;
Моею будет век Людмила,
Руслан же гробу обречен!»
И мрачно ведьма повторила:
«Погибнет он! погибнет он!»
Потом три раза прошипела,
Три раза топнула ногой
И черным змием улетела.

Блистая в ризе парчевой,
Колдун, колдуньей ободренный,
Развеселясь, решился вновь
Нести к ногам девицы пленной
Усы, покорность и любовь.
Разряжен карлик бородатый,
Опять идет в ее палаты;
Проходит длинный комнат ряд:
Княжны в них нет. Он дале, в сад,
В лавровый лес, к решетке сада,
Вдоль озера, вкруг водопада,
Под мостики, в беседки… нет!
Княжна ушла, пропал и след!
Кто выразит его смущенье,
И рев, и трепет исступленья?
С досады дня не взвидел он.
Раздался карлы дикий стон:
«Сюда, невольники, бегите!
Сюда, надеюсь я на вас!
Сейчас Людмилу мне сыщите!
Скорее, слышите ль? сейчас!
Не то — шутите вы со мною —
Всех удавлю вас бородою!»

Читатель, расскажу ль тебе,
Куда красавица девалась?
Всю ночь она своей судьбе
В слезах дивилась и — смеялась.
Ее пугала борода,
Но Черномор уж был известен,
И был смешон, а никогда
Со смехом ужас несовместен.
Навстречу утренним лучам
Постель оставила Людмила
И взор невольный обратила
К высоким, чистым зеркалам;
Невольно кудри золотые
С лилейных плеч приподняла;
Невольно волосы густые
Рукой небрежной заплела;
Свои вчерашние наряды
Нечаянно в углу нашла;
Вздохнув, оделась и с досады
Тихонько плакать начала;
Однако с верного стекла,
Вздыхая, не сводила взора,
И девице пришло на ум,
В волненье своенравных дум,
Примерить шапку Черномора.
Всё тихо, никого здесь нет;
Никто на девушку не взглянет…
А девушке в семнадцать лет
Какая шапка не пристанет!
Рядиться никогда не лень!
Людмила шапкой завертела;
На брови, прямо, набекрень
И задом наперед надела.
И что ж? о чудо старых дней!
Людмила в зеркале пропала;
Перевернула — перед ней
Людмила прежняя предстала;
Назад надела — снова нет;
Сняла — и в зеркале! «Прекрасно!
Добро, колдун, добро, мой свет!
Теперь мне здесь уж безопасно;
Теперь избавлюсь от хлопот!»
И шапку старого злодея
Княжна, от радости краснея,
Надела задом наперед.

Но возвратимся же к герою.
Не стыдно ль заниматься нам
Так долго шапкой, бородою,
Руслана поруча судьбам?
Свершив с Рогдаем бой жестокий,
Проехал он дремучий лес;
Пред ним открылся дол широкий
При блеске утренних небес.
Трепещет витязь поневоле:
Он видит старой битвы поле.
Вдали всё пусто; здесь и там
Желтеют кости; по холмам
Разбросаны колчаны, латы;
Где сбруя, где заржавый щит;
В костях руки здесь меч лежит;
Травой оброс там шлем косматый,
И старый череп тлеет в нем;
Богатыря там остов целый
С его поверженным конем
Лежит недвижный; копья, стрелы
В сырую землю вонзены,
И мирный плющ их обвивает…
Ничто безмолвной тишины
Пустыни сей не возмущает,
И солнце с ясной вышины
Долину смерти озаряет.

Со вздохом витязь вкруг себя
Взирает грустными очами.
«О поле, поле, кто тебя
Усеял мертвыми костями?
Чей борзый конь тебя топтал
В последний час кровавой битвы?
Кто на тебе со славой пал?
Чьи небо слышало молитвы?
Зачем же, поле, смолкло ты
И поросло травой забвенья?..
Времен от вечной темноты,
Быть может, нет и мне спасенья!
Быть может, на холме немом
Поставят тихий гроб Русланов,
И струны громкие Баянов
Не будут говорить о нем!»

Но вскоре вспомнил витязь мой,
Что добрый меч герою нужен
И даже панцирь; а герой
С последней битвы безоружен.
Обходит поле он вокруг;
В кустах, среди костей забвенных,
В громаде тлеющих кольчуг,
Мечей и шлемов раздробленных
Себе доспехов ищет он.
Проснулись гул и степь немая,
Поднялся в поле треск и звон;
Он поднял щит, не выбирая,
Нашел и шлем и звонкий рог;
Но лишь меча сыскать не мог.
Долину брани объезжая,
Он видит множество мечей,
Но все легки, да слишком малы,
А князь красавец был не вялый,
Не то, что витязь наших дней.
Чтоб чем-нибудь играть от скуки,
Копье стальное взял он в руки,
Кольчугу он надел на грудь
И далее пустился в путь.

Уж побледнел закат румяный
Над усыпленною землей;
Дымятся синие туманы,
И всходит месяц золотой;
Померкла степь. Тропою темной
Задумчив едет наш Руслан
И видит: сквозь ночной туман
Вдали чернеет холм огромный,
И что-то страшное храпит.
Он ближе к холму, ближе — слышит:
Чудесный холм как будто дышит.
Руслан внимает и глядит
Бестрепетно, с покойным духом;
Но, шевеля пугливым ухом,
Конь упирается, дрожит,
Трясет упрямой головою,
И грива дыбом поднялась.
Вдруг холм, безоблачной луною
В тумане бледно озарясь,
Яснеет; смотрит храбрый князь —
И чудо видит пред собою.
Найду ли краски и слова?
Пред ним живая голова.
Огромны очи сном объяты;
Храпит, качая шлем пернатый,
И перья в темной высоте,
Как тени, ходят, развеваясь.
В своей ужасной красоте
Над мрачной степью возвышаясь,
Безмолвием окружена,
Пустыни сторож безымянной,
Руслану предстоит она
Громадой грозной и туманной.
В недоуменье хочет он
Таинственный разрушить сон.
Вблизи осматривая диво,
Объехал голову кругом
И стал пред носом молчаливо;
Щекотит ноздри копием,
И, сморщась, голова зевнула,
Глаза открыла и чихнула…
Поднялся вихорь, степь дрогнула,
Взвилася пыль; с ресниц, с усов,
С бровей слетела стая сов;
Проснулись рощи молчаливы,
Чихнуло эхо — конь ретивый
Заржал, запрыгал, отлетел,
Едва сам витязь усидел,
И вслед раздался голос шумный:
«Куда ты, витязь неразумный?
Ступай назад, я не шучу!
Как раз нахала проглочу!»
Руслан с презреньем оглянулся,
Браздами удержал коня
И с гордым видом усмехнулся.
«Чего ты хочешь от меня? —
Нахмурясь, голова вскричала. —
Вот гостя мне судьба послала!
Послушай, убирайся прочь!
Я спать хочу, теперь уж ночь,
Прощай!» Но витязь знаменитый,
Услыша грубые слова,
Воскликнул с важностью сердитой:
«Молчи, пустая голова!
Слыхал я истину, бывало:
Хоть лоб широк, да мозгу мало!
Я еду, еду, не свищу,
А как наеду, не спущу!»

Тогда, от ярости немея,
Стесненной злобой пламенея,
Надулась голова; как жар,
Кровавы очи засверкали;
Напенясь, губы задрожали,
Из уст, ушей поднялся пар —
И вдруг она, что было мочи,
Навстречу князю стала дуть;
Напрасно конь, зажмуря очи,
Склонив главу, натужа грудь,
Сквозь вихорь, дождь и сумрак ночи
Неверный продолжает путь;
Объятый страхом, ослепленный,
Он мчится вновь, изнеможенный,
Далече в поле отдохнуть.
Вновь обратиться витязь хочет —
Вновь отражен, надежды нет!
А голова ему вослед,
Как сумасшедшая, хохочет,
Гремит: «Ай, витязь! ай, герой!
Куда ты? тише, тише, стой!
Эй, витязь, шею сломишь даром;
Не трусь, наездник, и меня
Порадуй хоть одним ударом,
Пока не заморил коня».
И между тем она героя
Дразнила страшным языком.
Руслан, досаду в сердце кроя,
Грозит ей молча копием,
Трясет его рукой свободной,
И, задрожав, булат холодный
Вонзился в дерзостный язык.
И кровь из бешеного зева
Рекою побежала вмиг.
От удивленья, боли, гнева,
В минуту дерзости лишась,
На князя голова глядела,
Железо грызла и бледнела
В спокойном духе горячась,
Так иногда средь нашей сцены
Плохой питомец Мельпомены,
Внезапным свистом оглушен,
Уж ничего не видит он,
Бледнеет, ролю забывает,
Дрожит, поникнув головой,
И, заикаясь, умолкает
Перед насмешливой толпой.
Счастливым пользуясь мгновеньем,
К объятой голове смущеньем,
Как ястреб, богатырь летит
С подъятой, грозною десницей
И в щеку тяжкой рукавицей
С размаха голову разит;
И степь ударом огласилась;
Кругом росистая трава
Кровавой пеной обагрилась,
И, зашатавшись, голова
Перевернулась, покатилась,
И шлем чугунный застучал.
Тогда на месте опустелом
Меч богатырский засверкал.
Наш витязь в трепете веселом
Его схватил и к голове
По окровавленной траве
Бежит с намереньем жестоким
Ей нос и уши обрубить;
Уже Руслан готов разить,
Уже взмахнул мечом широким —
Вдруг, изумленный, внемлет он
Главы молящей жалкий стон…
И тихо меч он опускает,
В нем гнев свирепый умирает,
И мщенье бурное падет
В душе, моленьем усмиренной:
Так на долине тает лед,
Лучом полудня пораженный.

«Ты вразумил меня, герой, —
Со вздохом голова сказала, —
Твоя десница доказала,
Что я виновен пред тобой;
Отныне я тебе послушен;
Но, витязь, будь великодушен!
Достоин плача жребий мой.
И я был витязь удалой!
В кровавых битвах супостата
Себе я равного не зрел;
Счастлив, когда бы не имел
Соперником меньшого брата!
Коварный, злобный Черномор,
Ты, ты всех бед моих виною!
Семейства нашего позор,
Рожденный карлой, с бородою,
Мой дивный рост от юных дней
Не мог он без досады видеть
И стал за то в душе своей
Меня, жестокий, ненавидеть.
Я был всегда немного прост,
Хотя высок; а сей несчастный,
Имея самый глупый рост,
Умен как бес — и зол ужасно.
Притом же, знай, к моей беде,
В его чудесной бороде
Таится сила роковая,
И, всё на свете презирая,
Доколе борода цела —
Изменник не страшится зла.
Вот он однажды с видом дружбы
«Послушай, — хитро мне сказал, —
Не откажись от важной службы:
Я в черных книгах отыскал,
Что за восточными горами,
На тихих моря берегах,
В глухом подвале, под замками
Хранится меч — и что же? страх!
Я разобрал во тьме волшебной,
Что волею судьбы враждебной
Сей меч известен будет нам;
Что нас он обоих погубит:
Мне бороду мою отрубит,
Тебе главу; суди же сам,
Сколь важно нам приобретенье
Сего созданья злых духов!»
«Ну, что же? где тут затрудненье? —
Сказал я карле, — я готов;
Иду, хоть за пределы света».
И сосну на плечо взвалил,
А на другое для совета
Злодея брата посадил;
Пустился в дальную дорогу,
Шагал, шагал и, слава богу,
Как бы пророчеству назло,
Всё счастливо сначало шло.
За отдаленными горами
Нашли мы роковой подвал;
Я разметал его руками
И потаенный меч достал.
Но нет! судьба того хотела:
Меж нами ссора закипела —
И было, признаюсь, о чем!
Вопрос: кому владеть мечом?
Я спорил, карла горячился;
Бранились долго; наконец
Уловку выдумал хитрец,
Притих и будто бы смягчился.
«Оставим бесполезный спор, —
Сказал мне важно Черномор, —
Мы тем союз наш обесславим;
Рассудок в мире жить велит;
Судьбе решить мы предоставим,
Кому сей меч принадлежит.
К земле приникнем ухом оба
(Чего не выдумает злоба!),
И кто услышит первый звон,
Тот и владей мечом до гроба».
Сказал и лег на землю он.
Я сдуру также растянулся;
Лежу, не слышу ничего,
Смекая: обману его!
Но сам жестоко обманулся.
Злодей в глубокой тишине,
Привстав, на цыпочках ко мне
Подкрался сзади, размахнулся;
Как вихорь свистнул острый меч,
И прежде, чем я оглянулся,
Уж голова слетела с плеч —
И сверхъестественная сила
В ней жизни дух остановила.
Мой остов тернием оброс;
Вдали, в стране, людьми забвенной,
Истлел мой прах непогребенный;
Но злобный карла перенес
Меня в сей край уединенный,
Где вечно должен был стеречь
Тобой сегодня взятый меч.
О витязь! Ты храним судьбою,
Возьми его, и бог с тобою!
Быть может, на своем пути
Ты карлу-чародея встретишь —
Ах, если ты его заметишь,
Коварству, злобе отомсти!
И наконец я счастлив буду,
Спокойно мир оставлю сей —
И в благодарности моей
Твою пощечину забуду».

Песнь четвертая

Я каждый день, восстав от сна,
Благодарю сердечно бога
За то, что в наши времена
Волшебников не так уж много.
К тому же — честь и слава им! —
Женитьбы наши безопасны…
Их замыслы не так ужасны
Мужьям, девицам молодым.
Но есть волшебники другие,
Которых ненавижу я:
Улыбка, очи голубые
И голос милый — о друзья!
Не верьте им: они лукавы!
Страшитесь, подражая мне,
Их упоительной отравы,
И почивайте в тишине.

Поэзии чудесный гений,
Певец таинственных видений,
Любви, мечтаний и чертей,
Могил и рая верный житель,
И музы ветреной моей
Наперсник, пестун и хранитель!
Прости мне, северный Орфей,
Что в повести моей забавной
Теперь вослед тебе лечу
И лиру музы своенравной
Во лжи прелестной обличу.

Друзья мои, вы все слыхали,
Как бесу в древни дни злодей
Предал сперва себя с печали,
А там и души дочерей;
Как после щедрым подаяньем,
Молитвой, верой, и постом,
И непритворным покаяньем
Снискал заступника в святом;
Как умер он и как заснули
Его двенадцать дочерей:
И нас пленили, ужаснули
Картины тайных сих ночей,
Сии чудесные виденья,
Сей мрачный бес, сей божий гнев,
Живые грешника мученья
И прелесть непорочных дев.
Мы с ними плакали, бродили
Вокруг зубчатых замка стен,
И сердцем тронутым любили
Их тихий сон, их тихий плен;
Душой Вадима призывали,
И пробужденье зрели их,
И часто инокинь святых
На гроб отцовский провожали.
И что ж, возможно ль?.. нам солгали!
Но правду возвещу ли я?

Младой Ратмир, направя к югу
Нетерпеливый бег коня,
Уж думал пред закатом дня
Нагнать Русланову супругу.
Но день багряный вечерел;
Напрасно витязь пред собою
В туманы дальние смотрел:
Всё было пусто над рекою.
Зари последний луч горел
Над ярко-позлащенным бором.
Наш витязь мимо черных скал
Тихонько проезжал и взором
Ночлега меж дерев искал.
Он на долину выезжает
И видит: замок на скалах
Зубчаты стены возвышает;
Чернеют башни на углах;
И дева по стене высокой,
Как в море лебедь одинокой,
Идет, зарей освещена;
И девы песнь едва слышна
Долины в тишине глубокой.

«Ложится в поле мрак ночной;
От волн поднялся ветер хладный.
Уж поздно, путник молодой!
Укройся в терем наш отрадный.

Здесь ночью нега и покой,
А днем и шум и пированье.
Приди на дружное призванье,
Приди, о путник молодой!

