Мужики и их достоинства: Мужчины и женщины – неужели мы правда с разных планет?

Содержание

Мужчины и женщины – неужели мы правда с разных планет?

  • Кристиан Джарретт
  • для BBC Future

Автор фото, Getty Images

Исследования черт личности мужчин и женщин указывают на то, что между нами имеются определенные, пусть и не такие значительные, различия. Но какую роль играют эти различия в жизни? Психолог Кристиан Джаррет рассмотрел этот сложный и неоднозначный вопрос по просьбе BBC Future.

Согласно старой присказке, мужчины и женщины настолько отличаются друг от друга, что кажутся обитателями разных планет. Это утверждение кого-то забавляет, а кого-то раздражает.

Бестселлер Джона Грэя «Мужчины с Марса, женщины с Венеры», впервые опубликованный в начале 1990-х, разошелся миллионными тиражами, породив бесчисленные пародии (например, книгу Кэтрин Блэк и Финна Контини «Может быть, женщины и с Венеры, но мужчины на самом деле с Урана»), а также комедийные шоу, одно из которых сейчас идет на Бродвее.

Хотя физическая разница между полами — в размерах и анатомическом строении — очевидна, вопрос о различиях в психологии мужчин и женщин гораздо более сложен и неоднозначен, и достоверно измерить эти различия не так-то просто.

А когда психологам удается обнаружить такие различия, то, как правило, разгораются споры относительно того, являются ли они врожденными, то есть биологическими, или же приобретенными — социокультурными.

Иными словами, рождаются ли мужчины и женщины разными, или же их таковыми делает общество?

На этот вопрос особенно трудно ответить, когда речь заходит о личностных особенностях. Согласно результатам большинства исследований, мужчины действительно отличаются от женщин в том, что касается некоторых важных черт характера.

Но чем объясняется эта разница — биологией или влиянием социума? И насколько важную роль она играет в нашей жизни?

По мнению некоторых ученых, различия по большей части незначительны, но их совокупный эффект может быть довольно весомым.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Предписывает ли наша культура жесткие гендерные роли?

Результаты одного из наиболее авторитетных исследований в этой области были опубликованы в 2001 году. Ученые Пол Коста, Роберт Маккрэ и Антонио Террачано предложили 23 с лишним тысячам мужчин и женщин, представлявшим 26 различных культур, заполнить личностные анкеты.

Вне зависимости от культурной принадлежности (в исследовании принимали участие в том числе представители Гонконга, США, Индии и России), женщины в целом приписывали себе такие качества, как душевность, дружелюбие, тревожность и застенчивость.

Мужчины же были склонны характеризовать себя как настойчивых и открытых новым идеям.

Выражаясь языком психологии личности, у женщин в среднем доминировали два качества из так называемой Большой пятерки черт личности, а именно готовность договариваться (связанная с уживчивостью) и невротизм (характеризующийся высоким интеллектом), а также один из аспектов открытости опыту.

У мужчин же были более выражены один из аспектов экстраверсии, а также аспект открытости опыту, не свойственный женщинам.

Сходные результаты были получены в исследовании 2008 года, в ходе которого анкеты заполнили свыше 17 тысяч представителей 55 разных культур. И в этом случае женщины приписывали себе склонность к невротизму и готовность договариваться, а кроме того, к добросовестности (сознательности) и к двум аспектам экстраверсии — душевности и общительности.

Критики этой методики указывают на то, что участникам экспериментов предлагалось оценивать самих себя.

Таким образом, говорят они, различия между женщинами и мужчинами, возможно, объяснялись тем, что они описывали себя в соответствии с ожиданиями общества от их гендерных ролей.

Однако похожие результаты были получены и в ходе другого исследования, проведенного Маккрэ с коллегами: в нем принимали участие 12 тысяч человек, представлявших 55 различных культур, и их просили оценить не только себя, но и личностные качества близко знакомых им мужчин и женщин.

Кроме того, ряд исследований показал, что личностные различия между полами начинают проявляться в очень раннем возрасте.

Например, в одном эксперименте, результаты которого были опубликованы в 2013 году, изучался темперамент 357 пар близнецов в возрасте трех лет.

Выяснилось, что мальчики в парах в целом более активны, а девочки более застенчивы, внимательны и лучше контролируют свое поведение.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

По всей видимости, различия в личностных характеристиках между мальчиками и девочками начинают проявляться в очень раннем возрасте

И, судя по всему, различия между полами сохраняются до глубокой старости. Еще в одном эксперименте ученые изучали личностные черты женщин и мужчин в возрасте от 65 до 98 лет.

Как и в случае с более молодыми людьми, у пожилых женщин более явно проявлялись такие черты, как невротизм и готовность договариваться, чем у пожилых мужчин.

Специалисты в области эволюционной психологии интерпретируют эти результаты следующим образом: психологические черты современных людей — отголоски механизмов выживания, которые были вынуждены выработать наши далекие предки. И механизмы эти были разными для мужчин и женщин.

Так, более заботливая женщина с большей долей вероятности защитила бы свое потомство от возможных невзгод, в то время как более смелому мужчине был бы обеспечен успех в размножении.

И эти черты характера передавались по наследству последующим поколениям, утверждают эволюционисты.

Некоторые ученые не согласны с таким сугубо биологическим объяснением человеческого поведения — по их мнению, при таком подходе не учитываются социокультурные факторы, которые определяют нашу личность и модель поведения.

Несомненно, эти социальные факторы играют свою роль. Однако результаты вышеупомянутых кросс-культурных исследований Косты, Маккрэ и других ученых указывают на то, что среднестатистические личностные различия между мужчинами и женщинами наиболее четко проявляются как раз в более развитых и гендерно равноправных обществах, таких как Западная Европа и США, а не в Азии и Африки, где уровень гендерного равенства ниже (этот уровень замерялся по таким параметрам, как доступность образования для женщин и продолжительность их жизни).

Эти выводы противоречат утверждению о том, что человеческая личность развивается в соответствии с ожиданиями общества, основанными на традиционных гендерных ролях.

Одно из объяснений этого противоречия гласит, что врожденные, биологические факторы, влияющие на личностные различия мужчин и женщин, более ярко выражены в культурах, достигших более высокого уровня равноправия полов.

Это объяснение подтверждается нашим знанием о роли генов и окружения в формировании психологических черт личности — например, широкий всеобщий доступ к образованию в стране способствует росту учебных показателей в целом.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Различия между полами выявляются даже при помощи имплицитных тестов, что указывает на отсутствие у испытуемого осознанного решения подчиняться стереотипам, навязываемым обществом

Еще один метод исследования этого феномена заключается в использовании имплицитных тестов личности. Например, ученые измеряют скорость реакции испытуемого, который должен нажимать на клавиши клавиатуры, когда слышит различные слова.

Таким образом исследователи выясняют, насколько человек ассоциирует себя с терминами, описывающими различные черты личности.

Поскольку участники не осознают, что целью эксперимента является именно скорость реакции, результаты подобных исследований могут считаться чистыми — испытуемые не могут предпринять попытки подстроиться под ожидания общества в отношении гендерных ролей.

Группа ученых под руководством Микеланджело Вианелло из Падуанского университета Италии применила этот подход в 2013 году: в исследовании участвовало свыше 14 тысяч человек, опрошенных через вебсайт.

Уровень личностных гендерных различий испытуемых, обнаруженных исследователями, оказался в три раза ниже, чем в исследованиях, использующих стандартные личностные опросники.

Тем не менее имплицитные тесты все же позволили выявить статистически важные различия в чертах личности между мужчинами и женщинами, особенно ярко проявившиеся у женщин, в личности которых доминировали критерии невротизма и готовности договариваться.

Иными словами, гендерные различия в особенностях личности присутствуют и на подсознательном уровне, но исследования, полагающиеся исключительно на самоописание участников, по-видимому, искажают разницу в сторону ее увеличения — возможно, отчасти из-за стремления испытуемых соответствовать культурным ожиданиям.

Спор о величине разницы в психологии полов этим не ограничивается. Ряд ученых полагает, что детальный анализ может выявить различия между мужчинами и женщинами в более широком спектре личностных черт.

Янна Вайсберг из американского колледжа Линфилд с группой коллег в 2011 году исследовали по два аспекта для каждой из пяти основных черт личности. В исследовании приняло участие более 2500 человек.

Так, среди аспектов экстраверсии можно выделить энтузиазм и настойчивость, в то время как невротизм характеризуется эмоциональной неустойчивостью и замкнутостью.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Считается, что женщины более склонны к проявлению вежливости и доброжелательности

Исследователи выявили гендерные различия для каждого из 10 рассматриваемых аспектов личности: женщинам в целом были присущи такие аспекты, как энтузиазм, сострадание, вежливость, дисциплина, эмоциональная неустойчивость, замкнутость и открытость, а мужчинам — настойчивость, трудолюбие и интеллект.

По словам ученых, эти результаты невозможно было бы получить в рамках большинства более ранних исследований, которые рассматривали различия между мужчинами и женщинами только на уровне большой пятерки черт личности.

Впрочем, Вайсберг с коллегами отмечают, что обнаруженные ими гендерные различия весьма незначительны. Их значения в целом соответствуют значениям, зафиксированным Маккрэ и другими учеными в рамках крупных кросс-культурных исследований.

Согласно распространенному в популярной психологии и культурологии утверждению, личностные различия настолько велики, что мужчин и женщин можно счесть двумя разными биологическими видами.

Однако, по заключению Вайсберг и ее коллег, хотя гендерные различия «могут играть важную роль в формировании человеческого опыта и культуры, они, вероятно, не настолько велики, чтобы сделать невозможной эффективную коммуникацию между мужчинами и женщинами».

Эту мысль оспаривает исследовательская группа Марко дель Джудиче из Туринского университета.

В 2012 году они опубликовали научную работу, согласно которой авторы предыдущих исследований неверно оценивали роль гендерных различий в формировании личности, поскольку брали лишь средние величины различий в чертах характера, вместо того чтобы рассматривать их в совокупности.

В электронном письме автору статьи Дель Джудиче проводит такую аналогию: «Гендерные различия в личности очень похожи на гендерные различия во внешности. Каждая индивидуальная черта — длина носа, размер глаз и т.д. — обнаруживает незначительные различия между мужским и женским лицами, но если сложить все эти различия вместе, разница становится очевидной, что позволяет нам отличать мужские лица от женских с точностью свыше 95%».

Используя этот подход для анализа анкет, заполненных более чем 10 тысячами мужчин и женщин, Дель Джудиче и его коллеги обнаружили, что разброс гендерных личностных различий по психологическим меркам чрезвычайно велик.

По мнению ученых, их метод «четко демонстрирует, что истинный масштаб гендерных различий в чертах личности традиционно недооценивается».

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

И все-таки многие психологи полагают, что между мужчинами и женщинами больше сходства, чем различий

Как интерпретировать это смелое заявление? Специалист по статистике Эндрю Гелман пишет в своем блоге, что если отставить в сторону проблемы, возникающие при попытках толкования любых гендерных различий, то «анализ [Дель Джудиче и его коллег] представляется разумным».

Он добавляет: «Если посмотреть на результаты исследований, выявивших наибольшие различия между мужчинами и женщинами, разница между полами становится очевидной».

Некоторые эксперты придерживаются другого мнения. Дженет Хайд, получившая известность благодаря научной работе, посвященной вопросам сходства между мужчинами и женщинами, говорит, что Дель Джудиче и его коллеги использовали методологию, призванную максимально подчеркнуть различия между полами, так что результаты их исследования «не поддаются интерпретации».

Хотя споры о масштабе и причинах гендерных различий в личности среднестатистических мужчины и женщины, скорее всего, будут бушевать еще многие годы, представляется разумным предположить, что — по крайней мере — некоторые различия все же имеются.

Но ключевое слово здесь — «среднестатистические». Какому бы из исследований мы ни отдали предпочтение, между двумя полами все равно гораздо больше общего.

Кроме того, не стоит забывать, что мы говорим именно о характеристиках личности, а не обо всех аспектах мыслительного процесса и поведения в целом.

Хайд, изучавшая гендерные различия во многих областях психологии, утверждает, что «у мужчин и женщин больше общего, чем различий; разница между ними, скорее, не больше, чем между жителями Северной и Южной Дакоты [не такая разительная, как между пришельцами с разных планет]».

В то же время стоит отметить, что речь идет вовсе не о праздном вопросе. Среди ученых растет понимание той роли, которую черты личности играют в нашем жизненном выборе, а также в состоянии нашего душевного здоровья.

Более глубокое понимание личностных различий между мужчинами и женщинами и их причин поможет нам обеспечить равные возможности для всех членов общества, а также оказывать более эффективную психологическую помощь.

Ведь некоторые из личностных особенностей более присущи тому или иному полу: например, депрессия чаще встречается у женщин, что соответствует преобладанию у них черт невротизма.

«Исследователи часто подчеркивают риск переоценки гендерных различий, но обратное тоже верно, — отмечает Дель Джудиче. — Преуменьшая значение этих различий, мы лишаем себя очень важного знания о самих себе и об окружающих».

Он продолжает: «На протяжении множества поколений мужчины оказывали влияние на формирование личностных качеств женщин, и наоборот. Понимание того, что мы — продукт этого удивительного и сложного процесса, расширит наш взгляд на мир и сделает его менее поверхностным — вне зависимости от того, довольны ли мы нашими личностными качествами или хотим их изменить».

Какими должны быть мужчины и женщины, чтобы казаться красивыми: исследование Ipsos

Что делает человека прекрасным? Чехов полагал, что всё: «и лицо, и одежда, и душа, и мысли». Но чаще всего приходится выбирать, если надо, например, разработать рекламную кампанию, ориентированную на сегменты ЦА с разными базовыми ценностями. А уж если речь идет о глобальной кампании, то выбрать совсем не просто: представления о прекрасном жителей разных стран могут различаться весьма сильно, как это следует из данных исследования Ipsos.

Гендерные различия в понимании того, что и с какой силой влияет на позитивный образ женщины или мужчины, проявляются очень наглядно. В ходе исследования респондентов просили оценить в баллах (от 1 до 10) вклад того или иного качества в то, что его обладатель будет считаться красивым (beautiful). Сначала респонденты «прикладывали» качества из предложенного им списка к женщинам, затем к мужчинам. Исследователи разделили ответы на две группы в зависимости от пола респондента и в дальнейшем рассматривали факторы, важность которых респонденты оценивали в восемь баллов или выше. Итоговые результаты показывают, что оценки мужчин и женщин совпадали довольно редко.

Скажем, 90% женщин уверены, что «счастье» — это качество, совершенно необходимое женщине. В «мужском» рейтинге это качество также лидирует, но с другим результатом — 76%. На втором месте «женского рейтинга» идет фактор «уверенность в себе» (81%), который занял в «мужском» лишь десятое место (59%). У мужчин на втором месте идет «сексуальность» (73%), который женщины в свою очередь ставят на десятое место в своем рейтинге. Напомним, что здесь и далее респонденты независимо от своего пола оценивают сначала женщин, а затем (описание будет ниже) — мужчин.

Заметим, что вес и форма тела, на обсуждении которых часто ломаются копья, находится где-то в в середине списка: они важны, но не слишком.

Что делает женщину прекрасной с точки зрения мужчин и женщин, доля, %, все страны

Ipsos

У наших соотечественников своя точка зрения. Во-первых, они гораздо щедрее на оценки, т.е. считают важными больше факторов. Во-вторых, «сила» в их глазах не красит женщину в той степени, как это считают жители других стран.

Что делает женщину прекрасной, доля, %, Россия и мир

Ipsos

Аналогичные рейтинги, построенные в отношении мужчин, показывают, разумеется, другие результаты. Впрочем, не совсем. Например, «чувство собственного достоинства», как выясняется, красит и женщин, и мужчин, равно как и «уверенность в себе». А вот такой фактор, как «косметика и макияж» для мужчин вряд ли стоит использовать в массовых рекламных коммуникациях. Наибольшее расхождение во мнениях женщин и мужчин на мужскую красоту получили с исчезающе малым разрывом (по порядку убывания разницы): финансовый и профессиональный успех (женщины ценят его выше на 12 п.п.), счастье (в глазах мужчин оно «весит» меньше на 11 п.п.) и сила (10 п.п.). Удивительно, но таковы данные опроса.

Что делает мужчину красивым с точки зрения мужчин и женщин, доля, %, все страны

Ipsos

Отличия того, как оценивают мужчин россияне и жители других стран, мало чем отличаются от приведенного выше аналогичного «женского» рейтинга. Отметим лишь меньшую значимость мужской косметики в глазах российских респондентов в сравнении со среднемировыми значениями (по всем остальным факторам ситуация обратная). Кроме того, оценки такого фактора, как «духовность», в России и мире равны, хотя из общих соображений можно было бы ожидать обратного. Впрочем, указанные два фактора занимают два последних места в рейтинге, их важность невелика.

Что делает мужчину красивым, доля, %, Россия и мир

Ipsos

Но на имидж человека влияют не только те или иные факторы, но и люди, те самые инфлюенсеры, о которых сегодня можно услышать из каждого утюга. Кто они? Так ли велика роль социальных сетей, как это принято считать? Данные исследования дают на это отрицательный ответ. Мать и ближайшие родственники оказывают наиболее сильное влияние на то, как выглядит человек. Следом за ними в этом своеобразном рейтинге идут друзья, а уже за ними такие рекламоносители как журналы, видео и, наконец, социальные сети, включая Instagram. Россияне находятся вполне в духе мировых трендов, разве что влиятельность ближайших родственников у нас ниже на 13 п.п.

Что и кто влияет на то, как выглядит человек в своей повседневной жизни, доля %

Ipsos

Но это были факторы, влияющие на довольно абстрактный образ. А вот фигура — это конкретно. Все мы помним рекламные ролики, в которых снимались люди «такие как в жизни», с немодельными фигурами, словом, в духе тренда на бодипозитив. Похоже на то, что эта реклама, конечно, укрепляла образ бренда как «ведущего социально ответственный бизнес», но прямой связи с продажами может и не быть. Во всяком случае, большинство респондентов предпочитает видеть людей, имеющих, скорее худые, чем полные фигуры. Причем, предпочтения женщин явно склоняются в сторону худых, а вот мужчины держатся середины.

Какой тип фигуры может считаться идеальным, доля, %

Ipsos

В онлайн-опросе, проведенном в апреле-мае 2019 года, участвовали жители 27 стран, включая Россию. Величина выборки в каждой стране была не менее 500 человек, а в восьми странах — 1000 человек.

Главные мужские недостатки | Passion.ru

Иногда лучше соврать, чем сказать истинную правду. Мужчины, не раз столкнувшиеся с непредсказуемыми женскими реакциями на свои правдивые слова, уже поняли эту странность женской натуры, желающей слышать не правдивые ответы, а удобные и комфортные для себя. Женщины порой задают такие каверзные вопросы, которые и сами в себе уже заключают желанный для них ответ. И не дай Бог ответить как-то иначе.

Именно для того, чтобы избежать подобного казуса, мужчины, хорошо знающие своих женщин, научились врать. Все люди рады обманываться и охотно верят в то, что делает их более счастливыми, спокойными, удачливыми. Особенно это касается представительниц слабого пола, которые, как известно, любят ушами. Сколько лапши можно навесить на доверчивое женское ушко, жаждущее этой лапши…

Мы порой отказываем мужчинам в тонком знании женской психологии, а между тем большинство из них очень умело пользуется этой женской особенностью. Помните героя Ф. М. Достоевского Свидригайлова, обольстившего и погубившего не одну женщину: «Величайшее и незыблемое средство к покорению женского сердца, средство, которое никогда и никого не обманет и которое действует решительно на всех до единой, без всякого исключения. Это средство известное, лесть».

