Профилактика замершей беременности: Страница не найдена

Содержание

Замершая беременность — причины и профилактика

19.07.2021

Замершая беременность – это состояние, когда развитие плода в утробе матери прекращается по той или иной причине на сроке до 22 недель. К сожалению, почти четверть женщин хоть раз в жизни сталкивалась с этой проблемой. Неразвивающуюся беременность можно разделить на два типа:

  • анэмбриония;
  • гибель плода.

При анэмбрионии на УЗИ четко видно плодное яйцо, но внутри эмбриона нет. Второй тип, то есть гибель плода, это состояние, когда при проведении УЗИ на должном сроке беременности сердцебиение у плода отсутствует. В обоих случаях беременных, как правило, ничего не беспокоит, о факте наличия патологии она узнает на УЗИ.

Причин неразвивающейся беременности очень много, и если у женщины в прошлом наблюдалась анэмбриония или гибель плода, то необходимо обследовать пациента и выявить причину в ее конкретном случае. Установив, можно откорректировать состояние здоровья женщины и подготовить пациентку к следующей беременности для того, чтобы она закончилась благополучным рождением малыша.

Давайте обсудим план обследования при планировании беременности, особенно если ранее у пациентки эмбрион не развивался.

Существует так называемая прегравидарная подготовка, или иными словами обследование перед планируемой беременностью, что его необходимо начинать с консультации гинеколога. Для понимания общего состояния, женщине необходимо сдать общий анализ крови и мочи. Следующее обязательное обследование – это ПЦР-диагностика. Она проводится для исключения половых инфекций, так как они являются одной из распространенных причин прерывания роста и развития плода. Устранив их, можно рассчитывать на благоприятное течение беременности. Также нужно изучить гормональный профиль женщины. Одним из первых сдается анализ ТТГ, по которому врач судит о работе щитовидной железы. Этот орган имеет огромную роль в течении беременности. Например, нарушение ее функций может приводить к прекращению развития эмбриона. Но если выявить отклонения за 1-2 месяца до зачатия, то можно скорректировать уровни гормонов при помощи лекарств и предупредить неразвивающуюся беременность. Далее исследуются половые гормоны женщины. К примеру, прогестерон. Его недостаток также может приводить к прекращению развития эмбриона. Следующий важный анализ касается наличия наследственной предрасположенности к тромбообразованию. При их наличии нарушается процесс свертывания крови, особенно после зачатия. Зная об этой особенности, заранее акушер-гинеколог может профилактически назначить определенные препараты, тем самым предупредив возможные нарушения.

Что же касается всех остальных причин замершей беременности. Чем больше специалист знает о своей пациентке, тем более благоприятный фон можно создать для вынашивания будущего ребенка.

Навигация по записям

Замершая беременность — причины, симптомы, диагностика и лечение

Замершая беременность – одна из форм невынашивания плода, характеризующаяся полным прекращением развития эмбриона и его гибелью. Возникает такое патологическое состояние в 1-2 триместре и проявляется прекращением токсикоза, появлением кровомазания, гипертермии. В период 18-28 недель основным симптомом замершей беременности является полное прекращение двигательной активности плода. Диагноз выставляется на основании объективного осмотра и данных УЗИ. Лечение заключается в провоцировании искусственного аборта с помощью медикаментов или чистке маточной полости от плодного яйца и его оболочек.

Общие сведения

Замершая беременность – остановка развития и прекращение жизнедеятельности плода в утробе, которое диагностируется до 28 недель эмбриогенеза. Такая акушерская патология чаще развивается у первородящих женщин старше 30 лет. По статистике, более всего развитию замершей беременности подвержены пациентки старше 40 лет. Риск возникновения замершей беременности в данном случае может быть сопряжен с гормональной нестабильностью, возможными многочисленными абортами и инфекциями половой сферы. Поэтому беременные женщины в таком возрасте должны более тщательно следить за своим самочувствием и обязательно выполнять назначения врача.

Замершая беременность в раннем периоде чаще диагностируется в сроках 3-4 и 8-11 недель. В эти моменты происходит формирование наиболее важных анатомических структур, и как раз на данном этапе эмбрион является наиболее чувствительным к воздействию негативных факторов извне. Также существует достаточно высокая вероятность развития замершей беременности на 16-18 неделе. С чем связана такая закономерность, специалисты точно указать не могут. Однако следует отметить, что после 4 месяцев эмбриогенеза риск появления замершей беременности снижается.

Замершая беременность представляет реальную угрозу для организма матери. Помимо психической травмы, которую испытывает пациентка, теряя ребенка, существует угроза ее здоровью и жизни. В такой ситуации дальнейшее ведение беременности становится невозможным, организм начинает отторгать нежизнеспособный плод, провоцируя самопроизвольный аборт. Если замершая беременность не сопровождается подобным исходом, и женщина не обращается к врачу, при нахождении мертвого плода в утробе более 1,5 месяцев появляется высокий риск развития ДВС-синдрома – диссеминированного внутрисосудистого свертывания крови, при котором факторы фибринолиза теряют свою активность, а возникшее кровотечение сопровождается прямой угрозой летального исхода.

Замершая беременность

Причины замершей беременности

Замершую беременность провоцируют различные факторы, которые так или иначе влияют на женщину и плод. Патогенез этой патологии в акушерстве  до конца не изучен и зависит непосредственно от этиологии болезни. В любом случае, организм женщины воспринимает плод, как инородное тело, и пытается его отторгнуть. Рост эмбриона прекращается, беременность замирает, что сопровождается соответствующей симптоматикой. Примерно в 70% подобных патологий основным фактором, провоцирующим наступление замершей беременности, становятся генетические аномалии. При нарушении деления хромосом могут сформироваться серьезные врожденные пороки, несовместимые с жизнью. Как правило, гибель плода, спровоцированная генетическим сбоем, происходит на 8 неделе эмбриогенеза.

Примерно с такой же частотой замирание беременности возникает на фоне гормонального дисбаланса. При сниженной продукции прогестерона – вещества, которое обеспечивает нормальное вынашивание, плод останавливает свою жизнедеятельность. Причиной замершей беременности нередко становится и повышенный уровень андрогенов – мужских половых гормонов. Чтобы исключить вероятность гибели плода, важно еще на этапе планирования зачатия пройти полное медицинское обследование и выявить данные факторы, если они присутствуют. Предварительно проведенное лечение позволяет нормализовать гормональный фон и предупредить замершую беременность.

Спровоцировать замершую беременность могут и инфекционные процессы. Опасность представляют заболевания как половой сферы, так и любых других органов. После зачатия организм женщины становится менее устойчивым к воздействию патогенной микрофлоры, поэтому пациентки часто болеют ОРВИ, вирусными патологиями. Замершая беременность развивается не из-за пагубного воздействия возбудителя на организм плода, а вследствие сопутствующей симптоматики – интоксикации, гипертермии. При этом эмбрион недополучает определенные компоненты, в частности кислород, и постепенно теряет жизнеспособность.

Среди всех инфекций риск развития замершей беременности наиболее высок при заражении беременной женщины краснухой или цитомегаловирусом. Эти возбудители проникают непосредственно к плоду вместе с кровотоком и поражают ЦНС, что способствует формированию тяжелых аномалий у плода. На 2-3 месяце эмбриогенеза спровоцировать замирание беременности может антифосфолипидный синдром. На фоне данной патологии происходит аномальное формирование плаценты, наблюдается нарушение свертываемости крови. В результате расстройства кровообращения плод недополучает питательные вещества и прекращает свое развитие.

Замершая беременность может происходить и под действием неспецифических негативных внешних факторов. При недостаточном пребывании на свежем воздухе, постоянной усталости, употреблении некачественной пищи, не обеспечивающей поступления необходимых веществ в организм, риск развития патологии увеличивается. Ношение слишком обтягивающей и тесной одежды также может привести к замершей беременности из-за сужения питающих сосудов. Как следствие, нарушается кровообращение, развивается гипоксия с последующей гибелью плода. В группу риска по возникновению замершей беременности входят женщины, в анамнезе которых присутствует мертворождение, множественные аборты и выкидыши, гормональные сбои, нарушения менструального цикла. Вероятность этой акушерской аномалии увеличивается при эндокринных заболеваниях, неправильном строении органов репродуктивной системы (например, седловидной или двурогой матке), спаечных процессах.

Симптомы замершей беременности

Замершая беременность у каждой пациентки проявляется с определенными особенностями, стандартная клиническая картина отсутствует. Изменение базальной температуры в сторону ее снижения – характерный признак патологии, возникающий в первом триместре. При замершей беременности женщины изначально отмечают улучшение общего состояния – исчезает тошнота, если она присутствовала ранее, чувствуется облегчение в молочных железах. При объективном осмотре отсутствует увеличение матки. Когда организм пациентки начинает отторгать мертвого малыша, замершая беременность проявляется гипертермией, ознобом, общее самочувствие резко ухудшается. Появление боли внизу живота, кровотечение – явные признаки начавшегося аборта. Нередко замершая беременность на ранних этапах не сопровождается патологическими симптомами вплоть до наступления самопроизвольного аборта.

Во 2 триместре проявления акушерской аномалии будут точно такими же. Дополнительный признак, которые появляется у пациенток после 18-20 недель, ­– отсутствие двигательной активности плода. При объективном осмотре женщины и проведении аускультации на замершую беременность может указывать невозможность прослушать сердцебиение малыша. Для подтверждения диагноза и определения врачебной тактики при появлении хотя бы одного тревожного симптома пациентка должна сразу же обратиться к акушеру-гинекологу.

Диагностика и лечение замершей беременности

Для подтверждения замершей беременности осуществляется объективный осмотр пациентки. Удается установить отсутствие увеличения матки. Также больной назначается анализ крови на содержание гормона ХГЧ. При замирании беременности его уровень снижается и не соответствует показателям, которые свойственны для данного срока эмбриогенеза. Инструментальная диагностика заключается в проведении ультразвукового сканирования маточной полости. При замершей беременности отсутствуют любые признаки жизнедеятельности плода (двигательная активность, биение сердца).

Замершая беременность требует немедленной медицинской помощи, так как мертвый плод, находясь в утробе, начинает разлагаться, и токсические вещества всасываются в кровь матери, приводя к ухудшению ее состояния вплоть до наступления летального исхода. Прежде всего, производится удаление эмбриона из маточной полости. При замершей беременности в первые 2 месяца эмбриогенеза чаще всего осуществляется искусственный аборт с помощью медикаментозных препаратов. С этой целью используется комбинация аналога простагландина Е1 и антагониста прогестерона. В результате приема этих средств плод изгоняется из полости матки вследствие ее сокращения (то есть, происходит выкидыш).

Также при замершей беременности может проводиться оперативное удаление плодного яйца. С этой целью применяется вакуум-аспирация или выскабливание. Первый метод носит название мини-аборт и представляет собой «высасывание» эмбриона с помощью специального вакуум-аспиратора. При таком вмешательстве показана местная или общая анестезия в зависимости от психологического состояния пациентки. Вакуум-аспирация – быстрый и безболезненный способ лечения замершей беременности, применять который можно только в первом триместре вынашивания.

Замершая беременность в первом триместре также может быть прервана путем выскабливания маточной полости. Это оперативное вмешательство предполагает кюретаж (чистку) матки с целью удаления мертвого эмбриона и плодных оболочек. Данная процедура тоже проводится под наркозом, является безболезненной, однако может стать причиной истончения миометрия, что в дальнейшем приведет к невозможности имплантации плодного яйца с развитием бесплодия. При замершей беременности выскабливание проводится в случаях, когда иные способы противопоказаны. Если патология диагностирована во втором триместре, мертвый плод извлекают путем проведения искусственных родов.

После хирургического лечения замершей беременности женщине назначается медикаментозная терапия. С целью предупреждения развития воспалительного процесса и занесения инфекции в маточную полость больной прописываются антибактериальные и противовоспалительные препараты. Кроме того, после устранения замершей беременности важная роль уделяется восстановлению функциональности эндометрия, чтобы пациентка в последующем смогла вновь выносить ребенка. Для этого используется гормональная и иммунокорригирующая терапия.

В качестве симптоматического лечения при замершей беременности назначаются спазмолитики, препараты, способствующие скорейшему сокращению матки. Параллельно с медикаментозной терапией важно обеспечить женщине психологическую помощь. Многие пациентки, перенесшие замершую беременность, нуждаются в работе с психологом, который помогает быстрее смириться с произошедшим и восстановить нормальное психоэмоциональное состояние.

Прогноз и профилактика замершей беременности

Спасти плод при замершей беременности невозможно, однако для женщины эта патология обычно является прогностически благоприятной. После удаления мертвого эмбриона и проведения медикаментозного лечения пациентка может вернуться к привычному образу жизни. Планировать следующее зачатие после замершей беременности разрешается не ранее, чем через полгода. При этом желательно установить возможные причины гибели плода, чтобы в последующем исключить влияние данных факторов на организм женщины.

Профилактика замершей беременности заключается, прежде всего, в планировании зачатия. Оба партнера должны пройти полное медицинское обследование и пролечить все выявленные заболевания, которые могут спровоцировать внутриутробную гибель плода. Возможно, потребуется консультация генетика для диагностики скрытых хромосомных аномалий у одного или обоих супругов. Пациентке для предупреждения развития замершей беременности после зачатия следует неукоснительно следовать предписаниям врача, отказаться от вредных привычек, избегать стрессов, нормализовать рацион, режим труда и отдыха. Важно меньше находиться в местах массовых скоплений людей, чтобы уменьшить риск возникновения инфекционных болезней.

причины, симптомы, диагностика, лечение, профилактика

Представляет собой одну из форм невынашивания плода, обусловленную полным прекращением развития эмбриона и его гибелью.

Причины

Замершая беременность может быть вызвана различными факторами, которые так или иначе влияют на женщину и плод. Причины развития данной патологии слабо изучены и зависят непосредственно от этиологии болезни. Предположительно, развитие патологии связано с тем, что организм женщины воспринимает плод как инородное тело и пытается его отторгнуть. Вследствие таких процессов прекращается рост эмбриона, беременность замирает, что сопровождается развитием соответствующей симптоматики.

Примерно в 70% случаев в развитии патологии основным триггером, провоцирующим наступление замершей беременности, являются генетические аномалии. При нарушении деления хромосом формируются серьезные врожденные пороки, не совместимые с жизнью. В большинстве случаев гибель плода вызвана генетическим сбоем, который возникает на 8 неделе гестации.

Довольно часто причиной замирания беременности является гормональный дисбаланс. При недостаточной секреции прогестерона – гормона, обеспечивающего нормальное вынашивание, происходит остановка жизнедеятельности плода. Причиной замершей беременности может стать повышенный уровень андрогенов – мужских половых гормонов. Для снижения риска гибели плода важно еще на этапе планирования зачатия пройти полное медицинское обследование и выявить данные факторы, если они имеются. Предварительно проведенное лечение позволяет нормализовать гормональный фон и предупредить замершую беременность.

Иногда причиной замершей беременности являются инфекционные заболевания. Опасность представляют заболевания как половой сферы, так и любых других органов. После зачатия организм женщины становится более восприимчив к влиянию патогенной микрофлоры, поэтому пациентки часто болеют вирусными заболеваниями. Замершая беременность развивается не из-за пагубного воздействия возбудителя на организм плода, а вследствие сопутствующей симптоматики – интоксикации или гипертермии. При таких патологических процессах эмбрион недополучает питательные компоненты и кислород, вследствие чего он постепенно теряет жизнеспособность.

Самая высокая вероятность развития замершей беременности при заражении беременной краснухой или цитомегаловирусом. Эти возбудители проникают непосредственно к плоду вместе с кровотоком и поражают его центральную нервную систему, что способствует формированию тяжелых аномалий у плода. На 2 или 3 месяце эмбриогенеза вызвать замирание плода может антифосфолипидный синдром. На фоне данной патологии происходит аномальное формирование плаценты и возникает нарушение свертываемости крови. В результате расстройства кровообращения плод недополучает питательные вещества и прекращает свое развитие.

Симптомы

Замершая беременность у разных женщин проявляется с определенными особенностями, при этом стандартная клиническая картина отсутствует. Снижение базальной температуры – характерный признак патологии, возникающий в первом триместре. При замершей беременности у женщины может отмечаться улучшение общего состояние: исчезает тошнота, если она присутствовала ранее, чувствуется облегчение в молочных железах. При объективном осмотре отсутствует увеличение матки. Когда организм пациентки начинает отторгать мертвого ребенка, замершая беременность проявляется гипертермией, ознобом, резким ухудшением самочувствия. У женщины появляются боли внизу живота, кровотечение – достоверные признаки начавшегося аборта. Нередко замершая беременность на ранних этапах не сопровождается патологическими симптомами вплоть до наступления самопроизвольного аборта.

Диагностика

Для подтверждения замершей беременности проводится объективный осмотр пациентки. Отмечается отсутствие увеличения матки. Женщине назначается анализ крови на содержание гормона ХГЧ, который при замирании беременности снижается и не соответствует показателям, характерным для данного срока эмбриогенеза. Инструментальная диагностика заключается в проведении ультразвукового сканирования маточной полости.

Лечение

Замершая беременность требует немедленной медицинской помощи, так как мертвый плод, находясь в утробе, начинает разлагаться и токсические вещества всасываются в кровь матери, что приводит к ухудшению ее состояния вплоть до наступления летального исхода. Прежде всего производится удаление эмбриона из маточной полости. При замершей беременности в первые 2 месяца эмбриогенеза чаще всего осуществляется искусственный аборт с помощью медикаментозных препаратов. Также при замершей беременности может проводиться оперативное удаление плодного яйца. Замершая беременность в первом триместре также может быть прервана путем выскабливания маточной полости.

Профилактика

Профилактика замершей беременности основана на корректном планировании зачатия.

Замершая беременность и TORCH-инфекции

Замершая беременность – это самопроизвольное прекращение развития плода, которое чаще всего происходит на ранних сроках развития эмбриона. Случаи неразвивающейся беременности во втором и в третьем триместре встречаются реже. Замершая беременность, наряду с выкидышами, это один из видов не вынашивания беременности. Начало такой беременности протекает, так же как и у обычной: оплодотворенная яйцеклетка достигает матки, имплантируется в ней. При этом у женщины присутствуют все характерные признаки беременности: прекращается менструация, происходит нагрубание молочных желез, матка увеличивается в размерах. Момент прекращения развития плода часто проходит незаметно для беременной женщины, особенно на ранних сроках.

Статистика количества потерянных беременностей отсутствует. Но не редко женщины с отягощенным акушерским анамнезом называют цифры от 3-4 до 7-8 потерь желанных беременностей, что является непомерной физической и психологической нагрузкой для женского организма. Основной причиной как первичного, так и привычного не вынашивания беременности являются TORCH-инфекции: их доля в этой кровавой жатве составляет около 90%. И только 10% потерь приходится на генетику, гормональные нарушения, резус-конфликты и несовместимость по группам крови и некоторые другие.

Статистика рисков для беременностей, связанная с TORCH-инфекциями, примерно такова. При первой беременности для нерожавших женщин риски потерять беременность (даже при полном отсутствии обследования перед планированием и контроля за TORCH-инфекциями во время беременности) или родить больного ребенка не превышают 10%. Вроде бы не много, но достаточно один раз увидеть глаза женщины после пережитого кризиса или безнадежно больного ребенка инвалида, чтобы понять: статистика и каждый индивидуальный случай – две большие разницы. После первой потери при отсутствии адекватного контроля за TORCH-инфекциями риски составляют уже 20-25%, после 2-х потерь – 35-40%. Женщины, потерявшие 4 и больше беременностей из-за внутриутробных инфекций, уже, как правило, не могут сами родить здорового ребенка. Однако эти же женщины при корректном подходе к лабораторному контролю за TORCH-инфекциями, с вероятностью более 99% могут насладиться счастьем здорового материнства.

Точный ответ на вопрос о том, какая именно инфекция привела к замершей беременности, дают результаты лабораторного обследования (ИФА + ПЦР) самой женщины, проведенные в первые дни после потери, или остатков эмбриональной массы или тканей плода методом ПЦР. Спустя 1-2 недели после потерянной беременности получить точный ответ на этот вопрос практически невозможно. Наиболее адекватным является полное обследование на TORCH-инфекции (их всего 12) перед планированием беременности. Это необходимо сделать независимо от того, какая это будет беременность: первая или повторная. Наличие здоровых старших детей в семье не гарантирует безопасность от TORCH-инфекций. После обследования составляется материнский паспорт TORCH-инфекций, который сохраняет свою актуальность на весь период репродуктивной активности женщины. И сколько бы не было беременностей повторно сдавать все анализы уже не нужно. Мониторинговые обследования за активностью хронических инфекций или отсутствием свежего инфицирования отсутствующих инфекций необходимо проводить 9-10 раз в течение всей беременности, начиная с первой недели задержки месячных.

В вопросе защиты беременности от TORCH-инфекций существует простое правило: сегодня нет таких инфекций, которые помешали бы здоровой женщине родить здорового ребенка. Есть массовые врачебные ошибки в вопросах диагностики и правильной интерпретации результатов лабораторных исследований на TORCH-инфекции. Ошибки, цена которым — жизни детей, потерянных при замерших беременностях.

Клиника Маркова специализируется на помощи и лечении инфекционных заболеваний у беременных. При необходимости Вы можете обратиться в Киеве непосредственно в клинику или же получить индивидуальную интернет-консультацию.

Замершая беременность, ЭКО, Бесплодие, Причины и профилактика

Замершая беременность – это прекращение развития плода на ранних сроках. Замершая беременность может оставаться незамеченной в течение нескольких недель, если женщина в этот период не делает УЗИ и не проходит обследование у врача.

Записаться на прием

Причины замершей беременности

Существует множество причин замершей беременности, большинство из которых не поддаются контролю ни со стороны врачей, ни со стороны женщины, если зачатие ребёнка происходило естественным путём.

В числе наиболее распространенных причин:

  • хромосомные или генные мутации;
  • инфекционные заболевания вирусной этиологии;
  • эндокринные расстройства;
  • применение некоторых лекарственных препаратов или попадание в организм токсинов;
  • антифосфолипидный синдром;
  • патология эндометрия;
  • аномалии развития половых органов.

Причины замершей беременности обычно начинают выяснять только после второго такого случая, потому что один эпизод невынашивания не является патологией. От этого не застрахована ни одна женщина. А вот если невынашивание стало привычным, нужна диагностика для поиска причин этого явления с их последующим устранением.

ЭКО после замершей беременности

Один эпизод замершей беременности не является показанием к проведению ЭКО. Эта процедура используется исключительно для повышения шансов наступления беременности. Однако некоторые методы, используемые в рамках ЭКО, действительно помогают снизить риск невынашивания. 

В их числе:

ПГД. Преимплантационная генетическая диагностика позволяет вовремя выявлять мутации у полученных эмбрионов. Для переноса выбирается только «здоровый» эмбрион. В результате почти исключен риск подсаживания в матку эмбриона, который может погибнуть из-за неправильного развития.

ИКСИ. Для оплодотворения яйцеклетки выбирается лучший сперматозоид, который с большой вероятности несёт в себе качественный генетический материал.

Использование донорских ооцитов. Если у женщины имеются генетические нарушения, либо ей больше 40 лет, вероятность мутаций значительно увеличивается. Эти риски нивелируются путём использования качественного донорского биологического материала.

 

Бесплодие после замершей беременности

Сама по себе замершая беременность прямой причиной бесплодия не является. Однако она может быть вызвана заболеванием, которое не только снижает шансы выносить ребёнка, но и нарушает фертильность женщины, препятствуя наступлению беременности (например, синдром поликистозных яичников, эндометрит, половые инфекции).

Многим женщинам после замершей беременности делают выскабливание с целью удаления плодного яйца. Данная процедура тоже в некоторых случаях способна привести к бесплодию, если поврежден базальный слой эндометрия, либо если произошло инфицирование. В этом случае развивается острый эндометрит, несущий угрозу для репродуктивной функции женщины.

В подавляющем большинстве случаев бесплодие после замершей беременности не развивается. Женщина способна вновь зачать ребёнка и выносить его. Для предотвращения невынашивания нужно пройти ряд обследований. Они стандартные для женщин, планирующих как первую, так и повторную беременность.

Замершая беременность после ЭКО

Риск замершей беременности после оплодотворения естественным путем составляет 10-15%. Вероятность невынашивания после ЭКО значительно выше, и достигает 30-35%. Это никак не связано с самой техникой проведения искусственного оплодотворения. 

Причины такой статистики:

  1. Разница в возрасте. Большинство будущих мам, которые забеременели естественным путём, моложе 30 лет. Большинство женщин, прибегающих к ЭКО, перешагнули 35-летний рубеж.
  2. Состояние репродуктивного здоровья. ЭКО делают не ради удовольствия, а по показаниям. Как правило, это гинекологические и другие заболевания, которые не только снижают фертильность, но и увеличивают риск невынашивания.

Для снижения вероятности замершей беременности после ЭКО назначается гормональная поддержка на ранних сроках. При любом изменении своего состояния женщина должна сообщать врачу.

Профилактика замершей беременности

Обычно для профилактики замершей беременности врачи рекомендуют женщине вести здоровый образ жизни, не пить и не курить, избегать стрессов и тяжёлого физического труда. Однако в действительности все эти факторы лишь в незначительной степени влияют на риск замершей беременности.

Обычно от женщины мало что зависит – в 70% случаев такой эмбрион изначально нежизнеспособен (по разным причинам).

Что может сделать будущая мама, чтобы максимально снизить риск невынашивания?

  1. Планировать беременность заранее. Обратиться к врачу и сдать анализы, чтобы проверить, нет ли заболеваний, повышающих риск невынашивания. Если они будут обнаружены, вначале нужно вылечиться, а потом беременеть.
  2. После наступления беременности избегать больших скоплений людей. Это убережет от инфекций, передающихся воздушно-капельным путём.
  3. Принимать назначенные врачом гормональные препараты для поддержки беременности в случае эндокринных расстройств.
  4. Избегать контакта с потенциально ядовитыми химическими соединениями. Перед применением любого медицинского препарата консультироваться с врачом, или хотя бы читать инструкцию по применению.

После замершей беременности отчаиваться не стоит. Предпринимайте ещё одну попытку – в большинстве случаев она окажется успешной. Только перед этим не забудьте обратиться к гинекологу и пройти подготовку к беременности, как это делают все женщины, которые беспокоятся о здоровье своего будущего ребёнка.