У нас найдешь красавиц рой;
Их нежны речи и лобзанье.
Приди на тайное призванье,
Приди, о путник молодой!

Тебе мы с утренней зарей
Наполним кубок на прощанье.
Приди на мирное призванье,
Приди, о путник молодой!

Ложится в поле мрак ночной;
От волн поднялся ветер хладный.
Уж поздно, путник молодой!
Укройся в терем наш отрадный».

Она манит, она поет;
И юный хан уж под стеною;
Его встречают у ворот
Девицы красные толпою;
При шуме ласковых речей
Он окружен; с него не сводят
Они пленительных очей;
Две девицы коня уводят;
В чертоги входит хан младой,
За ним отшельниц милых рой;
Одна снимает шлем крылатый,
Другая кованые латы,
Та меч берет, та пыльный щит;
Одежда неги заменит
Железные доспехи брани.
Но прежде юношу ведут
К великолепной русской бане.
Уж волны дымные текут
В ее серебряные чаны,
И брызжут хладные фонтаны;
Разостлан роскошью ковер;
На нем усталый хан ложится;
Прозрачный пар над ним клубится;
Потупя неги полный взор,
Прелестные, полунагие,
В заботе нежной и немой,
Вкруг хана девы молодые
Теснятся резвою толпой.
Над рыцарем иная машет
Ветвями молодых берез,
И жар от них душистый пашет;
Другая соком вешних роз
Усталы члены прохлаждает
И в ароматах потопляет
Темнокудрявые власы.
Восторгом витязь упоенный
Уже забыл Людмилы пленной
Недавно милые красы;
Томится сладостным желаньем;
Бродящий взор его блестит,
И, полный страстным ожиданьем,
Он тает сердцем, он горит.

Но вот выходит он из бани.
Одетый в бархатные ткани,
В кругу прелестных дев, Ратмир
Садится за богатый пир.
Я не Омер: в стихах высоких
Он может воспевать один
Обеды греческих дружин
И звон и пену чаш глубоких.
Милее, по следам Парни,
Мне славить лирою небрежной
И наготу в ночной тени,
И поцелуй любови нежной!
Луною замок озарен;
Я вижу терем отдаленный,
Где витязь томный, воспаленный
Вкушает одинокий сон;
Его чело, его ланиты
Мгновенным пламенем горят;
Его уста полуоткрыты
Лобзанье тайное манят;
Он страстно, медленно вздыхает,
Он видит их — и в пылком сне
Покровы к сердцу прижимает.
Но вот в глубокой тишине
Дверь отворилась: пол ревнивый
Скрыпит под ножкой торопливой,
И при серебряной луне
Мелькнула дева. Сны крылаты,
Сокройтесь, отлетите прочь!
Проснись — твоя настала ночь!
Проснися — дорог миг утраты!..
Она подходит, он лежит
И в сладострастной неге дремлет;
Покров его с одра скользит,
И жаркий пух чело объемлет.
В молчаньи дева перед ним
Стоит недвижно, бездыханна,
Как лицемерная Диана
Пред милым пастырем своим;
И вот она, на ложе хана
Коленом опершись одним,
Вздохнув, лицо к нему склоняет
С томленьем, с трепетом живым,
И сон счастливца прерывает
Лобзаньем страстным и немым…

Но, други, девственная лира
Умолкла под моей рукой;
Слабеет робкий голос мой —
Оставим юного Ратмира;
Не смею песней продолжать:
Руслан нас должен занимать,
Руслан, сей витязь беспримерный,
В душе герой, любовник верный.
Упорным боем утомлен,
Под богатырской головою
Он сладостный вкушает сон.
Но вот уж раннею зарею
Сияет тихий небосклон;
Всё ясно; утра луч игривый
Главы косматый лоб златит.
Руслан встает, и конь ретивый
Уж витязя стрелою мчит.

И дни бегут; желтеют нивы;
С дерев спадает дряхлый лист;
В лесах осенний ветра свист
Певиц пернатых заглушает;
Тяжелый, пасмурный туман
Нагие холмы обвивает;
Зима приближилась — Руслан
Свой путь отважно продолжает
На дальный север; с каждым днем
Преграды новые встречает:
То бьется он с богатырем,
То с ведьмою, то с великаном,
То лунной ночью видит он,
Как будто сквозь волшебный сон,
Окружены седым туманом,
Русалки, тихо на ветвях
Качаясь, витязя младого
С улыбкой хитрой на устах
Манят, не говоря ни слова…
Но тайным промыслом храним,
Бесстрашный витязь невредим;
В его душе желанье дремлет,
Он их не видит, им не внемлет,
Одна Людмила всюду с ним.

Но между тем, никем не зрима,
От нападений колдуна
Волшебной шапкою хранима,
Что делает моя княжна,
Моя прекрасная Людмила?
Она, безмолвна и уныла,
Одна гуляет по садам,
О друге мыслит и вздыхает,
Иль, волю дав своим мечтам,
К родимым киевским полям
В забвенье сердца улетает;
Отца и братьев обнимает,
Подружек видит молодых
И старых мамушек своих —
Забыты плен и разлученье!
Но вскоре бедная княжна
Свое теряет заблужденье
И вновь уныла и одна.
Рабы влюбленного злодея,
И день и ночь, сидеть не смея,
Меж тем по замку, по садам
Прелестной пленницы искали,
Метались, громко призывали,
Однако всё по пустякам.
Людмила ими забавлялась:
В волшебных рощах иногда
Без шапки вдруг она являлась
И кликала: «Сюда, сюда!»
И все бросались к ней толпою;
Но в сторону — незрима вдруг —
Она неслышною стопою
От хищных убегала рук.
Везде всечасно замечали
Ее минутные следы:
То позлащенные плоды
На шумных ветвях исчезали,
То капли ключевой воды
На луг измятый упадали:
Тогда наверно в замке знали,
Что пьет иль кушает княжна.
На ветвях кедра иль березы
Скрываясь по ночам, она
Минутного искала сна —
Но только проливала слезы,
Звала супруга и покой,
Томилась грустью и зевотой,
И редко, редко пред зарей,
Склонясь ко древу головой,
Дремала тонкою дремотой;
Едва редела ночи мгла,
Людмила к водопаду шла
Умыться хладною струею:
Сам карла утренней порою
Однажды видел из палат,
Как под невидимой рукою
Плескал и брызгал водопад.
С своей обычною тоскою
До новой ночи, здесь и там,
Она бродила по садам:
Нередко под вечер слыхали
Ее приятный голосок;
Нередко в рощах поднимали
Иль ею брошенный венок,
Или клочки персидской шали,
Или заплаканный платок.

Жестокой страстью уязвленный,
Досадой, злобой омраченный,
Колдун решился наконец
Поймать Людмилу непременно.
Так Лемноса хромой кузнец,
Прияв супружеский венец
Из рук прелестной Цитереи,
Раскинул сеть ее красам,
Открыв насмешливым богам
Киприды нежные затеи…

Скучая, бедная княжна
В прохладе мраморной беседки
Сидела тихо близ окна
И сквозь колеблемые ветки
Смотрела на цветущий луг.
Вдруг слышит — кличут: «Милый друг!»
И видит верного Руслана.
Его черты, походка, стан;
Но бледен он, в очах туман,
И на бедре живая рана —
В ней сердце дрогнуло. «Руслан!
Руслан!.. он точно!» И стрелою
К супругу пленница летит,
В слезах, трепеща, говорит:
«Ты здесь… ты ранен… что с тобою?»
Уже достигла, обняла:
О ужас… призрак исчезает!
Княжна в сетях; с ее чела
На землю шапка упадает.
Хладея, слышит грозный крик:
«Она моя!» — и в тот же миг
Зрит колдуна перед очами.
Раздался девы жалкий стон,
Падет без чувств — и дивный сон
Объял несчастную крылами.

Что будет с бедною княжной!
О страшный вид: волшебник хилый
Ласкает дерзостной рукой
Младые прелести Людмилы!
Ужели счастлив будет он?
Чу… вдруг раздался рога звон,
И кто-то карлу вызывает.
В смятеньи, бледный чародей
На деву шапку надевает;
Трубят опять; звучней, звучней!
И он летит к безвестной встрече,
Закинув бороду за плечи.

Песнь пятая

Ах, как мила моя княжна!
Мне нрав ее всего дороже:
Она чувствительна, скромна,
Любви супружеской верна,
Немножко ветрена… так что же?
Еще милее тем она.
Всечасно прелестию новой
Умеет нас она пленить;
Скажите: можно ли сравнить
Ее с Дельфирою суровой?
Одной — судьба послала дар
Обворожать сердца и взоры;
Ее улыбка, разговоры
Во мне любви рождают жар.
А та — под юбкою гусар,
Лишь дайте ей усы да шпоры!
Блажен, кого под вечерок
В уединенный уголок
Моя Людмила поджидает
И другом сердца назовет;
Но, верьте мне, блажен и тот,
Кто от Дельфиры убегает
И даже с нею незнаком.
Да, впрочем, дело не о том!
Но кто трубил? Кто чародея
На сечу грозну вызывал?
Кто колдуна перепугал?
Руслан. Он, местью пламенея,
Достиг обители злодея.
Уж витязь под горой стоит,
Призывный рог, как буря, воет,
Нетерпеливый конь кипит
И снег копытом мочным роет.
Князь карлу ждет. Внезапно он
По шлему крепкому стальному
Рукой незримой поражен;
Удар упал подобно грому;
Руслан подъемлет смутный взор
И видит — прямо над главою —
С подъятой, страшной булавою
Летает карла Черномор.
Щитом покрывшись, он нагнулся,
Мечом потряс и замахнулся;
Но тот взвился под облака;
На миг исчез — и свысока
Шумя летит на князя снова.
Проворный витязь отлетел,
И в снег с размаха рокового
Колдун упал — да там и сел;
Руслан, не говоря ни слова,
С коня долой, к нему спешит,
Поймал, за бороду хватает,
Волшебник силится, кряхтит
И вдруг с Русланом улетает…
Ретивый конь вослед глядит;
Уже колдун под облаками;
На бороде герой висит;
Летят над мрачными лесами,
Летят над дикими горами,
Летят над бездною морской;
От напряженья костенея,
Руслан за бороду злодея
Упорной держится рукой.
Меж тем, на воздухе слабея
И силе русской изумясь,
Волшебник гордому Руслану
Коварно молвит: «Слушай, князь!
Тебе вредить я перестану;
Младое мужество любя,
Забуду всё, прощу тебя,
Спущусь — но только с уговором…»
«Молчи, коварный чародей! —
Прервал наш витязь: — с Черномором,
С мучителем жены своей,
Руслан не знает договора!
Сей грозный меч накажет вора.
Лети хоть до ночной звезды,
А быть тебе без бороды!»
Боязнь объемлет Черномора;
В досаде, в горести немой,
Напрасно длинной бородой
Усталый карла потрясает:
Руслан ее не выпускает
И щиплет волосы порой.
Два дни колдун героя носит,
На третий он пощады просит:
«О рыцарь, сжалься надо мной;
Едва дышу; нет мочи боле;
Оставь мне жизнь, в твоей я воле;
Скажи — спущусь, куда велишь… »
«Теперь ты наш: ага, дрожишь!
Смирись, покорствуй русской силе!
Неси меня к моей Людмиле».

Смиренно внемлет Черномор;
Домой он с витязем пустился;
Летит — и мигом очутился
Среди своих ужасных гор.
Тогда Руслан одной рукою
Взял меч сраженной головы
И, бороду схватив другою,
Отсек ее, как горсть травы.
«Знай наших! — молвил он жестоко, —
Что, хищник, где твоя краса?
Где сила?» — и на шлем высокий
Седые вяжет волоса;
Свистя зовет коня лихого;
Веселый конь летит и ржет;
Наш витязь карлу чуть живого
В котомку за седло кладет,
А сам, боясь мгновенья траты,
Спешит на верх горы крутой,
Достиг, и с радостной душой
Летит в волшебные палаты.
Вдали завидя шлем брадатый,
Залог победы роковой,
Пред ним арапов чудный рой,
Толпы невольниц боязливых,
Как призраки, со всех сторон
Бегут — и скрылись. Ходит он
Один средь храмин горделивых,
Супругу милую зовет —
Лишь эхо сводов молчаливых
Руслану голос подает;
В волненье чувств нетерпеливых
Он отворяет двери в сад —
Идет, идет — и не находит;
Кругом смущенный взор обводит —
Всё мертво: рощицы молчат,
Беседки пусты; на стремнинах,
Вдоль берегов ручья, в долинах,
Нигде Людмилы следу нет,
И ухо ничего не внемлет.
Внезапный князя хлад объемлет,
В очах его темнеет свет,
В уме возникли мрачны думы…
«Быть может, горесть… плен угрюмый…
Минута… волны…» В сих мечтах
Он погружен. С немой тоскою
Поникнул витязь головою;
Его томит невольный страх;
Недвижим он, как мертвый камень;
Мрачится разум; дикий пламень
И яд отчаянной любви
Уже текут в его крови.
Казалось — тень княжны прекрасной
Коснулась трепетным устам…
И вдруг, неистовый, ужасный,
Стремится витязь по садам;
Людмилу с воплем призывает,
С холмов утесы отрывает,
Всё рушит, всё крушит мечом —
Беседки, рощи упадают,
Древа, мосты в волнах ныряют,
Степь обнажается кругом!
Далеко гулы повторяют
И рев, и треск, и шум, и гром;
Повсюду меч звенит и свищет,
Прелестный край опустошен —
Безумный витязь жертвы ищет,
С размаха вправо, влево он
Пустынный воздух рассекает…
И вдруг — нечаянный удар
С княжны невидимой сбивает
Прощальный Черномора дар…
Волшебства вмиг исчезла сила:
В сетях открылася Людмила!
Не веря сам своим очам,
Нежданным счастьем упоенный,
Наш витязь падает к ногам
Подруги верной, незабвенной,
Целует руки, сети рвет,
Любви, восторга слезы льет,
Зовет ее — но дева дремлет,
Сомкнуты очи и уста,
И сладострастная мечта
Младую грудь ее подъемлет.
Руслан с нее не сводит глаз,
Его терзает вновь кручина…
Но вдруг знакомый слышит глас,
Глас добродетельного Финна:

«Мужайся, князь! В обратный путь
Ступай со спящею Людмилой;
Наполни сердце новой силой,
Любви и чести верен будь.
Небесный гром на злобу грянет,
И воцарится тишина —
И в светлом Киеве княжна
Перед Владимиром восстанет
От очарованного сна».

Руслан, сим гласом оживленный,
Берет в объятия жену,
И тихо с ношей драгоценной
Он оставляет вышину
И сходит в дол уединенный.

В молчаньи, с карлой за седлом,
Поехал он своим путем;
В его руках лежит Людмила
Свежа, как вешняя заря,
И на плечо богатыря
Лицо спокойное склонила.
Власами, свитыми в кольцо,
Пустынный ветерок играет;
Как часто грудь ее вздыхает!
Как часто тихое лицо
Мгновенной розою пылает!
Любовь и тайная мечта
Русланов образ ей приносят,
И с томным шопотом уста
Супруга имя произносят…
В забвеньи сладком ловит он
Её волшебное дыханье,
Улыбку, слезы, нежный стон
И сонных персей волнованье…

Меж тем, по долам, по горам,
И в белый день, и по ночам,
Наш витязь едет непрестанно.
Еще далек предел желанный,
А дева спит. Но юный князь,
Бесплодным пламенем томясь,
Ужель, страдалец постоянный,
Супругу только сторожил
И в целомудренном мечтанье,
Смирив нескромное желанье,
Свое блаженство находил?
Монах, который сохранил
Потомству верное преданье
О славном витязе моем,
Нас уверяет смело в том:
И верю я! Без разделенья
Унылы, грубы наслажденья:
Мы прямо счастливы вдвоем.
Пастушки, сон княжны прелестной
Не походил на ваши сны,
Порой томительной весны,
На мураве, в тени древесной.
Я помню маленький лужок
Среди березовой дубравы,
Я помню темный вечерок,
Я помню Лиды сон лукавый…
Ах, первый поцелуй любви,
Дрожащий, легкий, торопливый,
Не разогнал, друзья мои,
Ее дремоты терпеливой…
Но полно, я болтаю вздор!
К чему любви воспоминанье?
Ее утеха и страданье
Забыты мною с давних пор;
Теперь влекут мое вниманье
Княжна, Руслан и Черномор.