Другие мужские недостатки

4. Неряшливость

Неумение следить за собой и жилищем, пренебрежение уютом, деталями туалета, интерьера. Очень многие семейные конфликты вызваны небрежностью мужчин. Пресловутые носки, вещи, окурки, разбросанные по дому, неприятный запах ног, изо рта, сальные волосы, небритое лицо – все эти детали, которые мужчинам кажутся мелочами, способны навсегда убить в женщине сексуальное желание.

Есть ли причины мужской неряшливости? Многие считают, что они являются результатом неправильных действий самих женщин. Мам и бабушек, которые приучили своих сыночков и внучков не следить за собой, убирали, подтирали за ним, игрушки складывали, постель заправляли, школьную форму аккуратно вешали на плечики в шкаф. И вот результат – вырос большой ребенок, за которым нужно ходить и подбирать, как за малышом. Но дело не только в этом.

Мужчины часто просто пренебрегают такими мелочами как носки или неостриженные ногти не потому, что дикари, а потому что им некогда отвлекаться на ерунду. Их мозг занят чем-то более интересным и глобальным. Например, мировым кризисом, политической обстановкой, курсом доллара и открытием новой звезды. Они могут быть с головой погружены в дело своей жизни и просто не замечать, точнее, не успевать отвлекаться на что-то другое. И нам стоит с этим считаться.

5. Беспомощность в эмоциональных вопросах

Слишком резкие решения вызваны не жестким характером, а слишком ранимым внутренним устройством мужчины, который не способен здраво рассуждать в условиях сильного эмоционального напряжения. Психика женщины более гибкая, женщина способна быстро перестраиваться, видеть ситуацию с разных сторон и интуитивно предвидеть последствия поступков.

Мужчинам сделать это труднее. Но это не значит, что они не способны чувствовать. Их чувства порой находятся намного глубже и переживаются не менее, а порой и в более драматичном внутреннем варианте. Извне это может быть незаметно вообще (когда мужчина будто уходит в себя) либо заметно в резких, даже неадекватных, на первый взгляд, реакциях.

Марта Кетро о том, как стареют мужчины

«Многие считают, что с потерей потенции они перестанут быть мужчинами» — писательница Марта Кетро о том, откуда берется нетерпимость к женской «несвежести».

Как-то по умолчанию принято считать, что мужчины легче относятся к старению, чем женщины. Дамы шумно паникуют при виде каждой морщинки и складочки или впадают в тоскливое отчаяние, тратят безумные деньги на косметологов, влезают в чудовищные мини — ну, вы знаете эти штампы внутри штампов, образующие расхожее определение стареющей женщины.

А мужчине вроде как все равно: начал лысеть — поплевал на ладонь, перекинул остатки волос с висков через макушку и живет дальше; утратил былую легкость — отрастил харизму до колен; девки перестали смотреть — щиплет за попы покладистых ровесниц.

Разумеется, и для них есть схемы: развод со старой женой, большая красная машина и любовница непременно младше дочери. Но все же им, кажется, проще.

На самом деле это только кажется… Мы обычно не учитываем одну особенность мужского сознания: некоторые из них считают (не все, но многие), что с потерей потенции/секса они перестанут быть мужчинами.

Вдумайтесь, пожалуйста. Как если бы женщина решила, что лишится своего пола, едва постареет.

Представьте: вы уверены, что с утратой некоторых функций организма изменится ваше самовосприятие, вас выпихнут из клуба, в котором вы состояли лет тридцать-сорок, над головой сломают шпагу и отправят в утиль. Клянусь, я слышала это своими ушами.

Умом они понимают, что мужественность сосредотачивается не только в пещеристых телах, но и в социальных, поведенческих характеристиках. Но сердцем, сердцем уверены в обратном. И с этим, разумеется, очень страшно жить.

Самое же дурное, что, не имея сил справиться со своими комплексами, они начинают их транслировать. Поэтому узнать такого напуганного мужчину легко.

Он брезгливо относится к любым проявлениям женской «несвежести». Какая связь, спросите вы? Ну как же. «Ааааа, ей столько же лет, сколько и мне, и она старая, а значит, и я…»

«Ааааа, вдруг мне теоретически придется с ней спать? И я не смогу — она же немолода!»

«А если я свяжусь с женщиной, а она постареет, и я не смогу… И останусь без секса?!»

Все сводится к тому, что женщина обязана сделать так, чтобы он смог. А значит, ей необходимо быть двадцатилетним персиком с огромными сиськами, и ничем иным. «Старуха — не женщина» — именно потому, что в глубине души он уверен: старик — не мужчина.

Отсюда же происходит нетерпимость к женским несовершенствам. Хороший, уверенный в себе любовник искренне рад разнообразию мира. Толстая задница? Какая прелесть! Тощая задница? Какая прелесть! Маленькая грудь, большая; высокая, маленькая, дурочка, умница, лысая и волосатая — все это любопытно и волнующе.

Ну а стареющий донжуан до смерти боится, что при малейшем несоответствии девушки модельным стандартам он не справится.

И, разумеется, именно женщина виновата в том, что у него «впервые не получилось второй раз и второй раз не получилось в первый». Либо она не так выглядела, либо неправильно себя вела.

При этом многие из них ненавидят юность — такое вот странное противоречие. Молоденькая девочка, весьма вероятно, не даст или потребует невозможной уже выносливости и страсти, поэтому имеет смысл заранее объявить все свежее поколение негодным. И глупы они, и манеры у них странные, одежда нелепая, общих интересов нет, и мораль инопланетная.

Юный влюбленный цветок обязан знать дату Куликовской битвы, иначе мужчина не захочет и не сможет. Правда же состоит в том, что он теперь вообще редко хочет и может, но старается себе в этом не признаваться.

От отчаяния он начинает делиться в соцсетях статейками в духе «Сто причин, почему сорокалетняя женщина лучше двадцатилетней». Есть надежда, что маленькая устыдится, а взрослая поведется на лесть и хоть как-то утешит. Но принять от взрослой утешение в полной мере они не рискнут.

Можно и дальше приводить примеры уродливого старения, исполненного ужаса и тоски. Оно агрессивно, токсично (потому что переносит свои страхи на потенциальных партнеров) и нестерпимо одиноко. Гораздо приятнее говорить о другом пути.

Прекрасны мужчины, стареющие, как коты. Греются на солнышке, наслаждаясь тем, что имеют. Проходящая мимо юность радует их и нисколько не возмущает.

Они не боятся перестать быть мужчинами, потому что их мужественность в том, что уже сделано, достигнуто и доказано. И в поступках, связанных не только с сексом, но и с повседневным отношением к миру — и к женщинам, в частности.

На удивление, юные кошечки сами приходят к ним за отдыхом и утешением. А если не приходят, то и старых кошек хватает. С ними весело даже без секса. От них исходит радость бытия и покой.

Мужчины эти не миф, их много. Просто они не очень любят говорить и писать об «отношениях» и «обязанностях Настоящей Женщины по отношению к Мужчине» — слишком поглощены каким-то своим делом.

Отличие зрелого старого перца от того, который так и сгниет зеленым, в том, что требования он предъявляет прежде всего к самому себе.

Он не ждет ту, что придет и придаст смысл, любовь и красоту его никчемной жизни. Он сам порождает смыслы, красоту и любовь — да так, что хватает и другим.

Достоинства их настолько многообразны и убедительны, что не нуждаются в физиологических доказательствах. Это взрослые ценные люди, быть рядом с которыми — большая удача. И да, они остаются мужчинами до конца, что бы там ни случилось с их пещеристыми телами.

существует ли в России равноправие полов :: Мнение :: РБК

Все эти примеры говорят об одном — о наличии серьезного конфликта в нашей культуре в целом. То есть это не «вековечный конфликт между мужским и женским началом, заложенный в нас самой природой». Это — конфликт нашей современной культуры. Как противоречие между «мужской» и «женской» позициями, он раскалывает мужское сознание, не оставляет единым и женское. Из приведенных данных видно, что немало мужчин считают справедливой «женскую» точку зрения на проблему, но есть и женщины, которые присоединяются к «мужской».

При этом «мужская» точка зрения — дискриминационная, исключающая, в этом смысле партикуляристская. А «женская» может быть прочитана как уравнительная, в этом смысле как продолжение «мужской». В нашей культуре есть ее примеры — выражение «мужик-баба» нередко используется как похвала.

Читайте на РБК Pro

Женщины в России живут дольше мужчин. Доля пенсионеров среди женщин в два раза больше, чем среди мужчин. Поэтому одиноких женщин в стране вдвое больше, чем одиноких мужчин. Частично этим объясняется и то, что женщин, заявляющих, что для них половая жизнь отсутствует — 33%, тогда как среди мужчин об этом сообщают в 2,5 раза реже (13%).

Российские мужчины и женщины по-разному осваивают реальность. Есть, например, актуальная тема религиозности: к православным себя относят 84% женщин и 73% мужчин. То, что женщины более религиозны, известно издавна. В советских поколениях оба пола равно были вне религии. Со вторым пришествием православия в Россию эта гендерная особенность восстановилась.

А вот вопрос не культа, но отношения к важным общенациональным символам. К Сталину у мужчин чаще встречается отношение положительное, нежели отрицательное (44% и 34% соответственно), а у женщин — наоборот (37% и 42%). С отношением к фигуре Путина все иначе. В широко известном вопросе об «одобрении/неодобрении в целом деятельности Владимира Путина на посту президента РФ» многократный перевес позитива демонстрируют оба гендера, но женщины устойчиво опережают в этом мужчин. В марте среди мужчин такое одобрение высказали 77%, а среди женщин — 84%.

Неравный мир

В интернет-дискуссиях на гендерную тему равноправие полов, как правило, обсуждают женщины. И с женщинами. Мужчины этой темы касаются редко, это «не их тема». Как правило, мужчины участвуют в таких дискуссиях, если речь идет о женщинах-политиках, причем нередко для них это повод заявить себя с сексистских позиций. Так, неадекватность (с их точки зрения) неких заявлений или законопроектов, поступающих от кого-либо из женщин-депутатов Госдумы, они объясняют тем, что у нее наверняка «проблемы с личной жизнью». Если же женщина-политик молода и хороша собой, но ее идеи им тоже представляются неприемлемыми, то ее карьеру и само появление на политическом поле объясняют связями с мужчинами из высших эшелонов власти. Если речь идет о женщинах — крупных политиках из других стран, то здесь реакции могут варьироваться от «восхищен, в том числе как мужчина!» до повторения идей о том, что «и у них в политику идут неудачницы в главном». А «главное» — это красота, семейная жизнь и дети. Иногда и неженственность может в мужских глазах выступать как достоинство. Об Ангеле Меркель или Маргарет Тэтчер могут сказать в порядке похвалы: «Она — единственный мужик среди баб вокруг нее». Так или иначе, отношение к женщине-политику вне ее гендера для мужчин-участников невозможно. Хоть легкий, но заметный отсыл к тому, что это именно женщина, присутствует практически всегда.

Что касается женщин, то гендерная тема — одна из самых популярных в их дискуссиях в интернете, особенно на семейных форумах, которые являются почти на 100% женскими. Если обсуждают женщин-политиков, участницы дискуссий настроены по отношению к ним не менее критически, чем мужчины. Они еще строже оценивают их внешний вид и тоже зачастую связывают их политические позиции с личной судьбой. Впрочем, среди участниц немало и тех, кто готов восхищаться женщиной-политиком не ввиду ее позиции, а просто за то, что она, будучи женщиной, смогла достичь такого высокого поста. (Правда, среди российских женщин-политиков практически ни одна их восхищения не вызвала.)

Но гораздо чаще дискуссии касаются не далеких и высоких сфер политики, а повседневной жизни: отношений в семье и на работе. И хотя все участницы имеют высшее образование, одни женщины ориентированы на более современные ценности, другие — на традиционалистские.

В советское время все понимали невозможность для семьи жить на одну зарплату мужа. Женщина должна была выходить на работу. И пропаганда всячески расхваливала «участие женщин в общественно-полезном труде наравне с мужчинами», поэтому возможность не работать, сосредоточиться только на семейных ролях большинством женщин даже не обсуждалась. В перестройку, когда началась демографическая политика, направленная на повышение рождаемости, государство изменило свою риторику. Теперь утверждалось, что главное для женщины — это семья и дети.

Современным женщинам от этих двух эпох остались и установка на выход в мир из семейного узкого круга, и установка на ценность семьи и детей. Поэтому часть участниц пишут, что работа, карьера для них играют огромную роль, такую же или почти такую же, как для мужчин. Им также кажется, что гендерное равенство обязательно предполагает финансовую независимость, особенно в современной ситуации, когда половина браков заканчивается разводами. Другие же считают, что сама идея гендерного равенства искусственна, что сила женщины не в конкуренции с мужчинами, что роль жены и матери более важна для женщины. Как для мужчины природой заложено быть добытчиком, так для женщины — обеспечивать ему семейный уют и тепло, заботу и внимание. Есть и третий подход, он предполагает, что женщина может выйти из семейного круга и работать, но только для своего собственного развития или просто удовольствия. Сторонницы такого подхода тоже негативно настроены по отношению к идее равенства мужчин и женщин, поскольку такой подход не выгоден самой женщине. Ее должны любить, обеспечивать, холить и лелеять.

Судя по нашим исследованиям, абсолютное большинство женщин уверены, что равноправия полов в России нет, но далеко не все думают, что оно им необходимо. Да, гендерные стереотипы могут мешать карьере. Это важно для тех, кто ориентирован на карьеру, но и тут далеко не для всех. Во всяком случае женщины этим обстоятельством возмущаются довольно редко, преимущественно на форумах феминисток. Гораздо чаще пишут о том, что женщина может решить многие проблемы своей карьеры, используя свое женское обаяние, либо просто сменив место работы на то, где ей предложат более высокую позицию.

Но для большинства женщин карьерный рост все-таки вторичен по сравнению с семейной гармонией. Или: карьерный рост важен и возможен, но не до самых высоких позиций. Там, как им кажется, для женщин начинаются проблемы, там идет дискриминация. Гораздо чаще гендерная проблематика обсуждается в ином ключе: как добиться желаемого (как в семье, так и на работе) с помощью чисто женских свойств, женской мудрости и женской хитрости. («Мы не хотим бороться за свои права, вступать в конфронтации, мы хотим добиваться своего, используя те качества, которыми наградила нас природа».)

Не только принципы феминизма, но и сам термин «феминизм» вызывают резко негативные реакции как у мужчин, так и у женщин на массовых площадках в российском интернете. А чего не встретишь на этих площадках — это позиции, что все мы граждане, что у всех равные права и обязанности.

зачем мужчине борода и как ее воспринимают женщины — Российская газета

В последние несколько лет бороды по всему миру снова стали чрезвычайно модными. Наука заинтересовалась «феноменом бороды» и решила выяснить, зачем мужчине борода: это просто причуда или важный атрибут внешнего вида. Результаты нескольких исследований, проведенных университетами в разные годы, в значительной степени говорят об одном и том же: мужчины с густой бородой многим кажутся более компетентными и привлекательными.

Психологи из Квинслендского университета (Австралия) показывали 8520 женщинам фотографии нескольких мужчин. На фото были одни и те же мужчины, но на одном — без бороды, на втором — с щетиной, затем — с короткой бородой, и, наконец, последним было фото мужчины с густой бородой и усами. Наиболее привлекательными для женщин оказались мужчины с бородой — с короткой или пышной. Оказалось, что женщины предпочли бы строить долгосрочные отношения именно с бородатыми мужчинами. Более того, женщины считают их сексуально привлекательными, полагая на подсознательном уровне, что густая борода является синонимом высокой потенции.

Кроме того, как ни странно, женщины считают их потенциально более заботливыми отцами по сравнению с безбородыми мужчинами.

Исследование Канадского университета МакМастера говорит о том, что у бородачей-соискателей есть явное преимущество при приеме на работу: они вызывают симпатию не только у женщин-кадровиков, но даже и у мужчин. Это, кстати, известно еще благодаря давнему эксперименту: 228 менеджерам по персоналу показали фотографии 6 мужских лиц, некоторые из которых были с бородой. Оказалось, что бородатые претенденты на работу сразу воспринимаются физически привлекательными, компетентными, яркими, уверенными и успешными.

Удивительно, но густая борода у мужчин, кстати, как и густые волосы у женщин, уже воспринимаются как дополнительное достоинство, а их обладатель автоматически заслуживает доверие и воспринимается как особенно компетентный специалист.

Авторы других исследований выяснили, что бородатым мужчинам многие сразу приписывают более высокий социальный статус, даже не зная их, и ассоциируют их с агрессивными личностями, стремящимися к доминированию.

11 фильмов, которые смотрели только мужчины

7.6

Киноаудитория: 69% мужчин, 31% женщин

Популярные гиганты автопрома Ford и Ferrari в названии и имена актёров-тяжеловесов Мэтта Деймона и Кристиана Бейла — в титрах. Уже эти два пункта способны заострить внимание зрителя до предела. История проектировки и тестирования знаменитого спорткара Ford GT40, призванного выиграть престижную гонку 24 часа Ле-Мана. Два «Оскара-2020» в категориях «Лучший монтаж звука» и «Лучший монтаж», и разве не это самое главное, когда речь идёт о гонках — предельная скорость, рёв мотора и визг колёс на крутых виражах. Отличная спортивная драма, где схлестнулись два непростых мужских характера, две железные воли, нацеленные на результат.

8.3

Киноаудитория: 70% мужчин, 30% женщин.

Один из самых громких фильмов на рубеже ХХ и XXI века, культовое кино от Дэвида Финчера, созданное им по не менее культовой книге Чака Паланика. Его ре-релиз в России состоялся в июле 2019 года и был посвящён двадцатилетию картины. Очень многие не отказали себе в удовольствии посмотреть этот психологический триллер на большом экране, полюбоваться игрой молодых Эдварда Нортона и Брэда Питта, недавно получившего свой второй «Оскар» за роль в «Однажды в… Голливуде». Ну и конечно, вновь услышать волнующее первое правило Бойцовского клуба. Всего их восемь, и фанаты знают их наизусть.

7.1

1917

2019 / Драма, Военный фильм, Исторический фильм / США, Великобритания

Киноаудитория: 71% мужчин, 29% женщин

Фильм Сэма Мендеса добивается эффекта полного эмоционального вовлечения, характерного для компьютерной игры. Камера постоянно двигается за двумя героями: капрал Блэйк и его сослуживец получают секретное задание и сразу же отправляются в путь. Зритель следует за ними. На пути у двоих героев будет множество опасностей и искушений, их будут топить, взрывать и пытаться застрелить, но их задача – дойти. Потому что иначе полторы тысячи солдат угодят в тактическую ловушку врага и в живых останутся немногие. Помимо технических достижений (кино снято с минимумом монтажных склеек) у этой военной драмы о Первой мировой войне масса других достоинств и примерно столько же «Оскаров».

7.4

Киноаудитория: 72% мужчин, 28% женщин

Джеймс Кэмерон предпринял, учитывая провальные сборы, последнюю попытку возродить начатую им франшизу. Ему отчасти удалось вернуть былую атмосферу постапокалиптического боевика, это отметили и критики, но фильм это не спасло. Блистательные Арнольд Шварценеггер и Линда Хэмильтон, проделавшая огромную работу, чтобы вернуться к роли Сары Коннор, старались как могли. Действие экшена разворачивается через десять лет после того, как человечеству удалось избежать Судного дня. Машины не могут смириться с поражением и продолжают посылать роботов-убийц в прошлое, чтобы изменить своё будущее. Нынешняя их цель — девушка Дани Рамос, за которой и прибывает новый терминатор.