Замершая беременность, причины, симптомы замершей беременности на ранних, поздних сроках, беременность после замершей

Замершая беременность на ранних и поздних сроках: причины и профилактика

Замершая беременность — это прекращение развитие плода и его гибель на сроке до 28 недель. Причины этого неприятного и иногда даже опасного явления могут быть самые разные — замершая беременность может быть следствием генетических нарушений у эмбриона (или плода), вызвана обострением инфекционного заболеваний или даже вредными привычками. Замершая беременность чаще диагностируется в первом триместре беременности (до 13 недель). Замершей беременности причины на ранних сроках отличаются от поздних. Рассмотрим подробнее такое явление как замершая беременность причины ее и меры профилактики.

Итак, еще в период планирования беременности необходимо отказаться от употребления алкогольных напитков (особенно в больших количествах) и курения. Не всегда алкоголь и курение приводит к замершей беременности, но риск ее наступления у таких женщин возрастает.

Абсолютно точно в период планирования и самой беременности (во избежание выкидыша и замершей) не стоит применять лекарственных препаратов без назначения врача. И прежде, чем начинать их прием следует внимательно прочесть инструкцию к препарату, возможно там в противопоказаниях есть беременность. К тому же, у многих лекарств есть свойство долго выводиться из организма. Будущая мама может и не знать о том, что наступила беременность и принимать какое-либо лекарство и как результат — замершая. Эмбрион очень восприимчив к тератогенному действию. Но, между тем, замершую беременность вряд ли вызовет прием лекарственных препаратах на очень ранних сроках — 7-10 дней со дня оплодотворения яйцеклетки, так как в этот период между будущим ребенком и его матерью нет тесной связи. А после 8-10 недель ребенка от тератогенного воздействия частично защищает плацента и, соответственно, число замерших беременностей на больших сроках несколько снижается. Если вы работаете на вредном производстве, то у вас также повышенный риск замершей беременности.

Причина замершей беременности может крыться в нарушениях гормонального фона женщины, чаще всего, это недостаток прогестерона — гормона беременности. Если у вас в анамнезе уже была замершая беременность, выкидыш, часто случаются задержки менструации и наблюдается оволосение по мужскому типу, то прежде, чем планировать беременность, вам необходимо сдать анализы на гормоны и если потребуется — пройти лечение, таким образом вы снизите вероятность замершей беременности в будущем.

Следующей причиной замершей беременности не только на ранних, но и на поздних сроках являются всевозможные инфекции. Особенно опасно не обострение уже имеющихся инфекционных заболеваний, а заражение ими в период беременности. Заражение некоторыми из них (например ветряной оспой и краснухой) может привести не только к замершей беременности, но и, что самое ужасное, аномалиям развития у плода. И тогда придется уже решать вопрос о прерывании беременности… Именно инфекции могут вызвать такое состояние как замершая беременность на поздних сроках.

Как избежать замершей беременности вследствие обострения или заражения инфекционным заболеванием? Во-первых, следует посмотреть свою детскую медицинскую карту или узнать у родителей (если сами не помните) о том, были ли вами перенесены в детстве такие заболевания, как краснуха и ветрянка. Если нет, и к тому же входите в группу риска (работаете с детьми), то во избежание заражения ими и как следствие замершей беременности или выкидыша, лучше за 3 месяца до планирования беременности сделать от них прививки. Если у вас имеются ИППП (инфекции, передаваемые половым путем), то следует, прежде всего, избавиться от них и уже потом планировать беременность.

Но если беременность наступила нежданно-негаданно, то во избежания замершей или выкидыша врач может назначить вам противовирусный курс.

Всем без исключения женщинам для профилактики замершей беременности и прочих неприятностей необходимо в период счастливого ожидания малыша укреплять свой иммунитет. Способов очень много, необязательно пить БАДы и витамины. Достаточно будет правильного, полноценного питания. В период беременности всегда снижается иммунитет, это связано с выработкой особого гормона — хорионического гонадотропина, одной из функций которого является защита будущего ребенка от иммунной системы его матери. Без этого организм матери воспринимает плод, как «чужеродный» объект, от которого нужно избавиться, вот вам и очередная возможная причина замершей беременности.

Но, все-таки, самой часто причиной замершей беременности являются генетические отклонения у плода. Природа сама не дает развиваться «больному» эмбриону и возникает замершая беременность. Как правило, если это и есть причина замершей беременности у женщины, то есть большая вероятность того, что это больше не повторится, если сами родители здоровы.

Симптомы замершей беременности и ее диагностика

К сожалению, замершая беременность на раннем сроке может никак не давать о себе знать. Позднее же, симптомами замершей беременности у женщины могут стать схваткообразные боли и мажущие кровянистые выделения. Это обычно происходит при начале отслойки плодного яйца, то есть начинающемся выкидыше.

К субъективным симптомам замершей беременности на раннем сроке также можно отнести резкое прекращение токсикоза (если он был). Также может пройти болезненность молочных желез и снизиться базальная температура. Обычно эти симптомы замершей беременности не остаются без внимания женщины. Замершая беременность на поздних сроках характеризуется отсутствием шевелений ребенка.

Диагностировать замершую беременность можно тремя способами: сдать анализ крови на ХГЧ, сходить на осмотр к гинекологу или сделать УЗИ.

При замершей беременности уровень ХГЧ ниже, чем должен быть на данном сроке беременности. УЗИ показывает отсутствие сердцебиения плода. А на гинекологическом осмотре врач определяет несоответствие размеров матки сроку беременности.

Так что, если вы подозреваете, что у вас замершая беременность, знайте, что симптомы — это признак второстепенный. Главное — это медицинские доказательства, если так можно выразиться… При таком явлении как замершая беременность симптомы у разных женщин могут различаться или даже вообще отсутствовать.

Обычно замершая беременность заканчивается «чисткой» полости матки в стационарных условиях. Но на ранних сроках возможно провести вакуум аспирацию или вызвать выкидыш при помощи определенных медикаментов (под наблюдением врача). Иногда при замершей беременности на ранних сроках врачи занимают выжидательную позицию, то есть ожидают, когда у женщины самопроизвольно произойдет выкидыш. И если этого не происходит в течение определенного врачом времени или по УЗИ в матке диагностируются остатки плодного яйца, то проводят кюретаж (выскабливание) полости матки.

Беременность после замершей беременности

Врачи рекомендуют планировать беременность после замершей беременности хотя бы через полгода. За это время для профилактики в будущем случаев замершей беременности проводится лечение. Стандарта для лечения нет, все зависит от причины, которая вызвала замершую беременность. Но абсолютно всем желательно сдать некоторые анализы и пройти обследования.

В первую очередь стоит сдать мазок на всевозможные инфекции, передаваемые половым путем методом ПЦР, сдать анализ крови для определения уровня гормонов в крови, пройти ультразвуковое обследование. При необходимости определить кариотип (свой и партнера), групповую совместимость и прочие анализы и обследования, а также пройти лечение, рекомендованное врачом на основе результатов всех обследований в качестве профилактики в будущем замершей беременности.

Женщине, пережившей такое состояние, как замершая беременность лечение может и не потребоваться вовсе, если все результаты анализов будут в норме. Как мы уже писали ранее, замершая беременность, чаще всего, случается из-за генетической ошибки, которая вряд ли когда-то еще повторится… Но если замершая беременность случилась уже не в первый раз, то лечение, скорее всего, в любом случае понадобится.

Лучшей профилактикой является здоровый образ жизни и регулярное посещение гинеколога, и тогда вам вряд ли будет угрожать замершая беременность.

Прегравидарная подготовка как основной метод профилактики неразвивающейся беременности Текст научной статьи по специальности «Клиническая медицина»

DOI: 10.26442/2079-5696_2018.4.45-47

Прегравидарная подготовка как основной метод профилактики неразвивающейся беременности

Л.В.Ткаченкои, Т.И.Костенко, Т.В.Складановская, Е.А.Хомич

ФГБОУ ВО «Волгоградский государственный медицинский университет» Минздрава России.каЛепкоЛу@таЦ.ги

У женщин с неразвивающейся беременностью (НБ) в анамнезе прегравидарная подготовка является основным звеном в профилактике ранних репродуктивных потерь. Обследование вне беременности, выявление причин остановки предыдущей гестации, соблюдение врачебных рекомендаций в программе подготовки к зачатию и имплантации — обязательный этап ведения пациенток, перенесших НБ. Периконцепционная профилактика эффективна только при ее начале за 3 мес до зачатия и в ранние сроки развития эмбриона и плода (до 12 нед). Целью проводимого исследования стало усовершенствование профилактических мероприятий на основе выявленных патогенетических механизмов возникновения замершей беременности.

Цель — усовершенствовать особенности прегравидарной подготовки у беременных с НБ в анамнезе на основе выявленных патогенетических механизмов возникновения данной патологии, ее взаимосвязи с фолатным дефицитом.

Материалы и методы. Исследование проводилось в несколько этапов. На I этапе ретроспективно на основании анализа 90 историй болезни зафиксированы предполагаемые факторы риска. На II этапе проводилось выявление достоверных факторов риска и разработка клинико-анамнестических алгоритмов прогнозирования НБ (в 2 группах: основная — 90 беременных с замершей беременностью, контроля — 30 беременных с нормально протекающей беременностью). В группах риска возникновения замершей беременности были предложены методы профилактики данной патологии. Одним из них являлось применение фо-латов, а именно витаминно-минерального комплекса до и после зачатия.

Результаты. На основании проведенных исследований подтвержден мультифакторный генез НБ и выявлены основные этиологические факторы возникновения данной патологии. Замирание беременности при аномальном кариотипе происходит достоверно ранее (6,2±0,8 нед), чем при нормальном кариотипе (8,7±1,2 нед). Была установлена корреляционная связь между частотой развития хромосомных аномалий в абортном материале при НБ и уровнем гипергомо-цистеинемии с МТОТК677ТТ гетерогенного или гомозиготного носительства, коэффициент корреляции Спирмена равнялся 0,84 — прямая корреляционная связь. В результате проведенного исследования одним из методов прегравидарной подготовки предложено применение фолатов в виде витаминно-минераль-ном комплекса за 16 нед до зачатия и 12 нед после.

Заключение. Выявлена высокая частота МТОТК677ТТ гетерогенного или гомозиготного носительства у женщин с НБ. Применение фолатов в витаминно-мине-ральном комплексе может являться одним из наиболее эффективных методов в профилактике ранних репродуктивных потерь.

Ключевые слова: неразвивающаяся беременность, кариотип, инверсия, дупликация, анеуплоидии, гомоцистеин, MTHFR 677TT, гипергомоцистеинемия.

Для цитирования: Ткаченко Л.В., Костенко Т.И., Складановская Т.В., Хомич Е.А. Прегравидарная подготовка как основной метод профилактики неразвивающейся

беременности. Гинекология. 2018; 20 (4): 45-47. DOI: 10.26442/2079-5696_2018.4.45-47

Article

Pregravid preparation as the main method of preventing undeveloped pregnancy

L.V.Tkachenkoe, T.I.Kostenko, T.V.Skladanovskaya, E.A.Khomich

Volgograd State Medical University of Ministry of Health of the Russian Federation. 400131, Russian Federation, Volgograd, pl. Pavshikh bortsov, d. 1 [email protected]

Abstract

How to make a pregravid women with the stood pregnancy in the anamnesis is the key to success in the fight against miscarriage. The testing outside of pregnancy, the identification of reasons for stopping a previous gestation, adherence to medical recommendations in the programme of preparation for future conception and implantation is a required step in the management of women who have had non-developing pregnancy. Periconceptional prevention is effective only at its beginning 3 months before conception and in the early stages of development of the embryo and fetus (12 weeks).The purpose of the study was improvement profilakticheskih activities based on identified pathogenetic mechanisms of occurrence of missed abortion.

Aim of the study: to perfect the features of pregravid preparation for pregnant with undeveloping pregnancy in anamnesis on the basis of the educed nosotropic mechanisms of origin of this pathology, her intercommunication with a folats deficit.

Materials and methods. Research was conducted in a few stages. On the first stage retrospectively on the basis of analysis 90 hospital charts are educed the supposed risk factors. On the second stage the exposure of reliable risk and development of algorithms of prognostication of undeveloping pregnancy (factors was conducted in 2 groups — basic (90 pregnant with stopping beating pregnancy) and control (30 pregnant with normally aleak pregnancy). The methods of prophylaxis of this pathology offered in high-risk of origin of stopping beating pregnancy groups. One of them was application of folates, namely vitamin-mineral complex before and after conception. Results. On the basis of undertaken studies multifactor genesis of missed miscarriage was confirmed, and the basic etiologic factors of origin of this pathology are educed. Stopping beating of pregnancy at anomalous karyotype takes place for certain before (6.2±0.8 weeks) what at normal karyotype (8.7±1.2 weeks). Cross-correlation connection was set between frequency of development of chromosomal anomalies and level of homocysteine from MTHFR677TT, level correlation of Spirmena equaled 0.84 — direct cross-correlation connection. As a result of undertaken a study one of methods of preparation application of folates offered in a kind vitamin-mineral complex for 16 weeks to conception and 12 weeks after conception.

Conclusion. High-frequency of MTHFR677TT of heterogeneous or homozygous carriers educed for women with undeveloping pregnancy. Application of folates is in a vitamin-mineral complex, can be one of the most effective methods in the prophylaxis of early reproductive losses. Key words: missed miscarriage, karyotype, inversion, duplication, aneuploidy, homocysteine, MTHFR677TT.

For citation: Tkachenko L.V., Kostenko T.I., Skladanovskaya T.V., Khomich E.A. Pregravid preparation as the main method of preventing undeveloped pregnancy. Gynecology. 2018; 20 (4): 45-47. DOI: 10.26442/2079-5696_2018.4.45-47

В структуре ранних репродуктивных потерь одно из лидирующих мест отводится неразвивающейся беременности (НБ) [1-3]. Каждый день во всем мире регистрируется примерно 7500 спонтанных выкидышей, каждая 5-я желанная беременность в России заканчивается потерей, поэтому данная проблема имеет не только медицинское, но и социальное значение.

Частота НБ возросла в 6 раз, достигнув 15-20% среди всех спонтанных прерываний, и в настоящее время данный показатель тенденции к снижению не имеет [4].

Одной из ведущих причин НБ ранних сроков принято считать спонтанное прерывание развития эмбриона с хромосомным дисбалансом (генетический фактор). До 80% НБ в I триместре связано с различной геномной патологией родителей и плода [5, 6]. Так, в первые 6-7 нед беременности аномальный кариотип находят в 60-75% случаях цитогене-тического исследования абортного материала, в 12-17 нед -20-25%, 17-28 нед — только в 2-7% случаях [7].

Знание кариотипа является одним из возможных методов профилактики хромосомной патологии у плода при

Таблица 1. Частота хромосомных аномалий при НБ ранних сроков беременности

Форма хромосомной аномалии Абсолютное число Аномальный кариотип, %

Несбалансированные структурные перестройки 3 6,7

Трисомия хромосомы 16 6 13,3

Трисомия хромосомы 22 12 26,7

Трисомия хромосомы 7 3 6,7

Моносомия по хромосомеХ 6 13,3

Полиплоидия 6 13,3

Мозаичные формы анеуплоидий 9 20

Всего 45 100

последующей беременности и выбора соответствующей прегравидарной подготовки — комплекса диагностических, профилактических и лечебных мероприятий, результатом которых становится подготовка организма к полноценному зачатию, вынашиванию и рождению здорового ребенка.

Для профилактики пороков развития у плода придается огромное значение применению фолатов не только во время беременности, но и до ее наступления.

Фолаты, также называемые витамином В9, необходимы для процесса клеточного деления, и поэтому при дефиците этого микронутриента возникает гипергомоцистеинемия (ГГЦ), нарушается работа многих органов. При недостатке фолатов зачатие крайне неблагоприятно, впоследствии возникают гестационные осложнения, и высока вероятность неблагополучного перинатального исхода [4, 8, 9-11].

Цель исследования — усовершенствовать особенности прегравидарной подготовки у беременных с НБ в анамнезе на основе выявленных патогенетических механизмов возникновения данной патологии, ее взаимосвязи с фолатным дефицитом.

Материалы и методы

Исследование проводилось в несколько этапов. На I этапе были выявлены основные предполагаемые факторы риска развития НБ на основе ретроспективного анализа 90 историй болезней гинекологических больных с НБ (основная группа). С целью выявления достоверных факторов риска и разработки клинико-анамнестических алгоритмов прогнозирования НБ, выявления групп риска на II этапе исследования проведено детальное изучение в 2 альтернативных группах: основную группу составили 90 беременных, находящихся на стационарном лечении в гинекологическом отделении ГБУЗ ВОКПЦ №2 (основная группа), у которых произошло прерывание беременности по типу неразвивающейся в I триместре, в группу сравнения вошли 30 беременных с нормально протекающей беременностью (группа контроля). При анализе с помощью анкетирования выяснялись предполагаемые факторы развития НБ, проводилось ультразвуковое исследование, абортный материал изучался микроскопом исследовательского уровня Axio Imager Z2 c программным обеспечением для кариотипиро-вания (хромосомного анализа), который позволяет выявлять хромосомную патологию. Хромосомы идентифицировали после дифференцированного окрашивания (QFH-метод), в некоторых случаях для молекулярно-цитогенети-ческой диагностики мозаицизма применяли метод флюоресцентной гибридизации in situ (FISH), основанный на использовании хромосомоспецифичных ДНК-проб. Также

осуществлялся анализ содержания гомоцистеина (ГЦ) в крови всех исследуемых женщин.

В группах риска возникновения замершей беременности были предложены методы профилактики данной патологии. Одним из них являлось применение фолатов, а именно витаминно-минерального комплекса (ВМК) до и после зачатия.

Результаты

На основании проведенных исследований подтвержден мультифакторный генез НБ, выявлены основные этиологические факторы возникновения данной патологии. Возраст исследуемых был практически одинаков и равнялся 2б±2,8 года, из них первобеременных было 50 (55,5% в основной) и 15 женщин (50% в группе сравнения), у повторно беременных имелись случаи замершей беременности в анамнезе: у 16 (17,7%) женщин в основной и 4 (13,3%) — в группе сравнения. В основной группе проводилось цитогенетиче-ское исследование абортного материала в 100% случаях, аномальный кариотип обнаружен у первобеременных в 82%, при повторных беременностях выявляется только в 24% (табл. 1).

Почти в 50% случаев при НБ выявляется трисомия хромосом, на втором месте — анеуплоидии. Причем с увеличением возраста матери данная патология только растет. Случаи полиплоидии и моносомии Х, напротив, уменьшаются с материнским возрастом. Регулярная моносомия Х в нашем исследовании была определена в 13,3%, что также соответствует данным литературы [2, 5].

Четко обнаружено преобладание женского пола плодов -51 (77,2%) случай — по всем хромосомным аномалиям. Замирание беременности при аномальном кариотипе происходит достоверно ранее (6,2±0,8 нед), чем при нормальном кариотипе (8,7±1,2 нед).

В 80% случаев проводился анализ на ГЦ у женщин, при его повышении исследовалось носительство генотипа MTHFR677TT — гетерогенное или гомозиготное.

При исследовании мутация гена MTHFR (мутантный аллель MTHFR677T) выявлена у 32,0% пациенток: у 25,0% — гетерозиготное носительство мутантного гена, 7,0% — гомозиготное. Было проведено изучение взаимосвязи уровня ГЦ крови и мутации гена MTHFR. С учетом референтных значений для данной лаборатории выделена легкая степень ГГЦ — от 12 до 15 мкмоль/мл. Средний уровень ГЦ в исследуемой группе составил 10,2±0,63 мкмоль/л, повышение выявлено у 35% пациенток. Тяжелая степень ГГЦ отмечена у 7%, что соответствовало гомозиготному носитель-ству мутации гена MTHFR. Умеренная степень — у 25% больных, легкая степень диагностирована у 64%. Средний уровень ГЦ у пациенток как со спорадическим выкидышем, так и при привычном невынашивании не превышал нормативных значений (8,6±0,49 и 10,5±0,92 мкмоль/мл; р<0,05). Однако ГГЦ достоверно чаще встречалась у женщин со спорадическим прерыванием беременности при прочих одинаковых условиях.

Была установлена корреляционная связь между частотой развития хромосомных аномалий в абортном материале при НБ и уровнем ГГЦ, коэффициент корреляции Спир-мена равнялся 0,84 — прямая корреляционная связь.

В результате проведенного исследования одним из методов прегравидарной подготовки было предложено применение фолатов в виде ВМК за 16 нед до зачатия и 12 нед после (табл. 2).

У 80% беременных, принимавших в качестве преграви-дарной подготовки и в течение 12 нед после зачатия ВМК, осложнений в I триместре не было. В 20% случаев у жен-

Таблица 2. Применение ВМК в качестве прегравидарной подготовки у женщин с НБ в анамнезе

Степень ГГЦ За 16 нед до беременности (n=25) За 16 нед до беременности 12 нед беременности(n=24) 12 нед беременности

абс. % абс. %

Легкая 6 24 8 33,3

Средняя 9 36 3 12

Тяжелая 4 16 0 0

46 ГИНЕКОЛОГИЯ 2018 | ТОМ 20 | №4

щин, использующих ВМК, зафиксированы явления угрозы прерывания беременности, после проведенного лечения беременности прогрессировали. Неблагоприятный исход был только в одном случае, когда диагностирована повторная замершая беременность в сроке 10 нед. ГГЦ легкой степени обнаружена только в одном случае (4% от всех женщин в группе контроля), в 12 нед гестации повышенного уровня ГЦ в крови в группе контроля не было обнаружено.

Вывод

Зафиксирована высокая частота MTHFR677TT гетерогенного или гомозиготного носительства у женщин с НБ. Применение фолатов в ВМК может являться одним из наиболее эффективных методов в профилактике ранних репродуктивных потерь.

Литература/References:

1. Акушерство. Национальное руководство. Под ред. ЭКАйлама-зяна, ВИКулакова, ВЕРадзинского, ГМ.Савельевой. М: ГЭОТАР-Медиа, 2014./ Akusherstvo. Nacionalnoe rukovodstvo. Pod red. EKAj-lamazyana, VIKulakova, VERadzinskogo, GMSavelevoj. M: GEOTAR-Media, 2014. [in Russian]

2. Галина ТВ,Добрецова ТА Беременная XXI века: трудно как никогда. Информационный бюллетень. Под ред. ВЕРадзинского. 2015 / Galina T.V., Dobrecova TA Beremennaya XXI veka: trudno kak ni-kogda. Informacionnyj byulleten. Pod red. VERadzinskogo. 2015 [in Russian]

3. Громова OA, Торшин ИЮ, Тетруашвили НК, Лисицына ЕЮ. Систематический анализ взаимосвязи витаминов и пороков развития. Акуш. и гинекол. 2012./Gromova OA, Torshin IYu, Tetruash-vili NK, Lisicyna EYu. Sistematicheskij analiz vzaimosvyazi vitaminov i porokov razvitiya. Akush. iginekol. 2012. [in Russian]

4. Доброхотова ЮЭ., Озерова РИ, Джобаева ЭМ. Неразвивающаяся беременность. Тромботические и клинико-иммунологические факторы.М, 2010./ Dobrohotova YuE, Ozerova RI, Dzhobaeva EM. Nerazvivayushayasya beremennost. Tromboticheskie i kliniko-immu-nologicheskiefaktory. M, 2010. [in Russian]

5. Ворсанова СГ, Дышева НМ., Никифорова O.K. и др. Цитогенети-ческие особенности хориона при неразвивающейся беременности. Акуш. и гинекол. 2014; 2./ Vorsanova S.G., Dysheva N.M., Nikifo-

rova OK. i dr. Citogeneticheskie osobennosti horiona pri nerazvivay-ushejsya beremennosti. Akush. iginekol. 2014; 2 [in Russian]

6. Preedy VR. B vitamins and folate chemistry, analysis, function and effects. London: RSC, 2013.

7. Ворсанова СГ, Юров ЮБ, Чернышов ВН. Медицинская цитогене-тика. Учебное пособие.М.:МЕДПРАКТИКА-М, 2006./Vorsanova S.G, Yurov YuB, Chernyshov VN. Medicinskaya citogenetika. Uchebnoe po-sobie.M.:MEDPRAKTIKA-M, 2006. [in Russian]

8. Доброхотова ЮЭ, Джобава ЭМ., Озерова РИ. Неразвивающаяся беременность. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2010./Dobrohotova YuE, Dzho-bava EM., Ozerova RJ. Nerazvivayushayasya beremennost. M: GEO-TAR-Media, 2010. [in Russian]

9. МАРС: Неразвивающаяся беременность, Status Praesens, 2015. / MARS: Nerazvivayushayasya beremennost, Status Praesens, 2015. [in Russian]

10. Andrew Ceisell Primary prevention of malformations: polivitamins or folacin. J Med Sci 200411. Doerfler W, Boem P. DNA methylation: development, genetic disiesis and

cancerBerlin. Springer, 2014.

12.Новиков ЕИ., Рухляда НН., Глуховец НГ. Неразвивающаяся беременность первого триместра. Современные аспекты клинико-морфологической диагностики и лечения. Пособие для врачей. СПб.: НИИ скорой помощи им. ИИДженелидзе, 2012./Novikov EI, Ruhlyada N.N., Gluhovec N.G. Nerazvivayushayasya beremennost per-vogo trimestra. Sovremennye aspekty kliniko-morfologicheskoj diagno-stiki i lecheniya. Posobie dlya vrachej. SPb: N11 skoroj pomoshi im. IIDzhenelidze, 2012. [in Russian]

13.Радзинский ВЕ, Димитрова ВИ, Майскова ИЮ. Неразвивающаяся беременность.М: ГЭОТАР-Медиа, 2009./ Radzinskij VE, Di-mitrova V.I., Majskova I.Yu. Nerazvivayushayasya beremennost. M.: GEOTAR-Media, 2009- [inRussian]

14.Kim M, Hong S et al. Homocysteine, folate and pregnancy outcome. J Obstent Gynaecol 2012.

15.Mascarenhas M, Habeebullah S, Srihar M. Revisiting the role of first trimester homocysteine as an index of maternal andfetal outcome. J Pregnancy 2014.

16. O’Donnell M. Why doctors don’t read research papers? Scientific papers are not written to disseminate information. BMJ 2005; 330:256.