Пред ними стелется равнина,
Где ели изредка взошли;
И грозного холма вдали
Чернеет круглая вершина
Небес на яркой синеве.
Руслан глядит — и догадался,
Что подъезжает к голове;
Быстрее борзый конь помчался;
Уж видно чудо из чудес;
Она глядит недвижным оком;
Власы ее как черный лес,
Поросший на челе высоком;
Ланиты жизни лишены,
Свинцовой бледностью покрыты;
Уста огромные открыты,
Огромны зубы стеснены…
Над полумертвой головою
Последний день уж тяготел.
К ней храбрый витязь прилетел
С Людмилой, с карлой за спиною.
Он крикнул: «Здравствуй, голова!
Я здесь! наказан твой изменник!
Гляди: вот он, злодей наш пленник!»
И князя гордые слова
Ее внезапно оживили,
На миг в ней чувство разбудили,
Очнулась будто ото сна,
Взглянула, страшно застонала…
Узнала витязя она
И брата с ужасом узнала.
Надулись ноздри; на щеках
Багровый огнь еще родился,
И в умирающих глазах
Последний гнев изобразился.
В смятенье, в бешенстве немом
Она зубами скрежетала
И брату хладным языком
Укор невнятный лепетала…
Уже ее в тот самый час
Кончалось долгое страданье:
Чела мгновенный пламень гас,
Слабело тяжкое дыханье,
Огромный закатился взор,
И вскоре князь и Черномор
Узрели смерти содроганье…
Она почила вечным сном.
В молчанье витязь удалился;
Дрожащий карлик за седлом
Не смел дышать, не шевелился
И чернокнижным языком
Усердно демонам молился.

На склоне темных берегов
Какой-то речки безымянной,
В прохладном сумраке лесов,
Стоял поникшей хаты кров,
Густыми соснами венчанный.
В теченьи медленном река
Вблизи плетень из тростника
Волною сонной омывала
И вкруг него едва журчала
При легком шуме ветерка.
Долина в сих местах таилась,
Уединенна и темна;
И там, казалось, тишина
С начала мира воцарилась.
Руслан остановил коня.
Всё было тихо, безмятежно;
От рассветающего дня
Долина с рощею прибрежной
Сквозь утренний сияла дым.
Руслан на луг жену слагает,
Садится близ нее, вздыхает
С уныньем сладким и немым;
И вдруг он видит пред собою
Смиренный парус челнока
И слышит песню рыбака
Над тихоструйною рекою.
Раскинув невод по волнам,
Рыбак, на весла наклоненный,
Плывет к лесистым берегам,
К порогу хижины смиренной.
И видит добрый князь Руслан:
Челнок ко брегу приплывает;
Из темной хаты выбегает
Младая дева; стройный стан,
Власы, небрежно распущенны,
Улыбка, тихий взор очей,
И грудь, и плечи обнаженны,
Всё мило, всё пленяет в ней.
И вот они, обняв друг друга,
Садятся у прохладных вод,
И час беспечного досуга
Для них с любовью настает.
Но в изумленьи молчаливом
Кого же в рыбаке счастливом
Наш юный витязь узнает?
Хазарский хан, избранный славой,
Ратмир, в любви, в войне кровавой
Его соперник молодой,
Ратмир в пустыне безмятежной
Людмилу, славу позабыл
И им навеки изменил
В объятиях подруги нежной.

Герой приближился, и вмиг
Отшельник узнает Руслана,
Встает, летит. Раздался крик…
И обнял князь младого хана.
«Что вижу я? — спросил герой, —
Зачем ты здесь, зачем оставил
Тревоги жизни боевой
И меч, который ты прославил?»
«Мой друг, — ответствовал рыбак, —
Душе наскучил бранной славы
Пустой и гибельный призрак.
Поверь: невинные забавы,
Любовь и мирные дубравы
Милее сердцу во сто крат.
Теперь, утратив жажду брани,
Престал платить безумству дани,
И, верным счастием богат,
Я всё забыл, товарищ милый,
Всё, даже прелести Людмилы».
«Любезный хан, я очень рад! —
Сказал Руслан, — она со мною».
«Возможно ли, какой судьбою?
Что слышу? Русская княжна…
Она с тобою, где ж она?
Позволь… но нет, боюсь измены;
Моя подруга мне мила;
Моей счастливой перемены
Она виновницей была;
Она мне жизнь, она мне радость!
Она мне возвратила вновь
Мою утраченную младость,
И мир, и чистую любовь.
Напрасно счастье мне сулили
Уста волшебниц молодых;
Двенадцать дев меня любили:
Я для нее покинул их;
Оставил терем их веселый,
В тени хранительных дубров;
Сложил и меч и шлем тяжелый,
Забыл и славу и врагов.
Отшельник, мирный и безвестный,
Остался в счастливой глуши,
С тобой, друг милый, друг прелестный,
С тобою, свет моей души!»

Пастушка милая внимала
Друзей открытый разговор
И, устремив на хана взор,
И улыбалась и вздыхала.

Рыбак и витязь на брегах
До темной ночи просидели
С душой и сердцем на устах —
Часы невидимо летели.
Чернеет лес, темна гора;
Встает луна — всё тихо стало.
Герою в путь давно пора —
Накинув тихо покрывало
На деву спящую, Руслан
Идет и на коня садится;
Задумчиво безмолвный хан
Душой вослед ему стремится,
Руслану счастия, побед
И славы и любви желает…
И думы гордых, юных лет
Невольной грустью оживляет…

Зачем судьбой не суждено
Моей непостоянной лире
Геройство воспевать одно
И с ним (незнаемые в мире)
Любовь и дружбу старых лет?
Печальной истины поэт,
Зачем я должен для потомств
Порок и злобу обнажать
И тайны козни вероломства
В правдивых песнях обличать?

Княжны искатель недостойный,
Охоту к славе потеряв,
Никем не знаемый, Фарлаф
В пустыне дальней и спокойной
Скрывался и Наины ждал.
И час торжественный настал.
К нему волшебница явилась,
Вещая: «Знаешь ли меня?
Ступай за мной; седлай коня!»
И ведьма кошкой обратилась;
Оседлан конь, она пустилась;
Тропами мрачными дубрав
За нею следует Фарлаф.

Долина тихая дремала,
В ночной одетая туман,
Луна во мгле перебегала
Из тучи в тучу и курган
Мгновенным блеском озаряла.
Под ним в безмолвии Руслан
Сидел с обычною тоскою
Пред усыпленною княжною.
Глубоку думу думал он,
Мечты летели за мечтами,
И неприметно веял сон
Над ним холодными крылами.
На деву смутными очами
В дремоте томной он взглянул
И, утомленною главою
Склонясь к ногам ее, заснул.

И снится вещий сон герою:
Он видит, будто бы княжна
Над страшной бездны глубиною
Стоит недвижна и бледна…
И вдруг Людмила исчезает,
Стоит один над бездной он…
Знакомый глас, призывный стон
Из тихой бездны вылетает…
Руслан стремится за женой;
Стремглав летит во тьме глубокой.
И видит вдруг перед собой:
Владимир, в гриднице высокой,
В кругу седых богатырей,
Между двенадцатью сынами,
С толпою названных гостей
Сидит за браными столами.
И так же гневен старый князь,
Как в день ужасный расставанья,
И все сидят не шевелясь,
Не смея перервать молчанья.
Утих веселый шум гостей,
Не ходит чаша круговая…
И видит он среди гостей
В бою сраженного Рогдая:
Убитый, как живой, сидит;
Из опененного стакана
Он, весел, пьет и не глядит
На изумленного Руслана.
Князь видит и младого хана,
Друзей и недругов… и вдруг
Раздался гуслей беглый звук
И голос вещего Баяна,
Певца героев и забав.
Вступает в гридницу Фарлаф,
Ведет он за руку Людмилу;
Но старец, с места не привстав,
Молчит, склонив главу унылу,
Князья, бояре — все молчат,
Душевные движенья кроя.
И всё исчезло — смертный хлад
Объемлет спящего героя.
В дремоту тяжко погружен,
Он льет мучительные слезы,
В волненьи мыслит: это сон!
Томится, но зловещей грезы,
Увы, прервать не в силах он.

Луна чуть светит над горою;
Объяты рощи темнотою,
Долина в мертвой тишине…
Изменник едет на коне.

Перед ним открылася поляна;
Он видит сумрачный курган;
У ног Людмилы спит Руслан,
И ходит конь кругом кургана
Фарлаф с боязнию глядит;
В тумане ведьма исчезает,
В нем сердце замерло, дрожи
Из хладных рук узду роняет,
Тихонько обнажает меч,
Готовясь витязя без боя
С размаха надвое рассечь…
К нему подъехал. Конь героя,
Врага почуя, закипел,
Заржал и топнул. Знак напрасный!
Руслан не внемлет; сон ужасный,
Как груз, над ним отяготел!..
Изменник, ведьмой ободренный,
Герою в грудь рукой презренной
Вонзает трижды хладну сталь…
И мчится боязливо вдаль
С своей добычей драгоценной.

Всю ночь бесчувственный Руслан
Лежал во мраке под горою.
Часы летели. Кровь рекою
Текла из воспаленных ран.
Поутру, взор открыв туманный,
Пуская тяжкий, слабый стон,
С усильем приподнялся он,
Взглянул, поник главою бранной —
И пал недвижный, бездыханный.

Песнь шестая

Ты мне велишь, о друг мой нежный,
На лире легкой и небрежной
Старинны были напевать
И музе верной посвящать
Часы бесценного досуга…
Ты знаешь, милая подруга:
Поссорясь с ветреной молвой,
Твой друг, блаженством упоенный,
Забыл и труд уединенный,
И звуки лиры дорогой.
От гармонической забавы
Я, негой упоен, отвык…
Дышу тобой — и гордой славы
Невнятен мне призывный клик
Меня покинул тайный гений
И вымыслов, и сладких дум;
Любовь и жажда наслаждений
Одни преследуют мой ум.
Но ты велишь, но ты любила
Рассказы прежние мои,
Преданья славы и любви;
Мой богатырь, моя Людмила,
Владимир, ведьма, Черномор,
И Финна верные печали
Твое мечтанье занимали;
Ты, слушая мой легкий вздор,
С улыбкой иногда дремала;
Но иногда свой нежный взор
Нежнее на певца бросала…
Решусь; влюбленный говорун,
Касаюсь вновь ленивых струн;
Сажусь у ног твоих и снова
Бренчу про витязя младого.

Но что сказал я? Где Руслан?
Лежит он мертвый в чистом поле;
Уж кровь его не льется боле,
Над ним летает жадный вран,
Безгласен рог, недвижны латы,
Не шевелится шлем косматый!

Вокруг Руслана ходит конь,
Поникнув гордой головою,
В его глазах исчез огонь!
Не машет гривой золотою,
Не тешится, не скачет он,
И ждет, когда Руслан воспрянет…
Но князя крепок хладный сон,
И долго щит его не грянет.

А Черномор? Он за седлом,
В котомке, ведьмою забытый,
Еще не знает ни о чем;
Усталый, сонный и сердитый
Княжну, героя моего
Бранил от скуки молчаливо;
Не слыша долго ничего,
Волшебник выглянул — о диво!
Он видит, богатырь убит;
В крови потопленный лежит;
Людмилы нет, всё пусто в поле;
Злодей от радости дрожит
И мнит: свершилось, я на воле!
Но старый карла был неправ.

Меж тем, Наиной осененный
С Людмилой, тихо усыпленной
Стремится к Киеву Фарлаф:
Летит, надежды, страха полный;
Пред ним уже днепровски волны
В знакомых пажитях шумят;
Уж видит златоверхий град;
Уже Фарлаф по граду мчится,
И шум на стогнах восстает;
В волненьи радостном народ
Валит за всадником, теснится;
Бегут обрадовать отца:
И вот изменник у крыльца.

Влача в душе печали бремя,
Владимир-солнышко в то время
В высоком тереме своем
Сидел, томясь привычной думой.
Бояре, витязи кругом
Сидели с важностью угрюмой.
Вдруг внемлет он: перед крыльцом
Волненье, крики, шум чудесный;
Дверь отворилась; перед ним
Явился воин неизвестный;
Все встали с шепотом глухим
И вдруг смутились, зашумели:
«Людмила здесь! Фарлаф… ужели?»
В лице печальном изменясь,
Встает со стула старый князь,
Спешит тяжелыми шагами
К несчастной дочери своей,
Подходит; отчими руками
Он хочет прикоснуться к ней;
Но дева милая не внемлет,
И очарованная дремлет
В руках убийцы — все глядят
На князя в смутном ожиданье;
И старец беспокойный взгляд
Вперил на витязя в молчанье.
Но, хитро перст к устам прижав,
«Людмила спит, — сказал Фарлаф, —
Я так нашел ее недавно
В пустынных муромских лесах
У злого лешего в руках;
Там совершилось дело славно;
Три дня мы билися; луна
Над боем трижды подымалась;
Он пал, а юная княжна
Мне в руки сонною досталась;
И кто прервет сей дивный сон?
Когда настанет пробужденье?
Не знаю — скрыт судьбы закон!
А нам надежда и терпенье
Одни остались в утешенье».

И вскоре с вестью роковой
Молва по граду полетела;
Народа пестрою толпой
Градская площадь закипела;
Печальный терем всем открыт;
Толпа волнуется, валит
Туда, где на одре высоком,
На одеяле парчевом
Княжна лежит во сне глубоком;
Князья и витязи кругом
Стоят унылы; гласы трубны,
Рога, тимпаны, гусли, бубны
Гремят над нею; старый князь,
Тоской тяжелой изнурясь,
К ногам Людмилы сединами
Приник с безмолвными слезами;
И бледный близ него Фарлаф
В немом раскаяньи, в досаде,
Трепещет, дерзость потеряв.

Настала ночь. Никто во граде
Очей бессонных не смыкал;
Шумя, теснились все друг к другу:
О чуде всякой толковал;
Младой супруг свою супругу
В светлице скромной забывал.
Но только свет луны двурогой
Исчез пред утренней зарей,
Весь Киев новою тревогой
Смутился! Клики, шум и вой
Возникли всюду. Киевляне
Толпятся на стене градской…
И видят: в утреннем тумане
Шатры белеют за рекой;
Щиты, как зарево, блистают,
В полях наездники мелькают,
Вдали подъемля черный прах;
Идут походные телеги,
Костры пылают на холмах.
Беда: восстали печенеги!

Но в это время вещий Финн,
Духов могучий властелин,
В своей пустыне безмятежной,
С спокойным сердцем ожидал,
Чтоб день судьбины неизбежной,
Давно предвиденный, восстал.