7.5

Завод

2018 / Драма, Криминал, Триллер / Россия, Франция

Киноаудитория: 72% мужчин, 28% женщин

Юрий Быков — один из немногих российских режиссёров, способных создавать крепкое жанровое кино на острые социальные темы. Рабочие завода против «спецов» хозяина производства, пролетарии против бессовестных владельцев, актёр Денис Шведов против Андрея Смолякова. Мужики спорят о правде и справедливости, свистят пули и льётся кровь. Брутальная романтика и поиск ответов на извечные русские нравственные вопросы. Мужская аудитория, хорошо знакомая с предыдущими фильмами Быкова, проголосовала за этот триллер, и он её не подвёл.

7.4

Киноаудитория: 75% мужчин, 25% женщин

Этот комедийный хоррор-боевик мариновался в недрах студии Sony аж десять лет. Но зрители, вдохновлённые отпетой четвёркой, составленной из актёров Джесси Айзенберга, Вуди Харрельсона, Эммы Стоун и Эбигейл Бреслин, выдержали испытание. И получили ещё один весёлый ужастик о том, как команда выживших колесит по Америке и отстреливает зомби то там, то тут. В новой части они даже навестили Белый дом. В 2009 году «Добро пожаловать в Zомбилэнд» при бюджете в $23,6 млн заработал в мире $102,4 млн. Вторая серия по сборам не отстала, рублём её в России поддержали преимущественно мужчины, что неудивительно. Женщин живые мертвецы привлекают мало.

7.7

Киноаудитория: 76% мужчин, 24% женщин

Актёр и режиссёр Клинт Иствуд в мировом кино уже давно стал символом мужественности и зрелости. А если в паре с ним играет ещё и талантливый Брэдли Купер, который до этого успел сняться у Иствуда в фильме «Снайпер», то это вообще — подарок. В своей картине 89-летний Иствуд выбрал себе роль своего ровесника Лео Шарпа, известного тем, что на старости лет он стал перевозить наркотики для мексиканского картеля. В оригинале фильм называется «Мул», что на криминальном жаргоне означает «наркокурьер». Клинт Иствуд вновь создал прекрасную драму, не выставляя моральных оценок и не навешивая ярлыков. В прицеле его камеры – человек со всеми своими слабостями и заблуждениями.

7.2

Киноаудитория: 76% мужчин, 24% женщин

Заключительная глава космического эпоса о семействе Скайоукеров многим показалась спорной. Однако долгом каждого поклонника этой поистине эпохальной франшизы было сходить на фильм и составить о нём мнение. Сценаристы придумали интересный ход, сделав главным источником зла не Верховного лидера Сноука (он оказался слабоват), а другого, но хорошо знакомого всем персонажа. Кайло Рен в исполнении Адама Драйвера в этой серии показал себя настоящим красавцем, а упрямица Рей достигла непревзойдённых высот в джедайском искусстве. В общем, эпизоды в новейшей трилогии «Звёздные войны» исчерпаны, оно и к лучшему.

7.1

Крид 2 Creed 2

2018 / Драма, Спортивный фильм, Боевик / США

Киноаудитория: 78% мужчин, 22% женщин

Этим фильмом закрывается славная страница в истории почитаемого боксёра Рокки Бальбоа, который, как мы знаем из первой части «Крид: Наследие Рокки», стал тренером темнокожего спортсмена Адониса Крида. Сильвестр Сталлоне вполне официально попрощался с ролью Рокки и в следующих возможных продолжениях франшизы его уже быть не должно. В центре второй части этой спортивной драмы — битва Адониса Крида с сыном русского боксёра Драго, тем самым, которого играл Дольф Лундгрен в 80-е и с которым дрался Рокки. И в этом фильме поединок будет идеологически заряжен не политическими разногласиями двух стран, а различными взглядами на семейные ценности – тоже вполне себе повод помахать кулаками.

7.0

Киноаудитория: 80% мужчин, 20% женщин

У Сильвестра Сталлоне и его героя, ветерана Рэмбо, — мощная фан-база, хвост которой тянется ещё из 80-х, когда вышел «Рэмбо: Первая кровь». В этом фильме брутальный борец за справедливость, побывавший во многих горячих точках по всему миру, хочет уйти на покой и разводить лошадей на ранчо своего отца в Аризоне. Но, как говорится, Рэмбо бывшим не бывает, и ветерану Вьетнама опять придётся взяться за оружие и вступить в схватку с преступным синдикатом в Мексике. Сталлоне искренно любит своего персонажа и никак не хочет с ним расставаться, ходят слухи, что он надеется снять о нём ещё один боевик с собой в главной роли.

7.5

Киноаудитория: 82% мужчин, 18% женщин

На каждого хорошего актёра всегда найдётся хорошая франшиза и не одна. Фильм о суперкиллере Джоне Уике с истинным любимцем публики и королём мемов – Киану Ривзом, считается одним из лучших боевиков последних лет. Третья часть рассказывает о том, как герой стал экскомьюникадо, изгоем в тайной гильдии убийц, и теперь в бегах. Компанию Ривзу в этот раз составила Холли Берри, которая так старалась на съёмках, что сломала себе три ребра. Судя по отзывам, мужская аудитория оценила её вклад в эту историю. Сам же Киану Ривз продолжил совершенствовать свои навыки владения оружием, которые ещё и пригодятся ему на съёмочной площадке новой «Матрицы». Или для «Джона Уика 4», запланированного на 2021 год.

обеспечение уважения и самобытности в городских неформальных поселениях в Южной Африке

Glob Health Action. 2014; 7: 10.3402 / gha.v7.23676.

Эндрю Гиббс

1 Отдел экономики здравоохранения и исследований в области ВИЧ / СПИДа (HEARD), Университет Квазулу-Натал, Дурбан, Южная Африка

Яндиса Сиквейя

2 Отдел исследований гендера и здоровья, Совет медицинских исследований, Претория, Южная Африка

Рэйчел Джуукс

2 Отдел исследований по гендерным вопросам и здоровью, Совет медицинских исследований, Претория, Южная Африка

1 Отдел исследований экономики здравоохранения и ВИЧ / СПИДа (HEARD), Университет Квазулу-Натал, Дурбан, Южная Африка

2 Отдел гендерных исследований и медицинских исследований, Совет медицинских исследований, Претория, Южная Африка

* Для корреспонденции: Эндрю Гиббс, СЛУШАЛИ, Private Bag X54001, Дурбан, Южная Африка, электронная почта: [email protected]

Поступила в редакцию 29 декабря 2013 г .; Пересмотрено 4 марта 2014 г .; Принято 5 марта 2014 г.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинальной работы.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Реферат

Общие сведения

Городские неформальные поселения остаются местом высокого уровня заболеваемости и распространенности ВИЧ, а также насилия.Все большее внимание уделяется тому, как конфигурации мужественности молодых мужчин формируют эти практики, путем изучения того, как мужчины формируют уважение и идентичность. В этой статье мы исследуем, как молодые чернокожие южноафриканцы в двух городских неформальных поселениях создают уважение и мужскую идентичность.

Методы

Данные взяты из трех фокус-групп и 19 глубинных интервью.

Результаты

Мы предлагаем, чтобы в то время как молодые мужчины стремятся к «традиционной» мужественности, отдавая приоритет экономической власти и контролю над домохозяйством, мы предполагаем, что возникает молодежная мужественность, которая вместо альтернативных способов демонстрации власти ставит во главу угла насилие и контроль. из-за сексуальных партнеров мужчин, мужчин, ищущих нескольких сексуальных партнеров, и насилия со стороны мужчин по отношению к другим мужчинам.Это действует как способ продемонстрировать мужественность и свое положение в рамках общественного гендерного порядка.

Обсуждение

Мы предполагаем, что результаты исследований имеют три значения для работы с мужчинами в области насилия и снижения риска заражения ВИЧ. Во-первых, в мужских рассуждениях о мужественности существует ряд противоречий, которые могут предоставить пространство и возможности для изменений. Во-вторых, важно работать над несколькими проблемами одновременно, учитывая, что насилие, употребление алкоголя и сексуальный риск взаимосвязаны в мужественности молодежи.Наконец, исключение мужчин из капиталистической системы может стать важным способом снижения уровня насилия.

Ключевые слова: маскулинность, ВИЧ, насилие, пол, множественные сексуальные партнеры, средства к существованию, ИПВ, безработица

Быстрая урбанизация привела к росту неформальных поселений, поскольку города и штаты не смогли эффективно создать постоянную инфраструктуру для растущего населения ( 1, 2). По оценкам ВОЗ и ООН-ХАБИТАТ в 2010 г., 63% городских жителей в странах Африки к югу от Сахары жили в неформальных поселениях (3).В Южной Африке в 1980-е годы наблюдался быстрый рост городских неформальных поселений, когда правительство апартеида перестало контролировать мобильность черного большинства с отменой законодательства о контроле над притоком, но не смогло удовлетворить потребности в постоянном жилье (4). Текущие оценки для Южной Африки показывают, что 4,4 миллиона человек живут в неформальных поселениях, что составляет примерно 23% всех домохозяйств (5). В районе Этеквини, Квазулу-Натал — месте проведения настоящего исследования и третьем по величине городе в Южной Африке — около 25% населения проживает в неформальном жилье (5).

Городские неформальные поселения часто представляют собой места с высоким уровнем насилия, бедности, плохого состояния здоровья и ВИЧ (4, 6–8). По оценкам ЮНЭЙДС, 28% людей, живущих с ВИЧ / СПИДом в южной и восточной Африке, живут в 14 городах региона (примерно 15% глобальной эпидемии), а в Южной Африке распространенность ВИЧ в неформальных поселениях вдвое выше, чем среди людей в формальных поселениях. корпус (9, 10). Хотя по-прежнему мало сопоставимых данных о показателях гендерного насилия в городских и сельских районах (11), в одном исследовании из Кейптауна, Южная Африка, изучался уровень убийств в городе, сравнивались различные «типы» поселений и показывались неформальные городские поселения. имели показатели более чем в четыре раза выше, чем у более богатых официальных поселений (3).

Было много споров о том, почему в городских неформальных поселениях особенно высок уровень насилия и плохого состояния здоровья, а также о роли места в результатах для здоровья в целом (12). Одна из сторон этого аргумента подчеркивает опыт проживания в густонаселенных сообществах, ведущий к стрессу и неспособности контролировать аспекты жизни, как ключевой фактор, формирующий насилие (11). Другой аргумент заключается в том, что в неформальных поселениях меньше социальной сплоченности, вызванной бедностью и мобильностью, что создает менее стабильные формы власти, в которых насилие становится необходимым ресурсом для использования, поскольку ранее стабильные конфигурации власти — особенно гендерная власть — становятся проблемой (3 , 11).

Мужественность и насилие

Во всем мире исследователи все чаще изучают конструкции мужественности, включая совершение мужчинами насилия, которые подвергают их и их партнеров повышенному риску заражения ВИЧ (13, 14). Твердо укоренившиеся в критике гендерного неравенства, исследования наблюдали и пытались объяснить кластеризацию мужского насилия и практик, связанных с риском заражения ВИЧ (15). В Южной Африке репрезентативное популяционное исследование южноафриканских мужчин показало, что те, кто прибегал к насилию по отношению к партнеру, имели менее гендерно справедливую мужественность, с большей вероятностью подвергались изнасилованию и с большей вероятностью вступали в коммерческий секс (16).В частности, в исследовании среди лиц моложе 25 лет те, кто совершал насилие по отношению к партнеру, имели более высокую распространенность ВИЧ (16). Аналогичные связи между насилием, изнасилованием и гендерным неравенством проявились также в Азиатско-Тихоокеанском регионе (17) и Латинской Америке (18, 19).

Теоретически кластеризуя риск, насилие и гендерную несправедливость маскулинности, исследователи в основном опирались на концепцию гегемонной маскулинности Коннелла (20), выстраивая реляционную конструкцию гендерного неравенства (21).В контексте патриархальных привилегий Коннелл утверждает, что в любой социальной среде существует коллективное понимание идеальных мужских практик. Большинство мужчин рассматривают идеал как стремление, что-то, что влияет на их практики и структурирует понимание мужчинами самих себя и своего поведения, не обязательно достижимое или желаемое в целом для всех мужчин (20). В ответ мужчины конструируют диапазон маскулинности, позволяя им создавать жизнеспособные альтернативы гегемонистской маскулинности, в то же время часто поддерживая ее общую логику (20).Эти гегемонистские идеалы также влияют на поведение женщин, поскольку, хотя они подчиняются мужчинам, они формируют их взгляды на желаемый идеал, и, таким образом, мужчины, которые не стремятся принять гегемонистскую мужественность, могут быть наказаны из-за своей привлекательности для женщин.

Мужское поведение, включая насилие и методы, связанные с риском заражения ВИЧ, можно понимать как попытки мужчин позиционировать себя как индивидуально, так и публично в отношении господствующей маскулинности, которая формирует гендерную иерархию (19, 22, 23).Критические исследования мужчин также указывают на то, что такое поведение, связанное со здоровьем, активно формирует формы мужественности (24). С социально-психологической точки зрения некоторые исследователи озабочены тем, как эти широкие макропроцессы внедряются в психику человека и как они интернализуются и сопротивляются (25). В контексте высокого уровня бедности был выдвинут сильный аргумент в пользу того, что молодые люди создают подчиненную маскулинность, сосредоточенную на гетеросексуальных действиях и насилии как способе формирования у них чувства собственного достоинства и позиционирования себя в рамках гендера и более широкого социального порядка. этих социально подчиненных пространств (20, 26, 27).Реже комментируется то, как гендерные иерархии пересекаются с возрастными иерархиями, и насилие часто также можно рассматривать как находящееся на пересечении этих осей (27).

В то время как большая часть работы подчеркивает мужскую власть, доминирование и применение насилия в отношении женщин и других мужчин, другой набор работ подчеркивает эмоциональную жизнь и уязвимость, которые испытывают многие из этих мужчин, живущих в бедности (28, 29). Это побудило некоторых предположить, что мужское насилие возникает из глубокого чувства бессилия (30), когда мужчины ищут власти способами, доступными для них и социально приемлемыми.Некоторые исследователи стремились проследить «долгую историю насилия» мужчин, исследуя суровое детство мужчин, которое приводит к «расстройствам привязанности», которые, как правило, снижают эмпатию и чувство вины у мужчин. Поступая таким образом, они предполагают, что модели насилия и другого рискованного поведения устанавливаются в процессах психологического развития в детстве, но затем становятся возможными через социальные процессы и контексты — такие как патриархат — для поддержки мужского насилия в отношении женщин и других мужчин (31).

Мужественность в Южной Африке

В Южной Африке ряд этнографий пытались понять, как мужчины конструируют и поддерживают мужскую идентичность и уважение в различных контекстах.Работа Хантера (4) предполагает, что в 1970-е и 1980-е годы возникла новая «традиционная мужественность» для чернокожих южноафриканских мужчин, занятых на рабочих местах из рабочего класса, когда произошла индустриализация. В основе этой мужественности лежал доброжелательный гетеросексуальный патриархат, в котором мужское уважение подкреплялось мужской экономической обеспеченностью (4). Это переработало старые представления о мужественности, поместив их в городскую среду. Центральным моментом в этом была способность мужчин обеспечивать домашнее хозяйство, при этом дом становился критерием мужественности (4, 32).Власть мужчин также выражалась в утверждении общественного контроля над женщинами и детьми. Согласно Хантеру (4), эта мужественность продолжает доминировать в гендерной иерархии для многих чернокожих южноафриканцев из рабочего класса, потенциально формируя гегемонистскую маскулинность (20).

Как подчеркивается в многочисленных исследованиях маскулинности, для большинства мужчин (если не для всех) «гегемонистская маскулинность» не может быть достигнута и множество мужественности процветает (21). Исследования, проведенные в Южной Африке, изучали альтернативные способы формирования мужской идентичности и уважения.Рейлинг (33) смотрит на то, как мужчины, живущие с ВИЧ, конструируют новые формы того, что он называет «относительным достоинством» посредством активизма в области здравоохранения, создавая при этом новую форму мужественности. Небольшое количество исследований было посвящено изучению мужественности и здоровья молодежи в современной Южной Африке. Wood and Jewkes (34), например, из провинции Восточный Кейп в Южной Африке, утверждают, что экономическая маргинализация молодых мужчин привела к появлению характерной молодежной маскулинности, когда маскулинность сосредоточилась на контроле над основными сексуальными партнерами-женщинами с применением насилия при необходимости. .Точно так же работа Рагнарссона и др. (8) в пригородных сообществах подчеркивает, что небольшие мужские группы являются центральным локусом для этого производства патриархальной маскулинности молодежи, в которой мужчины вместо альтернативных источников власти и достоинства обращаются к поискам множественные сексуальные партнерства как способ закрепить свою мужественность среди других мужчин. В то время как работа Хантера (4, 35) также исследует молодых мужчин, подчеркивает, как молодые люди преодолевают напряженность между их ожидаемой ролью поставщиков в романтических отношениях и отсутствием экономической власти посредством тонких переговоров и подчеркнутой гетеросексуальности.

В этом исследовании мы основываемся на этой работе, чтобы изучить, как молодые черные южноафриканские мужчины, живущие в условиях бедности в городских неформальных поселениях, стремятся создать и поддерживать жизнеспособное чувство уважения и мужской идентичности через свои отношения другие сосредоточились на пересечении сексуальности и насилия. Нас беспокоит то, как мужчины оценивают себя и позиционируют себя в рамках гендерной и возрастной иерархии.

Методы

Условия

Молодые люди, участвовавшие в исследовании, жили в двух городских неформальных поселениях в районе ЭТеквини, Квазулу-Натал, Южная Африка.В неформальных поселениях в Южной Африке услуги некачественные; Данные за 2001 год показывают, что только 26% жилищ в неформальных поселениях имеют водопровод в жилище или дворе, а 32% — электричество (5), и это отражено в двух поселениях. Большинство молодых людей происходили из немного более старого и устоявшегося поселения Маленькая Япония. В Маленькой Японии правительство предоставило несколько однокомнатных домов (так называемых RDP-домов), расположенных рядом с небольшими лачугами и однокомнатными жилищами. Он был расположен рядом с главной автомагистралью, которая проходила мимо торгового центра и большого городка, примерно в 10 минутах езды на такси.До центра Дурбана ходило обычное общественное такси, поездка занимала около 25 минут. Несмотря на это, дороги Маленькой Японии в основном были незащищенными, официально было мало электричества и не было внутренних туалетов. Вторая община была Мбазвана и значительно беднее Маленькой Японии. Это был новый поселок, заселенный только в предыдущие 10 лет, расположенный на крутом склоне холма. Транспортное сообщение с Дурбаном и промышленными районами было слабым. Жителям Мбазваны пришлось сесть на два общественных такси до центра Дурбана, что занимало около 45 минут.В Мбазване также не было электричества, дорожек и туалетов.