17.Suzomori N. Genetic factors as a cause of miscarriage. Curr Med Сhem 2010; 17.

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ

Ткаченко Людмила Владимировна — д-р мед. наук, проф., зав. каф. акушерства и гинекологии ФУВ ФГБОУ ВО ВолгГМУ. E-mail: [email protected] Костенко Татьяна Ивановна — канд. мед. наук, доц. каф. акушерства и гинекологии ФУВ ФГБОУ ВО ВолгГМУ Складановская Татьяна Валерьевна — канд. мед. наук, доц. каф. акушерства и гинекологии ФУВ ФГБОУ ВО ВолгГМУ Хомич Елена Анатольевна — аспирант каф. акушерства и гинекологии ФУВ ФГБОУ ВО ВолгГМУ

Почему беременность при ЭКО с замороженными эмбрионами увеличивает риск преэклампсии?

(Hero Images, Getty Images)

Для женщин, которые используют экстракорпоральное оплодотворение, чтобы забеременеть, особенно тех, кто добился успеха при переносе замороженных эмбрионов, недавние исследования показали, что у них повышенный риск преэклампсии, осложнений беременности и серьезной крови. состояние давления.

Теперь академические исследователи, возможно, выяснили, почему.

«Многие сообщили о более высокой частоте преэклампсии у тех, кто перенесли замороженные эмбрионы, но без каких-либо объяснений.Теперь мы думаем, что у нас есть объяснение — у них нет желтого тела », — сказал доктор Кирк Конрад, соавтор исследования, опубликованного в понедельник в журнале Американской кардиологической ассоциации Гипертония .

Желтое тело — это совокупность клеток, которые образуются в яичнике после овуляции. Он производит несколько гормонов, которые помогают поддерживать беременность и адаптироваться к ней.

Женщины, которым переносится замороженный эмбрион — все более широко используемый вариант фертильности — обычно делают это в рамках «запрограммированного цикла», включающего медикаментозное подавление репродуктивных гормонов, что в конечном итоге предотвращает развитие желтого тела.

Один из способов предотвратить это — вместо этого для женщин пройти «модифицированный» естественный цикл, который позволит развиваться желтому телу, — сказал Конрад, профессор кафедры физиологии и функциональной геномики, а также акушерства и гинекологии Университета Флориды.

Исследователи обнаружили, что частота преэклампсии достигла 12,8% у женщин, получавших замороженные эмбрионы в рамках запрограммированного цикла без желтого тела, по сравнению с 3,9% среди женщин, перенесших замороженные эмбрионы в рамках модифицированного естественного цикла с желтым телом.

Женщинам без желтого тела не хватает релаксина, одного из гормонов, которые они вырабатывают во время беременности. Гормон помогает расслабить кровеносные сосуды, среди прочего, сказал доктор Афшан Хамид, кардиолог и акушер из группы высокого риска, который не участвовал в исследовании.

Женщины, которым не хватает релаксина, «подвергаются высокому риску, потому что их кровеносные сосуды могут оставаться жесткими, как показано в исследовании, особенно аорта», — сказал Хамид, профессор кардиологии, акушерства и гинекологии Калифорнийского университета в Ирвине.

«Исследователи предполагают, что релаксин может играть роль в тех жестких сосудах, которые (часто) встречаются на ранних сроках беременности, и что на более поздних сроках беременности это приводит к преэклампсии», — сказала она. «Но есть много других гормонов, присутствующих в системе, которые вызывают сужение или расширение кровеносных сосудов, и у нас нет никаких данных об этих вазоактивных типах гормонов в этом исследовании».

Конрад согласился, что исследование обеспечивает только связь между отсутствием желтого тела, отсутствием релаксина и усилением преэклампсии, а не прямую связь.«Желтое тело производит множество продуктов, о которых мы не знаем, которые также могут иметь важное значение», — сказал он.

Тем не менее, Конрад назвал результаты «убедительными».

Он сказал, что соавтор исследования доктор Валери Бейкер разрабатывает рандомизированное клиническое испытание для изучения переноса замороженных эмбрионов в естественном или модифицированном естественном цикле с желтым телом по сравнению с запрограммированным циклом без желтого тела.

Перенос свежих эмбрионов сопряжен с повышенным риском для младенцев с низкой массой тела при рождении и маленьких для своего гестационного возраста, — сказал Конрад.Перенос замороженных эмбрионов, похоже, снижает эти риски, но увеличивает риск преэклампсии.

«Я думаю, что способ решить всю эту проблему — это перенести замороженный эмбрион в модифицированный естественный цикл или в конечном итоге заменить отсутствующие факторы лютеинового тела», — сказал он. «Это было бы хорошим решением, но, очевидно, необходимо провести дополнительные исследования, прежде чем что-либо будет сделано».

Если у вас есть вопросы или комментарии по поводу этой истории, пишите на [email protected]

Синдром гиперстимуляции яичников при переносе замороженных-размороженных эмбрионов: отчет о редком случае | BMC «Беременность и роды»

В этом случае мы сообщили, что СГЯ возникла у пациентки с переносом замороженных и размороженных эмбрионов цикла ЗГТ в сочетании с дизиготной дихорионической диамниотической триплетной беременностью.СГЯ — частое сложное ятрогенное осложнение, возникшее после вмешательства человека. Патологический механизм СГЯ до сих пор неясен. Одна общепринятая гипотеза состоит в том, что увеличение проницаемости капилляров вызывает утечку жидкости в третью лакуну, вызывая систематические гемодинамические изменения [9]. Основные факторы влияния СГЯ включают возраст, ИМТ, аллергию, этиологию бесплодия, типы стимулирующих препаратов, дозировку гонадотропина, экзогенный ХГЧ, реакцию на стимуляцию овуляции, количество фолликулов, добавление лютеина и частоту наступления беременности [10].Профилактика и раннее распознавание СГЯ важны для обеспечения безопасности пациентов. В этом случае, несмотря на то, что использовалась стимуляция гонадотропинами низкими дозами, было собрано 20 ооцитов. Чтобы снизить риск тяжелого СГЯ, все подходящие эмбрионы были криоконсервированы, а перенос бластоцист был отложен. Когда мы планировали провести FET, уровень гормонов вернулся к норме, и оба яичника были спокойны. Случайно СГЯ может быть связано со спонтанным овуляторным циклом, как в некоторых случаях. Однако в нашем случае не было доказательств того, что какие-либо фолликулы развивались в соответствии с изображениями ультразвукового сканирования во время цикла замещения гормонов.СГЯ при спонтанной беременности — очень редкое явление, и этиопатогенез изучен недостаточно. De Leener et al. [11] предложили классификацию, основанную на трех различных патофизиологических механизмах, ответственных за возникновение спонтанного синдрома СГЯ. Тип I был связан с мутацией гена рецептора ФСГ, которая могла вызвать рецидивирующий спонтанный СГЯ. Тип II был вторичным по отношению к высокому уровню ХГЧ при многоплодной беременности, который был наиболее частым. А тип III был связан с гипотиреозом.В нашем случае у этой пациентки был высокий уровень ХГЧ и тройная беременность, у нее был тяжелый СГЯ с признаками гемоконцентрации, олигурии и напряженного асцита. Ее состояние было успешно вылечено с помощью MFPR и внутривенной инфузионной терапии [12]. Кроме того, мы заметили, что скорость образования бластоцист была низкой (только 2 бластоцисты образовались на 5-е сутки после оплодотворения из 13 зигот). Все 13 эмбрионов получили оценку IV на 3-й день после оплодотворения, вероятно, из-за ее некачественных яиц или по необъяснимым причинам.Эмбрионы IV степени не подходят для прямой трансплантации из-за низкого потенциала развития. Скорость образования бластоцист для эмбрионов низкого качества составила 14,1–28,4% по данным, опубликованным в 2017 г. [13].

В настоящее время растущее использование АРТ привело к увеличению числа беременностей тройней [14]. Хотя были приняты некоторые меры по ограничению числа перенесенных эмбрионов до двух, все еще существует относительная доля троек со смешанным хорионизмом, поскольку один из двух перенесенных эмбрионов может разделиться [15].В целом, моноамниотическая многоплодная беременность встречается редко и происходит, когда одна оплодотворенная яйцеклетка делится между 7 и 13 днями после оплодотворения [16]. Обнаружение хорионичности необходимо. В нашем случае две бластоцисты были перенесены в матку пациентки. При первом сканировании мы не обнаружили дихорионическую диамниотическую тройную беременность, возможно, потому, что она была слишком маленькой, чтобы ее можно было различить. Дихориальная диамниотическая тройная беременность была диагностирована примерно на 8 неделе беременности. Данные показали, что многоплодная беременность сопряжена с высоким риском тяжелых преждевременных родов, в то время как MFPR может снизить риск преждевременных родов и тяжелого СГЯ [17, 18].Кроме того, многоплодная беременность монохориальной двойней сопряжена с дополнительными осложнениями из-за уникальной ангиоархитектуры плацентарного ложа [19]. Когортное исследование показало, что сокращение многоплодной беременности с трех до одной заметно снижает риск тяжелых преждевременных родов [20].

При обращении к пациентам с симптомами СГЯ и в то же время без индукции овуляции в анамнезе клиницисты могут принять неправильное решение, например лапаротомию, из-за подозрения на карциному яичников [21].У нашего пациента развился тяжелый СГЯ после переноса замороженных-размороженных эмбрионов. После MFPR и поддерживающего лечения все симптомы исчезли. Фактором индукции СГЯ в нашем случае может быть многоплодная беременность. Таким образом, можно ожидать, что однократный перенос бластоцисты снизит частоту СГЯ и принесет пользу пациентам.

Границы | Исходы беременности после переноса замороженных-размороженных эмбрионов при отсутствии желтого тела

Введение

За последние два десятилетия количество зарегистрированных методов лечения вспомогательными репродуктивными технологиями (ВРТ) постоянно увеличивалось на 5.С 1997 по 2016 гг. Рост в Европе в 3 раза, в США — в 4,6 раза (1).

Среди методов лечения АРТ перенос замороженных эмбрионов (FET) играет все более важную роль (2), при этом скорость доставки на перенос эмбрионов в циклах оттаивания уже много лет превышает таковую в свежих циклах в США, Австралии и Новой Зеландии (1). Обычно используемые протоколы цикла для подготовки эндометрия к FET включают естественные циклы (чистые или модифицированные), стимулированные циклы (с индукцией овуляции) и запрограммированные циклы (с гормональной заменой), из которых первые два варианта подразумевают желтое тело (CL) наличие — в противоположность последнему с отсутствием ХЛ (2).Из этих трех вариантов полевой транзистор в запрограммированном цикле является наиболее часто применяемым протоколом (3), например, в Германии его доля составляет 75%.

Возрастающая роль FET заставляет задуматься о том, какой протокол цикла является наиболее полезным и безопасным с точки зрения исходов как для матери, так и для новорожденных. Несколько исследований предполагают более высокую частоту неблагоприятных исходов для матери, например, гипертензивных расстройств беременности (ГПБ) (4–10), преэклампсии с преждевременными родами (10), послеродового кровотечения (11) и неблагоприятных исходов для новорожденных, e.g., большой для гестационного возраста (LGA), вес при рождении (5, 8, 12–14), послеродовые роды, макросомия (8, 12) и перинатальная смертность (14), при беременности, возникшей в результате FET, по сравнению с переносом свежих эмбрионов и спонтанными концепции.

Однако причины этого до сих пор неизвестны. Недавние исследования предполагают связь между отсутствием ХЛ и конкретными исходами для матери и новорожденного, такими как макросомия (15), послеродовые роды (16), HDP (2), послеродовые кровотечения (15-17) и частота кесарева сечения (15, 16, 18–20).

В запрограммированных циклах происходит замена эстрадиола и прогестерона, что не относится к другим вазоактивным продуктам, обычно продуцируемым CL, таким как релаксин и фактор роста эндотелия сосудов (21, 22). Недавние результаты показывают, что они играют решающую роль в физиологической подготовке к беременности и адаптации к ней, например, сердечно-сосудистые и почечные изменения у матери на ранних сроках беременности (23–26), регуляция функции эндометрия (23), подготовка к имплантации (27), и начальная плацентация (21).Нарушения или отсутствие этих процессов были связаны с более высоким риском развития неблагоприятных исходов беременности, таких как преэклампсия (23, 25, 27, 28).

Дальнейшие исследования причинно-следственных связей между числом CL при зачатии могут в конечном итоге повлиять на широко используемые протоколы АРТ, потенциально приводя к снижению риска неблагоприятных исходов для матери и новорожденного. Таким образом, мы провели ретроспективное исследование, направленное на оценку материнских и неонатальных исходов после FET в многоцентровой когорте, чтобы изучить потенциальную связь между отсутствием CL и неблагоприятными исходами беременности.

Материалы и методы

Участников

Это ретроспективное исследование включало информацию обо всех циклах FET, проведенных с июня 1997 года по ноябрь 2019 года в трех немецких центрах фертильности. В период с января по октябрь 2019 г. с женщинами, у которых известно, что роды живы из аутологичных яйцеклеток после FET, первоначально связывались с по телефону или с по электронной почте . После предоставления информированного согласия участники согласились на разглашение медицинских записей родильными домами и заполнили анкета.Опрос включал 16 вопросов о родильных домах, характеристиках матери, лечении бесплодия, интересующей беременности и предыдущих беременностях. Данные обследования послужили необходимой предпосылкой для запроса медицинских записей из соответствующих родильных домов. Эта процедура также позволила сравнить ответы на опрос и информацию из медицинских записей, а также распределение между участником и родильным отделением. Напоминание было отправлено через 4 недели в случае отсутствия ответа.Участие в опросе было онлайн с использованием программного обеспечения SoSci Survey (версии 3.1.04 и 3.2.00) или по запросу по почте . Участники были сгруппированы в соответствии с отсутствием или присутствием CL: те, кто после FET в запрограммированном цикле (с гормональной заменой) были отнесены к когорте 0 CL, а те, кто после FET в естественном цикле (чистом или модифицированном) или FET в стимулированном цикле. (индукция овуляции с использованием низких доз гонадотропинов) были отнесены к когорте ≥1 CL.

Протоколы подготовки эндометрия

Выбор протокола подготовки эндометрия зависел от предпочтений врача или центра и характеристик пациента.Подготовка эндометрия к протоколу запрограммированного цикла включала вагинальное ультразвуковое исследование на 2 или 3 день менструального цикла и введение 4–6 мг эстрадиола валерата перорально в день. Дозу увеличивали на 2–4 мг в сутки, если толщина эндометрия не достигала ≥7 мм на 10–12 день менструального цикла. Когда толщина эндометрия достигала ≥7 мм, трансформацию эндометрия вызывали вагинальным введением 600 мг прогестерона ежедневно. Пероральный прием эстрадиола валерата и вагинального прогестерона продолжался до 10–12 недель беременности.У женщин, использующих режим естественного цикла, развитие доминантного фолликула контролировалось вагинальным ультразвуком и анализом сывороточного эстрадиола и лютеинизирующего гормона (ЛГ) до тех пор, пока овуляция не была вызвана подкожной инъекцией хориогонадотропина человека (ХГЧ) всем участникам, кроме одного. Вагинальный прогестерон для поддержки лютеиновой фазы вводился в дозе 200–300 мг в сутки. Подготовка эндометрия в стимулированном цикле начиналась после вагинального УЗИ с ежедневной инъекцией фолликулостимулирующего гормона (37.5–75 МЕ) на 3-5 день менструального цикла для индукции овуляции. Доза была скорректирована в зависимости от ИМТ, предыдущего ответа яичников и овариального резерва. Рост фолликулов контролировали с помощью вагинального УЗИ, анализа эстрадиола в сыворотке и анализа ЛГ. Подкожный ХГЧ вводился, когда размер доминантного фолликула достиг 17 мм. Поддержка лютеиновой фазы в стимулированных циклах соответствовала таковой для (модифицированных) естественных циклов и продолжалась до 10–12 недель беременности.

Результаты

Информация о демографических характеристиках и лечении бесплодия была извлечена из соответствующих медицинских карт клиник по лечению бесплодия, сведения о родах, перинатальном и перинатальном курсе — из медицинских записей, запрошенных из больницы, в которой участники рожали своих детей.

Первичным исходом для матери была частота гипертензивных расстройств во время беременности с учетом действующих национальных (29) и международных определений (30), включая гестационную гипертензию, преэклампсию, эклампсию или HELLP-синдром. Вынесение диагноза проводилось вслепую, например, без учета информации о соответствующей исследуемой группе, квалифицированным акушером. Вторичными материнскими исходами были частота послеродовых кровотечений, осложнений, связанных с плацентой (приросшая плацента, задержка плаценты или предлежание плаценты), гестационный диабет и частота кесарева сечения.

Неонатальные исходы: преждевременные роды (роды <37 гестационных недель), низкий (<2500 г) и очень низкий вес при рождении (<1500 г), макросомия (> 4000 г), малый для гестационного возраста (SGA) (<10-й перцентиль), LGA (> 90-й процентиль), неонатальная заболеваемость (например, желтуха, инфекция, сепсис, детский респираторный дистресс-синдром и гипогликемия), госпитализация в отделение промежуточной медицинской помощи (ОИТ) или отделение интенсивной терапии новорожденных (ОИТН) и серьезные врожденные дефекты.

Статистический анализ

Распределение данных проверялось с помощью теста Шапиро-Уилка.Описательная статистика представлена ​​числом ( n ) и процентами для категориальных переменных, а также средним и стандартным отклонением или медианным и межквартильным размахом для непрерывных переменных.

Тест Стьюдента t или критерий Манна-Уитни были выполнены для выявления значимых различий между средними значениями двух непрерывных переменных. Хи-квадрат (χ 2 ) или точный критерий Фишера были выполнены для проверки значительных различий в пропорциях категориальных переменных между двумя группами.

Анализ многомерной логистической регрессии и многомерной линейной регрессии был проведен для расчета грубого (OR) и скорректированного отношения шансов (AOR), а также коэффициента B с 95% доверительным интервалом (CI) для исходов у матери и новорожденного. Были внесены поправки на влияние следующих факторов риска, которые являются хорошо известными факторами риска для исследуемых исходов: возраст> 40 лет, нерожание, синдром поликистозных яичников (СПКЯ) или ановуляция, интрацитоплазматическая инъекция сперматозоидов (ИКСИ), перенос> 1 эмбриона. (для материнских исходов) и пола ребенка, нерожания, HDP, осложнений, связанных с плацентой, курения во время беременности и гестационного диабета (для неонатальных исходов).

Для сравнения ответов на опрос и подтвержденных диагнозов мы указываем разницу в распространенности. Функция Каппа Коэна использовалась для расчета соответствия между ответами на опрос и подтвержденными диагнозами.

Выводная статистика используется в описательной манере. Согласно подходу Фишера значения p интерпретируются как метрическая мера свидетельства против соответствующей нулевой гипотезы. Таким образом, не определялся глобальный уровень значимости и не применялась поправка на множественность.Однако значения p <0,05 считались статистически значимыми. Все анализы были выполнены с использованием программного обеспечения SPSS, версии 26 и 27.

Результаты

Участников

В период с 1997 по 2019 год во всех трех участвующих клиниках по лечению бесплодия было проведено 8 700 FET. Это привело к 1131 задокументированному рождению живого ребенка. Из этой группы 260 женщин были исключены из-за многоплодия и 24 из-за отсутствия контактных данных. Когорта контактированных людей насчитывала 847 человек, из которых 612 были исключены из-за неудачного контакта, отказа от участия или отсутствия ответа на опрос.Среди 235 завершенных опросов и информированного согласия, частично включающего информацию о различных беременностях, было получено 238 подходящих беременностей. В 56 случаях нам не удалось получить доступ к медицинским записям участников. Конечное число одноплодных живорождений после FET с аутологичными ооцитами, включенными в исследование, составило 182, из которых 114 (62,6%) были выполнены в отсутствие CL (запрограммированные циклы FET) и 68 в присутствии CL [22 (12,1%). %) в циклах естественного полевого транзистора и 46 (25,3%) в циклах стимулированного полевого транзистора].Эти данные представлены на блок-схеме исследования (дополнительный рисунок 1).

По классификации клиник по лечению бесплодия, 43 (23,6%) участников лечились в центре 1, 107 (58,8%) в центре 2 и 32 (17,6%) в центре 3. Показатели ответов участников на опрос значительно различались. между тремя клиниками репродуктивной медицины — 82,1% ответов пациентов, перенесших перенос эмбрионов в центре 1, 69,4% в центре 3 и 60,3% в центре 2 ( p = 0,006).

Исходные данные и характеристики истории болезни

В таблице 1 представлены исходные данные и характеристики анамнеза участников. Такие характеристики, как возраст, индекс массы тела (ИМТ), равенство, этническая принадлежность участников и партнеров, курение и употребление алкоголя во время беременности, история HDP во время предыдущих беременностей и ранее существовавшие сопутствующие заболевания были сопоставимы между обеими группами. В когорте 0 CL мужское бесплодие возникало чаще, в то время как в группе ≥1 CL большее количество участников испытали повторную потерю беременности или было перенесено более одного эмбриона.

Таблица 1 . Исходные данные и характеристики истории болезни a .

Исходы по материнской линии

После внесения поправок на возможные искажающие факторы, FET в отсутствие CL был связан с более высоким риском HDP (aOR 5,56, 95% CI, 1,12–27,72) по сравнению с FET с CL. Не было различий в частоте послеродового кровотечения, связанных с плацентой осложнений, гестационного диабета и частоты кесарева сечения (Таблица 2) или в частоте подтипов преэклампсии в отношении начала и тяжести заболевания (Таблица 3).

Таблица 2 . Материнские исходы одноплодных родов после переноса замороженных-размороженных эмбрионов при отсутствии (0 CL) или наличии (≥ 1 CL) желтого тела a .

Таблица 3 . Подтипы преэклампсии при одноплодных родах после переноса замороженных-размороженных эмбрионов в отсутствие (0 CL) или при наличии (≥ 1 CL) желтого тела a .

Неонатальные исходы

Не было различий в исходах новорожденных в отношении преждевременных родов, низкой и очень низкой массы тела при рождении, макросомии, массы тела при рождении SGA, массы тела при рождении LGA, неонатальной заболеваемости, поступления в отделение интенсивной терапии или отделения интенсивной терапии и серьезных врожденных дефектов между двумя когортами (таблица 4).Новорожденные, зачатые в отсутствие КЛ, были в среднем на 183 г тяжелее по сравнению с новорожденными при наличии КЛ (3510 г ± 608 г против 3327,5 г ± 735 г; p = 0,03). То же самое относится к процентилю массы тела при рождении со средней разницей 9, представляя более высокие значения для детей, рожденных в когорте 0 CL, по сравнению с детьми, рожденными в группе ≥ 1 CL (51,5 ± 41% против 42,5 ± 42%, p = 0,02) (таблица 4). После корректировки на возможные факторы, влияющие на факторы, отсутствие CL было значимым предиктором более высокой массы тела при рождении (скорректированный коэффициент B 179.74, 95% ДИ 13,03 — 346,44) и более высокие процентили массы тела при рождении (скорректированный коэффициент B 10,23, 95% ДИ, 2,28 — 18,40) (Таблица 5). На рисунке 1 показаны значения массы тела при рождении, построенные на контрольных кривых массы тела при рождении здорового населения Германии с поправкой на гестационную неделю и пол (31). В субанализе процентили веса при рождении и веса при рождении были выше у новорожденных женского пола, но не новорожденного мужского пола в когорте 0 CL, чем в когорте ≥1 CL ( p = 0,02) (Таблица 4). Женский пол был значимым предиктором более высокой массы тела при рождении (скорректированный коэффициент B 267.35, 95% ДИ 53,64–481,07) и более высокие процентили массы тела при рождении (скорректированный коэффициент B 17,85, 95% ДИ 5,90–29,80) в когорте 0 CL по сравнению с когортой ≥1 CL (таблица 6).

Таблица 4 . Неонатальные исходы при одноплодных родах после переноса замороженных-размороженных эмбрионов при отсутствии (0 CL) или наличии (≥ 1 CL) желтого тела a .

Таблица 5 . Неонатальный исход (приблизительный и скорректированный коэффициент B) для одиночных родов после переноса замороженных-размороженных эмбрионов в отсутствие ( n = 114) или присутствия ( n = 68) желтого тела.

Рисунок 1 . График массы тела при рождении новорожденных мужского и женского пола в зависимости от гестационной недели для переноса замороженных-размороженных эмбрионов при отсутствии (0 CL) или наличии (≥ 1 CL) желтого тела на немецких кривых нормальности.

Таблица 6 . Процентили массы тела при рождении и массы тела при рождении (общий и скорректированный коэффициент B) для одноплодных мужских и женских родов после переноса замороженных-оттаявших эмбрионов в отсутствие ( n = 114) или при наличии ( n = 68) желтого тела.

Сравнение ответов на опросы и подтвержденных диагнозов

В опрос были включены вопросы об осложнениях во время индексной беременности, например, возникновении гипертонии, преэклампсии, HELLP-синдрома, гестационного диабета или преждевременных родов. Согласно анкете, у 15 участников (8,2%) была диагностирована гипертензия во время беременности, у семи участников (3,8%) с преэклампсией, у пяти участников (2,7%) с HELLP-синдромом, у 19 участников (10,4%) участников с гестационным диабетом, 24 участники (13.2%) с преждевременными родами и 123 участника (67,6%) без ни одного из пяти диагнозов. Наибольшая разница в распространенности ответов на опрос и подтвержденного диагноза наблюдалась для гестационного диабета (1,7%) и отсутствия пяти диагнозов (-1,6%). Различия между ответами на опрос и подтвержденными диагнозами были минимальными для гипертонии (1,1%), преэклампсии (-0,6%), HELLP-синдрома (0,5%) и преждевременных родов (1,1%).

При сравнении ответов на опрос и подтвержденных диагнозов почти полное совпадение (Каппа Коэна) наблюдалось для преэклампсии (0.93), HELLP-синдром (0,87), гестационный диабет (0,92) и преждевременные роды (0,87). Согласие было справедливым с точки зрения гипертонии (0,38) и существенным с точки зрения отсутствия пяти диагнозов (0,80). Десять участников (16,9%) сообщили, что у них не было диагностировано одно из пяти осложнений, хотя мы обнаружили по крайней мере один из диагнозов в медицинских записях этих участников. Для получения дополнительной информации см. Таблицу 7.