В немой глуши степей горючих
За дальней цепью диких гор,
Жилища ветров, бурь гремучих,
Куда и ведьмы смелый взор
Проникнуть в поздний час боится,
Долина чудная таится,
И в той долине два ключа:
Один течет волной живою,
По камням весело журча,
Тот льется мертвою водою;
Кругом всё тихо, ветры спят,
Прохлада вешняя не веет,
Столетни сосны не шумят,
Не вьются птицы, лань не смеет
В жар летний пить из тайных вод;
Чета духов с начала мира,
Безмолвная на лоне мира,
Дремучий берег стережет…
С двумя кувшинами пустыми
Предстал отшельник перед ними;
Прервали духи давний сон
И удалились страха полны.
Склонившись, погружает он
Сосуды в девственные волны;
Наполнил, в воздухе пропал
И очутился в два мгновенья
В долине, где Руслан лежал
В крови, безгласный, без движенья;
И стал над рыцарем старик,
И вспрыснул мертвою водою,
И раны засияли вмиг,
И труп чудесной красотою
Процвел; тогда водой живою
Героя старец окропил,
И бодрый, полный новых сил,
Трепеща жизнью молодою,
Встает Руслан, на ясный день
Очами жадными взирает,
Как безобразный сон, как тень,
Перед ним минувшее мелькает.
Но где Людмила? Он один!
В нем сердце, вспыхнув, замирает.
Вдруг витязь вспрянул; вещий Финн
Его зовет и обнимает:
«Судьба свершилась, о мой сын!
Тебя блаженство ожидает;
Тебя зовет кровавый пир;
Твой грозный меч бедою грянет;
На Киев снидет кроткий мир,
И там она тебе предстанет.
Возьми заветное кольцо,
Коснися им чела Людмилы,
И тайных чар исчезнут силы,
Врагов смутит твое лицо,
Настанет мир, погибнет злоба.
Достойны счастья будьте оба!
Прости надолго, витязь мой!
Дай руку… там, за дверью гроба —
Не прежде — свидимся с тобой!»
Сказал, исчезнул. Упоенный
Восторгом пылким и немым,
Руслан, для жизни пробужденный,
Подъемлет руки вслед за ним.
Но ничего не слышно боле!
Руслан один в пустынном поле;
Запрыгав, с карлой за седлом,
Русланов конь нетерпеливый
Бежит и ржет, махая гривой;
Уж князь готов, уж он верхом,
Уж он летит живой и здравый
Через поля, через дубравы.

Но между тем какой позор
Являет Киев осажденный?
Там, устремив на нивы взор,
Народ, уныньем пораженный,
Стоит на башнях и стенах
И в страхе ждет небесной казни;
Стенанья робкие в домах,
На стогнах тишина боязни;
Один, близ дочери своей,
Владимир в горестной молитве;
И храбрый сонм богатырей
С дружиной верною князей
Готовится к кровавой битве.

И день настал. Толпы врагов
С зарею двинулись с холмов;
Неукротимые дружины,
Волнуясь, хлынули с равнины
И потекли к стене градской;
Во граде трубы загремели,
Бойцы сомкнулись, полетели
Навстречу рати удалой,
Сошлись — и заварился бой.
Почуя смерть, взыграли кони,
Пошли стучать мечи о брони;
Со свистом туча стрел взвилась,
Равнина кровью залилась;
Стремглав наездники помчались,
Дружины конные смешались;
Сомкнутой, дружною стеной
Там рубится со строем строй;
Со всадником там пеший бьется;
Там конь испуганный несется;
Там русский пал, там печенег;
Там клики битвы, там побег;
Тот опрокинут булавою;
Тот легкой поражен стрелою;
Другой, придавленный щитом,
Растоптан бешеным конем…
И длился бой до темной ночи;
Ни враг, ни наш не одолел!
За грудами кровавых тел
Бойцы сомкнули томны очи,
И крепок был их бранный сон;
Лишь изредка на поле битвы
Был слышен падших скорбный стон
И русских витязей молитвы.

Бледнела утренняя тень,
Волна сребрилася в потоке,
Сомнительный рождался день
На отуманенном востоке.
Яснели холмы и леса,
И просыпались небеса.
Еще в бездейственном покое
Дремало поле боевое;
Вдруг сон прервался: вражий стан
С тревогой шумною воспрянул,
Внезапный крик сражений грянул;
Смутилось сердце киевлян;
Бегут нестройными толпами
И видят: в поле меж врагами,
Блистая в латах, как в огне,
Чудесный воин на коне
Грозой несется, колет, рубит,
В ревущий рог, летая, трубит…
То был Руслан. Как божий гром,
Наш витязь пал на басурмана;
Он рыщет с карлой за седлом
Среди испуганного стана.
Где ни просвищет грозный меч,
Где конь сердитый ни промчится,
Везде главы слетают с плеч
И с воплем строй на строй валится;
В одно мгновенье бранный луг
Покрыт холмами тел кровавых,
Живых, раздавленных, безглавых,
Громадой копий, стрел, кольчуг.
На трубный звук, на голос боя
Дружины конные славян
Помчались по следам героя,
Сразились… гибни, басурман!
Объемлет ужас печенегов;
Питомцы бурные набегов
Зовут рассеянных коней,
Противиться не смеют боле
И с диким воплем в пыльном поле
Бегут от киевских мечей,
Обречены на жертву аду;
Их сонмы русский меч казнит;
Ликует Киев… Но по граду
Могучий богатырь летит;
В деснице держит меч победный;
Копье сияет как звезда;
Струится кровь с кольчуги медной;
На шлеме вьется борода;
Летит, надеждой окриленный,
По стогнам шумным в княжий дом.
Народ, восторгом упоенный,
Толпится с кликами кругом,
И князя радость оживила.
В безмолвный терем входит он,
Где дремлет чудным сном Людмила.
Владимир, в думу погружен,
У ног ее стоял унылый.
Он был один. Его друзей
Война влекла в поля кровавы.
Но с ним Фарлаф, чуждаясь славы
Вдали от вражеских мечей,
В душе презрев тревоги стана,
Стоял на страже у дверей.
Едва злодей узнал Руслана,
В нем кровь остыла, взор погас,
В устах открытых замер глас,
И пал без чувств он на колена…
Достойной казни ждет измена!
Но, помня тайный дар кольца,
Руслан летит к Людмиле спящей,
Ее спокойного лица
Касается рукой дрожащей…
И чудо: юная княжна,
Вздохнув, открыла светлы очи!
Казалось, будто бы она
Дивилася столь долгой ночи;
Казалось, что какой-то сон
Ее томил мечтой неясной,
И вдруг узнала — это он!
И князь в объятиях прекрасной.
Воскреснув пламенной душой,
Руслан не видит, не внимает,
И старец в радости немой,
Рыдая, милых обнимает.

Чем кончу длинный мой pассказ?
Ты угадаешь, друг мой милый!
Неправый старца гнев погас,
Фарлаф пред ним и пред Людмилой
У ног Руслана объявил
Свой стыд и мрачное злодейство;
Счастливый князь ему простил;
Лишенный силы чародейства,
Был принят карла во дворец;
И, бедствий празднуя конец,
Владимир в гриднице высокой
Запировал в семье своей.

Дела давно минувших дней,
Преданья старины глубокой.

Эпилог

Так, мира житель равнодушный,
На лоне праздной тишины,
Я славил лирою послушной
Преданья темной старины.
Я пел — и забывал обиды
Слепого счастья и врагов,
Измены ветреной Дориды
И сплетни шумные глупцов.
На крыльях вымысла носимый,
Ум улетал за край земной;
И между тем грозы незримой
Сбиралась туча надо мной!..
Я погибал… Святой хранитель
Первоначальных, бурных дней,
О дружба, нежный утешитель
Болезненной души моей!
Ты умолила непогоду;
Ты сердцу возвратила мир;
Ты сохранила мне свободу,
Кипящей младости кумир!
Забытый светом и молвою,
Далече от брегов Невы,
Теперь я вижу пред собою
Кавказа гордые главы.
Над их вершинами крутыми,
На скате каменных стремнин,
Питаюсь чувствами немыми
И чудной прелестью картин
Природы дикой и угрюмой;
Душа, как прежде, каждый час
Полна томительною думой —
Но огнь поэзии погас.
Ищу напрасно впечатлений:
Она прошла, пора стихов,
Пора любви, веселых снов,
Пора сердечных вдохновений!
Восторгов краткий день протек —
И скрылась от меня навек
Богиня тихих песнопений…

Эмили Ратаковски выпустила книгу «Мое тело»

instagram.com/emrata

«Моему телу» Эмили Ратаковски свойственна неотложность записки, просунутой между прутьями золотой клетки. Этот сборник из двенадцати отдельных мемуарных эссе, в которых личная жизненная история переплетается с политикой, представляет собой размышление на тему успеха, который принес автору не меньше боли, чем удовольствия. Это критика нашей объективации женского тела, написанная женщиной, чье тело является одним из самых объективированных в мире. Это нелицеприятный, временами язвительный и зачастую тревожный рассказ о том, что Ратаковски описывает как «пробуждение».

«Мое тело» начинается с 2013 года, когда Ратаковски, которой на тот момент был двадцать один год, обрела мгновенную и отчасти скандальную славу, станцевав в клипе на самый хитовый сингл года — Blurred Lines Робина Тика. В лос-анджелесской студии были сняты две версии клипа: «официальная», в которой Ратаковски скачет и дурачится в коротком топике и пластиковых шортах, и версия «без купюр», в которой она делает то же самое, но без топика. Как, несомненно, и надеялись их создатели, оба клипа стали вирусными, что в те времена вовсе не казалось таким уж пугающим. К моменту написания этой статьи цензурированная версия набрала семьсот двадцать один миллион просмотров на ютюбе, и если некоторые пришли в восторг и посмотрели видео повторно, то других оно повергло в ужас.

В обоих клипах на песню Blurred Lines, помимо Ратаковски и Тика, снялись его соавторы — рэппер T.I. и суперзвезда Фаррелл Уильямс, — и еще две девушки — Элль Эванс и Джесси М’Бенг. Если девушки танцуют почти обнаженными, то мужчины даже не снимают пиджаков. Одетый в деловой костюм и очки-авиаторы Робин Тик щеголяет модной небритостью и самодовольной усмешкой.

Ратаковски привлекла всеобщее внимание не только своим талантом актрисы и внешностью, но и резкими высказываниями в адрес тех, кто обвинял клип в мизогинии. Вскоре эта умеренно успешная модель, рекламировавшая купальники, оказалась в центре споров о репрезентации женщин в поп-культуре, традиционных СМИ и интернете.

В 2013 году Ратаковски искренне называла свою роль в Blurred Lines феминистским высказыванием и утверждала, что никто не смеет указывать ей, когда и как выставлять напоказ свое тело.

Она сделала феноменальную карьеру. Она появилась на бесчисленных обложках журналов. Она снималась в кино; она была любовницей Бена Аффлека в «Исчезнувшей». Она участвовала в модных показах. Она владеет брендом купальников Inamorata Woman. Она знаковая фигура, «инфлюенсер» с двадцатью восемью миллионами подписчиков в инстаграме, и их число продолжает расти. Даже ее прозвище — Эмрата — известно всему миру.

Около четырех лет назад Ратаковски начала в глубине души осознавать, что испытываемые ею неотвязные чувства стыда и ненависти к себе являются прямыми последствиями позиции, которую она занимает в культуре: это позиция сексуального объекта и травматизированной жертвы эксплуатации и сексуальных домогательств. Так, например, она пишет, что, хотя прежде и заявляла, будто съемки в клипе Робина Тика способствовали ее «женскому самоутверждению», в действительности подверглась его домогательствам на съемочной площадке [Пресс-секретарь Тика отказался прокомментировать это обвинение]. Книга стала для Ратаковски способом со всем этим примириться.

В сентябре 2020 года Ратаковски опубликовала в журнале New York пламенное эссе под названием «Выкупить себя обратно», позже включенное в новый сборник. Эта сенсационная журнальная статья является одной из главных причин, по которым «Мое тело» оказалось среди самых ожидаемых книг года.

Тридцатилетняя Ратаковски, единственная дочь преподавательницы английского и учителя рисования, выросла в Сан-Диего, Калифорния, а сейчас живет между Нью-Йорком и Лос-Анджелесом со своим мужем кинопродюсером Себастьяном Бир-Макклардом (на счету которого блестящий триллер «Неограненные драгоценности» братьев Сафди) и родившимся в марте сыном Слаем.

В августе мне удалось побеседовать с ней в зуме. В Лос-Анджелесе было раннее утро, но Эмили проснулась затемно, чтобы покормить своего малыша. Спокойная, даже безмятежная — уж точно достаточно собранная, чтобы я заметил, что сам нервно ерзаю в кресле, — она сидела на диване в простой белой блузке. Наша беседа возвращалась к одним и тем же темам. Ее успех был для нее даром, потому что принес ей деньги и славу, а теперь и пространство для самовыражения. Но он также стал проклятием, поскольку был обусловлен главным образом ее внешностью, которая нравилась мужчинам.

Когда я отметил, что ее глубокая книга — настоящий подарок для авторов заголовков: «Эмрата обнажает всю правду!», Эмили вежливо улыбнулась.

Ты выросла в солнечной Южной Калифорнии. Согласно расхожим представлениям, в этом месте перед красивыми людьми с прекрасной фигурой преклоняются еще больше, чем где-либо еще. Считаешь ли ты, что это повлияло на твое отношение к собственной внешности и вниманию, которое она к тебе привлекает?

Безусловно. Я училась в государственной школе. У нас не было футбольной команды, но была команда по серфингу. В этом смысле в нашей культурной среде не было ничего необычного. Подростков не пускают в бары и клубы, так что нам оставалось тусоваться на домашних вечеринках и пляже. Так проходило все лето, а значит, мы немало времени проводили в купальниках. И я думаю, что мы уделяли повышенное внимание телу и физической красоте. Я прекрасно помню, что уже лет в четырнадцать-пятнадцать очень серьезно думала о том, как мое тело будет смотреться в купальнике.

Ты пишешь, что мужчины начали обращать на тебя внимание, когда ты была еще совсем девочкой.

У меня есть одно очень яркое воспоминание, о котором я не писала в книге. Однажды я пошла на пляж со своим первым парнем. Я была в купальнике, и взрослые мужчины начали кричать мне что-то насчет моей задницы. Мне было лет четырнадцать. Я смутилась, и мне стало обидно за моего парня. Помню, я попыталась подойти к ним и что-то возразить, а они говорят: «А чего ты ждала, когда заявилась сюда в таком виде?» Уже тогда все было сложно. Я знала, что эти сорокалетние мужчины не должны так себя вести, но, с другой стороны, мне, конечно, хотелось мужского внимания.

Ты выросла недалеко от Лос-Анджелеса, где к красивым юным девушкам относятся, как к свежему мясу для индустрии развлечений. Вместо того, чтобы дистанцироваться от этого, ты решила, по твоему выражению, монетизировать свою внешность.

По-моему, я всегда понимала, насколько дорога жизнь и как дорого мне обойдется колледж. У меня было много друзей, которые работали в сфере услуг и получали минимальную зарплату. Я придавала деньгам большое значение — и оказалась права, ха-ха. Я была знакома с детьми-актерами и детьми-моделями, и их родители рассказывали моим, что у их ребенка есть деньги на колледж, потому что он на три секунды появился в какой-нибудь рекламе… Наверное, мне и моим родителям казалось, что мы просто обязаны монетизировать эту возможность. Я никогда не думала, что стану заниматься этим постоянно или профессионально. Кроме того, мне, конечно, хотелось считаться красивой. Я выросла, преклоняясь перед женщинами, которых считали не только симпатичными, но и сексуальными, и хотела стать такой же, потому что мне казалось, что сексуальность дает женщинам власть и делает их особенными.

Твое эссе «Токсичность» посвящено периоду, когда ты находилась в раннем подростковом возрасте, а в Лос-Анджелесе жили пользовавшиеся бешеной популярностью молодые девушки — Бритни Спирс, Линдси Лохан, — которых по пятам преследовали папарацци. Их буквально разрывали на сувениры. И все мы знаем, что в результате стало с некоторыми из них. В своем эссе ты пишешь, что пример Бритни Спирс стал для тебя предостережением. Знаю, что ты была очень молода, но непохоже, чтобы ты прислушалась к этому предостережению.