Участники

Мужчины были в возрасте от 18 до 27 лет, большинство из них моложе 25 лет. Некоторые из них официально закончили образование со средней школой, но большинство бросили учебу досрочно, и лишь немногие получили дальнейшую профессиональную подготовку. Ни один из мужчин в исследовании не имел постоянной работы; скорее большинство полагалось на временную формальную работу (в основном работа в магазине или строительство), неформальную работу (например, продажу небольших предметов на обочине дороги или работу в общественном такси) или различные незаконные виды деятельности (продажа наркотиков или мелкие преступления) .Эта работа была плохо оплачиваемой и очень ненадежной. Национально репрезентативные данные о домашних хозяйствах за 2006 год подчеркивают случайный характер работы в неформальных поселениях (36). Эти данные также показывают, что средняя заработная плата в неформальных поселениях составляла 1703 ранда в месяц по сравнению с 945 рандами в формальном жилье (36). Многие мужчины также полагались на свою семью, чтобы поддержать их в финансовом отношении. Все мужчины сообщили, что у них была основная партнерша на момент интервью, а у некоторых был ребенок от этого партнера или предыдущего партнера.

Сбор данных

Данные для этого документа взяты из трех обсуждений в фокус-группах (ФГД), проведенных с 44 мужчинами, и 19 глубинных интервью (ГИ), проведенных в течение 2 месяцев в 2012 году. ФГД позволяют коллективно придерживаться взглядов и понимания существенных вопросов. возникают — то, что мы можем назвать публичными стенограммами, — в то время как IDI позволяют проявиться сложностям и двойственности реальной жизни, без чувства принуждения мужчин к построению публичной идентичности (37).

Данные были собраны на начальном этапе для формирующей оценки поведенческого и структурного вмешательства — «Шаговые камни» и «Создание будущего» (38).Участников наняла НПО Project Empower, базирующаяся в eThekweni, которая провела мероприятие. Были проведены открытые собрания сообщества, на которых разъяснялось вмешательство и распространялись листовки. Таким образом, участники самостоятельно выбрали участие в исследовании. Для ФГД использовалась удобная выборка; мы обратились ко всем мужчинам, включенным в исследование в первые три дня, и попросили их принять участие в ФГД, 44 мужчины согласились. Хотя ФГД были крупными (от 12 до 20 участников), они позволили провести обмен мнениями и идеями.Как утверждают Танг и Дэвис (39), оптимального размера для ФГД не существует, пока имеется достаточно времени и поддержки, позволяющие осуществить значимый обмен идеями. Из 110 мужчин, участвовавших в вмешательстве, мы случайным образом выбрали 20 мужчин для участия в IDI — 19 мужчин согласились. Мы случайным образом выбрали мужчин для IDI, а затем наблюдали за мужчинами в течение 1 года, чтобы понять их общий опыт вмешательства, и не хотели вносить предвзятость в наш выбор.

IDI и FGD охватывают похожие темы.Они сосредоточились на пересечении мужественности и средств к существованию и на том, как это влияет на жизнь и отношения мужчин. В частности, они включали дискуссии о том, как мужчины зарабатывают деньги и выживают каждый день и что они хотят делать в будущем. Вопросы выясняли, что, по мнению мужчин, означает быть мужчиной в своем сообществе, и достигли ли они этого или нет. Затем тематическое руководство перешло к отношениям с женщинами, особенно с сексуальными партнерами, прежде чем задавать вопросы о насилии в обществе и в их отношениях.IDI обычно длились около 45 минут, от 20 минут до 1,5 часов. ФГД длились от 1 до 1,5 часов. Все FGD и IDI проводились на исизулу, доминирующем языке в местах проведения исследований, и были записаны в цифровом виде, переведены и расшифрованы полевым работником-мужчиной, который их проводил.

Анализ данных

Тематический контент-анализ проводился на основе подхода Аттрайда-Стирлинга к тематическому сетевому анализу (40). В целом, транскрипты читались неоднократно, прежде чем были разработаны исходные коды (на основе слов или коротких идей) (41).Затем кодексы были сгруппированы в группы, посвященные тому, как мужчины понимают уважение и стремятся его достичь. Триангуляция была достигнута путем сравнения и сопоставления FGD и IDI для изучения общественного и частного понимания и выражения мужественности. Затем они были сосредоточены на двух сетях, обозначенных как «традиционная мужественность» и «молодежная мужественность». Такой подход позволяет исследователю устанавливать связи между различными идеями и связывать их с теорией, а не просто описывать данные (40).

Этика

Этика одобрена Южноафриканским советом медицинских исследований (EC003-2 / 2012) и комитетами по этике гуманитарных и социальных наук Университета Квазулу-Наталь (HSS / 0789/011 и HSS / 1273 / 011D).Письменное информированное согласие было получено от всех участников. Имена участников исследования и местоположения были заменены псевдонимами, чтобы защитить личность участников. Плата участникам за участие в интервенции или ФГД не выплачивалась. Тем не менее, для IDI ассистент-исследователь купил небольшую еду и поделился ею, чтобы наладить взаимопонимание.

Результаты

Мужчины, отождествляемые с «традиционной» мужественностью, основанной на экономическом обеспечении в отношениях, в которых мужчины позиционировались как доброжелательные патриархи.Тем не менее, неспособность молодых людей найти работу оставляла их в социальном положении в детстве. В ответ на это мужчин привлекла особая молодежная мужественность, которая подчеркивала уважение через насилие над партнерами, контроль над партнерами, поиск нескольких сексуальных партнеров и насилие над другими мужчинами.

«Традиционная» мужественность

Молодые люди стремились к «традиционной» мужественности, тесно связывая мужественность с обеспечением семьи и партнера и контролем над ними. Гведи, например, считал мужественность воплощением наличия дома и контроля над семьей:

Опрашивающий: Какие качества должны быть у человека, чтобы его можно было назвать мужчиной в вашем сообществе?

Гведи: Ты знаешь, мой брат, другого пути нет, тебе нужна жена, дом и деньги, и еще раз, чтобы увидеть, насколько хорошо ты себя ведешь, когда ты мужчина, ты должен быть прямым [строгим].(IDI, 24, мелкий продавец наркотиков) 1

Мужчины ценили экономическую независимость, поскольку она позволяла им создавать домашнее хозяйство. Занимать деньги вместо того, чтобы работать на них, как это делали многие молодые люди, считалось признаком неудачи, как прокомментировал Токозани:

Интервьюер: Что значит быть мужчиной?

Thokozani: Я должен быть ответственным и независимым, уважаемым в обществе.

Интервьюер: Что вы имеете в виду под независимостью?

Токозани: Как будто у меня есть собственный дом.Не быть человеком, который всегда занимает деньги. (IDI, 19, при поддержке родителей)

Среди информантов обсуждалось использование насилия для разрешения споров между мужчинами. Для некоторых случаев насилия оставалось важным иметь оружие и ножи, а также готовность применять насилие. Однако для большинства «традиционная» мужественность заключалась в более мягких и приоритетных аспектах любви, доброты и взаимодействия с детьми, а также в ограничении насилия, как подчеркнул Бонгани:

Опрашивающий: Что делает мужчину успешным в вашем сообществе?

Бонгани: Это то, как он себя ведет [то, как он себя ведет], с уважением…

Опрашивающий: Как он относится к своей семье?

Бонгани: Он дисциплинированный человек.У него есть жена, и это не значит, что вы не можете мыть посуду только потому, что у вас есть жена, мужчина может хорошо разговаривать со своей женой, а не жестоко, и его дети любят его как отца. (IDI, 25, неформальный магазин)

В целом, мужчины в исследовании по-прежнему стремились к «традиционной» маскулинности, при которой власть предоставлялась им через экономическую независимость и социальное господство, по сути создавая гегемонистскую мужественность.

Мужчины без уважения

Молодые люди, однако, осознавали, что «традиционная» мужественность была желанной и что-то, чего они пытались достичь.Мужчины рассказывали, как они часто сильно зависели от финансовой поддержки своих семей — в первую очередь от матерей или бабушек. Как описал Табо, эта зависимость подорвала его чувство уверенности и мужественности:

Табо: Дело в том, что моя бабушка покупает мне еду, она одевает меня и поддерживает моего ребенка. Теперь подумайте о том, чтобы попросить у нее денег, допустим, я и мои друзья хотим купить выпивку и вечеринку, для меня это проблема.

Интервьюер: Вызывал ли у вас какие-либо проблемы, прося денег у бабушки?

Табо: Я слишком зависим от нее, но должен быть независимым.(IDI, 23, сдельная работа)

Без формальной работы молодые люди проводят много времени, «слоняясь по улицам». Это сделало возможным публичную «девальвацию» мужчин другими членами сообщества, которые не воспринимали их всерьез, поскольку они не работали. Как предположил Мбонисва, мужчины без работы считались бесполезными, менее значительными, чем мужчины, поскольку они не могли содержать семью:

Опрашивающий: Как они относятся к человеку, который не работает?

Мбонисва: Они считают его бесполезным человеком. Как человек, на которого нельзя полагаться или на которого нельзя равняться.Они игнорировали бы его, не воспринимали бы его всерьез и не смотрели бы на него свысока или как на кого-то, кого не существует в обществе. (IDI, 23, неформальная работа)

В рамках государственной гендерной и возрастной иерархии, существовавшей внутри сообществ, отсутствие доступа к работе ставило молодых мужчин в низкое положение. Действительно, многие, в том числе Уайзман, подчеркивали, что их считали детьми, поскольку они не соответствовали идеалам мужественности:

Интервьюер: Как общество относится к вам, если вы не соответствуете характеристикам этого мужчины?

Wiseman: Хорошо, да, вы подорваны.Как будто вы просто мужчина, потому что вы носите штаны [брюки] и больше ничего. На тебя смотрят свысока, даже маленькие мальчики подрывают тебя, они относятся к тебе так, как будто ты в их возрасте, потому что ты бесполезен. (IDI, 18, временная работа)

Особую озабоченность молодых мужчин вызывала их неспособность обеспечивать сексуальные отношения, поскольку, по их мнению, от них ожидали. Сандил описал разочарование и смущение, вызванные тем, что он не мог предоставить предметы первой необходимости, и то, как женщины смотрели свысока на таких молодых людей, как он:

Опрашивающий: Какие проблемы возникают у мужчины, когда у него нет денег?

Сандил: В большинстве случаев женщины зависят от мужчин, поэтому, если вы мужчина и у вас нет денег, даже когда женщина просит что-то надеть или духи, а вы не можете их предоставить, это становится проблемой.Это смущение.

Интервьюер: Что происходит с вами как с мужчиной, когда это происходит?

Сандил: Ваше достоинство раздавлено, и женщины ругают вас, как будто говорят: «Этот мужчина просто использует меня, он не дает мне денег, он ничего не делает для меня, он просто использует меня [для секса]. (IDI, 24, временные рабочие места)

В городских неформальных поселениях молодые люди хорошо осознавали, как другие позиционируют их в гендерной иерархии и как они позиционируются как дети из-за неспособности достичь того, чего от мужчин ожидают.

Укрепление уважения в неформальных поселениях

В своих общинах мужчины изо всех сил пытались утвердиться как мужчины в общественных местах и ​​развить собственное чувство уверенности в себе и уважения. В свою очередь, мужчины стремились создать альтернативную идентичность, основанную на источниках власти, к которым они могли получить доступ, в первую очередь связанных с гетеросексуальностью и насилием. Мы выделяем четыре основных аспекта, определяющих доминирующую мужественность молодежи: 1) основные сексуальные отношения мужчин, 2) насилие и контроль над женщинами-партнерами, 3) наличие нескольких партнеров и, таким образом, демонстрация желательности для женщин, 4) общественное насилие.Каждый из них по-своему позволял мужчинам обрести чувство уважения в общественной и частной жизни.

Основные длительные сексуальные отношения мужчин

Большинство мужчин заявили, что у них постоянный сексуальный партнер — женщина. Когда мужчины говорили об этих отношениях, они пытались сформулировать их в терминах, аналогичных тому, как они говорили об отношениях в рамках «традиционной» мужественности, к которой они стремились, даже если они не могли этого достичь. Почти все опрошенные определили женщину, которую они видели в качестве основного партнера, часто кого-то, от кого у них был ребенок, и особенно кого-то, с кем они видели будущее вместе.Они смогли отличить этих женщин и отношения, которые у них были с ними, от других отношений, которые у них были с другими женщинами, которые часто были короче и больше ориентированы на сексуальный обмен.

Мужчины были эмоционально вложены в эти долгосрочные отношения. Многие размышляли о том, как бы они себя чувствовали, если бы эти отношения закончились, подчеркивая эмоциональную боль, которую они испытали бы. У Гведи было две подруги; первый был его основным партнером, от которого у него был ребенок. Второй была женщина помоложе, которую он видел изредка.Он описал различные реакции, которые он почувствовал бы, когда его попросили представить, что произойдет, если эти отношения прекратятся:

Опрашивающий: Что произойдет, если одна из ваших подруг хотела бросить вас? Скажем, ваша малышка мама [главный партнер и мать его первого ребенка]?

Гведи: Без причины?

Опрашивающий: Без причины или без. Я хочу знать, что было бы, если бы один из них захотел бросить тебя?

Гведи: Мне было бы грустно, если бы это была моя мама-малышка, потому что ты знаешь, что я вложил в нее свое будущее, так как я хочу пойти с ней далеко.Мое сердце было бы разбито, но я бы попытался попросить ее не оставлять меня, но все будет зависеть от нее, потому что последнее решение будет она.

Опрашивающий: А второй?

Гведи: Вторая, если она хотела оставить меня?

Опрашивающий: Да.

Гведи: Вторая, если бы она хотела бросить меня, я не был бы слишком убит горем. Хотя мне было бы грустно, потому что она была рядом, чтобы позвонить [секс], я должен сказать, что это было бы грустно в этом смысле, но она не так важна для меня.(IDI, 24 года, мелкий продавец наркотиков)

Мужчины придают большое значение доверию и любви в основных отношениях, символизируемыми женщинами и мужчинами, которые обычно не хотят использовать презервативы: « Я покажу пример парням, с которыми я общаюсь, они говорят, что не используют презервативы со своими основными партнерами, потому что доверяют им, а с другими девушками, которые им не важны, они используют презервативы с ними »(участник, фокус-группа 1). Введение презервативов в эти отношения означало разрыв доверия и любви, что равносильно признанию того, что эти отношения не были моногамными идеализированными отношениями, которые мужчины стремились изобразить и поддерживать.

Насилие и контроль над партнерами-женщинами

В ОФГ и интервью мужчины открыто говорили о том, как они использовали ряд методов для контроля своих партнеров-женщин, включая насилие. Использование мужчинами насилия в отношении своих партнеров было тесно связано с целым рядом контролирующих форм поведения и почти всегда позиционировалось мужчинами как активная стратегия достижения уважения и социального положения, в котором, по их мнению, им было отказано.

Контролирующие действия мужчин по отношению к своим основным партнерам пытались ограничить самостоятельность женщин.По словам мужчин, часто это делалось из-за опасений, что женщины «изменят» им с другими мужчинами; Неспособность мужчин контролировать своих партнеров обесценивала мужское самоощущение. Контролируемое поведение включало проверку сообщений сотового телефона, проверку звонков, совершение звонков в течение дня и ночи и ожидание немедленных ответов. Сандил объяснил, что доверяет своей главной девушке, потому что независимо от того, в какое время он звонил, она отвечала на свой телефон и говорила с ним:

Сандил: Поскольку моя девушка живет очень далеко от моего сообщества, поэтому, как и каждый раз, когда я звоню ей, она всегда выбирает мои звонки, и мы разговариваем очень долго.Неважно, во сколько я звоню, у нее нет проблем, например, извиняться, если рядом с ней есть мужчина, которого вы знаете, и все такое. Я никогда не замечал, чтобы она делала что-то плохое, например, с мужчиной [измена], и все эти глупости. (IDI, 24, временная работа)

Когда мужское контролирующее поведение не помогло достичь желаемого, молодые люди с готовностью описали использование насилия как способ восстановления как гендерного порядка (подчинение женщин мужчинам), так и восстановления. установление респектабельности мужчин в социальной иерархии, как подчеркнул Сандил, когда его спросили, почему мужчины проявляли насилие по отношению к своим партнерам:

Сандил: Я не могу точно объяснить, почему, но, судя по тому, что я наблюдал, это из-за подружек, которые плохо себя ведут, тогда это приводит к тому, что их бьют, как если бы мужчина сказал: «Вы плохо себя ведете, вы меня не уважаете».(IDI, 24, временная работа)

Участники определили широкий спектр способов, которыми, по их мнению, женщины не уважали их и где насилие могло быть законно использовано для восстановления уважения и достоинства мужчин. Многие сосредоточились на опасениях мужчин, что женщины могут им обмануть. Другие «причины» включали растущую экономическую автономию женщин и опасения, что это приведет к неуважению женщин к мужчинам, с насилием, используемым для восстановления мужской власти:

Mthobisi: Когда женщина, как она, работает, а я не работаю, и она начинает неуважительно и грубо по отношению ко мне, потом мы ссоримся, как будто я в конечном итоге бью ее, потому что пытаюсь защитить свое мужское достоинство.(IDI, 22 года, снимает комнату, поддерживает сестру)

Женщины, отказывающиеся заниматься сексом с партнером-мужчиной, также потенциально были источником насилия, отражая представления о сексуальных правах, хотя многие мужчины заявили, что они с этим согласны. Один из участников, Гведи, описал, как однажды вечером его вторая партнерша (не основная) подошла к нему, но не захотела заниматься с ним сексом. Гведи чувствовал, что единственный способ справиться с этим оскорблением (которое также подразумевало, что у нее был другой партнер) было избить ее, поскольку он был оскорблен:

Гведи: Мне пришлось наложить на нее руку [ударить ее] из-за что она сделала.Она пришла ко мне домой ночью пьяная, и я хотел заняться с ней сексом, а она отказала мне в сексе, потому что была пьяна … потом я ждал до утра, и в тот момент прошли дни с тех пор, как я занимался с ней сексом , так как сейчас утром, как будто я хотел немного, потому что я хотел заняться с ней сексом, поэтому она притворилась, что выходит на улицу, чтобы пописать [там только туалеты на улице] … Я понял, что она не вернется, она была иду домой. Я погнался за ней, я схватил ее, я дал ей пощечину за то, что она убегает, но в итоге я не спал с ней, потому что тогда она говорила о полиции и всем остальном [смеется].Так что я избил ее за то, что она выставила меня дураком, потому что она должна была сказать, что не хочет заниматься со мной сексом прямо, понимаете, о чем я? (IDI, 24, мелкий торговец наркотиками)

Насилие и контролирующее поведение, применяемые мужчинами в отношении своих партнеров-женщин, широко описывались мужчинами как попытка восстановить свое достоинство и уважение по отношению к женщинам.