Таблица 7 . Сравнение осложнений между ответами на опрос и подтвержденным диагнозом при рождении одиночного ребенка после переноса замороженных-размороженных эмбрионов.

Обсуждение

В нашем исследовании оценивалось влияние отсутствия CL в циклах FET на акушерские и неонатальные исходы в немецкой когорте, которая включала одиночные роды. Мы подтвердили более высокий риск развития HDP после FET без CL по сравнению с FET с наличием CL. Кроме того, процентили веса при рождении и веса при рождении были выше у детей, рожденных после зачатия без CL, по сравнению с детьми, рожденными после зачатия, у которых развивалась CL. Отсутствие CL было предиктором более высокого веса при рождении и процентилей веса при рождении, особенно у новорожденных девочек.

В Кокрановском обзоре, опубликованном в 2017 году, сделан вывод об отсутствии четких доказательств того, что один протокол FET превосходит другой в отношении результатов клинической эффективности (32). Следовательно, решение, какой протокол выбрать, часто в основном зависит от предпочтений врача. Благодаря гибкому планированию, большое количество циклов полевого транзистора в настоящее время выполняется в режиме запрограммированного цикла.

Однако более поздние исследования показывают лучшие результаты в отношении клинических (19, 33–37), текущих (19, 33, 38–40) и живорождений (18, 19, 33, 34, 36–38, 40–40). 43) скорости в (модифицированных) естественных или стимулированных циклах полевого транзистора по сравнению с циклами, выполняемыми в искусственных условиях.Тем не менее, эти данные получены из разных популяций и качества, в основном из ретроспективных наблюдательных исследований, что требует осторожности при составлении выводов для клинической практики.

Вазоактивные продукты CL, которые присутствуют в (модифицированных) естественных и стимулированных циклах FET, имеют большое значение в адаптивных процессах кровообращения у матери на ранних сроках беременности. Недавние результаты показывают, что недостаток релаксина-2, как описано у пациентов с недостаточным развитием ХЛ (44), приводит к ослаблению повышения эластичности центральной артерии и более высокому риску преэклампсии (3).Наши результаты подтверждают эти данные, хотя наш первичный результат также включает HELLP-синдром и гестационную гипертензию в дополнение к преэклампсии в качестве одного итогового результата, так что эти модели нельзя полностью сопоставить. Однако, согласно нашей гипотезе, на частоту возникновения HDP в целом может повлиять отсутствие CL как следствие аналогичной патофизиологии, что демонстрируется тем фактом, что преэклампсия обычно определяется как новое начало или ухудшение гипертонии во время беременности (45), подразумевая, что гестационная гипертензия часто выступает в качестве предварительного условия.Следовательно, до 35% пациенток с гестационной гипертензией заболевают преэклампсией (46). Наши выводы о повышенном риске развития HDP согласуются с растущим объемом доказательств, накопленных в основном в обсервационных исследованиях, изучающих влияние различных протоколов FET на исходы у матери и новорожденного (15, 16, 20, 47–51).

Предыдущие исследования сообщают о более частом возникновении младенцев LGA и макросомии после запрограммированных циклов FET (16, 43, 48), в то время как мы обнаружили более высокий процентиль веса при рождении и веса при рождении после FET с отсутствием CL, а также отсутствие CL в качестве важного предиктора более высокого веса при рождении. и процентили массы тела при рождении.

Возможное объяснение нашего открытия — более низкий уровень эстрадиола во время подготовки FET по сравнению с циклами, включающими присутствие CL. В частности, в случае стимулированных циклов FET стимуляция яичников может привести к супрафизиологическому уровню эстрадиола (52). Несколько исследований показывают, что существует связь между этой специфической гормональной средой матери и более низким весом при рождении по сравнению с запрограммированными циклами FET (52–55). Кроме того, CL отображает основной источник эстрогена на ранних сроках беременности до тех пор, пока плацента не начнет выделять гормон примерно с девятой недели гестации (56), что демонстрирует еще одну причину более низких уровней эстрадиола у FET без CL.Обнаружение различий не только в весе при рождении, но и в процентилях веса при рождении с той же тенденцией к более высоким значениям в когорте 0 CL означает, что гестационный возраст при рождении не играет роли в этом исходе, но различия должны определяться другими факторами. В нашем исследовании женский пол был предиктором более высокого веса при рождении и процентиля веса при рождении в когорте 0 CL, что не было описано ранее. В последние годы несколько исследований показывают, что биологические различия между полами очевидны уже на ранних сроках беременности, включая различную экспрессию плацентарных генов, белков и микроРНК в неблагоприятных условиях (57).Другие отчеты привлекают внимание к дополнительным параметрам, которые могут повлиять на массу тела при рождении при беременностях с АРТ, такими как in vitro культура (58), перенос одного эмбриона (59), ИМТ отца (60) и толщина эндометрия (61), от некоторые из этих факторов не были включены в наше исследование. Однако O’Neill et al. сообщили, что хорошо известный связанный с полом дифференцированный рост после спонтанных зачатий очевиден, но не преувеличен при зачатиях после лечения ЭКО (62). Поэтому наше наблюдение зависимой от пола разницы в весе при рождении представляет особый интерес, а гипотеза о том, что отсутствие продуктов CL может способствовать более высокому весу при рождении у потомства женского пола, требует дальнейшего изучения.

Наше исследование не смогло продемонстрировать значительную разницу в частоте послеродовых кровотечений и связанных с плацентой осложнений между обеими группами, вероятно, из-за небольшого размера выборки. Однако в последнее время накопились исследования, подтверждающие связь между этими исходами и отсутствием КЛ (15, 16, 43). Поскольку приросшая плацента, а также аналогичные аномалии плаценты в основном возникают из-за недостаточности децидуализации, аномальной плацентации и васкуляризации, а также оксигенации тканей (63), отсутствие ХЛ может иметь аналогичную патофизиологическую последовательность, только с другим первичным запускающим событием, которое могло бы быть отсутствие критически важных продуктов CL в этом сценарии.Прогестерон регулирует предцидуализацию и децидуализацию, позволяя эндометрию преобразовываться в сильно васкуляризованную форму, что, опять же, является требованием для физиологической имплантации и процесса плацентации (64). Эстроген, релаксин и фактор роста эндотелия сосудов, среди других продуктов ХЛ, также вносят свой вклад в эти хорошо функционирующие процессы (21, 23, 27, 65). Следовательно, возможно, что отсутствие ХЛ может способствовать более высокому уровню осложнений, связанных с плацентой. Такие аномалии, как приросшая плацента, обычно соответствуют более высокой частоте послеродовых кровотечений (66), которые также чаще возникают после зачатия с отсутствием ХЛ, как упоминалось выше.

Сильные стороны и ограничения

Наше исследование имеет ряд ограничений, включая относительно небольшой размер выборки и разные размеры когорт. Эти факторы затрудняют надежное отображение статистических корреляций, особенно потому, что некоторые исходы, которые мы проанализировали, уже случаются редко. Тот факт, что мы не обнаружили значительно более высоких рисков для определенных исходов между двумя когортами, может быть связан с этим обстоятельством, хотя, тем не менее, существует заметная тенденция к более высокой частоте возникновения некоторых неблагоприятных исходов в группе 0 CL.Небольшой размер выборки также отражается в частично широких доверительных интервалах.

Другой ограничивающий параметр отображает ретроспективность исследования с присущей ему систематической ошибкой воспоминаний, заставляя нас полагаться на правильность ранее существовавших данных. Однако по сравнению с другими наблюдательными и регистрационными исследованиями, которые основывались на непроверенной информации о пациентах, мы смогли включить надежную информацию о важных параметрах, извлеченных из медицинских записей, что позволило нам скорректировать соответствующие факторы, влияющие на исследуемые результаты.

Часто ретроспективный дизайн исследования связан с риском систематической ошибки отбора, что в случае нашего исследования будет иметь наибольшее значение, когда оно применяется к протоколу FET. Однако в двух из задействованных клиник репродуктивной медицины в основном использовался один протокол FET (например, 93,5% участников, получавших лечение в центре 2, получали протокол запрограммированного цикла, 97,7% участников в центре 1 получали лечение в рамках стимулируемых циклов), что сводило к минимуму риск систематическая ошибка выбора, которая возникает, когда, например, пациенты с СПКЯ очень часто получают полевой транзистор в запрограммированных циклах.В нашем исследовании диагноз СПКЯ / ановуляция был представлен одинаково в обеих когортах. Тем не менее, некоторые диагнозы бесплодия, такие как мужское бесплодие или повторяющаяся потеря беременности, показали значительную разницу в их распределении, что могло быть вызвано различными стандартами диагностических процедур клиник по лечению бесплодия. Кроме того, мы сосредоточили наш сбор данных на респондентах и ​​не анализировали характеристики не ответивших. Следовательно, мы не можем полностью гарантировать, что респонденты представляют собой репрезентативную выборку пациентов, и между этими группами могут существовать тонкие различия.

В нашем дизайне исследования рандомизация участников была невозможна, поэтому мы попытались уменьшить потенциальное влияние факторов, влияющих на исход, путем корректировок, сделанных в многофакторном регрессионном анализе.

Одной из сильных сторон нашего исследования является тот факт, что каждый первичный диагноз HDP проверялся вслепую опытным акушером. На этой основе были оценены значения анализов крови, образцов мочи и измерения артериального давления, которые были классифицированы по неделям беременности, что привело к точной и надежной классификации HDP.Во время этого процесса распределение когорт было слепым, что снизило риск систематической ошибки обнаружения. Проверка протокола цикла проводилась по той же схеме с оценкой приема лекарств каждым участником.

Кроме того, процент ответов участников варьировался от 82,1% от участников, ранее лечившихся в академическом центре, до 60,3% в одном из двух частных центров репродуктивной медицины. Эти показатели могли быть предвзятыми, возможно, из-за разной степени удовлетворенности лечением бесплодия или из-за того, что участники, проходившие лечение в двух центрах, имели менее личную связь с персоналом клиники репродуктивной медицины, которая отвечала за исследование и проводила его. набора, чем участников, которые проходили лечение бесплодия в этом учреждении.

Дополнительные вопросы касаются потенциальных связей между отсутствием ХЛ и более высокими показателями конкретных форм преэклампсии, например, преэклампсии с ранним началом (<34 недель беременности) и преэклампсии с тяжелыми проявлениями. В то время как одно предыдущее исследование предполагает, что отсутствие ХЛ было предиктором преэклампсии с тяжелыми проявлениями (3), это исследование не дает однозначных ответов о том, действительно ли отсутствие ХЛ оказывает значительное влияние на частоту возникновения этих подтипов, а также требует дальнейших исследований с более крупными размерами выборки.

Заключение

Мы сообщаем о более высоком риске HDP после FET при зачатиях без CL по сравнению с FET в циклах с присутствием CL. Кроме того, отсутствие CL было предиктором более высокого веса при рождении и процентилей веса при рождении. Наши результаты подтверждают существующие данные, предполагающие связь между отсутствием ХЛ и неблагоприятными исходами для матери, такими как HDP. На здоровье сердечно-сосудистой системы и физиологическую адаптацию матери во время беременности, вероятно, влияют вазоактивные продукты, выделяемые CL.Срочно необходимы дальнейшие исследования, сравнивающие преимущества и недостатки различных протоколов цикла FET, чтобы оценить, какое лечение связано с лучшим исходом для матери и новорожденного, предпочтительно с использованием рандомизированного дизайна исследования.

Заявление о доступности данных

Необработанные данные, подтверждающие выводы этой статьи, будут предоставлены авторами без излишних оговорок.

Заявление об этике

Исследования с участием людей были рассмотрены и одобрены этическим комитетом (институциональным наблюдательным советом) Ганноверской медицинской школы.Пациенты / участники предоставили письменное информированное согласие на участие в этом исследовании.

Авторские взносы

FW, LK и FV-H: сбор и интерпретация данных. FW, LK и YZ: анализ. FW и FV-H: составили проект для важного интеллектуального содержания. CS, DT, AC и TS: критически пересмотрены на предмет важного интеллектуального содержания. Все авторы одобрили версию для публикации, согласились нести ответственность за все аспекты работы, чтобы вопросы, связанные с точностью или целостностью любой части работы, были надлежащим образом исследованы и решены, и внесли существенный вклад в концепцию или дизайн. работы.

Финансирование

Это исследование было поддержано фондами Ганноверской медицинской школы, отделения акушерства и гинекологии.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Примечание издателя

Все утверждения, выраженные в этой статье, принадлежат исключительно авторам и не обязательно отражают претензии их дочерних организаций или издателей, редакторов и рецензентов.Любой продукт, который может быть оценен в этой статье, или заявление, которое может быть сделано его производителем, не подлежат гарантии или одобрению со стороны издателя.

Благодарности

Мы благодарим всех женщин за участие и родильные дома за поддержку сбора данных.

Дополнительные материалы

Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fmed.2021.727753/full#supplementary-material

Список литературы

1.Де Гейтер С., Винс С., Калхаз-Хорхе С., де Музон Дж., Ферраретти А.П., Купка М. и др. 20 лет реестру Европейского Консорциума по мониторингу ЭКО: что мы узнали? Сравнение с реестрами из двух других регионов. Репродукция Человека . (2020) 35: 2832–49. DOI: 10.1093 / humrep / deaa250

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

3. фон Версен-Хёйнк Ф., Шауб А.М., Чи Й-Й, Чиу К. Х., Лю Дж., Лингис М. и др. Повышенный риск преэклампсии и снижение соответствия аорты циклам оплодотворения in vitro при отсутствии желтого тела. Гипертония . (2019) 73: 640–9. DOI: 10.1161 / HYPERTENSIONAHA.118.12043

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

4. Исихара О. Влияние замороженного-размороженного переноса одной бластоцисты на исходы у матери и новорожденного: анализ 277 042 цикла переноса одного эмбриона с 2008 по 2010 год в Японии. Фертил Стерил . (2014) 101: 128–33. DOI: 10.1016 / j.fertnstert.2013.09.025

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

5.Люк Б. Беременность и исходы родов в парах с бесплодием с вспомогательными репродуктивными технологиями и без них: с акцентом на исследованиях населения США. Am J Obstet Gynecol . (2017) 217: 270–81. DOI: 10.1016 / j.ajog.2017.03.012

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

6. Махешвари А. Лучше ли перенос замороженных эмбрионов для матерей и младенцев? Может ли совокупный метаанализ дать окончательный ответ? Обновление Hum Reprod .(2018) 24: 35–58. DOI: 10.1093 / humupd / dmx031

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

7. Опдаль С. Риск гипертонических расстройств при беременности после вспомогательных репродуктивных технологий: когортное исследование из группы CoNARTaS. Репродукция Человека . (2015) 30: 1724–31. DOI: 10.1093 / humrep / dev090

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

9. Ша Т. Осложнения, связанные с беременностью, и перинатальные исходы в результате переноса криоконсервированных эмбрионов по сравнению со свежими эмбрионами in vitro, оплодотворение: метаанализ. Фертил Стерил . (2018) 109: 330–42.e9. DOI: 10.1016 / j.fertnstert.2017.10.019

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

10. Сайты С.К., Уилсон Д., Барски М., Берсон Д., Бернштейн И.М., Буле С. и др. Криоконсервация эмбрионов и риск преэклампсии. Фертил Стерил . (2017) 108: 784–90. DOI: 10.1016 / j.fertnstert.2017.08.035

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

11. Вертхаймер А., Хохберг А., Криспин Е., Сапир О., Бен-Харуш А., Альтман Е. и др.Перенос замороженных-размороженных эмбрионов является независимым фактором риска осложнений третьей стадии родов. Арочный гинеколь акушерский . (2021) 304: 531–7. DOI: 10.1007 / s00404-020-05935-2

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

12. Бернтсен С., Пинборг А. Большой гестационный возраст и макросомия у одиночек, рожденных после переноса замороженных / размороженных эмбрионов (FET) в вспомогательных репродуктивных технологиях (ART). Врожденные дефекты Res . (2018) 110: 630–43. DOI: 10.1002 / bdr2.1219

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

13. Terho AM, Pelkonen S, Opdahl S, Romundstad LB, Bergh C, Wennerholm UB и др. Высокая масса тела при рождении и большие для гестационного возраста у одиночных детей, рожденных после замораживания, по сравнению с переносом свежих эмбрионов, по неделям беременности: исследование Северного регистра, проведенное группой CoNARTaS. Репродукция Человека . (2021) 36: 1083–92. DOI: 10.1093 / humrep / deaa304

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

14.Веннергольм U-B, Хеннингсен A-KA, Romundstad LB, Bergh C, Pinborg A, Skjaerven R и др. Перинатальные исходы у детей, родившихся после переноса замороженных-размороженных эмбрионов: когортное исследование Северной Европы из группы CoNARTaS. Репродукция Человека . (2013) 28: 2545–53. DOI: 10.1093 / humrep / det272

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

15. Ассерхой Л.Л., Спангмоз А.Л., Аарис Хеннингсен А.К., Клаузен Т.Д., Зибе С., Йенсен Р.Б. и др. Неблагоприятные акушерские и перинатальные исходы у 1136 одноплодных беременностей, зачатых после запрограммированного переноса замороженных эмбрионов (FET), по сравнению с FET естественного цикла. Фертил Стерил . (2021) 115: 947–56. DOI: 10.1016 / j.fertnstert.2020.10.039

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

16. Гинстрём Эрнстад Э., Веннергольм У. Б., Хатиби А., Петцольд М., Берг К. Исход новорожденных и матери после переноса замороженных эмбрионов: повышенные риски в запрограммированных циклах. Am J Obstet Gynecol . (2019) 221: 126.e1–18. DOI: 10.1016 / j.ajog.2019.03.010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

17.Ван З, Лю Х, Сун Х, Ли Х, Цзян Дж, Шэн И и др. Повышенный риск преэклампсии после переноса замороженных-размороженных эмбрионов в циклах программирования. Фронт Мед-Лозанна . (2020) 7: 104. DOI: 10.3389 / fmed.2020.00104

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

18. Jing S, Li XF, Zhang S, Gong F, Lu G, Lin G. Увеличение числа осложнений беременности после переноса замороженных-размороженных эмбрионов во время искусственного цикла. J Assist Reprod Gen . (2019) 36: 925–33.DOI: 10.1007 / s10815-019-01420-1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

19. Lin J, Zhao J, Hao G, Tan J, Pan Y, Wang Z, et al. Материнские и неонатальные осложнения после цикла естественной и заместительной гормональной терапии для переноса замороженных одиночных бластоцист. Фронт Мед-Лозанна . (2020) 7: 338. DOI: 10.3389 / fmed.2020.00338

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

20. Махиджани Р., Бартельс С., Годивала П., Бартолуччи А., Нулсен Дж., Гроу Д. и др.Материнские и перинатальные исходы в запрограммированных и естественных циклах переноса бластоцисты витрифицированной-нагретой. Репродукция Биомед онлайн . (2020) 41: 300–8. DOI: 10.1016 / j.rbmo.2020.03.009

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

21. Сингх Б., Решке Л., Сегарс Дж., Бейкер В.Л. Перенос замороженных-размороженных эмбрионов: потенциальное значение желтого тела в предотвращении акушерских осложнений. Фертил Стерил . (2020) 113: 252–7. DOI: 10.1016 / j.fertnstert.2019.12.007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

22. Wiegel RE, Ян Дансер AH, Steegers-Theunissen RPM, Laven JSE, Willemsen SP, Baker VL, et al. Детерминанты материнской активации ренин-ангиотензин-альдостероновой системы на ранних сроках беременности: данные 2 когорт. Дж Клин Эндокр Метаб . (2020) 105: 3505–17. DOI: 10.1210 / clinem / dgaa582

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

23. Конрад КП.Доказательства нежелательных исходов беременности из желтого тела и эндометрия у женщин, зачатых с вспомогательной репродуктивной системой или без нее. Акушерский гинекологический диспансер N Am . (2020) 47: 163–81. DOI: 10.1016 / j.ogc.2019.10.011

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

24. Конрад К.П., Петерсен Дж.В., Чи И-И, Чжай Х, Ли М., Чиу К.-Х и др. Нарушение регуляции сердечно-сосудистой системы у матери на ранних сроках беременности после циклов оплодотворения in vitro циклов оплодотворения при отсутствии желтого тела. Гипертония . (2019) 74: 705–15. DOI: 10.1161 / HYPERTENSIONAHA.119.13015

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

26. von Versen-Höynck F, Häckl S, Selamet Tierney ES, Conrad KP, Baker VL, Winn VD. Состояние сосудов матери во время беременности и в послеродовом периоде после вспомогательной репродукции. Гипертония . (2020) 75: 549–60. DOI: 10.1161 / HYPERTENSIONAHA.119.13779

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

27.Маршалл С.А., Сенадира С.Н., Парри Л.Дж., Гирлинг Дж.Э. Роль релаксина в нормальной и аномальной функции матки во время менструального цикла и на ранних сроках беременности. Репродукция науки . (2017) 24: 342–54. DOI: 10.1177 / 157189

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

28. von Versen-Höynck F, Narasimhan P, Selamet Tierney ES, Martinez N, Conrad KP, Baker VL, et al. Отсутствие или чрезмерное количество желтого тела связано с изменением здоровья сосудов матери на ранних сроках беременности. Гипертония . (2019) 73: 680–90. DOI: 10.1161 / HYPERTENSIONAHA.118.12046

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

31. Voigt M. Methodische Aspekte der Berechnung von Normwertkurven für das Geburtsgewicht. Geburtshilfe Frauenheilkd . (2005) 65: 279–83. DOI: 10,1055 / с-2005-837528

CrossRef Полный текст | Google Scholar

33. Гуань И, Фань Х, Стьер А. К., Сяо З, Ли З, Чжан Дж. И др. измененный естественный цикл приводит к более высокому уровню живорождения при переносе витрифицированных-размороженных эмбрионов у женщин с регулярными менструациями. Сист Биол Репрод Мед . (2016) 62: 335–42. DOI: 10.1080 / 168.2016.1199064

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

34. Хуан П., Вэй Л., Ли X, Линь З. Модифицированный стимулированный чМГ: эффективный вариант подготовки эндометрия для переноса замороженных-размороженных эмбрионов у пациентов с нормальным менструальным циклом. Гинекол Эндокринол . (2018) 34: 772–4. DOI: 10.1080 / 090.2018.1460342

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

35.Орвието Р., Фельдман Н., Ланцберг Д., Манела Д., Зильберберг Е., Хаас Дж. Перенос замороженных-размороженных эмбрионов естественного цикла — можем ли мы улучшить результаты цикла? J Assist Reprod Gen . (2016) 33: 611–5. DOI: 10.1007 / s10815-016-0685-5

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

36. Тацуми Т., Джва С.К., Кувахара А., Ирахара М., Кубота Т., Сайто Х. Беременность и неонатальные исходы после использования летрозола в циклах переноса одного замороженного-размороженного эмбриона. Репродукция Человека .(2017) 32: 1244–8. DOI: 10.1093 / humrep / dex066

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

37. Wang B, Zhu Q, Wang Y. Исходы беременности после различных схем цикла для переноса замороженных-размороженных эмбрионов: ретроспективное исследование с использованием сопоставления оценок склонности. Фронт Мед-Лозанна . (2020) 7: 327. DOI: 10.3389 / fmed.2020.00327

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

38. Peigné M, Devouche E, Ferraretto X, Gricourt S, Luton D, Patrat C и др.Более высокая рождаемость при использовании стимулированного, а не искусственного цикла для переноса замороженных-размороженных эмбрионов. евро J Obstet Gyn R B . (2019) 243: 144–9. DOI: 10.1016 / j.ejogrb.2019.10.040

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

39. Ван А., Муругаппан Г., Корт Дж., Вестфаль Л. Замещение гормонов по сравнению с переносом естественного замороженного эмбриона для эуплоидных эмбрионов. Арочный гинеколь акушерский . (2019) 300: 1053–60. DOI: 10.1007 / s00404-019-05251-4

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

40.Чжан Дж., Лю Х., Ван И, Мао Х, Чен Кью, Фань И и др. Летрозол используется во время циклов переноса замороженных эмбрионов у женщин с синдромом поликистозных яичников. Фертил Стерил . (2019) 112: 371–7. DOI: 10.1016 / j.fertnstert.2019.04.014

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

41. Лю X, Ши В., Ши Дж. Перенос замороженных-размороженных эмбрионов естественного цикла у молодых женщин с регулярными менструальными циклами увеличивает частоту живорождений по сравнению с заместительной гормональной терапией: ретроспективное когортное исследование. Фертил Стерил . (2020) 113: 811–7. DOI: 10.1016 / j.fertnstert.2019.11.023

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

42. Мелник А.П., Сеттон Р., Стоун Л.Д., Перейра Н., Сюй К., Розенвакс З. и др. Замена одиночных замороженных-размороженных эуплоидных эмбрионов в естественном цикле у овуляторных женщин может увеличить частоту живорождения по сравнению с медикаментозными циклами у ановуляторных женщин. J Assist Reprod Gen . (2017) 34: 1325–31. DOI: 10.1007 / s10815-017-0983-6

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

43.Сайто К., Кувахара А., Исикава Т., Морисаки Н., Миядо М., Миядо К. и др. Методы подготовки эндометрия для переноса замороженных-размороженных эмбрионов связаны с измененными рисками гипертонических расстройств беременности, приращения плаценты и гестационного сахарного диабета. Репродукция Человека . (2019) 34: 1567–75. DOI: 10.1093 / humrep / dez079

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

44. von Versen-Höynck F, Strauch NK, Liu J, Chi Y-Y, Keller-Woods M, Conrad KP, et al.Влияние способа зачатия на концентрацию релаксина, креатинина и натрия в материнской сыворотке у бесплодной популяции. Репродукция науки . (2019) 26: 412–9. DOI: 10.1177 / 176792

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

47. Hu K-L, Zhang D, Li R. Подготовка эндометрия и перинатальные исходы у женщин, перенесших перенос одной бластоцисты в замороженных циклах. Фертил Стерил . (2021) 115: 1487–94. DOI: 10.1016 / j.fertnstert.2020.12.016

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

48. Ван Б., Чжан Дж, Чжу К., Ян Х, Ван Ю. Влияние различных режимов цикла для переноса замороженных эмбрионов на перинатальные исходы одиночных детей. Репродукция Человека . (2020) 35: 1612–22. DOI: 10.1093 / humrep / deaa093