В то время [внимание таблоидов] казалось негативной стороной славы, но ее преимущества все перевешивали. Типа, «Ну да, это хреново, но еще более хреново быть бедной и жить в своей детской спальне». Можно было легко сказать: «Ладно, у нее нервный срыв, зато она Бритни Спирс! Ей так повезло!»

Оглядываясь назад, считаешь ли ты, что ошибалась?

Не знаю! Я до сих пор пытаюсь в этом разобраться. У меня есть сын, и, если бы он захотел стать моделью, я бы постаралась его отговорить. То же касается дочери. Так что, наверное, я бы ответила, что не считаю, будто [этим знаменитостям] повезло. Но в то же время я сижу в своем доме в Лос-Анджелесе и разговариваю с тобой. Приятно, что у меня есть возможность купить дом.

В эссе «Уроки красоты» ты пишешь, что узнала о том, что женщин оценивают по внешности, от своей матери, которая и сама очень красива. Она всегда очень гордилась твоей внешностью и умением заслужить мужское одобрение, и, похоже, опосредованно жила твоей жизнью.

Меня всегда интересовали отношения между матерями и дочерьми, особенно между красивыми матерями и дочерьми. Это избитое клише — сценические мамаши. Но мне кажется, что женщины не любят об этом говорить, потому что это очень больно. Мои отношения с матерью не сводятся к красоте и полученным мною от мамы урокам. Вместе с тем, когда я оглянулась на свою жизнь и спросила себя: «Когда я начала сравнивать себя с другими женщинами? Когда начала считать это важным?», — мне стало ясно, что в раннем возрасте я многому научилась, глядя на свою красивую мать и на все, чего она добилась, и как ощущает себя благодаря своей красоте. В своем эссе я попыталась по кусочкам собрать все повлиявшие на меня незначительные моменты, из-за которых мне стало важно считаться красивой.

Должен сказать, что нечасто встречал красивых людей, готовых обсуждать собственную внешность, свое отношение к ней и обусловленное их внешностью отношение к ним внешнего мира. По моему опыту, самые красивые люди, как женщины, так и мужчины, отказываются признавать собственную красоту, не считаются с ней и даже откровенно ее отрицают. Ты предпочла этого не делать.

Я бы все-таки сказала, что не чувствую себя красивой. У меня полно комплексов. Отчасти это связано с тем, что мир заставил меня думать, как я выгляжу каждую секунду и со всех возможных ракурсов, какими особенностями моей внешности я могу гордиться, а какие нужно скрывать. Впрочем, я думаю, что то же самое испытывают и люди, не работающие моделями. Но особенно женщины. Женщины очень сосредоточены на своей внешности. Вот что меня интересует. Я хотела поговорить о реакции мира на мое тело. Поскольку я модель, для меня эта реакция имеет особое значение.

Прости, если это прозвучит нелепо в прочтении мужчины из Англии, но, если ты не против, я зачитаю тебе пару отрывков из твоей книги.

Для меня это будет впервые.

Вот отрывок о том, как ты в юности решила избрать для себя карьеру модели: «Все, что мне нужно было сделать, чтобы обеспечить себе независимость, — это раздеться, обмазаться маслом и соблазнительно позировать в красном кружевном белье или бикини с ярким рисунком, которые, будь моя воля, ни за что бы не надела, надувая губы по команде какого-то мужчины-фотографа средних лет». Понимаю, что ты пишешь это с некоторой иронической отстраненностью, и все-таки мне — как, полагаю, и всем остальным на планете — описание всего, что тебе приходилось делать, кажется ужасающим. Неужели поначалу ты действительно думала, что в том, чтобы снять одежду и притвориться сексуальной для какого-то мерзкого взрослого мужика, нет ничего особенного?

Да, наверное, еще четыре года назад я действительно так считала. Ха! Мне казалось, что это отличная работа в сравнении со всеми остальными работами на свете. Отличный способ заработать денег. А заодно я получала фотографии, которые поднимали мне самооценку. И, хотя это было совершенно ужасно, и многие вещи, о которых я пишу в книге, травмировали меня и глубоко на меня повлияли, мне действительно казалось, что это довольно простая сделка. И я думаю, что так считают многие женщины.

Что заставило тебя изменить свое мнение четыре года назад?

Я начала понимать, что меня выматывает постоянное беспокойство из-за работы и собственного тела. Я была настолько строга к себе, что уставала до изнеможения. Муж спрашивал меня: «Почему ты так себя чувствуешь?» Мне пришлось внимательно приглядеться к себе и сказать: «Ладно, вот почему я так себя чувствую».

Во вступлении ты пишешь: «Я извлекала выгоду из своего тела в пределах цисгендерного, капиталистического, патриархального мира, в котором красота и сексуальная привлекательность ценятся исключительно с точки зрения мужчин. Все свое влияние и статус я получила только потому, что нравилась мужчинам».

Это до сих пор не дает мне покоя. Не уверена, что люди стали бы читать то, что я пишу, если бы не занимаемое мной положение.

Твое тело или, скорее, твое согласие на объективацию собственного тела, принесло тебе не только деньги и славу, но и, согласно твоему собственному дальнейшему признанию, немало страданий.

Честно говоря, я осознала, насколько я интернализировала то, как мир видит людей, монетизирующих свое тело и становящихся сексуальными объектами, только когда закончила книгу и прочитала все эссе подряд. Это вызвало у меня немало ненависти к себе. И презрения к себе. Я начала писать эту книгу в том числе для того, чтобы напомнить себе, что я — это не только мое тело, не только ликвидный актив. Думаю, что большую часть своей взрослой жизни я окружала пережитое стеной отрицания. Мне казалось, что то, чем я занимаюсь, делает меня сильнее, что я образцовая феминистка, что мне удалось обойти систему. [Но] я вышла замуж, стала немного старше, и все изменилось. Я стала спрашивать себя, откуда взялись многие из моих тревог, какое место я занимаю в мире. Я начала писать, чтобы осмыслить эти чувства.

Одно из эссе в твоем сборнике называется Blurred Lines. В 2012 году, когда ты решала, согласиться ли на эту работу, тебе прислали имейл с описанием режиссерского видения клипа, и с орфографической ошибкой заверили, что он будет «далеко не мазогинным» (sic!). Сейчас ты полагаешь, что это было неправдой?

Да, это было неправдой.

Это мизогинный клип?

Да.

Я пересмотрел его, когда читал твою книгу. Дисбаланс между вами поражает. Они старше, знамениты, влиятельны, богаты и одеты в костюмы. Вы гораздо моложе, неизвестны и почти обнажены.

Согласна. Со мной было то же самое. Я не смотрела клип с тех пор, как он вышел. По‑моему, в то время я посмотрела его максимум дважды. А потом, когда я писала эссе, я пересмотрела его и отреагировала точно так же. Я была поражена тем, что в 2021 году этот клип бы просто не существовал.

Я задавался этим вопросом, когда его смотрел. Потому что многое изменилось, но… разве он не мог бы существовать сейчас? Не кажется ли тебе, что это по‑прежнему возможно?

Вот почему я начала книгу с WAP [откровенный клип Cardi B 2020 года. — Esquire]. В этом клипе нет мужчин в костюмах, но определенно есть гиперсексуализированные женщины. Так что я думаю, что у нас появились новые критерии, но не уверена, что наша культура стала менее мизогинной. В конечном счете, не так уж важно, становятся ли женщины жертвами сексуализации со стороны мужчин или сексуализируют сами себя. Таким образом женщины получают власть. Это по‑прежнему правда, в то время как с мужчинами такого не происходит. Такова жизнь. А теперь к тому же появились тикток и инстаграм.

Getty Images

Ты пишешь, что на съемочной площадке Blurred Lines Робин Тик «сделал нечто непозволительное».

Он лапал меня за грудь.

Ты когда-нибудь говорила об этом раньше?

Нет. Я никогда раньше об этом не говорила. Я даже вспомнила об этом только много позже. Лет через пять.

Тебе не кажется, что тот факт, что ты об этом даже не помнила, сам по себе о многом говорит?

Всю свою жизнь я закрывала глаза на такие моменты. Я много раз слышала от разных женщин, что они предпочитают всего этого не замечать. [Такие ситуации] даже не приходится забывать намеренно, они забываются сами. Сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что мне в особенности не хотелось помнить о случившемся от стыда. Оно слишком явно указывало мне на мое место. Я не хотела этого чувствовать. Я хотела чувствовать себя сильной, хотела думать, что быть девушкой в том клипе по‑настоящему важно.

Тебе трудно было писать о том, что случилось с тобой на съемках Blurred Lines?

Конечно. Это эссе далось мне тяжелее всего. Я не хотела его писать. Потому что все, чего я хотела, — это чтобы меня помнили не по клипу Blurred Lines. Мне казалось, что, заговорив о случившемся, я добьюсь обратного и меня станут ассоциировать как раз с тем, от чего я хотела отмежеваться. Но в этом главная мысль книги. Поэтому я счастлива, что все-таки его написала, и надеюсь, что оно произведет на читателей желаемое впечатление.

Почему ты говоришь, что в этом главная мысль книги?

Когда я рассказываю тебе о власти, о том, как я хотела себя чувствовать, какой хотела казаться, что хотела думать о себе и своем положении в мире, я имею в виду, что хотела быть всемирно известным секс-символом. Я хотела наслаждаться этим своим образом и сопутствующим славе влиянием. Признав, какое место мне в действительности было отведено на съемках того клипа, я бы лишилась иллюзии влияния. И я этого стыдилась.

Робину Тику придется ответить за свой поступок.

Да. У меня противоречивое отношение к черно-белому видению мира и культуре отмены. Я никому этого не желаю и не хочу быть причиной чьей-либо отмены. [Но] я слишком долго жила, отрицая реальные факты, потому что реальные факты меня не устраивали. Нужно, чтобы нам позволили говорить о том, что нам кажется важным. Я не собираюсь больше молчать о собственном опыте только из страха, что мой рассказ может кому-то повредить. Потому что мне в свою очередь вредно хранить молчание.

То, о чем ты рассказываешь, возмутительно, и все же этот клип тебя прославил. Ты сделала на нем карьеру. Ничего из случившегося с тобой впоследствии не случилось бы, если бы не этот клип. Что ты думаешь по этому поводу?

Это довольно мерзко. Но в этом весь смысл книги. Такие вещи нужно осознавать. Правда не проста.

По твоим словам, после Blurred Lines ты «соглашалась сниматься в фильмах, которые были тебе неинтересны, и быть моделью для брендов, которые казались тебе отстойными». Большинство актеров считают себя обязанными притворяться, что им нравилось сниматься даже в тех фильмах, которые они втайне считают ужасными. Большинство моделей делают вид, что им нравится одежда, которую они носят за деньги. Временами твоя книга напоминает заявление об уходе из индустрии развлечений и моды.

Я бы не назвала ее заявлением об уходе. Скорее, если ты когда-нибудь замечал, что я закатываю глаза на видео с красных дорожек, то теперь понимаешь, почему. Именно поэтому у меня и возникают эти чувства. Я бы хотела продолжать создавать что-то новое, но не хочу быть пешкой в чужой игре. Я не знаю, получится ли это, но на данном этапе мне уже плевать.

Грэм Грин говорил, что у каждого писателя в сердце осколок льда. Необходимо смотреть на мир беспристрастно и записывать все как есть. Нельзя щадить чувства тех, о ком пишешь. Как думаешь, в твоем сердце есть этот осколок?

Да. Думаю, в глубине души я всегда была очень сурова и к себе, и к другим. С другой стороны, я бы сказала, что почти всю жизнь ставила на первое место удобство других людей. Возможно, поэтому в своей книге я поступаю наоборот.

Я хочу спросить тебя о феминизме. Этим словом ты пользовалась в начале своей карьеры. Ты говорила, что твоя роль в клипе Blurred Lines — это феминистское высказывание. В своей книге ты пишешь, что сегодняшний феминизм, по крайней мере само слово «феминизм» — это настолько же слово, объединяющее в себе идеи, лежащие в основе женского движения, насколько слоган на футболке. Как нам следует к этому относиться?

Мне кажется, нам нужно быть осторожнее. Мне кажется, что в последние годы множество по‑настоящему радикальных идей обсуждались в интернете, оказались в фокусе всеобщего внимания, а потом превратились в слоганы. Каждое знаменательное политическое событие становится хэштегом, а потом мы возвращаемся к своим жизням. Все остается по‑прежнему. Например, мы понимаем, что привело нас к текущей ситуации с Афганистаном. Но мы как бы пожимаем плечами. Думаю, что как раз этого нам и следует опасаться. Раньше считалось, что главное — это образованность в вопросах; что люди должны знать, что такое феминизм, что такое расизм, колониализм и так далее. Но теперь многие люди, похоже, в курсе. Не все, конечно, но многие. И как будто этого достаточно. Но если ничего не меняется, вряд ли это можно назвать прогрессом.

Думаю, люди считают, что этого достаточно. Каюсь, я и сам иногда воображаю, что внес свой вклад, когда просто признаю проблему, написав у себя в соцсетях #спаситеафганистан. Как будто, запостив хэштег, я делаю что-то полезное.

Раньше я искренне считала, что очень важно быть политической правдорубкой. Я не утверждаю, что больше в это не верю. Но я изменила свое отношение к использованию соцсетей. Я страшно устала от таких слов, как «правдоруб», «знаменитость» и «перемены». Сейчас они напоминают плохую пародию или комедийный скетч SNL. На самом деле мы всего лишь успокаиваем сами себя. Наверное, когда я была моложе и только начала формировать свои политические убеждения, меня увлекала возможность повлиять на людей. А теперь мне кажется, что я пытаюсь вознаградить саму себя.

Книга представляет собой более серьезный вклад, чем твит, но найдутся те, кто станет утверждать, что по степени воздействия они почти не отличаются.

Я бы сказала, что разница в нюансах. В твитах и репостах нет нюансов. Литературное творчество допускает нюансы. Вот почему я выбрала этот формат. Вот почему я написала эту книгу.

У тебя двадцать восемь миллионов подписчиков в инстаграме. Такое огромное число даже сложно себе представить. В «Моем теле» ты утверждаешь, что для тебя инстаграм служит мерилом не только сексуальной, но и любовной привлекательности. Мне это кажется чрезвычайно нездоровым.

Да, и, по‑моему, не важно, сколько у тебя подписчиков — двадцать восемь или двадцать восемь миллионов. Посредством соцсетей мы стремимся получить любовь и сопутствующее ей подтверждение собственной значимости.

Признайся как человек с двадцатью восемью миллионами подписчиков: это работает?

Нет. Это не работает. То есть, мне приятно, когда люди говорят: «О боже, я такое число даже вообразить не могу!» Но это не заменяет мне любовь.

Люди зависимы от лайков. Они постят что-нибудь и следят за тем, как растет количество лайков, радуются, если их много, и расстраиваются, если мало. Я думал, что люди с таким невероятным количеством подписчиков, как у тебя, вообще перестают проверять. Но ты по-прежнему проверяешь.

Мне платят за посты в зависимости от количества моих взаимодействий, так что дело не только в моей любовной привлекательности. Я всегда спрашиваю себя, получаю ли достаточный отклик, чтобы ценность моих постов выросла и я заработала побольше денег. Поэтому я думаю, что ставки только растут.

Ты по-прежнему постишь свои фото в бикини.