Несколько сексуальных партнеров

Центральная роль молодых людей, живущих в городских неформальных поселениях, в поиске нескольких сексуальных партнеров для установления своей идентичности была очевидна.Наличие нескольких партнеров было нормальным. Для Токозани это было то, что просто необходимо мужчинам:

Токозани: Но вы знаете, что у женщины может быть один или два партнера. Но мужчины не могут жить, не имея более одного партнера, и очень немногие из них могут жить только с одним. (IDI, 19, при поддержке родителей)

В то время как несколько участников предложили «культурную» основу для множественных сексуальных партнерств, главный акцент был сделан на том, что множественные сексуальные партнеры были способом заслужить уважение со стороны своей группы сверстников.Один из участников фокус-группы прокомментировал, почему у мужчин много партнеров: «Их можно похвалить за то, что они настоящие мужчины» (фокус-группа 3). Другой, Китай, аналогичным образом предположил, что наличие нескольких подруг принесло вам уважение, одобрение и достоинство со стороны ваших сверстников:

Китай: если у вас есть одна девушка, вы трус; большинство из них делают это из гордости, и они делают это для того, чтобы заслужить уважение и достоинство, а когда у вас много подруг, это означает, что вы получаете уважение. (Фокус-группа 3)

Перформативный характер поиска и обеспечения нескольких сексуальных партнеров был особенно очевиден в том, как эти мужчины описывали краткосрочные разовые сексуальные контакты.Мтхобизи описал, как это было связано с вечеринками, употреблением алкоголя и доказательством своим друзьям, что вы смогли добиться сексуального успеха:

Мтхобизи: Вы знаете, на вечеринках презервативы — последнее, о чем люди думают, когда они пьяны, а затем вы идете заниматься сексом с девушками и в конечном итоге заражаетесь ВИЧ из-за того, что пытались доставить удовольствие друзьям. (IDI, 22 года, снимает комнату, сестра поддерживает)

Наличие нескольких сексуальных партнеров было публичным проявлением гетеросексуальности, доказательством желанности и, следовательно, мужественности.Таким образом, они открыли этим молодым людям путь к воспитанию чувства уважения.

Защита чести: насилие мужчин по отношению к другим мужчинам

Последний способ, которым мужчины говорили о достижении общественного уважения и доказательстве мужественности, — это демонстрация готовности защищать свою честь насилием по отношению к другим мужчинам. Обычно также использовался алкоголь; однако насилие происходило, когда мужчины чувствовали, что ими пренебрегали и им необходимо защищать свое достоинство. Мтхобизи описал, как возникла борьба из-за того, что мужчины чувствовали необходимость не терять лицо и не отступать, если их не уважали:

Интервьюер: К кому мужчины прибегают к насилию?

Mthobisi: По отношению к другим мужчинам, если вы, как и вы, принизили его мужское достоинство…

Интервьюер: Вы можете привести мне пример?

Mthobisi: Если вы подойдете и посмотрите на меня сверху вниз и будете грубо, ругаетесь или говорите мне неприятности, очевидно, мне придется защищать свое достоинство, я тогда встану и противостою вам, и если мы будем сражаться, мы будем сражаться.

Опрашивающий: Почему мужчины прибегают к насилию?

Mthobisi: В большинстве случаев это потому, что они пьяны, или потому, что они просто вспыльчивы, есть такие, которые, когда вы говорите с ними, просто отвечают вам, просто чтобы ответить вам, они не открыт.

Опрашивающий: Почему они ссорятся друг с другом?

Мтхобизи: Это гордость, брат мой, ты знаешь, что люди ценят свое достоинство. Я также верну тебе одолжение, причиню боль и причиню тебе боль, чтобы я смог вернуть свое мужское достоинство.(IDI, 22 года, снимает комнату, сестра поддерживает)

Точно так же Гудман описал, как спор может легко перерасти в драку, особенно если был задействован алкоголь:

Опрашивающий: Так к кому относятся мужчины, жестокие по отношению к ним?

Гудман: Друг друга.

Интервьюер: Почему?

Гудман: Вы знаете, вы обнаружите, что один человек наступает на другого, и тот, на кого наступают, скажет: «Разве ты не видишь, что ты стоял у меня на ноге?», А второй парень сказал: «Извини», тогда первый будет пытаться спровоцировать другого, потому что он пьян и потому, что, возможно, у него есть обида на второго парня или что-то в этом роде.И, возможно, второй в конечном итоге скажет: «Я сказал, что извиняюсь, что вы хотите, чтобы я сказал?», И если первый продолжит давить, то второй скажет: «Что ты собираешься делать?» борьба начинается из-за этого небольшого инцидента. (IDI, 25, при поддержке матери)

Насилие мужчин по отношению друг к другу было очень публичным и было тесно связано с общей заботой мужчин о позиционировании себя в доминирующей гендерной иерархии. Хотя алкоголь часто подпитывал это насилие, мужчины чувствовали, что не могут «отступить», не потеряв уважения.

Обсуждение

В этом исследовании мы стремились понять, как молодые люди в двух городских неформальных поселениях в ЭТеквени, Южная Африка, создают и поддерживают один определенный набор социальной и сексуальной идентичности перед лицом высокого уровня безработицы и бедности. признание относительной природы мужественности и их множественности в любой конкретной обстановке. В широком смысле мы предположили, что в то время как эти молодые люди стремились к « традиционной » рабочей мужественности, сформировавшейся в 1970-х годах в индустриализации Южной Африки, с упором на экономическую власть для создания и поддержания домашнего хозяйства, включая утверждение власти над женщинами и детьми (4) , их способность сделать это была серьезно скомпрометирована, потому что у них не было для этого материальных возможностей.

В свою очередь, молодые люди искали другие способы развить чувство силы и уважения в ответ на жизненные проблемы, с которыми они столкнулись, и на свою неспособность получить другие источники уважения. В основном молодые люди, «находящиеся на неправильной стороне истории» (42), установили подчиненную мужественность, во многом такую ​​же, как это было описано Вудом и Джукесом (34) в Восточно-Капской провинции Южной Африки. Эта молодежная мужественность отдавала приоритет вместо власти через создание и поддержание дома, образования или богатства, власть в пространствах, которых молодые мужчины могли бы достичь, наиболее очевидно посредством утверждения власти и контроля над женщинами, особенно основными сексуальными партнерами, и поиском множественных сексуальных партнерств. и насилие по отношению к другим мужчинам.Эти методы, аналогичные тем, которые описаны Вудом и Джукесом (34), предполагают общность того, как маргинализованная молодежь в Южной Африке пытается позиционировать себя в рамках гендерной иерархии в условиях бедности и безработицы.

То, что эти источники власти являются единственными доступными для молодых людей в этих условиях, вытекает из долгой истории экономической, политической и социальной изоляции и насилия, направленного против молодых чернокожих южноафриканцев (43), и продолжающегося доминирование консервативных патриархатов в Южной Африке, а также межпоколенческое производство травм и насилия, с которыми сталкиваются многие молодые люди (31).

Следует отметить, однако, что молодые люди выразили значительные эмоциональные вложения в свои долгосрочные отношения с основными сексуальными партнерами-женщинами. Это резко контрастирует с тем, что много писали о молодых людях, в которых подчеркивается экстрактивный характер и отсутствие эмоциональной вовлеченности в мужских отношениях (8, 28). Это также указывает на то, как мужчины используют целый ряд дискурсов о мужественности в различных отношениях (19), предполагая, что могут существовать дискурсы и возможности для изменений, уже заложенные в повседневные практики мужчин.Однако, как предполагают Вуд и Джюкс (34), вклад мужчин в эти отношения также является способом демонстрации мужественности, поскольку способность мужчин удерживать и контролировать женщин имеет для них решающее значение.

Молодежная мужественность, описанная в данных, также контрастирует с описанной Хантером (4, 35). Хантер предполагает, что перед лицом ВИЧ молодые люди в Квазулу-Натале начинают изменять свое сексуальное поведение в качестве естественной реакции на риск. Однако наши данные показывают, что для многих мужчин этого не происходит, поскольку необходимость добиться уважения и социального положения в гендерном порядке перевешивает другие приоритеты.

У молодых мужчин в городских неформальных поселениях их чувство мужественности и положения в гендерной иерархии было публично признано и оценено; что-то, что мужчины «носили на рукаве» и исполняли. В очень разных контекстах Ванделло и Боссон (44) предполагают, что мужественность, по большей части, чрезвычайно ненадежна, что-то, что «трудно выиграть и легко потерять». Не подчеркивая напрямую перформативную природу маскулинности, такой аргумент перекликается с представлением Батлера (45) о гендере как перформативной категории (хотя и реализуемой в рамках материальных и политических ограничений).Действительно, молодые люди, участвовавшие в этом исследовании, безусловно, продолжали проявлять мужественность ежедневно, осознавая, как их оценивали публично. Это могло усугубляться очень публичным характером повседневной жизни в двух неформальных поселениях. Поскольку молодые люди жили в маленьких лачугах с одной комнатой, которые часто использовались совместно с другими, у них было мало личных пространств, в которых они могли бы уединиться и разыграть альтернативные формы маскулинности, не подпадающие под действие доминирующих социальных и гендерных норм. В то время как во многих работах исследовалось, как место влияет на здоровье (6, 11, 12, 29), мало кто рассматривал вопрос о том, как общественный характер жизни в городских неформальных поселениях и отсутствие частных пространств могут способствовать возникновению определенных конфигураций гендерных практик.

Аргумент, изложенный в этой статье, имеет три значения для работы по снижению насилия и риска заражения ВИЧ среди мужчин в более широком смысле. Во-первых, даже в рамках описываемой нами мужественности молодежи существовал ряд противоречий и возможностей для поддержки более равноправных по половому признаку — или, по крайней мере, менее вредных — мужественности, подчеркивающих доверие, любовь и долгосрочную приверженность. Как было указано (19), они предоставляют дискурсы для интервенций, которые можно использовать и строить, и указывать на изменчивую и множественную природу мужественности в любой конкретной обстановке.

Во-вторых, учитывая то, как мужественность молодежи объединяется вокруг ряда конкретных практик, вмешательства должны работать для решения множества проблем, если они стремятся снизить насилие и риск заражения ВИЧ. Маловероятно, что изменение агрессивного поведения мужчин произойдет вне работы с ними по вопросам употребления алкоголя, наркотиков, множественных сексуальных партнерств, потому что все это сливается вокруг определенной формы молодежной мужественности.

Наконец, как показывают другие исследования, насилие и другие связанные с ВИЧ практики риска частично возникают из-за исключения молодых людей из глобальной капиталистической экономики 46.С доминирующим подходом к достижению отрезанного от этих молодых людей уважения, они ищут альтернативные пути; один из которых включал то, что мы называем молодежной мужественностью. Все работы с периферии капиталистической системы, включая Мозамбик (26) и Бразилию (18), указывают на то, как насилие мужчин вовлечено в эти процессы исключения (часто совпадающие с расизмом). Тем не менее, аналогичная динамика наблюдается и в самом сердце глобального капитализма. Как отмечает Бургуа (27) в своей этнографии наркодилеров в Нью-Йорке, молодые порто-риканцы, исключенные из капиталистической экономики, пользуются уважением с помощью единственно доступных путей, торговли наркотиками и публичного и частного применения насилия.Учитывая, что эти глобальные процессы связаны с местной динамикой, еще многое предстоит узнать о том, как будет выглядеть формирование средств к существованию молодых людей и будет ли это иметь какое-либо влияние на насилие и поведение, связанное с риском заражения ВИЧ. Также требуется дополнительная работа над тем, как лучше всего работать с молодыми мужчинами, вкладывающимися в современную форму молодежной маскулинности, которая ставит во главу угла насилие, контроль и множественные сексуальные партнерства, чтобы помочь этим молодым мужчинам изменить и развить менее вредные формы мужественности в контексте бедность и серьезные жизненные проблемы.

Благодарности

Выражаем благодарность другим членам группы, участвовавшим в более крупном исследовании, частью которого оно является, а именно: Саманте Уиллан, Нвабиса Джама-Шай, Номпумелело Мбата, Лоре Вашингтон, Элисон Миссельхорн и Милли Мушинга. Спасибо также интервьюеру и участникам, а также рецензентам за их проницательные комментарии.

Footnotes

1 Предоставленная информация: IDI (углубленное интервью), возраст, основной источник дохода.

Конфликт интересов и финансирование

Это исследование финансировалось SIDA и Norad через институциональный грант HEARD, UKZN, Объединенному гендерному фонду (Южная Африка) и Совету медицинских исследований, Южная Африка.У нас нет конфликта интересов.

Ссылки

1. Майерс Г. Лондон: Zed Books; 2011. Африканские города: альтернативные взгляды на городскую теорию и практику. [Google Scholar] 2. ВОЗ. Женева: ВОЗ; 2008. Наши города, наше здоровье, наше будущее: воздействие на социальные детерминанты для обеспечения справедливости в отношении здоровья в городских условиях. [Google Scholar] 3. ВОЗ, ООН-Хабитат. Женева: ВОЗ и ООН-Хабитат; 2010. Скрытые города: разоблачение и преодоление неравенства в отношении здоровья в городских условиях. [Google Scholar] 4. Хантер М. Дурбан: Университет Квазулу-Натал Пресс; 2010 г.Любовь во время СПИДа: неравенство, пол и права в Южной Африке. [Google Scholar] 5. Агентство жилищного строительства Южной Африки. Дурбан: HDA; 2011. Неформальные поселения — Квазулу-Натал. [Google Scholar] 6. Хантер М. Меняющаяся политическая экономия пола в Южной Африке: значение безработицы и неравенства для масштабов пандемии СПИДа. Soc Sci Med. 2007. 64: 689–700. DOI: S0277-9536 (06) 00483-7 [pii] 10.1016 / j.socscimed.2006.09.015. [PubMed] [Google Scholar] 7. Томас Л., Вири Дж., Малангу П.Улучшение здоровья в трущобах: ВИЧ и африканская перспектива. Ланцет. 2011; 377: 1571–2. [PubMed] [Google Scholar] 8. Рагнарссон А., Таунсенд Л., Экстром А., Чопра М., Торсон А. Построение идеализированной городской мужественности среди мужчин с одновременными сексуальными партнерами в южноафриканском городке. Glob Health Action. 2010; 3: 5092. doi: 10.3402 / gha.v3i0.5092 .. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 9. ван Рентергем Х., Джексон Х. Дурбан: ЮНЭЙДС; 2009. СПИД и город: усиление мер в ответ на ВИЧ и СПИД в городских районах Африки к югу от Сахары.[Google Scholar] 10. Шисана О, Рехле Т., Симбайи Л., Зума К. Кейптаун: HSRC; 2009 г. Национальное исследование распространенности, заболеваемости, поведения и коммуникации в Южной Африке, 2008 г. [Google Scholar] 11. Макилвейн К. Урбанизация и гендерное насилие: исследование парадоксов глобального Юга. Environ Urban. 2012; 25: 65–79. [Google Scholar] 12. Дэвидсон Р., Митчелл Р., Хант К. Местоположение, местоположение, местоположение: роль опыта неблагополучия в восприятии неспециалистами неравенства в отношении здоровья в разных регионах. Место Здоровья.2008. 14: 167–81. [PubMed] [Google Scholar] 13. Гупта Г.Р., Огден А.С., Уорнер А. Двигаясь вперед в отношении гендерной уязвимости женщин к ВИЧ: хорошие и плохие новости и что с этим делать. Глобальное общественное здравоохранение. 2011; 6 (Приложение 3): S370–82. [PubMed] [Google Scholar] 14. Филлипс А., Пиркл С. Выходя за рамки поведения: продвижение эпистемологии и вмешательств по профилактике риска ВИЧ (Отчет о состоянии литературы) Glob Public Health. 2011; 6: 577–92. [PubMed] [Google Scholar] 15. Джукес Р., Моррелл Р. Гендер и сексуальность: новые перспективы гетеросексуальной эпидемии в Южной Африке и последствия для риска и профилактики ВИЧ.J Int AIDS Soc. 2010; 13: 6. DOI: 1758-2652-13-6 [pii] 10.1186 / 1758-2652-13-6. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 16. Джукес Р., Сиквейя Ю., Моррелл Р., Дункл К. Гендерное неравноправие мужественности и сексуальных прав при изнасиловании Южная Африка: результаты перекрестного исследования. PLoS One. 2011; 6: e29590. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 17. Фулу Э., Джукес Р., Розелли Т., Гарсия-Морено К. Межстрановое перекрестное исследование ООН по проблемам мужчин и насилия. Распространенность и факторы, связанные с совершением мужчинами насилия со стороны интимного партнера: результаты межстранового перекрестного исследования ООН по мужчинам и насилию в Азиатско-Тихоокеанском регионе.Ланцет Glob Health. 2013; 1: e187–207. [PubMed] [Google Scholar] 18. Баркер Г. Лондон: Рутледж; 2005. Умирать, чтобы быть мужчиной: молодость, мужественность и социальная изоляция. [Google Scholar] 19. Флеминг П.Дж., Андес К., Диклементе Р. «Но я не такой»: навигация молодых людей по нормативной маскулинности в маргинальном городском сообществе в Парагвае. Культовый секс для здоровья. 2013; 15: 652–66. [PubMed] [Google Scholar] 20. Коннелл Р. Кембридж: Политика; 1999. Мужественность. [Google Scholar] 21. Коннелл Р. Гендер, здоровье и теория: осмысление проблемы в локальной и мировой перспективе.Soc Sci Med. 2012; 74: 1675–83. [PubMed] [Google Scholar] 22. Куртенэ WH. Конструкции мужественности и их влияние на мужское благополучие: теория пола и здоровья. Soc Sci Med. 2000; 50: 1385–401. [PubMed] [Google Scholar] 23. Хирш Дж. География желания: социальное пространство, сексуальные проекты и организация внебрачного секса в сельской Мексике. В: Hirsch J, Wardlow D, Smith D, Phinney H, Parikh S, Nathonson C, редакторы. Секрет: любовь, брак и ВИЧ. Нэшвилл: издательство Университета Вандербильта; 2009 г.С. 53–83. [Google Scholar] 24. Лохан М. Как мы можем лучше понять мужское здоровье? Объединение объяснений критических исследований мужчин и неравенства в отношении здоровья. Soc Sci Med. 2007; 65: 493–504. [PubMed] [Google Scholar] 25. Кэмпбелл С., Гиббс А. Стигма, гендер и ВИЧ: тематические исследования межсекторального характера. В: Boesten J, Poku N, редакторы. Гендер и ВИЧ / СПИД: критические перспективы из развивающихся стран. Лондон: Ashgate Press; 2009. С. 29–46. [Google Scholar] 26. Горс-Грин К. Гегемонистские и подчиненные мужественности: класс, насилие и сексуальная активность среди молодых мозамбикских мужчин.Nord J Afr Stud. 2009. 18: 286–304. [Google Scholar] 27. Бургуа П. Кембридж: Издательство Кембриджского университета; 2002. В поисках уважения: продажа крэка в Эль-Баррио. [Google Scholar] 28. Зайдлер В. Лондон: Рутледж; 2005. Преобразование мужественности: мужчины, культуры, тела, власть, секс и любовь. [Google Scholar] 29. Мет П. Маргинальные мужские эмоции: политика и место. Геофорум. 2009. 40: 853–63. [Google Scholar] 30. Рэйтеле К. Без страха подчиняет чернокожих южноафриканцев. Cahiers d’Etudes africaines.2013; LIII: 247–68. [Google Scholar] 31. Мэтьюз С., Джукс Р., Абрахамс Н. «У меня была тяжелая жизнь»: исследование невзгод детства в формировании мужественности у мужчин, убивших интимного партнера в Южной Африке. Br J Criminol. 2011; 51: 960–77. [Google Scholar] 32. Бэнкс Л. Йоханнесберг: Университет Витсвотерсранда Пресс; 2011. Домашние пространства, уличные стили: борьба за власть и идентичность в южноафриканском городе. [Google Scholar] 33. Рейлинг Х. Позитивные мужчины: в поисках достоинства в отношениях через активизм в области здравоохранения в южноафриканском городке.Soc Dynam. 2013; 39: 92–107. [Google Scholar] 34. Вуд К., Жюкс Р. «Опасная» любовь: размышления о насилии среди молодежи поселка Коса. В: Моррелл Р., редактор. Меняются мужчины в Южной Африке. Питермартицберг: Университет Натальской прессы; 2001. С. 317–36. [Google Scholar] 35. Хантер М. Культурная политика и мужественность: множественные партнеры в исторической перспективе в Квазулу-Натале. Культовый секс для здоровья. 2005; 7: 209–23. [PubMed] [Google Scholar] 36. Хантер М., Посел Д. Здесь поработать: социально-экономические характеристики неформальных жителей в Южной Африке после апартеида.Environ Urban. 2012; 24: 285–304. [Google Scholar] 37. Паттман Р., Чеге Ф. «Дорогой дневник, я видел ангела, она была похожа на рай на земле»: разговоры о сексе и половое воспитание. Afr J AIDS Res. 2003; 2: 103–12. [PubMed] [Google Scholar] 38. Джукес Р., Гиббс А., Уиллан С., Миссельхорн А., Джама Н. и др. Дурбан: Конференция по СПИДу в Южной Африке; 2013. 7–11 июня, Шаги и вмешательство в создание будущего: результаты формирующей оценки поведенческого и структурного пилотного вмешательства для молодых людей. [Google Scholar] 39.Тан К.С., Дэвис А. Критические факторы при определении размера фокус-группы. Fam Pract. 1995; 12: 474–5. [PubMed] [Google Scholar] 40. Аттрайд-Стирлинг Дж. Тематические сети — аналитический инструмент для качественного исследования. Qual Res. 2001; 1: 385–405. [Google Scholar] 41. Браун В., Кларк В. Использование тематического анализа в психологии. Qual Res Psychol. 2006; 3: 77–101. [Google Scholar] 42. Моррелл Р., Джукс Р., Линдеггер Дж., Хэмлал В. Гегемонистская маскулинность: обзор гендерного анализа мужской власти в Южной Африке.South Afr ​​Rev Sociol. 2013; 44: 3–21. [Google Scholar] 43. Сидат М., Ван Никерк А., Джукес Р., Суффла С., Рэйтел К. Насилие и травмы в Южной Африке: приоритетные меры по предотвращению. (том 374, стр 1011, 2009 г.) Lancet. 2009; 374: 978. [PubMed] [Google Scholar] 44. Ванделло Дж., Босон Дж. К.. Трудно выиграть и легко проиграть: обзор и синтез теории и исследований ненадежной мужественности. Psychol Men Masc. 2013; 14: 101–13. [Google Scholar] 45. Батлер Дж. Лондон: Рутледж; 1999. Гендерные проблемы: феминизм и супервидение идентичности.[Google Scholar] 46. Гиббс А., Уиллан С., Миссельхорн А., Мангома Дж. Комбинированные структурные вмешательства для обеспечения гендерного равенства и безопасности средств к существованию: критический обзор данных из южной и восточной Африки и их последствий для молодежи. J Int AIDS Soc. 2012; 15 (Приложение 1): 17362. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