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

49. Заат Т.Р., Бринк А.Дж., де Брюин Дж.П., Годдин М., Брукманс Ф.Дж., Колен Б.Дж. и др. Повышенные акушерские и неонатальные риски при искусственных циклах переноса замороженных эмбрионов? Репродукция Биомед онлайн .(2021) 42: 919–29. DOI: 10.1016 / j.rbmo.2021.01.015

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

50. Чжан Дж., Вэй М., Биан Х, Ву Л., Чжан С., Мао Х и др. Циклы переноса замороженных эмбрионов, вызванные летрозолом, связаны с более низким риском гипертензивных расстройств беременности у женщин с синдромом поликистозных яичников. Am J Obstet Gynecol . (2021) 225: 59.e1–9. DOI: 10.1016 / j.ajog.2021.01.024

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

51.Zong L, Liu P, Zhou L, Wei D, Ding L, Qin Y. Повышенный риск материнских и неонатальных осложнений в циклах заместительной гормональной терапии при переносе замороженных эмбрионов. Репрод Биол Эндокрин . (2020) 18:36. DOI: 10.1186 / s12958-020-00601-3

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

52. Цай Дж., Лю Л., Сюй И, Лю З., Цзян Х, Ли П и др. Супрафизиологический уровень эстрадиола в циклах стимуляции яичников влияет на вес новорожденных, рожденных в ходе последующих циклов замораживания-размораживания: ретроспективное исследование. BJOG-Int J Obstet GY . (2019) 126: 711–8. DOI: 10.1111 / 1471-0528.15606

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

53. Luo L, Jie H, Chen M, Zhang L, Xu Y. Дополнительные доказательства того, что супрафизиологический уровень эстрадиола во время стимуляции яичников влияет на вес при рождении: результаты переноса свежих и замороженных эмбрионов с сопоставимыми уровнями эстрадиола на триггере хорионического гонадотропина человека. Гинекол Эндокринол . (2020) 37: 422–7. DOI: 10.1080 / 090.2020.1811963

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

54. Tarlatzi T, Venetis C, Sassi A, Devreker F, Englert Y, Delbaere A. Более высокие уровни эстрадиола связаны с более низким весом новорожденного при рождении после переноса свежих и замороженных эмбрионов. Когортное исследование 3631 беременности с одноплодной ЭКО. Гинекол Эндокринол . (2021) 37: 618-623. DOI: 10.1080 / 090.2020.1827383

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

55.Zhang W, Ma Y, Xiong Y, Xiao X, Chen S, Wang X. Супрафизиологический сывороточный эстрадиол отрицательно влияет на массу тела при рождении при криоконсервированных переносах эмбрионов: ретроспективное когортное исследование. Репродукция Биомед онлайн . (2019) 39: 312–20. DOI: 10.1016 / j.rbmo.2019.04.015

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

56. Беркане Н., Лиер П., Удине Дж.П., Хертиг А., Лефевр Г., Плукино Н. и др. От беременности до преэклампсии: ключевая роль эстрогенов. Endocr Ред. .(2017) 38: 123–44. DOI: 10.1210 / er.2016-1065

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

58. Думулин Дж. К., Лэнд Дж. А., Ван Монфоорт А. П., Нелиссен Э. К., Кунен Е., Дерхааг Дж. Г. и др. Влияние культуры in vitro человеческих эмбрионов на массу новорожденных при рождении. Репродукция Человека . (2010) 25: 605–12. DOI: 10,1093 / humrep / dep456

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

59. Де Саттер П., Дельбэр И., Джеррис Дж., Верстрален Х., Гётгелук С., Ван дер Эльст Дж. И др.Вес при рождении одиночных эмбрионов после вспомогательной репродукции выше после переноса одного эмбриона, чем после переноса двух эмбрионов. Репродукция Человека . (2006) 21: 2633–7. DOI: 10.1093 / humrep / del247

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

60. Ма М., Чжан В., Чжан Дж., Лян З., Куанг Ю., Ван Ю. Влияние индекса массы тела отца на неонатальные исходы у одиночек после циклов переноса замороженных-размороженных эмбрионов: анализ 7 908 новорожденных-одиночек. Фертил Стерил .(2020) 113: 1215–23.e1. DOI: 10.1016 / j.fertnstert.2020.02.100

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

61. Чжан Дж., Лю Х., Мао Х, Чен Кью, Си Дж., Фань И и др. Влияние толщины эндометрия на массу тела при рождении в циклах переноса замороженных эмбрионов: анализ, включающий 6181 новорожденных-одиночек. Репродукция Человека . (2019) 34: 1707–15. DOI: 10.1093 / humrep / dez103

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

62. О’Нил КЕК.Связанные с полом различия в росте присутствуют, но не усиливаются при беременности с экстракорпоральным оплодотворением. Фертил Стерил . (2014) 101: 407–12. DOI: 10.1016 / j.fertnstert.2013.10.011

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

65. Молодой SL. Действие эстрогена и прогестерона на эндометрий: трансляционный подход к пониманию восприимчивости эндометрия. Репродукция Биомед онлайн . (2013) 27: 497–505. DOI: 10.1016 / j.rbmo.2013.06.010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

66.Консенсуса по акушерской помощи нет. 7 сводка: спектр приросшей плаценты. Акушерский гинекол . (2018) 132: 1519–21. DOI: 10.1097 / AOG.0000000000002984

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ассоциация между лечением бесплодия и риском рака у детей | Скрининг, Профилактика, Борьба с Раком | JAMA

Ключевые моменты

Вопрос Имеют ли дети, рожденные после приема определенных препаратов для лечения бесплодия и вспомогательных репродуктивных технологий, повышенный риск рака?

Выводы В этом ретроспективном когортном исследовании, в котором участвовало 1085172 ребенка, родившихся в Дании, риск детского рака для тех, кто родился после переноса замороженных эмбрионов, по сравнению с детьми, рожденными от фертильных женщин, был значительно увеличен (44.4 против 17,5 на 100 000 человеко-лет соответственно; коэффициент опасности 2,43). Не было значительного увеличения риска, связанного с использованием других вспомогательных репродуктивных технологий, включая экстракорпоральное оплодотворение, интрацитоплазматическую инъекцию спермы или гормональное лечение.

Значение Использование переноса замороженных эмбрионов было связано с небольшим, но статистически значимым повышением риска рака у детей.

Важность Все большее число детей во всем мире рождается после лечения бесплодия, хотя остается неясным, влияет ли лечение на риск детского рака и связаны ли наблюдаемые ассоциации с использованием конкретных лекарств, использованием определенных процедур или лежащее в основе бесплодие.

Объектив Изучить связь между различными видами лечения бесплодия и риском рака у детей.

Дизайн, обстановка и участники Ретроспективное когортное исследование, основанное на данных датского популяционного реестра и датской когорты бесплодия (привязка индивидуальных записей), в которое вошли 1085172 ребенка, родившихся в Дании в период с 1 января 1996 г. по 31 декабря 2012 г., связанных с информацией родителей. Всего было диагностировано онкологическое заболевание у 2217 детей (период наблюдения 1996-2015 гг.).

Открытия Лечение материнской бесплодия во время индексной беременности, включая использование препаратов для бесплодия (кломифен [n = 33835], гонадотропины [n = 57136], аналоги гонадотропин-рилизинг-гормона [n = 38653], хорионический гонадотропин человека [n = 68] 181], прогестерон [n = 41628] и эстроген [n = 16948]) и вспомогательные репродуктивные технологии (экстракорпоральное оплодотворение [n = 19448], внутрицитоплазматическая инъекция сперматозоидов [n = 13417] и перенос замороженных эмбрионов [ n = 3356]).Каждое воздействие исследовали отдельно и сравнивали с детьми, рожденными от фертильных женщин.

Основные результаты и мероприятия Различия в соотношении рисков и заболеваемости раком у детей.

Результаты После 12,2 миллиона человеко-лет наблюдения (в среднем 11,3 года) уровень заболеваемости детским раком составил 17,5 на 100000 для детей, рожденных от фертильных женщин (n =

1) и 44,4 на 100000 для детей, рожденных после использование переноса замороженных эмбрионов (n = 3356).По сравнению с детьми, рожденными от фертильных женщин, использование замороженных эмбрионов для переноса эмбрионов было связано с повышенным риском развития рака у детей (14 случаев рака; отношение рисков 2,43 [95% ДИ 1,44–4,11]; разница в уровне заболеваемости 26,9 [95%] ДИ от 2,8 до 51,0] на 100000), в основном из-за повышенного риска лейкемии (5 случаев рака; уровень заболеваемости 14,4 на 100000; отношение рисков 2,87 [95% ДИ от 1,19 до 6,93]; разница в уровне заболеваемости, 10,1 [95% ДИ, от -4,0 до 24,2] на 100000) и опухоли симпатической нервной системы (<5 случаев рака; отношение рисков 7.82 [95% ДИ от 2,47 до 24,70]). Статистически значимых ассоциаций с использованием других изученных видов лечения бесплодия выявлено не было.

Выводы и значимость Среди детей, рожденных в Дании, использование переноса замороженных эмбрионов по сравнению с детьми, рожденными от фертильных женщин, было связано с небольшим, но статистически значимым повышенным риском детского рака; эта связь не была обнаружена при использовании других изученных видов лечения бесплодия.

По оценкам, 8 миллионов детей родились после использования вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в период с 1978 по 2018 год. 1 В Дании, стране с одним из самых высоких в мире показателей АРТ, 2 9,8% всех детей были рождены. родился после лечения бесплодия в 2018 году. 3

Дети, рожденные после лечения бесплодия, имеют более высокий риск неблагоприятных перинатальных исходов, включая недоношенность, низкий вес при рождении и врожденные пороки развития 4 , 5 ; однако долгосрочные последствия для здоровья изучаются реже.Было высказано предположение, что использование лечения бесплодия увеличивает риск рака у детей, возможно, из-за эпигенетических изменений, вызванных использованием лекарств от бесплодия, АРТ или того и другого, 6 , что подтверждается обнаружением эпигенетических изменений в человеческие ооциты, эмбрионы, пуповинная кровь и плаценты. 7 , 8 Кроме того, неожиданно большая часть детей, зачатых после лечения бесплодия, рождаются с редкими нарушениями импринтинга из-за эпигенетических изменений. 8

В недавнем систематическом обзоре и метаанализе 29 исследований сообщалось о повышенном риске рака у детей, рожденных после лечения бесплодия. 9 Однако многие из включенных исследований были ограничены небольшим количеством выявленных случаев и возможной систематической ошибкой воспоминаний, и только несколько исследований 10 , 11 могли различить ассоциации с лечением и лежащим в основе бесплодием. Кроме того, только несколько исследований включали информацию о конкретных препаратах для лечения бесплодия 11 , 12 или конкретных лечебных процедурах 13 -15 с потенциальным дифференциальным воздействием на риск рака.Таким образом, остается неясным, связано ли лечение бесплодия с риском рака у детей и связаны ли какие-либо наблюдаемые ассоциации с использованием конкретных лекарств, процедур или лежащим в их основе бесплодием.

Риск рака среди детей, рожденных после лечения бесплодия, был исследован на большой общенациональной когорте детей, родившихся в Дании в период с 1996 по 2012 год, которая содержала подробную регистровую информацию о материнском бесплодии, препаратах для лечения бесплодия и АРТ.

Из датского медицинского реестра рождений, который содержит информацию обо всех рождениях в Дании с 1973 года, 16 , 17 мы идентифицировали всех детей, родившихся живыми в Дании в период с 1 января 1996 года по 31 декабря 2012 года, а также их родителей. Дети исключались из когорты, если (1) отсутствовала информация о поле, материнском возрасте при рождении или множественности; (2) отсутствовали или были недостоверны данные о сроке беременности; или (3) они умерли в тот же день, что и родились.Уникальный личный идентификационный номер, присвоенный всем жителям Дании, позволил нам связать индивидуальную информацию о детях и их родителях с общенациональными регистрами и когортами для выявления проблем материнской фертильности, использования матерями методов лечения бесплодия, случаев и типов рака и т. Д. Информация.

Жизненный статус (дата эмиграции и смерти), год рождения, пол и возраст родителей при рождении были определены в Датской системе регистрации актов гражданского состояния, а уровень образования родителей был получен Статистическим управлением Дании, которое является учреждением, которое ведет социальные и демографические реестры. .Оба эти источника основаны на административных данных и считаются очень надежными. 18 , 19 Информация о порядке рождения, массе при рождении, сроке беременности, множественности и курении матери была получена из Датского медицинского регистра родов. Основная информация в реестре, такая как идентификация матери по родству, рождению, сроку беременности и весу при рождении, практически полная и имеет высокую достоверность (например, информация о сроке беременности точна в течение 1 недели для 87% записей) 16 , потому что некоторая информация берется непосредственно из Датской системы регистрации актов гражданского состояния, а другую информацию необходимо сообщать после доставки. 17 Исследование было одобрено Датским советом данных по здравоохранению. Согласно датскому законодательству, нет необходимости запрашивать информированное согласие участников на исследования, основанные на связывании данных.

Статус материнской фертильности и лечение бесплодия

Чтобы определить статус материнской фертильности и использование лечения бесплодия, мы связали исследуемую когорту с датской когортой бесплодия, которая включает информацию из Датского национального реестра пациентов, 20 Датского национального регистра ЭКО [экстракорпоральное оплодотворение], 21 Датский национальный реестр рецептов, 22 и местные электронные базы данных, включающие практически всех женщин в Дании, прошедших обследование на предмет нарушений фертильности в период с 1963 по 2012 год (eTable 1 в Приложении).Датский национальный реестр ЭКО, который содержит обязательную информацию (включая информацию о препаратах для лечения бесплодия) обо всех видах лечения с использованием АРТ в Дании с 1 января 1994 г. (и внутриматочного оплодотворения с 2006 г.), использовался для идентификации детей, родившихся в период с 1995 по 2012 гг. ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВО. Датский национальный реестр ЭКО и Датский национальный реестр рецептурных препаратов, который содержит информацию обо всех рецептурных лекарствах, продаваемых в датских аптеках с 1 января 1995 года, использовались для выявления употребления лекарств от бесплодия матерями в период с 1995 по 2012 год (таблица 1 в Приложении).

Дату зачатия каждого ребенка в когорте оценивали путем вычитания гестационного возраста из даты рождения и добавления 14 дней. Мы определили детей, зачатых в течение 14 дней после даты лечения, зарегистрированной в Датском национальном регистре ЭКО, как детей, родившихся после использования АРТ (от 14 дней до зачатия до 14 дней после), тогда как более длительный период времени (от 14 дней до зачатия до 16 недель после него). ) использовался для выявления использования препаратов для лечения бесплодия во время индексной беременности, поскольку препараты для лечения бесплодия можно применять на протяжении нескольких недель беременности.Для препаратов для лечения бесплодия, указанных в Датском национальном реестре рецептов, мы определили лечение во время индексной беременности как рецепты, выписанные за период от 12 недель до зачатия до 16 недель после зачатия, поскольку препараты для лечения бесплодия могут быть прописаны в течение 3 месяцев.

Дети с онкологическими заболеваниями (диагностированные до достижения 20-летнего возраста) были идентифицированы с помощью Датского онкологического реестра, общенационального реестра всех случаев рака, диагностированных в Дании с 1943 года.Этот реестр оценивается как полнота от 95% до 98% и содержит информацию об основных диагностических группах с точностью до 99%. 23 , 24

Дети внесли рисковое время с даты их рождения до постановки диагноза рака, цензуры (смерть, эмиграция или 20-летие) или 31 декабря 2015 г., в зависимости от того, что произошло раньше. Модели пропорциональных рисков Кокса использовались для оценки соотношений рисков (HR) и 95% доверительных интервалов для любого типа рака, а также для лейкемии, лимфомы, опухолей симпатической нервной системы, новообразований центральной нервной системы и всех других типов рака.Во все анализы был включен первый диагностированный тип рака у большинства детей. Однако у 5 детей было диагностировано 2 типа первичного рака в один и тот же день, и они были учтены в анализах для обоих типов рака.

Риск рака у детей оценивался в соответствии с: (1) проблемами материнской фертильности во время индексной беременности или до нее, (2) любым использованием лечения бесплодия во время индексной беременности, (3) любым использованием препаратов для лечения бесплодия во время индексной беременности ( кломифен, гонадотропины [менопаузальные гонадотропины человека и фолликулостимулирующий гормон], аналоги гонадотропин-рилизинг гормона, хорионический гонадотропин человека, прогестерон, эстроген и другие или неуточненные препараты отдельно) и (4) любое использование АРТ во время основной беременности (ЭКО , интрацитоплазматическая инъекция сперматозоидов, перенос замороженных эмбрионов и другие или неуточненные процедуры) по сравнению с детьми, рожденными от фертильных женщин.

Каждая экспозиция исследовалась отдельно. Типы использования АРТ являются взаимоисключающими (т. Е. В сумме до 100%), в то время как типы использования препаратов для лечения бесплодия не исключают друг друга, поскольку в течение одного цикла лечения (с использованием АРТ или без нее) могут использоваться несколько разных гормонов. Был проведен тест частичного правдоподобия, чтобы определить, были ли 4 лечения АРТ статистически значимыми. Чтобы оценить, могут ли ассоциации быть объяснены лежащим в основе бесплодием, были также проведены анализы, в которых сравнивались дети, рожденные женщинами, нуждающимися в помощи по бесплодию (без лечения во время индексной беременности).

Достигнутый возраст детей использовался в качестве основной временной шкалы, а год рождения (5-летние интервалы) был включен в качестве априорного фактора, влияющего на все модели. Другие потенциально мешающие факторы, включая очередность рождения (первенец или рожденный ≥ второй), курение матери во время беременности (да или нет), возраст матери и отца при рождении (<30, 30-34 или> 34 лет), уровень образования матери и отца. (базовый, профессиональный или высший) и материнский рак (да или нет) были исследованы на предмет их влияния на связь между материнским бесплодием и раком путем полного анализа случая (т. е. исключения детей с недостающей информацией для любого из потенциальных факторов, влияющих на ситуацию) и путем множественного вменения ковариант с использованием полностью условной спецификации для переменных с пропущенными значениями. 25

Только год рождения (без пропущенных значений) был включен в дальнейший анализ, поскольку ни один из других факторов не изменил оценку риска более чем на 10%. Пол и отдельные перинатальные факторы (масса тела при рождении [<2500, 2500-4500 или> 4500 г], срок беременности [<37, 37-43 или> 43 недель] и множественность [да или нет]) были включены в отдельные модели априори определили возможные промежуточные факторы.

Мы оценили допущение о пропорциональных рисках графически на основе масштабированных остатков по Шенфельду и не обнаружили никаких нарушений.Чтобы устранить возможность неизмеримого искажения результатов при объяснении результатов, был проведен апостериорный анализ E-значения для связи между использованием переноса замороженных эмбрионов и любым типом рака. 26 Кроме того, был проведен апостериорный анализ связи между различными методами лечения бесплодия и любым типом рака, с учетом эффекта кластеризации братьев и сестер с использованием надежных стандартных ошибок для учета корреляции между братьями и сестрами. Поскольку влияние одноуровневой кластеризации не повлияло на выводы, оценки приводятся без учета одноуровневых кластеров.

Скорректированные коэффициенты заболеваемости (случаев на 100000 человеко-лет) и различия в уровне заболеваемости (уровни заболеваемости у подвергшихся воздействию детей минус уровни заболеваемости у детей, не подвергавшихся воздействию) с 95% доверительным интервалом были рассчитаны с использованием регрессии Пуассона. Все значения P были двусторонними, и был применен уровень значимости 0,05. Поскольку корректировка для множественных сравнений не производилась, результаты следует рассматривать как предварительные, учитывая большое количество сравниваемых подгрупп.Все анализы были выполнены с использованием версии 3.2.3 пакета R Survival (R Foundation for Statistical Computing).

В период с 1996 по 2015 год 1085172 детей, включенных в исследование, набрали 12,2 миллиона человеко-лет наблюдения (в среднем 11,3 года; электронная диаграмма в Приложении). За этот период рак был диагностирован у 2217 детей; 648 с лейкемией (29,2%), 242 с лимфомой (10,9%), 541 с новообразованиями центральной нервной системы (24.3%), 130 с опухолями симпатической нервной системы (5,9%) и 661 с другими видами рака (29,7%). Большинство детей (83,9%; n =

1) родились от фертильных женщин, тогда как 16,1% (n = 174881) родились от женщин, нуждающихся в помощи по фертильности; из которых 51,5% (n = 89981) родились после лечения бесплодия, а 48,5% (84900) родились без лечения бесплодия.

Характеристики исследуемой когорты по статусу материнской фертильности и лечению во время индексной беременности представлены в таблице 1.По сравнению с детьми, рожденными от фертильных женщин, дети, рожденные женщинами, получавшими АРТ или препараты для лечения бесплодия во время индексной беременности, чаще рождались в более поздние календарные годы, имели более низкий вес при рождении и гестационный возраст, были частью многоплодных родов, были первенцами, их матери не курили во время беременности, а их родители были старше и имели более высокий уровень образования. Характеристики исследуемой когорты по типу АРТ приведены в таблице 2 Приложения.

Материнское бесплодие не было статистически значимо связано с риском любого типа рака у детей; был 341 случай рака у детей, а уровень заболеваемости раком составил 17.6 на 100000 у женщин с бесплодием по сравнению с 17,5 на 100000 у фертильных женщин (ОР 1,02 [95% ДИ, 0,91–1,15]; разница в уровне заболеваемости, 0,1 [95% ДИ, от -2,0 до 2,2] на 100000; таблица 2). Не было обнаружено статистически значимой связи между использованием любого типа лечения бесплодия и риском любого типа рака у детей; было 178 случаев рака, а уровень заболеваемости раком составил 17,8 на 100000 (ОР 1,03 [95% ДИ, 0,88–1,20]; разница в уровне заболеваемости, 0,3 [95% ДИ, от –2,5 до 3,2] на 100000).

Не было обнаружено статистически значимой связи между использованием каких-либо препаратов для лечения бесплодия и риском любого типа рака у детей; было 173 случая рака, и уровень заболеваемости раком составил 17,4 на 100000 (ОР, 1,01 [95% ДИ, 0,86–1,18]; разница в уровне заболеваемости, –0,1 [95% ДИ, –2,9–2,8] на 100000). Не было обнаружено статистически значимой связи между использованием любого типа АРТ и риском любого типа рака у детей; было менее 90 случаев рака, а уровень заболеваемости раком составил 21.0 на 100000 (HR, 1,20 [95% ДИ, от 0,96 до 1,49]; разница в уровне заболеваемости, 3,5 [95% ДИ, от -1,2 до 8,2] на 100000).

Кроме того, не наблюдалось статистически значимой связи с использованием конкретных препаратов для лечения бесплодия. Тест частичного правдоподобия был статистически значимым ( P = 0,04), указывая на то, что лечение с использованием АРТ оказывало различное воздействие на рак. Использование ЭКО или интрацитоплазматической инъекции сперматозоидов во время индексной беременности не было статистически значимо связано с раком у детей.Напротив, по сравнению с детьми, рожденными от фертильных женщин, риск рака увеличился у детей, рожденных после использования замороженного переноса эмбрионов; было 14 случаев рака, и уровень заболеваемости раком составил 44,4 на 100000 (ОР 2,43 [95% ДИ, 1,44–4,11]; разница в уровне заболеваемости, 26,9 [95% ДИ, 2,8–51,0] на 100000). Постфактум расчеты E-value показали, что для того, чтобы этот результат можно было объяснить неизвестным вмешивающимся фактором, вмешивающийся фактор должен быть связан как с воздействием, так и с исходом с коэффициентом риска не менее 4.29.

Риск лейкемии, лимфомы, новообразований центральной нервной системы, опухолей симпатической нервной системы и других видов рака не был статистически значимо связан с материнским бесплодием или использованием любого типа лечения бесплодия, препаратов для лечения бесплодия, ЭКО или интрацитоплазматической инъекции сперматозоидов во время индекс беременности по сравнению с детьми, рожденными от фертильных женщин (таблицы 3-5 в Приложении). Однако у детей, рожденных после переноса замороженных эмбрионов, был статистически значимо более высокий риск лейкемии (5 случаев; частота встречаемости составила 14.4 на 100000; HR 2,87 [95% ДИ 1,19-6,93]; Разница в частоте встречаемости, 10,1 [95% ДИ, от –4,0 до 24,2] на 100000) и опухолями симпатической нервной системы (<5 случаев; ОР, 7,82 [95% ДИ, 2,47–24,70]), чем у детей, рожденных от фертильных женщин.

Только незначительные изменения наблюдались при включении в анализ половых и перинатальных факторов (таблица 6 в Приложении), когда в качестве контрольной группы вместо детей использовались дети, рожденные от женщин, нуждающихся в помощи по бесплодию (без лечения во время индексной беременности). рождены от фертильных женщин (таблица 7-10 в Приложении), и когда учитывалась кластеризация братьев и сестер (таблица 11 в Приложении).

В этом крупном общенациональном датском когортном исследовании, основанном на регистрах, не было обнаружено статистически значимой связи между использованием какого-либо лечения бесплодия, любых препаратов для лечения бесплодия, ЭКО или интрацитоплазматической инъекции сперматозоидов и раком у детей; однако дети, рожденные после переноса замороженных эмбрионов, подвергались повышенному риску, в основном из-за повышенного риска лейкемии и опухолей симпатической нервной системы.

Недавний систематический обзор и метаанализ 9 по использованию любого типа лечения бесплодия (включая перенос замороженных эмбрионов) выявил повышенный риск любого типа рака и лейкемии у детей, рожденных после лечения бесплодия.В отличие от результатов предыдущего метаанализа, 6 последний метаанализ 9 не обнаружил статистически значимой связи между лечением бесплодия и развитием опухолей симпатической нервной системы, что может быть связано с различиям в включенных исследованиях.

Только 4 исследования сообщили о связи между использованием переноса замороженных эмбрионов и раком у детей. 13 , 14,27 , 28 На основе нескольких открытых случаев 3 из этих исследований не обнаружили статистически значимых связей с использованием переноса замороженных эмбрионов. 13 , 14,28 Однако в одном исследовании 28 сообщалось о повышенном ЧСС для любого типа рака (ЧСС, 1,80 [95% ДИ, 0,65-4,95]), а в другом исследовании 13 сообщалось о повышенном ЧСС для гепатобластома (HR, 5,24 [95% ДИ, 0,13–29,21]). Крупнейшее на сегодняшний день исследование не обнаружило статистически значимой связи между использованием переноса замороженных эмбрионов и любым типом рака. 27 Однако это исследование было ограничено короткой продолжительностью последующего наблюдения (в среднем <5 лет), отсутствием наблюдения и неполной связью с лечением материнского бесплодия и раком, что могло привести к недооценке связи.Ни одно из предыдущих исследований не изучало заболеваемость лейкемией и опухолями симпатической нервной системы среди детей, рожденных после переноса замороженных эмбрионов.