У меня свой бренд купальников. Если я что-то публикую, то делаю это намеренно и осознанно, и такие посты всегда связаны с моим бизнесом. У меня есть стимул продолжать побеждать, продолжать зарабатывать деньги. Рианна только что стала миллиардершей. Интересно видеть, что люди, которые выступают против самого существования миллиардеров, радуются богатству Рианны. Я тоже уверена, что никаких миллиардеров быть не должно, но в то же время не знаю, когда наконец решу, что заработала достаточно. Мне тридцать лет, и у меня есть собственный бизнес, находящийся под моим контролем. Эти фотографии моего тела принадлежат не другим людям, а только мне. И отчасти мне до сих пор кажется, что это повод для гордости. Некоторые женщины предпочитают полностью прятать свое тело, а некоторые — наоборот, но в любом случае это определенная реакция, а я еще не решила, как к этому относиться.

Твоя карьера в качестве издаваемого автора по‑настоящему началась с публикации «Выкупить себя обратно» в журнале New York. Тебя удивила реакция читателей?

Удивила — не то слово. Я была потрясена. Напугана до ужаса. Я бы сказала, что целую неделю до выхода статьи мне было… нехорошо. Думаю, то же самое будет и перед выходом книги. Я не ожидала, что кто-то посочувствует мне или войдет в мое положение. Я не хотела каким-либо образом повлиять на жизни других людей. Я задавалась вопросами вроде: «Что со мной не так, если я хочу опубликовать это эссе?» В результате самым приятным оказалось то, что многие женщины пережили похожий опыт. Мое эссе подтверждало, что правда на их стороне. А еще поднимало важную для меня тему использования личных изображений и права собственности.

В этом году ты продала на аукционе Christie’s NFT-токен. Это цифровое изображение, на котором ты стоишь рядом с другой своей фотографией, воспроизведенной на холсте художником Ричардом Принсом, чью работу ты купила за восемьдесят тысяч долларов. Ричард Принс также без разрешения превратил в собственную картину выложенную тобой в инстаграме фотографию для журнала Sports Illustrated, на которой ты позируешь обнаженной, не считая искусно нанесенной краски для тела. Твой токен назывался «Выкупить себя обратно: модель перераспределения». Он был продан за сто семьдесят пять тысяч долларов. Не могла бы ты рассказать об этом поподробнее?

Когда я писала «Выкупить себя обратно», то думала про множество других Эмили, которые существуют виртуально, на постерах или… То есть, люди делают татуировки с моим изображением. У меня нет никакого контроля над этими изображениями, они просто существуют в мире и как бы витают в воздухе. Даже подумать странно. Это похоже на кошмар. И когда я услышала об NFT-токенах, то начала думать о том, что значило бы для модели иметь возможность получать прибыль от каждой продажи своих изображений. Впрочем, прибыль не главное. Мне хотелось хотя бы отчасти владеть собственным образом и иметь возможность следить за его использованием. Я начала думать, что NFT-токены могут помочь мне держать под контролем всех остальных Эмили. Использование картины Ричарда Принса было для меня символично. Раньше я думала, что если ты что-то выкладываешь, то можешь это контролировать и определять, как это будет принято и использовано, потому что оно принадлежит тебе. Само собой, это совсем не так. Для женщин это особенно сложно. Например, огромной проблемой стала порноместь. Мне хотелось поднять вопрос права собственности и обсудить, каким образом мы можем попытаться сохранить контроль над нашими изображениями, над изображениями наших тел, и обрести право голоса в этом мире.

Ты считаешь «Мое тело» злой книгой?

Во мне определенно много злости. Я написала все это в том числе для того, чтобы осознать собственный гнев, посмотреть ему в лицо. Потому что раньше я этого не делала. Я злилась, но сама не понимала почему.

Когда читаешь твою книгу, становится очевидно, что для тебя очень важно, чтобы мир принимал тебя всерьез.

Мне бы хотелось, чтобы было по‑другому, но это так. Наверное, в какой-то другой, параллельной, жизни мне плевать. Но я определенно пытаюсь что-то доказать. По крайней мере отчасти это объясняется тем, что в прошлом меня не принимали всерьез, и меня это расстраивало. Я поняла, что это для меня по‑настоящему важно.

Эта книга посвящена твоему сыну. Однажды он вырастет и сможет ее понять. Что бы ты хотела, чтобы он из нее вынес?

Надеюсь, что он поймет. Я хочу, чтобы мой мальчик — хотя, разумеется, еще неизвестно, какой будет его гендерная идентичность, но биологически он существует в этом мире как мужчина — знал, каково быть женщиной. И понимал, что для женщин секс и красота неразрывно связаны с вопросами власти.

В своей книге ты иногда предстаешь глубоко несчастным человеком. Стало ли ее написание катарсисом, помогло ли тебе почувствовать себя лучше?

Да, оно мне помогло. Писать эту книгу было больно. Это было нелегко и неприятно, но определенно принесло мне удовлетворение.

Продолжаешь ли ты писать?

Прямо сейчас я ничего не пишу. Я взяла небольшой перерыв, чтобы посвятить себя уходу за сыном. Но я определенно хочу снова начать писать. Надеюсь, что это случится еще до выхода книги и что ее выход придаст мне вдохновения. Я всегда собиралась написать много книг. Надеюсь, что так и будет. Посмотрим. Не знаю, как все обернется.

Читайте также:

Пятиминутный путеводитель по сексуальному просвещению

Женский номер Esquire. О чем думают простые русские женщины из разных уголков страны?

Вы, глупцы Сор Хуана Инес де ла Крус — Стихи

Вы, глупые люди, которые возлагают
вину на женщин,
не видят, что вы являетесь причиной
того, в чем вы вините;

если вы вызываете их пренебрежение
безмерным желанием
зачем желаете, чтобы они вели себя хорошо
если вы подстрекаете к злу.

Вы боретесь с их упрямством,
тогда весомо,
вы говорите, что это была их легкость
когда это было ваше лукавство.

Во всех своих сумасшедших шоу
вы ведете себя как ребенок
, который играет призрак
, которого он тогда боится.

С глупым высокомерием
вы надеетесь найти в своем дворе тайцу
, а когда овладеете ею, — Лукрецию
.

Что за ум страннее
, чем тот, кто затуманивает
зеркало, а потом жалуется
, что это непонятно.

Их благосклонность и презрение
вы держите в равном состоянии,
если они плохо обращаются, вы жалуетесь,
вы насмехаетесь, если они хорошо относятся к вам.

Ни одна женщина не заслуживает уважения у вас:
самая скромная — неблагодарная
, если она отказывается принять вас;
но если она это сделает, то она на свободе.

Ты всегда такой глупый
твое порицание несправедливо;
один винит в жестокости,
другой — в простоте.

Каков должен быть ее нрав
, кто оскорбляет, когда она
неблагодарна, и утомляет
, когда подчиняется?

Но с гневом и горем
, что ваше удовольствие говорит
удачи ей, которая не любит вас
, и вы продолжаете жаловаться.

Стоны вашего любовника придают крылья женской свободе
:
и, сделав их плохими,
вы хотите найти их хорошими.

Кто воспринял
большую вину в страсти?
Упрашиваемая падает;
упавший умоляет?

Кто больше виноват,
, хотя любой из них должен поступить неправильно?
Кто грешит за плату
или платит за грех?

Зачем возмущаться из-за вашей вины
?
Имейте их, как вы их делаете
, или делайте из них, что хотите.

Прекратите ухаживать за
, а затем, имея более вескую причину,
, вы можете обвинить в страсти
ее, которая приходит в суд?

Патент — это ваше высокомерие
, которое сражается множеством оружия
, так как в обещании и настойчивости
вы присоединяетесь к миру, плоти и дьяволу.

Поэма в прозе как загадочный человек с акцентом…

Как и многие иммигранты, стихотворение в прозе прибыло в США слишком поздно в своем развитии, чтобы когда-либо считаться чисто американским. Что-то в его тоне, в тяжести его молчания всегда будет выдавать его за то, что он пришел сюда откуда-то еще. Он никогда полностью не потеряет свой акцент. В антологиях и журналах это заставляет другие стихи чувствовать себя неловко. Остальные стихотворения хочу спросить:

Откуда вы на самом деле?

Вы действительно хотели приехать сюда?

Но стихотворение в прозе, которое уже является исключением, никогда не чувствует себя обязанным ответить.Уклонение от таких вопросов — часть его привлекательности. Как и документальная литература, она определяет себя тем, чем не является. Он знает, что многие поэты видят в нем оксюморон, как настоящая фантастика или настоящая фантазия. Если эти поэты откроют сборник и обнаружат, что он полон абзацев, они скажут: что это за ленивый, бесформенный материал? Но стихотворение в прозе — это форма, и хорошо ее написать невероятно сложно. Взгляните на этот превосходный экземпляр Чарльза Симича:

Я последний наполеоновский солдат. Прошло почти двести лет, а я все еще уезжаю из Москвы.Дорога усеяна белыми березками, и грязь доходит до моих колен. Одноглазая женщина хочет продать мне курицу, а на мне даже нет одежды.

Немцы идут в одну сторону; Я иду другим. Русские идут другим путем и машут ему на прощание. У меня парадная сабля. Я использую его для стрижки волос, длина которых составляет четыре фута.

Симич мог бы написать это стихотворение свободным стихом: ритм и контроль строк немедленно объявляют себя строками стихотворения.Но в свободном стихе стихотворение потеряло бы нарастающий абсурдизм, возникающий из-за поспешного изложения всех деталей. Как и во многих стихотворениях в прозе, это заканчивается поразительным образом, который Симич развивает еще дальше. Мало того, что последний наполеоновский солдат стоит в грязи и стригет волосы церемониальной саблей, его волосы, как у Рипа Ван Винкля, также бывают длиной в четыре фута. Когда читатель впервые доходит до этой заключительной детали о волосах солдата, это забавно и удивительно, но это также меняет эмоциональный вес всего стихотворения.

Работая над своей второй книгой стихов, я прочитал много Симика, Матфея Харви и других талантливых поэтов в прозе, которыми я восхищаюсь. Я преподавала в женской тюрьме и писала странные, сюрреалистические черновики стихов о долге присяжных и людях, цепляющихся за крылья, чтобы летать над гигантскими тюрьмами, чтобы увидеть, что происходит внутри.

Я видел, как мою мать арестовали, когда я был ребенком, и несколько друзей предположили, что, возможно, это была нить, которая соединит стихи. Но полагаться на автобиографию мне казалось неправильным.Я не хотел, чтобы книга зависела от личной связи с тюремным заключением, поскольку из нее можно было бы предположить, что единственные поэты, которые могут или должны писать об американских тюрьмах, — это те, кто лично связан с ними, и я с этим не согласен. с таким образом мышления. Катастрофическое состояние американской исправительной системы — это проблема гражданских прав, которая будет решена только тогда, когда все будут этим обеспокоены.

И так я начал писать исключительно стихи в прозе: скользкая, двойственно переносимая форма, которая есть в этой стране.Я обнаружил, что амбивалентность сама по себе является формой. В течение века, в котором мы живем, в котором так много всего меняется, писать в стиле, который все еще набирает силу в Соединенных Штатах, кажется правильным и захватывающим. Как пишет Вонг Мэй в своем стихотворении «На пересечении веков»:

 Выбор - Поэзия
& Поэзия

Террор

этого голоса


У нас нет страны, кроме нашего века. 

Песня открытой дороги Уолта Уитмена

1

Бодрый и беззаботный я выхожу на открытую дорогу,

Здоровый, свободный, мир передо мной,

Длинный коричневый путь передо мной, ведущий туда, куда я выберу.

Впредь я не прошу удачи, я сам удача,

Отныне я больше не хнычу, больше не откладываю, ничего не нуждаюсь,

Совершено с жалобами в помещении, библиотеками, сварливой критикой,

Сильный и довольный, я иду по открытой дороге.

Земля, этого достаточно,

Я не хочу, чтобы созвездия приближались,

Я знаю, что они очень хорошо там, где они есть,

Я знаю, что они достаточны для тех, кто принадлежит к ним.

(Я все еще ношу свои старые вкусные ноши,

Я ношу их, мужчин и женщин, я ношу их с собой, куда бы я ни пошел,

Клянусь, мне невозможно избавиться от них,

Я заполнен ими, и я заполню их взамен) Я считаю, что здесь также много невидимого.

Здесь не отрицается глубокий урок принятия, предпочтения или отрицания.

Черный с шерстяной головой, преступник, больной, неграмотный человек;

Рождение, поспешность за лекарем, бродяга нищего, шатание пьяницы, смех механиков,

Беглый юноша, карета богатого человека, бродяга, сбежавшая пара,

Ранний торговец, катафалк, ввоз мебели в город, возвращение из города,

Проходят, я тоже прохожу, все проходит, ничего нельзя запретить,

Ни одного, но не принимаются, никто но будет мне дорога.

3

Ты воздух, который служит мне дыханием говорить!

Вы, объекты, которые из диффузии вызывают мои смыслы и придают им форму!

Ты свет, который окутывает меня и все вокруг нежным ровным душем!

Дорожки, протертые в неровных лощинах у обочин!

Я верю, что вы скрыты от невидимого существования, вы так дороги мне.

Гуляй по городам! у вас крепкие бордюры по краям!

У вас паромы! вам доски и столбы причалов! борта обшитые деревом! далекие корабли!

Вы ряды домов! Фасады с пронзенными окнами! вам крыши!

Вам подъезды и подъезды! вы колпачки и железные стражи!

Ваши окна, прозрачная оболочка которых может так сильно обнажить!

Вам двери и лестницы! вы арки!

Вы серые камни бездонных тротуаров! вы переходили переходы!

Из всего, что коснулось вас, я думаю, вы передали сами себе и теперь тайно передадите то же самое мне.

Из живых и мертвых вы населили свои бесстрастные поверхности, и духи их быть очевидным и дружелюбным со мной.

4

Земля расширяется правой и левой рукой,

Картина живая, каждая часть в своем лучшем свете,

Музыка падает туда, где она нужна, и останавливается там, где ее нет Разыскивается,

Веселый голос дороги общего пользования, веселое свежее настроение дороги.

О шоссе, я путешествую, ты говоришь мне, Не оставляй меня?

Вы говорите «Венчурное нет» — если вы оставите меня, вы потеряетесь?

Вы говорите, что я уже подготовлен, я хорошо побит и неоспоримый, придерживайтесь меня?

О общественная дорога, я говорю в ответ, я не боюсь покинуть тебя, но я люблю тебя,

Ты выражаешь меня лучше, чем я могу выразить себя,

Ты будешь для меня больше, чем мое стихотворение.

Я думаю, что все подвиги были задуманы на открытом воздухе, и все бесплатные стихи тоже,

Я думаю, что мог бы остановиться здесь сам и творить чудеса,

Думаю, что бы я ни встретил на дороге, я понравится, и всякий, кто увидит меня, будет любить меня,

Я думаю, что всякий, кого я вижу, должен быть счастлив.

5

С этого часа я предаю себя освобождению от ограничений и воображаемых линий,

Идти туда, где я перечисляю, мой собственный общий общий и абсолютный,

Слушая других, хорошо учитывая, что они скажем,

Пауза, поиск, получение, созерцание,

Осторожно, но с неоспоримой волей, освобождая себя от зацепок, которые меня удерживали.

Я вдыхаю огромные сквозняки из космоса,

Восток и запад — мои, а север и юг — мои.

Я больше, лучше, чем я думал,

Я не знал, что у меня столько добра.

Мне все кажется прекрасным,

Я могу повторить и мужчинам, и женщинам Ты так хорошо сделал мне, что я сделаю то же самое с тобой,

Я найму для себя и тебя по мере продвижения,

Я буду рассеиваться среди мужчин и женщин по пути,

Я брошу между ними новую радость и грубость,

Кто отрицает меня, это меня не беспокоит,

Кто примет меня, тот или она будет будь благословен и благословит меня.

6

Вот если бы появилась тысяча идеальных мужчин, это меня не удивило бы,

Теперь, если бы появилась тысяча красивых женских форм, это не удивило бы меня.

Теперь я вижу секрет создания лучших людей,

Это расти на открытом воздухе, есть и спать вместе с землей.