обеспечение уважения и построение идентичности в городских неформальных поселениях в Южной Африке

Glob Health Action. 2014; 7: 10.3402 / gha.v7.23676.

Эндрю Гиббс

1 Отдел экономики здравоохранения и исследований в области ВИЧ / СПИДа (HEARD), Университет Квазулу-Натал, Дурбан, Южная Африка

Яндиса Сиквейя

2 Отдел исследований гендера и здоровья, Совет медицинских исследований, Претория, Южная Африка

Рэйчел Джуукс

2 Отдел исследований по гендерным вопросам и здоровью, Совет медицинских исследований, Претория, Южная Африка

1 Отдел исследований экономики здравоохранения и ВИЧ / СПИДа (HEARD), Университет Квазулу-Натал, Дурбан, Южная Африка

2 Отдел гендерных исследований и медицинских исследований, Совет медицинских исследований, Претория, Южная Африка

* Для корреспонденции: Эндрю Гиббс, СЛУШАЛИ, Private Bag X54001, Дурбан, Южная Африка, электронная почта: [email protected]

Поступила в редакцию 29 декабря 2013 г .; Пересмотрено 4 марта 2014 г .; Принято 5 марта 2014 г.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинальной работы.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Реферат

Общие сведения

Городские неформальные поселения остаются местом высокого уровня заболеваемости и распространенности ВИЧ, а также насилия.Все большее внимание уделяется тому, как конфигурации мужественности молодых мужчин формируют эти практики, путем изучения того, как мужчины формируют уважение и идентичность. В этой статье мы исследуем, как молодые чернокожие южноафриканцы в двух городских неформальных поселениях создают уважение и мужскую идентичность.

Методы

Данные взяты из трех фокус-групп и 19 глубинных интервью.

Результаты

Мы предлагаем, чтобы в то время как молодые мужчины стремятся к «традиционной» мужественности, отдавая приоритет экономической власти и контролю над домохозяйством, мы предполагаем, что возникает молодежная мужественность, которая вместо альтернативных способов демонстрации власти ставит во главу угла насилие и контроль. из-за сексуальных партнеров мужчин, мужчин, ищущих нескольких сексуальных партнеров, и насилия со стороны мужчин по отношению к другим мужчинам.Это действует как способ продемонстрировать мужественность и свое положение в рамках общественного гендерного порядка.

Обсуждение

Мы предполагаем, что результаты исследований имеют три значения для работы с мужчинами в области насилия и снижения риска заражения ВИЧ. Во-первых, в мужских рассуждениях о мужественности существует ряд противоречий, которые могут предоставить пространство и возможности для изменений. Во-вторых, важно работать над несколькими проблемами одновременно, учитывая, что насилие, употребление алкоголя и сексуальный риск взаимосвязаны в мужественности молодежи.Наконец, исключение мужчин из капиталистической системы может стать важным способом снижения уровня насилия.

Ключевые слова: маскулинность, ВИЧ, насилие, пол, множественные сексуальные партнеры, средства к существованию, ИПВ, безработица

Быстрая урбанизация привела к росту неформальных поселений, поскольку города и штаты не смогли эффективно создать постоянную инфраструктуру для растущего населения ( 1, 2). По оценкам ВОЗ и ООН-ХАБИТАТ в 2010 г., 63% городских жителей в странах Африки к югу от Сахары жили в неформальных поселениях (3).В Южной Африке в 1980-е годы наблюдался быстрый рост городских неформальных поселений, когда правительство апартеида перестало контролировать мобильность черного большинства с отменой законодательства о контроле над притоком, но не смогло удовлетворить потребности в постоянном жилье (4). Текущие оценки для Южной Африки показывают, что 4,4 миллиона человек живут в неформальных поселениях, что составляет примерно 23% всех домохозяйств (5). В районе Этеквини, Квазулу-Натал — месте проведения настоящего исследования и третьем по величине городе в Южной Африке — около 25% населения проживает в неформальном жилье (5).

Городские неформальные поселения часто представляют собой места с высоким уровнем насилия, бедности, плохого состояния здоровья и ВИЧ (4, 6–8). По оценкам ЮНЭЙДС, 28% людей, живущих с ВИЧ / СПИДом в южной и восточной Африке, живут в 14 городах региона (примерно 15% глобальной эпидемии), а в Южной Африке распространенность ВИЧ в неформальных поселениях вдвое выше, чем среди людей в формальных поселениях. корпус (9, 10). Хотя по-прежнему мало сопоставимых данных о показателях гендерного насилия в городских и сельских районах (11), в одном исследовании из Кейптауна, Южная Африка, изучался уровень убийств в городе, сравнивались различные «типы» поселений и показывались неформальные городские поселения. имели показатели более чем в четыре раза выше, чем у более богатых официальных поселений (3).

Было много споров о том, почему в городских неформальных поселениях особенно высок уровень насилия и плохого состояния здоровья, а также о роли места в результатах для здоровья в целом (12). Одна из сторон этого аргумента подчеркивает опыт проживания в густонаселенных сообществах, ведущий к стрессу и неспособности контролировать аспекты жизни, как ключевой фактор, формирующий насилие (11). Другой аргумент заключается в том, что в неформальных поселениях меньше социальной сплоченности, вызванной бедностью и мобильностью, что создает менее стабильные формы власти, в которых насилие становится необходимым ресурсом для использования, поскольку ранее стабильные конфигурации власти — особенно гендерная власть — становятся проблемой (3 , 11).

Мужественность и насилие

Во всем мире исследователи все чаще изучают конструкции мужественности, включая совершение мужчинами насилия, которые подвергают их и их партнеров повышенному риску заражения ВИЧ (13, 14). Твердо укоренившиеся в критике гендерного неравенства, исследования наблюдали и пытались объяснить кластеризацию мужского насилия и практик, связанных с риском заражения ВИЧ (15). В Южной Африке репрезентативное популяционное исследование южноафриканских мужчин показало, что те, кто прибегал к насилию по отношению к партнеру, имели менее гендерно справедливую мужественность, с большей вероятностью подвергались изнасилованию и с большей вероятностью вступали в коммерческий секс (16).В частности, в исследовании среди лиц моложе 25 лет те, кто совершал насилие по отношению к партнеру, имели более высокую распространенность ВИЧ (16). Аналогичные связи между насилием, изнасилованием и гендерным неравенством проявились также в Азиатско-Тихоокеанском регионе (17) и Латинской Америке (18, 19).

Теоретически кластеризуя риск, насилие и гендерную несправедливость маскулинности, исследователи в основном опирались на концепцию гегемонной маскулинности Коннелла (20), выстраивая реляционную конструкцию гендерного неравенства (21).В контексте патриархальных привилегий Коннелл утверждает, что в любой социальной среде существует коллективное понимание идеальных мужских практик. Большинство мужчин рассматривают идеал как стремление, что-то, что влияет на их практики и структурирует понимание мужчинами самих себя и своего поведения, не обязательно достижимое или желаемое в целом для всех мужчин (20). В ответ мужчины конструируют диапазон маскулинности, позволяя им создавать жизнеспособные альтернативы гегемонистской маскулинности, в то же время часто поддерживая ее общую логику (20).Эти гегемонистские идеалы также влияют на поведение женщин, поскольку, хотя они подчиняются мужчинам, они формируют их взгляды на желаемый идеал, и, таким образом, мужчины, которые не стремятся принять гегемонистскую мужественность, могут быть наказаны из-за своей привлекательности для женщин.

Мужское поведение, включая насилие и методы, связанные с риском заражения ВИЧ, можно понимать как попытки мужчин позиционировать себя как индивидуально, так и публично в отношении господствующей маскулинности, которая формирует гендерную иерархию (19, 22, 23).Критические исследования мужчин также указывают на то, что такое поведение, связанное со здоровьем, активно формирует формы мужественности (24). С социально-психологической точки зрения некоторые исследователи озабочены тем, как эти широкие макропроцессы внедряются в психику человека и как они интернализуются и сопротивляются (25). В контексте высокого уровня бедности был выдвинут сильный аргумент в пользу того, что молодые люди создают подчиненную маскулинность, сосредоточенную на гетеросексуальных действиях и насилии как способе формирования у них чувства собственного достоинства и позиционирования себя в рамках гендера и более широкого социального порядка. этих социально подчиненных пространств (20, 26, 27).Реже комментируется то, как гендерные иерархии пересекаются с возрастными иерархиями, и насилие часто также можно рассматривать как находящееся на пересечении этих осей (27).

В то время как большая часть работы подчеркивает мужскую власть, доминирование и применение насилия в отношении женщин и других мужчин, другой набор работ подчеркивает эмоциональную жизнь и уязвимость, которые испытывают многие из этих мужчин, живущих в бедности (28, 29). Это побудило некоторых предположить, что мужское насилие возникает из глубокого чувства бессилия (30), когда мужчины ищут власти способами, доступными для них и социально приемлемыми.Некоторые исследователи стремились проследить «долгую историю насилия» мужчин, исследуя суровое детство мужчин, которое приводит к «расстройствам привязанности», которые, как правило, снижают эмпатию и чувство вины у мужчин. Поступая таким образом, они предполагают, что модели насилия и другого рискованного поведения устанавливаются в процессах психологического развития в детстве, но затем становятся возможными через социальные процессы и контексты — такие как патриархат — для поддержки мужского насилия в отношении женщин и других мужчин (31).

Мужественность в Южной Африке

В Южной Африке ряд этнографий пытались понять, как мужчины конструируют и поддерживают мужскую идентичность и уважение в различных контекстах.Работа Хантера (4) предполагает, что в 1970-е и 1980-е годы возникла новая «традиционная мужественность» для чернокожих южноафриканских мужчин, занятых на рабочих местах из рабочего класса, когда произошла индустриализация. В основе этой мужественности лежал доброжелательный гетеросексуальный патриархат, в котором мужское уважение подкреплялось мужской экономической обеспеченностью (4). Это переработало старые представления о мужественности, поместив их в городскую среду. Центральным моментом в этом была способность мужчин обеспечивать домашнее хозяйство, при этом дом становился критерием мужественности (4, 32).Власть мужчин также выражалась в утверждении общественного контроля над женщинами и детьми. Согласно Хантеру (4), эта мужественность продолжает доминировать в гендерной иерархии для многих чернокожих южноафриканцев из рабочего класса, потенциально формируя гегемонистскую маскулинность (20).

Как подчеркивается в многочисленных исследованиях маскулинности, для большинства мужчин (если не для всех) «гегемонистская маскулинность» не может быть достигнута и множество мужественности процветает (21). Исследования, проведенные в Южной Африке, изучали альтернативные способы формирования мужской идентичности и уважения.Рейлинг (33) смотрит на то, как мужчины, живущие с ВИЧ, конструируют новые формы того, что он называет «относительным достоинством» посредством активизма в области здравоохранения, создавая при этом новую форму мужественности. Небольшое количество исследований было посвящено изучению мужественности и здоровья молодежи в современной Южной Африке. Wood and Jewkes (34), например, из провинции Восточный Кейп в Южной Африке, утверждают, что экономическая маргинализация молодых мужчин привела к появлению характерной молодежной маскулинности, когда маскулинность сосредоточилась на контроле над основными сексуальными партнерами-женщинами с применением насилия при необходимости. .Точно так же работа Рагнарссона и др. (8) в пригородных сообществах подчеркивает, что небольшие мужские группы являются центральным локусом для этого производства патриархальной маскулинности молодежи, в которой мужчины вместо альтернативных источников власти и достоинства обращаются к поискам множественные сексуальные партнерства как способ закрепить свою мужественность среди других мужчин. В то время как работа Хантера (4, 35) также исследует молодых мужчин, подчеркивает, как молодые люди преодолевают напряженность между их ожидаемой ролью поставщиков в романтических отношениях и отсутствием экономической власти посредством тонких переговоров и подчеркнутой гетеросексуальности.

В этом исследовании мы основываемся на этой работе, чтобы изучить, как молодые черные южноафриканские мужчины, живущие в условиях бедности в городских неформальных поселениях, стремятся создать и поддерживать жизнеспособное чувство уважения и мужской идентичности через свои отношения другие сосредоточились на пересечении сексуальности и насилия. Нас беспокоит то, как мужчины оценивают себя и позиционируют себя в рамках гендерной и возрастной иерархии.

Методы

Условия

Молодые люди, участвовавшие в исследовании, жили в двух городских неформальных поселениях в районе ЭТеквини, Квазулу-Натал, Южная Африка.В неформальных поселениях в Южной Африке услуги некачественные; Данные за 2001 год показывают, что только 26% жилищ в неформальных поселениях имеют водопровод в жилище или дворе, а 32% — электричество (5), и это отражено в двух поселениях. Большинство молодых людей происходили из немного более старого и устоявшегося поселения Маленькая Япония. В Маленькой Японии правительство предоставило несколько однокомнатных домов (так называемых RDP-домов), расположенных рядом с небольшими лачугами и однокомнатными жилищами. Он был расположен рядом с главной автомагистралью, которая проходила мимо торгового центра и большого городка, примерно в 10 минутах езды на такси.До центра Дурбана ходило обычное общественное такси, поездка занимала около 25 минут. Несмотря на это, дороги Маленькой Японии в основном были незащищенными, официально было мало электричества и не было внутренних туалетов. Вторая община была Мбазвана и значительно беднее Маленькой Японии. Это был новый поселок, заселенный только в предыдущие 10 лет, расположенный на крутом склоне холма. Транспортное сообщение с Дурбаном и промышленными районами было слабым. Жителям Мбазваны пришлось сесть на два общественных такси до центра Дурбана, что занимало около 45 минут.В Мбазване также не было электричества, дорожек и туалетов.

Участники

Мужчины были в возрасте от 18 до 27 лет, большинство из них моложе 25 лет. Некоторые из них официально закончили образование со средней школой, но большинство бросили учебу досрочно, и лишь немногие получили дальнейшую профессиональную подготовку. Ни один из мужчин в исследовании не имел постоянной работы; скорее большинство полагалось на временную формальную работу (в основном работа в магазине или строительство), неформальную работу (например, продажу небольших предметов на обочине дороги или работу в общественном такси) или различные незаконные виды деятельности (продажа наркотиков или мелкие преступления) .Эта работа была плохо оплачиваемой и очень ненадежной. Национально репрезентативные данные о домашних хозяйствах за 2006 год подчеркивают случайный характер работы в неформальных поселениях (36). Эти данные также показывают, что средняя заработная плата в неформальных поселениях составляла 1703 ранда в месяц по сравнению с 945 рандами в формальном жилье (36). Многие мужчины также полагались на свою семью, чтобы поддержать их в финансовом отношении. Все мужчины сообщили, что у них была основная партнерша на момент интервью, а у некоторых был ребенок от этого партнера или предыдущего партнера.

Сбор данных

Данные для этого документа взяты из трех обсуждений в фокус-группах (ФГД), проведенных с 44 мужчинами, и 19 глубинных интервью (ГИ), проведенных в течение 2 месяцев в 2012 году. ФГД позволяют коллективно придерживаться взглядов и понимания существенных вопросов. возникают — то, что мы можем назвать публичными стенограммами, — в то время как IDI позволяют проявиться сложностям и двойственности реальной жизни, без чувства принуждения мужчин к построению публичной идентичности (37).

Данные были собраны на начальном этапе для формирующей оценки поведенческого и структурного вмешательства — «Шаговые камни» и «Создание будущего» (38).Участников наняла НПО Project Empower, базирующаяся в eThekweni, которая провела мероприятие. Были проведены открытые собрания сообщества, на которых разъяснялось вмешательство и распространялись листовки. Таким образом, участники самостоятельно выбрали участие в исследовании. Для ФГД использовалась удобная выборка; мы обратились ко всем мужчинам, включенным в исследование в первые три дня, и попросили их принять участие в ФГД, 44 мужчины согласились. Хотя ФГД были крупными (от 12 до 20 участников), они позволили провести обмен мнениями и идеями.Как утверждают Танг и Дэвис (39), оптимального размера для ФГД не существует, пока имеется достаточно времени и поддержки, позволяющие осуществить значимый обмен идеями. Из 110 мужчин, участвовавших в вмешательстве, мы случайным образом выбрали 20 мужчин для участия в IDI — 19 мужчин согласились. Мы случайным образом выбрали мужчин для IDI, а затем наблюдали за мужчинами в течение 1 года, чтобы понять их общий опыт вмешательства, и не хотели вносить предвзятость в наш выбор.