Дети, рожденные после переноса замороженных эмбрионов, имеют более высокий риск быть крупными для гестационного возраста и иметь более высокий средний вес при рождении, чем дети, рожденные после переноса свежих эмбрионов. 5 Это говорит о том, что методы криоконсервации вызывают изменения в развивающемся эмбрионе, потенциально влияя на внутриутробный рост.Чрезмерный рост плода был связан с повышенным риском рака у детей, и в качестве возможного объяснения были предложены эпигенетические изменения. 29 В настоящем исследовании наблюдались лишь незначительные изменения в оценках после поправки на перинатальные факторы; следовательно, обнаруженные ассоциации вряд ли можно объяснить увеличением массы тела при рождении. Перенос замороженных эмбрионов отличается от переноса свежих эмбрионов из-за замораживания и оттаивания эмбрионов, использования криопротекторов и различных протоколов использования препаратов для лечения бесплодия.

Замораживание и оттаивание сами по себе, а также криопротекторы участвовали в эпигенетических изменениях в исследованиях на животных. 30 -32 В отличие от переноса свежих эмбрионов (исключая донорство яйцеклеток), перенос замороженных эмбрионов можно проводить в искусственных (введение только эстрогена и прогестерона) и спонтанных циклах. 33 Датское исследование обнаружило повышенный риск лейкемии и опухолей симпатической нервной системы у детей, рожденных после использования прогестерона во время лечения бесплодия 11 ; однако информации об использовании АРТ не было.Перенос замороженных эмбрионов — единственная процедура в Дании (за исключением донорства свежих яйцеклеток), в которой эстроген, признанный канцероген, является частью протокола лечения, а прогестерон, препарат, классифицируемый как «предположительно канцероген для человека», 34 используется примерно на 10 неделе беременности. 33 , 35 Хотя ни один из этих гормональных препаратов для лечения бесплодия не был связан с повышенным риском, продолжительность или время воздействия могут иметь решающее значение для эффекта.

Сильные стороны этого исследования включают связь на индивидуальном уровне с несколькими общенациональными регистрами населения, которые предоставили долгосрочные проспективные данные, а также ограниченную озабоченность относительно темпоральности, потери возможности последующего наблюдения и систематической ошибки отзыва. Кроме того, тот факт, что использование АРТ в Дании является бесплатным до 40 лет (для первого ребенка), снижает потенциальную предвзятость при выборе, связанную с доступом к медицинской помощи. Данные о воздействии и исходе, вероятно, действительны, поскольку информация о лечении бесплодия была основана на обязательном сообщении в Датский национальный регистр ЭКО и автоматической передаче информации из Датского национального регистра рецептов; кроме того, Датский регистр рака завершен.

Другие сильные стороны включают информацию на индивидуальном уровне по нескольким потенциальным искажающим факторам, общенациональный план для населения и большое количество человеко-лет и типов случаев рака. Кроме того, информация о детях, рожденных женщинами, которым требуется помощь в отношении бесплодия (без лечения во время индексной беременности), позволила оценить связь с лечением при минимизации потенциальных последствий лежащего в основе бесплодия. Однако основные причины бесплодия у женщин, нуждающихся в помощи по бесплодию (без лечения во время индексной беременности), могли быть менее серьезными или иными, чем у тех, кто прошел лечение.

Это исследование имеет несколько ограничений. Во-первых, детский рак встречается редко, поэтому для анализа подгрупп было доступно небольшое количество случаев, что ограничивает статистическую точность этих оценок, и поэтому результаты следует интерпретировать с осторожностью. В частности, данные по конкретным типам рака хрупкие.

Во-вторых, некоторые женщины могли не использовать прописанные препараты для лечения бесплодия или могли использовать их в другое время, что привело к некоторой недифференциальной ошибочной классификации и возможной недооценке ассоциаций, использующих препараты для лечения бесплодия.Однако влияние на результаты, вероятно, будет небольшим, потому что женщины, которые пытаются забеременеть, обычно привержены лечению.

В-третьих, были исследованы многие потенциальные искажающие факторы, и хотя почти не установлено факторов риска детского рака, нельзя исключать возможность неизвестного или остаточного искажения. Одним из потенциальных препятствий является диагноз бесплодия, которого нет в датской когорте бесплодия. Результаты использования переноса замороженных эмбрионов и общего риска рака у детей могут быть объяснены неизвестным вмешательством; однако неизвестный фактор, вызывающий искажение, должен был быть связан как с воздействием, так и с исходом более чем в 4 раза выше риска. 26

Среди детей, рожденных в Дании, использование переноса замороженных эмбрионов по сравнению с детьми, рожденными от фертильных женщин, было связано с небольшим, но статистически значимым повышенным риском детского рака; эта связь не была обнаружена при использовании других изученных видов лечения бесплодия.

Автор, ответственный за переписку: Мари Харгрив, доктор философии, вирус, образ жизни и гены, Исследовательский центр Датского онкологического общества, Strandboulevarden 49, DK-2100, Копенгаген, Дания (mariehar @ Cancer.dk).

Принято к публикации: 14 октября 2019 г.

Вклад авторов: Доктор Харгрив имел полный доступ ко всем данным в исследовании и берет на себя ответственность за целостность данных и точность анализа данных.

Концепция и дизайн: Hargreave, Jensen, Dehlendorff, Kjr.

Сбор, анализ или интерпретация данных: Все авторы.

Составление рукописи: Харгрив.

Критический пересмотр рукописи на предмет важного интеллектуального содержания: Все авторы.

Статистический анализ: Hansen, Dehlendorff.

Получено финансирование: Харгрив, Йенсен, Кьер.

Надзор: Харгрив, Йенсен, Делендорф, Кьер.

Раскрытие информации о конфликте интересов: Не сообщалось.

Финансирование / поддержка: Исследование было поддержано грантами, присужденными доктору Харгриву Датским фондом борьбы с детским раком (Børnecancerfonden), Датским фондом исследований рака (Dansk Kræftforskningsfond), Фондом Арвида Нилссона, Фондом Гангстеда, Фондом Харбо. , и Фонд Йоханнеса Клемменсенса.Исследование было поддержано грантами, присужденными доктору Дженсену от Фонда Яша и Фонда Осе и Эйнера Даниэльсенса. Исследование также было поддержано грантом, присужденным доктору Kjr из Датского онкологического общества.

Роль спонсора / спонсора: Спонсоры не играли никакой роли в разработке и проведении исследования; сбор, управление, анализ и интерпретация данных; подготовка, рецензирование или утверждение рукописи; и решение представить рукопись для публикации.

2.Präg P, Миллс MC. Вспомогательные репродуктивные технологии в Европе: использование и регулирование в контексте трансграничной репродуктивной помощи. В: Крейенфельд М, Конецка D, ред. Бездетность в Европе: контексты, причины и последствия . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: издательство Springer; 2017: 289-309. DOI: 10.1007 / 978-3-319-44667-7_145.Pinborg A, Веннергольм UB, Romundstad ФУНТ, и другие. Почему синглтоны, зачатые с помощью технологии вспомогательной репродукции, имеют неблагоприятный перинатальный исход? систематический обзор и метаанализ. Обновление Hum Reprod . 2013; 19 (2): 87-104. DOI: 10.1093 / humupd / dms044PubMedGoogle ScholarCrossref 11.Hargreave М, Дженсен А, Нильсен ТС, и другие. Использование матерями препаратов для лечения бесплодия и риск рака у детей — общенациональное популяционное когортное исследование в Дании. Инт Дж. Рак . 2015; 136 (8): 1931-1939. DOI: 10.1002 / ijc.29235PubMedGoogle ScholarCrossref 23.Storm HH, Michelsen Э.В., Клемменсен IH, Пиль J. Датский регистр рака — история, содержание, качество и использование. Дэн Мед Булл . 1997; 44 (5): 535-539. PubMed, Google Scholar, 25, Bartlett. JW, моряк SR, Белый ИК, плотник JR; Инициатива по нейровизуализации болезни Альцгеймера. Множественное вменение ковариант с помощью полностью условной спецификации: приспособление к основной модели. Stat Methods Med Res . 2015; 24 (4): 462-487. DOI: 10.1177 / 00214521348PubMedGoogle ScholarCrossref 28.Spaan М., ван ден Белт-Дусебаут AW, ван ден Хёвель-Эйбринк ММ, и другие; ОМЕГА-Управляющая группа.Риск рака у детей и молодых людей, зачатых с помощью вспомогательных репродуктивных технологий. Репродукция Человека . 2019; 34 (4): 740-750. DOI: 10.1093 / humrep / dey394PubMedGoogle ScholarCrossref 32.Shaw JM, Кольский Я, Макфарлейн DR, Trounson АО. Связь между хромосомными аномалиями в быстро замороженных двухклеточных эмбрионах мыши и ледообразующими свойствами криопротекторного раствора. Дж Репрод Фертиль . 1991; 91 (1): 9-18. DOI: 10.1530 / jrf.0.0

9PubMedGoogle ScholarCrossref 34.Национальная токсикологическая программа. 12-й отчет НПТ по канцерогенным веществам. Rep Carcinog . 2011; 12: iii-499.PubMedGoogle Scholar

Таяние «Замороженное плечо» | Исследование Brink

показало, что естественный гормон беременности может расслабить заблокированный сустав

Более девяти миллионов американцев знают об этом пугающем ощущении: внезапной сильной боли в плече и ощущении, что их рука застряла и не может двигаться. «Замороженное плечо» — это распространенное состояние, которое возникает, когда соединительные ткани вокруг плечевого сустава становятся утолщенными и жесткими, часто в результате травмы, длительного использования, иммобилизации, хирургических процедур или воспаления.

Он поражает больше женщин, чем мужчин, и обычно поражает людей в возрасте от 40 до 60 лет. Стероидные уколы или обезболивающие иногда могут помочь справиться с симптомами замороженного плеча, но легкого лекарства не существует. В крайнем случае, инвазивная хирургия может иногда восстановить диапазон движений и облегчить боль. Поэтому, когда хирург-ортопед Медицинского центра Beth Israel Deaconess (BIDMC) Эдвард Родригес осознал поразительное — некоторые из его пациенток испытали длительное облегчение от замороженных плеч после беременности, — он надеялся, что это может привести к более эффективному неинвазивному лечению, и обратился за помощью в Бостон. Университетский ученый Марк Гринстафф, заслуженный профессор переводческих исследований инженерного колледжа, и его исследовательская группа.Grinstaff Group, лаборатория, соединяющая инженерный колледж BU и колледж искусств и наук, проводит исследования на стыке биомедицинской инженерии, химии и материаловедения.

Руководствуясь предчувствием Родригеса, что биохимические изменения, связанные с беременностью, могут быть причиной таяния замороженного плеча, группа исследователей, в том числе аспирант университета Уилл Блессинг из команды Гринстаффа, с головой погрузилась в чтение всего, что известно о гормонах беременности.

Интерес команды вызвал естественный гормон под названием «релаксин», который в значительной степени выполняет то, что указывает его название. Он помогает тканям растягиваться, что является важной способностью женского организма адаптироваться к беременности и подготовиться к родам. Релаксин присутствует у всех мужчин и женщин на низком исходном уровне, но когда женщина беременеет, ее организм начинает вырабатывать релаксин в гораздо большей степени.

«У всех релаксин помогает поддерживать структуру ткани, чтобы она могла функционировать должным образом и не была абсолютно жесткой», — говорит Блессинг, доктор философии по химии в BU.«Беременность ускоряет процесс, потому что он помогает подготовить матку к родам, а также расслабляет и расширяет кровеносные сосуды, чтобы учесть кровь для дополнительного человека, не увеличивая нагрузку на сердце матери».

«Это особенно интересное открытие, потому что ответ все время был у нас перед глазами — релаксин естественным образом присутствует в каждом из нас». Будет благословение

Может ли релаксин быть причиной того, что беременные женщины избавились от замороженного плеча? Чтобы выяснить это, Блессинг, Гринстафф и сотрудники BIDMC под руководством Ара Назаряна протестировали эффекты введения релаксина крысам с жесткими плечевыми суставами.Введя релаксин в виде нескольких инъекций непосредственно в плечевой сустав, они обнаружили, что могут восстановить полный диапазон движений плеча. Они опубликовали результаты своего исследования 3 июня 2019 года в журнале Proceedings of the National Academy of Science .

«Это особенно интересное открытие, потому что ответ все время был у нас перед глазами — релаксин естественным образом присутствует в каждом из нас», — говорит Блессинг.

Он благодарит Родригеса за то, что он заметил связь между беременностью и улучшением состояния замороженного плеча в ходе обычных осмотров у своих пациенток.По словам Блессинга, вместо того, чтобы списать это на случайность, Родригес понял, что это может быть клинически значимым наблюдением.

Для миллионов людей, которые в настоящее время страдают от замороженного плеча или любого другого замороженного сустава, это открытие дает надежду на то, что лекарство уже в ближайшем будущем. Замороженные суставы, известные в медицине как артрофиброз, поражают более пяти процентов населения. Чтобы понять, насколько распространено это заболевание, просто посмотрите на людей, перенесших операцию по восстановлению ACL.У трети из них разовьется артрофиброз пораженного колена.

В зависимости от локализации сустава и степени его жесткости люди с замороженным суставом могут испытывать снижение качества жизни и могут быть ограничены в выполнении даже самых элементарных повседневных действий и ухода за собой. Это также может повлиять на их способность работать и водить машину. Если пациент не реагирует на доступные в настоящее время стероиды и обезболивающие, его инвалидность может считаться постоянной.

«Хотя необходимы дополнительные исследования, использование этого гормона беременности для лечения артрофиброза может предоставить беспрецедентную возможность», — сказал Назарян, один из соавторов исследования, в пресс-релизе BIDMC.

Блессинг говорит, что помнит, как его собственная мать боролась с замороженным суставом, когда он рос. «У моей мамы заморожен локоть…. Я помню, она шла к врачу, чтобы сделать [стероидные] уколы огромной иглой ».

Хотя их исследование является предварительным, Blessing надеется, что они смогут продвинуть свои выводы, чтобы помочь людям с замороженными суставами более легко выполнять свои повседневные дела, больше не ограничиваясь локтем или плечом, которые не могут двигаться так, как им нужно. .«Когда-нибудь это действительно может обратить болезнь вспять», — говорит он.

Это исследование было поддержано Tom and Phyllis Froeschle и премией BU Ignition Award.

Изучите связанные темы:

Избирательное замораживание эмбрионов ЭКО в некоторых случаях связано с более высокой частотой наступления беременности | Центр новостей

Наибольшая разница между замороженными и свежими процедурами была замечена у женщин с высоким уровнем прогестерона и старше 35 лет. Для этих женщин замораживание эмбрионов перед переносом было на 73 процента выше вероятности продолжения беременности, чем перенос эмбрионов сразу после ЭКО.

«Это открытие важно, потому что оно может указывать на группу женщин, которым больше выгод от замораживания всех циклов ЭКО», — сказал Ван. В циклах замораживания все эмбрионы замораживаются для последующего переноса. «Более высокий уровень прогестерона может затруднить имплантацию эмбрионов, то есть прилипание к стенке матки для установления беременности — возможно, из-за преждевременного созревания слизистой оболочки матки».

Исследователи предположили, что замораживание эмбрионов и ожидание их переноса в течение другого цикла дает возможность прогестерону и другим гормонам упасть до уровней, более благоприятных для имплантации, хотя эта идея не была напрямую проверена.

База данных, которую использовали исследователи, включала информацию о частоте имплантации, а также о том, какие циклы ЭКО привели к беременности, которая длилась достаточно долго, чтобы пациенты были переведены из центров репродуктивного здоровья в обычные акушерские практики, о чем в исследовании сообщалось как о «продолжающейся беременности». Данных о живорождении не сообщалось.

Общий подход

Замораживание эмбрионов, созданных во время ЭКО, перед их переносом обратно пациенту становится все более распространенным явлением по мере совершенствования методов замораживания.Также все более широко используются тесты для проверки эмбрионов на хромосомные или генетические заболевания, которые часто требуют замораживания. Но врачи не уверены, влияет ли перенос замороженных эмбрионов на частоту наступления беременности. До сих пор были проведены лишь небольшие исследования, а некоторые из них не дали окончательных результатов.

Чтобы сравнить показатели успешности переноса свежих и замороженных эмбрионов, Ван и ее коллеги использовали большую базу данных, поддерживаемую Celmatix, которая содержит записи о сотнях тысяч процедур ЭКО, проведенных в 12 центрах лечения бесплодия в США.Из базы данных для исследования были отобраны две когорты из 1455 переносов ЭКО: одна группа, в которой все эмбрионы были заморожены перед переносом, и другая группа, в которую были перенесены свежие эмбрионы. Пациенты в двух когортах имели одинаковый возраст, причины бесплодия, репродуктивный анамнез, количество извлеченных яйцеклеток, количество созданных эмбрионов и уровни репродуктивных гормонов.

На 73 процента выше уровень беременностей

Пятьдесят два процента переносов эмбрионов, выполненных после замораживания эмбрионов, привели к продолжающейся беременности, тогда как 45.3 процента свежих переводов привели к продолжающейся беременности. После совместного анализа всех переносов ЭКО исследователи провели отдельные сравнения женщин с более низким и более высоким уровнем прогестерона, а также женщин моложе и старше 35 лет. Женщины с более низким уровнем прогестерона, получившие ранее замороженные эмбрионы, не испытали лучших результатов беременности. , независимо от возраста. Однако среди женщин с более высоким уровнем прогестерона во время извлечения яйцеклеток перенос ранее замороженных эмбрионов приводил к большему количеству беременностей как у молодых, так и у пожилых пациентов.Разница была наибольшей у пациентов старше 35 лет с высоким уровнем прогестерона. В этой группе 48,4 процента переносов с использованием ранее замороженных эмбрионов привели к беременности, по сравнению с 35,2 процента переносов свежих. Другими словами, для пожилых женщин с высоким уровнем прогестерона вероятность беременности была на 73 процента выше после переноса ранее замороженных эмбрионов.

Более высокий уровень прогестерона может затруднить имплантацию эмбрионов.

Новые результаты могут побудить врачей предложить пациентам с высоким уровнем прогестерона при извлечении яйцеклеток замораживать свои эмбрионы и ждать следующего цикла для их переноса, сказал Ван.Но другие факторы также влияют на решение о том, какой протокол использовать, сказала она.

«Если бы я консультировал пациентку ЭКО о том, следует ли выбрать цикл заморозки всего, это зависело бы от характеристик ее цикла, а также от ее собственных желаний», — сказала Ван. «Хотя эти данные говорят о многообещающих эффектах замораживания всех переводов, все же важно прислушиваться к предпочтениям пациентов. Некоторые женщины не хотят откладывать перенос эмбрионов или иметь финансовые или другие соображения, которые могут повлиять на их выбор.”

Линн Вестфаль, доктор медицинских наук, профессор акушерства и гинекологии, является еще одним соавтором Стэнфордского исследования.

Кроме того, ученые из Reproductive Medical Associates из Нью-Йорка; Медицинская школа Маунт Синай Икан; Медицинский факультет Университета Коннектикута; Центр передовых репродуктивных наук в Фармингтоне, Коннектикут; Репродуктивная медицинская ассоциация штата Мичиган; и Центр репродуктивной медицины Shady Grove в Роквилле, штат Мэриленд, являются соавторами статьи.

Ни один из авторов не раскрыл финансовых конфликтов интересов, имеющих отношение к исследованию.

Исследование финансировалось Celmatix. Отделение акушерства и гинекологии Стэнфорда также поддержало эту работу.

Риск внематочной беременности самый низкий при переносе одной замороженной бластоцисты | Репродукция человека

Аннотация

ВОПРОС ДЛЯ ИССЛЕДОВАНИЯ

Какой тип перенесенного эмбриона связан с более низкой частотой внематочной беременности?

КРАТКИЙ ОТВЕТ

Самый низкий риск внематочной беременности был связан с переносом бластоцисты, замороженного и одиночного эмбриона по сравнению со стадией дробления, свежими и множественными эмбрионами.

ЧТО УЖЕ ИЗВЕСТНО

Внематочная беременность — это признанное осложнение после лечения вспомогательными репродуктивными технологиями (ВРТ). Было подсчитано, что частота внематочной беременности увеличивается вдвое при беременностях после лечения АРТ по сравнению со спонтанными беременностями. Однако неясно, связана ли повышенная частота внематочной беременности после лечения АРТ с основными демографическими факторами женщин, проходящих лечение АРТ, количеством перенесенных эмбрионов или стадией развития эмбриона.

ДИЗАЙН, РАЗМЕР, ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТЬ

Популяционное когортное исследование беременностей после циклов аутологичного лечения в период с января 2009 года по декабрь 2011 года было получено из базы данных технологий вспомогательной репродукции Австралии и Новой Зеландии (ANZARD). ANZARD ежегодно собирает информацию о лечении АРТ и клинических результатах из всех центров репродуктивной медицины в Австралии и Новой Зеландии.

УЧАСТНИКИ / МАТЕРИАЛЫ, УСЛОВИЯ, МЕТОДЫ

В период с 2009 по 2011 год в анализ были включены в общей сложности 44 102 беременности.Частота внематочной беременности сравнивалась по демографическим и лечебным факторам. Для оценки вероятности внематочной беременности использовали обобщенную линейную регрессию распределения Пуассона. Были рассчитаны отношения шансов, скорректированные отношения шансов (AOR) и 95% доверительный интервал (CI).

ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ И ШАНС

Общая частота внематочной беременности составила 1,4% среди женщин, прошедших лечение АРТ в Австралии и Новой Зеландии. Беременности после переноса одного эмбриона имели 1.2% внематочных беременностей, что значительно ниже, чем при двойном переносе эмбрионов (1,8%) ( P <0,01). Самый высокий уровень внематочной беременности составил 1,9% для беременностей в результате переноса свежего дробленого эмбриона, за которым следовали переносы замороженного эмбриона дробления (1,7%), перенос свежей бластоцисты (1,3%) и перенос замороженной бластоцисты (0,8%). По сравнению с переносом свежей бластоцисты вероятность внематочной беременности была на 30% выше для переноса эмбрионов на свежей стадии дробления (AOR 1,30, 95% ДИ 1.07–1.59) и была постоянной во всех группах субфертильности. Перенос замороженной бластоцисты был связан со значительным снижением риска внематочной беременности (AOR 0,70, 95% ДИ 0,54–0,91) по сравнению с переносом свежей бластоцисты.

ОГРАНИЧЕНИЯ, ПРИЧИНА ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЯ

Ограничением данного популяционного исследования является отсутствие информации о клинических протоколах и процессах переноса эмбрионов (например, о качестве эмбриона, протоколе криоконсервации, методах переноса и т. Д.)) и потенциальное влияние на результаты.

РАСШИРЕННОЕ ПРИМЕНЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ

Самый низкий риск внематочной беременности был связан с переносом одной замороженной бластоцисты. Этот вывод добавляет к растущим свидетельствам лучших перинатальных исходов после переноса замороженных эмбрионов. Подход, состоящий в замораживании всех эмбрионов в инициированном свежем цикле и переносе одной замороженной бластоцисты в последующем цикле оттаивания, может улучшить общие исходы беременности и родов после лечения АРТ, отчасти за счет снижения частоты внематочных беременностей.

ФИНАНСИРОВАНИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ / КОНКУРЕНЦИЯ ПРОЦЕНТОВ

Нет финансирования для этого исследования. Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов, связанных с этим исследованием.

Введение

Внематочная беременность — это беременность, при которой развивающийся эмбрион имплантируется за пределы эндометриальной оболочки матки (McQueen, 2011). Это частое осложнение беременности, которое встречается примерно у 1 из 50–80 беременностей (Farquhar, 2005; Creanga et al. , 2011). Наиболее частым местом внематочной беременности является одна из фаллопиевых труб, но она может возникать и во многих других местах, таких как шейка матки, яичники и брюшная полость.Внематочная беременность может быть опасной для жизни из-за внутреннего кровотечения и остается важной причиной материнской заболеваемости и смертности во всем мире (Sullivan et al. , 2004; Farquhar, 2005). Это также может поставить под угрозу фертильность в будущем, что особенно проблематично для женщин, проходящих лечение вспомогательными репродуктивными технологиями (ВРТ) по поводу их субфертильности (Fernandez and Gervaise, 2004).

Частота внематочной беременности после лечения АРТ колеблется от 2 до 11% среди женщин с субфертильностью, связанной с маточными трубами (Dubuisson et al., 1991; Clayton et al. , 2006), что выше, чем расчетный показатель в 1-2% для населения в целом (Strandell et al. , 1999; Farquhar, 2005; Creanga et al. , 2011). Было отмечено, что снижение фертильности, требующее лечения АРТ, является одним из независимых факторов риска внематочной беременности (Chang and Suh, 2010). Теоретически можно было ожидать, что лечение АРТ снижает риск внематочной беременности, поскольку ни оплодотворение, ни перенос эмбриона не затрагивают маточные трубы.Обычно один или два эмбриона помещаются непосредственно в матку пациента. Следовательно, при лечении АРТ следует избегать нарушения механизмов трубного транспорта, которые, как считается, предрасполагают к эктопии при спонтанной беременности (Jun and Milki, 2004; Revel et al. , 2008).

Среди беременностей после лечения АРТ наиболее заметными факторами риска внематочной беременности были определены характеристики репродуктивного здоровья женщин, включая субфертильность трубного фактора, эндометриоз, перенесенное воспалительное заболевание органов малого таза и предшествующий анамнез внематочной беременности (Strandell et al., 1999; Чанг и Со, 2010). Тип процедур ВРТ также может иметь значительное влияние на внематочную беременность, например, стадию развития эмбриона (эмбрион на стадии дробления по сравнению с бластоцистами), количество перенесенных эмбрионов и перенос свежих или замороженных / размороженных эмбрионов. Однако для многих процедур результаты противоречивы в литературе (Bouyer et al. , 2003; Jee et al. , 2009; Chang and Suh, 2010). Это исследование призвано дополнить совокупность данных о взаимосвязи между внематочной беременностью и свежим / замороженным эмбрионом на стадии дробления или бластоцисты с использованием популяционных данных Австралии и Новой Зеландии о беременностях после лечения аутологичной АРТ.