Здесь есть место великому личному делу,

(Такой поступок захватывает сердца всей расы людей,

Его излияние силы и воли подавляет закон и высмеивает всякую власть и все аргументы против него.)

Вот испытание мудрости,

Мудрость окончательно не проверяется в школах,

Мудрость не может быть передана от одного имеющего ее к другому, не имеющему ее,

Мудрость — от души, не подлежит доказательству, является собственным доказательством,

Применимо ко всем стадиям, объектам и качествам и является содержанием,

Является несомненным фактом реальности и бессмертия вещей и совершенства вещей;

Что-то есть в плавании взгляда вещей, что вызывает это из души.

Теперь я заново исследую философии и религии,

Они могут хорошо проявить себя в аудиториях, но совсем не проявить себя под просторными облаками, вдоль ландшафта и текущих течений.

Вот реализация,

Вот человек подсчитанный — он понимает здесь, что в нем есть,

Прошлое, будущее, величие, любовь — если они у вас отсутствуют, вы свободны от них .

Только ядро ​​каждого объекта питает;

Где тот, кто срывает шелуху для нас с тобой?

Где тот, кто снимает уловки и конверты для вас и меня?

Вот адгезия, это не в моде раньше, это кстати;

Знаете ли вы, что значит быть любимым незнакомцами?

Вы знаете, что говорят эти вращающие глазные яблоки?

7

Вот излияние души,

Излияние души исходит изнутри через запертые врата, всегда вызывающие вопросы,

Эти стремления, почему они? эти мысли в темноте почему они?

Почему есть мужчины и женщины, у которых, пока они рядом со мной, солнечный свет расширяет мою кровь?

Почему, когда они уходят от меня, мои вымпелы радости оседают и тянутся?

Почему есть деревья, под которыми я никогда не хожу, но на меня обрушиваются большие и мелодичные мысли?

(я думаю, что они висят там зимой и летом на тех деревьях и всегда роняют фрукты, когда я проезжаю мимо;)

Что это такое, я так внезапно обмениваюсь с незнакомцами?

Что с каким-то водителем, когда я езжу на сиденье рядом с ним?

Что за какой-то рыбак тянет невод у берега, а я прохожу мимо и останавливаюсь?

Что дает мне быть свободным в отношении женщин и мужчин? что дает им быть свободными для моих?

8

Излияние души — это счастье, вот счастье,

Я думаю, он пронизывает открытый воздух, все время ждет,

Теперь он течет к нам, мы справедливо заряжены .

Здесь поднимается текучий и связывающий характер,

Текучий и связывающий характер — это свежесть и сладость мужчины и женщины,

(травы утреннего ростка каждый день не становятся свежее и слаще из корней

К текучему и привязанному характеру источает пот любви молодых и старых,

От него исходит очарование, высмеивающее красоту и достижения. ,

К нему поднимается дрожащая тоска от прикосновения.

9

Allons! кто бы вы ни были, поехали со мной!

Путешествуя со мной, вы найдете то, что никогда не утомляет.

Земля никогда не устает,

Земля грубая, тихая, сначала непонятная, Природа сначала грубая и непонятная,

Не расстраивайтесь, продолжайте, есть божественные вещи, хорошо окутанные,

Клянусь, есть божественные вещи прекраснее слов.

Allons! мы не должны останавливаться на достигнутом,

Какими бы прекрасными ни были эти складские запасы, каким бы удобным ни было это жилище, мы не можем здесь оставаться,

Каким бы укрытием ни был этот порт и какими бы спокойными ни были эти воды, мы не должны здесь становиться на якорь,

Однако приветствуем то гостеприимство, которое нас окружает, нам разрешено принять его, но ненадолго.

10

Allons! стимулы будут больше,

Мы будем плыть по бездорожью и диким морям,

Мы пойдем туда, где дуют ветры, набегают волны, и клипер Янки мчится на всех парусах.

Allons! с силой, свободой, землей, стихиями,

Здоровье, вызов, веселье, чувство собственного достоинства, любопытство;

Allons! из всех формул!

Из ваших формул, о летучие и материалистичные священники.

Несвежий труп загораживает проход — погребение больше не ждет.

Allons! пока примите предупреждение!

Ему, путешествующему со мной, нужна лучшая кровь, сила, выносливость,

Никто не может прийти на испытание, пока он или она не принесет храбрости и здоровья,

Не приходите сюда, если вы уже потратили все самое лучшее,

Только те, кто приходят в сладких и решительных телах,

Сюда не допускаются никакие больные, пьющие ром или наркоманы.

(я и мой не убеждаем аргументами, сравнениями, рифмами,

Мы убеждаем своим присутствием.)

11

Слушайте! Я буду честен с вами,

Я не предлагаю старые гладкие призы, но предлагаю грубые новые призы,

Это те дни, которые должны случиться с вами:

Вы не должны нагромождать то, что называется ‘ d riches,

Вы щедро разбрасываете все, что вы заработали или достигли,

Если вы прибудете в город, в который вы были предназначены, вы вряд ли успокоитесь, пока вас не вызовет непреодолимый призыв к отъезду,

Вас угостят ироническими улыбками и насмешками тех, кто останется позади вас,

На какие любовные призывы вы получите только страстные поцелуи на прощание,

Вы не должны позвольте захватить тех, кто протянул к вам свои протянутые руки.

12

Allons! после великих сподвижников и принадлежать к ним!

Они тоже в пути — они быстрые и величественные мужчины — они величайшие женщины,

Наслаждаются морскими штилями и морскими штормами,

Моряки многих кораблей, многие ходят миля земли,

Habituès многих далеких стран, обитатели далеких жилищ,

Попечители мужчин и женщин, наблюдатели за городами, одинокие труженики,

Путешественники и созерцающие пучки, цветы, раковины берег,

Танцоры на свадебных танцах, целующиеся невесты, нежные помощники детей, носители детей,

Солдаты восстания, стоят у зияющих могил, опускают гробы,

Путешественники в течение следующих друг за другом сезонов, на протяжении многих лет, любопытных лет, каждый из которых возникает из предшествовавшего,

Путешественников, как с товарищами, а именно их собственных различных фаз,

Форт-степперов с широты нереализованные дни рождения ребенка,

Путешественники, веселые своей юностью, путешественники с их бородатыми и хорошо развитыми мужественными качествами,

Путешественники со своей женственностью, широкие, непревзойденные, довольные,

Путешественники со своими собственная возвышенная старость мужественности или женственности,

Старость, спокойная, расширенная, широкая с надменной широтой вселенной,

Старость, свободная течь с восхитительной близкой свободой смерти.

13

Allons! к тому, что бесконечно, поскольку оно было безначальным,

Перенести многое, бродяги дней, покои ночей,

Объединить все в путешествии, к которому они стремятся, и днях и ночах, к которым они стремятся,

Опять же, чтобы объединить их в начале превосходных путешествий,

Не видеть нигде, кроме того, что вы можете достичь и пройти,

Не представить себе время, каким бы далеким оно ни было, но то, что вы можете достичь и пройти,

Не смотреть вверх или вниз, нет дороги, но она тянется и ждет вас, сколь бы долго она ни тянулась и ждет вас,

Чтобы не видеть никакого существа, ни Бога, ни кого-либо, но вы также идете туда,

Чтобы не видите имущества, но вы можете владеть им, наслаждаясь всем без труда и покупок, абстрагируя пиршество, но не абстрагируя ни одной его частички,

Чтобы взять лучшее от фермы фермера и элегантной виллы богача, а также целомудренные благословения хорошо женатый c

Чтобы брать в свои руки из компактных городов, когда вы проезжаете через них,

Чтобы потом нести с собой здания и улицы, куда бы вы ни пошли,

Собирать умы людей из их мозгов, когда вы встречаетесь с ними, чтобы собрать любовь из их сердец,

Чтобы взять своих возлюбленных с собой в дорогу, за все, что вы оставите их позади себя,

Знать сама вселенная как дорога, столько же дорог, как дороги путешествующих душ.

Все части для продвижения душ,

Вся религия, все твердые вещи, искусства, правительства — все, что было или проявляется на этом глобусе или любом другом глобусе, падает в ниши и углы перед тем, как процессия душ великие дороги вселенной.

Для продвижения душ мужчин и женщин по великим дорогам вселенной любой другой прогресс является необходимой эмблемой и поддержкой.

Вечно жив, навсегда вперед,

Величественный, торжественный, грустный, замкнутый, сбитый с толку, безумный, беспокойный, слабый, неудовлетворенный,

Отчаянный, гордый, любящий, больной, принятый мужчинами, отвергнутый мужчинами,

Они идут! они идут! Я знаю, что они идут, но я не знаю, куда они идут,

Но я знаю, что они идут к лучшему — к чему-то великому.

Кто бы вы ни были, выходите! или мужчина или женщина выходят!

Вы не должны спать и бездельничать в доме, даже если вы его построили или построили для вас.

Из темного заточения! из-за экрана!

Протестовать бесполезно, я все знаю и разоблачаю.

Смотри на себя так же плохо, как и все остальные,

Сквозь смех, танцы, обеды, ужины людей,

Внутри платьев и украшений, внутри умытых и подстриженных лиц,

Узрите тайну тихой ненависти и отчаяния.

Ни мужа, ни жены, ни друга, которому доверяли услышать признание,

Другой я, дубликат каждого, крадется и прячется,

Бесформенный и бессловесный по улицам городов, вежливый и мягкий в салонах,

В вагонах железных дорог, в пароходах, на общественных собраниях,

Дома, в домах мужчин и женщин, за столом, в спальне, везде,

Элегантно одетый , лицо улыбается, форма прямая, смерть под грудями, ад под костями черепа,

Под тканью и перчатками, под лентами и искусственными цветами,

Соблюдение обычаев, не говоря ни слова само по себе,

Говоря о чем-то еще, но никогда о себе.

14

Allons! через борьбу и войны!

Указанная цель не может быть отменена.

Удалось ли прошлое сражаться?

Что удалось? сам? ваша нация? Природа?

А теперь поймите меня хорошо — в сущности вещей предусмотрено, что из любого плода успеха, независимо от того, что-то выйдет, что-то сделает необходимым более серьезную борьбу.

Мой зов — призыв к битве, я питаю активное восстание,

Он идет со мной, должно идти хорошо, вооруженный,

Он идет со мной, часто идет со мною, бедностью, злыми врагами, дезертирством.

15

Allons! дорога впереди!

Это безопасно — я попробовал — мои ноги хорошо испытали это — не задерживайтесь!

Пусть бумага останется на столе ненаписанной, а книга на полке — нераспечатанной!

Оставьте инструменты в мастерской! пусть деньги останутся незаработанными!

Да будет школа! не обращайте внимания на крик учителя!

Пусть проповедник проповедует со своей кафедры! пусть адвокат выступает в суде, а судья разъясняет закон.

Camerado, я протягиваю тебе руку!

Я отдаю вам свою любовь дороже денег,

Я отдаю вам себя перед проповедью или законом;

Ты сам отдашь меня? ты поедешь со мной?

Будем ли мы держаться друг за друга, пока живем?

Как написать стихотворение об определенном человеке — 2021

Как написать стихотворение о конкретном человеке — 2021 — MasterClass

Чтобы отправить запросы о помощи или оставить отзыв о доступности, обратитесь в службу поддержки @ masterclass.com.

От самых ранних шумерских стихов до произведений американских поэтов двадцатого века писатели сочиняли стихи о других людях, чтобы выразить свои сильные чувства к ним. Написание стихотворения о другом человеке требует, чтобы вы внимательно наблюдали за ним, задавались вопросом о своих чувствах к нему и выражали эти чувства и наблюдения в лирической форме.


5 примеров стихов о людях

Когда дело доходит до написания стихов о других людях, трудно понять, с чего начать.Вот несколько лучших стихов, написанных известными поэтами о людях. Используйте их как источник вдохновения:

  1. «О капитан! Мой капитан! » Уолт Уитмен (1865)
  2. «Аннабель Ли» Эдгара Аллана По (1849)
  3. «Домашнее захоронение» Роберта Фроста (1914)
  4. Стихи Люси Уильяма Вордсворта (написанные между 1798 и 1801 годами)
  5. Кремация Сэма МакГи »Роберта У. Сервис (1907)

5 советов по написанию стихотворения о конкретном человеке

Написание стихотворения о другом человеке может оказаться непростой задачей.Пытаться передать всю сущность человека в поэтической форме может быть устрашающе. Вот несколько советов по написанию, которые помогут вам начать писать собственное стихотворение о человеке:

  1. Заполните форму . Первый шаг к написанию стихов — это выяснить, какую поэтическую форму вы будете использовать. В зависимости от того, что вы собираетесь выразить по поводу своего предмета, разные формы поэзии могут быть тематически более актуальными, чем другие. Например, если вы хотите написать любовное стихотворение, классическая схема рифм сонета и жесткая структура четверостиший и двустиший могут придать вашему стихотворению дополнительный романтизм.Если вы хотите, чтобы вещи были беззаботными и юмористическими, подумайте о написании лимерика. Если вы хотите воздать должное умершему другу, любимому человеку или члену семьи, возможно, вам захочется написать элегию. Независимо от того, сочиняете ли вы хайку, поэмы акростихов, повествовательные стихи или стихотворения вольного стиха, ваша поэтическая форма должна каким-то образом значимо отражать предмет вашего стихотворения.
  2. Составьте мозговой штурм список воспоминаний . Когда вы пишете стихи о конкретных людях, первое, что вам следует сделать, это записать все яркие или долговечные воспоминания о них, которые могут помочь в содержании стихотворения.Если вы пишете о друге, любимом человеке или романтическом партнере и не знаете, с чего начать, попробуйте вспомнить, когда вы впервые встретили их. Если вы пишете об историческом или политическом деятеле, постарайтесь вспомнить, когда вы впервые о нем узнали. Какие конкретные слова и образы вы ассоциируете с этим человеком? Когда начинаешь писать, никогда не знаешь, какие воспоминания или детали могут вдохновить на создание поэтических строк.
  3. Подробно опишите человека . Чтобы писать о конкретном человеке, вы должны нарисовать в сознании читателя картину вашего предмета.Закройте глаза и запишите все, что сможете, об этом человеке. Некоторые из этих деталей могут быть физическими. На что они похожи? Каковы их самые запоминающиеся или яркие черты? Какую одежду они носят? Опишите их личность. Каковы их лучшие качества? Их худшие качества? Продолжая свой список, попробуйте перейти к более абстрактным способам описания этого человека. Когда вы думаете о них, какой цвет приходит на ум? Какое животное? Какой неодушевленный предмет? Позвольте своему разуму блуждать настолько далеко, насколько это возможно.Эти абстрактные детали особенно полезны при написании стихов, которые могут быть настолько импрессионистскими и экспериментальными, насколько вы хотите.
  4. Подумайте о своих отношениях с этим человеком . Хорошее стихотворение вызывает у читателя эмоциональный отклик. Если вы пишете о человеке, то, скорее всего, он любимый человек или у вас есть эмоциональная связь с ним. Постарайтесь проанализировать свои собственные чувства по поводу предмета, чтобы понять, почему вы так сильно к нему относитесь.Быть конкретным. Ваша эмоциональная специфика также сделает стихотворение более впечатляющим для читателя.
  5. Пересмотреть и отредактировать . Написав стихотворение, вернитесь к нему и убедитесь, что оно максимально сжато и трогательно. Используете ли вы литературные приемы, такие как сравнение, метафора и аллитерация? Посмотрите на первые три строки в своей первой строфе: являются ли первая, вторая и третья строки настолько выразительными и значимыми, насколько это возможно? А как насчет последней строчки? Если ваша форма требует этого, правильно ли вы придерживаетесь схемы рифмования? Если вы ищете стороннюю обратную связь, попробуйте принести свое стихотворение в группу писателей или письменный класс для реакции и комментариев.