IDI и FGD охватывают похожие темы.Они сосредоточились на пересечении мужественности и средств к существованию и на том, как это влияет на жизнь и отношения мужчин. В частности, они включали дискуссии о том, как мужчины зарабатывают деньги и выживают каждый день и что они хотят делать в будущем. Вопросы выясняли, что, по мнению мужчин, означает быть мужчиной в своем сообществе, и достигли ли они этого или нет. Затем тематическое руководство перешло к отношениям с женщинами, особенно с сексуальными партнерами, прежде чем задавать вопросы о насилии в обществе и в их отношениях.IDI обычно длились около 45 минут, от 20 минут до 1,5 часов. ФГД длились от 1 до 1,5 часов. Все FGD и IDI проводились на исизулу, доминирующем языке в местах проведения исследований, и были записаны в цифровом виде, переведены и расшифрованы полевым работником-мужчиной, который их проводил.

Анализ данных

Тематический контент-анализ проводился на основе подхода Аттрайда-Стирлинга к тематическому сетевому анализу (40). В целом, транскрипты читались неоднократно, прежде чем были разработаны исходные коды (на основе слов или коротких идей) (41).Затем кодексы были сгруппированы в группы, посвященные тому, как мужчины понимают уважение и стремятся его достичь. Триангуляция была достигнута путем сравнения и сопоставления FGD и IDI для изучения общественного и частного понимания и выражения мужественности. Затем они были сосредоточены на двух сетях, обозначенных как «традиционная мужественность» и «молодежная мужественность». Такой подход позволяет исследователю устанавливать связи между различными идеями и связывать их с теорией, а не просто описывать данные (40).

Этика

Этика одобрена Южноафриканским советом медицинских исследований (EC003-2 / 2012) и комитетами по этике гуманитарных и социальных наук Университета Квазулу-Наталь (HSS / 0789/011 и HSS / 1273 / 011D).Письменное информированное согласие было получено от всех участников. Имена участников исследования и местоположения были заменены псевдонимами, чтобы защитить личность участников. Плата участникам за участие в интервенции или ФГД не выплачивалась. Тем не менее, для IDI ассистент-исследователь купил небольшую еду и поделился ею, чтобы наладить взаимопонимание.

Результаты

Мужчины, отождествляемые с «традиционной» мужественностью, основанной на экономическом обеспечении в отношениях, в которых мужчины позиционировались как доброжелательные патриархи.Тем не менее, неспособность молодых людей найти работу оставляла их в социальном положении в детстве. В ответ на это мужчин привлекла особая молодежная мужественность, которая подчеркивала уважение через насилие над партнерами, контроль над партнерами, поиск нескольких сексуальных партнеров и насилие над другими мужчинами.

«Традиционная» мужественность

Молодые люди стремились к «традиционной» мужественности, тесно связывая мужественность с обеспечением семьи и партнера и контролем над ними. Гведи, например, считал мужественность воплощением наличия дома и контроля над семьей:

Опрашивающий: Какие качества должны быть у человека, чтобы его можно было назвать мужчиной в вашем сообществе?

Гведи: Ты знаешь, мой брат, другого пути нет, тебе нужна жена, дом и деньги, и еще раз, чтобы увидеть, насколько хорошо ты себя ведешь, когда ты мужчина, ты должен быть прямым [строгим].(IDI, 24, мелкий продавец наркотиков) 1

Мужчины ценили экономическую независимость, поскольку она позволяла им создавать домашнее хозяйство. Занимать деньги вместо того, чтобы работать на них, как это делали многие молодые люди, считалось признаком неудачи, как прокомментировал Токозани:

Интервьюер: Что значит быть мужчиной?

Thokozani: Я должен быть ответственным и независимым, уважаемым в обществе.

Интервьюер: Что вы имеете в виду под независимостью?

Токозани: Как будто у меня есть собственный дом.Не быть человеком, который всегда занимает деньги. (IDI, 19, при поддержке родителей)

Среди информантов обсуждалось использование насилия для разрешения споров между мужчинами. Для некоторых случаев насилия оставалось важным иметь оружие и ножи, а также готовность применять насилие. Однако для большинства «традиционная» мужественность заключалась в более мягких и приоритетных аспектах любви, доброты и взаимодействия с детьми, а также в ограничении насилия, как подчеркнул Бонгани:

Опрашивающий: Что делает мужчину успешным в вашем сообществе?

Бонгани: Это то, как он себя ведет [то, как он себя ведет], с уважением…

Опрашивающий: Как он относится к своей семье?

Бонгани: Он дисциплинированный человек.У него есть жена, и это не значит, что вы не можете мыть посуду только потому, что у вас есть жена, мужчина может хорошо разговаривать со своей женой, а не жестоко, и его дети любят его как отца. (IDI, 25, неформальный магазин)

В целом, мужчины в исследовании по-прежнему стремились к «традиционной» маскулинности, при которой власть предоставлялась им через экономическую независимость и социальное господство, по сути создавая гегемонистскую мужественность.

Мужчины без уважения

Молодые люди, однако, осознавали, что «традиционная» мужественность была желанной и что-то, чего они пытались достичь.Мужчины рассказывали, как они часто сильно зависели от финансовой поддержки своих семей — в первую очередь от матерей или бабушек. Как описал Табо, эта зависимость подорвала его чувство уверенности и мужественности:

Табо: Дело в том, что моя бабушка покупает мне еду, она одевает меня и поддерживает моего ребенка. Теперь подумайте о том, чтобы попросить у нее денег, допустим, я и мои друзья хотим купить выпивку и вечеринку, для меня это проблема.

Интервьюер: Вызывал ли у вас какие-либо проблемы, прося денег у бабушки?

Табо: Я слишком зависим от нее, но должен быть независимым.(IDI, 23, сдельная работа)

Без формальной работы молодые люди проводят много времени, «слоняясь по улицам». Это сделало возможным публичную «девальвацию» мужчин другими членами сообщества, которые не воспринимали их всерьез, поскольку они не работали. Как предположил Мбонисва, мужчины без работы считались бесполезными, менее значительными, чем мужчины, поскольку они не могли содержать семью:

Опрашивающий: Как они относятся к человеку, который не работает?

Мбонисва: Они считают его бесполезным человеком. Как человек, на которого нельзя полагаться или на которого нельзя равняться.Они игнорировали бы его, не воспринимали бы его всерьез и не смотрели бы на него свысока или как на кого-то, кого не существует в обществе. (IDI, 23, неформальная работа)

В рамках государственной гендерной и возрастной иерархии, существовавшей внутри сообществ, отсутствие доступа к работе ставило молодых мужчин в низкое положение. Действительно, многие, в том числе Уайзман, подчеркивали, что их считали детьми, поскольку они не соответствовали идеалам мужественности:

Интервьюер: Как общество относится к вам, если вы не соответствуете характеристикам этого мужчины?

Wiseman: Хорошо, да, вы подорваны.Как будто вы просто мужчина, потому что вы носите штаны [брюки] и больше ничего. На тебя смотрят свысока, даже маленькие мальчики подрывают тебя, они относятся к тебе так, как будто ты в их возрасте, потому что ты бесполезен. (IDI, 18, временная работа)

Особую озабоченность молодых мужчин вызывала их неспособность обеспечивать сексуальные отношения, поскольку, по их мнению, от них ожидали. Сандил описал разочарование и смущение, вызванные тем, что он не мог предоставить предметы первой необходимости, и то, как женщины смотрели свысока на таких молодых людей, как он:

Опрашивающий: Какие проблемы возникают у мужчины, когда у него нет денег?

Сандил: В большинстве случаев женщины зависят от мужчин, поэтому, если вы мужчина и у вас нет денег, даже когда женщина просит что-то надеть или духи, а вы не можете их предоставить, это становится проблемой.Это смущение.

Интервьюер: Что происходит с вами как с мужчиной, когда это происходит?

Сандил: Ваше достоинство раздавлено, и женщины ругают вас, как будто говорят: «Этот мужчина просто использует меня, он не дает мне денег, он ничего не делает для меня, он просто использует меня [для секса]. (IDI, 24, временные рабочие места)

В городских неформальных поселениях молодые люди хорошо осознавали, как другие позиционируют их в гендерной иерархии и как они позиционируются как дети из-за неспособности достичь того, чего от мужчин ожидают.

Укрепление уважения в неформальных поселениях

В своих общинах мужчины изо всех сил пытались утвердиться как мужчины в общественных местах и ​​развить собственное чувство уверенности в себе и уважения. В свою очередь, мужчины стремились создать альтернативную идентичность, основанную на источниках власти, к которым они могли получить доступ, в первую очередь связанных с гетеросексуальностью и насилием. Мы выделяем четыре основных аспекта, определяющих доминирующую мужественность молодежи: 1) основные сексуальные отношения мужчин, 2) насилие и контроль над женщинами-партнерами, 3) наличие нескольких партнеров и, таким образом, демонстрация желательности для женщин, 4) общественное насилие.Каждый из них по-своему позволял мужчинам обрести чувство уважения в общественной и частной жизни.

Основные длительные сексуальные отношения мужчин

Большинство мужчин заявили, что у них постоянный сексуальный партнер — женщина. Когда мужчины говорили об этих отношениях, они пытались сформулировать их в терминах, аналогичных тому, как они говорили об отношениях в рамках «традиционной» мужественности, к которой они стремились, даже если они не могли этого достичь. Почти все опрошенные определили женщину, которую они видели в качестве основного партнера, часто кого-то, от кого у них был ребенок, и особенно кого-то, с кем они видели будущее вместе.Они смогли отличить этих женщин и отношения, которые у них были с ними, от других отношений, которые у них были с другими женщинами, которые часто были короче и больше ориентированы на сексуальный обмен.

Мужчины были эмоционально вложены в эти долгосрочные отношения. Многие размышляли о том, как бы они себя чувствовали, если бы эти отношения закончились, подчеркивая эмоциональную боль, которую они испытали бы. У Гведи было две подруги; первый был его основным партнером, от которого у него был ребенок. Второй была женщина помоложе, которую он видел изредка.Он описал различные реакции, которые он почувствовал бы, когда его попросили представить, что произойдет, если эти отношения прекратятся:

Опрашивающий: Что произойдет, если одна из ваших подруг хотела бросить вас? Скажем, ваша малышка мама [главный партнер и мать его первого ребенка]?

Гведи: Без причины?

Опрашивающий: Без причины или без. Я хочу знать, что было бы, если бы один из них захотел бросить тебя?

Гведи: Мне было бы грустно, если бы это была моя мама-малышка, потому что ты знаешь, что я вложил в нее свое будущее, так как я хочу пойти с ней далеко.Мое сердце было бы разбито, но я бы попытался попросить ее не оставлять меня, но все будет зависеть от нее, потому что последнее решение будет она.

Опрашивающий: А второй?

Гведи: Вторая, если она хотела оставить меня?

Опрашивающий: Да.

Гведи: Вторая, если бы она хотела бросить меня, я не был бы слишком убит горем. Хотя мне было бы грустно, потому что она была рядом, чтобы позвонить [секс], я должен сказать, что это было бы грустно в этом смысле, но она не так важна для меня.(IDI, 24 года, мелкий продавец наркотиков)

Мужчины придают большое значение доверию и любви в основных отношениях, символизируемыми женщинами и мужчинами, которые обычно не хотят использовать презервативы: « Я покажу пример парням, с которыми я общаюсь, они говорят, что не используют презервативы со своими основными партнерами, потому что доверяют им, а с другими девушками, которые им не важны, они используют презервативы с ними »(участник, фокус-группа 1). Введение презервативов в эти отношения означало разрыв доверия и любви, что равносильно признанию того, что эти отношения не были моногамными идеализированными отношениями, которые мужчины стремились изобразить и поддерживать.

Насилие и контроль над партнерами-женщинами

В ОФГ и интервью мужчины открыто говорили о том, как они использовали ряд методов для контроля своих партнеров-женщин, включая насилие. Использование мужчинами насилия в отношении своих партнеров было тесно связано с целым рядом контролирующих форм поведения и почти всегда позиционировалось мужчинами как активная стратегия достижения уважения и социального положения, в котором, по их мнению, им было отказано.

Контролирующие действия мужчин по отношению к своим основным партнерам пытались ограничить самостоятельность женщин.По словам мужчин, часто это делалось из-за опасений, что женщины «изменят» им с другими мужчинами; Неспособность мужчин контролировать своих партнеров обесценивала мужское самоощущение. Контролируемое поведение включало проверку сообщений сотового телефона, проверку звонков, совершение звонков в течение дня и ночи и ожидание немедленных ответов. Сандил объяснил, что доверяет своей главной девушке, потому что независимо от того, в какое время он звонил, она отвечала на свой телефон и говорила с ним:

Сандил: Поскольку моя девушка живет очень далеко от моего сообщества, поэтому, как и каждый раз, когда я звоню ей, она всегда выбирает мои звонки, и мы разговариваем очень долго.Неважно, во сколько я звоню, у нее нет проблем, например, извиняться, если рядом с ней есть мужчина, которого вы знаете, и все такое. Я никогда не замечал, чтобы она делала что-то плохое, например, с мужчиной [измена], и все эти глупости. (IDI, 24, временная работа)

Когда мужское контролирующее поведение не помогло достичь желаемого, молодые люди с готовностью описали использование насилия как способ восстановления как гендерного порядка (подчинение женщин мужчинам), так и восстановления. установление респектабельности мужчин в социальной иерархии, как подчеркнул Сандил, когда его спросили, почему мужчины проявляли насилие по отношению к своим партнерам:

Сандил: Я не могу точно объяснить, почему, но, судя по тому, что я наблюдал, это из-за подружек, которые плохо себя ведут, тогда это приводит к тому, что их бьют, как если бы мужчина сказал: «Вы плохо себя ведете, вы меня не уважаете».(IDI, 24, временная работа)

Участники определили широкий спектр способов, которыми, по их мнению, женщины не уважали их и где насилие могло быть законно использовано для восстановления уважения и достоинства мужчин. Многие сосредоточились на опасениях мужчин, что женщины могут им обмануть. Другие «причины» включали растущую экономическую автономию женщин и опасения, что это приведет к неуважению женщин к мужчинам, с насилием, используемым для восстановления мужской власти:

Mthobisi: Когда женщина, как она, работает, а я не работаю, и она начинает неуважительно и грубо по отношению ко мне, потом мы ссоримся, как будто я в конечном итоге бью ее, потому что пытаюсь защитить свое мужское достоинство.(IDI, 22 года, снимает комнату, поддерживает сестру)

Женщины, отказывающиеся заниматься сексом с партнером-мужчиной, также потенциально были источником насилия, отражая представления о сексуальных правах, хотя многие мужчины заявили, что они с этим согласны. Один из участников, Гведи, описал, как однажды вечером его вторая партнерша (не основная) подошла к нему, но не захотела заниматься с ним сексом. Гведи чувствовал, что единственный способ справиться с этим оскорблением (которое также подразумевало, что у нее был другой партнер) было избить ее, поскольку он был оскорблен:

Гведи: Мне пришлось наложить на нее руку [ударить ее] из-за что она сделала.Она пришла ко мне домой ночью пьяная, и я хотел заняться с ней сексом, а она отказала мне в сексе, потому что была пьяна … потом я ждал до утра, и в тот момент прошли дни с тех пор, как я занимался с ней сексом , так как сейчас утром, как будто я хотел немного, потому что я хотел заняться с ней сексом, поэтому она притворилась, что выходит на улицу, чтобы пописать [там только туалеты на улице] … Я понял, что она не вернется, она была иду домой. Я погнался за ней, я схватил ее, я дал ей пощечину за то, что она убегает, но в итоге я не спал с ней, потому что тогда она говорила о полиции и всем остальном [смеется].Так что я избил ее за то, что она выставила меня дураком, потому что она должна была сказать, что не хочет заниматься со мной сексом прямо, понимаете, о чем я? (IDI, 24, мелкий торговец наркотиками)

Насилие и контролирующее поведение, применяемые мужчинами в отношении своих партнеров-женщин, широко описывались мужчинами как попытка восстановить свое достоинство и уважение по отношению к женщинам.

Несколько сексуальных партнеров

Центральная роль молодых людей, живущих в городских неформальных поселениях, в поиске нескольких сексуальных партнеров для установления своей идентичности была очевидна.Наличие нескольких партнеров было нормальным. Для Токозани это было то, что просто необходимо мужчинам:

Токозани: Но вы знаете, что у женщины может быть один или два партнера. Но мужчины не могут жить, не имея более одного партнера, и очень немногие из них могут жить только с одним. (IDI, 19, при поддержке родителей)

В то время как несколько участников предложили «культурную» основу для множественных сексуальных партнерств, главный акцент был сделан на том, что множественные сексуальные партнеры были способом заслужить уважение со стороны своей группы сверстников.Один из участников фокус-группы прокомментировал, почему у мужчин много партнеров: «Их можно похвалить за то, что они настоящие мужчины» (фокус-группа 3). Другой, Китай, аналогичным образом предположил, что наличие нескольких подруг принесло вам уважение, одобрение и достоинство со стороны ваших сверстников:

Китай: если у вас есть одна девушка, вы трус; большинство из них делают это из гордости, и они делают это для того, чтобы заслужить уважение и достоинство, а когда у вас много подруг, это означает, что вы получаете уважение. (Фокус-группа 3)

Перформативный характер поиска и обеспечения нескольких сексуальных партнеров был особенно очевиден в том, как эти мужчины описывали краткосрочные разовые сексуальные контакты.Мтхобизи описал, как это было связано с вечеринками, употреблением алкоголя и доказательством своим друзьям, что вы смогли добиться сексуального успеха:

Мтхобизи: Вы знаете, на вечеринках презервативы — последнее, о чем люди думают, когда они пьяны, а затем вы идете заниматься сексом с девушками и в конечном итоге заражаетесь ВИЧ из-за того, что пытались доставить удовольствие друзьям. (IDI, 22 года, снимает комнату, сестра поддерживает)

Наличие нескольких сексуальных партнеров было публичным проявлением гетеросексуальности, доказательством желанности и, следовательно, мужественности.Таким образом, они открыли этим молодым людям путь к воспитанию чувства уважения.

Защита чести: насилие мужчин по отношению к другим мужчинам

Последний способ, которым мужчины говорили о достижении общественного уважения и доказательстве мужественности, — это демонстрация готовности защищать свою честь насилием по отношению к другим мужчинам. Обычно также использовался алкоголь; однако насилие происходило, когда мужчины чувствовали, что ими пренебрегали и им необходимо защищать свое достоинство. Мтхобизи описал, как возникла борьба из-за того, что мужчины чувствовали необходимость не терять лицо и не отступать, если их не уважали:

Интервьюер: К кому мужчины прибегают к насилию?

Mthobisi: По отношению к другим мужчинам, если вы, как и вы, принизили его мужское достоинство…

Интервьюер: Вы можете привести мне пример?

Mthobisi: Если вы подойдете и посмотрите на меня сверху вниз и будете грубо, ругаетесь или говорите мне неприятности, очевидно, мне придется защищать свое достоинство, я тогда встану и противостою вам, и если мы будем сражаться, мы будем сражаться.

Опрашивающий: Почему мужчины прибегают к насилию?

Mthobisi: В большинстве случаев это потому, что они пьяны, или потому, что они просто вспыльчивы, есть такие, которые, когда вы говорите с ними, просто отвечают вам, просто чтобы ответить вам, они не открыт.

Опрашивающий: Почему они ссорятся друг с другом?

Мтхобизи: Это гордость, брат мой, ты знаешь, что люди ценят свое достоинство. Я также верну тебе одолжение, причиню боль и причиню тебе боль, чтобы я смог вернуть свое мужское достоинство.(IDI, 22 года, снимает комнату, сестра поддерживает)

Точно так же Гудман описал, как спор может легко перерасти в драку, особенно если был задействован алкоголь:

Опрашивающий: Так к кому относятся мужчины, жестокие по отношению к ним?