Материалы и методы

Данные

Популяционные данные о 44 102 беременностях после циклов аутологичного лечения в период с января 2009 г. по декабрь 2011 г. были получены из базы данных технологий вспомогательной репродукции Австралии и Новой Зеландии (ANZARD). Информация о лечении АРТ и клинических результатах ежегодно собирается из всех центров репродуктивной медицины в Австралии и Новой Зеландии для мониторинга клинических исходов после лечения АРТ и оценки эффективности лечения АРТ.

Факторы исследования и оценка результатов

Беременности были сгруппированы по следующим переносам свежего дробленого эмбриона, переносу замороженного дробленого эмбриона, переносу свежей бластоцисты и переносу замороженной бластоцисты. Материнский возраст основывался на возрасте полных лет на момент лечения и был разделен на четыре группы: <30, 30–34, 35–39 и старше 40 лет. Причина субфертильности классифицируется как женская только в том случае, если она была результатом заболевания маточных труб, эндометриоза или субфертильности, которые лечащий врач считал вызванными «другими женскими факторами», такими как миома или нарушения овуляции.Другие классификации причин недостаточной фертильности включали только мужские факторы, сочетание мужских и женских факторов, а причина недостаточной фертильности неизвестна. Родство классифицировалось как нерожавшее, повторнородящее и не установлено.

Беременность определялась как беременность, которая соответствовала хотя бы одному из следующих критериев: известно, что она продолжается на 20 неделе; УЗИ наличие внутриматочного мешка с сердцем плода или без него; исследование продуктов зачатия с выявлением ворсинок хориона; или определенная внематочная беременность, диагностированная лапароскопически или с помощью УЗИ.Внематочная беременность в ANZARD регистрируется как внематочная или как комбинированная внематочно-маточная беременность (гетеротопическая). Частота внематочной беременности измерялась по количеству беременностей.

Статистический анализ

Обобщенная линейная регрессия с использованием распределения Пуассона использовалась для оценки вероятности внематочной беременности после циклов переноса эмбрионов. Потенциальные искажающие факторы, выявленные в литературе, включая возраст матери, количество родов, причину недостаточной фертильности, количество перенесенных эмбрионов и метод оплодотворения (ЭКО / ИКСИ), контролировались с помощью многофакторного анализа.Были рассчитаны отношения шансов (OR), скорректированные отношения шансов (AOR) и 95% доверительные интервалы (CI). Результаты с ДИ, не включающим 1, считались статистически значимыми. Весь статистический анализ проводился с использованием статистического пакета для программного обеспечения Social Sciences 20.0 (IBM Corp., Армонк, Нью-Йорк, США).

Этическое разрешение

Утверждение

по этике для этого исследования было предоставлено Комитетом по этике исследований на людях (HC12373) Университета Нового Южного Уэльса, Австралия.

Результаты

В период с 2009 по 2011 год из 44 102 беременностей, включенных в анализ, 620 были зарегистрированы как внематочные беременности, 8 из которых были гетеротопными. Общая частота внематочной беременности составила 1,4% для женщин, прошедших АРТ в Австралии и Новой Зеландии (Таблица I). Частота внематочной беременности была выше среди женщин с субфертильностью трубного фактора (2,2%) или эндометриозом (1,7%) по сравнению с парами с субфертильностью только по мужскому фактору (1.4%). Частота внематочной беременности для переноса одного эмбриона составила 1,2%, что было значительно ниже, чем 1,8% для переноса двойного эмбриона и 2,8% для переноса трех или более эмбрионов ( P <0,01) (Таблица I).

Таблица I

Частота внематочных беременностей после циклов переноса аутологичных эмбрионов по демографическим характеристикам и характеристикам лечения, Австралия и Новая Зеландия, 2009–2011 гг.

910 9101,3 (1.0,1.5) 910 .6 (1,4,1,8) 2 (1,7,2,7) 77 910
. No.беременностей . Число внематочных беременностей . Частота эктопии на беременность
% (95% ДИ) .
Всего 44102 620 1,4 (1,3,1,5)
Материнский возраст
30–34 года 15 234 190 1.2 (1,1,1,4)
35–39 лет 17 002 266 1,6 (1,4,1,8)
> 40 лет 5600 85 1,5 (1,2,1,8)
Причина бесплодия
Только мужчина 10 350 140 1,4 (1.1,1.6)
Только женщина
Комбинированный штекер / гнездо 6028 72 1,2 (0,9,1,5)
Необъяснимый 11519 126 1,1 (0,982 910,3)
Не указано 2077 55 2,6 (1,9,3,3)
Только женщины с трубным заболеванием a 3190 70 9103
Только женщины с эндометриозом b 4544 75 1,7 (1,3,2.0)
Нерожавшие 26087 415 1,6 (1,4,1,7)
Повторнородящие 13021 144 1,1 (0.9,1.3)
Не указано 4994 61 1,2 (0,9,1,5)
Количество перенесенных эмбрионов
910 1,2 (1,1,1,4)
Два 12 273 223 1,8 (1,6,2.1)
Три или более 212 6 2.8 (0,6,5.1)
Процедура внесения удобрений
ЭКО 16 749 241 1,4 (1,3,1,6)
ICS 81067 IC 1,4 (1,3,1,5)
Не указано 484 2 0,4 (0,0,1,0)
910 9101,3 (1.0,1.5) 910 .6 (1,4,1,8) 2 (1,7,2,7) 77 910
. No.беременностей . Число внематочных беременностей . Частота эктопии на беременность
% (95% ДИ) .
Всего 44102 620 1,4 (1,3,1,5)
Материнский возраст
30–34 года 15 234 190 1.2 (1,1,1,4)
35–39 лет 17 002 266 1,6 (1,4,1,8)
> 40 лет 5600 85 1,5 (1,2,1,8)
Причина бесплодия
Только мужчина 10 350 140 1,4 (1.1,1.6)
Только женщина
Комбинированный штекер / гнездо 6028 72 1,2 (0,9,1,5)
Необъяснимый 11519 126 1,1 (0,982 910,3)
Не указано 2077 55 2,6 (1,9,3,3)
Только женщины с трубным заболеванием a 3190 70 9103
Только женщины с эндометриозом b 4544 75 1,7 (1,3,2.0)
Нерожавшие 26087 415 1,6 (1,4,1,7)
Повторнородящие 13021 144 1,1 (0.9,1.3)
Не указано 4994 61 1,2 (0,9,1,5)
Количество перенесенных эмбрионов
910 1,2 (1,1,1,4)
Два 12 273 223 1,8 (1,6,2.1)
Три или более 212 6 2.8 (0,6,5.1)
Процедура внесения удобрений
IVF 16 749 241 1,4 (1,3,1,6)
ICS 81067 IC 1,4 (1,3,1,5)
Не указано 484 2 0,4 (0,0,1,0)
Таблица I

Частота внематочных беременностей после циклов переноса аутологичных эмбрионов, по демографическим и лечебным характеристикам , Австралия и Новая Зеландия, 2009–2011 гг.

910 910 .3 (1.0,1.5) 910 7 только с трубкой 77 910
. Количество беременностей . Число внематочных беременностей . Частота эктопии на беременность
% (95% ДИ) .
Всего 44102 620 1,4 (1,3, 1,5)
Материнский возраст
30–34 года 15 234 190 1.2 (1.1,1.4)
35–39 лет 17 002 266 1,6 (1,4, 1,8)
> 40 лет 5600 85 1,5 (1,2,1,8)
Причина бесплодия
1.4 (1,1,1,6)
Только женщина 14128 227 1,6 (1,4,1,8)
Комбинированный мужчина / женщина 6028 72 1,2 (0,9,1,5)
Необъяснимо 11519 126 1,1 (0,9,1,3)
Не указано 2077 55 2,6 (1,9,3,3)
а 3190 70 2.2 (1,7,2,7)
Только женщины с эндометриозом b 4544 75 1,7 (1,3,2.0)
Нерожавшие 26087 415 1,6 (1,4,1,7)
Повторнородящие 13021 144 1,1 (0.9,1.3)
Не указано 4994 61 1,2 (0,9,1,5)
Количество перенесенных эмбрионов
910 1,2 (1,1,1,4)
Два 12 273 223 1,8 (1,6,2.1)
Три или более 212 6 2.8 (0,6,5.1)
Процедура внесения удобрений
ЭКО 16 749 241 1,4 (1,3,1,6)
ICS 81067 IC 1,4 (1,3,1,5)
Не указано 484 2 0,4 (0,0,1,0)
910 9101,3 (1.0,1.5) 910 .6 (1,4,1,8) 2 (1,7,2,7) 77 910
. No.беременностей . Число внематочных беременностей . Частота эктопии на беременность
% (95% ДИ) .
Всего 44102 620 1,4 (1,3,1,5)
Материнский возраст
30–34 года 15 234 190 1.2 (1,1,1,4)
35–39 лет 17 002 266 1,6 (1,4,1,8)
> 40 лет 5600 85 1,5 (1,2,1,8)
Причина бесплодия
Только мужчина 10 350 140 1,4 (1.1,1.6)
Только женщина
Комбинированный штекер / гнездо 6028 72 1,2 (0,9,1,5)
Необъяснимый 11519 126 1,1 (0,982 910,3)
Не указано 2077 55 2,6 (1,9,3,3)
Только женщины с трубным заболеванием a 3190 70 9103
Только женщины с эндометриозом b 4544 75 1,7 (1,3,2.0)
Нерожавшие 26087 415 1,6 (1,4,1,7)
Повторнородящие 13021 144 1,1 (0.9,1.3)
Не указано 4994 61 1,2 (0,9,1,5)
Количество перенесенных эмбрионов
910 1,2 (1,1,1,4)
Два 12 273 223 1,8 (1,6,2.1)
Три или более 212 6 2.8 (0,6,5.1)
Процедура внесения удобрений
IVF 16 749 241 1,4 (1,3,1,6)
ICS 81067 IC 1,4 (1,3,1,5)
Не указано 484 2 0,4 (0,0,1,0)

Более двух третей (67,8%) женщин, перенесших свежие эмбрионы дробления были матерями впервые, по сравнению с 57.2% среди группы переноса свежих бластоцист, 57,4% среди группы переноса замороженных расщепленных эмбрионов и 53,3% среди группы переноса замороженных бластоцист. Частота двойного переноса и переноса трех или более эмбрионов также была самой высокой для группы переноса свежих дробленых эмбрионов. В группе переноса свежего дробленого эмбриона 55,5% переноса были переносом одного эмбриона, 43,3% — переносом двойного эмбриона и 1,2% — переносом трех или более эмбрионов. При этом 78,5% женщин перенесли свежие бластоцисты и 85.0% женщин с переносом замороженной бластоцисты перенесли один эмбрион (Таблица II).

Таблица II

Демографические характеристики и характеристики лечения женщин, которые были беременны после циклов переноса аутологичных эмбрионов, Австралия и Новая Зеландия, 2009–2011 гг.

10812 9108 1082 910

910 910 910 801
9102 9102 9108

05

9102 9102 9102 9102 9102 9102 9103 10 1081 10 1081 1081
. Fresh CL
.
Fresh BL
.
Замороженный CL
.
Замороженный BL
.
N = 11511
.
N = 16 845
.
N = 6409
.
N = 9337
.
n . % . . % . . % . . % .
Материнский возраст
<30 лет 151082 02 151082 1200 12,9
30–34 года 3590 31.2 6137 36,4 2148 33,5 3359 36,0
35–39 лет 4533 39,4 6200 361082 6200 39,4 39,6
> 40 лет 1838 16,0 1806 10,7 875 13,7 1081 11,6
Только мужчина 2653 23.0 4043 24,0 1459 22,8 2195 23,5
Только женщины 3895 33,8 5257 82
Комбинированный штекер / гнездо 1360 11,8 2766 16,4 479 7,5 1423 15.2
Необъяснимо 2661 23,1 4570 27,1 1400 21,8 2888 30,9

12,5 125 1,3
Только женщины с заболеваниями маточных труб a 821 7 . 1 1238 7 . 3 447 7 9000 3. 0 684 7 . 3
Только женщины с эндометриозом b 1494 13 . 0 1445 8 . 6 894 13 9000 3. 9 711 7 . 6
Четность
Бесплодный 53,3
Повторнородящие 3077 26.7 4268 25,3 2444 38,1 3232 34,6
Не указано 632 5,5 2947 5,5 2947
Количество перенесенных эмбрионов
Один 6389 55.5 13 221 78,5 4073 63,6 7934 85,0
Два 4986 43,3 3587
Три или более 136 1,2 37 0,2 34 0,5 5 0,1
Процедура внесения удобрений
ЭКО 4054 35.2 6057 36,0 2630 41,0 4008 42,9
ICSI 7457 64,8 10 788 64,8 10 788 08 08
Не указано 0 0,0 0 0,0 77 1,2 407 4,4
9104 82 10 10 910 2653 910 15,2 2 2 2 8 241081 3077 241081 4268 9102 9102 9102 9102 9102 9102 9103 10 1081 10 1081 1081
. Fresh CL
.
Fresh BL
.
Замороженный CL
.
Замороженный BL
.
N = 11511
.
N = 16 845
.
N = 6409
.
N = 9337
.
n . % . . % . . % . . % .
Возраст матери
<30 лет 1550 131082 1550.5 2702 16,0 814 12,7 1200 12,9
30–34 года 3590 31,2 6137 9104 36,0
35–39 лет 4533 39,4 6200 36,8 2572 40,1 3697 39,6
400 1806 10,7 875 13,7 1081 11,6
Причина бесплодия 23,0 4043 24,0 1459 22,8 2195 23,5
Только женщина 3895 33.8 5257 31,2 2270 35,4 2706 29,0
Совмещенный штекер / гнездо 1360 11,8 2710,41082 11,8 27104
Необъяснимо 2661 23,1 4570 27,1 1400 21,8 2888 30.9
Не указано 942 8,2 209 1,2 801 12,5 125 1,3
9102 9102 9102 900 с трубчатым заболеванием 7 . 1 1238 7 . 3 447 7 9000 3. 0 684 7 . 3
Только женщины с эндометриозом b 1494 13 . 0 1445 8 . 6 894 13 9000 3. 9 711 7 . 6
Четность
Бесплодный
9630 57,2 3681 57,4 4974 53,3
Множественные 3077 26,7 26,7 258,31082 258,3102 258 3 1082
Не указано 632 5,5 2947 17,5 284 4,4 1131 12,1
Число перенесенных эмбрионов 82
Один 6389 55.5 13 221 78,5 4073 63,6 7934 85,0
Два 4986 43,3 3587
Три или более 136 1,2 37 0,2 34 0,5 5 0,1
Процедура внесения удобрений
ЭКО 4054 35.2 6057 36,0 2630 41,0 4008 42,9
ICSI 7457 64,8 10 788 64,8 10 788 08
Не указано 0 0,0 0 0,0 77 1,2 407 4,4
Таблица II

Демографические и лечебные характеристики аутологичных женщин, перенесших эмбриональный цикл , Австралия и Новая Зеландия, 2009–2011 гг.

9104 82 10 10 910 2653 910 15,2 2 2 2 8 241081 3077 241081 4268 9102 9102 9102 9102 9102 9102 9103 10 1081 10 1081 1081
. Fresh CL
.
Fresh BL
.
Замороженный CL
.
Замороженный BL
.
N = 11511
.
N = 16 845
.
N = 6409
.
N = 9337
.
n . % . . % . . % . . % .
Возраст матери
<30 лет 1550 131082 1550.5 2702 16,0 814 12,7 1200 12,9
30–34 года 3590 31,2 6137 9104 36,0
35–39 лет 4533 39,4 6200 36,8 2572 40,1 3697 39,6
400 1806 10,7 875 13,7 1081 11,6
Причина бесплодия 23,0 4043 24,0 1459 22,8 2195 23,5
Только женщина 3895 33.8 5257 31,2 2270 35,4 2706 29,0
Совмещенный штекер / гнездо 1360 11,8 2710,41082 11,8 27104
Необъяснимо 2661 23,1 4570 27,1 1400 21,8 2888 30.9
Не указано 942 8,2 209 1,2 801 12,5 125 1,3
9102 9102 9102 900 с трубчатым заболеванием 7 . 1 1238 7 . 3 447 7 9000 3. 0 684 7 . 3
Только женщины с эндометриозом b 1494 13 . 0 1445 8 . 6 894 13 9000 3. 9 711 7 . 6
Четность
Бесплодный
9630 57,2 3681 57,4 4974 53,3
Множественные 3077 26,7 26,7 258,31082 258,3102 258 3 1082
Не указано 632 5,5 2947 17,5 284 4,4 1131 12,1
Число перенесенных эмбрионов 82
Один 6389 55.5 13 221 78,5 4073 63,6 7934 85,0
Два 4986 43,3 3587
Три или более 136 1,2 37 0,2 34 0,5 5 0,1
Процедура внесения удобрений
ЭКО 4054 35.2 6057 36,0 2630 41,0 4008 42,9
ICSI 7457 64,8 10 788 64,8 10 788 08 08
Не указано 0 0,0 0 0,0 77 1,2 407 4,4
9104 82 10 10 910 2653 910 15,2 2 2 2 8 241081 3077 241081 4268 9102 9102 9102 9102 9102 9102 9103 10 1081 10 1081 1081
. Fresh CL
.
Fresh BL
.
Замороженный CL
.
Замороженный BL
.
N = 11511
.
N = 16 845
.
N = 6409
.
N = 9337
.
n . % . . % . . % . . % .
Возраст матери
<30 лет 1550 131082 1550.5 2702 16,0 814 12,7 1200 12,9
30–34 года 3590 31,2 6137 9104 36,0
35–39 лет 4533 39,4 6200 36,8 2572 40,1 3697 39,6
400 1806 10,7 875 13,7 1081 11,6
Причина бесплодия 23,0 4043 24,0 1459 22,8 2195 23,5
Только женщина 3895 33.8 5257 31,2 2270 35,4 2706 29,0
Совмещенный штекер / гнездо 1360 11,8 2710,41082 11,8 27104
Необъяснимо 2661 23,1 4570 27,1 1400 21,8 2888 30.9
Не указано 942 8,2 209 1,2 801 12,5 125 1,3
9102 9102 9102 900 с трубчатым заболеванием 7 . 1 1238 7 . 3 447 7 9000 3. 0 684 7 . 3
Только женщины с эндометриозом b 1494 13 . 0 1445 8 . 6 894 13 9000 3. 9 711 7 . 6
Четность
Бесплодный
9630 57,2 3681 57,4 4974 53,3
Множественные 3077 26,7 26,7 258,31082 258,3102 258 3 1082
Не указано 632 5,5 2947 17,5 284 4,4 1131 12,1
Число перенесенных эмбрионов 82
Один 6389 55.5 13 221 78,5 4073 63,6 7934 85,0
Два 4986 43,3 3587
Три или более 136 1,2 37 0,2 34 0,5 5 0,1
Процедура внесения удобрений
ЭКО 4054 35.2 6057 36,0 2630 41,0 4008 42,9
ICSI 7457 64,8 10 788 64,8 10 788 08
Не указано 0 0,0 0 0,0 77 1,2 407 4,4

В целом, наиболее высокая частота перенесенных внематочных беременностей по типам9% для свежих эмбрионов дробления, затем 1,7% для замороженных эмбрионов дробления, 1,3% для свежих бластоцист и 0,8% для замороженных бластоцист. Частота внематочной беременности после переноса одного эмбриона ниже, чем при переносе двух эмбрионов для всех типов перенесенных эмбрионов (1,7 против 2,1% для свежих дробленых эмбрионов, 1,1 против 1,9% для свежих бластоцист, 0,8 против 1,1% для замороженных бластоцист, соответственно) , за исключением замороженных эмбрионов дробления (1,9 против 1,4%, соответственно) (Таблица III).

Таблица III

Частота внематочных беременностей после циклов переноса аутологичных эмбрионов по типам лечения вспомогательными репродуктивными технологиями, Австралия и Новая Зеландия, 2009–2011 гг.

Fresh BL 9101 (0,9,1,3) Всего 910,6 Всего
. Количество беременностей . Число внематочных беременностей . Частота эктопии на беременность
% (95% ДИ) .
НАБОР
Fresh CL 6389 109 1,7 (1,4,2,0)
Fresh
Замороженный CL 4073 76 1,9 (1,4,2,3)
Замороженный BL 7934 62 0,8 (0,6,1,0)
31 617 391 1,2 (1,1,1,4)
DET
Fresh CL 4986 107 Fresh BL 3587 68 1.9 (1,4,2,3)
Замороженный CL 2302 32 1,4 (0,9,1,9)
Замороженный BL 1398 16 1,1 (0,6,1,7)
12 273 223 1,8 (1,6, 2,1)
Все a
Fresh CL 11511 21109 (1,7,2.2)
Fresh BL 16 845 215 1,3 (1,1,1,4)
Замороженный CL 6409 108 1,7 (1,4,2,0)
Замороженный BL 9337 78 0,8 (0,6,1,0)
Всего 44102 620 1,4 (1,3,1,5)
. 910 Fresh BL 910 0.9,1.3) DET 910 910 Все a Всего
Количество беременностей . Число внематочных беременностей . Частота эктопии на беременность
% (95% ДИ) .
НАБОР
Fresh CL 6389 109 1,7 (1,4,2,0)
Fresh
Замороженный CL 4073 76 1.9 (1,4,2.3)
Frozen BL 7934 62 0,8 (0,6,1,0)
Всего 31 617 391 1,2 (1,1,1,4)
Fresh CL 4986 107 2,1 (1,7,2,6)
Fresh BL 3587 68 Замороженный CL 2302 32 1.4 (0,9,1,9)
Замороженный BL 1398 16 1,1 (0,6,1,7)
Всего 12 273 223 1,8 (1,6,2,1)
Fresh CL 11511 219 1,9 (1,7,2.2)
Fresh BL 16 845 215 11082 3 (1,1,1,4)
Замороженный CL 6409 108 1,7 (1,4,2,0)
Замороженный BL 9337 78 0,8 (0,6,1,0)
44 102 620 1,4 (1,3,1,5)
Таблица III

Частота внематочных беременностей после циклов аутологичного переноса эмбрионов по типам лечения вспомогательными репродуктивными технологиями, Австралия и Новая Зеландия, 2009–2011 гг.

Fresh BL 9101 (0,9,1,3) Всего 910,6 Всего
. Количество беременностей . Число внематочных беременностей . Частота эктопии на беременность
% (95% ДИ) .
НАБОР
Fresh CL 6389 109 1,7 (1,4,2,0)
Fresh
Замороженный CL 4073 76 1,9 (1,4,2,3)
Замороженный BL 7934 62 0,8 (0,6,1,0)
31 617 391 1,2 (1,1,1,4)
DET
Fresh CL 4986 107 Fresh BL 3587 68 1.9 (1,4,2,3)
Замороженный CL 2302 32 1,4 (0,9,1,9)
Замороженный BL 1398 16 1,1 (0,6,1,7)
12 273 223 1,8 (1,6, 2,1)
Все a
Fresh CL 11511 21109 (1,7,2.2)
Fresh BL 16 845 215 1,3 (1,1,1,4)
Замороженный CL 6409 108 1,7 (1,4,2,0)
Замороженный BL 9337 78 0,8 (0,6,1,0)
Всего 44102 620 1,4 (1,3,1,5)
. 910 Fresh BL 910 0.9,1.3) DET 910 910 Все a Всего
Количество беременностей . Число внематочных беременностей . Частота эктопии на беременность
% (95% ДИ) .
НАБОР
Fresh CL 6389 109 1,7 (1,4,2,0)
Fresh
Замороженный CL 4073 76 1.9 (1,4,2.3)
Frozen BL 7934 62 0,8 (0,6,1,0)
Всего 31 617 391 1,2 (1,1,1,4)
Fresh CL 4986 107 2,1 (1,7,2,6)
Fresh BL 3587 68 Замороженный CL 2302 32 1.4 (0,9,1,9)
Замороженный BL 1398 16 1,1 (0,6,1,7)
Всего 12 273 223 1,8 (1,6,2,1)
Fresh CL 11511 219 1,9 (1,7,2.2)
Fresh BL 16 845 215 11082 3 (1,1,1,4)
Замороженный CL 6409 108 1,7 (1,4,2,0)
Замороженный BL 9337 78 0,8 (0,6,1,0)
44102 620 1,4 (1,3,1,5)

По сравнению с переносом свежих бластоцист, вероятность внематочной беременности была на 30% выше при переносе эмбрионов на свежей стадии дробления (AOR 1,30, 95% ДИ 1 .07–1.59) и была постоянной во всех группах субфертильности. Повышенный риск внематочной беременности после переноса свежего дробленого эмбриона по сравнению со свежей бластоцистой колеблется от 27% у пар с только мужской или необъяснимой субфертильностью до 37% у пар с субфертильностью трубного фактора (Таблица IV). Перенос замороженной бластоцисты привел к значительному снижению риска внематочной беременности (AOR 0,70, 95% ДИ 0,54–0,91) по сравнению с переносом свежей бластоцисты (Таблица IV).

Таблица IV

Риск внематочной беременности после циклов переноса аутологичных эмбрионов в зависимости от причины бесплодия, стадии перенесенного эмбриона и методов криоконсервации, Австралия и Новая Зеландия, 2009–2011 гг.