Хотите узнать больше о письме?

Станьте лучше писателем с годовым членством в MasterClass. Получите доступ к эксклюзивным видео-урокам, которые преподают мастера литературы, в том числе Билли Коллинз, Дэвид Мамет, Нил Гейман, Дэвид Балдаччи, Джойс Кэрол Оутс, Дэн Браун, Маргарет Этвуд и многие другие.


Зарегистрируйтесь здесь, чтобы получать советы Джеймса Паттерсона по написанию детективных романов и многое другое, отправленные на ваш почтовый ящик.

Наши курсы письма


Рекомендуемый инструктор мастер-классов

Билли Коллинз

В своем первом онлайн-классе, бывший U.Лауреат С. Поэта Билли Коллинз учит, как находить радость, юмор и человечность в чтении и написании стихов.

Исследуйте класс

«Мне легко скучно по книгам», — говорит автор 22 романов

Роман частично повествует об эксплуатации Розенбергов, казненных в 1953 году за шпионаж и обвиненных в шпионаже в пользу России. как он пытался построить атомную бомбу. (Проза сказала, что она часто возвращается к тому, как «историческая трагедия превратилась в китч».) Сама книга, однако, уважает их.

Изучите Книжное обозрение New York Times

Хотите быть в курсе последних и лучших книг? Это хорошее место для старта.

«Это самый сложный для написания тон», — сказал Джон Гуар, драматург, сценарист и друг Проза. «Это комический роман с участием Розенбергов. Как она поддерживает такой тон, но он никогда не переходит в гротеск — вы даже представить себе не можете, насколько это технически сложно. И этого не видно ».

Проза описывает себя как «до неприличия трудолюбивую», но говорит, что ее продуктивность также является заслугой ее мужа Хауи Михелса.В конце своего первого свидания в 1976 году Михелс вместе с Хаски по имени Серж переехали в лофт SoHo, который Проза делила с шестью другими людьми. С тех пор они редко бывают в разлуке.

Prose сказал, что они разделили уход за детьми, когда их двое сыновей, Бруно и Леон Михелс, подрастали, но Михелс, художник по профессии, делает «все остальное». Однажды во время телефонного разговора он использовал глагол «Леонард Вульф» — имя знаменитого заботливого мужа Вирджинии Вульф. Михелс сказал, что в тот день он много времени провел «Леонард Вулфинг» со своей женой.Он даже возит ее в их универсале Volvo, поскольку Проза, как и многие коренные жители Нью-Йорка, избегает водить машину.

Когда их сыновья были маленькими, семья переезжала с места на место, чтобы Проза могла учить письму, потому что, по ее словам, «обучение займет меньше времени, чем беспокойство о деньгах».

Сегодня она преподает литературу в Бард-колледже, предлагая такие классы, как «Экстаз, одержимость и забвение» и «Тоталитаризм в литературе», а также в Восточном исправительном учреждении в рамках инициативы «Тюрьма Бард».Она и Михелс живут в округе Ольстер, примерно в 35 минутах езды от Барда, в доме, полном произведений искусства и книг. По словам Проза, они оба — одержимые садоводы, вовлеченные в непрекращающуюся битву с местными бурундуками. Около трех часов в день она ухаживает за огурцами и помидорами, грушами и яблонями. В прошлом году она заболела синдромом запястного канала из-за лущения гороха.

Михелс также является первым читателем прозы, что немаловажно, так как она может легко просмотреть 40 или 50 черновиков романа.

Прощай, мужская проза

Редкий человек может написать что-то достаточно глупое, чтобы навсегда заслужить мою читательскую аудиторию.Я искал точный твит, который заставил меня подписаться в один роковой день в 2017 году, но мне так и не удалось его найти. Если мне не изменяет память об онлайн-мусоре, твит был о НФЛ, явно расистский и нацелен на кого-то, кого он только что видел, выступающим по телевизору. Ладно, эти три дескриптора исчерпали бы большую часть онлайн-продукции его племени — пожилых мужчин в развевающихся спортивных куртках во Флориде — включая, да, самого печально известного представителя этой зловонной культуры. Но что-то в этом человеке было другим.Что-то в неработающем синтаксисе и непоколебимой уверенности в этом @proseman действительно помогло мне — осмелюсь сказать, сделал это для us , горстки неназванных коллег, которые также проявили интерес к малоизвестным сообщениям этого парня, прозу которого мы будет идти в ногу с годами, пока на этой неделе мы не поняли, что прозы больше не будет.

Аккаунт @proseman был настолько полон взрывного непреднамеренного юмора, сюрреалистических автобиографических самородков и мнений СМИ о термоядерном спорте, что мы время от времени помещали его последние рассылки в наш рабочий чат, на случай, если у вас еще не было тусклого достаточно просмотра нашего рабочего чата.Большинство его взглядов были отталкивающими, но никогда нельзя недооценивать наш аппетит к эзотерическим интернет-ядам. И в отличие от многих, многих массовых торговцев ядом, мотивированных деньгами, этот старик наполнял свои пузырьки в тени, очевидно, из чистого самовыражения и любви к игре. Его желчь была почти странной.

В то время как я сначала следил за мощным запахом постов @proseman, я оставался в поисках знаний его жизни, которые начали накапливать твиты за твитами, когда он не говорил о том, что, например, Барак Обама был геем.Он служил во время Второй мировой войны. В настоящее время он ведет очередную войну против проверки орфографии и функции «ответа» Twitter. Когда дело доходило до его самых сильных убеждений, таких как бесполезность спортивных журналистов, он был склонен повторять ту же мысль год за годом; всякий раз, когда я узнавал старый каштан, я чувствовал 1) стыд и 2) то, что я был его самым внимательным из ныне живущих читателей. Он был непреклонным старомодным фанатиком. Он также был фанатом Philly и Eagles. Он издевался над мафией. Раньше он был поклонником Леброна Джеймса, пока не решил, что великий баскетболист на самом деле входит в тройку его самых ненавистных фигур, после Ли Харви Освальда и Колина Каперника.Он любил бросать прямой вызов ведущим новостей.

@KatyTurNBC Я голосовал за Трампа. Я пишу художественную литературу. Вы пишете длинные пропагандистские колонки, в которых нет классической прозы. Давайте сравним IQ

— markconte (@proseman) 28 октября 2017 г.

Верный своему имени, он, похоже, очень заботился о прозе, и он опубликовал много из них, а также множество стихов, некоторые из которых я нашел и читать. Он находился в Гуантанамо, что свидетельствовало о его относительно теплой позиции по отношению к Фиделю Кастро.Он хотел, чтобы штурмовое оружие было запрещено. Он беспокоился о свободах, в которых отказывают палестинцам. Его единственное прикосновение к виральности было сюрреалистическим хитом для ЛаВара Болла, который он случайно направил на ЛеВара Бертона. Он сожалел о раннем союзе с «женщиной, которая позже стала инфантильной [sic] Идой Иокко, злополучным браком, который испортил нам обе жизни, и я оставался холостяком всю оставшуюся жизнь». Он назвал себя независимым, разочарованным после того, как дважды проголосовал за Барака Обаму, которого позже вдохновил Дональд Трамп.Он сказал, что его рассказ однажды получил почетное упоминание от PEN America. Какое-то время он был страховым агентом. Он гордился своим интеллектуальным происхождением как итальянец. Однажды он продал фургон и основал музыкальный журнал — заметьте, без правительственных подачек. И он не слишком беспокоился о травмах головы в спорте, испытав все это:

Не каждое попадание в голову является проблемой. Я был боксером три года. Играл в футбол в возрасте 30-40 лет в течение 8 лет. Я упал из окна на голову, меня трижды ударили свинцовой трубой по голове и я пробил лобовое стекло.Сейчас я пишу романы.

— markconte (@proseman) 19 июля 2018 г.

Люди с нездоровым отношением к своим мобильным телефонам любят говорить о «парасоциальном» взаимодействии. Меня заставили поверить в то, что они повсюду — все вокруг меня нормальные люди, проецирующие свои эмоциональные отношения с общественными деятелями, которые никогда не говорили и не печатали ни слова в ответ. Но здесь было что-то другое. Это не был широко любимый влиятельный человек, разносящий потоковое видео тысячам людей, а скорее неизвестный девяностолетний гражданин, обнаруженный совершенно случайно.Его страница была кроличьей норой, в которой я произвольно решил поселиться. Если бы @proseman был какой-либо фигурой в моей жизни, он был бы этнически невозможным дедушкой, присылающим мне спорадические искаженные тексты — бессвязные воспоминания о более комфортном мире или реакционные опасения по поводу нового мира, ускользающего от досягаемости. Назовите это пара-папскими отношениями.

В то время как мое первоначальное любопытство заключалось в грубости и непредсказуемости его дублей — их неприкрытых предубеждений, их трагикомических наклонностей, их постоянных приглашений к дебатам — я начал задаваться вопросом о человеке, стоящем за дублями, и даже начал задаваться вопросом, что бы он получил сказать о конкретном моменте в американской жизни.Я часто проверял и узнавал. Его страница предлагала мне живой указатель политического сознания человека из Флориды, более подробный и прямой, чем любая попытка сделать то же самое в несколько тысяч слов New York Times. Со временем он, казалось, разочаровался в Трампе, неоднократно умоляя его «действовать президентом», но так и не бросил его. Всякий раз, когда @proseman несколько месяцев не писал в Твиттере, мы все вместе задавались вопросом, как у него дела, и за последний год эти мысли становились все мрачнее. Он никогда особо не рассказывал о пандемии, помимо этого:

Если вы собираетесь обвинить его в коронавирусе, то вы должны поблагодарить его за все роды и свежий воздух, в который вы бьетесь, солнце и овощи. вы едите и за свою жизнь.

— markconte (@proseman) 15 мая 2020 г.

Он не твитнул с июля. Барри на днях посмотрел на него и узнал, что он только что умер. Печаль, которую я чувствовал, было трудно передать. Он ускользнул от всех моих обычных рамок человеческого взаимодействия, эмоций, вложенных и отвечающих взаимностью, сигналов, посланных с осознанием того, что кто-то есть, чтобы их получить. Он определенно не подозревал, что мы здесь; у него было лишь смутное представление о собственном пробеле. Мне было интересно, что он мог бы подумать о том, что его оплакивает группа людей за тысячи миль, чьи убеждения он мог найти враждебными Америке, которую он любил.Но затем мне пришлось задаться вопросом, были ли мы людьми в этом мире, наиболее приспособленными к его повседневным случайным мыслям, когда он месяц за месяцем продвигался к тому горизонту, где никто в аналоговой жизни не задерживается, чтобы их услышать. И еще больше я подумал о в высшей степени странной серии трубок, которые позволили нам узнать, что он вообще когда-либо жил. Не то чтобы нас ничто не связывало с @proseman: в конце концов, мы нашли его, потому что он публично жаловался на то, что кто-то говорил о спорте.РВАТЬ.

Нашел вас случайно. Я вижу, как дети начинают заниматься спортом, а потом стареют. Потом приходят новые дети, они стареют, потом приходит другое поколение, и они внезапно стареют. 5 июня мне исполнится 92 года. Мир проходит перед моими глазами.

— markconte (@proseman) 20 мая 2020 г.

Поэт Клаудия Ренкин о насильственной смерти чернокожих мужчин

Она называет себя архивистом, собирателем рассказов. Поэт и драматург Клаудия Рэнкин особенно увлечена историями о взаимодействиях — как интимных, так и масштабных — между расами.В своем последнем сборнике стихов «Гражданин: американская лирика» Рэнкин перемежает небольшие виньетки о повседневной несправедливости с более длинными стихотворениями в прозе о насильственной смерти чернокожих мужчин после столкновений с полицией.

«Я хотел начать понимать, как мы подходим к этим важным моментам, убийствам чернокожих. Такие моменты в 2014 году, когда вы думаете: «Как это случилось?» И я хотел проследить это и сказать хорошо, если люди в своей повседневной жизни — начинают с веры и говорят эти мелочи — они складываются в серьезную агрессию.”

Эти небольшие истории были собраны от друзей и коллег — как белых, так и черных — и показывают, как даже простейшие взаимодействия могут быть чреваты глубокой расовой напряженностью.

В очереди в аптеке, наконец, ваша очередь, а потом уже не он идет впереди вас и кладет свои вещи на прилавок. Кассир сказал, сэр, она была следующей. Когда он поворачивается к вам, он искренне удивляется.

Боже мой, я тебя не видел.

Вы, наверное, торопитесь, вы предлагаете.

Нет, нет, нет, я действительно не видел тебя.

Рэнкин родился на Ямайке, вырос в Кингстоне и Нью-Йорке, учился в колледже Уильямс Колумбийского университета и последние десять лет преподавал в колледже Помона в Клермонте, штат Калифорния. Она замужем за белым фотографом и режиссером Джоном Лукасом. Рэнкин чувствует себя комфортно в своих черно-белых сообществах. Но она говорит, что ее миссией стало задокументировать большую пропасть, которая, кажется, все еще существует между ними.

Посмотрите видеоролик Клаудии Рэнкин и ее мужа Джона Лукаса «Стой и веселись», основанный на ее одноименном стихотворении.

Она и Лукас вместе работают над тем, что она называет «ситуационными видео». Она пишет стихи; ее муж снимает короткометражный фильм, чтобы сопровождать текст. На одной из них, названной «Stop-and-Frisk», изображены два афроамериканских мальчика (которые учатся в Помоне), когда они покупают одежду. На заднем плане слышны полицейские сирены, пока Ренкин читает:

.

Я знал, что происходит все, что было передо мной, и затем полицейская машина с визгом остановилась передо мной, как будто они устанавливали блокаду.Везде были вспышки, звучала сирена и протяжный рев. Ложись на землю. Ложись на землю сейчас же. Тогда я просто знал.

И вы не тот парень, но вы подходите под описание, потому что есть только один парень, который всегда подходит под описание.

Рэнкин говорит, что изначально эта работа была ответом на политику полиции Нью-Йорка, но она быстро поняла, что это «наблюдение за черным телом» происходило по всей стране.Это видео представляет собой размышление о том, что «открытое пространство опасно для передвижения черного мужского тела», — говорит Рэнкин.

Несколько стихотворений в «Гражданине» повествуют о насильственной смерти чернокожих, которые доминировали в заголовках последних нескольких лет: Джеймс Крейг Андерсон, Марк Дагган и Трейвон Мартин. Рэнкин отправился в Фергюсон, штат Миссури, вскоре после смерти Майкла Брауна, где она слушала людей, живших по соседству с ним, собирая материал для будущих стихотворений.Пока что она могла написать только простое хайку в ответ.

потому что белые люди не могут
управлять своим воображением
чернокожих умирают

Она говорит, что думала, что это будет началом чего-то, и что она будет продолжать. Но этого не произошло. Возможно, размышляет она, это произошло потому, что последние несколько месяцев она провела в ожидании, надеясь на справедливость. Но когда большое жюри объявило, что не будет выдвигать обвинения против офицера полиции, стрелявшего в Брауна, она поняла, что ничего не изменилось.«Есть вечная надежда на признание несправедливости, которой не бывает. Он накапливается в себе. И меня восхищает то, что я не теряю надежды и знаю, что этого не произойдет ».

Подключайтесь к сегодняшней трансляции PBS NewsHour с полным профилем поэта и драматурга Клаудии Рэнкин. Смотрите на нашем канале Ustream в 18:00. EST или проверьте свои местные списки.


Ниже приводится полный текст стихотворения Ренкина в прозе, которое она читает на видео выше:

Мужчина сбил ее сына в метро.Вы чувствуете, как вздрагивает ваше собственное тело. Он в порядке, но сукин сын продолжал идти. Она говорит, что схватила незнакомца за руку и попросила его извиниться.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.