Гудман: Друг друга.

Интервьюер: Почему?

Гудман: Вы знаете, вы обнаружите, что один человек наступает на другого, и тот, на кого наступают, скажет: «Разве ты не видишь, что ты стоял у меня на ноге?», А второй парень сказал: «Извини», тогда первый будет пытаться спровоцировать другого, потому что он пьян и потому, что, возможно, у него есть обида на второго парня или что-то в этом роде.И, возможно, второй в конечном итоге скажет: «Я сказал, что извиняюсь, что вы хотите, чтобы я сказал?», И если первый продолжит давить, то второй скажет: «Что ты собираешься делать?» борьба начинается из-за этого небольшого инцидента. (IDI, 25, при поддержке матери)

Насилие мужчин по отношению друг к другу было очень публичным и было тесно связано с общей заботой мужчин о позиционировании себя в доминирующей гендерной иерархии. Хотя алкоголь часто подпитывал это насилие, мужчины чувствовали, что не могут «отступить», не потеряв уважения.

Обсуждение

В этом исследовании мы стремились понять, как молодые люди в двух городских неформальных поселениях в ЭТеквени, Южная Африка, создают и поддерживают один определенный набор социальной и сексуальной идентичности перед лицом высокого уровня безработицы и бедности. признание относительной природы мужественности и их множественности в любой конкретной обстановке. В широком смысле мы предположили, что в то время как эти молодые люди стремились к « традиционной » рабочей мужественности, сформировавшейся в 1970-х годах в индустриализации Южной Африки, с упором на экономическую власть для создания и поддержания домашнего хозяйства, включая утверждение власти над женщинами и детьми (4) , их способность сделать это была серьезно скомпрометирована, потому что у них не было для этого материальных возможностей.

В свою очередь, молодые люди искали другие способы развить чувство силы и уважения в ответ на жизненные проблемы, с которыми они столкнулись, и на свою неспособность получить другие источники уважения. В основном молодые люди, «находящиеся на неправильной стороне истории» (42), установили подчиненную мужественность, во многом такую ​​же, как это было описано Вудом и Джукесом (34) в Восточно-Капской провинции Южной Африки. Эта молодежная мужественность отдавала приоритет вместо власти через создание и поддержание дома, образования или богатства, власть в пространствах, которых молодые мужчины могли бы достичь, наиболее очевидно посредством утверждения власти и контроля над женщинами, особенно основными сексуальными партнерами, и поиском множественных сексуальных партнерств. и насилие по отношению к другим мужчинам.Эти методы, аналогичные тем, которые описаны Вудом и Джукесом (34), предполагают общность того, как маргинализованная молодежь в Южной Африке пытается позиционировать себя в рамках гендерной иерархии в условиях бедности и безработицы.

То, что эти источники власти являются единственными доступными для молодых людей в этих условиях, вытекает из долгой истории экономической, политической и социальной изоляции и насилия, направленного против молодых чернокожих южноафриканцев (43), и продолжающегося доминирование консервативных патриархатов в Южной Африке, а также межпоколенческое производство травм и насилия, с которыми сталкиваются многие молодые люди (31).

Следует отметить, однако, что молодые люди выразили значительные эмоциональные вложения в свои долгосрочные отношения с основными сексуальными партнерами-женщинами. Это резко контрастирует с тем, что много писали о молодых людях, в которых подчеркивается экстрактивный характер и отсутствие эмоциональной вовлеченности в мужских отношениях (8, 28). Это также указывает на то, как мужчины используют целый ряд дискурсов о мужественности в различных отношениях (19), предполагая, что могут существовать дискурсы и возможности для изменений, уже заложенные в повседневные практики мужчин.Однако, как предполагают Вуд и Джюкс (34), вклад мужчин в эти отношения также является способом демонстрации мужественности, поскольку способность мужчин удерживать и контролировать женщин имеет для них решающее значение.

Молодежная мужественность, описанная в данных, также контрастирует с описанной Хантером (4, 35). Хантер предполагает, что перед лицом ВИЧ молодые люди в Квазулу-Натале начинают изменять свое сексуальное поведение в качестве естественной реакции на риск. Однако наши данные показывают, что для многих мужчин этого не происходит, поскольку необходимость добиться уважения и социального положения в гендерном порядке перевешивает другие приоритеты.

У молодых мужчин в городских неформальных поселениях их чувство мужественности и положения в гендерной иерархии было публично признано и оценено; что-то, что мужчины «носили на рукаве» и исполняли. В очень разных контекстах Ванделло и Боссон (44) предполагают, что мужественность, по большей части, чрезвычайно ненадежна, что-то, что «трудно выиграть и легко потерять». Не подчеркивая напрямую перформативную природу маскулинности, такой аргумент перекликается с представлением Батлера (45) о гендере как перформативной категории (хотя и реализуемой в рамках материальных и политических ограничений).Действительно, молодые люди, участвовавшие в этом исследовании, безусловно, продолжали проявлять мужественность ежедневно, осознавая, как их оценивали публично. Это могло усугубляться очень публичным характером повседневной жизни в двух неформальных поселениях. Поскольку молодые люди жили в маленьких лачугах с одной комнатой, которые часто использовались совместно с другими, у них было мало личных пространств, в которых они могли бы уединиться и разыграть альтернативные формы маскулинности, не подпадающие под действие доминирующих социальных и гендерных норм. В то время как во многих работах исследовалось, как место влияет на здоровье (6, 11, 12, 29), мало кто рассматривал вопрос о том, как общественный характер жизни в городских неформальных поселениях и отсутствие частных пространств могут способствовать возникновению определенных конфигураций гендерных практик.

Аргумент, изложенный в этой статье, имеет три значения для работы по снижению насилия и риска заражения ВИЧ среди мужчин в более широком смысле. Во-первых, даже в рамках описываемой нами мужественности молодежи существовал ряд противоречий и возможностей для поддержки более равноправных по половому признаку — или, по крайней мере, менее вредных — мужественности, подчеркивающих доверие, любовь и долгосрочную приверженность. Как было указано (19), они предоставляют дискурсы для интервенций, которые можно использовать и строить, и указывать на изменчивую и множественную природу мужественности в любой конкретной обстановке.

Во-вторых, учитывая то, как мужественность молодежи объединяется вокруг ряда конкретных практик, вмешательства должны работать для решения множества проблем, если они стремятся снизить насилие и риск заражения ВИЧ. Маловероятно, что изменение агрессивного поведения мужчин произойдет вне работы с ними по вопросам употребления алкоголя, наркотиков, множественных сексуальных партнерств, потому что все это сливается вокруг определенной формы молодежной мужественности.

Наконец, как показывают другие исследования, насилие и другие связанные с ВИЧ практики риска частично возникают из-за исключения молодых людей из глобальной капиталистической экономики 46.С доминирующим подходом к достижению отрезанного от этих молодых людей уважения, они ищут альтернативные пути; один из которых включал то, что мы называем молодежной мужественностью. Все работы с периферии капиталистической системы, включая Мозамбик (26) и Бразилию (18), указывают на то, как насилие мужчин вовлечено в эти процессы исключения (часто совпадающие с расизмом). Тем не менее, аналогичная динамика наблюдается и в самом сердце глобального капитализма. Как отмечает Бургуа (27) в своей этнографии наркодилеров в Нью-Йорке, молодые порто-риканцы, исключенные из капиталистической экономики, пользуются уважением с помощью единственно доступных путей, торговли наркотиками и публичного и частного применения насилия.Учитывая, что эти глобальные процессы связаны с местной динамикой, еще многое предстоит узнать о том, как будет выглядеть формирование средств к существованию молодых людей и будет ли это иметь какое-либо влияние на насилие и поведение, связанное с риском заражения ВИЧ. Также требуется дополнительная работа над тем, как лучше всего работать с молодыми мужчинами, вкладывающимися в современную форму молодежной маскулинности, которая ставит во главу угла насилие, контроль и множественные сексуальные партнерства, чтобы помочь этим молодым мужчинам изменить и развить менее вредные формы мужественности в контексте бедность и серьезные жизненные проблемы.

Благодарности

Выражаем благодарность другим членам группы, участвовавшим в более крупном исследовании, частью которого оно является, а именно: Саманте Уиллан, Нвабиса Джама-Шай, Номпумелело Мбата, Лоре Вашингтон, Элисон Миссельхорн и Милли Мушинга. Спасибо также интервьюеру и участникам, а также рецензентам за их проницательные комментарии.

Footnotes

1 Предоставленная информация: IDI (углубленное интервью), возраст, основной источник дохода.

Конфликт интересов и финансирование

Это исследование финансировалось SIDA и Norad через институциональный грант HEARD, UKZN, Объединенному гендерному фонду (Южная Африка) и Совету медицинских исследований, Южная Африка.У нас нет конфликта интересов.

Ссылки

1. Майерс Г. Лондон: Zed Books; 2011. Африканские города: альтернативные взгляды на городскую теорию и практику. [Google Scholar] 2. ВОЗ. Женева: ВОЗ; 2008. Наши города, наше здоровье, наше будущее: воздействие на социальные детерминанты для обеспечения справедливости в отношении здоровья в городских условиях. [Google Scholar] 3. ВОЗ, ООН-Хабитат. Женева: ВОЗ и ООН-Хабитат; 2010. Скрытые города: разоблачение и преодоление неравенства в отношении здоровья в городских условиях. [Google Scholar] 4. Хантер М. Дурбан: Университет Квазулу-Натал Пресс; 2010 г.Любовь во время СПИДа: неравенство, пол и права в Южной Африке. [Google Scholar] 5. Агентство жилищного строительства Южной Африки. Дурбан: HDA; 2011. Неформальные поселения — Квазулу-Натал. [Google Scholar] 6. Хантер М. Меняющаяся политическая экономия пола в Южной Африке: значение безработицы и неравенства для масштабов пандемии СПИДа. Soc Sci Med. 2007. 64: 689–700. DOI: S0277-9536 (06) 00483-7 [pii] 10.1016 / j.socscimed.2006.09.015. [PubMed] [Google Scholar] 7. Томас Л., Вири Дж., Малангу П.Улучшение здоровья в трущобах: ВИЧ и африканская перспектива. Ланцет. 2011; 377: 1571–2. [PubMed] [Google Scholar] 8. Рагнарссон А., Таунсенд Л., Экстром А., Чопра М., Торсон А. Построение идеализированной городской мужественности среди мужчин с одновременными сексуальными партнерами в южноафриканском городке. Glob Health Action. 2010; 3: 5092. doi: 10.3402 / gha.v3i0.5092 .. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 9. ван Рентергем Х., Джексон Х. Дурбан: ЮНЭЙДС; 2009. СПИД и город: усиление мер в ответ на ВИЧ и СПИД в городских районах Африки к югу от Сахары.[Google Scholar] 10. Шисана О, Рехле Т., Симбайи Л., Зума К. Кейптаун: HSRC; 2009 г. Национальное исследование распространенности, заболеваемости, поведения и коммуникации в Южной Африке, 2008 г. [Google Scholar] 11. Макилвейн К. Урбанизация и гендерное насилие: исследование парадоксов глобального Юга. Environ Urban. 2012; 25: 65–79. [Google Scholar] 12. Дэвидсон Р., Митчелл Р., Хант К. Местоположение, местоположение, местоположение: роль опыта неблагополучия в восприятии неспециалистами неравенства в отношении здоровья в разных регионах. Место Здоровья.2008. 14: 167–81. [PubMed] [Google Scholar] 13. Гупта Г.Р., Огден А.С., Уорнер А. Двигаясь вперед в отношении гендерной уязвимости женщин к ВИЧ: хорошие и плохие новости и что с этим делать. Глобальное общественное здравоохранение. 2011; 6 (Приложение 3): S370–82. [PubMed] [Google Scholar] 14. Филлипс А., Пиркл С. Выходя за рамки поведения: продвижение эпистемологии и вмешательств по профилактике риска ВИЧ (Отчет о состоянии литературы) Glob Public Health. 2011; 6: 577–92. [PubMed] [Google Scholar] 15. Джукес Р., Моррелл Р. Гендер и сексуальность: новые перспективы гетеросексуальной эпидемии в Южной Африке и последствия для риска и профилактики ВИЧ.J Int AIDS Soc. 2010; 13: 6. DOI: 1758-2652-13-6 [pii] 10.1186 / 1758-2652-13-6. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 16. Джукес Р., Сиквейя Ю., Моррелл Р., Дункл К. Гендерное неравноправие мужественности и сексуальных прав при изнасиловании Южная Африка: результаты перекрестного исследования. PLoS One. 2011; 6: e29590. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 17. Фулу Э., Джукес Р., Розелли Т., Гарсия-Морено К. Межстрановое перекрестное исследование ООН по проблемам мужчин и насилия. Распространенность и факторы, связанные с совершением мужчинами насилия со стороны интимного партнера: результаты межстранового перекрестного исследования ООН по мужчинам и насилию в Азиатско-Тихоокеанском регионе.Ланцет Glob Health. 2013; 1: e187–207. [PubMed] [Google Scholar] 18. Баркер Г. Лондон: Рутледж; 2005. Умирать, чтобы быть мужчиной: молодость, мужественность и социальная изоляция. [Google Scholar] 19. Флеминг П.Дж., Андес К., Диклементе Р. «Но я не такой»: навигация молодых людей по нормативной маскулинности в маргинальном городском сообществе в Парагвае. Культовый секс для здоровья. 2013; 15: 652–66. [PubMed] [Google Scholar] 20. Коннелл Р. Кембридж: Политика; 1999. Мужественность. [Google Scholar] 21. Коннелл Р. Гендер, здоровье и теория: осмысление проблемы в локальной и мировой перспективе.Soc Sci Med. 2012; 74: 1675–83. [PubMed] [Google Scholar] 22. Куртенэ WH. Конструкции мужественности и их влияние на мужское благополучие: теория пола и здоровья. Soc Sci Med. 2000; 50: 1385–401. [PubMed] [Google Scholar] 23. Хирш Дж. География желания: социальное пространство, сексуальные проекты и организация внебрачного секса в сельской Мексике. В: Hirsch J, Wardlow D, Smith D, Phinney H, Parikh S, Nathonson C, редакторы. Секрет: любовь, брак и ВИЧ. Нэшвилл: издательство Университета Вандербильта; 2009 г.С. 53–83. [Google Scholar] 24. Лохан М. Как мы можем лучше понять мужское здоровье? Объединение объяснений критических исследований мужчин и неравенства в отношении здоровья. Soc Sci Med. 2007; 65: 493–504. [PubMed] [Google Scholar] 25. Кэмпбелл С., Гиббс А. Стигма, гендер и ВИЧ: тематические исследования межсекторального характера. В: Boesten J, Poku N, редакторы. Гендер и ВИЧ / СПИД: критические перспективы из развивающихся стран. Лондон: Ashgate Press; 2009. С. 29–46. [Google Scholar] 26. Горс-Грин К. Гегемонистские и подчиненные мужественности: класс, насилие и сексуальная активность среди молодых мозамбикских мужчин.Nord J Afr Stud. 2009. 18: 286–304. [Google Scholar] 27. Бургуа П. Кембридж: Издательство Кембриджского университета; 2002. В поисках уважения: продажа крэка в Эль-Баррио. [Google Scholar] 28. Зайдлер В. Лондон: Рутледж; 2005. Преобразование мужественности: мужчины, культуры, тела, власть, секс и любовь. [Google Scholar] 29. Мет П. Маргинальные мужские эмоции: политика и место. Геофорум. 2009. 40: 853–63. [Google Scholar] 30. Рэйтеле К. Без страха подчиняет чернокожих южноафриканцев. Cahiers d’Etudes africaines.2013; LIII: 247–68. [Google Scholar] 31. Мэтьюз С., Джукс Р., Абрахамс Н. «У меня была тяжелая жизнь»: исследование невзгод детства в формировании мужественности у мужчин, убивших интимного партнера в Южной Африке. Br J Criminol. 2011; 51: 960–77. [Google Scholar] 32. Бэнкс Л. Йоханнесберг: Университет Витсвотерсранда Пресс; 2011. Домашние пространства, уличные стили: борьба за власть и идентичность в южноафриканском городе. [Google Scholar] 33. Рейлинг Х. Позитивные мужчины: в поисках достоинства в отношениях через активизм в области здравоохранения в южноафриканском городке.Soc Dynam. 2013; 39: 92–107. [Google Scholar] 34. Вуд К., Жюкс Р. «Опасная» любовь: размышления о насилии среди молодежи поселка Коса. В: Моррелл Р., редактор. Меняются мужчины в Южной Африке. Питермартицберг: Университет Натальской прессы; 2001. С. 317–36. [Google Scholar] 35. Хантер М. Культурная политика и мужественность: множественные партнеры в исторической перспективе в Квазулу-Натале. Культовый секс для здоровья. 2005; 7: 209–23. [PubMed] [Google Scholar] 36. Хантер М., Посел Д. Здесь поработать: социально-экономические характеристики неформальных жителей в Южной Африке после апартеида.Environ Urban. 2012; 24: 285–304. [Google Scholar] 37. Паттман Р., Чеге Ф. «Дорогой дневник, я видел ангела, она была похожа на рай на земле»: разговоры о сексе и половое воспитание. Afr J AIDS Res. 2003; 2: 103–12. [PubMed] [Google Scholar] 38. Джукес Р., Гиббс А., Уиллан С., Миссельхорн А., Джама Н. и др. Дурбан: Конференция по СПИДу в Южной Африке; 2013. 7–11 июня, Шаги и вмешательство в создание будущего: результаты формирующей оценки поведенческого и структурного пилотного вмешательства для молодых людей. [Google Scholar] 39.Тан К.С., Дэвис А. Критические факторы при определении размера фокус-группы. Fam Pract. 1995; 12: 474–5. [PubMed] [Google Scholar] 40. Аттрайд-Стирлинг Дж. Тематические сети — аналитический инструмент для качественного исследования. Qual Res. 2001; 1: 385–405. [Google Scholar] 41. Браун В., Кларк В. Использование тематического анализа в психологии. Qual Res Psychol. 2006; 3: 77–101. [Google Scholar] 42. Моррелл Р., Джукс Р., Линдеггер Дж., Хэмлал В. Гегемонистская маскулинность: обзор гендерного анализа мужской власти в Южной Африке.South Afr ​​Rev Sociol. 2013; 44: 3–21. [Google Scholar] 43. Сидат М., Ван Никерк А., Джукес Р., Суффла С., Рэйтел К. Насилие и травмы в Южной Африке: приоритетные меры по предотвращению. (том 374, стр 1011, 2009 г.) Lancet. 2009; 374: 978. [PubMed] [Google Scholar] 44. Ванделло Дж., Босон Дж. К.. Трудно выиграть и легко проиграть: обзор и синтез теории и исследований ненадежной мужественности. Psychol Men Masc. 2013; 14: 101–13. [Google Scholar] 45. Батлер Дж. Лондон: Рутледж; 1999. Гендерные проблемы: феминизм и супервидение идентичности.[Google Scholar] 46. Гиббс А., Уиллан С., Миссельхорн А., Мангома Дж. Комбинированные структурные вмешательства для обеспечения гендерного равенства и безопасности средств к существованию: критический обзор данных из южной и восточной Африки и их последствий для молодежи. J Int AIDS Soc. 2012; 15 (Приложение 1): 17362. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

Перейти к основному содержанию Поиск