1,35 (0,75,2,41) женские факторы ,1 910,98 0,66 ( zen zen 108 0,51 )
. Количество беременностей . Число внематочных беременностей . Ставка (%) . OR (95% ДИ) . AOR a (95% ДИ) .
Любое заболевание маточных труб b
Fresh CL 1079 34 3,2 1,47 (0.92,2.35) 1,37 (0,84,2,25)
Fresh BL 1636 35 2,1 1 1
Замороженный CL 556 556 556 1,33 (0,73,2,45)
Frozen BL 889 11 1,2 0,58 (0,30,1,13) 0,59 (0,30,1,17)
Fresh CL 5255 106 2.0 1,46 (1,12,1,90) 1,29 (0,97,1,73)
Fresh BL 8023 111 1,4 1 1
1,6 1,13 (0,80,1,60) 1,07 (0,74,1,54)
Замороженный BL 4129 39 0,9 0,68 (0,47,0,98)
Только мужские факторы / без объяснения
Fresh CL 5314 81 1.5 1,31 (0,98,1,76) 1,27 (0,94,1,71)
Fresh BL 8613 100 1,2 1 1
1,6 1,42 (1,00,2,00) 1,42 (0,99,2,04)
Замороженный BL 5083 38 0,7 0,64 (0,44,0,93)
Все
Fresh CL 11511 219 1.9 1,49 (1,24,1.80) 1,30 (1,07,1,59)
Fresh BL 16 845 215 1,3 1 1
1,7 1,32 (1,05,1,66) 1,19 (0,92,1,52)
Замороженный BL 9337 78 0,8 0,65 (0,51,0,85)
1,13 (0,80,1,60) только факторы / без объяснения 910,98 0,66 ( zen zen 108 0,51 )
. Количество беременностей . Число внематочных беременностей . Ставка (%) . OR (95% ДИ) . AOR a (95% ДИ) .
Любое заболевание маточных труб b
Fresh CL 1079 34 3,2 1,47 (0,92,2,35) 1,37 (0,84,210,25) 1636 35 2.1 1 1
Замороженный CL 556 16 2,9 1,35 (0,75,2,41) 1,33 (0,73,2,45)
Замороженный
Замороженный 1,2 0,58 (0,30,1,13) 0,59 (0,30,1,17)
Любые женские факторы
Fresh CL 5255 106 2,0 1,46 (1 46 (1)12,1.90) 1,29 (0,97,1,73)
Fresh BL 8023 111 1,4 1 1
Замороженный CL 2710 2710 1,07 (0,74,1,54)
Frozen BL 4129 39 0,9 0,68 (0,47,0,98) 0,75 (0,52,1.0992)
Fresh CL 5314 81 1.5 1,31 (0,98,1,76) 1,27 (0,94,1,71)
Fresh BL 8613 100 1,2 1 1
1,6 1,42 (1,00,2,00) 1,42 (0,99,2,04)
Замороженный BL 5083 38 0,7 0,64 (0,44,0,93)
Все
Fresh CL 11511 219 1.9 1,49 (1,24,1.80) 1,30 (1,07,1,59)
Fresh BL 16 845 215 1,3 1 1
1,7 1,32 (1,05,1,66) 1,19 (0,92,1,52)
Замороженный BL 9337 78 0,8 0,65 (0,51,0,85)
Таблица IV

Риск внематочной беременности после циклов переноса аутологичных эмбрионов в зависимости от причины бесплодия, стадии перенесенного эмбриона и методов криоконсервации, Австралия и Новая Зеландия, 2009–2011 гг.

1,35 (0,75,2,41) женские факторы ,1 910,98 0,66 ( zen zen 108 0,51 )
. Количество беременностей . Число внематочных беременностей . Ставка (%) . OR (95% ДИ) . AOR a (95% ДИ) .
Любое заболевание маточных труб b
Fresh CL 1079 34 3,2 1,47 (0.92,2.35) 1,37 (0,84,2,25)
Fresh BL 1636 35 2,1 1 1
Замороженный CL 556 556 556 1,33 (0,73,2,45)
Frozen BL 889 11 1,2 0,58 (0,30,1,13) 0,59 (0,30,1,17)
Fresh CL 5255 106 2.0 1,46 (1,12,1,90) 1,29 (0,97,1,73)
Fresh BL 8023 111 1,4 1 1
1,6 1,13 (0,80,1,60) 1,07 (0,74,1,54)
Замороженный BL 4129 39 0,9 0,68 (0,47,0,98)
Только мужские факторы / без объяснения
Fresh CL 5314 81 1.5 1,31 (0,98,1,76) 1,27 (0,94,1,71)
Fresh BL 8613 100 1,2 1 1
1,6 1,42 (1,00,2,00) 1,42 (0,99,2,04)
Замороженный BL 5083 38 0,7 0,64 (0,44,0,93)
Все
Fresh CL 11511 219 1.9 1,49 (1,24,1.80) 1,30 (1,07,1,59)
Fresh BL 16 845 215 1,3 1 1
1,7 1,32 (1,05,1,66) 1,19 (0,92,1,52)
Замороженный BL 9337 78 0,8 0,65 (0,51,0,85)
1,13 (0,80,1,60) только факторы / без объяснения 910,98 0,66 ( zen zen 108 0,51 )
. Количество беременностей . Число внематочных беременностей . Ставка (%) . OR (95% ДИ) . AOR a (95% ДИ) .
Любое заболевание маточных труб b
Fresh CL 1079 34 3,2 1,47 (0,92,2,35) 1,37 (0,84,210,25) 1636 35 2.1 1 1
Замороженный CL 556 16 2,9 1,35 (0,75,2,41) 1,33 (0,73,2,45)
Замороженный
Замороженный 1,2 0,58 (0,30,1,13) 0,59 (0,30,1,17)
Любые женские факторы
Fresh CL 5255 106 2,0 1,46 (1 46 (1)12,1.90) 1,29 (0,97,1,73)
Fresh BL 8023 111 1,4 1 1
Замороженный CL 2710 2710 1,07 (0,74,1,54)
Frozen BL 4129 39 0,9 0,68 (0,47,0,98) 0,75 (0,52,1.0992)
Fresh CL 5314 81 1.5 1,31 (0,98,1,76) 1,27 (0,94,1,71)
Fresh BL 8613 100 1,2 1 1
1,6 1,42 (1,00,2,00) 1,42 (0,99,2,04)
Замороженный BL 5083 38 0,7 0,64 (0,44,0,93)
Все
Fresh CL 11511 219 1.9 1,49 (1,24,1.80) 1,30 (1,07,1,59)
Fresh BL 16 845 215 1,3 1 1
1,7 1,32 (1,05,1,66) 1,19 (0,92,1,52)
Замороженный BL 9337 78 0,8 0,65 (0,51,0,85)

Обсуждение

Это крупное популяционное исследование показало, что частота внематочной беременности после лечения АРТ составляла 1.4% в Австралии и Новой Зеландии. Частота внематочной беременности была ниже после переноса одного эмбриона, переноса бластоцисты и переноса замороженных эмбрионов. Эти данные свидетельствуют о том, что перенос одной замороженной / размороженной бластоцисты сопровождался снижением риска внематочной беременности.

Частота внематочной беременности в нашем популяционном исследовании (1,4%) была аналогична частоте внематочной беременности, зарегистрированной для переноса одного эмбриона в Японском регистре вспомогательной репродуктивной медицины (1,4%) (Ishihara et al., 2011), а 1,6% — в реестре Американского общества репродуктивной медицины / Общества вспомогательных репродуктивных технологий (Society for Assisted Reproductive и American Society for Reproductive, 2007). Поскольку внематочная беременность среди населения в целом все чаще лечится медикаментозно в амбулаторных условиях, трудно установить текущие популяционные оценки заболеваемости внематочной беременностью на основе данных о госпитализации (Zane et al. , 2002; Farquhar, 2005; Trabert et al. al., 2011). Однако анализ тенденций заболеваемости внематочной беременностью в Новом Южном Уэльсе показал, что заболеваемость в Австралии снижается или стабилизируется. Общий уровень внематочной беременности снизился с 17,4 на 1000 рождений в 1990–1991 годах до 16,2 на 1000 рождений в 1997–1998 годах в Новом Южном Уэльсе (Boufous et al. , 2001). Аналогичным образом, частота внематочной беременности после лечения АРТ в США (1,6%) выгодно отличается от оценочного общего показателя внематочной беременности в США, составляющего 2% на беременность, что может быть связано с уменьшением доли пар с субфертильностью трубного фактора и увеличением доли пар с мужским фактором субфертильности (Society for Assisted Reproductive and American Society for Reproductive, 2007).

Результаты этого исследования показали, что перенос бластоцисты значительно снижает частоту внематочной беременности по сравнению с переносом эмбриона на стадии дробления. Предыдущие небольшие одноцентровые исследования сообщали о противоречивых результатах для сравнения между переносом дробленого эмбриона и бластоцисты в отношении частоты внематочной беременности. Более раннее исследование 956 клинических беременностей показало, что частота внематочной беременности не снижается после переноса бластоцисты по сравнению с переносом эмбриона на стадии дробления (3.9 против 3,5%, P = 0,8) (Milki and Jun, 2003). Два исследования в США (Keegan et al. , 2007; Rosman et al. , 2009), основанные на данных одного и того же центра фертильности, сообщили о значительном увеличении частоты внематочной беременности при переносе эмбрионов бластоцисты по сравнению с переносом эмбрионов на стадии дробления (1,6 против 0,5%, P = 0,006; и 1,3 против 0,4%, P = 0,002, соответственно). Более низкий уровень внематочной беременности по сравнению с национальным показателем внематочной беременности в США, наблюдаемый в этих двух исследованиях, может быть связан с агрессивным лечением задокументированного заболевания маточных труб с помощью сальпингэктомии в их практике.Более поздний ретроспективный анализ данных Японского реестра вспомогательной репродуктивной медицины показал результаты, аналогичные приведенным здесь, что перенос бластоцисты приводит к снижению частоты внематочной беременности по сравнению с переносом эмбриона на стадии дробления (Ishihara et al., 2011). Было предложено множество гипотез, объясняющих снижение риска внематочной беременности при переносе бластоцисты. К ним относится то, что больший диаметр бластоцисты снижает вероятность миграции бластоцист в фаллопиевую трубу (Schoolcraft et al., 2001; Chang and Suh, 2010), эмбрионы на стадии дробления временно не подготовлены для немедленной имплантации и могут мигрировать по репродуктивным путям до имплантации (Milki and Jun, 2003; Ishihara et al. , 2011), и сократимость матки постепенно снижается в лютеиновой фазе и достигает почти неподвижного состояния во время переноса бластоцисты, что способствует имплантации бластоцисты и не способствует миграции перенесенного эмбриона (Fanchin et al., 2001; Лесни и Киллик, 2004 г.).

По сравнению с переносом свежей бластоцисты вероятность внематочной беременности была значительно ниже при переносе замороженной бластоцисты. Два более ранних исследования и один метаанализ показали, что частота внематочной беременности для циклов переноса свежих эмбрионов не была статистически значимой, чем для циклов переноса замороженных эмбрионов (Check et al. , 2005; Jun and Milki, 2007; Jee et al. др. , 2009 г.). Однако другие недавние исследования показали результаты, аналогичные представленным здесь.Анализ циклов переноса одиночных эмбрионов в Японии показал, что перенос замороженного-размороженного эмбриона значительно снижает частоту внематочной беременности по сравнению со свежим переносом как для эмбриона на стадии дробления, так и для бластоцисты (Ishihara et al. , 2011). Точно так же ретроспективное когортное исследование 8-летних данных показало, что значительное снижение частоты внематочной беременности было связано с переносом замороженных-размороженных эмбрионов по сравнению с переносом свежих (Shapiro et al. , 2012). Можно ожидать, что изменения в среде матки повлияют на частоту внематочной беременности при переносе замороженных эмбрионов по сравнению с переносом свежих эмбрионов из-за влияния естественных и лечебных факторов цикла на восприимчивость эндометрия (Jun and Milki, 2007).Повышенный риск внематочной беременности после нового цикла может указывать на отрицательный эффект стимуляции яичников на восприимчивость эндометрия (Ishihara et al. , 2011; Shapiro et al. , 2012). Другой механизм, лежащий в основе более низкой частоты внематочных беременностей после замороженного цикла, может заключаться в увеличении сократимости матки в стимулированных циклах по сравнению с нестимулированными циклами. Повышенная сократимость матки в стимулированных циклах может способствовать миграции эмбрионов в фаллопиевы трубы и уменьшать имплантацию в полости матки (Jee et al., 2009 г .; Полизос, Деврой, 2012).

Было высказано предположение, что количество эмбрионов, перенесенных в каждом цикле, является важным фактором, лежащим в основе этиологии внематочной беременности после лечения АРТ. Поскольку каждый эмбрион имеет независимый потенциал для имплантации, риск внематочной беременности может возрастать с увеличением количества перенесенных эмбрионов (Ishihara et al. , 2011). В настоящем исследовании вероятность внематочной беременности была наименьшей при переносе одного эмбриона и наибольшей при переносе трех или более эмбрионов.О аналогичном открытии сообщили Янаихара и его коллеги, что двойной перенос эмбриона привел к значительно более высокому уровню внематочной беременности, чем перенос одного эмбриона (4,4 против 1,2%, P <0,05) (Yanaihara et al. , 2008). Кроме того, ретроспективное исследование в Австрии показало, что количество перенесенных эмбрионов увеличивает вероятность внематочной беременности ( P = 0,0018) (Weigert et al. , 2009). Однако систематический обзор сравнения планового переноса одиночного эмбриона и двойного переноса эмбриона не показал статистически значимой разницы в частоте внематочной беременности (относительный риск 0.39, 95% ДИ 0,08–1,99) (Gelbaya et al. , 2010). Вероятно, это связано с небольшим размером выборки: только пять внематочных беременностей были зарегистрированы в трех клинических испытаниях, включенных в метаанализ.

Основным ограничением этого популяционного исследования является отсутствие информации о клинических протоколах и процессах переноса эмбрионов (например, о качестве эмбриона, протоколе криоконсервации, методах переноса и т. Д.). Кроме того, в данных ANZARD отсутствует история болезни и лечения предшествующей внематочной беременности.Для оценки основных механизмов внематочной беременности после АРТ необходимы дополнительные данные РКИ, в которых сравниваются различные протоколы лечения, например перенос одного эмбриона и перенос двух эмбрионов, расщепление по сравнению с бластоцистой и перенос свежего и замороженного эмбриона. Еще одна потенциальная проблема, связанная с использованием данных реестра, — это точность и полнота регистрации внематочной беременности в Реестре АРТ (Clayton et al. , 2006). Возможно, что женщины с внематочной беременностью после лечения АРТ были диагностированы и пролечены в амбулаторных условиях и поэтому не были зарегистрированы в клинике АРТ.Это привело бы к заниженной оценке частоты внематочной беременности после процедур ВРТ. Однако, как уже говорилось, частота внематочной беременности в нашем популяционном исследовании соответствовала данным Японского реестра и реестра США (Общество вспомогательной репродукции и Американское общество репродукции, 2007; Исихара и др. , 2011). Несколько более низкий уровень внематочной беременности, наблюдаемый в нашем исследовании по сравнению с данными США, можно объяснить высокой долей переноса одиночных эмбрионов, переноса бластоцисты и переноса замороженных эмбрионов в Австралии и Новой Зеландии (Society for Assisted Reproductive and American Society for Reproductive , 2007; Macaldowie et al., 2012; Марш и др. , 2012). Высокая доля переноса одного эмбриона также может частично объяснить низкий уровень гетеротопных беременностей, наблюдаемый в нашем исследовании.

В клинических условиях решение о переносе свежих или замороженных эмбрионов на стадии дробления или бластоцисты следует принимать, чтобы максимизировать клиническую эффективность и минимизировать неблагоприятные клинические исходы. Из данных этого исследования эффективность, измеренная по частоте клинической беременности за цикл переноса, составила 35,9% для переноса свежих бластоцист и 29.4% для переноса замороженных бластоцист, выше, чем 24,4% для переноса свежих эмбрионов дробления и 22,6% для переноса замороженных эмбрионов дробления. Это подтверждается рядом обзорных статей, которые также продемонстрировали сравнимую или более высокую клиническую беременность и частоту родов живыми после переноса бластоцист, чем эмбрионы на стадии дробления, замороженные эмбрионы, чем свежие эмбрионы, и перенос одного эмбриона, чем перенос двойного эмбриона (Papanikolaou et al. , 2008; McLernon et al., 2010; Glujovsky et al. , 2012; Roque et al. , 2013). В дополнение к более высокой эффективности после переноса бластоцисты, замороженного и одиночного эмбриона наше популяционное исследование показало значительно более низкий риск внематочной беременности после переноса одиночной замороженной бластоцисты. С точки зрения общественного здравоохранения следует поддерживать перенос одной замороженной бластоцисты, чтобы свести к минимуму внематочную беременность, связанную с лечением АРТ, учитывая, что внематочная беременность является одним из немногих опасных для жизни осложнений после АРТ.

Роли авторов

Все авторы участвовали в разработке исследования. З.Л. и Y.A.W. подготовил рукопись и провел анализ данных. E.A.S., M.C. и К.Ф. критически отредактировали рукопись на предмет важного интеллектуального содержания. Окончательный вариант рукописи одобрен всеми авторами.

Финансирование

Специального финансирования для проведения этого исследования получено не было.

Конфликт интересов

Не объявлено.

Благодарности

Австралийское общество фертильности финансирует ANZARD. Авторы признают вклад клиник репродуктивного здоровья Австралии и Новой Зеландии в предоставление данных ANZARD.

Список литературы

Boufous

S

,

Quartararo

M

,

Mohsin

M

,

Parker

J

.

Тенденции заболеваемости внематочной беременностью в Новом Южном Уэльсе в период 1990–1998 гг.

.

Aust N Z J Obstet Gynaecol

2001

;

41

:

436

438

.

Bouyer

J

,

Coste

J

,

Shojaei

T

,

Pouly

JL

,

Fernandez

H

,

Gerbaud

Gerbaud

,

Pouly

JL

,

Job-Spira

N

.

Факторы риска внематочной беременности: всесторонний анализ, основанный на большом популяционном исследовании «случай-контроль» во Франции

.

Am J Epidemiol

2003

;

157

:

185

194

.

Chang

HJ

,

Suh

CS

.

Внематочная беременность после вспомогательных репродуктивных технологий: каковы факторы риска?

Curr Opin Obstet Gynecol

2010

;

22

:

202

207

.

Чек

JH

,

Choe

JK

,

Katsoff

B

,

Krotec

JW

,

Nazari

A

.

Внематочная беременность не более вероятна после переноса свежего или замороженного эмбриона

.

Fertil Steril

2005

;

82

:

S149

.

Clayton

HB

,

Schieve

LA

,

Peterson

HB

,

Jamieson

DJ

,

Reynolds

MA

,

Wright 9000

Риск внематочной беременности при вспомогательных репродуктивных технологиях

.

Акушерский гинекол

2006

;

107

:

595

604

.

Creanga

AA

,

Shapiro-Mendoza

CK

,

Bish

CL

,

Zane

S

,

Berg

CJ

WM

Позвоните

Тенденции смертности от внематочной беременности в США: 1980–2007 годы

.

Акушерский гинекол

2011

;

117

:

837

843

.

Dubuisson

JB

,

Aubriot

FX

,

Mathieu

L

,

Foulot

H

,

Mandelbrot

L

oliere,

Факторы риска внематочной беременности у 556 беременностей после экстракорпорального оплодотворения: значение для профилактического ведения

.

Fertil Steril

1991

;

56

:

686

690

.

Fanchin

R

,

Ayoubi

JM

,

Righini

C

,

Olivennes

F

,

Schonauer

LM

man

man

man

Fry

Сократимость матки снижается во время переноса бластоцисты

.

Hum Reprod

2001

;

16

:

1115

1119

.

Фаркуар

CM

.

Внематочная беременность

.

Ланцет

2005

;

366

:

583

591

.

Фернандес

H

,

Gervaise

A

.

Внематочная беременность после лечения бесплодия: современная диагностика и терапевтическая стратегия

.

Обновление Hum Reprod

2004

;

10

:

503

513

.

Gelbaya

TA

,

Tsoumpou

I

,

Nardo

LG

.

Вероятность живорождения и многоплодия после переноса одного или двух эмбрионов на стадии дробления: систематический обзор и метаанализ

.

Fertil Steril

2010

;

94

:

936

945

.

Glujovsky

D

,

Blake

D

,

Farquhar

C

,

Bardach

A

.

Перенос эмбриона на стадии дробления и стадии бластоцисты в вспомогательной репродуктивной технологии

.

Кокрановская база данных Syst Rev

2012

;

7

:

CD002118

.

Исихара

O

,

Кувахара

A

,

Сайто

H

.

Перенос замороженных-размороженных бластоцист снижает риск внематочной беременности: анализ циклов переноса одиночных эмбрионов в Японии

.

Fertil Steril

2011

;

95

:

1966

1969

.

Jee

BC

,

Suh

CS

,

Kim

SH

.

Частота внематочных беременностей после переноса замороженных и свежих эмбрионов: метаанализ

.

Gynecol Obstet Invest

2009

;

68

:

53

57

.

Июн

SH

,

Milki

AA

.

Вспомогательное вылупление связано с более высоким уровнем внематочной беременности

.

Fertil Steril

2004

;

81

:

1701

1703

.

Июн

SH

,

Milki

AA

.

Частота внематочной беременности при переносе замороженных бластоцист по сравнению со свежими

.

Fertil Steril

2007

;

88

:

629

631

.

Keegan

DA

,

Morelli

SS

,

Noyes

N

,

Flisser

ED

,

Berkeley

AS

,

Grifo

Jrifo

Низкая частота внематочной беременности после экстракорпорального оплодотворения: имеют ли значение привычки?

Fertil Steril

2007

;

88

:

734

736

.

Лесный

П

,

Киллик

СР

.

Соединительная зона матки и ее сокращения

.

BJOG

2004

;

111

:

1182

1189

.

Macaldowie

A

,

Wang

YA

,

Камеры

GM

,

Sullivan

EA

.

Вспомогательные репродуктивные технологии в Австралии и Новой Зеландии

.

Канберра

:

Австралийский институт здравоохранения и социального обеспечения и Университет Нового Южного Уэльса

,

2012

.

Марш

CA

,

Фарр

SL

,

Chang

J

,

Kissin

DM

,

Grainger

DA

,

Posner

Posner

Джеймисон

DJ

.

Тенденции и факторы, связанные с переносом эмбрионов на пятый день, надзор за вспомогательными репродуктивными технологиями, США, 2001–2009

.

Hum Reprod

2012

;

27

:

2325

2331

.

McLernon

DJ

,

Harrild

K

,

Bergh

C

,

Davies

MJ

,

de Neubourg

D

,

000 Joulin

000

Dum

,

Dum ,

Kremer

JA

,

Martikainen

H

,

Mol

BW

et al..

Клиническая эффективность планового переноса одного или двух эмбрионов: метаанализ данных отдельных пациентов из рандомизированных исследований

.

BMJ

2010

;

341

:

c6945

.

Маккуин

А

.

Внематочная беременность: факторы риска, методы диагностики и лечения

.

Стенд НУРС

2011

;

25

:

49

56

; .

Milki

AA

,

июн

SH

.

Частота внематочной беременности с переносом эмбриона на 3-й день по сравнению с 5-м днем: ретроспективный анализ

.

BMC Беременность и роды

2003

;

3

:

7

.

Papanikolaou

EG

,

Kolibianakis

EM

,

Tournaye

H

,

Venetis

CA

,

Fatemi

H

000

000

000

000

000

000

Коэффициент живорождения после переноса равного количества бластоцист или эмбрионов на стадии дробления при ЭКО. Систематический обзор и метаанализ

.

Hum Reprod

2008

;

23

:

91

99

.

Полизос

НП

,

Деврой

П

.

Значительно более низкие показатели внематочной беременности после переноса замороженных эмбрионов: последствия для сегментации лечения экстракорпорального оплодотворения

.

Fertil Steril

2012

;

98

:

1419

1420

.

Revel

A

,

Ophir

I

,

Koler

M

,

Achache

H

,

Prus

D

.

Изменение этиологии трубной беременности после ЭКО

.

Hum Reprod

2008

;

23

:

1372

1376

.

Roque

M

,

Латте

K

,

Serra

S

,

Sola

I

,

Geber

S

,

Carreras

R Carreras

R

Перенос свежих эмбрионов по сравнению с переносом замороженных эмбрионов в циклах экстракорпорального оплодотворения: систематический обзор и метаанализ

.

Fertil Steril

2013

;

99

:

156

162

.

Rosman

ER

,

Keegan

DA

,

Krey

L

,

Liu

M

,

Licciardi

F

,

Grifo

Grifo

Частота внематочной беременности после экстракорпорального оплодотворения: взгляд на популяцию донорских яйцеклеток

.

Fertil Steril

2009

;

92

:

1791

1793

.

Schoolcraft

WB

,

Surrey

ES

,

Gardner

DK

.

Перенос эмбрионов: методы и переменные, влияющие на успех

.

Fertil Steril

2001

;

76

:

863

870

.

Shapiro

BS

,

Daneshmand

ST

,

De Leon

L

,

Garner

FC

,

Aguirre

M

,

Hudson 9.

Перенос замороженных-размороженных эмбрионов значительно снижает частоту внематочной беременности

.

Fertil Steril

2012

;

98

:

1490

1494

.

Общество вспомогательных репродуктивных технологий; Американское общество репродуктивной медицины

.

Вспомогательные репродуктивные технологии в США: результаты 2001 г. получены из реестра

Американского общества репродуктивной медицины / Общества вспомогательных репродуктивных технологий.

Fertil Steril

2007

;

87

:

1253

1266

.

Strandell

A

,

Thorburn

J

,

Hamberger

L

.

Факторы риска внематочной беременности при вспомогательной репродукции

.

Fertil Steril

1999

;

71

:

282

286

.

Салливан

EA

,

Ford

JB

,

Камеры

G

,

Slaytor

EK

.

Материнская смертность в Австралии, 1973–1996 годы

.

Aust NZ J Obstet Gyn

2004

;

44

:

452

457

.

Trabert

B

,

Holt

VL

,

Yu

O

,

van den Eeden

SK

,

Scholes

D

.

Демографические тенденции внематочной беременности, 1993–2007 годы

.

Am J Prev Med

2011

;

40

:

556

560

.

Weigert

M

,

Gruber

D

,

Pernicka

E

,

Bauer

P

,

Feichtinger

W

.

Предыдущая трубная внематочная беременность увеличивает частоту повторных внематочных беременностей у пациенток с экстракорпоральным оплодотворением и переносом эмбриона

.

J Assist Reprod Genet

2009

;

26

:

13

17

.

Yanaihara

A

,

Yorimitsu

T

,

Motoyama

H

,

Ohara

M

,

Kawamura

T

.

Клинический результат переноса замороженной бластоцисты; одинарная или двойная передача

.

J Assist Reprod Genet

2008

;

25

:

531

534

.

Зейн

S

,

Кике

B

,

Кендрик

J

,

Брюс

C

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.